leonid_gozman

Леонид Гозман

27 декабря 2016

F

Мертвый хватает живого. Высокое собрание в составе: Проханова, Милонова, Дугина, Коротченко, Делягина и прочих выбрал сто врагов Отечества – русофобов 2016 года. А организовал все это и предал гласности канал «Царьград» — не знаю, кто его смотрит, но позиционируется он как сильно православный. Там даже ток-шоу идут под ликом Спасителя, а в гримерных лежит Библия.

В списке разные люди, но в основном, более, чем достойные, а часть – так просто слава Отечества. Лично я горжусь быть в такой компании. Список был опубликован не когда-нибудь, а 24 декабря, в день западного Рождества. Наш, стало быть, ответ, всяким там поповским басням, что Христос принес в мир любовь.

Оно бы и ладно – пусть психиатры решают, кого из экспертов «Царьграда» принудительно лечить, а кому и просто на учете побыть достаточно? Но это, ведь, прямой призыв к расправе, те самые белые кресты на дверях, которые так хорошо сработали в Варфоломеевскую ночь. И вправду, давно пора от бессильной, хоть и эмоциональной критики пиндосов переходить к наведению порядка в собственном доме. А крови мы не боимся – не зря же памятники Сталину да Ивану Грозному.

И что наше начальство обижается на сравнение с Германией середины тридцатых? Там тоже патриоты были неслабые.

Оригинал

Это лишь один эпизод из жизни Великого Вождя и созданной им системы.

Семьдесят пять лет назад главный вурдалак Советского Союза товарищ Сталин отдал дикий преступный приказ — сжигать деревни в тылу у гитлеровцев. Этот приказ обрекал на смерть и страдания граждан СССР, которые по вине самого товарища Сталина оказались на территории, оккупированной врагом. Думаю, для Нюрнберга хватило бы и одного этого.

Вурдалак помельче, сделавший впоследствии хорошую карьеру и умерший в своей постели, решил, что этот приказ сподручнее исполнять руками, практически, детей, которых необученными забрасывали за линию фронта. Сегодня исламские террористы, творчески переработав этот опыт, используют детей в качестве живых бомб.

Преступные методы исполнения преступного приказа закономерно привели к гибели детей, многие из которых, как Зоя Космодемьянская, приняли мученическую смерть и проявили фантастический героизм. Потом, когда гитлеровцы отступили, за смерть Зои товарищ Сталин, которому крови было мало, расстрелял еще несколько своих.

Выяснять сейчас, чем болела Зоя, мне, как и многим, кажется, как минимум, неуместным. Но раз уж так получилось, что мы ее вспомнили, обсуждать, по-моему, стоит не пост Андрея Бильжо — а в этом обсуждении несогласие с автором или даже возмущение им сливается с защитой бесчеловечных практик тогдашнего государства — время, мол, было такое. От этого тезиса, кстати, один шаг, до воссоздания кошмара — время и сейчас тяжелое — санкции, информационная война, на колени хотят поставить… Обсуждать надо систему, пославшую девочку на смерть. И требующую новых жертв!

Председателю Российского Военно-исторического общества,
Министру культуры РФ 
господину Мединскому,
Члену попечительского совета Российского Военно-исторического общества,
Заместителю Председателя Правительства РФ 
господину Рогозину


Господа!

В настоящий момент руководимое вами Российское Военно-историческое общество проводит в Манеже выставку, посвященную мифам о Второй мировой войне. Проход на выставку обозначен стрелками на полу. Стрелки имеют названия: «Гитлер», «Гозман», «Геббельс», «Верховная Рада». В залах выставки на полу размещены высказывания о войне, смысл которых не разделяют организаторы данного культурно-просветительного мероприятия.

На мой вопрос, что означает размещение на полу данных высказываний и имен, в том числе, и моего имени в соседстве с именами Гитлера и Геббельса, сотрудники выставки объяснили мне, что это сделано для того, чтобы посетители могли «попинать ногами» или «вытирать ноги» об имена врагов Отечества. Господа! Вы не унизили меня – оказать в числе персональных врагов людей, представляющих, на мой взгляд, максимальную угрозу России, т.е. ваших врагов – это не унижение, а честь. Говорят, Левитан гордился тем, что Гитлер объявил его своим личным врагом. Вы не напугали меня – мне шестьдесят шесть лет и я давно научился не обращать внимания на угрозы трусливых гопников, какие бы посты они ни занимали. Но к самой ситуации я отношусь максимально серьезно.

Физическим расправам над неугодными – не важно, по национальному, конфессиональному или идеологическому признаку – всегда предшествует их публичное поношение. В данном случае, очевидно, что речь идет не просто о конкретных людях, но о т.н. «пятой колонне», ненависть к которой уже не первый год разжигается провластными СМИ. Вы, представители высшей исполнительной власти России, члены правительства страны делаете сейчас ровно то, что восемьдесят лет назад делали руководители Третьего Рейха, готовя Холокост.

Года три назад я написал, что НКВД и СМЕРШ-НКВД, по сути, не отличаются от СС и гестапо и должны рассматриваться как преступные организации. Теперь вынужден констатировать, что и сегодня в высшем руководстве моей страны присутствуют люди, мало отличающиеся от нацистов.

Хочу напомнить вам, господа, что, по крайней мере, часть тех, кого преследовали такие, как вы, выжили и смогли наладить новую жизнь уже без вас. А вот таких, как вы, повесили!

Примите и прочее
16 октября 2016

Обломок самовластия

Бессмысленно спорить, каким на самом деле был Иван Васильевич, царь Мучитель? Казнил ли он всего 5-7 тысяч человек, что по мнению члена Правительства РФ товарища Мединского сущая ерунда, или на пару нулей больше, был ли садистом, убивал ли сына или тот сам умер по дороге в Петербург? Все это не важно, потому что памятник – не царю Ивану, а образу этого царя. Это памятник самовластию и произволу, примату государя и государства над человеком, памятник жестокости и презрения к любому писанному и неписанному закону. Это памятник старшему брату и предтече Сталина. Это воплощенная в камне и металле мечта нынешнего начальства об идеальной системе государственного устройства. Именно поэтому памятник этот обязательно надо будет снести.

Но есть и хорошая новость. Никого, кроме Проханова и Кургиняна с Хирургом на открытие привезти не удалось. Даже Рогозин с Васильевой не приехали. Они что-то знают? Вряд ли. Но чувствуют!

11 октября 2016

Ночь над страной

Вопреки географии над всей территорией страны полярная ночь. И не на полгода.

Ужасное, тягостное чувство стыда и бессилия от захлестнувшей все вокруг архаики.

Надежда на нефть и на то, что вновь, как это в свое время сделали арабы, можно будет взять мир за горло. А мир этот ищет – и находит! – альтернативу нефти и, вообще, углеводородам.

Путин отменяет визит в Париж и встречается с президентом Венесуэлы Мадурой – с тем самым, которому его предшественник Уго Чавес является в виде птицы и дает конкретные указания по управлению страной. А наш, наверное, сам себе является – равных-то не было.

Штурмовики-искусствоведы решающие, на что можно смотреть, а на что – нет. Циничные негодяи с недвижимостью на Западе, дающие нам бесплатные и обязательные уроки морали, нравственности и патриотизма. Прохиндеи в увешенных золотом рясах – я не только про РПЦ, в других конфессиях не лучше.

Библия вместо Толстого, память матки, полураспад урана по воле Божьей и не важно, что двадцати восьми панфиловцев не было, вы все – конченные мрази. Духовность, скрепы, особый путь, семейные ценности, борьба с геями, Русский мир.

Все это – и духовность, и штурмовики — уже было, и у нас, и не у нас. Все это многократно описано в литературе, в том числе, в нашей. Все это уже заканчивалось катастрофами.

Так и вижу, как начальство, живое и здоровое, выходит из бункера, одетое в элегантные противорадиационные скафандры, а навстречу ему – тараканы, больше никого не осталось.

Верующие в Бога могут молиться. Нам, атеистам, хуже.

05 октября 2016

Плутоний за пазухой

Внесенный Путиным в ГД законопроект по выходу из соглашению с США по плутонию – самое опасное и разрушительное действие наших властей за последнее время. Может быть, даже более опасное и разрушительное, чем аннексия Крыма.

Кто кого кинул или собирался кидать в соглашении по плутонию, я не знаю. Может, и вправду, американцы наших, а может – наши американцев. Или обе стороны – друг друга, так бывает. Но это и не важно.
А важен – и страшен! – список условий, при выполнении которых мы готовы вернуться.
Во-первых, он низводит нашу страну на уровень Северной Кореи. Это она, когда кончается еда, проводит новое испытание чего-нибудь, грозит прямо завтра уничтожить США своим могучими вооруженными силами и получает следующую партию гуманитарной помощи. Список выдвинутых Соединенным Штатам условий настолько невыполним и оторван от реальности, что неизбежно дискредитирует любые наши публичные заявления. Нашим северокорейским друзьям терять нечего, поэтому, когда они заявили по своему телевидению, что их футбольная команда, в чемпионате мира не участвовавшая, выиграла этот чемпионат, в отношении к ним человечества ничего не изменилось. К нам еще позавчера относились несколько иначе.
Во-вторых, список демонстрирует подлинные приоритеты российских властей. Говорят, что, когда еще в девяностые Жириновский ходил в Кремль, обменивая лояльность своей фракции на различные приятные вещи, то в его shopping-list, помимо вещей вполне серьезных, типа преференций различным компаниям, всегда было одно нематериальное требование – дать Владимиру Вольфовичу генеральское звание. Ну, хотелось ему! Характерно, что так и не дали. Наличие в списке требования отмены закона Магницкого – из той же серии. Закон направлен не против страны – российской экономике от него ни холодно, ни жарко, а против группы чиновников среднего уровня, виновных, по мнению американцев, в гибели Магницкого. Но для нашего начальства они – люди одной крови, свои, поэтому ради их защиты бы принят закон Димы Яковлева – ну, умерло некоторое количество больных детей, велика важность – а сейчас его включают в контекст проблемы ядерного оружия.

В-третьих, это, конечно, видимая всему миру истерика. Как долго уговаривали сами себя, что и санкции, и контрсанкции – только на пользу. А теперь требуем, по факту, контрибуцию – я как-то не заметил, что мы уже войну с Америкой не только начали, но и выиграли – причем, что особенно трогательно, и за собственную глупость, когда мы решили наказать супостатов, не покупая у них того, что нам нужно. Но если в истерике находится руководство страны, располагающей то ли первым, то ли вторым ядерным потенциалом мира, прямой долг военных других стран готовится к войне.

В-четвертых, мы показали всем, кто не понимал этого раньше, надеясь, что само рассосется, что разговаривать с нами всерьез невозможно. Ведь следующим требованием будет, чтобы их Золотая Рыбка была на посылках у нашей Захаровой. Мы требуем невозможного не только в этом списке, но и вообще. Нас не устраивает сложившийся миропорядок, причем, плох он не тем, что недостаточно безопасен или невыгоден – он не дает нам того ощущения главенства над всеми, всеобщей к нам любви и восхищения, за которое не жалко и повоевать. И наша поддержка разнообразных радикалов – от Марин Ле Пен до Ципраса, от Трампа до всяческих сепаратистов – вполне осознанная попытка сбросить фигуры с доски и начать новую партию. Только это не доска, это планета.

Мы никогда, по крайней мере, пока у власти нынешняя команда, не будем партнером, мы всегда будем угрозой или врагом.

Вчера большая, глобальная война стала ближе.

29 сентября 2016

Хроники 1934 года

Первый канал, «Время покажет». Чувствую себя Вовочкой из анекдота: хоть учительница и задавала слово на букву «К», а он все равно исхитрился и произнес заветное «Х»!

Обсуждалась предельно актуальная для миллионов зрителей проблема – новая книга Александра Рара (немецкий политолог, автор книги о Путине, участник Валдайских встреч с Путиным и т.д.). Книга о том, каким будет геополитическая структура мира к середине века – понятно, что для домохозяйки из Кемерово это куда важнее пенсий и здравоохранения.

Я проявил бестактность и сказал, что, если мы хотим, чтобы нас уважали, надо вести себя хоть мало-мальски прилично, не врать, признавать войну войной, и что следующий президент, все равно, должен будет признать нашу ответственность за малазийский Боинг и принести извинения. Как, собственно, за Катынь или пакт Молотова-Риббентропа. Реакция была вполне ожидаемой, но слова прозвучали. Но, кроме моего хулиганства и безответственности, было два важных момента.

Во-первых, ведущий сказал, показывая на меня, что проблемы у нас из-за того, что у нас еще есть «внутренняя Америка». Это прогресс. Говорят, телевидение сервильно. А вот — прямая и нелицеприятная критика властей – плохо борются с внутренними врагами. Полагаю, они учтут.

Во-вторых, Александр Рар. Я спросил его (вне эфира), сославшись на энтузиазм, с которым у нас борются с врагами, с дегенеративно-порнографическим искусством и с абортами, не кажется ли ему не совсем верным, что немец поддерживает тот самый путь России, по которому его страна в свое время уже прошла с известными последствиями и известным результатом? Он сказал, что все у нас неплохо, а ему надо книгу продавать. И ведь не возразишь, надо! Дурацких вопросов о совести и прочем я, естественно, уважаемому специалисту не задавал.

Конечно, могло быть еще противнее, если бы прошли, например, «Родина» или «Партия роста». Но и так достаточно хреново. Но — ожидаемо. А вот реакция на очередную победу коллективного Альцгеймера не над интеллектом даже, а просто над здравым смыслом, мне, например, кажется, мягко говоря, не оптимальной.

Я не о телевизоре или поздравлениях первых лиц — это лишь финальный номер все того же циркового представления. Я о реакции нашей части общества.

«Выборы были нечестными» — а вы другого ждали, вы этого не знали за день или за год до 18 сентября?
«Наших кандидатов дискриминировали» — скажите спасибо, что не убивали, а к несправедливости все были готовы, как любой представитель дискриминируемого меньшинства при поступлении в ВУЗ.
«Государственное телевидение зомбирует народ» — а вы страну не перепутали, вы думали, в Канаде избираетесь?

«Бюджетники, карусели, фальсификации» и далее по списку — а тут что-то новое?
«Явка низкая, вот если бы все от дивана оторвались, тогда…» — тут вы правы, с народом не повезло. Ленив, неразумен, выгоды своей не понимает, к ярму привык. Но ведь это уже несколько столетий так. Да, честно говоря, и другие народы, если разобраться, не многим лучше.

Невозможно больше слушать про плохую власть и хороших нас. Власть, да, плохая, лживая, коррумпированная. А еще она антинародная (простите за использования такого выражения, но это, по сути, так). Но, может быть, стоит задуматься, а так ли хороши мы?

Да, мы (некоторые из нас) и сами на выборы пошли, и других призывали за Яблоко голосовать. Но почему при той беспрецедентной поддержке, которую получило Яблоко от лучших людей страны, оно даже в столицах набрало меньше десяти процентов? Ну, ладно, украли что-то — двенадцать? А ПАРНАС со своими 0,6? Это все Явлинский виноват, который неправильно вел кампанию, или Касьянов, который дал себя подловить кремлевским негодяям?

Последние пятнадцать-двадцать лет мы последовательно теряем позиции. И не только на выборах. Еще несколько лет назад кто мог представить себе памятники Сталину или эти два чуда на постах уполномоченных по правам человека, вообще, и ребенка, в частности? И это все кровавый режим, а мы с вами не при чем?

Мы не смогли сформулировать привлекательной альтернативы. То, что мы говорим, правильно, конечно, но, в лучшем случае, оставляет сограждан равнодушными а иногда — вызывает резкое отторжение. И поэтому к нам так легко прилеплять всякий бред, типа пятой колонны и иностранных агентов.

Мы ни в коем случае не должны отказываться от своих принципов. И главный из них для меня — свобода превыше всего! Но мы обязаны понять, что же мы делаем не так? В чем виноваты не ОНИ, а МЫ?

Мутко подал в отставку, предварительно обратившись в Международный параолимпийский комитет с просьбой не наказывать параолимпийцев за преступления государства и его чиновников, в том числе, за его собственные преступления, и разрешить им участвовать в Параолимпиаде под флагом олимпийского движения. После этого он предоставил себя в распоряжение Следственного Комитета.

Захарова заявила, что наша страна понимает, что атмосфера, в которой принималось решение, порождена нашими агрессивными действиями, что мы пересматриваем свою политику и просим найти решение, которое позволит параолимпийцам участвовать в соревнованиях, пусть и не под российским флагом.

Российские спортсмены в открытом письме спортсменам мира признали, что применение допинга является в России повсеместным и организовано государством, обещают бороться с этой позорной практикой, и просят МПК проявить гуманность и допустить наших спортсменов-инвалидов участвовать в соревнованиях в личном качестве.

Президент Путин попросил прошения у параолимпийцев за то, что они вынуждены расплачиваться за его опасную и дестабилизирующую мировой порядок политику. Одновременно он попросил глав ведущих спортивных держав поддержать наших параолимпийцев и использовать свой авторитет для того, чтобы они смогли, представляя не запятнавшее себя допингом государство, а самих себя, участвовать в Параолимпиаде.

На горе уже третий день мелодично свистит рак.

Еще через 25 лет правда, наконец, выйдет наружу. Путч был организован Госдепом и исламскими террористами с целью разрушения нашей духовности и получения контроля над высокими технологиями в текстильной промышленности. Однако генерал Золотов (а почему бы и нет?) на белом танке разгромил войска НАТО, которые пытались захватить в плен русского царя, чтобы заставить его принять католичество. Погибшие при обороне Белого Дома от бандеровцев Крючков, Пуго и Янаев были посмертно награждены орденами Владимира Путина первой степени и причислены к лику святых.

Но пока еще живы те, кто видел все своими глазами, можно — нужно! — назвать мифы об августе 1991, которые существуют уже сегодня, когда не завершена еще титаническая работа начальства по написанию правильной истории России. Это мифы, в которые, между прочим, верит и некоторая часть вполне разумных людей.

Миф 1. «Это была победа народа». Вранье! Народу было наплевать — во дворе моего дома, например, шла обычная жизнь, никто ничем не интересовался. Это была победа ничтожного меньшинства, активной части населения — наша победа. Кстати, с праздником! Но мы бы, конечно, не победили, если бы у ГКЧП были сторонники, хотя бы столько же, сколько было нас. Но в стране не было ни одного митинга в поддержку путчистов (а ведь сегодняшнюю власть тоже защищать никто не будет) — и мы победили. Всем было все равно, а нам нет.

Миф 2. «Народ вышел за демократию». Во-первых, народ не вышел (см. Миф 1), это мы вышли, его маленькая (и думаю — лучшая) часть. Во-вторых, все движение конца восьмидесятых было не за частную собственность или демократию, или отмену шестой статьи. Оно было за справедливость, за честную жизнь, против постоянного лицемерия и вранья. Поэтому оно тогда объединило столь разных людей.

Миф 3. «Собравшиеся у Белого Дома были статистами, а на самом деле все решали большие дяди. Можно было и не выходить». Тоже вранье. Прорвать построенные нами баррикады войска могли за десять минут. Но военные не хотели убивать (о причинах этого нежелания нужно говорить особо), а, как минимум, несколько десятков человек при штурме обязательно погибли бы. Если бы людей — нас — там не было, они бы спокойно взяли здание, арестовали или застрелили бы на месте Ельцина и еще несколько лет убивали бы и разрушали все. Что еще не было разрушено.

Миф 4. «Люди у Белого Дома были наивны, их обманули». Никогда не соглашусь. Меня, например, никто не обманывал, а наивным я, точно, не был. Я все понимал, не ждал немедленного рая на земле, хотя, конечно, не мог предсказать, что будет — так, никто и никогда не может. Но я счастлив, что был там. И все мои друзья, кому тоже повезло оказаться в те ни в Москве, тоже считают, что это были лучшие дни нашей жизни.

Миф 5. «Все было зря». Ну, уж нет! Конечно, то, что сейчас — омерзительно. Такое впечатление, что это они тогда победили, а не мы. Но, во-первых, при их победе, было бы во много раз хуже — кроме дерьма, вокруг была бы кровь, а шансы на нормальную жизнь исчезли бы совсем — вы себе представляете, что бы они сделали со страной и со всеми нами за те несколько лет, которые им бы удалось удерживаться у власти? А во—вторых — и это главное — это вообще неправильно. Мы шли по дороге, был опасный участок, можно было сорваться в пропасть, мы цеплялись изо всех сил и удержались. А дальше был следующий опасный участок, и мы по пояс, по грудь провалились в болото, мы стараемся выбраться, но не знаем, получится ли? Но разве из этого следует, что надо было сорваться уже тогда? Более того, если мы выберемся из сегодняшней грязи, впереди нас ждет еще много неприятностей. Так что, тонуть сейчас? Вам удачно вырезали аппендицит, а потом вы заболели чем-то куда более серьезным, и исход не ясен. Разве следует из этого, что надо было умереть от перитонита уже тогда?

Когда 25 лет назад я ехал на такси к Белому Дому, водитель всю дорогу объяснял мне, что все мы идиоты, Ельцин — мошенник, а Горбачев — и вовсе предатель и шпион. А когда доехали, не взял денег, сказал: «Храни тебя Бог». С меня до этого таксисты не брали денег только в Армении в декабре 1988 года, когда понимали, что я приехал волонтером на землетрясения. И вот тогда, в августе.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире