laitman

Михаэль Лайтман

16 декабря 2016

F

Почему мировая экономическая система вошла в период турбулентности? И не рассыпется ли она на части, прежде чем покинет штормовую зону?

Западная экономика по-прежнему больна, и настроения избирателей вновь склоняются вправо. Опасность радикального ислама рвет шаблоны политкорректности. По всему миру миллионы людей теряют работу, мигрируют либо бегут с насиженных мест.

Практически, каждый регион мира столкнулся с масштабными проблемами, на которые не удается найти решений. Острота кризиса переменчива, но ощущают его все. Таковы реалии современного капитализма, охватившего планету и диктующего ей свои законы.

Турбулентность

Конец любой эпохи полон противоречий. Благоденствие и процветание, небывалые возможности и золотые мечты – все те блага, которые капитализм принес в нашу жизнь, еще красуются на его домашней странице, но сайт глючит, и разработчики ничего не могут с этим поделать. Под триумфальные звуки фанфар, в судорогах агонии умирает система, достигшая своего блеска у нас на глазах.

Снижается покупательная способность, буксует и падает уровень жизни, останавливаются социальные лифты. Автоматизация, робототехника, нанотехнологии и трехмерные принтеры, наряду со своими грандиозными преимуществами, убивают рынок труда.

Безработица – явная и скрытая – стала бичом нашего времени. По данным МОТ в ближайшие три года она официально вырастет по меньшей мере еще на 11 млн человек. В действительности же ситуация намного острее, поскольку статистическая картина намеренно искажена.

Хуже всего то, что под удар попадает молодежь, безвозвратно теряющая стаж, конкурентные возможности и шансы на нормальную жизнь.

Ясно, что дефицит рабочих ставок, сопровождаемый снижением реальных зарплат, усилит неравенство, добьет традиционный институт семьи, вычеркнет из планов населения покупку жилья и рождение детей, стимулирует многих к эмиграции в поисках лучшей жизни. В этот же ряд следует добавить расширящуюся эпидемию депрессии и угрозу массового бегства в наркотики.

Пусть некоторые процессы пока еще подспудны, пусть их «заглаживают» или искренне не замечают, все равно очевиден их будущий закономерный результат – миллионы демонстрантов, которые потребуют на улицах социальной справедливости. Нет, еще не завтра. Послезавтра.

Турбулентность расшатывает социальные устои. И она не спадет сама собой. Ведь это не атмосферные аномалии – это неполадки самого воздушного лайнера, у которого вышел срок эксплуатации. Он больше не годен для полета. И чтобы заменить его, нам уже сейчас нужны ответы на ключевые вопросы ближайшего будущего. Что делать с массами безработных? Как обустроить общество с атрофирующимися рыночными отношениями? Во что вырождается капитализм? Что мы можем этому противопоставить?

Ты помнишь, как всё начиналось?

Согласно одному из базовых постулатов экономики, люди стремятся к максимальной выгоде при минимуме вложенных усилий. Таков стандартный рациональный расчет, диктуемый привычными эгоистическими побуждениями.

С другой стороны, люди, зарабатывающие друг на друге, не могут полностью игнорировать интересы окружающих. Ведь всё историческое развитие человечества есть развитие взаимосвязей и взаимозависимости между нами. Экономика является всего лишь проекцией системы человеческих отношений.

Если же воспользоваться инструментами науки каббала и копнуть глубже, мы увидим, что «рациональный эгоизм», поиск максимального наслаждения с минимальными затратами – и есть наша основа, наша исконная природа, вынуждающая человека действовать за счет других, в ущерб другим.

Впервые это обнаружилось три с половиной тысячи лет назад в Древнем Вавилоне, где был заложен фундамент механизмов торговли, налогообложения и сельского хозяйства. Под стать им сформировалась система власти и государственного устройства, установившая классические принципы поддержания порядка и администрирования.

Эти метаморфозы кардинально изменили жизнь людей. Цивилизация, еще вчера жившая единой семьей, столкнулась с взрывным ростом эгоизма и распалась на фрагменты, отколовшиеся друг от друга. Наряду с этим, в обществе ярко обозначилось классовое разделение и началась нещадная эксплуатация одних другими.

Текли века, сменялись формации. При рабовладении и феодализме экономика опиралась на возделывание земли. В средние века четко выделились касты дворян-аристократов и крепостных вассалов. Однако человеческая натура постоянно искала новые пути к самонаслаждению, и это породило новые средства производства, давшие старт индустриальной эпохе.

Накануне Промышленной революции был изобретен паровой двигатель – своего рода катализатор рывка к современному миру. Автоматизация и индустриализация превратили пологий путь развития в гиперболу, устремившуюся к высотам прогресса. Сельская пастораль уступила место гонке за счастьем в урбанистическом лабиринте невиданных возможностей.

И разумеется, в начале нового витка никто не думал о том, к чему он приведет.


Ошибка Маркса

За короткий период лицо общества изменилось почти до неузнаваемости. Возникли два новых класса: буржуазия и пролетариат, представлявший собой вчерашних крестьян, работавших в каторжных условиях раннего капитализма.

Вот что писал Карл Маркс, воочию наблюдавший за этим процессом:

«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов».

«Манифест Коммунистической партии»

По мере своего роста, эгоизм раз за разом облачался в новые социально-экономические одеяния. Их капиталистическая версия потребовала учреждения института частной собственности и свободного рынка. Постепенно западная цивилизация поставила на первое место не статус, а человека как такового, правда, в потребительском его виде. Оформилась либеральная платформа ценностей, прозвенели высокие слова о праве каждого на стремление к счастью, и хотя счастье это было строго задано самой структурой рыночных отношений, тем не менее, капитализм энергично принялся прогибать под себя мир.

Долгое время его апологеты утверждали, что растущие доходы и увеличивающееся богатство обязательно будут просачиваться вниз, к слабым слоям населения. На деле выяснилось, что если оставить процесс на самотек, бедным будет перепадать ровно столько, чтобы на них можно было наживаться и дальше. Как следствие, ни в одной стране мира нет чистого капитализма без различных форм государственного вмешательства.

Видя этот порок, Маркс предположил, что когда рабочие осознают положение дел, они объединятся и поведут жестокую борьбу с буржуазией за равноправное общество. Ошибка. Ведь за классовой борьбой стоит всё тот же эгоизм, и в его развитии есть еще одна фаза под названием «фашизм».

Вот что пишет об этом Бааль Сулам:

«Маркс обещает нам, что после крушения нынешней власти буржуазии немедленно установится власть пролетариата. Здесь кроется слабое место его доктрины… Действительность показала, что ступень, следующая за крушением нынешнего строя, – это власть нацистов или фашистов. Следовательно, мы еще находимся на промежуточных ступенях развития человечества, и оно еще не достигло высшей ступени лестницы развития. И кто может предположить, сколько рек крови прольется в мире, прежде чем достигнем мы этой желанной ступени?»

Газета «Народ»

Эгоистичная человеческая природа идет своим путем, и если мы не обуздаем ее, она затянет мир в фашистский водоворот – с современным лексиконом, с обновленной повесткой дня, но с теми же дикими воззрениями и методами. Именно такая тенденция набирает сегодня силу в Европе и США из-за обостряющихся экономических проблем.

Хотя экономика помогает нам жить, но это не сама жизнь. Нельзя слепо подчиняться ее диктату и плыть по течению человеческого естества. На нынешнем этапе развития требуется наше осознанное, активное, целенаправленное участие в процессе. Если мы качественно изменим общество, если утвердим позитив в отношениях между нами, то экономика приведет себя в соответствие с новыми реалиями.

А пока экономисты ломают головы над задачей, которая принципиально не решается в рамках их науки. Мы вновь столкнулись со скачком эгоистических амбиций: золотой телец стал ненасытным, весь Земной шар не в силах удовлетворить его аппетиты. Здесь заканчивается экономика, и начинается наука каббала.


Неотложка

Неслучайно в мире набирает популярность идея универсального базового дохода, по сути своей, означающего отрыв работы от оплаты. Подобные эксперименты уже проводятся в Канаде, Нидерландах и Финляндии. Веяние это отражает робкие попытки подготовиться к завершению эпохи всеобщей занятости. Однако и противников у него немало. В Швейцарии та же идея была отвергнута всеобщим референдумом. На пороге драматических потрясений, грозящих выходом ситуации из-под контроля, мир прячет голову в песок и не желает принимать действенных мер.

Между тем, пакет неотложной помощи уже вполне очевиден.

Старая, отжившая система зиждется на образовании, созданном по требованию всё той же Промышленной революции. В своей формальной и неформальной ипостаси оно прививает людям принципы капиталистического уклада, с детских лет имплантирует нам в сознание шаблоны соответствующего мировоззрения и поведения.

Так вот, теперь, на пороге очередного перелома, образование нужно снова адаптировать к реальности – к той реальности, которую мы хотим сформировать на выходе из капиталистической фазы, минуя фашизм.

Чтобы переходный этап прошел гладко и без крови, надо задействовать массовое просвещение. Точно так же как в XIX веке его задействовали для подготовки грамотных рабочих кадров, теперь нам надо готовить грамотные социальные кадры – людей, а не обслугу индустрии и потребителей ее продукции.

Новое общество не будет всё оценивать в терминах прибыли и убытка, в денежном эквиваленте. Оно поставит себе другие цели и введет другие критерии. Отношения между людьми перестанут служить придатком экономики, обретут собственную ценность и потребуют от общества небывалой дерзости – отказа от конкуренции в пользу единства. Но только настоящего, а не на словах. Такого единства, которое внесет позитив в нашу жизнь, придаст ей новый смысл и компенсирует отрицательный потенциал себялюбия.

Тогда мы прекратим безуспешную и бессмысленную борьбу с собственной природой. Эту партию она коварно ведет сама с собой, оболванивая нас иллюзией свободы. Хватит идти у нее на поводу.

Вместо того чтобы подыгрывать ей – вольно или невольно, – мы уравновесим ее всеобщей программой социального оздоровления, вместе создадим другой полюс, противовес, который позволит нам управлять собственным развитием и минимизировать его издержки, будь то крен влево или крен вправо.

Общество, спаянное новыми взаимосвязями, забудет тревоги о хлебе насущном, о трудоустройстве, о социальном страховании, о жилье, о здравоохранении. Иными словами, перестанет опираться на «костыли», рыночными методами заменяющие нам сегодня преимущества подлинного доверия, заботы и взаимопонимания, преимущества дружной семьи, которая никого не даст в обиду, не продаст и не предаст.

Только тогда мы сможем мирно разрешать накопившиеся проблемы, снимать социальное напряжение, идти на взаимные уступки ради общих интересов, а главное, радоваться жизни, которая предоставляет человеку и обществу возможность максимально реализовывать себя в единстве и согласии со всеми.

Мы всё еще не подняли эту тему, всё еще обсуждаем экономические аспекты и сопутствующую им борьбу за власть на разных уровнях. Самое время оторвать глаза от следствий и взглянуть на причины – на совершенно испорченную социальную ткань, на атмосферу общепринятого взаимного отчуждения, на игру самомнений, на те парсеки, которые разделяют нас на этом маленьком шарике.

Вот недуг, требующий безотлагательной помощи. Миллиардам людей недостает нормального, отзывчивого, доброго окружения. Пора лечиться, а мы еще диагноз не поставили. Может быть, потому, что нам не нравится лекарство? Но, во-первых, другого нет, а во-вторых, другого и не надо.


Источник: Ynet


Как изменится мир после победы Дональда Трампа? Каких сюрпризов ждать от близящихся выборов в Европе?

Исход электоральной гонки в США принес ясное послание: бессмысленно идти против природы. У нее свои законы и они действуют, даже если мы их не понимаем. Действуют множеством способов, чтобы в конечном итоге человечество стало единой счастливой семьей. Наши попытки помешать этому процессу, вставить палки в колеса развития приводят к кризисам. И напротив, осмысленное движение к общности, взаимности, позволяет избегать бед на пути.

Переворот Трампа стал тем редким мгновением, которое совпало с естественными тенденциями. Великолепным, точно рассчитанным ударом Трамп пробил стену навязанных человечеству социальных договоров и вызвал потрясение, которое многим все еще сложно переварить. Он не просто пришел к власти, но заодно разоблачил ложь СМИ, густо замешанную на либерализме и политкорректности.

Планируемый Трампом новый порядок, еще не успев толком оформиться, уже просачивается за пределы Соединенных Штатов, заставляя нервничать всех тех, кто ставил на старые тренды. Иран опасается отмены ядерной сделки, Мексика не желает оплачивать стену на своей северной границе, Украина напугана улучшением отношений между Вашингтоном и Москвой, европейские лидеры явно ошеломлены случившимся. Даже Куба проводит учения по борьбе с «вражескими действиями».

А между тем, волна, поднятая выборами, уже пересекает Атлантику.


Смена курса

Следующим вестником перемен может оказаться Европа. Взлет Трампа вдохновил и усилил местных антисистемных кандидатов от правых партий национального толка. Воспользовавшись мощным импульсом из-за океана, они попытаются свалить либералов от Евросоюза на ближайших выборах весной. Ле Пен во Франции, Вилдерс в Нидерландах и другие политики поспешили воспеть успех Трампа и пообещали избирателям тоже «возвратить себе свою страну».

Менее чем через год после выборов в Голландии, Австрии, Франции, Германии и Италии, ЕС может распасться, предоставив своим членам следовать далее в национальном русле. Сегодня эта вероятность столь высока, что ее открытым текстом признал французский премьер Мануэль Вальс.

В мире началась смена ценностной парадигмы. Национальная идея вновь ставится во главу угла, поднимаясь над «прогрессивной» идеологией. Вот что породил Трамп. Точнее высветил и легитимировал, несмотря на системное игнорирование, замалчивание и компрометирование.

Нет, я не сторонник усиливающихся европейских правых, впрочем, как и угасающих левых. Тем не менее, фундаментальные законы развития ведут мир прочь от искусственных догм либерализма, проповедующего вымученное объединение без учета человеческой природы. Это тупиковый путь, за которым обязательно последует взрыв.

Миру сегодня тесно от фальши, его неумолимо влечет к естественным человеческим отношениям, проникнутым искренностью и не нуждающимся в идеологическом диктате. Люди еще ищут поддержку в посулах религиозных и светских доктрин, но все яснее видят, как их будущее, будущее их детей растворяется в неопределенности, нестабильности, угрозе. Почти нет проблесков впереди, и в светлое завтра практически никто не верит.

Так проявляется необходимость в твердой основе, необходимость доверять друг другу, полагаться друг на друга, а не бороться за место под солнцем в потребительской идиллии, требующей конфликтов, противостояния, войн, вранья, всеобщей слежки, расслоения общества, долговых оков и бессмысленного, нескончаемого забега в беличьем колесе.

Сама жизнь ведет нас туда же, куда клонит Трамп. Кто следил за моими статьями, знает, что я вовсе не удивлен его восхождению.


Прогнивший союз

После английской «измены» европейский «общий» рынок покатился под гору, трясясь на ухабах и с тревогой глядя на крепнущий сепаратизм. Планы следующего «brexit» уже зреют в Голландии, а за ней выстраивается целая очередь потенциальных кандидатов.

Слабеющая экономика, подобно отливу, обнажает почти забытые национальные границы, установленные после Второй мировой войны. Многие опасаются реакции, которая спровоцирует на континенте битвы за «наследство» ЕС. Правда, отсутствие дееспособных армий сводит на нет угрозу большой войны.

Еще одним фактором развала может стать новый американский президент. Каким образом? Дело в том, что с пятидесятых годов прошлого века США безвозмездно выделяют Европе щедрую экономическую помощь. Трамп планирует обусловить ее возвращением ближневосточных мигрантов в страны проживания – что, безусловно, станет еще одним ударом по нынешнему истеблишменту и его идеологии.

Тем временем у себя дома Трамп рассчитывает положить конец финансовому ажиотажу последних десятилетий, втянувшему Америку в опасный водоворот.

Дельцы с Уолл-стрит надули огромный «пузырь», обеспечивающий им гигантские доходы за счет слабых и средних слоев населения. И худший сценарий развития событий превратит США в страну Третьего мира. Поэтому Трамп, вероятно, попытается придать больший вес реальной экономике путем инвестиций в промышленность и торговлю. Этого ждут от него миллионы американцев, отдавшие миллиардеру свои голоса на выборах.

Что ж, Америка еще не утратила энергии и шансов на выздоровление. С другой стороны, Европа уже давно прошла точку невозврата. Ее бюрократически извращенная и либерально развращенная система взаимосвязей не оставляет никакой возможности совместно извлекать выгоды из объединения. Вместо того чтобы создать настоящий жизнеспособный альянс народов и людей, Европа ограничилась финансами. В результате ее дитя, – ЕС, стало для континента тяжким социально-экономическим бременем, от которого лучше бы избавиться.

Нельзя объединять людей одними лишь посулами «просвещенного потребительства». Никакой это не союз, не единство общих интересов, не сознательное устремление к общности и взаимности, а неравный, несправедливый передел ресурсов, которые закономерно перетекают к сильным, оставляя слабых с пустыми карманами.

Без зрелого, осмысленного социального согласия экономическая евроинтеграция обречена на провал. Закрывается историческое окно возможностей, и Евросоюз встает перед перспективой реального распада. Так же распался в прошлом веке Советский Союз, не сумевший поднять социум на высоту пропагандируемых идеалов. Да, пропаганда, в том числе западная, способна промывать мозги, но она разбивается о «нутро», о человеческое естество, когда его больше нечем кормить.

Шенгенская зона, общая валюта, Европарламент – все это теоретически хорошие идеи, как будто бы согласующиеся с глобальными природными тенденциями, с усилением связей между людьми. Однако сердцá они не объединяют и потому вырождаются все в ту же борьбу, пускай очень цивилизованную, но ведущую к краху.


На стыке эпох

Общий знаменатель Америки и Европы – грядущая перестройка финансово-экономической структуры. Она будет вызвана потребностью в новом объединении, более сбалансированном, более справедливом, более устойчивом, а главное – не фарисейском, настоящем.

Подлинное объединение требует платформы более высокой, чем финансы и экономика. Идеи, «высосанные из пальца» или приносившие когда-то пользу, но безнадежно устаревшие, в наши дни не просто не срабатывают – на нынешнем этапе глобализации они несут вред.

Нам нужна наука, исследующая взаимосвязи между людьми, проникающая в глубины природы – глобальной и человеческой. Наука, доказавшая себя фактами и точными прогнозами. Наука единства, возникшая четыре тысячи лет назад, когда человечество впервые столкнулось с кризисом сосуществования. Наука о том, как мы зависим друг от друга в общей единой системе и как правильно выстраивать в ней свою жизнь – включая рынки, но не ограничиваясь ими.

Одним словом, нам нужна каббала. Раньше изучаемый ею пласт, уровень законов, не привлекал внимания, и потому тысячелетиями она оставалась скрытой от мира. Но теперь, когда узлы взаимозависимости затянулись до боли, когда «союзы на века» рушатся под тяжестью собственных изъянов, когда взаимопонимание кажется недостижимым, – теперь мы нуждаемся в этой науке. Не можем без нее.

Человечество вступает в новую эпоху с новыми, непонятными законами. Весь мир как аналоговая система, – такую задачку нам еще не приходилось решать. Мы блуждаем в тумане на краю еще недавно процветавшей капиталистической ойкумены, на границе знакомой, но исчерпавшей себя системы, – и не знаем, куда податься. Социализм дискредитирован неудачной подделкой, современный капитализм обслуживает только элиту, либерализм выродился в диктатуру свободы, какой она ему представляется… Однако повернуть процесс вспять тоже не получится. Ведь мы уже другие, и наши связи обрели новое качество: за какую нить ни дернешь, приходят в неуправляемое движение все остальные.

Главное, чего нам отчаянно недостает сегодня, – это стабильности. За нее мы многое бы отдали. За нее мы решились бы даже на слом старой системы, не дожидаясь, пока она догниет сама. Но как?! Как водворить покой в мире?


Без лишних драм

Сегодня объединение – это задача, стоящая в первую очередь перед нами. Мы можем подняться над отчуждением и ненавистью, над идеологиями, раздорами, над социальными и внутренними безднами между людьми.

Трамп не сделает этого. Никто не сделает этого, кроме нас.

И у нас есть замечательная возможность сделать дело свободно, спокойно, без нажима внешних обстоятельств, без драм.

Решение современного кризиса кроется не в традиционных экономических и политических инструментах. Прорыв будет сделан в отношениях между людьми, в новом социальном равновесии, которое поднимет личность и общество на ступень единства.

Оригинал статьи Ynet: http://www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-4878868,00.html


Политкорректность в мире местами достигла небывалых высот. Тем не менее, миллионы людей, которым надоела культура фальши, выказывают признаки недовольства и даже открыто заявляют: «Довольно!»

Какие слова вы используете в разговоре: пожилой человек или старик? Полная или толстая? Инвалиды или люди с особыми нуждами? Черный, темнокожий или афроамериканец?

Задача политкорректности – предотвратить использование выражений, указывающих или намекающих на дискриминацию, расизм, эмоциональное оскорбление в контексте религии, сексуальной ориентации, пола и т. д.

По мнению адептов этого подхода, несмотря на долгое привыкание, он постепенно повышает социальную сознательность и исправляет несправедливость. Будет только лучше, говорят они, если мы дважды подумаем, прежде чем изречь что-нибудь обидное.

Противники, наоборот, рассматривают это как лицемерие, ханжество, извращение реальности и удар по свободе слова.

История одного эвфемизма

В прошлом проблема политкорректности просто не существовала. Человеческая иерархия была ясна и понятна, каждый знал свое место и внутренне принимал свой ранг, вытекающий из положения в обществе или занятия. С одной стороны: вельможа, господин, аристократ, с другой стороны: раб, вассал, простолюдин, – все эти обозначения носили четкий, лаконичный характер, отражали факты и были лишены современного «культурного содержания». Никто не интерпретировал их по-своему и не обижался, если его называли холопом или, скажем, девицей легкого поведения. Никому не приходило в голову опровергать очевидное.

Тысячи лет отношение к человеку проистекало не из его конкретного частного случая, а из его социального статуса – точно так же, как в армии встречают по чину. Особенно яркий пример подобных отношений – жесткая кастовая сегрегация в Индии, диктующая каждому его ступень и жизненные рамки от рождения до смерти.

Сколько ни критикуй иерархичность и «социальную маркировку», таким было положение вещей, и, за редкими исключениями, род человеческий долгое время считал его вполне естественным.

Прорыв произошел, по историческим меркам, совсем недавно. Великая французская революция конца XVIII века стала символом радикальных перемен, заложив начала совершенного нового общества и государственного устройства.

Причиной тому стал экспоненциальный рост эгоизма, создавший столь сильное отчуждение между людьми, что чувство социальной принадлежности отошло на второй план. Население перетекало из деревень в города, осваивало новые профессии, в том числе, относящиеся к науке, образованию и культуре. Темпы развития возросли до такой степени, что в считанные годы сын крестьян мог стать, например, врачом. Прежний образцовый порядок на глазах коснел и устаревал, люди отказывались от безликих статусов, теперь им требовалось признание личных заслуг и личного круга интересов.

И знаменем новых веяний стало равенство. Лидеры и подданные, интеллектуалы и простой народ, мужчины и женщины, черные и белые – все равны и все имеют право на человеческое достоинство.

Как следствие, общество стало «либеральнее» и отказалось от прежней, чересчур откровенной терминологии. Возросшая ранимость потребовала дипломатичности, предупредительности, притворства, лицемерия. Одно дело – что мы думаем и чувствуем по отношению к другим, и другое дело – что мы им говорим.

Фактически, пропасти между нами не исчезли, скорее, углубились, но мы изобрели политкорректный новоязык, позволяющий игнорировать, замалчивать неудобную правду. В результате один из устоев современного общества заключается в том, чтобы не называть определенные вещи своими именами. Политкорректность стала инструментом власти и гарантией социальной стабильности.


За ширмой

В чем, собственно, проблема? Разве это плохо, если в обществе все более-менее равны и более-менее уважают друг друга? И разве не к этому мы должны были прийти в итоге долгих скитаний по ухабам истории?

Разумеется, нет ничего плохого в равенстве или в устремлении к нему. Однако есть один нюанс: мы хотим быть равны перед законом, совершенно не учитывая тот факт, что не равны по природе.

У нас разные гены, разные черты характера, разные способности и наклонности, разные мировоззрения, разные предпочтения, разные зарплаты, в конце концов, как сказано мудрецами: «Как разнятся их лица, так же разнятся и их воззрения» («Брахот», 58:2).

Откуда же взялась наша неизбывная потребность к равенству возможностей, к просвещенной социальной справедливости, к честному обществу? И можно ли достичь этого не понарошку, без политически корректных ширм, за фасадом которых торжествуют амбиции, корысть, честолюбие, соперничество и прочие неотъемлемые атрибуты человеческого естества?

В коллективном подсознании человечества, говорит каббала, мы поневоле устремляемся к равенству, к единству, поскольку именно туда направлен общий вектор развития. Вспомните, как восставали народы против колониального владычества, как самоотверженно сражались люди с различными проявлениями расизма.

Однако чтобы достичь подлинного равенства, не довольствуясь красивыми словами и промежуточными результатами, нам нужно снять завесу политкорректности с собственного эго и взглянуть ему в лицо.

Оно – первопричина всех общественных формаций. Оно движет и понукает нами. Бороться с ним «лоб в лоб» бессмысленно, но мы можем компенсировать его, если сплетем между нами сеть по-настоящему теплых, человеческих взаимоотношений. Добрая связь сердец, грамотно сформированная, лишенная фальши, восполнит все различия между нами, все противоречия – и водворит мир.

Неслучайно на иврите слова «мир» (שלום), «восполнение» (השלמה), «совершенство» (שלמות) происходят из одного корня. Социальное благополучие требует уравновесить нашу природу. Без этого все тактические победы на пути к равенству обернутся стратегическими поражениями.

Только в условиях взаимной ответственности друг за друга каждый будет уникален и в то же время равен со всеми без исключения благодаря равновесию, компенсации, взаимодополнению. В общем кругу каждая отдельная точка – «крайняя», но вместе они – одно целое.


Снять маски

Соединившись в один круг, «как один человек с одним сердцем», мы обнаружили бы, что наше общество еще более разнообразно, чем нам кажется. Его потенциал огромен.

Но вместо того чтобы исправлять взаимоотношения, мы взялись за язык. Политкорректность призвана скрыть от нас собственный негатив: эгоизм, ненависть, жестокость друг к другу. Затушевывая причины болезни, она не позволяет поставить диагноз и назначить лечение – иными словами, тормозит развитие человечества.

Зигмунд Фрейд первым указал на отчасти сознательную, отчасти безотчетную цензуру собственных начал, бурлящих у нас внутри. Если они начнут выплескиваться наружу, общество разбалансируется, исказится и примет уродливые, угрожающие формы, как это случилось с нацистской Германией.

Однако и Фрейд выявил лишь малую часть той бездны, которая кроется в нашем естестве, требуя власти над другими, подавления других. Не находя ответа на этот вызов, мы продолжаем «политически корректировать» свою картину мира.

Помочь истинному преобразованию может каббалистическая методика – методика объединения над всеми различиями, лекарство, бьющее в корень. И применить его важно уже сейчас, пока клокочущий в глубине эгоизм еще не вырвался на свободу, еще стеснен слабеющими социальными узами. Нам абсолютно не нужны революции и войны – нам нужно пройти текущий этап осмысленно, заранее уравновесив свои отношения на новой ступени.


Экзамен на равенство

Настоящее равенство, основанное на участии, сопереживании и любви, можно создать только в качестве надстройки над нашим изначальным эгоистическим неравенством со всеми его производными. Сказано в книге Мишлэй: «Все преступления покроет любовь».

Эгоизм продолжает расти, и никакая политкорректность ему не указ. Однажды он обнажит новый пласт, вызовет еще большее разобщение, заставит людей еще сильнее возненавидеть друг друга… И что тогда?

Вместо того, чтобы вуалировать угрозу, надо признать ее и приступить к ответным шагам – к сплочению. Отрицательной силе ненависти мы должны противопоставить позитив – силу, заложенную в единстве сердец. Именно так мы достигнем равновесия, справедливости и равенства.

Это не праздные призывы. Это прямой вывод из фундаментальных законов природы. Когда внутренне мы станем одним целым, политкорректность отпадет за ненужностью, а ее место займут откровенность, искренность и подлинное взаимоуважение. Разные, но равные – так надо строить процветающее общество. Мы же, в рамках отжившей парадигмы, все еще действуем наоборот.

Миграционный кризис начинает все больше и больше волновать Европу,  она нервничает.

 Когда-то европейские чиновники говорили эмигрантам: «Приходите к нам, мы всех возьмем». Сейчас они думают: «Как нам от них избавиться? Мы не могли предположить, что они, на самом деле, такие. Мы были уверены, что они впишутся в нашу культуру»

Эмигранты возмущаются: «Что же вы нас тянули?! Что ж вы нам обещали?! Вы нас взяли, вы нас приютили, вы нас разместили! Нам уже некуда возвращаться». Они обещают: «Мы впишемся». А про себя думают: «Но — не в вашу культуру. Мы впишемся со своей культурой на вашей жилплощади».

Многие эмигранты уверены том, что наступило время грандиозного переселения народов. И сейчас выходцы из Азии, из Африки должны переехать в Европу, а европейские народы, почему бы нет — могут переехать в Азию и в Африку. В Европе живет примерно полмиллиарда человек. Значит, где-то миллиард  азиатов и африканцев могут туда переехать, а европейцы, если им не понравятся новые соседи, вольны уехать на их место и там осваивать земли и строить  новую Европу.

Президент Чехии Милош Земан говорит: «Я против исламских экономических эмигрантов. Считаю, что они несовместимы с нашей христианской культурой. Мусульманская культура веками отличается от европейской. Создание крупных миграционных центров на пустынных греческих островах в Средиземном море,  это единственных выход».

Я считаю, что никто не будет в это вкладывать ни цента! Потому что Америка и ее властная олигархическая верхушка, сильно влияющая на европейских чиновников, заинтересована в том, чтобы Европу…утопить. Это американская политика.

Но, при этом важно понять, что, ни Европа, ни Соединенные Штаты,  ничего не могут с этим переселением народов поделать. Это — не возможное к исправлению течение истории! Ислам должен покорить мир в принципе, – как минимум, Европу. И на самом деле завоюет!  Останутся, правда, все эти внутриисламские разборки, которые переселятся в Европу.

При этом будет антисемитизм огромный! Все будут голосовать за устранение  государства  Израиль, потому что иначе с ним ничего нельзя сделать. Мы уже к этому подходим. Организация Объединенных Наций, которая создала и всё время была «за, за, за», – теперь уже начинает быть более «против, против, против». Пока не вынесут окончательное решение – «всё, кончаем с этим сионистским образованием».

А дальше что? А дальше может быть война. Америка и Европа могут выступить против   Израиля. И – так далее…

Сейчас весь мир  построен на одном принципе — зарабатывать деньги, чтобы не прогореть, чтобы иметь вооруженные силы, способные противостоять внешней агрессии, чтобы не было внутри общества тех, кто недоволен своим нищенским положением, и стремиться свергнуть власть. Государства со всей их силой и властью существуют не ради честного, равноправного соединения культур, языков и народов, не ради того, чтобы, учитывая разность населяющих землю людей, найти то общее, что их объединяет.  Не ради того, чтобы повысить уровень доверия в обществе до такой степени, что все поймут, что находятся в одной большой и любящей семье. Где каждый, не смотря на разность характера и взглядов, одинаково любим и желанен, и все его свойства и качества, даже самые странные, обязательно найдут применение – на общее благо.

Это не то, что хочет от нас, разумных людей, сила природы, сила любви, управляющая этим миром. В этом, и только в этом беда Евросоюза, беженцев, США, Израиля  и всех других стран и народов.

Что нам остается, в этой ситуации?

Выстроить новые связи между странами и людьми, по которым будут передаваться не угрозы, оружие и деньги, но поддержка и забота. Подняться над всеми этими ужасами, которые эгоизм приносит, и над самим эгоизмом. Соединиться на основе бескорыстной любви —  стать одной душой с одним добрым и большим сердцем.

В этом процессе могут и должны участвовать все!

Честно и осознанно попытаться это сделать, всеми силами помогая друг другу. В корне изменив подход к воспитанию и образованию. Поддерживая, через средства массовой информации и Интернет не вражду и ненависть, а сотрудничество и взаимопомощь. И тогда, и только тогда, сила любви нам поможет.

Настоящее прозрение происходит именно в самые жуткие  моменты истории, когда Земля может перестать существовать как планета, на которой есть жизнь.

И это приводит нас к принятию кардинально нового решения.

Ну, вот и наступил 5777 год.

Вы спрашиваете, сколько раз на Земле будет праздноваться Новый год?

Всего шесть тысяч раз. А потом произойдет закрытие этой Вселенной. Как когда-то она открылась, так и закроется. Даже физики говорят о том, что Вселенная конечна.

Сначала она станет двумерной, а потом сожмется в одну точку.

Как телевизионный сигнал разворачивается, так и здесь произойдет то же самое, только с обратным эффектом: Вселенная свернется, схлопнется, потому что исчезнут свойства, которые разворачивают нам ее картину.

Я надеюсь, что мы станем свидетелями того, как схлопнется Вселенная, и вместе с ней наши тела и весь этот мир. Останутся только высшие свойства, которых сегодня пока еще нет в нашей материи, – это свойства отдачи, любви, единения. В них мы будем существовать, переселившись в новый «космический корабль» – в высшее измерение.

Дело в том, что весь мир – в нас. Да-да, все происходящее – происходит внутри нас и является нашим внутренним восприятием самих себя, неживой, растительной, животной и человеческой материи.

Поэтому мы не можем говорить о том, что он существует объективно вне нас миллиарды лет. Наоборот, его нет!

Что значит, что сворачивается наш мир, Земля, человечество, общество?

Это в каждом из нас сворачивается обратно вся программа, по которой мы сегодня работаем, и всё уходит, сжимается внутри каждого в одно состояние внутреннего единения с другими.

На этом заканчивается наш земной этап, и мы выходим на следующую ступень, чтобы начать ее, как один человек, с одним сердцем, как одна душа, полная любви.  

То есть нам было показано кино, которое теперь заканчивается?

Да, именно так. Но мы его должны реализовать! Конец мира – это конец его неправильного восприятия человеком.

Нужно понять, что  наш мир – это лишь одно сплошное кино, и в действительности ничего этого нет, и перестать крутить его внутри себя.

Все миры – это пока еще неполное представление нашего самого естественного, самого высшего состояния, которое называется миром Бесконечности.

Так что Новый год, сам по себе, очень емкий праздник, включающий в себя абсолютно всё. Из него выходят все остальные праздники, вся история человечества. Он – начало всему. Голова! На иврите он так и называется «Рош а-Шана» – Глава (голова) года. Сейчас на календаре год номер 5777.

Давайте пожелаем, чтобы у нас было хорошее начало следующего этапа!

 Университеты мира проводят всевозможные исследования в области воспитания. В северной Каролине ученые пришли к выводу, что все зависит от места, где родился ребенок. К примеру, в Кении следят за  каждым шагом ребенка, а в Европе это считается насилием.

Существует ли единый метод, согласно которому можно воспитывать детей?

 В воспитании может быть много различных путей. Но самое главное – воспитывать в ребенке ощущение плеча другого, рядом стоящего человека, чтобы люди стали ближе друг к другу.

Психологическая основа человека может быть разной, но люди должны осознать, что их содружество, взаимное понимание, сближение – не физическое, а именно внутреннее, обязано развиваться. Иначе от человечества может ничего не остаться.

Мы  живем в интегральной среде, где все взаимосвязано.

Взаимопомощь, взаимосвязь, взаимное понимание – эти категории должны находиться в понятийном аппарате ребенка с рождения! Чтобы направить маленького человечка на  сотрудничество с другими, его надо правильно воспитывать. И даже если он не очень хочет, привычка станет второй натурой. Он должен знать, что именно таким образом человечество имеет право на существование, и поэтому ему нужно по-доброму относиться к другим людям, а тем – к нему. 

Если посмотреть современные мультфильмы, там только бьют друг друга и при этом смеются! А какие жестокие игры! Все это – очень жесткое, жуткое, злое, а должно быть совершенно другим!

Мы вгоняем себя в катастрофу!

Мне очень жаль, что человечество ничего не слышит. Тем не менее, это меня не  удивляет, потому что в этом – вся наша эгоистическая, себялюбивая природа, где каждый сам за себя. Но то, что эту природу надо все-таки исправлять и подниматься над ней, выстраивая сотрудничество, человечество, в конце концов, должно понять. А пока это, к сожалению, не осознаётся.

Чтобы все человечество начало двигаться к объединению, нужна хорошо организованная система воспитания, действующая по всему миру, иначе у нас нет шансов на  выживание.

 

Нескончаемые теракты, пробуждение радикального ислама, угасание Евросоюза, обостряющаяся поляризация секторов и лагерей – согласно всем признакам, мир распадается на части. Необходимо разобраться в этом процессе, чтобы подготовиться к переменам и предотвратить грядущие катастрофы.

Для легитимной, эффективной и безболезненной социальной революции необходимо лишь одно – покончить с безумными, по сути своей, взаимоотношениями, которые мы возвели на пьедестал.

Как правило, требование перемен исходит от определенного класса, увлекающего массы за собой к ясной цели. Однако не всякий переворот порождает настоящую революцию. Это происходит лишь тогда, когда в обществе удается установить новые отношения, требующие реорганизации социального устройства и его институтов. Если подобные сдвиги приобрели характер постоянных, можно сказать, что революция удалась.

Фактически, этим базовым критерием поверялось большинство крупных революций в истории: Американская, Великая французская, Октябрьская, «Весна народов» в Европе и «Арабская весна» на Ближнем Востоке…

Но что делать, если революции, восстания и кризисы меняют лик общества, а у нас впервые нет никакой возможности контролировать происходящее? Если мир рассыпается на глазах и ни одна из тенденций не ведет к выходу из тупика? Если человечество погружается в смятение на фоне неуклонного развала миропорядка, установившегося после Второй мировой?


Мировой набат

Эта драма не знает границ, она разыгрывается одновременно на разных сценах, по разным сценариям, хотя в действительности сюжет ее неизменен. Она повествует о непримиримых противоречиях единого мира. Декорацией ей служит расползающаяся ткань уходящей эпохи, лейтмотивом – древнее варварство, спевшееся с современным невежеством.

События ускоряются: террор в Европе поднимает националистический отклик справа, брекзит свидетельствует о близящемся конце ЕС, Турция зачищает себя от препятствий на пути ислама, волны восточных иммигрантов заливают западный берег, а предвыборная кампания в США еще никогда не велась на столь низком уровне и никогда не обозначала столь глубокий раскол населения и элит.

Глобальная нестабильность – отчасти естественная, отчасти искусственная – ведет к хаосу, в котором причины и следствия утрачивают явственную прежде взаимосвязь. И хотя «великие мира сего» пытаются оседлать эту волну, всё яснее становится, что она им не по зубам.

Социальные науки, включая экономику, никогда не были точными, а сегодня, в вихре перемен, они проявляют свою ущербность. Невозможно спрогнозировать развитие событий, невозможно продумать долгосрочную стратегию, невозможно принять бюджет и составить государственные программы с учетом будущего. Будущее теперь слишком туманно, и контуры Третьей мировой тоже проскальзывают в его рваной пелене.

В этих условиях любые союзы, альянсы, соглашения и конвенции могут быть нарушены ради сиюминутной выгоды в самый неподходящий для нас момент. Каждый сам за себя – вот главный девиз современности. Сдерживающих факторов все меньше, а причины для срыва, наоборот, усиливаются.

А потому нет ничего важнее, чем приподняться над текущей ситуацией и взглянуть на общую картину. Только она поможет нам договориться, а не «перегрызться» окончательно. Ведь хаос на самом деле – это не отсутствие базовых тенденций, а неспособность их разглядеть. И близоруки мы именно потому, что играем порознь, пытаясь выпутаться за чужой счет.


От линейности к глобальности

Дело в том, что в нашей игре теперь действует новый фактор – глобальная неразрывная сеть взаимосвязей, превращающая каждый элемент в неотъемлемую часть целого. Как следствие, ни один частный случай, ни один конфликт, ни одну проблему или даже комплекс проблем нельзя рассматривать в отдельности. Всё связано со всем. И пусть мы к этому еще не привыкли, однако у нас есть хороший пример – человеческое тело, цельное в своей основе и чуждое всякой дискретности.

Часто под «глобализацией» подразумевают международное сотрудничество в финансовой и коммерческой сфере, экономические узы, связавшие весь мир в сложный клубок противоречий. Однако всё это – следствия. Подлинная глобальность лежит глубже – в межчеловеческих отношениях, в непреложных принципах развития, в сплетении страстей и желаний, в нашей внутренней общечеловеческой сети. Мы тщетно рвем ее безразличием, отчуждением и ненавистью, а она всё настойчивее и жестче требует от нас новых отношений, основанных на взаимном поручительстве.

Она требует новой социальной концепции, нового обществознания: нет больше ВИП-персон и ничтожеств, успешных и аутсайдеров, более важных и менее важных, более равных и менее равных – ни среди людей, ни среди государств. В глобальной замкнутой системе другие правила игры: у нас общие интересы и равные отношения, мы заботимся обо всех и никого не оставляем на произвол судьбы – то есть собственного эгоизма.

Нам не уйти от этих велений времени. Мы все еще сопротивляемся им, все еще погрязли в старом, однако новое все равно придет, глобальность зажмет нас в тиски, и от нас зависит лишь то, насколько мы будем готовы к этому. Готовы принять новые каноны отношений и действовать в соответствии с ними.

«Когда все жители мира единогласно согласятся искоренить эгоизм и действовать друг другу во благо, тогда исчезнут все заботы и каждый будет уверен в здоровой и полноценной жизни. Однако пока каждый остается эгоистом, это порождает все тревоги, страдания, войны и кровопролития, от которых негде укрыться».

Бааль Сулам, ведущий каббалист XX века, «Предисловие к Книге Зоар»

Наше естественное мировоззрение долгое время толкало прогресс вперед и потому представлялось нам вполне рациональным. Теперь, когда оно уже не работает, мы продолжаем цепляться за него по старой памяти, вместо адаптации к законам глобального мира. Этот диссонанс растет, обостряется, вызывает кризисы и ведет всех нас к большой беде.

Что же дальше? Можно ждать очередного лепета мировых лидеров, делающих хорошую мину при плохой игре. Или совершить революцию, бескровную и легитимную. Как? По инструкции.

Инструкция по использованию единого мира

Перестаем делить всех на своих и чужих, на правых и виноватых. Отрываем взгляд от предписанных ориентиров, оглядываемся по сторонам. Свыкаемся с новым порядком предпочтений, перестаем отрицать очевидное.

Нет, это не значит согласиться с тем, что нам не нравится. Это значит принять новую ситуацию как данность и начать действовать, учитывая законы глобального мира.

Все прежние революции были естественными, они проистекали из назревших и понятных причин. Сегодня иначе: обстоятельства словно зажимают нас в угол. Что-то назрело, но мы не понимаем, что. Так вот, назрели новые социальные отношения: между каждым и каждым, между супругами, между поколениями, между работниками и работодателями, между банкирами и промышленниками, между политиками и гражданами.

Но мы не готовы расстаться с привычным корыстным подходом, с нескончаемой наживой друг на друге. Парадоксально, но нас «прессует» не новый этап, а старый, отказывающийся уйти. Наше общество «сломалось», оно больше не соответствует реалиям дня.

Так же в свое время разбилась коммунистическая идея, так же разбилась американская мечта, так же с треском распадается на части Евросоюз. Всякая система, включая социально-экономическую, есть прямое следствие наших отношений. И если она отмирает, лучше с миром отправить ее в анналы истории и заложить основы новой.

Эта точка переворота, точка нового подъема человечества зависит не от «традиционной» радикальной революции, а от революции сознания, от концептуальной трансформации, от того духа, которым мы заполним пространство между нами, между нашими сердцами.

Это революция сердец, готовых, наконец, соединиться. Прыжок из узкого мирка, ограниченного собственными потребностями, в широкий мир отдачи, где наша самореализация не знает границ.


Не откладывай на завтра то, что до завтра не доживет

«Я рад, что родился в таком поколении, когда уже можно разглашать науку каббала. Ведь это зависит не от гениальности самого ученого, а от состояния, в котором находится поколение».

Бааль Сулам

Именно наше поколение индивидуалистов способно здраво и осмысленно вступить на путь единства и взаимного поручительства. Исчерпав ресурсы потребительского благоденствия, обкатав все прочие сценарии, мы уже видим, что мир не прогнется под нас, как бы нам того ни хотелось. Единому миру чужды междоусобицы, в единой системе не бывает раздоров – только сотрудничество и взаимопомощь. Иначе распад разрушит всё.

Об этом и говорит наука интегрального единения человечества, дающая единственный достойный ответ на вызовы эпохи. Современный кризис описан в ней как переломный момент, за которым последует расцвет подлинно человеческих отношений.

Однако если мы все-таки окажемся не готовы, если откажемся взрослеть, если зóву перемен поколение предпочтет свои отжившие истины, то старая эпоха не перетечет в новую, а столкнется с ней в безнадежной битве. Тогда, вместо революции духа и сознания, нас ждет откат к самым уродливым формам отношений, к распрям и войнам. И цена эта слишком велика.

Сегодня мы можем подняться, почти не упав. Но если отложим подъем на завтра, то рискуем начать его со дна.


Оригинал статьи


Вялотекущая борьба с террором скорее закаляет его

После того как грузовик террориста протаранил толпу в Ницце, мир оживленно обсуждает неготовность французских спецслужб к подобному сценарию. Многие указывают на отсутствие заграждений, на запоздалый отклик полицейских, на провал с предварительным досмотром грузовика. Но даже если критики полностью правы в своих обвинениях, они забывают о главном, вменяя в вину силовикам лишь следствия проблемы.

Терроризм — не стихийное явление, а целая система промывки мозгов, подготовки кадров и их использования, с логистикой и организацией, с планированием и маркетингом. Кровопролитие — всего лишь завершающая стадия процесса, его финальный аккорд. Начинается же он задолго до этого, и бóльшая его часть скрыта от глаз широкой публики.

Поэтому готовность или не готовность спецслужб — это вторичная проблема.

Борьбой с отдельными терактами террор не победить.

Его необходимо предупредить, предотвратить в самом корне, как социально-психологический феномен, используемый различными заказчиками.

В интернете множество сайтов и Фейсбук-страниц пышут взаимной ненавистью и лютой злобой. Медийные и уличные «авторитеты» вещают о войне до победного конца. Убийство «чужих», «неверных» проповедуется как «добродетель», как «нравственный долг».

Западный мир долгое время делал вид, будто ничего особенного не происходит. Ведь раньше, как правило, речь шла о терроре в Израиле, по отношению к евреям, что, отчасти, казалось «извинением». И хотя этот пристрастный, близорукий подход дорого обошелся Европе, она по-прежнему верит в него. Правда, уже не столь слепо.

Тем временем, семьи жертв палестинского террора подали против Фейсбука миллиардный иск за то, что ведущая социальная сеть, фактически, превратилась в рассадник подстрекательств к насилию и убийствам. Только после этого руководство FB начало, наконец, принимать меры к обузданию кровавой агитации.

Что посеешь, то пожнешь

На протяжении последних пятнадцати лет я постоянно твердил об угрозе усугубления террора, — не потому, что я пророк, а потому, что из науки каббала это следует ясно и однозначно. Таковы текущие тенденции развития человечества.

О том же в 2014 году говорил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в интервью французскому телевидению: нельзя разделять террористов по политическим симпатиям, это общая беда. «Эпидемия террора доберется и до вас. Она уже в пути». Выражение лица и интонации журналистки демонстрировали лучше слов: она была не в силах поверить в очевидное.

Но и это не предел: вместо того чтобы грамотно противодействовать опасности, ее усиливают еще больше. Для терроризма создана благотворная питательная почва, Запад вскармливал его собственными руками. Мало нам либеральной толерантности к насилию и дилетантского невежества в вопросе мультикультурализма, «просвещенный мир» зашел намного дальше, — сам «создал» лагеря подготовки террористов. Там они проходят идеологическую обработку и физическую подготовку, там их обучают методам партизанской войны, атакам, самопожертвованию!

Последствия очевидны: теракты будут повторяться ежемесячно, ежедневно, они станут нашими буднями. Возможно, нынешнее положение вещей еще покажется нам идиллией, потому что в будущем мир ждет настоящая война.

Преградить дорогу варварству

Террор — это зараза, которую необходимо уничтожать в корне. Его апологеты, идеологи и организаторы умело используют психологию масс, людскую склонность к раздору и низменные инстинкты. А потому вместе с оперативной деятельностью и пресечением последствий необходимо, прежде всего, просвещать население, сплачивая его позитивными, а не разрушительными стимулами. Идеологии смерти надо противопоставить еще более действенную идеологию жизни. Только здоровое объединение исправит ситуацию и выровняет баланс между деструктивными и конструктивными силами.

И напротив, пока всем частям общества внушают ложные, непримиримые, часто радикальные идеи, мы лишь подкидываем дрова в костер и обостряем противоречия.

Ведь человек, по природе своей, эгоистичен. Каждый думает о себе и чувствует себя лучше, когда доминирует его «Я», когда он силен. Если мы хотим хорошей жизни в глобальном, замкнутом мире, то должны знать и понимать основной закон интегральной системы: в ней всё зависит от всех. Как следствие, мы просто обязаны соединяться доброй взаимосвязью.

Этому надо обучать человечество. К этому надо привлекать заложенный в природе положительный потенциал, который мы способны задействовать. Тогда в нашем распоряжении окажутся две силы, и мы сможем управлять ими на благо всем. С другой стороны, одна только отрицательная сила в нынешних условиях — это временное благо немногих и последующий всеобщий крах.

По-настоящему бороться с террором — значит вводить методику интегрального просвещения, изменять общество, перестраивать порядок его приоритетов. И возможно это только при участии правительств. Но они бездействуют, не объясняют гражданам текущие процессы, не обучают естественным, непреложным законам глобального мира, в котором никто не может оставаться изолированным.

Мы в одной тонущей лодке. Следующий крупный теракт — лишь вопрос времени, и все это понимают. Перед лицом радикального варварства не имеют смысла промедление, полумеры и паллиативы. Пора применить безотказное средство, которое излечит недуг раз и навсегда. Излечит системно, уравновесив действующие в нас силы и предоставив возможность благоразумно контролировать их.

Иначе террор победит.

В море слов, написанных о Brexit, то и дело всплывают важные вопросы о дальнейшем пути Евросоюза, о новых странах? «желающих сбежать», о последствиях британского референдума для самой Британии и для мира. Однако политика не должна затмевать нам общую картину, в которой все фрагменты подчинены глобальному контексту развития. Выход из европейской неразберихи лежит выше входа.

В 1992 году за считанные месяцы до создания Евросоюза, я отправился в путешествие по Франции. В то время там развернулась широкая и пестрая пропагандистская кампания, призывавшая граждан поддержать идею общего рынка. Уже тогда, при виде сладких посулов я ясно ощутил, что этот проект обречен и, в конечном итоге, может привести континент к краху.

Все последующие годы я многократно встречался с представителями европейского сообщества, публиковал свою точку зрения и пытался объяснить, насколько необходимо Европе подлинное единство, как его достичь.

Я не экономист и не эксперт по международным отношениям, однако мой опыт в биокибернетике и в науке единения, описывающей внутреннюю взаимосвязь природных систем и человеческого общества, ясно свидетельствует о тупиковом пути Европы. Если альянс базируется лишь на экономических интересах, если его инспирируют банки и торгово-промышленный комплекс, если он преследует только экономические выгоды, отменяя границы и диктуя иммиграционную политику, то у него нет шансов на успех. Любая попытка объединиться, не учитывая системные законы, базирующиеся на принципах глобальности и интегральности, обречена на провал.

При сохранении текущих тенденций, государствам, входящим в искусственный европейский «союз», стоит последовать примеру Великобритании и как можно скорее покинуть тонущий корабль.

Ведь отголоски его крушения могут запустить эффект домино, из-за которого в различных европейских странах к власти придут крайне правые лидеры. В таком случае изоляционизм грозит обострить и без того тяжелую ситуацию, вплоть до кровопролития.


Тикающая европейская бомба

По окончании английского референдума Гугл опубликовал интересные данные о поисковых запросах в Сети. Наиболее популярными были вопросы о том, что такое Евросоюз, и что означает выход из него.

Давайте расширим поиск и разберемся в самой сути союза народов и государств.

Настоящее, крепкое единство, несущее всем мир и процветание, возможно лишь в виде единой сети, единого общества, единой страны и единого народа. И уж никак не в виде двадцати восьми стран, опосредованно подчиненных Германии, которая доминирует в Брюсселе и заправляет делами в Совете ЕС.

Необходим равный баланс сил между всеми партнерами, как сильными, так и слабыми. Сегодня этот принцип неизбежен – ведь мир уже ощутил себя глобальной системой, хотим мы того или нет. Такова закономерная тенденция, о которой каббалисты говорили уже давно.

«Не удивляйтесь тому, что я смешиваю понятия мира в одном обществе и мира во всем мире. Ведь на самом деле мы уже достигли того уровня, когда весь мир считается единым обществом».

Бааль Сулам

Взаимопонимание, взаимопомощь, шаги навстречу друг другу, сближение сердец, а не кошельков, – таков фундамент прочной системы взаимоотношений. Настоящее единство – это дружная семья, в которой все заботятся о каждом.

А потому европейцам сейчас стоит устремиться к взаимному поручительству. Только на этой основе можно выстраивать общую экономику, общую безопасность, общую политику и общую культуру, многообразие которой никак не противоречит универсальным канонам единства.

Сегодня же европейцы напоминают супругов, живущих под одним кровом на грани развода из-за непрестанных конфликтов. Им не хватает тепла. Им недостает настоящей связи. Их брак по расчету, а не по любви. И дело может кончиться взрывом.


Эволюция единства

Каббала – наука единения, она изучает целостную природную систему, неразрывную, взаимосвязанную во всех своих деталях и инстинктивно уравновешивающую себя на уровнях неживой, растительной и животной природы. Однако человек, вмешиваясь в это совершенство, нарушает баланс, выводит всю систему из гомеостазиса и неизбежно разрушает природу.

Эгоизм заложен в нас с рождения, он всегда разобщал людей. И пока каждый ищет свою выгоду, пока мы безучастны, либо коварны и жестоки по отношению друг к другу, общая система выдает на это свой системный отклик, негативную цепную реакцию.

Чтобы уйти из-под удара, нам необходимо держаться заложенной в природе силы единства – той силы, которая лежит в основе всей действительности. Если привести наши взаимоотношения в соответствие с ее законами, если поставить общие интересы и взаимодействие во главу угла, мы обеспечим себе благоденствие.

Сами усилия к подъему над собой и поддержанию правильной связи генерируют между нами силу единства, такую же, как в природе. И теперь, на человеческой ступени, мы можем использовать ее на полную мощь, водворяя крепкий мир между людьми.

Когда все части общеевропейского организма – от Испании до Норвегии, от России до Ирландии – соединятся в единое целое, в живой, здоровый организм, тогда Европа создаст действительно объединенное общество, настоящий союз с огромным потенциалом.

Школа единения

Ближайшее будущее чревато потрясениями: тяжелыми экономическими убытками, гигантскими волнами эмиграции, усилением радикального ислама, подъемом фашизма и расизма, а в  худшем случае – братоубийственной войной. В этих условиях Евросоюзу нужно очнуться, дать себе трезвый отчет в происходящем и понять текущие задачи: «Что такое объединение? Зачем оно нам? Как достичь правильного единства? И что случится, если мы пойдем не туда?»

В руках учреждений общего европейского рынка сосредоточена большая мощь. Если брюссельский «штаб» решит запустить образовательный процесс, который изменит воззрения и смягчит сердца, то переходный период на пути к подлинному единству займет считанные годы, а то и месяцы. Все средства и предпосылки для этого уже имеются, и темпы процесса зависят от самих европейцев.

В свое время пропаганда обеспечила становление ЕС. Точно так же умный, последовательный маркетинг новых ценностей, грамотная реализация науки единения позволят сегодня дать Европе новую жизнь. Практические государственные программы сближения людей, академические курсы, возможности изучения человеческой природы, наряду с масштабным освещением силы единства в массмедиа, – всё это раскроет европейцам новый пласт взаимного доверия и нормальных, достойных отношений.

На этой почве можно будет взращивать плоды социального и экономического процветания. На этой базе можно будет отремонтировать заклинившую систему. И тогда, вместо того чтобы готовить к спуску спасательные шлюпки, страны Евросоюза спасут свой корабль от катастрофы. Другого пути к спасению у них нет.


«Эрозия демократии видна невооруженным взглядом», – пишет главный редактор Deutsche Welle Александр Кудашефф. Повсюду набирают силу правые и крайне правые настроения. Обращаясь к политикам этой части спектра, избиратели, по сути, «отвергают и классические партии, и власть элит».

В материале «Позабытый средний класс» Кудашефф живо описывает разочарование, охватившее ту часть общества, которая раньше считалась его основой.

«Их ценности – это ценности старого доброго времени, которое уже давно минуло. Они не космополиты. Они не открыты остальному миру. В большинстве своем, они неприязненно относятся к мигрантам и чужакам. Это тот средний класс, который видит, как расходуются или тратятся впустую миллиарды бюджетных денег, недостающие для решения повседневных проблем. Это тот средний класс, который скрипя зубами, осознает, что безработным приходится сидеть на шее у государства. И этот средний класс голосует за правых – с левым пафосом.»

Нынешний европейский крен вправо вполне просматривался на горизонте и вряд ли может считаться неожиданностью. Главный вопрос сегодня в другом – насколько далеко зайдет этот процесс? Ведь если он не закончится хорошо, то закончится очень плохо.

Многие современные тенденции в Европе ведут именно к фашистскому сценарию – к квинтэссенции диктатуры эгоизма в наивысшем его проявлении. При таком государственном устройстве важен фактор «МЫ». Мы как объединенный народ, в котором все равны. Да, выполняется воля народа, – это самое главное.

Следует признать, что подобная структура привлекает людей хотя бы потому, что она лишена того огромного бюрократического аппарата, который сегодня фактически правит Европой, и в целом на Западе становится врагом малого и среднего бизнеса, не говоря уже о простых гражданах. И пусть условия в разных странах отличаются, – таковы ощущения людей. У них уже созрело желание сбросить с шеи огромную армию чиновников.

Кроме того, фашизм является психологической альтернативой выхолощенным, исчерпанным религиозным традициям и идеалам. Он предлагает крепкое общество, замкнутое в себе и работающее на себя. А это в сущности то, чего осознанно или безотчетно хотят все.

Но вот беда, такое общество сразу же уподобляется раковой опухоли, пожирающей соседние клетки и ресурсы организма – вплоть до летального исхода. Теоретически, жестко замкнутая на себя структура необязательно стремится к экспансии и войне. Но, как правило, такие сообщества эгоистически вспыхивают, подобно сверхновым, и желают поглотить всё остальное. Исконная человеческая природа, выпущенная на волю, не желает признавать искусственных для нее границ.

Вот почему фашистские режимы плохо кончают. Ведь они подобны взбунтовавшимся органам тела, не понимающим, что их окружает единая неразрывная система.

Общая линия человеческого развития никак не совпадает с откровенно эгоистическим порывом переподчинить организм себе. Развитие, наоборот, ведет человечество к единству – то есть в совершенно противоположном направлении.

И чтобы на этом пути не «улететь в кювет», не блуждать по тупиковым «чащам и буеракам», необходимо противостоять экзальтированным призывам эгоизма «к порядку». Его «порядок» – это узаконенное превосходство одной группы над всеми остальными, ее полное, ничем не ограниченное господство.

Проблема в том, что трудно заранее определить, разглядеть эту вероятность. Люди не понимают, к чему их может привести такая логичная и справедливая на вид риторика. А потом, когда маски сняты (отчасти – уже сегодня), никого больше не интересует, как называть новые веяния. «Пусть хоть фашизм, неважно. Это нам подходит, это хорошо для нас, и точка!» Общество уже мобилизовано, сплочено. Все выгоды – якобы налицо. И никому невдомек, что эти «выгоды» сугубо эгоистичны, а потому у них нет никакой надежды на продолжение и успех. Пик наступает быстро, а далее следует падение.

Человечество не раз наступало на эти грабли. В современную эпоху аналогичная ошибка грозит нам серьезной Мировой войной. Даже в материале Кудашеффа сквозит целый пласт, способный стать благодатной почвой для фашистских всходов. Рассуждая о злоключениях «позабытого» среднего класса, автор полагает, что «разочарование справа будет сопровождать демократии дольше, нежели считают элиты». А между тем, текст усеян напоминаниями о еще бóльших невзгодах молодого поколения, на которое, собственно, и пришелся основной удар кризиса: «Миллионы молодых людей сидят без работы, несмотря на хорошее образование». Так вот, как раз они могут дать фашизму то, чего ему недостает, – кипучую энергию, подпитанную не просто разочарованием, а безысходностью, беспросветностью ситуации…

Итак, не стоит отмахиваться от разговоров о фашизме и недооценивать его угрозу. Он более чем реален. Он естественен, а в некоторых случаях – неизбежен. Разумеется, не все правые европейские партии несут в себе его зародыш. Однако, чтобы предотвратить его рост, Европе нужно пересмотреть принципы своего объединения.

Сегодня уже ясно, что ни общий рынок, ни банки, ни Брюссель, ни пропаганда не сплотили по-настоящему этот континент. Ему требуется подлинное человеческое объединение, базирующееся на планомерной, неуклонной работе, которая охватит все сферы жизни. Сейчас, когда «объединенная» Европа начинает понимать, что она вовсе не объединена, настает поворотный момент. Либо она скатится в раздоры, чреватые фашизмом, либо осознает и исправит собственные ошибки.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире