leonid_gozman

Леонид Гозман

21 мая 2017

F

Два момента мешают мне присоединиться к тем, безусловно, достойным людям, которые возмущены сегодня запретом Яндекса и прочего в Украине.

Во-первых, у нас в России подобных безобразий выше крыши. К подавлению всего и вся на федеральном уровне прибавляется глупость в регионах и мракобесие сверху донизу. Нам есть, чем возмущаться у себя дома.

Во-вторых, и это главное, нынешние руководители Украины могут быть сколь угодно неадекватны и сколь угодно далеко отходить от тех принципов свободы и прав человека, которые всем нам дороги. Но ведь это НАША страна совершила агрессию против их страны. Это НАША страна виновна в той трагедии, которая уже четвертый год разворачивается в Украине. Поэтому мне как-то неловко говорить президенту Украины, правильно или неправильно он действует по отношению к нашей стране.

А так-то, конечно, запреты – это плохо.

После гибели СССР мы получили наследство. Полет Гагарина и освобождение крестьян, Феликс Дзержинский и Малюта Скуратов, Победа и заградотряды, брусиловский прорыв и гражданская война. Мы наследники Пушкина и Жданова, Сперанского и Сталина, Сахарова и Лысенко. Мы наследники тех, кто расписывался на стенах Рейхстага, и тех, кто написал четыре миллиона доносов. Мы наследники тех, кто расстреливал, и тех, кого расстреляли. Мы не знаем, что делать с этим наследством.
Большинство наших бывших вассалов от наследства отказались – мы, говорят, были оккупированы, захвачены, у нас своя культура и своя история. Мы никому ничего не должны, но и не требуем, чтобы расплачивались с нами.

Мы нашли другое решение. Мы никогда никого не убивали – ни своих, ни чужих. Мы не делили с Гитлером Польшу и не истребляли людей в бесконечных Кавказских войнах, у нас не существовало жутких тираний, и даже рабство было духовной скрепой. Мы всегда были гуманны и богобоязненны, мы несли (и несем!) лишь добро и свет. Отдельные недоразумения, вроде ГУЛАГа или Катыни, меркнут рядом с нашими подвигами а, главное, в сравнении с преступлениями, которые в это же время, причем, в отличие от нас, сознательно и злонамеренно, совершали другие. Мир вечно обязан нам за защиту от монголов, за кислород сибирской тайги, за сохранение подлинного христианства, за концерт в Пальмире и, конечно, за Победу.

Лишь национал-предатели могут задавать кощунственные вопросы о чрезмерных, якобы, потерях и о брошенных на произвол судьбы пленных, о СМЕРШе и заградотрядах, о не похороненных до сих пор солдатах и о программе обеспечения ветеранов жильем, которая к столетию Победы уж точно будет выполнена. Только исконные враги России – поляки и англичане, американцы и эстонцы, грузины и далее по списку – позволяют себе сравнивать Крым с Судетами, называть братскую помощь народам Прибалтики оккупацией, «Ночных Волков» — шпаной, а штурм картонного Рейхстага – издевательством над памятью павших. Только они – враги – не понимают, что мы имеем право делать все, что хотим. Право победителей.

Это право — единственное наследство, которое мы признаем. Мы делаем вид, что не прошло семидесяти лет, что не было Берлина 1953 и Праги 1968, Венгрии, Афганистана, Чечни. Не было комедии столетия Ленина и фарса «Малой земли». Не научившись жить в настоящем, не сформировав образ будущего, мы вернулись в придуманное прошлое. Лоснящиеся начальники изображают из себя только что вышедших из боя солдат. Население покоренных территорий – а это весь мир – должно смотреть на нас с восхищением и благодарностью и понимать — чтобы мы ни делали и ни говорили, мы – в своем праве. А если мы и вывели откуда-нибудь свои войска, то это ненадолго – уже возвращаемся! Можем повторить!

По телевизору и с трибун все это произносят присвоившие себе Победу мародеры — духовные наследники особистов, идейные последователи тех, кто вместе с Гитлером развязывал Вторую мировую войну, кто ложью и насилием веками удерживал страну от движения вперед. Они, кажется, правда думают, что это они — победители. Они верят в то, что достаточно быть итальянцем, пусть даже Муссолини, чтобы наследовать Данте, грузином – Руставели, немцем — Гете? А оставшихся в живых ветеранов они милостиво приглашают на  украденный у этих же стариков праздник, наливая стопку водки в прихожей.

Они тогда выиграли страшную войну, отстояли страну и мир. Мы не можем отстоять их память.

08 мая 2017

Вечно живые

Вздох облегчения – она не прошла! ОНИ не прошли! Боевая подруга нашего начальства Марин Ле Пен – ее принимал Путин, ее неустанно рекламировали наши СМИ, через контролируемые Россией банки она получала какие-то мутные займы – проиграла выборы президента Франции!

Но она вернется. Либо сама, либо воплотившись в свою племянницу, восходящую звезду французских крайне правых, либо в кого-либо еще, нам пока неизвестного. И вновь будут звучать дикие призывы, вновь будут даваться нереалистичные обещания, вновь злоба, некомпетентность и безответственность будут собирать многотысячные митинги.
Потому что дело не в Ле Пен. И даже не в конкретных проблемах и ошибках – питательной среды таких, как она. Она будет всегда, она лишь одна из длинного ряда вечно живых – Ленина, Гитлера, Чавеса, Жириновского. Эти люди, апеллируя к самым темным сторонам человеческой натуры, предлагают согражданам простую и непротиворечивую картину мира, сулят светлое будущее, которое настанет сразу же, как они придут к власти и победят внешних и внутренних врагов — «и не раз тот рассказ в бараке вы помяните в горький час!».

Но дело и не в этих авантюристах, дело в тех, к кому они обращаются. В любом обществе есть люди — и почти в каждом из нас тоже есть такой человек, только молчащий до поры до времени – которые жаждут этого простого мира. Хотят верить, что они – лучшие, просто потому, что русские, немцы или французы, ненавидят и боятся всех, непохожих на себя, хотят быть сильными потому, что верят только в силу. И поэтому в США в свое время появился Маккарти, в Великобритании победил BREXIT, про нас и говорить нечего – достаточно телевизор включить. Ну а парады наряженных солдатами детей – это уж и вовсе за гранью.

Это болезнь не всегда проявляется в политическом выборе. Она прорывается в анекдотах и в презрительных прозвищах, которыми награждают другие этносы, в жлобских шутках из уст президентов и премьеров, в требовании, чтобы все были, как один, носили георгиевскую ленточку, например.

Марин Ле Пен, ее духовных братьев и сестер нельзя победить окончательно – их надо побеждать каждый день. На месте отрубленной головы обязательно вырастет новая – надо быть готовыми отрубить и ее тоже. И если расслабиться, хотя бы ненадолго – вот тогда окончательно победят они.

А французам – поздравления и благодарность!

Я сегодня посмотрел новости по телевизору. Один раз, по одному каналу. И многое понял. Делюсь.

Народ во Франции за Ле Пен и против Макрона. Она встречается с людьми, они ее обнимают и поддерживают. Макрона же прогоняют с завода, куда он зачем-то пришел, и он по своей привычке идет утешаться в ресторан для бомонда. Парижские лицеисты против обоих, требуют отмены второго тура. По синхрону, правда, они против Ле Пен, а про Макрона вообще ничего не сказали, но это неважно. А важно, что теперь ясно, где Чуров – работает на Макрона (это уже мой вывод, но ведь и новости — для умных).

Сергей Миронов (он же «Серега-десантник», он же «оппозиционер») встречается под камеры с избирательницей и утешает ее, что ее дом тоже пойдет под снос – он гарантирует и запрос пишет — и жизнь у нее тогда настанет совсем хорошая. Уверен, это обещание он выполнит. А то тут некоторые, которые не смотрят телевизор, говорили, что люди не хотят, чтобы их дома сносили, так это неправда.

Американцы изобрели искусственную матку. Теперь младенец в 23 недели может выжить и нормально развиваться. На первый взгляд, хорошо. Но – плохо! Очень это этически неоднозначно. Чем неоднозначно, не объяснили, наверное, объяснят завтра. Хорошо, что у нас ничего такого не изобретают.

А с экономикой все нормально – об этом премьер сказал на заседании правительства. И не Димон он вовсе, взгляд государственный, строгий. Восемьдесят миллиардов выделил на подъем экономики.

Это я только один раз посмотрел, да и то отвлекался.

А  про нападения, да зеленку в глаза ничего не говорили. Значит, и не было этого вовсе.

16 апреля 2017

Итог

Изоляция – это не только голосование в Совбезе ООН где Россию поддержала только Боливия, и даже Китай дистанцировался и воздерживался – хотя уж как искренне наша официальная пропаганда возмущалась тем, что Трамп унизил китайцев, сообщив за десертом об атаке на сирийский аэродром. И не только всего два оставшихся союзника – теократическая диктатура, Иран, и террористическая организация Хизболла. Изоляция – это когда провокация с девочкой-инвалидом на Евровидение сначала кажется столь успешной – поставили Украину в сложное положение, да еще как! – потом оборачивается привычной бомбежкой Воронежа. Трансляции, ведь, не будет, значит те, кто хотел смотреть, ничего не увидят, а может, и в 2018 России там не будет – правила конкурса запрещают отказ от трансляции. Но главное – всей нашей духовности и морального превосходства не хватило, чтобы убедить несколько десятков деятелей шоу-бизнеса в Европейском вещательном союзе, людей, как и все в шоу-бизнесе, высоконравственных и неподкупных, занять жесткую позицию по отношению к Украине и заставить ее принять нашего представителя или, в конце концов, перенести место конкурса. Изоляция – это успехи «Русского мира» — привет главе соответствующего фонда депутату Никонову – число говорящих по-русски и изучающих русский людей сокращается с каждым годом, Казахстан официально переходит на латиницу, Сербия делает это без объявлений, но по факту. И прочее, и прочее, и прочее.

И все это не русофобы, которых начальство придумало себе на радость. Это закономерный результат, как содержания нашей политики, так и ее стилистики – этот гопник в Совбезе лишь копировал эстетику высшего начальства. А стиль этот – от слабости. «Грозить шведу» нам, в общем, нечем, разве «Адмиралом Кузнецовым», да рогозинской базой на Луне. Т.е. развалить планету на части – это мы можем, не отнимешь, а вот войну с серьезным противником выиграть – вряд ли. Покупать страны и народы – строить университеты и больницы, помогать развитию – тоже не можем. Можем только коррумпировать отдельных чиновников. При 1,7% ВВП от мирового много не купишь. По общей привлекательности мы где-то рядом с Африкой – немцы с норвежцами к нам не рвутся, свои уезжают, а партнеров по ОБКБ Россия может удерживать лишь обещаниями помогать в подавлении цветных революций. Мы приехали ровно туда, куда ехали. Стало быть, с приездом!

Всем все давно понятно. Вот предъявили второе обвинение «взятому с поличным» Никите Белых. Он сидит без суда 9 месяцев — человек успевает родиться за это время. Срок следствия уже несколько раз продлевался – наши суды не отказывают следователям в этой мелкой любезности. Его превратили в инвалида, на допросы почти не вызывают. Очевидно любому, что второе обвинение – потому, что не могут доказать первого, что фантастическая жестокость, отказ в медицинской помощи и, фактически, растянутое во времени убийство – месть, то ли за непрофессионализм правоохранителей, их неспособность работать по правилам, то ли за что-то еще, что никак не связано с инкриминируемыми ему деяниями. Если он умрет в тюрьме, а мне – счастлив был бы ошибиться! – это кажется все более вероятным, за это никого не накажут. И это никого не удивит.

Ильдара Дадина, все-таки, освободили. Но те, кто его пытал, и те, кто его сажал, в полной безопасности. И не только потому, что они — свои. Системе надо, чтобы все понимали, что, если ты попадешь в тюрьму хоть на несколько дней, с тобой там могут сделать все, что угодно. Так что не ходи, куда не положено и, вообще, не раскрывай рот. И это тоже никого не удивляет.

Я в прямом эфире спросил Николая Ковалева, бывшего директора ФСБ, верит ли он, уважаемый профессионал, что убийство Немцова – первого вице-премьера, между прочим – у стен Кремля задумал и организовал водитель (!) заместителя командира батальона? Курам, ведь на смех такая версия. Верю, говорит! И смотрит в глаза.

Фильм «Он вам не Димон» посмотрели миллионы людей. И ВСЕ поверили. Его аппарат, члены правительства, их заместители, секретари, охранники, эксперты – все верят, даже те, кто не настолько близок, чтобы знать точно. Если завтра такой же фильм появится о любом из приближенных Путина или о нем самом, тоже все поверят. Кто-то только скажет, что «герой» украл еще больше. А они, зная, что все верят, продолжают говорить об улучшении снабжения лекарствами, росте пенсий и о других замечательных вещах.

Многотысячные протесты, аресты сотен людей, новое поколение на улицах. По горячим следам в официальных СМИ ничего, но уже завтра-послезавтра станет ясно, что это была попытка вооруженного переворота (благо у одного дурака или провокатора изъяли газовый пистолет), организованная Навальным по указке злых бандеровцев, но предотвращенная героической Национальной гвардией, за что Путин их публично поблагодарит. А случайно выбранным дадут реальные сроки.

Единственная скрепа, предлагаемая сегодня обществу – ненависть ко всему миру и к внутренним врагам. Больше нет ничего – ни картины общего будущего, ни ощущения правильности собственной жизни.

Система может долго стоять на понимании ее разумности и выгодности для всех. Может – на силе и всеобщем страхе – но тогда нужны не точечные, а массовые репрессии. Но не может – не может долго! – на лицемерии и лжи. Уверен, мы присутствуем при конце!

Масштабные преступления редко осуществляются без не менее масштабного вранья. Большому Террору предшествовало вранье о заговорах, Холокосту – о зловредной деятельности евреев против немецкого народа.

Про Крым врали много и вдохновенно. О Правом Секторе, который уже на подходе и будет вешать, о преследованиях русских (составлявших большинство и в Крыму, и в его руководстве), о сакральности Крыма для каждого русского человека, о том, что полуостров всегда принадлежал России, об отсутствии там наших войск и о приближении американских. Использовалась та же демагогия, с помощью которой нацисты в свое время обосновывали аннексию Судет.

Врали просто по привычке – ни при одном из украинских президентов Киев ничего не делал для Крыма и крымчан, идентификации с Украиной у большинства населения не выработалось, а негативизм по отношению к правящему Крымом криминалу естественным образом распространялся на все государственные институты Украины. Думаю, что, если бы в Крыму были проведены процессы, аналогичные тем, которые прошли в Шотландии и в Каталонии, сторонники независимости, а может быть, даже и сторонники присоединения к России победили бы. Конечно, этот процесс занял бы не один год, в ходе переговоров пришлось бы решать десятки сложнейших проблем, связанных, прежде всего, с обеспечением прав тех жителей Крыма, которые не захотели бы ни отделяться от Украины, ни, тем более, становиться частью России. Ну и, конечно, одной из самых острых была бы проблема прав крымско-татарского народа  — единственного, по сути, который имеет историческое право говорить: «Крым – наш!».

Но властям РФ все это было не нужно, им нужно было устроить праздник, маленькую победоносную войну, доказать своему народу и всяческим врагам собственную крутизну. А на людей, в том числе тех в Крыму, которые хотели, чтобы Крым стал Россией, им было наплевать. Они просто цинично воспользовались их настроениями, их недовольством властью и ностальгией. Ведь теперь, когда следующий президент России вынужден будет извиняться за всю эту авантюру, когда начнутся тяжелейшие переговоры по восстановлению разрушенного миропорядка, платить – нестабильностью, резкими изменениями жизни и многим другим – придется тем самым людям, которых мы, якобы, освободили.

И вот, через три года большинство в России, по-прежнему, считает, что все было сделано правильно. Но праздник куда-то делся, радость ушла, осталось озлобление против врагов внешних и внутренних, пытающихся задавить нас санкциями – это из-за них, врагов мы плохо живем. Мы хорошие, но доброту нашу никто не ценит. А значит, мы должны защищаться, а лучшая защита – нападение, хоть в Сирии, хоть где. Праздничный митинг убрали на Смотровую площадку, подальше от Кремля, платят участникам по триста рублей, а главный автор всего этого, Владимир Путин, на него не пришел. Похмелье!

9 марта в программе «Первая студия», кроме обычного разоблачения козней американцев, в поле внимание неожиданно попало и то, что происходит в собственной стране – демонстративное хулиганство на дорогах, в котором замечены оказались дети супербогатых людей.

Ведущий программы Артем Шейнин обвинил меня в том, что, вот о Сирии и прочем я пишу, а об этой проблеме не написал ни слова. Я обещал написать – выполняю.

Шпану, создающую угрозу жизни других водителей и пешеходов, надо наказывать, причем, я думаю, что в некоторых случаях, когда эти угрозы серьезны и осуществляются сознательно и цинично, сажать в тюрьму. То, что девчонку, приговоренную за многократное и демонстративное нарушение ПДД к общественным работам, никак не могут заставить на эти работы явиться — основание для расследования того, кто и сколько взял у ее папы с вытекающими из УК последствиями и для него, и для тех, кого он коррумпировал.

Но это все очевидности. Мои оппоненты – три действующих депутата Федерального Собрания и один бывший депутат, а ныне – советник главы Росгвардии, а также еще пара неизвестных мне, но тоже достойных людей – пытались понять корни этого отвратительного явления. И поняли – виноваты девяностые. Они, конечно, правы. Например, парню, который ехал по Москве со скоростью 240, транслировал это в Интернет и высказывался в том духе, что закон для него не писан, на вид лет двадцать. К моменту прихода к власти нынешней команды ему было уже три года – личность полностью сформировалась, проклятые либералы навсегда подчинили его своему тлетворному влиянию. Только наймиты Запада могут говорить, что атмосфера вседозволенности для золотой молодежи как-то связана с тем, что вот уже семнадцать лет делают те, чьи имена можно произносить только с придыханием.

Осмелюсь только кое-что добавить. Дети финансовой и политической элиты не только на «Феррари» рассекают – это лишь самые глупые из них, да и не у самых высокопоставленных родителей. А дети умные, да у родителей действительно серьезных не хулиганят. Они все, как на подбор, удивительно талантливы – руководят банками и промышленными предприятиями, зарабатывают миллионы долларов и все это, конечно, без помощи родителей. Только умом и трудолюбием.
Так вот, именно это наглое, демонстративное издевательство над моралью, над здравым смыслом, над жизнью миллионов людей, добивающихся всего своим трудом, порождает и презрение к закону, и цинизм, и всю эту мелкую шпану, родители которых не могут купить своим деткам государственное предприятие или крупную должность, и вынуждены ограничиваться всего лишь дорогой машиной. И пока не будет масштабных расследований того, как дети высших чиновников получили свои должности, и наказания тех, кто эти должности им предоставил – а страшно подумать, кто это может быть! – разговоры о морали и уважении к закону – не более, чем лицемерие. Кстати, часть моих оппонентов на этой программе ездит с «блатными» номерами.

1 марта 1881 года был убит Александр Второй. Да, кончено, сейчас это другой число — новый стиль, но в истории России осталась именно эта дата – 1 марта.
Его ругают за то, что он все сделал не так – не до конца, непоследовательно, не оптимально, не еще что-то… Освободил, но не так. У нас принято каждого, кто что-то делает, критиковать за то, что он делает это не так. Гайдара так же критиковали. А Немцова и вовсе, за неправильный цвет штанов. Критики, при этом, обычно не делают ничего, а потому и не совершают ошибок.

Но у нас не принято говорить о том, что человек сделал – духовность такая, скрепы. А Александр отменил рабство, реформировал армию и суд, сделал еще столько всего, что другим правителям и не снилось…

И вот она, роль личности в истории. И роль случайности. Народная Воля к первому марта была на последнем издыхании. Послушайся Александр княгиню Юрьевскую и останься в этот день во дворце, выполни охрана свой прямой долг – оттащить охраняемое тело с места покушения, чтоб не вступал царь в разговор с Рысаковым, подставив себя под бомбу Гриневицкого, и подписал бы он протоконституцию Лорис-Меликова. И вполне возможно, что не было бы в России ни октября 1917, ни последующего столетия крови и потрясений.

Но цветы к монументу царя-освободителя 19 февраля возложил только СПС. Наша корзина стояла там несколько дней в одиночестве, символизируя, что люди у нас так и не поняли, что когда-то, полтора века назад был у нас Император, попытавшийся сделать Россию свободной.

Если бы мы были нормальной страной, то 23 февраля был бы не праздником, а днем скорби и покаяния. Семьдесят три года назад бойцы НКВД, которых, конечно, никак нельзя сравнивать с эсэсовцами — они ж со звездами, а не со свастикой — выселяли, убивали, отправляли на смерть и страдания людей, виновных лишь в том, что они чеченцы и ингуши.

Если бы мы были нормальной страной, то сегодня, в День Депортации, во всех церквях, мечетях и синагогах проводились бы траурные службы, а президент страны был бы в Грозном и Магасе, преклоняя колени перед памятью жертв. А по телевизору весь день шли бы фильмы о депортации и о судьбах тех, кто пал жертвой людоедского режима. А певцы Империи заткнулись бы хоть на один этот день.

Но, нет! Мы никому не отдадим повод выпить, поздравить мужчин и рассказать самим себе, что «Можем повторить», что «от тайги до британских морей» и далее по списку. А по телевизору еще раз скажут, что все вокруг враги, что скоро мы освободим Киев и, наверное, Варшаву и Таллин – они же хотят этого, они ждут, там братья! И так это будет убедительно и весело, что народ опять поверит, а когда одумается, будет поздно.

Мы вспомним в который раз, что дыма без огня не бывает, что многие — ох, многие! — кавказцы перешли к Гитлеру и не так уж не прав был товарищ Сталин, когда их выселял. Да и по нынешним видно – понаехали, грязь от них одна, да теракты. И ненавидят они нас, природа у них такая.

А на следующий день с утра продолжим строительство Русского мира, оплота нравственности и добра.

Ну а я этот их «Русский мир» строить не буду. Мои соболезнования потомкам жертв.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире