leonid_gozman

Леонид Гозман

17 августа 2017

F

Для официальной идеологии верность, патриотизм становятся основными, если не единственными ценностями. И поэтому в вину большевикам ставятся не столько массовые убийства и, в целом, варварский эксперимент над Россией, сколько предательство. Иногда, напрямую – немецкое, мол, золото. Но чаще вспоминают большевистский лозунг времен Первой мировой войны — поражения собственного правительства, который даже многими оппозиционерами расценивается сегодня как однозначно неприемлемый. Большевиков сильно не люблю, защищать не буду. Но куда, неужели к предателям, достойным всяческого осуждения, отнести германских антифашистов, ценой жизни приближавших крах своего – гитлеровского — правительства? А генерала Де Голля, который боролся со своим правительством – правительством Виши – с оружием в руках? Ребята, а вы совсем забыли, что страна и ее руководство – не одно и то же, что иногда верность стране предполагает не просто отсутствие восторга перед режимом, но и активную борьбу с ним? Или вы всерьез считаете, что Мединский или Рогозин представляют мЕньшую угрозу России, чем, допустим, голосующие за санкции американские сенаторы?

Нельзя – мне кажется недопустимым, ужасным – желать гибели своих солдат даже на неправой войне. Поэтому не важно, почему конкретный наш «отпускник» оказался на Донбассе – по глупости, за военной карьерой поехал или поверил в дикие идеи, выливающиеся каждый день из телевизора. Если он попадет в плен, его надо выручать, если погибнет — хоронить достойно, а не в безымянной могиле, как норовят наши генералы. И надо сделать все, чтобы он как можно скорее вернулся домой живым. А вот радоваться победным реляциям Министерства Обороны не обязательно, никакого отношения к патриотизму это не имеет. Как и не обязательно «болеть» за наш спорт. К сожалению, победу конкретных спортсменов руководители государства воспринимают как свою собственную, у них начинает кружиться голова и они втягивают страну в новые авантюры. Собственно, аннексия Крыма произошла из победы на сочинской Олимпиаде. Если бы не это, то, может быть, и гонору было бы поменьше, и тысячи людей остались бы живы?

Если режим действует против сегодняшних и против долгосрочных интересов большинства населения, то почему мы должны желать ему удачи?

В нормальной ситуации закон и суд – эманация справедливости. Долг гражданина – подчиняться решениям суда и чтить закон. Так то в нормальной!

Но если закон запрещает констатировать очевидности, например, что СМЕРШ-НКВД не менее преступная организация, чем СС — а именно это запрещено законом «Об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма», принятым в 2014 году – то, по моему мнению, долг гражданина – нарушать этот закон и везде эту очевидность повторять и тиражировать. (Что я, кстати, и сделал, опубликовав немедленно после вступления этого закона в силу сразу в двух российских СМИ заявление, в котором говорил именно то, что они запрещают говорить). Если суд отправляет девчонок в тюрьму за танец в пустом храме в момент, когда там не было богослужения, а парня – за ловлю покемонов, то долг гражданина (опять же, это мое личное мнение, а не призыв к свержению конституционного строя) протестовать против этого суда, вне зависимости от того, как он относится к художественным достоинствам танца и к тому, уместно ли танцевать в храме. И вне зависимости от его отношения к покемонам и к охоте на них.

Сейчас человека признали виновным в оскорблении чего-то и приговорили к штрафу в 50 тысяч рублей за перепост в сети изображений Иисуса Христа, занимающегося спортом. Суд счел убедительным свидетельство священника РПЦ, ссылавшегося на Догмат, принятый в 787 году – до Средневековья оставалось еще несколько столетий. Можно, конечно, радоваться, что не приговорили к сожжению, а можно – нужно! – проявить солидарность. Я посчитал для себя необходимым разместить на своих ресурсах те самые картинки, за которые осудили в городе Сочи гражданина России Виктора Ночёвного. Желающие могут посмотреть на моем ФБ.

Я сделал это не потому, что мне нравятся картинки, а потому, что не хочу отдавать свою страну идиотам. Потому, что меня достали все эти неизвестно откуда повылезавшие товарищи с постными рожами, которые точно знают, что хорошо, а что – плохо, и учат меня, как жить, что есть, чему поклоняться и носить ли женщинам кружевные трусики. Чтобы не подставлять публикатора, я никого ни к чему не призываю. Но я думаю, что степень идиотизма ряда правовых актов, а также, системы правоприменения таковы, что публичное открытое неподчинение – с полным пониманием возможны последствий, разумеется – единственный доступный лично мне, например, инструмент борьбы.

Когда мракобесы в судейских мантиях и без оных сталкиваются с солидарным сопротивлением, они пугаются и отступают.

Истерика с памятниками в Польше закономерно выплеснулась в Совет Федерации, который попросил президента ввести против Польши санкции, не сказав, правда, какие? Но если Мизулину и еще парочку привлечь, то они, конечно, что-нибудь интересное придумают. Например, запретить жителям Калининградской области ездить в Польшу, а заодно – в Литву. Или Шопена запретить исполнять. То-то поляки попрыгают!

Но дело серьезное. А потому, обращаюсь к уважаемым патриотам непосредственно.

Уважаемые господа!

То, что вас не волнуют не похороненные до сих пор солдаты той войны, понятно. Как не волнует вас и то, какую медицинскую помощь получают и в каких, вообще, условиях живут оставшиеся еще ветераны. Зато Крым наш и с колен встали. Осталось только с поляками разобраться.

То, что вы даете подведомственному народу не совсем, мягко говоря, верную информацию – не говорите, например, что воинские захоронения в той же Польше содержаться в образцовом порядке, что есть мемориальная доска в память о погибших в 1921 году бойцах Красной Армии – я не обсуждаю, ибо бессмысленно. Просто хочу помочь вам в вашей искренней тревоге по поводу памятников и названий за пределами нашей Родины. Советом помочь.

Сносы-переносы памятников, переименования и прочее – вовсе не проявление ненависти к людям, давно покинувшим наш мир и даже не борьба с памятью о них. Это реакция на сегодняшнее агрессивное поведение нашей страны, на ваше, господа патриоты, хамство в адрес наших соседей, на ваше высокомерие, на вашу убежденность в праве поучать, требовать благодарности, на из каждого утюга вылезающее «можем повторить». Вы хотите защитить памятники? Так не рассказывайте по телевизору, за сколько часов наши танки дойдут до Варшавы и что поляки развязали Вторую мировую войну, не объясняйте, что украинцы – и не нация вовсе, а украинского языка не существует, не поддерживайте словом и делом всяких захарченок. Или просто помолчите, пока вас не перепрограммируют. Вот увидите, ситуация быстро улучшится.

Во-первых. Людмила Михайловна этого не делала и не могла делать. Она, человек с развитым чувством собственного достоинства. Она шла на многие компромиссы, чтобы вытаскивать людей из тюрьмы, она рисковала свободой, но никогда не совершала поступков, которые могли бы нанести урон ее чести. Вы можете показать мне тысячу подобных роликов, я буду точно знать, что все они — фальшивка. А в этом мерзком ролике, кстати — обратите внимание — в момент поцелуя видна только голова сверху. Да и не может, к сожалению, Людмила Михайловна двигаться так быстро — актриса плохо работала над ролью. Это, точно, фальшивка и монтаж.

Во-вторых, я не знаю, кто эту провокацию заказал и исполнил, но я точно знаю, зачем. Чтобы вы поверили. И вы повелись на гэбэшную провокацию. Они — авторы этой грязи — хотят не просто опорочить, измазать уникального человека (а ведь это может оказаться и убийством — девяносто лет, все-таки), они хотят, чтобы мы разуверились в людях, даже в лучших. Они хотят, чтобы у нас не осталось авторитетов, а значит, им все позволено.

В-третьих. Не думаю, что Путин пришел к ней с намерением все это организовать — достаточно того, что он подарил ей гравюру с Евпаторией (вместо ордена «За заслуги перед Отечеством» Первой степени, например). Якобы потому, что это ее родной город, аннексия Крыма, против которой она всегда выступала, конечно, не причем! Но сейчас он либо скажет, что никакого поцелуя не было, либо это все сделано еще и для того, чтобы сделать ему приятно, унизив ту, к которой он вынужден был приехать с поздравлениями. И если промолчит, значит, получилось -ему это понравилось. Кто-то получит внеочередное звание, а мы все — лучшее понимание того, где живем.

Людмила Михайловна Алексеева – сегодня ей 90 лет! – живая иллюстрация того, как много может сделать один человек в безнадежной, по общему мнению, ситуации.

Страна наша движется против мирового тренда. Везде расширение границ свободы — у нас закабаление. Везде снятие запретов, у нас Мизулина с Милоновым. Везде освобождение от предопределенности — местом рождения, религией родителей, сословной принадлежностью – у нас ровно наоборот. Везде, при всех сложностях, укрепляется закон, у нас – все больше произвола. А Людмила Михайловна уже много лет – и при Брежневе, и при Андропове, и при Путине — противостоит всему этому.

Противостоит успешно. Она помогла тысячам людей. Она вдохновила тысячи на продолжение ее дела. Ей девяносто, но у нее не замолкает телефон, в ее доме всегда люди – она нужна, она необходима, без нее никак.

Она – один из тех праведников, ради которых Господь, несмотря на торжествующие у нас мракобесие, злобу и самодовольство, пощадит нашу страну. Если доведется нам жить в нормальной стране, то это благодаря ей.

Мне повезло, как немногим – я знаком с ней лично. Более того, она удостоила меня своей дружбой. Счастлив и горжусь этим. Спасибо Вам, Людмила Михайловна, с днем рождения.

«Не все пропало в этом мире,
Хотя и грош ему цена,
Покуда существует гиря
И виден уровень говна»
Александр Галич, «Говномер»

Даже жаль немного – какое было счастье, когда Трамп пожал руку нашему, да еще и два раза, да еще и просидел с ним больше двух часов. И опять обманул, скотина. А каково пропагандистам на ТВ – то с искренней убежденностью, наш, мол. А завтра – опять не наш. А интеллекта они невеликого, могут и запутаться, вместо «Гонец из Пизы» известно, что произнести.

Но поражает меня в них, да и в их нанимателях не то, что врут – куда же без этого? И не то, что воруют – они же убеждены, что на их месте так бы поступил каждый. Меня поражает полное, подчеркиваю – полное и публичное пренебрежение нормами, которые, казалось бы, вообще в основе жизни.

Понедельник, 10 июля, Первый канал, программа Шейнина. Против меня – пара сенаторов, Коротченко, еще какой-то Руслан, неистовый такой, фамилию запомнить никак не могу.

Два моих тезиса (помимо того, что Путин – проблема для страны), вызвали наибольшую ненависть. Во-первых, осмелился высказать сожаление по поводу того, что в ненужной ни за каким дьяволом войне в Сирии гибнут наши сограждане. А мне говорят, все сами в бой рвутся, как мы в свое время в Афганистан(!), а ты, говорят, духа армии не понимаешь. Где уж мне понять? Радоваться, значит, надо и гордится. И завидовать, наверное.

А второй мой тезис – что нет бОльшего позора для страны, чем отказываться от своих солдат, как только что еще раз было исполнено с ефрейтором Агеевым. Я, говорю, против аннексии Крыма и войны на Донбассе, но своих-то солдат, пусть они и трижды контрактники, бросать нельзя. Враг ты России, отвечают.

Прочтите эпиграф. Это из стихотворения Галича про говномер – гиря показывает, когда уже все, край и выгребную яму надо чистить. По-моему, уже выплескивается.

Два момента мешают мне присоединиться к тем, безусловно, достойным людям, которые возмущены сегодня запретом Яндекса и прочего в Украине.

Во-первых, у нас в России подобных безобразий выше крыши. К подавлению всего и вся на федеральном уровне прибавляется глупость в регионах и мракобесие сверху донизу. Нам есть, чем возмущаться у себя дома.

Во-вторых, и это главное, нынешние руководители Украины могут быть сколь угодно неадекватны и сколь угодно далеко отходить от тех принципов свободы и прав человека, которые всем нам дороги. Но ведь это НАША страна совершила агрессию против их страны. Это НАША страна виновна в той трагедии, которая уже четвертый год разворачивается в Украине. Поэтому мне как-то неловко говорить президенту Украины, правильно или неправильно он действует по отношению к нашей стране.

А так-то, конечно, запреты – это плохо.

После гибели СССР мы получили наследство. Полет Гагарина и освобождение крестьян, Феликс Дзержинский и Малюта Скуратов, Победа и заградотряды, брусиловский прорыв и гражданская война. Мы наследники Пушкина и Жданова, Сперанского и Сталина, Сахарова и Лысенко. Мы наследники тех, кто расписывался на стенах Рейхстага, и тех, кто написал четыре миллиона доносов. Мы наследники тех, кто расстреливал, и тех, кого расстреляли. Мы не знаем, что делать с этим наследством.
Большинство наших бывших вассалов от наследства отказались – мы, говорят, были оккупированы, захвачены, у нас своя культура и своя история. Мы никому ничего не должны, но и не требуем, чтобы расплачивались с нами.

Мы нашли другое решение. Мы никогда никого не убивали – ни своих, ни чужих. Мы не делили с Гитлером Польшу и не истребляли людей в бесконечных Кавказских войнах, у нас не существовало жутких тираний, и даже рабство было духовной скрепой. Мы всегда были гуманны и богобоязненны, мы несли (и несем!) лишь добро и свет. Отдельные недоразумения, вроде ГУЛАГа или Катыни, меркнут рядом с нашими подвигами а, главное, в сравнении с преступлениями, которые в это же время, причем, в отличие от нас, сознательно и злонамеренно, совершали другие. Мир вечно обязан нам за защиту от монголов, за кислород сибирской тайги, за сохранение подлинного христианства, за концерт в Пальмире и, конечно, за Победу.

Лишь национал-предатели могут задавать кощунственные вопросы о чрезмерных, якобы, потерях и о брошенных на произвол судьбы пленных, о СМЕРШе и заградотрядах, о не похороненных до сих пор солдатах и о программе обеспечения ветеранов жильем, которая к столетию Победы уж точно будет выполнена. Только исконные враги России – поляки и англичане, американцы и эстонцы, грузины и далее по списку – позволяют себе сравнивать Крым с Судетами, называть братскую помощь народам Прибалтики оккупацией, «Ночных Волков» — шпаной, а штурм картонного Рейхстага – издевательством над памятью павших. Только они – враги – не понимают, что мы имеем право делать все, что хотим. Право победителей.

Это право — единственное наследство, которое мы признаем. Мы делаем вид, что не прошло семидесяти лет, что не было Берлина 1953 и Праги 1968, Венгрии, Афганистана, Чечни. Не было комедии столетия Ленина и фарса «Малой земли». Не научившись жить в настоящем, не сформировав образ будущего, мы вернулись в придуманное прошлое. Лоснящиеся начальники изображают из себя только что вышедших из боя солдат. Население покоренных территорий – а это весь мир – должно смотреть на нас с восхищением и благодарностью и понимать — чтобы мы ни делали и ни говорили, мы – в своем праве. А если мы и вывели откуда-нибудь свои войска, то это ненадолго – уже возвращаемся! Можем повторить!

По телевизору и с трибун все это произносят присвоившие себе Победу мародеры — духовные наследники особистов, идейные последователи тех, кто вместе с Гитлером развязывал Вторую мировую войну, кто ложью и насилием веками удерживал страну от движения вперед. Они, кажется, правда думают, что это они — победители. Они верят в то, что достаточно быть итальянцем, пусть даже Муссолини, чтобы наследовать Данте, грузином – Руставели, немцем — Гете? А оставшихся в живых ветеранов они милостиво приглашают на  украденный у этих же стариков праздник, наливая стопку водки в прихожей.

Они тогда выиграли страшную войну, отстояли страну и мир. Мы не можем отстоять их память.

08 мая 2017

Вечно живые

Вздох облегчения – она не прошла! ОНИ не прошли! Боевая подруга нашего начальства Марин Ле Пен – ее принимал Путин, ее неустанно рекламировали наши СМИ, через контролируемые Россией банки она получала какие-то мутные займы – проиграла выборы президента Франции!

Но она вернется. Либо сама, либо воплотившись в свою племянницу, восходящую звезду французских крайне правых, либо в кого-либо еще, нам пока неизвестного. И вновь будут звучать дикие призывы, вновь будут даваться нереалистичные обещания, вновь злоба, некомпетентность и безответственность будут собирать многотысячные митинги.
Потому что дело не в Ле Пен. И даже не в конкретных проблемах и ошибках – питательной среды таких, как она. Она будет всегда, она лишь одна из длинного ряда вечно живых – Ленина, Гитлера, Чавеса, Жириновского. Эти люди, апеллируя к самым темным сторонам человеческой натуры, предлагают согражданам простую и непротиворечивую картину мира, сулят светлое будущее, которое настанет сразу же, как они придут к власти и победят внешних и внутренних врагов — «и не раз тот рассказ в бараке вы помяните в горький час!».

Но дело и не в этих авантюристах, дело в тех, к кому они обращаются. В любом обществе есть люди — и почти в каждом из нас тоже есть такой человек, только молчащий до поры до времени – которые жаждут этого простого мира. Хотят верить, что они – лучшие, просто потому, что русские, немцы или французы, ненавидят и боятся всех, непохожих на себя, хотят быть сильными потому, что верят только в силу. И поэтому в США в свое время появился Маккарти, в Великобритании победил BREXIT, про нас и говорить нечего – достаточно телевизор включить. Ну а парады наряженных солдатами детей – это уж и вовсе за гранью.

Это болезнь не всегда проявляется в политическом выборе. Она прорывается в анекдотах и в презрительных прозвищах, которыми награждают другие этносы, в жлобских шутках из уст президентов и премьеров, в требовании, чтобы все были, как один, носили георгиевскую ленточку, например.

Марин Ле Пен, ее духовных братьев и сестер нельзя победить окончательно – их надо побеждать каждый день. На месте отрубленной головы обязательно вырастет новая – надо быть готовыми отрубить и ее тоже. И если расслабиться, хотя бы ненадолго – вот тогда окончательно победят они.

А французам – поздравления и благодарность!

Я сегодня посмотрел новости по телевизору. Один раз, по одному каналу. И многое понял. Делюсь.

Народ во Франции за Ле Пен и против Макрона. Она встречается с людьми, они ее обнимают и поддерживают. Макрона же прогоняют с завода, куда он зачем-то пришел, и он по своей привычке идет утешаться в ресторан для бомонда. Парижские лицеисты против обоих, требуют отмены второго тура. По синхрону, правда, они против Ле Пен, а про Макрона вообще ничего не сказали, но это неважно. А важно, что теперь ясно, где Чуров – работает на Макрона (это уже мой вывод, но ведь и новости — для умных).

Сергей Миронов (он же «Серега-десантник», он же «оппозиционер») встречается под камеры с избирательницей и утешает ее, что ее дом тоже пойдет под снос – он гарантирует и запрос пишет — и жизнь у нее тогда настанет совсем хорошая. Уверен, это обещание он выполнит. А то тут некоторые, которые не смотрят телевизор, говорили, что люди не хотят, чтобы их дома сносили, так это неправда.

Американцы изобрели искусственную матку. Теперь младенец в 23 недели может выжить и нормально развиваться. На первый взгляд, хорошо. Но – плохо! Очень это этически неоднозначно. Чем неоднозначно, не объяснили, наверное, объяснят завтра. Хорошо, что у нас ничего такого не изобретают.

А с экономикой все нормально – об этом премьер сказал на заседании правительства. И не Димон он вовсе, взгляд государственный, строгий. Восемьдесят миллиардов выделил на подъем экономики.

Это я только один раз посмотрел, да и то отвлекался.

А  про нападения, да зеленку в глаза ничего не говорили. Значит, и не было этого вовсе.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире