lozansky_e

Эдуард Лозанский

19 июля 2017

F
Судя по всему, переговоры зам. министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова со своим коллегой зам. Госсекретаря Томасом Шэнноном не привели ни к каким конкретным результатам. Хорошо, что никто не хлопнул дверью и, как было заявлено обеими сторонами, они будут стремиться найти решение существующих проблем и продолжать диалог.  Однако уже понятно, что шансы на выполнение Трампом своих предвыборных обещаний о налаживании отношений с Россией минимальны.   Можно успокаивать себя тем, что в любом случае, Трамп лучше чем Клинтон, но Москва поставлена в трудное положение. С учетом жесткой риторики накануне этой встречи и угроз симметричных и даже ассиметричных ответов, невыполнение этих намерений будет расценено российской общественностью, да и во всем мире, как признак унижения и слабости. Понятно, что какие-то шаги в этом направлении последуют и даже необходимы, но при этом не следует забывать о существующих реалиях. Прежде всего, обратимся не к эмоциям, а к сухим цифрам, округленных для простоты. Мировая экономика в настоящее время оценивается в 75.3 триллионов долларов, из них на долю США приходится 18,6; ЕС – 16,4, а России 1,2 триллиона, т.е, в процентах российская экономика составляет лишь 3.4% от совокупной экономики США и ЕС.  Далее военные расходы. Общий мировой военный бюджет составляет 1.7 триллиона долларов, из них на долю США приходится 664 миллиарда, на остальные члены НАТО 258, а на Россию 66. То-есть, в процентном отношении военный бюджет РФ составляет лишь 7% от бюджета 29 стран НАТО. Разумеется, сюда можно внести различные поправки, но они не повлияют на порядок величин. Любые экономические санкции РФ против США, учитывая минимальный баланс торговли между ними, возможно могут причинить США некоторые неудобства, но скорее нанесут больший ущерб самой России, иначе они уже давно были бы применены. Понятно также, что страны БРИКС или ОДКБ вряд ли выступят в роли военных союзников РФ в случае вооруженного конфликта с НАТО. Остается расчет на ядерные cилы, где у России существует паритет с НАТО, но их применение будет означать конец нашей цивилизации, чего не хотят даже самые радикальные политики в обеих странах.   В то же время, к получению ядерного и другого оружия массового уничтожения стремятся исламисты, и потому даже те в Вашингтоне, кто не устает повторять, что Россия является главным врагом США, понимают, что в вопросе нераспространения ядерного оружия сотрудничество с Россией необходимо.  Так что же Москва может делать в ситуации, когда американский Конгресс и СМИ настроены к России так враждебно, как не было даже во времена противостояния с СССР? С моей точки зрения, нужно уделять больше внимания тому, что называют мягкой силой, и понять на какие слои американской общественности можно и нужно опираться в продвижении идей сотрудничества, а не конфронтации.  Такие слои существуют в рядах демократической и республиканской партии, но после распада СССР, который опирался в основном на левые круги, теперь с большей симпатией к России относятся правые, точнее та их часть, для которых врагом была не Россия, а коммунистическая идеология. Согласно опросам и публикациям примерно треть голосующих за республиканскую партию полагают, что с пост-коммунистической Россией следует развивать дружеские и партнерские отношения, так как она разделяет их основные ценности.   Если снова обратиться к цифрам, то речь идет о примерно 50 миллионах американцев. Это колоссальный потенциал, который нужно использовать, предлагая конкретные идеи не только на официальном уровне, но и широко используя народную дипломатию. Российские исследовательские центры должны разрабатывать соответствующие программы по взаимодействию со своими единомышленниками в США, а российские СМИ должны стараться не обобщать свою критику на всю Америку. Кстати, интересно отметить, что недавно в США появилось новое движение Reagan Gorbachev Project, возглавляемое бывшими ближайшими сотрудниками Рональда Рейгана, которые как раз входят в число сторонников сближения с Россией.    Наверное, имело бы смысл создать нечто подобное и в России, но в любом случае, существующие реалии таковы, что эффективное использование мягкой силы может стать важным фактором в процессе улучшения отношений России и США. 

У знаменитого австрийского писателя Стефана Цвейга есть новелла «Звездные часы человечества», описывающая случаи, когда у человека была возможность повлиять на историю и по результатам доказать свое величие или посредственность.

Одержав вопреки всем прогнозам победу на президентских выборах в США, Дональд Трамп сделал большую заявку на величие. Однако всё зависит от того, сумеет ли он воплотить в жизнь те идеи, которые обозначил в ходе предвыборной кампании и благодаря которым победил.

Отметим, что в преддверии встречи Дональда Трампа с Владимиром Путиным у российского президента позиция более благоприятная, так как он пользуется безусловной поддержкой в обществе, а значит, может уверенно проводить свой курс.

С момента вступления в должность в 2001 году Владимир Путин доказывал делом, что Россия готова на самое тесное сотрудничество с Америкой по всем направлениям, но при условии, что это сотрудничество будет взаимовыгодным и равноправным.

Президенты США Билл Клинтон, Джордж Буш-мл. и Барак Обама (в связке с Хиллари Клинтон) окончательно отвергли идеи интеграции с Россией. Они объявили Америку исключительной и незаменимой, занялись расширением НАТО, свержением неугодных режимов и ближневосточными войнами, «крестовыми походами» продвижения демократии, поддержкой переворота на Украине и множеством других тайных и открытых действий, приведших к тому плачевному состоянию отношений между Россией и США, которое мы наблюдаем сейчас.

Более того, такая политика не принесла Америке больших дивидендов, скорее наоборот. И Дональд Трамп победил на выборах во многом потому, что открыто говорил об этом.

Однако сейчас на него оказывают колоссальное психологическое давление не только враги в конгрессе и СМИ, но даже члены его команды, советующие Трампу говорить с Путиным жестко, обвинить его во вмешательстве в американские выборы и предъявить ультимативный список требований к исполнению.

Если Трамп пойдет по этому пути, то ситуация может оказаться опасной и непредсказуемой. Скорее всего, даже самые яростные критики России и Путина, включая сенатора Маккейна (которого известный американский публицист Патрик Бьюкенан уже давно переименовал в Маканьяка), вряд ли хотели бы допустить такой сценарий. Однако есть опасность, что царящая в Вашингтоне атмосфера ненависти может по случайности привести к прямому военному столкновению России с США и НАТО с катастрофическими последствиями для всех.

Вот почему 7 июля для Трампа наступит момент истины, и здесь ему может служить вдохновляющим примером 40-й президент США Рональд Рейган.

В критические моменты Рейган отвергал все советы, которые противоречили его убеждениям, и поступал так, как считал нужным. Вспомним его высказывание о противниках ядерной сделки с Горбачевым: «Некоторые из тех, кто возражает активнее всего… в сущности, в глубине души уже смирились с неизбежностью войны — осознают они это или нет».

Трампу следует вдохновиться опытом Рейгана и отвергнуть давление и угрозы недоброжелателей в конгрессе и СМИ.

Между прочим, американский конгресс не пользуется большим авторитетом в стране. В последнее время работу сенаторов и конгрессменов положительно оценивают не более 20% американцев. Пресса в настоящее время также абсолютно политизирована и перестала быть символом честной и объективной журналистики, что подтверждают частые скандалы и увольнения.

Накануне встречи с Путиным Трампу было бы неплохо еще раз перечитать свою инаугурационную речь и предложить российскому президенту присоединиться к работе по осуществлению тех целей и задач, где интересы США и России совпадают. В этом его поддержат не только те, кто за него голосовал, но также все, кто осознает опасность нынешней ситуации. Это могло бы стать хорошей заявкой на будущее величие. 

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) недавно заявил: «Отношения между США и Россией скатились в сточную канаву, но мы хотим добиться того, чтобы они не оказались в канализацию».

Мне кажется, что ситуация оказалась еще хуже: не следует сбрасывать со счетов эскалацию конфликта в Сирии, приближение сил НАТО к российским границам, зачастую чуть не сталкивающиеся над Балтийским морем и над Черным морем американские и российские самолеты, а также безостановочную антироссийскую истерию в Конгрессе и в прессе.

В такой атмосфере в любой момент можно ожидать, что две державы вступят в прямую военную конфронтацию с катастрофическими результатами для всего мира.

Однако все могло быть иначе. Начиная со второго срока Рональда Рейгана и времен Джорджа Буша-старшего как российские лидеры, так и российский народ восхищались Америкой, считали ее дружественной страной и собирались совместно с ней строить новое светлое будущее.

И Михаил Горбачев, и Борис Ельцин всеми силами старались убедить Вашингтон, что Россия отказалась от экспансионистской коммунистической идеологии и готова присоединиться к «европейскому дому», приняв базовые западные ценности.

Я наблюдал за этим процессом с октября 1988 года, помогая организовывать множество визитов американских делегаций, в которые входили десятки членов Конгресса, видные эксперты по внешней политике, предприниматели, университетские преподаватели и даже советские изгнанники-диссиденты.

В ходе этих поездок мы проводили бесконечные дискуссии с представителями высших эшелонов российской власти, с членами парламента, интеллигенцией, студентами и журналистами.

Известный вашингтонский инсайдер Пол Вайрих (Paul Weyrich) — основатель Heritage Foundation, имевший прямой доступ к президенту Бушу-старшему — доносил до Овального кабинета содержание этих разговоров. Вайрих убеждал Белый дом срочно разработать план по интеграции России с Западом — нечто вроде Плана Маршалла, который так хорошо сработал в Германии и Японии после Второй мировой войны.

Это был уникальный исторический момент, когда Россия была готова стать частью Запада. Он стал возможным благодаря тяжкому труду Рональда Рейгана и Михаила Горбачева. К сожалению, г-н Буш-старший то ли не обладал дальновидностью Рейгана, то ли не смог справиться с «глубинным государством», которое считает, что Россия полезнее как враг, чем как друг.

Наше предложение было по большей части проигнорировано. Дело ограничилось пустыми обещаниями г-на Буша не расширять НАТО на восток и его же предложениями создать дугу безопасности от Ванкувера до Владивостока.

Команды Джорджа Буша-младшего, Билла Клинтона и Барака Обамы/Хиллари Клинтон продолжали портить дело. Расширение НАТО, ближневосточные войны, «крестовые походы» во имя продвижения демократии, поддержка переворота на Украине и множество других тайных и открытых действий привели нас к тому плачевному состоянию отношений между Россией и США, которое мы видим сейчас.

Многие ожидали, что Дональд Трамп сумеет переломить эту опасную тенденцию и исправить вред, причиненный его предшественниками. По крайней мере, в ходе своей предвыборной кампании он обещал именно это. Однако пока мы видим слишком мало обнадеживающих шагов в этом направлении.

Таким образом, перед нами встает вопрос о том, что же делать. Ответ на него можно найти в недавнем прошлом. Я имею в виду деятельность Рейгана, которого сейчас уважают американцы, придерживающиеся любых политических взглядов, — даже те, кто не поддерживал его в период его президентского правления.

Почему Рейган мог искать общий язык с г-ном Горбачевым и с коммунистическим СССР, а любые предложения г-на Трампа найти общий язык с Владимиром Путиным и с посткоммунистической Россией порождают призывы к импичменту?

К счастью, нам доступны ключевые подробности переговоров между Рейганом и Горбачевым, и вдобавок между нами присутствуют люди из ближайшего окружения Рейгана, с которыми можно проконсультироваться: Джеймс Бейкер (James Baker), Билл Беннетт (Bill Bennett), Пат Бьюкенен (Pat Buchanan), Чез Фриман (Chas Freeman), Сюзанна Масси (Suzanne Massie), Джек Мэтлок (Jack Matlock), Эдвин Миз (Edwin Meese), Дана Рорабакер (Dana Rohrabacher), Джордж Шульц (George Shultz), Дэвид Стокман (David Stockman). Это, разумеется, лишь часть таких людей, и я должен извиниться перед теми, кого здесь не упомянул.

Для того, чтобы разрешить текущий кризис, нам нужны их советы. Они нужны нам как можно скорее.

Трамп и Путин должны встретиться в кулуарах саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге (7-8 июля 2017 года), начало которого стремительно приближается. Хорошая новость заключается в том, что оба президента настроены работать над развитием американо-российских отношений во взаимовыгодном ключе.

Однако необходимо, чтобы мудрецы из окружения Рейгана помогли преодолеть усилия тех, чьи задачи и цели не имеют ничего общего ни с безопасностью Соединенных Штатов, ни с выживанием человечества.

Именно так Рейган отзывался о противниках своей ядерной сделки с г-ном Горбачевым: «Некоторые из тех, кто возражает активнее всего… в сущности, в глубине души уже смирились с неизбежностью войны — осознают они это или нет».

Времени для политических маневров больше не осталось. Трампу пора выполнить то, что он обещал, когда поднял во время предвыборной кампании знамя Рейгана.

На данный момент существуют две версии. Первую четко определил влиятельный журнал Foreign Affairs, напрямую обвинив в этом президента Дональда Трампа.  По мнению издания восхваление Трампом диктаторов, его призывы к насилию, вплоть до ареста своих оппонентов, а также его сравнение мэйнстримовских СМИ с врагами народа, говорит о том, что Америка все больше скатывается к авторитаризму. 

Вторая версия заключается в том, что американскую демократию похитила Россия, точнее ее  президент Владимир Путин, который сыграл решающую роль в президентской компании, сумев добиться победы Трампа над Клинтон.

Сторонники обеих версий уверены, что между Трампом и  Путиным существует преступный сговор, и потому Трамп подлежит имичменту, а  Путин отнесен к ряду главных врагов Америки.

Можно конечно смеяться и иронизировать над шизофренией, охватившей достаточно широкий круг американских политиков и СМИ,  что делает как Трамп, так и Путин, но такая безответственная и опасная риторика может привести к весьма печальным результатам.

Понятно, что в подавляющем большинстве шизофреническим настроениям подвержены те, кто до сих пор не смирился с победой Трампа. Среди них не только Хиллари Клинтон и ее активные сторонники, но и те, для которых идеи президента по вопросам как внутренней, так и внешней политики  абсолютно неприемлемы.

Что касается демократии, то в Америке, слава Богу, она пока все еще существует, но если врагам Трампа удастся его свергнуть или не дать возможность внедрять в жизнь реформы, озвученные им во время избирательной кампании, то тогда действительно можно будет говорить о ее серьезном кризисе.

Мы наблюдаем этот театр уже почи год, до и после выборов президента, когда те, кто считает, что в  интересах США сотрудничество с Россией необходимо для решения общих мировых проблем, сразу попадают под подозрение. 

Поскольку Трамп также придерживается такого мнения, до и после выборов в стране развернулась невиданная по размаху кампания по его дискредитации и срыву почти всех его инициатив как во внутренней, так и во внешней политике и, разумеется, по вопросу сближения с Россией.

«Две величайшие ядерные державы мира не могут иметь такого рода отношения, и мы должны изменить это», — сказал Рекс Тиллерсон Владимиру Путину, и российский президент кивнул в  знак согласия.

После этой встречи начались какие-то, пусть медленные и осторожные, но позитивные изменения. Вашингтон и Москва, похоже, возвращаются к необходимости найти общий подход к ситуации в Сирии. Судя по всему, США готовы к некоторому сотрудничеству по договору о безопасных зонах, совместно гарантированных Россией, Турцией и Ираном.

Ответный визит министра иностранных дел Сергея Лаврова в Белый дом и увольнение директора ФБР Джеймса Коми дали охотникам на ведьм в конгрессе США и СМИ новое дыхание для поисков связей Дональда Трампа с Россией. В Америке есть много различных групп, для которых Россия более полезна как враг, чем как друг. Поэтому, когда еще до  распада СССР и в последующие годы — особенно после терактов 11 сентября — Москва постоянно посылала сигналы Вашингтону о своем желании стать другом и  союзником США, эти сигналы постоянно игнорировались.

В Америке есть много различных групп специальных интересов, для которых Россия более полезна как враг, чем как друг. Поэтому, когда еще до распада СССР и в последующие годы  — особенно после терактов 11 сентября — Москва постоянно посылала сигналы Вашингтону о своем желании стать  другом и союзником, эти сигналы постоянно игнорировались.

В интервью, данном в 2007 году немецкому журналу Der Spiegel, Александр Солженицын сказал: «Конечно, Россия еще не демократическая страна, она только в начале пути, и  потому достаточно легко указать на длинный список ее упущений, нарушений и  ошибок. Но не протянула ли Россия свою руку помощи Западу после 11 сентября? Только психологическая неадекватность или катастрофическая недальновидность могут объяснить иррациональный отказ пожать эту руку».

Дональд Трамп интуитивно понимает, что успешная совместная борьба США и России с терроризмом — это необходимое начало для тех двусторонних отношений, которые нужны для того, чтобы жизнь на этой планете не подвергалась постоянному риску глобальной катастрофы.

 Поэтому от того, кто победит в схватке Трампа с его врагами зависит очень многое.  

Как известно, за Трампа проголосовали почти 63 миллиона американских граждан, но оправдываются ли в настоящее время их ожидания? 
Некоторые достижения есть во внутренних делах. но что касается внешней политики, то здесь никаких заметных успехов и, тем более, примеров выполнения предвыборных обещаний, пока не наблюдается. Более того, в ряде случаев реальные шаги Белого дома оказались в прямом противоречии с этими обещаниями. Отметим здесь три важнейших направления: НАТО, Китай и Россия.
Ранее Трамп говорил, что НАТО — это абсолютно устаревшая организация, поглощающая огромные средства, причем, главным образом, из американского бюджета и за последние десятилетия не решившая ни одной задачи по укреплению безопасности своих членов. С Китаем он пообещал разобраться за нечестную игру в сфере тоговли и финансов, а с Россией — улучшить отношения и создать единый фронт по борьбе с терроризмом. В действительности, как мы видим, все теперь происходит с точностью до наоборот.
НАТО одномоментно превратилась из устаревшей структуры, транжирящей непонятно на что деньги американских налогоплательщиков, в основной гарант безопасности США и союзников. Соответственно, НАТО нужно не распускать или реформировать, а расширять, что, собственно, и произошло с принятием Черногории.
Китаю была предложена сделка, где в обмен на помощь по умиротворению Северной Кореи Трамп не будет предпринимать резких шагов для разрешения экономических споров.
Наконец, нет никакого движения к альянсу с Москвой в борьбе с терроризмом, а в Сирии ситуация только чудом не дошла до прямого военного столкновения России и США после якобы химической атаки 4 апреля, в осуществлении которой американская сторона сразу же обвинила Башара Асада. Отметим, что серьезного расследования для установления виновных до сих пор не проведено, но, по мнению значительного количества авторитетных экспертов, в том числе и сотрудников американских спецслужб, с большой вероятностью Асад здесь ни при чем.
Следует отметить, что в какой-то степени все эти противоречивые шаги помогли Трампу, прежде всего на внутренних фронтах, где даже самые яростные критики, скрепя сердце, были вынуждены его поддержать. В СМИ уже редко вспоминают о сговоре Трампа с Путиным, и слушания в Конгрессе на эту тему явно застопорились. Большим успехом Трампа среди части политического истеблишмента считается голосованиие в Совбезе по Сирии, где Китай впервые за долгое время выступил не вместе с Россией, а воздержался.
Однако главные внешнеполитические проблемы для Америки никуда не изчезли. Трамп обещал стереть ИГИЛ  (деятельность организации запрещена в РФ) с лица земли в кратчайшие сроки после избрания, но эта террористическая организация продолжает свою преступную деятельность. В Афганистане активизируются талибы (деятельность движения «Талибан» запрещена в РФ), война с которыми идет уже 16 лет, и Вашингтону приходится посылать туда дополнительные войска. В этой связи Трампу не мешало бы вспомнить, как быстро Америке удалось разгромить талибов в 2001 году, когда она действовала в тесном взаимодействии с Россией.
Говорить о сближении США с Китаем преждевременно, так как кроме вышеупомянутого и малозначащего голосования в Совбезе никаких других важных событий на этом фронте не наблюдается, а противоречий остается очень много, и не только в экономической области. Китай категорически против установок ПРО на территории Южной Кореи и весьма сомнительно, что Пекин изменит неприемлемую для США политику создания искусственных островов в Южно-Китайском море.
Что касается российского направления, то нужно быть реалистами и набраться терпения. 
В той атмосфере ненависти и антироссийской истерии, которая царит в американских политических кругах и в СМИ, любая попытка Трампа сблизиться с Россией будет встречена потоком новых обвинений в измене.
В такой ситуации важную роль могут сыграть европейские политики, многие из которых заинтересованы в улучшении отношений с Россией. Сейчас безусловным лидером Европы является Ангела Меркель, и в Америке к ней прислушиваются. Поэтому предстоящий визит Меркель в Россию дает ей хороший шанс выступить посредником между Москвой и Вашингтоном. О том, захочет или сумеет ли она им воспользоваться, узнаем очень скоро.

Некоторые обозреватели восприняли их как развенчание последних иллюзий о перспективах улучшения отношений России и США. Однако я не стал бы драматизировать ситуацию. Введение новых санкций — это скорее тактический, чем стратегический ход президента Трампа. Во время «охоты на ведьм», которая сегодня идет и в американском конгрессе, и в СМИ, «русскими шпионами» или — в лучшем случае — полезными идиотами называются все, кто позволяет себе говорить о целесообразности улучшения отношений двух стран. В такой ситуации любое движение Трампа в этом направлении может нанести ему еще один чувствительный удар, а их число и без того растет как снежный ком. Теперь и зятя президента Джерада Кушнера вызывают в конгресс для дачи показаний о возможных связях команды президента и самого Трампа с Россией.

Представитель Госдепа специально подчеркнул, что решение о введении новых ограничительных мер в отношении предприятий России было принято не администрацией президента США Дональда Трампа, а в последние дни президентства бывшего главы Белого дома Барака Обамы. В нынешней ситуации, похоже, у Трампа просто не было другого выхода. Дело в том, что в обеих палатах конгресса на рассмотрение представлены специальные резолюции, запрещающие президенту отменять какие-либо антироссийские санкции без разрешения конгрессменов и сенаторов. Данные законопроекты пока еще не приняты, но если бы Трамп попытался отменить хотя бы один пункт из введенного Обамой списка санкций, то положительное голосование по этим резолюциям последовало бы немедленно. Вообще сейчас в Америке возникла уникальная ситуация, когда конгресс, рейтинг которого уже в течение многих лет находится на уровне 8–10%, практически блокирует работу президента, за которого проголосовала почти половина избирателей страны.

В то время как рейтинг Трампа, хоть и немного снизился в последнее время, однако во много раз превышает рейтинг конгресса. Следует отметить, что снижение популярности Трампа связано именно с невозможностью эффективно выполнять свою обещанную программу из-за противодействия того же конгресса. Кстати, у республиканцев рейтинг Трампа почти 90%. Таким образом, пока нет серьезных оснований говорить о полной сдаче Трампом своих позиций и о том, что в ближайшее время нормализации российско-американских отношений уже не произойдет.

Думаю, что более важная новость состоит в том, что госсекретарь Рекс Тиллерсон прибывает в Москву 12 апреля, причем принимать его будет не только министр иностранных дел Сергей Лавров, но и президент Владимир Путин. А по неофициальным данным, Тиллерсон привезет с собой некоторые компромиссные предложения для выхода из глубочайшего кризиса в отношениях России и США. Сейчас многие эксперты гадают, в чем они могут состоять, а некоторые уже окрестили их как great bargain, или «великий торг». Разумеется, Москва также готовит свои предложения, но понятно, что американской стороне гораздо тяжелее, так как на Тиллерсона и его босса Трампа ополчились мощные силы антироссийского лобби внутри США. И потому я бы не стал ожидать от этого визита какого-то существенного прорыва. Дай бог, как говорится, не разругаться окончательно.

Отрывок из моего интервью журналу «Континент», номер 83, 1994 г. 
Крупной ошибкой правительства и президента является та, что до сих пор в России не проведена земельная реформа и земля не приватизирована. Ссылки на бывший и нынешний парламенты не оправданы. У Президента и при бывшем Верховном совете, да и сейчас есть достаточно власти, чтобы провести такую приватизацию. Если провести историческую параллель, то в середине прошлого столетия, когда обсуждалась отмена крепостного права, лучшие умы того времени предупреждали об опасности освобождения крепостных без земельных наделов. Теперь, в конце двадцатого века, весь народ России отпустили на волю, в свободное рыночное плавание, не только не снабдив людей в трудную дорогу какой-либо собственностью, но и обесценив большую часть имевшихся у них сбережений. Не говоря уже о вопиющей несправедливости, это просто неразумная экономи­ческая политика. Пока земля не является рыночным товаром, невоз­можно говорить о рыночной экономике.  Обращаясь к опыту США, напомню, что еще в прошлом веке там раздавали большие участки земли всем желающим. На каждом таком участке ставился столбик, претенденты усаживались в повозки, отводились на доста­точное расстояние и по команде мчались наперегонки. Прибывшие к столбикам первыми получали эти участки во владение. Просто и по тем временам, пожалуй, справедливо. Сильные захватывали луч­шие участки, шел естественный отбор лидеров формирующейся частной собственности.  Я не призываю к тому, чтобы повторить такой эксперимент, в настоящее время все можно сделать более цивилизо­ванно, например, с помощью компьютерной лотереи, но я считаю, что было бы весьма разумно, если бы граждане России наряду с приватизационными чеками получали во владение, скажем, один гектар земли, который они могли бы возделывать, строить там дом или фабрику, продавать или обменивать, покупать другие участки у тех, кто не хочет возиться с землей, и т.д. Более того, вместе с участком земли государство должно было бы быть готово выдать заем под низкий процент для разворачивания фермерского или другого хозяйства. Во-первых, это была бы своего рода репарация за все те страдания и муки, которые перенес российский народ за годы коммунистиче­ской тирании, за гражданскую войну и раскулачивание, за большой и малый террор, за страх и унижение нескольких поколений.  Во-вто­рых, если подсчитать, то вся эта розданная земля составила бы меньше одной десятой всей территории России, и потому риск был бы невелик.  И, в-третьих, что самое главное, розданная земля заработала бы как рыночный товар. Владельцы должны были бы платить налоги, может быть, для начала небольшие, чтобы дать им возможность развернуться. Государство или местные власти получа­ли бы также определенный процент с каждого акта купли-продажи, как это и происходит сейчас во многих других странах.
Победив на выборах 8 ноября, Дональд Трамп выиграл лишь сражение, но не войну, а она с тех пор не затихает ни на минуту. Все те, кто голосовал за Клинтон, СМИ и так называемый истеблишмент, включающий элиты его собственной Республиканской партии, будут искать любой повод, чтобы как минимум не дать ему осуществить реформы, а как максимум добиться его импичмента.
Не успел затихнуть скандал из-за фейковых вбросов о приключениях Трампа в московском отеле «Ритц-Карлтон», как начались многолюдные протесты из-за его указа о некоторых ограничениях на прием беженцев и выдачи виз гражданам семи стран, от которых может исходить угроза терроризма. Причем все эти ограничения, за исключением Сирии, будут действовать только в течение относительно короткого срока от 90 до 120 дней, пока не будут выработаны новые и надежные методы по выявлению тех лиц, от которых могут исходить потенциальные угрозы для безопасности страны.
Все эти идеи Трамп неоднократно высказывал еще во время избирательной кампании и, казалось бы, не только те, кто голосовал за него, но и все граждане США должны его в этом поддержать, так как речь идет об их собственной безопасности.
Однако пресса, которая практически превратилась в хорошо организованную оппозицию, начала истерическую кампанию против этой инициативы Дональда Трампа. Естественно, демократы в конгрессе, включая лидера демократов в сенате Чака Шумера, который даже заплакал от горечи и обиды за «нарушение прав человека», ну и, разумеется, Барак Обама, который в прошлом сам давал указания о подобного рода ограничениях, теперь выражают свой протест, хотя ничего страшного не произошло. Из более чем 300 тыс. человек, прибывающих ежедневно в аэропорты США, были задержаны для дополнительной проверки только 109 и потом все отпущены.
Однако искать здесь логику не приходится. На войне как на войне.
Тем не менее Трампу нужно делать какие-то выводы и постараться улучшить разъяснительную и пиаровскую работу своей команды, так как уже совершенно очевидно, что его противники не успокоятся. Истеблишмент видит в нем аутсайдера, ворвавшегося в главный офис страны с повесткой дня, которая угрожает всем привилегиям элит и их видению окружающего мира.
Они считают себя исключительными и незаменимыми, и их идеи — это либеральный глобализм со свободной торговлей и практически открытыми границами, в то время как Трампа больше заботят интересы Америки и он стремится обезопасить границы, а также вернуть из вынужденной эмиграции американскую промышленность.
Идеологи глобализации агрессивно продвигали американскую модель демократии вовне, не обращая внимание на исторические, культурные, религиозные и другие особенности стран, которым эта модель навязывалась. Трамп отказывается от этого дорогостоящего эксперимента и собирается заниматься прежде всего улучшением жизни граждан своей страны.
Россия, которая отвергла постоянные нравоучения Вашингтона, была отнесена глобалистами к вражескому лагерю. А по мнению Трампа, она, напротив, является логическим союзником, прежде всего в борьбе с терроризмом, но не исключено, что и для решения огромного количества общих проблем на взаимовыгодной основе.
Впереди у Трампа колоссальная по трудности, геркулесова работа: ему предстоит не только осуществить свои, можно сказать, революционные идеи, но и противодействовать тому самому «вашингтонскому болоту», которое он собирается «осушить». Очевидно, что это будет сложнейший период столкновений, кризисов, но, следует надеяться, и успехов.
К счастью, на стороне Трампа десятки миллионов простых американцев, которые поверили ему и готовы идти за ним до конца. В Европе, несмотря на открыто выражаемую ненависть к нему со стороны местных элит, у Трампа есть также много сторонников, и велика вероятность, что в ряде европейских стран некоторые из них придут к власти.
Российский фактор, который противники Трама пытались и до сих пор пытаются использовать против него, теперь может сыграть положительную роль в случае успеха его главной идеи — о совместных усилиях для полного разгрома основных сил международного террористического интернационала.
Понятие «братья по оружию», или «товарищи по оружию», находит отзыв среди подавляющего большинства людей, независимо от их политических симпатий. Хотелось бы напомнить, что 25 апреля прошлого года, несмотря на разгар антироссийской кампании в США, в Москве и Вашингтоне одновременно проходили чествования американских и советских участников легендарной встречи на Эльбе, которая явилась символом окончания Второй мировой войны.
Сейчас настало время возродить дух Эльбы.
Речь Трампа на инаугурации можно смело назвать исторической, так как он объявил о намерении практически полностью переформатировать внутреннюю и внешнюю политику США.
Если передать эту речь в предельно сжатом виде, то ее основные моменты — возвращение в страну промышленных предприятий и рабочих мест, отказ от экспорта американских ценностей, обещание покончить с радикальным исламским терроризмом и налаживание дружественных отношений со всеми государствами, которые в этом заинтересованы. Как известно, десятки тысяч американских фабрик и заводов были перемещены в другие страны из-за наличия там более дешевой рабочей силы. Это позволяло корпорациям значительно увеличивать свои прибыли, но при этом терялись миллионы рабочих мест в самих США.
Экспорт демократии оказался не только весьма дорогостоящим для американских налогоплательщиков, но зачастую имел катастрофические последствия для тех стран, к которым технологии продвижения демократии применялись. Более того, именно эта политика привела к резкому усилению сил джихада, то есть международного террористического интернационала.
Трамп предлагает продвигать демократию не огнем и мечом или сменой неугодных режимов, как делали его предшественники в Белом доме в последние 25 лет, а показывая всему миру, каких успехов и процветания можно достичь на примере успешного американского опыта. Наконец, Трамп заявил о желании сотрудничать со всеми странами для решения общих проблем на взаимовыгодной основе.
Россия в его речи прямо не упоминалась, но так как главную угрозу безопасности страны он видит в лице международного терроризма, то именно Россия может стать ключевым союзником Америки для борьбы с этим злом.
Казалось бы, идеи Трампа просты и логичны, но их осуществление сопряжено с колоссальными усилиями по преодолению сопротивления огромного количества групп специальных интересов, которых вполне устраивал прежний порядок и которые будут делать все возможное для противодействия его реформам. Простое перечисление этих групп займет несколько страниц, но обычно их определяют одним емким словом — истеблишмент или, по более резкому, но меткому выражению Трампа, — «вашингтонское болото».
Трамп обещал «осушить» это «болото», которое кишит аллигаторами, и самые большие и злые из них — представители «американской версии покойной советской номенклатуры», которая сформировалась и построила свои карьеры не за одно десятилетие противостояния между Востоком и Западом, а также в период вооружения исламистов и «смены режимов» в Ираке, Ливии и Сирии. Чтобы сохранить свою власть, даже ценой войны с Россией, они стремятся «нейтрализовать» Трампа прежде, чем процесс осушения доберется до них.
Пока истеблишмент проиграл битву, но не войну, которая не прекратилась и после поражения Клинтон. В конгрессе по идеологическим и финансовым соображениям Трампу будет противодействовать мощное лобби, так как многие члены конгресса получают деньги на свою избирательную кампанию от тех же корпораций, которые финансировали Хиллари. Пресса в основном тоже принадлежит этим корпорациям, и потому почти весь американский мейнстрим агитировал за нее. Мозговые центры, активно участвующие в формировании общественного мнения, в значительной степени существуют на средства из тех же источников и потому открыто призывают к дискредитации реформ, предлагаемых Трампом.
Не теряя ни минуты, прямо в день его инаугурации, Центр за американский прогресс, основанный тем самым Джоном Подестой, который был руководителем президентских компаний Барака Обамы (успешной) и Хиллари Клинтон (неудачной), развернул кампанию под названием «Сопротивляйся президенту Трампу». Если зайти к ним на сайт, то можно обнаружить там критику не только Трампа, но и практически всех номинированных им членов будущего кабинета. Таких инициатив будут десятки, если не сотни, в том числе исходящих из Европы, и потому возникает естественный вопрос: сможет ли в этих условиях Трамп воплотить свои идеи в жизнь?
Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны прежде всего спросить: почему 70-летний миллиардер с красавицей женой, дружной семьей и доступом ко всем мыслимым и немыслимым жизненным благам бросился в эту неравную битву для построения новой Америки в образе сверкающего замка на холме, о чем мечтали еще ее отцы-основатели? Ответ знает только он, но очевидно, что Трамп со всеми своими положительными и отрицательными чертами одержим этой идеей и история знает примеры, когда таким неординарным личностям удавалось достичь своих амбициозных целей вопреки противодействиям элит. Нам остается только надеяться, что Трампу это также удастся.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире