leonid_gozman

Леонид Гозман

16 апреля 2017

F
16 апреля 2017

Итог

Изоляция – это не только голосование в Совбезе ООН где Россию поддержала только Боливия, и даже Китай дистанцировался и воздерживался – хотя уж как искренне наша официальная пропаганда возмущалась тем, что Трамп унизил китайцев, сообщив за десертом об атаке на сирийский аэродром. И не только всего два оставшихся союзника – теократическая диктатура, Иран, и террористическая организация Хизболла. Изоляция – это когда провокация с девочкой-инвалидом на Евровидение сначала кажется столь успешной – поставили Украину в сложное положение, да еще как! – потом оборачивается привычной бомбежкой Воронежа. Трансляции, ведь, не будет, значит те, кто хотел смотреть, ничего не увидят, а может, и в 2018 России там не будет – правила конкурса запрещают отказ от трансляции. Но главное – всей нашей духовности и морального превосходства не хватило, чтобы убедить несколько десятков деятелей шоу-бизнеса в Европейском вещательном союзе, людей, как и все в шоу-бизнесе, высоконравственных и неподкупных, занять жесткую позицию по отношению к Украине и заставить ее принять нашего представителя или, в конце концов, перенести место конкурса. Изоляция – это успехи «Русского мира» — привет главе соответствующего фонда депутату Никонову – число говорящих по-русски и изучающих русский людей сокращается с каждым годом, Казахстан официально переходит на латиницу, Сербия делает это без объявлений, но по факту. И прочее, и прочее, и прочее.

И все это не русофобы, которых начальство придумало себе на радость. Это закономерный результат, как содержания нашей политики, так и ее стилистики – этот гопник в Совбезе лишь копировал эстетику высшего начальства. А стиль этот – от слабости. «Грозить шведу» нам, в общем, нечем, разве «Адмиралом Кузнецовым», да рогозинской базой на Луне. Т.е. развалить планету на части – это мы можем, не отнимешь, а вот войну с серьезным противником выиграть – вряд ли. Покупать страны и народы – строить университеты и больницы, помогать развитию – тоже не можем. Можем только коррумпировать отдельных чиновников. При 1,7% ВВП от мирового много не купишь. По общей привлекательности мы где-то рядом с Африкой – немцы с норвежцами к нам не рвутся, свои уезжают, а партнеров по ОБКБ Россия может удерживать лишь обещаниями помогать в подавлении цветных революций. Мы приехали ровно туда, куда ехали. Стало быть, с приездом!

Всем все давно понятно. Вот предъявили второе обвинение «взятому с поличным» Никите Белых. Он сидит без суда 9 месяцев — человек успевает родиться за это время. Срок следствия уже несколько раз продлевался – наши суды не отказывают следователям в этой мелкой любезности. Его превратили в инвалида, на допросы почти не вызывают. Очевидно любому, что второе обвинение – потому, что не могут доказать первого, что фантастическая жестокость, отказ в медицинской помощи и, фактически, растянутое во времени убийство – месть, то ли за непрофессионализм правоохранителей, их неспособность работать по правилам, то ли за что-то еще, что никак не связано с инкриминируемыми ему деяниями. Если он умрет в тюрьме, а мне – счастлив был бы ошибиться! – это кажется все более вероятным, за это никого не накажут. И это никого не удивит.

Ильдара Дадина, все-таки, освободили. Но те, кто его пытал, и те, кто его сажал, в полной безопасности. И не только потому, что они — свои. Системе надо, чтобы все понимали, что, если ты попадешь в тюрьму хоть на несколько дней, с тобой там могут сделать все, что угодно. Так что не ходи, куда не положено и, вообще, не раскрывай рот. И это тоже никого не удивляет.

Я в прямом эфире спросил Николая Ковалева, бывшего директора ФСБ, верит ли он, уважаемый профессионал, что убийство Немцова – первого вице-премьера, между прочим – у стен Кремля задумал и организовал водитель (!) заместителя командира батальона? Курам, ведь на смех такая версия. Верю, говорит! И смотрит в глаза.

Фильм «Он вам не Димон» посмотрели миллионы людей. И ВСЕ поверили. Его аппарат, члены правительства, их заместители, секретари, охранники, эксперты – все верят, даже те, кто не настолько близок, чтобы знать точно. Если завтра такой же фильм появится о любом из приближенных Путина или о нем самом, тоже все поверят. Кто-то только скажет, что «герой» украл еще больше. А они, зная, что все верят, продолжают говорить об улучшении снабжения лекарствами, росте пенсий и о других замечательных вещах.

Многотысячные протесты, аресты сотен людей, новое поколение на улицах. По горячим следам в официальных СМИ ничего, но уже завтра-послезавтра станет ясно, что это была попытка вооруженного переворота (благо у одного дурака или провокатора изъяли газовый пистолет), организованная Навальным по указке злых бандеровцев, но предотвращенная героической Национальной гвардией, за что Путин их публично поблагодарит. А случайно выбранным дадут реальные сроки.

Единственная скрепа, предлагаемая сегодня обществу – ненависть ко всему миру и к внутренним врагам. Больше нет ничего – ни картины общего будущего, ни ощущения правильности собственной жизни.

Система может долго стоять на понимании ее разумности и выгодности для всех. Может – на силе и всеобщем страхе – но тогда нужны не точечные, а массовые репрессии. Но не может – не может долго! – на лицемерии и лжи. Уверен, мы присутствуем при конце!

Масштабные преступления редко осуществляются без не менее масштабного вранья. Большому Террору предшествовало вранье о заговорах, Холокосту – о зловредной деятельности евреев против немецкого народа.

Про Крым врали много и вдохновенно. О Правом Секторе, который уже на подходе и будет вешать, о преследованиях русских (составлявших большинство и в Крыму, и в его руководстве), о сакральности Крыма для каждого русского человека, о том, что полуостров всегда принадлежал России, об отсутствии там наших войск и о приближении американских. Использовалась та же демагогия, с помощью которой нацисты в свое время обосновывали аннексию Судет.

Врали просто по привычке – ни при одном из украинских президентов Киев ничего не делал для Крыма и крымчан, идентификации с Украиной у большинства населения не выработалось, а негативизм по отношению к правящему Крымом криминалу естественным образом распространялся на все государственные институты Украины. Думаю, что, если бы в Крыму были проведены процессы, аналогичные тем, которые прошли в Шотландии и в Каталонии, сторонники независимости, а может быть, даже и сторонники присоединения к России победили бы. Конечно, этот процесс занял бы не один год, в ходе переговоров пришлось бы решать десятки сложнейших проблем, связанных, прежде всего, с обеспечением прав тех жителей Крыма, которые не захотели бы ни отделяться от Украины, ни, тем более, становиться частью России. Ну и, конечно, одной из самых острых была бы проблема прав крымско-татарского народа  — единственного, по сути, который имеет историческое право говорить: «Крым – наш!».

Но властям РФ все это было не нужно, им нужно было устроить праздник, маленькую победоносную войну, доказать своему народу и всяческим врагам собственную крутизну. А на людей, в том числе тех в Крыму, которые хотели, чтобы Крым стал Россией, им было наплевать. Они просто цинично воспользовались их настроениями, их недовольством властью и ностальгией. Ведь теперь, когда следующий президент России вынужден будет извиняться за всю эту авантюру, когда начнутся тяжелейшие переговоры по восстановлению разрушенного миропорядка, платить – нестабильностью, резкими изменениями жизни и многим другим – придется тем самым людям, которых мы, якобы, освободили.

И вот, через три года большинство в России, по-прежнему, считает, что все было сделано правильно. Но праздник куда-то делся, радость ушла, осталось озлобление против врагов внешних и внутренних, пытающихся задавить нас санкциями – это из-за них, врагов мы плохо живем. Мы хорошие, но доброту нашу никто не ценит. А значит, мы должны защищаться, а лучшая защита – нападение, хоть в Сирии, хоть где. Праздничный митинг убрали на Смотровую площадку, подальше от Кремля, платят участникам по триста рублей, а главный автор всего этого, Владимир Путин, на него не пришел. Похмелье!

9 марта в программе «Первая студия», кроме обычного разоблачения козней американцев, в поле внимание неожиданно попало и то, что происходит в собственной стране – демонстративное хулиганство на дорогах, в котором замечены оказались дети супербогатых людей.

Ведущий программы Артем Шейнин обвинил меня в том, что, вот о Сирии и прочем я пишу, а об этой проблеме не написал ни слова. Я обещал написать – выполняю.

Шпану, создающую угрозу жизни других водителей и пешеходов, надо наказывать, причем, я думаю, что в некоторых случаях, когда эти угрозы серьезны и осуществляются сознательно и цинично, сажать в тюрьму. То, что девчонку, приговоренную за многократное и демонстративное нарушение ПДД к общественным работам, никак не могут заставить на эти работы явиться — основание для расследования того, кто и сколько взял у ее папы с вытекающими из УК последствиями и для него, и для тех, кого он коррумпировал.

Но это все очевидности. Мои оппоненты – три действующих депутата Федерального Собрания и один бывший депутат, а ныне – советник главы Росгвардии, а также еще пара неизвестных мне, но тоже достойных людей – пытались понять корни этого отвратительного явления. И поняли – виноваты девяностые. Они, конечно, правы. Например, парню, который ехал по Москве со скоростью 240, транслировал это в Интернет и высказывался в том духе, что закон для него не писан, на вид лет двадцать. К моменту прихода к власти нынешней команды ему было уже три года – личность полностью сформировалась, проклятые либералы навсегда подчинили его своему тлетворному влиянию. Только наймиты Запада могут говорить, что атмосфера вседозволенности для золотой молодежи как-то связана с тем, что вот уже семнадцать лет делают те, чьи имена можно произносить только с придыханием.

Осмелюсь только кое-что добавить. Дети финансовой и политической элиты не только на «Феррари» рассекают – это лишь самые глупые из них, да и не у самых высокопоставленных родителей. А дети умные, да у родителей действительно серьезных не хулиганят. Они все, как на подбор, удивительно талантливы – руководят банками и промышленными предприятиями, зарабатывают миллионы долларов и все это, конечно, без помощи родителей. Только умом и трудолюбием.
Так вот, именно это наглое, демонстративное издевательство над моралью, над здравым смыслом, над жизнью миллионов людей, добивающихся всего своим трудом, порождает и презрение к закону, и цинизм, и всю эту мелкую шпану, родители которых не могут купить своим деткам государственное предприятие или крупную должность, и вынуждены ограничиваться всего лишь дорогой машиной. И пока не будет масштабных расследований того, как дети высших чиновников получили свои должности, и наказания тех, кто эти должности им предоставил – а страшно подумать, кто это может быть! – разговоры о морали и уважении к закону – не более, чем лицемерие. Кстати, часть моих оппонентов на этой программе ездит с «блатными» номерами.

1 марта 1881 года был убит Александр Второй. Да, кончено, сейчас это другой число — новый стиль, но в истории России осталась именно эта дата – 1 марта.
Его ругают за то, что он все сделал не так – не до конца, непоследовательно, не оптимально, не еще что-то… Освободил, но не так. У нас принято каждого, кто что-то делает, критиковать за то, что он делает это не так. Гайдара так же критиковали. А Немцова и вовсе, за неправильный цвет штанов. Критики, при этом, обычно не делают ничего, а потому и не совершают ошибок.

Но у нас не принято говорить о том, что человек сделал – духовность такая, скрепы. А Александр отменил рабство, реформировал армию и суд, сделал еще столько всего, что другим правителям и не снилось…

И вот она, роль личности в истории. И роль случайности. Народная Воля к первому марта была на последнем издыхании. Послушайся Александр княгиню Юрьевскую и останься в этот день во дворце, выполни охрана свой прямой долг – оттащить охраняемое тело с места покушения, чтоб не вступал царь в разговор с Рысаковым, подставив себя под бомбу Гриневицкого, и подписал бы он протоконституцию Лорис-Меликова. И вполне возможно, что не было бы в России ни октября 1917, ни последующего столетия крови и потрясений.

Но цветы к монументу царя-освободителя 19 февраля возложил только СПС. Наша корзина стояла там несколько дней в одиночестве, символизируя, что люди у нас так и не поняли, что когда-то, полтора века назад был у нас Император, попытавшийся сделать Россию свободной.

Если бы мы были нормальной страной, то 23 февраля был бы не праздником, а днем скорби и покаяния. Семьдесят три года назад бойцы НКВД, которых, конечно, никак нельзя сравнивать с эсэсовцами — они ж со звездами, а не со свастикой — выселяли, убивали, отправляли на смерть и страдания людей, виновных лишь в том, что они чеченцы и ингуши.

Если бы мы были нормальной страной, то сегодня, в День Депортации, во всех церквях, мечетях и синагогах проводились бы траурные службы, а президент страны был бы в Грозном и Магасе, преклоняя колени перед памятью жертв. А по телевизору весь день шли бы фильмы о депортации и о судьбах тех, кто пал жертвой людоедского режима. А певцы Империи заткнулись бы хоть на один этот день.

Но, нет! Мы никому не отдадим повод выпить, поздравить мужчин и рассказать самим себе, что «Можем повторить», что «от тайги до британских морей» и далее по списку. А по телевизору еще раз скажут, что все вокруг враги, что скоро мы освободим Киев и, наверное, Варшаву и Таллин – они же хотят этого, они ждут, там братья! И так это будет убедительно и весело, что народ опять поверит, а когда одумается, будет поздно.

Мы вспомним в который раз, что дыма без огня не бывает, что многие — ох, многие! — кавказцы перешли к Гитлеру и не так уж не прав был товарищ Сталин, когда их выселял. Да и по нынешним видно – понаехали, грязь от них одна, да теракты. И ненавидят они нас, природа у них такая.

А на следующий день с утра продолжим строительство Русского мира, оплота нравственности и добра.

Ну а я этот их «Русский мир» строить не буду. Мои соболезнования потомкам жертв.

О писателе Захаре Прилепине говорить не будут. Восторгов не разделяю, но навязывать свои вкусы никому не собираюсь.

Я о гражданине РФ, ветеране ОМОН, Евгении Прилепине. Поскольку он ведет себя демонстративно неполиткорректно, мне тоже можно.

Не имея чести быть лично знакомым, не могу сказать, он сумасшедший или провокатор? Но  убежден, что лжец и преступник.

За вранье о Пушкине пусть с ним разбираются люди, более компетентные, чем я. За нарушение УК РФ, запрещающего наемничество и пропаганду войны – прокуроры (после смены режима, разумеется). Я о другом.

Уехав воевать, он смог раздвоиться и ровно в эти же дни ездить с рекламой своих книг по России, весьма далеко от зоны боевых действий. Зато постановочную фотографию себя в камуфляже на фоне тренирующихся ополченцев выложить не забыл. Было когда-то выражение «PR на крови». А есть в русском языке и другие слова.

Он несет высокопарную чушь, не имеющую никакого отношения к реальной трагедии реальных людей. В результате некоторое количество молодых и немолодых дураков поедет на Донбасс, их там убьют или искалечат. Еще страшнее, если убьют или искалечат они.

Политруки – он «воюет» именно политруком – всегда были презираемы, особенно, в действующей армии. Многие русские писатели, действительно, воевали, но, в отличие от Прилепина, они не начинали карьеру службой в Жандармском корпусе.

Пообщался тут в Первой студии Первого канала (31.01, 18.20) с выдающимся российским политологом Кургинян-Хинштейн-Коротченко. Красивая фамилия! Про Украину, естественно, а про что же еще? Кто, мол, виноват в новом витке противостояния? Там, ведь – это я серьезно — ад кромешный, счет убитых вновь пошел на десятки, если не на сотни.

Так Порошенко и виноват! Ему жизнь человеческая – копейка, ему бы вновь к себе внимание привлечь. И Обама с Байденом – это они обстрелы начали, чтобы Трампу нагадить. Думаю, и правильно, не все ж нашими подъездами заниматься.

Правда, когда не без моего посильного участия пришло осознание того секретного факта, что Авдеевка — на украинской территории, пришлось чуть перестроиться – вопрос, кто же обстреливает этот несчастный город, просто гордо игнорировался. Они, ведь, люди высокой нравственности, на мои провокационные вопросы типа, чья артиллерия бьет по Авдеевке из доставленных в качестве гуманитарной помощи ГРАДов и почему на Украине погибли псковские десантники, которых, как они говорят, там сроду не было, не отвечают. Зато возмутились, как это я в отсутствии господина Пушилина – одного из лидеров ДНР-ЛНР — посмел сообщить городу и миру, что до того, как начать бороться за свободу Донецка, он работал региональным менеджером МММ. Бестактно это было с моей стороны.

Весь этот мрачный цирк можно просто выключить, что большинство, думаю, и делает. Только пока вы это читаете, в Авдеевке еще одного человека убили. Или искалечили. На самом деле, не по телевизору! А кто убил? Гражданская война, Порошенко-Меркель, коррупция в Киеве? Мы убили! Мы с вами — наша страна, нашим именем при одобрении или равнодушии граждан — поддерживаем режимы, называющие себя ДНР-ЛНР, поддерживаем людей типа Захарченко и прочих, которые там пилят огромные деньги и иногда взрываются в лифтах. Если бы не мы с вами, там бы давно все наладилось, как наладилось в Славянске (туда, в окоп рвался Рогозин), когда оттуда вышибли гражданина РФ Стрелкова-Гиркина и город вернулся под контроль Украины. Нет там больше никакой гуманитарной катастрофы.

Но мы их, захарченок, не бросим. Кому-то хочется продолжать воровать, кому-то подавай имперское величие. А остальным — плевать.
Вот и еще одного человека убили!
А на Страшном Суде мы скажем, что не при чем, мол, это все Путин с Чуровым? А мы и не виноваты ни в чем, да и не знали.

Вице-спикер Государственной Думы поднявшейся с колен России, потомок отлученного от Церкви графа Толстого вступился за РПЦ, объяснив, что Исаакиевский Собор ей не хотят отдать потомки тех самых евреев, которые в свое время разрушали храмы. «Жиды», кто не понял.

Во-первых, почему-то не удивляет.

Во-вторых, сильно мне интересно, что скажут товарищи Кобзон, Борода (Федерация еврейских общин России), Бер Лазар и прочие товарищи, которых некоторые бестактные люди безосновательно называют дрессированными евреями?

В-третьих, государственного антисемитизма у нас, как известно нет. Означает ли это, что Государственная Дума должна быть как-то переименована? В Антигосударственную, например. А с учетом наличия там не только потомка графа Толстого, но и других замечательных людей (фамилии поставьте сами), может, просто открыть на ее базе сумасшедший дом? И конечно, охрану по периметру, чтобы прохожих не покусали.

Не мне судить, хорошим ли президентом для Америки был Барак Обама? Но есть нечто, что он сделал для всех людей на Земле, а значит, и для меня.

Он стал первым чернокожим президентом США, показав тем самым, что одна из самых железобетонных стен, разделявших людей – расовая – рухнула. Человечество стало более единым, за что спасибо и ему, и, конечно, тем, кто его выбрал.

Очень быстро он перестал быть чернокожим президентом, а стал просто президентом. Мне довелось общаться в США со многими его недоброжелателями — они критиковали и его внутреннюю политику, и внешнюю, обвиняли в слабости, но никто и никогда не говорил, что его недостатки и неудачи связаны с цветом его кожи.

Его победа в 2008, все его восемь лет – это гигантский шаг вперед в обеспечении прав тех, кто волею судеб оказался в меньшинстве. И дело не только в том, что он делал, сколько в том, во что он верил и каким был сам. Если что-то можно назвать прогрессом, то это – прогресс. «Нет ни эллина, ни иудея…». И это касается не только американцев, это касается всех.

Спасибо Вам, господин президент.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире