lev_ponomarev

Лев Пономарев

27 мая 2016

F

Дорогие друзья и единомышленники!

Ряд общественных деятелей и правозащитников: Алексеева Л.М., Бабушкин А.В., Борщев В.В., Войнович В.Н., Волкова Е.И, Ганнушкина С.А., Гозман Л.Я., Гудков Д.Г., Мирзоев В.В., Мысина О.А., Мурашев А.Н., Нечаев А.А., Никитинский Л.В.,Осовцов А.А., Отставных В.В., Подопригора В.Н., Пономарев Л.А., Рыжов Ю.А., Самодуров Ю.В., Сатаров Г.А., Филиппов П.С., Черный Э.И., Шабад А.Е., Шейнис В.Л., Шнейдер М.Я., Яковенко И.А..

А также партии и демократические организации, среди которых: Партия Народной Свободы, партия «Яблоко», Комитет протестных действий, движение «Солидарность», Партия 5-го декабря, Партия «Гражданская Инициатива», и другие.

Приняли решение провести 13-го июня массовую акцию в честь Дня России, праздника, который изначально знаменовал начало в нашей стране эры политической свободы, прав человека и социального прогресса. Как вскоре выяснилось, трудностей на пути к этим ценностям оказалось больше, чем казалось, а потерь — больше, чем достижений. Тем не менее, нет сомнений, что наша общая борьба продолжается, и предстоящий праздник — это именно наш день, который мы не можем и не должны забыть и отдать нынешнему официозу, чуждому его изначальному смыслу и идеям новой свободной России. Заявка на митинг и шествие будет подана организаторами своевременно и в полном соответствии с законом.

А сейчас мы обращаемся к вам, читателям моего блога, среди которых есть те, которые много раз были рядом друг с другом в условиях репрессий и полицейского произвола.

Выберите один из предлагаемых лозунгов, который должен стать названием предстоящей акции — ПРОГОЛОСОВАТЬ

18 мая на «Эхе Москвы» была размещена моя статья из МК «Пейзаж перед битвой (выборами)». По техническим, как я надеюсь причинам, моя статья в МК была размещена с существенными искажениями, меняющими смысл текста.

Затем по моему требованию в МК был размещен правильный вариант моей статьи, а в печатном номере сегодня сделано уточнение:

2487688

Поскольку искаженный вариант прочитали несколько десятков тысяч человек, я считаю необходимым привести здесь правильный вариант тех частей статьи, которые были искажены:

«Второй инструмент, который есть у общества, — выражать свое мнение напрямую с помощью массовых акций. Поэтому я призываю читателей следить и поддерживать массовые акции протеста против этого закона. Власти, я надеюсь, в свою очередь, согласуют проведение таких акций, не устраивая, как это бывает, провокаций в виде отказа».

«Гитлер нарушил международные договоры в прошлом веке, начав Вторую мировую войну. Россия нарушила международные договоры сейчас, и этим встала на скользкий путь, с которого надо скорее сойти. Именно это предлагают сторонники либерального курса — сойти с пути конфронтации и встать на путь сотрудничества. Не допустить развития этого кризиса»

Оригинал

2484696
Алексей Меринов

По техническим, как я надеюсь причинам, моя статья в МК была размещена с существенными искажениями, меняющими смысл текста. На данный момет статья заменена на правильный вариант, приглашаю всех с ним ознакомиться

Массовые акции протеста 2011-2012 годов после цикла парламентских и президентских выборов показали, что в стране возможна политическая борьба, возможно некое движение.

Именно поэтому сразу после печально знаменитого разгона акции на Болотной площади 6 мая 2012 года власть стала готовиться к следующим выборам. Цель — удержать рычаги управления любой ценой. Метод — подавить любое возможное сопротивление, запугать.

Первым делом было начато бесконечное «болотное дело» — насилие, примененное полицией к мирным демонстрантам 6 мая, было объявлено «массовыми беспорядками». Первые получившие сроки по этому делу уже освободились, новых до сих пор продолжают сажать.

Одновременно с этим началось ужесточение законодательства. Был принят закон, сильно расширяющий понятие «госизмена», предполагающий огромные тюремные сроки за сообщение иностранному или международному субъекту любой информации, «направленной против безопасности Российской Федерации».

Были приняты поправки в административное, а затем и в уголовное законодательство, «благодаря» которым первый выход с мирным протестом на улицу заканчивается задержанием и большим штрафом, второй — огромным штрафом, а третий — уголовным сроком. Осужденный по вновь введенной статье 212.1 УК РФ Ильдар Дадин получил два с половиной года тюрьмы за одиночные пикеты, которые всегда проводились подчеркнуто мирно.

Затем были предложены новые варианты законов «О полиции» и «О ФСБ», которыми сотрудникам силовых ведомств давалось больше полномочий по применению силы и налагалось меньше ответственности за «перегибы». Закон о применении физической силы к заключенным, получивший в народе название «закон садистов», и закон «О полиции» приняты к настоящему моменту в первом чтении. Закон о ФСБ был принят полностью стремительно, в течение трех суток, без предоставления возможности общественного обсуждения.

Борьба с НКО, направленная на их уничтожение, выразилась в принятии закона «об иностранных агентах». Многие организации после этого закрылись, а против оставшихся могут быть использованы последние поправки, принятые по проекту Минюста, которыми «политической» называется буквально любая деятельность.

Одновременно с активной репрессивной законотворческой деятельностью набирает обороты репрессивное же правоприменение, ориентированное на борьбу с «несогласными». За период с 2011 по 2015 годы число осужденных в год по «экстремистским статьям» увеличилось в три раза. За перепосты и лайки люди получают уголовные наказания — от штрафов и исправработ до реального лишения свободы.

Но все равно в преддверии выборов этого оказалось мало. Очевидна потребность власти еще сильнее обезопасить себя.

Позиция силовиков, которых во власти сейчас абсолютное большинство и которые привыкли решать вопросы «просто», такова. Оппозиционеры ориентируются на либерально-демократические ценности, они давно уже изгои в российском обществе. И самой власти надо уже прекратить играть в бирюльки, отказаться в том числе и от Конституции, которая основана тоже на этих «чуждых» ценностях, и вернуться к тоталитарной деспотии, к которой Россия привыкла на протяжении своей многовековой истории.

Яркими подтверждениями этой позиции стали последние два события — манифест председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, опубликованный в «Коммерсант-Власть», и законопроект Яровой—Озерова, на всех парах мчащийся к принятию. Бастрыкин в своем манифесте прямо призывает отказаться от Конституции, а законопроект Яровой—Озерова хоть этого открыто и не декларирует, но прямо подразумевает.

Законопроект Яровой—Озерова — пакет поправок к законодательству о «терроризме» и «экстремизме» — расширяет понятие экстремизма и одновременно ужесточает наказание за него. Единственным наказанием за «экстремизм» (к которому теперь, напомним, относятся и лайки и репосты) предлагается оставить лишение свободы, вводятся новые понятия вроде «недонесения» на «экстремистов», которое также карается уголовным преследованием, причем начиная с 14-летних детей. Также предлагается запретить выезд за границу на пять лет любому, кто получил «предостережение» (которое может выносить любой правоохранительный орган).

Этот законопроект нацелен не только на подавление и запугивание в широком смысле, но и на борьбу конкретно с противниками на выборах. Сторонники либерального пути и демократии в России уже давно получили клеймо «экстремисты». Под экстремизмом уже подразумевается почти любая критика власти. А после принятия этого закона любой оппозиционный кандидат в депутаты должен будет тщательно взвешивать каждое слово, чтобы не быть снятым с выборов и чтобы просто не сесть в тюрьму.

Одновременно, как ни странно, власти идут по пути открытости выборов.

Наиболее эффективный и заметный шаг в этом направлении — назначение на пост председателя ЦИК Эллы Памфиловой. Я знаю Эллу Александровну более 20 лет и уверен, что это ни в коем случае не совместная игра власти и Памфиловой. И ее первые шаги показали, что она действительно сделает все, чтобы эти выборы были более открытыми, законными и честными. Это уже подтвердилось решением об отмене выборов в Барвихе, а также открытым контактом Эллы Памфиловой с сообществом наблюдателей.

Последний штрих к пейзажу — уничтожение одного из немногих оставшихся независимых СМИ — РБК.

Задачи общества в этих условиях ясны. Первое — противодействовать атаке консервативного крыла силовиков, остановить принятие поправок Яровой—Озерова. Эта задача более чем актуальна, поскольку первое чтение уже успешно прошло и очевидно, что закон будут протаскивать и дальше.

Для борьбы с этими поправками надо пользоваться всеми механизмами, которые есть сейчас у общества. В частности, крайне негативную оценку этот законопроект уже получил в Совете по правам человека при президенте — экспертиза СПЧ рекомендовала его не принимать как противоречащий Конституции и нарушающий права граждан и одновременно не выполняющий свою декларируемую задачу противодействия терроризму. Необходимо сейчас остановить второе чтение законопроекта при проведении его обсуждения в Общественной палате, Совете по правам человека и экспертами Уполномоченного по правам человека в РФ. Правозащитники уже направили соответствующие обращения.

Второй инструмент, который есть у общества, — выражать свое мнение напрямую с помощью массовых акций. Поэтому я призываю читателей следить и поддерживать массовые акции протеста против этого закона. Власти, я надеюсь, в свою очередь, согласуют проведение таких акций, не устраивая, как это бывает, провокаций в виде отказа.

А вторая задача — участвовать в выборах. Наблюдать и обеспечивать их законность. Голосовать, поддерживая тех кандидатов, которые выступают за либеральные ценности и против тоталитаризма.

Почему я считаю настолько важными эти самые либеральные ценности? В первую очередь, для предотвращения международного военного конфликта, который уже приобретает реальные очертания. Кризис сейчас постоянно нарастает. Нагнетаемое противостояние с НАТО в конце концов может стать реальным. Хотя бы из-за случайного контакта военных судов и самолетов, которые теперь постоянно оказываются в опасной близости друг от друга в международных водах или воздушном пространстве.

Есть распространенная точка зрения, что Россия может идти «особым путем», игнорируя международные договоры, поскольку это поддерживается большинством населения.

Хочу напомнить, что Вторая мировая война возникла именно потому, что руководитель немецкого государства также «уловил» настроения своего народа, усилил их и успешно ими манипулировал. Немцы стали разделенной нацией в результате Первой мировой войны, жили в нескольких европейских государствах. Именно опираясь на это, Адольф Гитлер начал Вторую мировую войну, от которой пострадали все европейские страны, в наибольшей степени Россия, а также больше всех и сама Германия.

Поэтому на доводы, что либералы «не прислушиваются к воле народа», хочу ответить, что не всегда к этой воле надо прислушиваться, и уж точно к ней прислушиваться не надо, когда она желает войны. Тем более что эта воля во многом спровоцирована оголтелой пропагандой ненависти, идущей с федеральных каналов телевидения.

Гитлер нарушил международные договоры в прошлом веке, начав Вторую мировую войну. Россия нарушила международные договоры сейчас, и этим встала на скользкий путь, с которого надо скорее сойти. Именно это предлагают сторонники либерального курса — сойти с пути конфронтации и встать на путь сотрудничества. Не допустить развития этого кризиса.

Я уверен, что пока еще такой путь для России возможен, особенно если власть перестанет быть однородной и к ней будет допущена либеральная оппозиция.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Доклад Голиковой в Госдуме: 516,5 млрд вылетели в трубу

Исчезновение самолета EgyptAir над Средиземноморьем: онлайн-трансляция

Сокровища рублевских помоек: за час нашли вещей на 7000 рублей

Закон Яровой-Озерова может быть принят в ближайшие дни. По отзыву на публикации на эту тему видно, что людей она волнует — мой последний пост на эту тему прочитали почти 200 тысяч человек.

Уголовное преследование за «экстремизм» уже давно растет – с 2011 по 2015 год число осужденных по «экстремистским статьям» в год увеличилось в три раза. Большинство из этих случаев — преследования гражданских активистов и оппозиции.

Убедитесь сами. Недавние примеры.

Андрей Бубеев из Твери получил два года и три месяца колонии-поселения за перепост чужой статьи и картинки, на которой нарисован тюбик зубной пасты с подписью «выдави из себя Россию».

Мать-одиночка из Екатеринбурга Екатерина Вологженинова была за перепост карикатуры осуждена к обязательным работам и уничтожению ноутбука.

В алтайскую газету «Листок» нагрянули с обыском и изъяли всю технику, поскольку сотрудники Центра «Э» усмотрели экстремизм в одном из комментариев неизвестного пользователя под одной из статей на сайте газеты.

22-х-летнюю студентку из Тольятти привлекли к уголовной ответственности за пересылку даже не открытого ею архива с экстремисткими текстами, которые она пересылала по просьбе, как потом выяснилось, законспирированного под ником пользователя сети сотрудника Центра «Э». Сотрудник потом пошел на повышение.

То есть, два последних случая — наверняка чистые провокации спецслужб, на которых они зарабатывают звезды на погоны.

С принятием предлагаемого Яровой-Озеровым закона все такие преследования будут кончаться реальными сроками. Также до всякого уголовного преследования вы можете быть лишены возможности выезда за границу просто по предостережению, вынесенному любым следователем.

Но есть ли силы и желание противостоять этому закону? Если есть, делать это надо быстро и организованно. Сколько из недовольных этим законопроектом сотен тысяч людей реально готовы выйти на улицу? Или это всего лишь так называемый «диванный протест»?

Но это не единственная причина выходить на улицу. Разгромлена редакция одного из лучших оставшихся независимых СМИ России — РБК. Уверен, что есть и другие причины протестовать против происходящего в стране.

Готовы ли вы выйти на массовую акцию протеста в Москве и других городах против закона Яровой-Озерова и политики «закручивания гаек» в целом в ближайший месяц?

Готовы ли вы выйти на массовую акцию протеста в Москве и других городах в ближайший месяц против закона Яровой-Озерова?

Такой выбор предлагается критикам власти в России.

Позавчера, 10 мая, профильным комитетом Госдумы одобрен подготовленный сенатором Виктором Озеровым и депутатом ГД Ириной Яровой пакет поправок к законодательству «о терроризме и экстремизме» и рекомендован к принятию в первом чтении Государственной думой 18 мая. Я ранее писал об этом законопроекте, и считаю нужным напомнить о его сути.

Через неделю-две мы все можем проснуться в совсем другой реальности.
В этой реальности за любой перепост или «лайк» картинки, которая не понравится Центру «Э», вы сразу будете отправлены в тюрьму. Без всяких там «полумер» вроде исправительных работ или уголовного штрафа. Например, в феврале этого года мать-одиночка из Екатеринбурга Екатерина Вологженинова была за перепост карикатуры осуждена к обязательным работам и уничтожению ноутбука. Теперь единственным видом наказания по «экстремистским статьям» (282, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ) останется только лишение свободы. Число таких процессов по экстремизму в последние годы растет внушительными темами — с 2011 по 2015 год число осужденных по «экстремистским статьям» увеличилось в три раза.

В этой реальности любой подросток старше 14 лет будет привлечен к уголовной ответственности за недонесение на своего приятеля или, скажем, дядю (законопроектом вводится новая статья УК РФ «несообщение о преступлении» — 205.6, по которой уголовная ответственность начинается с 14 лет). То есть, мало того, что у нас с 14 лет садятся, скажем, за кражу свыше двух тысяч рублей. Теперь будут садиться и за «несообщение» — возвращаемся к идеалам Павлика Морозова.

В новой реальности также можно будет сесть даже не за саму «экстремистскую деятельность», но и за «склонение» или «иное вовлечение лица» (законопроектом вводится новая статья УК РФ «содействие экстремистской деятельности» — 282.4, нижняя граница наказания — 5 лет лишения свободы). Можете сами фантазировать, что такое «иное вовлечение» в экстремистскую деятельность, но наказание начинается с 5 лет тюрьмы.

Ну и напоследок, если вы, испугавшись этого всего, захотите выехать за границу, не тут-то было. За границу вас могут не пустить. Причем, не по решению суда, а всего лишь по предостережению о недопустимости совершения того или иного преступления, относящегося к «терроризму» (законопроектом вводится новый пункт 9 в ст.15 закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» — запрет выезда за границу на 5 лет). Это фактически железный занавес, потому что предостережение может выносить любой правоохранительный орган. Предостережение по действующему сейчас законодательству является профилактической мерой и не является наказанием. Законопроектом же предлагается ограничить конституционное право на свободу передвижения за предостережение, например, о недопустимости «содействия террористической деятельности».

Законопроект получил негативную оценку от многих правозащитников, общественных деятелей, а также был резко негативно оценен не кем-нибудь, а Советом по правам человека при Президенте РФ — официальная юридическая экспертиза законопроекта утверждена большинством членов Совета и подписана Советником Президента Михаилом Федотовым. В эксперизе сказано, что законопроект должен быть отвергнут как противоречащий Конституции и нарушающий права граждан и одновременно не выполняющий свою декларируемую задачу противодействия терроризму.

По сути, принятие этого законопроекта — конституционный переворот. Его необходимо остановить.

Для этого в первую очередь надо провести общественное обсуждение («нулевое чтение») этого законопроекта в Общественной палате РФ в соответствии с российским законодательством. В обсуждении должны обязательно участвовать как эксперты СПЧ, так и другие специалисты в этой области. И только по результатам этого обсуждения может проводиться первое чтение в Госдуме.

Соответствующее письмо от имени ряда правозащитных организаций направлено секретарю ОП РФ Александру Бречалову.
Зачем это все нужно? Может быть, перед выборами депутаты хотя показать власти свою нужность, а может быть и не только. Второй целью вполне может быть противовес демонстрируемому властью курсу на «свободные» выборы.

В случае принятия этого закона участие несистемной оппозиции в выборах может быть исключено. Например, партия «Яблоко», последовательно выступающая против аннексии Крыма, несмотря на официальный допуск к выборам, будет выведена из строя в связи с этими «экстремистскими» уголовными статьями. Уже сейчас Меджлис крымско-татарского народа признан экстремистской организацией именно в связи с непризнанием Крыма как части России.

Эта же судьба может настигнуть всех политических оппонентов, поскольку экстремистские статьи совершенно резиновые. Например, уже звучат предложения от депутатов объявить экстремизмом любое сомнение в законности выборов.

В таких условиях нахождение Памфиловой на посту председателя ЦИК и обеспечение «прозрачных» по процедуре выборов не будет иметь никакого значения.

Состояние здоровья Надежды Савченко в последние дни резко ухудшилось и продолжает ухудшаться. На наших глазах происходит чудовищный эксперимент: ее сухая голодовка длится в условиях СИЗО более десяти дней. Разжижение крови через капельницу, на которое Надежду уговорила сестра, на время спасает ее жизнь, но как долго это может продолжаться, неизвестно — такого эксперимента еще никто не проводил.

Не секрет, что на самом высоком уровне идут переговоры о выдаче Савченко украинской стороне — об этом свидетельствуют многочисленные утечки информации. Как говорит сама Надежда, идет торг. И чем больше затягиваются переговоры, тем вероятнее трагический исход — возможно, счет ее жизни идет уже на дни.

Нужна ли Путину ответственность за гибель военнопленной? Очевидно, что нет. Возникает вопрос: может быть, президенту докладывают об удовлетворительном состоянии Савченко, чтобы не мешать успешному ведению переговоров? А если они по трагической причине сорвутся, Дмитрий Сергеевич Песков в очередной раз извинится за предоставление президенту недостоверной информации?

Очевидно, можно констатировать, что в стране идут поспешные процессы, которые введут в обозримом будущем страну в «тоталитарное светлое прошлое». Почти одновременно в Государственную Думу поступили два законопроекта. Внесенный Президентом законопроект о «Национальной Гвардии» был рассмотрен профильным комитетом за один день, отзывы и поправки к нему принимаются до 25 апреля.

Буквально на следующий день председателем Комитета по безопасности Госдумы Ириной Яровой и председателем Комитета по обороне и безопаности Совета Федерации Виктором Озеровым был внесен «антитеррористический» законопроект. Сегодня он был направлен в профильные комитеты Госдумы.

ФСБ последовательно затягивает удавку на тонкой шее гражданского общества, и началось это в 2012 году принятием закона «о госизмене». Сейчас о чудовищности этого закона немного подзабыли, но по нему можно посадить на огромный срок любого журналиста, активиста, ученого и вообще любого человека, который, общаясь с любым иностранцем, окажет ему «консультационную или иную помощь в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». Ширина формулировки и ее перспективы для применения очевидны. Число дел по этой статье неуклонно растет, процессы идут в закрытом режиме, но пока еще массовый характер они не приобрели.

Сейчас я хочу остановиться на «антитеррористическом» законопроекте.

Оценку данному законопроекту уже дали ряд общественных деятелей и журналистов, например, Дмитрий Гудков на сайте «Эха-Москвы», Александр Верховский на сайте общественной организации «СОВА» и Марина Озерова в своей статье в МК.

Предложений в законопроекте много, одно другого интереснее и страшнее. Если коротко и в «телеграфном стиле», то получается вот что.

Во-первых, авторы предлагают резко ужесточить наказания за статьи УК РФ, имеющие отношения к экстремизму и терроризму. Особенно одиозно выглядит полная отмена всех видов наказания, кроме лишения свободы по статьям 282 («Возбуждение ненависти»), 282.1 («Участие в экстремистском сообществе»), 282.2 («Продолжение деятельности запрещенной организации») и 282.3 («Финансирование экстремистской деятельности»). То есть, за любой лайк и репост вы окажетесь в тюрьме. Никаких штрафов и иных «полумер».

Во-вторых, внушают огромную тревогу изменения в Уголовный кодекс РФ о снижении возраста привлечения к уголовной ответственности до 14 лет по этим статьям, в том числе за «несообщение о преступлении» (вновь вводимая статья 205.6) и ст. 208 («участие в незаконных вооруженных формированиях»). То есть, любого школьника можно привлечь за недонесение на приятеля или, скажем, своего дядю. Представьте себе, как современные следователь будет «объяснять» этому школьнику «правильный ответ».

В-третьих, в законопроекте содержатся опасные для конституционных свобод граждан новации, как то приравнивание Интернета к СМИ. Очевидно, это означает окончательное уничтожение свободы мнений в общественном пространстве.

В-четвертых, введение статьи 282.4 «Содействие экстремистской деятельности». В частности, Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 280, 280.1, 282, 282.3. Формулировки этих статей крайне расплывчаты. Термины «склонение» и «иное вовлечение лица» (ст. 282.4) предполагают неоправданно широкую трактовку. То есть, если ты пригласил кого-то прийти на пикет по защите парка в Москве, уже можешь попасть под уголовку.

Наконец, в-пятых, добавление авторами целого ряда новых оснований для запрета выезда за границу (новый пункт 9 в ст.15 закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»). В частности, на период в 5 лет предлагается запретить выезд всем, кому вынесено предостережение о недопустимости совершения того или иного преступления, относящегося к «терроризму». Ничего не стоит сейчас вынести предостережение всем тысячам гражданских активистов и лишить их выезда за границу. Это фактически железный занавес.

Схема ясна. Первое — ужесточить наказание «за слова», то есть, будет всегда реальный срок. Второе — внесудебное преследование — запрет на выезд после предупреждения прокуратуры. Так было и в советское время — лишение свободы за «антисоветскую деятельность», то есть, «за слова», а выезд вообще был закрыт, выпуакали только с разрешения партии. Что касается внесудебного преследования, то вспомним знаменитые «тройки».

Задача Совета по правам человека при Президенте — рассмотреть законопроект «о терроризме» как можно скорее и не рекомендовать Президенту его принятие.

Мне кажется необходимым предупредить общество, что если этот законопроект будет скоропалительно принят сразу в двух-трех чтениях в Государственной Думе (как, напомню, это было с принятым всего за 3 дня законопроектом о ФСБ), то страна делает очередной шаг от демократии в сторону укрепления автократии (вплоть до, в итоге, полноценного тоталитаризма).

Возникает вопрос — может ли наше пока еще относительно свободное общество сейчас остановить этот каток?

Мы считаем, что осуждение Патриархом РПЦ МП Кириллом (Гундяевым) гуманистической основы современной цивилизации как «глобальной ереси человекопоклонничества» бросает вызов всем, кто ценит жизнь человека, его достоинство и права.

Неприемлемый для современной культуры поиск «кощунства» и «богохульства» в искусстве и науке перерос в охоту на «еретиков» среди защитников прав человека. В ситуации, когда на правозащитные организации ставят клеймо «иностранного агента», а на правозащитников нападают, богословие «правозащитной ереси» звучит как идеологическое оправдание репрессий.

Мы хотим

 — напомнить гражданину России Владимиру Михайловичу Гундяеву, что он живет в государстве, где «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (Конституция, ст.2);

 — напомнить патриарху Кириллу, что статья 18 «Всеобщей декларации прав человека» («Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии…») готовилась в недрах Всемирного совета церквей, членом которого является возглавляемая им церковная организация;

 — напомнить богослову Гундяеву, что Бог, создав человека по образу и подобию своему, наделил его свободной волей, и что противопоставление Божьего и человеческого противоречит догмату о двух природах Христа;

 — напомнить рабу Божьему Кириллу, что Иисус Христос умер на Кресте за людей, за Человека.

Мы предупреждаем, что дальнейшее использование православия как идеологии власти, оправдывающей дискриминацию людей в зависимости от их мировоззрения внутри страны и военную агрессию за ее пределами, может привести к религиозным и национальным конфликтам, а также стать причиной гуманитарной катастрофы.

ПОДПИСИ

Людмила Алексеева,правозащитник

Валерий Борщев, правозащитник

Елена Волкова, филолог

Лев Пономарев,правозащитник

Людмила Улицкая, писатель

Поставить подпись

Вчера, 31 марта, в Мосгорсуде рассматривали апелляционную жалобу на приговор по ставшему резонансным делу Ильдара Дадина.
Первое заседание было 23 марта, и на нем Дадин и адвокаты потребовали, чтобы Дадин присутствовал на суде лично, а не по видеосвязи. Участие по видеосвязи нарушает право на защиту, т.к. подсудимый не имеет равных прав со стороной обвинения, как гарантировано Конституцией. Более того, подсудимый не может консультироватсья с защитником, и вообще полноценно участвовать в процессе. Также Дадин и все пришедшие на процесс в прошлый раз требовали предоставить большой зал, поскольку на процесс пришли более ста человек. Под этим требованием были собраны подписи в самом суде.

Оба эти требования поддержали Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова, Председатель Совета по правам человека в РФ, советник Президента Михаил Федотов. Ими были направлены письма, в том числе и на имя Председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой.

Однако, оба требования были проигнориованы. Дадин вновь участвовал в заседании по видеосвязи, а зала, который вместил бы сразу всех желающих, не нашлось. Хотя в Мосгорсуде он есть, и я там сам был во время «болотного дела». Единственная уступка, которую Мосгорсуд допустил, благодаря многочисленным обращениям, в том числе и нашего Движения, — был выделен зал побольше, где шла видео-трансляция заседания. Но и туда все желающие не поместились, к тому же там было очень душно, я видел, как некоторые пожилые люди не выдерживали этого и выходили. Саму трансляцию было почти не слышно. В общем, говорить о соблюдении конституционного требования о гласности суда говорить не приходится.

Требование личного участия Дадина в суде было проигнорировано со ссылкой на норму УПК, разрешающую участие по видеосвязи. В этом я вижу наглядный пример злоупотребления правом. Конечно, участие по видеосвязи оправдано в экстренных случаях — например, если тяжело больного человека надо везти за тысячи километров. Но в данном случае это демонстративно неоправдано.
В результате, из-за плохой связи Дадин часто переспрашивал судью. Не всегда мог понять, что именно и как лучше сейчас сказать, иногда что-то говорил не вовремя. В какой-то момент адвокат Костромина была вынуждена фактически взять на себя роль переводчика, напомнила Ильдару о двух ходатайствах, которые он хотел подать, и в итоге зачитала их сама.

Этим нам опять показали: «Вы никто и звать вас никак».
Очевидно, что вопросы зала и доставки в данном случае курировала лично председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. Поэтому я считаю, что 31 марта 2016 года председатель Мосгорсуда Ольга Егорова препятствовала осуществлению правосудия и соблюдению конститционных норм. Произошло сознательное злоупотребление правом.

Я думаю, что в данном случае она делала то, что ей приказали. Кто мог ей приказать? Очевидно, силовики. Понимали ли они, что это работает против власти, что это и есть то самое «раскачивание лодки», которого они так боятся. Непонятно. Единственное, что ясно, — хорошо бы, чтобы ей приказывали люди поумнее.

Теперь по поводу приговора. Единственным правосудным решением в данном случае было бы полное оправдание. Я уверен, что судья Борисова это понимала. Но она снизила срок на полгода, Дадин осужден к двум с половиной годам лишения свободы и в скором времени отправится его отбывать.

Но судебные споры на этом не окончены. В ближайшее время будет подана жалоба в Конституционный суд. Есть экспертизы лучших юристов России, которые определенно свидетельствуют о неконституционности статьи. Надеюсь, что судьи Конституционного суда более независимы, и, отменив эту статью, мы отменим и приговор.

В четверг, 31 марта, в 10 утра в Московском городском суде будет рассмотрена апелляционная жалоба на приговор Ильдару Дадину. Надеюсь, читатели не забыли о нём.
Ильдар Дадин стал первым осужденным по статье 212.1 УК РФ – за неоднократное нарушение правил проведения митинга — он был приговорен к трем годам лишения свободы в колонии общего режима.

Фактически, Ильдар пострадал за свою последовательную позицию отстаивания мирного протеста. Раз за разом он выходил выражать свое несогласие с действиями властей — всегда мирно и без оружия. Раз за разом его задерживали, причем иногда задерживали даже не за акцию, а за то, что хотел выяснить основания задержания других людей. Часто задерживали за проведение одиночных пикетов, которые разрешены законом. В отделениях полиции он также последовательно, всегда корректно, но настойчиво требовал соблюдения своих прав. За это его неоднократно избивали, подвергали пыткам (один раз он провел несколько часов, прикованным к решетке в «обезъяннике» в полуподвешенном состоянии). Движение требовало возбуждения уголовного дела, но после проверок основания для этого «не были обнаружены».

В итоге именно на Ильдара было возбуждено первое уголовное дело по этой новой антиконституционной, насквозь политической статье.
Рассмотрение апелляционной жалобы изначально было назначено на 23 марта, но не состоялось по процессуальным причинам. Зато было наглядно продемонстрировано отношение власти к оппозиционной части общества.

Конечно же, заведомо было ясно, что на заседание придет много людей. Так и случилось — поддержать Ильдара пришли более ста человек. Также было ясно, что привезти Ильдара из московского СИЗО в Московский городской суд для личного присутствия на суде вполне возможно. Тем не менее, 23 марта заседание началось в крошечном зале на пятнадцать человек и с участием Дадина по видеосвязи.

В этом я вижу сознательную демонстрацию вроде «вы никто и звать вас никак». То есть, даже в мелочах власть подчеркивает свое превосходство — «Захотим, и будет суд в маленьком зале, и вы туда не попадете. Захотим, и Дадина не привезем».

Помимо того, что это демонстративное презрение, это нарушение конституционного права Дадина на защиту — по видеосвязи плохо слышно, и нет возможности консультироваться с адвокатами. Именно об этом Ильдар, ссылаясь на Конституцию, и заявил суду.

Движение «За права человека» со своей стороны направило обращения к Уполномоченному по правам человека в РФ и в Совет по правам человека при Президенте РФ с просьбой содействовать личному участию Дадина в заседании и предоставлению зала, который вместил бы всех желающих.

Надеюсь, заседание 31 марта пройдет в большом зале, в котором будет присутствовать Ильдар. Надеюсь также, что даже большой зал будет переполнен. Лично я собираюсь быть.
И последнее. Адвокат Генри Резник дал согласие участвовать в защите Ильдара Дадина в апелляционной инстанции, то есть, и на этом заседании.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире