lady_june

Ольга Афанасьева, ТВ-режиссер, Кисловодск

21 сентября 2011

F
Постоянно думаю о том, как поступить в связи кампанией под условным названием выборы. Не идти на избирательный участок, безусловно, просто и честно, но уж слишком ожидаемо со всех сторон, а главное – на руку едру. Кроме того, мне не очень нравится идея молчаливого протеста, ведь так же поступают и те, кому абсолютно безразлично, что происходит со страной, а наша интеллигентная брезгливость, выливающаяся в нежелание участвовать в этом безобразии, сродни равнодушному бездействию.

Идея с выносом бюллетеня мне нравится больше всего, однако, на практике осуществить это было бы непросто без скандала, да и вообще, боюсь, унести не дадут. Я подумала о том, что все, кто хотел бы это сделать, в том числе и нах-наховцы,к коим отношу и себя, могли бы заготовить дома лист любого содержания и уже в кабинке для голосования подменить им официальный бюллетень. В сложенном состоянии не будет видно, что это, и тогда во время подсчета голосов уважаемые члены избиркома смогут, прежде, чем выбросить эту филькину грамоту, все же узнать, что думают о них и об их выборах те, кто хотел бы, но лишен возможности голосовать против всех. В таком случае унесенный бюллетень можно будет использовать на альтернативных выборах, которые может провести оппозиция.
Предлагаю этот вариант для обсуждения и использования.
Общероссийский народный фронт — все-таки удивительное образование, ведь несмотря на всю свою эфемерность и неуловимую структуру, оно стремительно пополняется новыми членами и постепенно обрастает некими признаками организации.

Например, я до сего дня искренне считала, что ОНФ — некий, или даже некая «третья лишняя» персона в некогда идеальном брачном союзе ВВП и ЕдРа. Вроде как любовница у кого-то появилась, или даже вторая жена.

Значит, первая теперь просто изнемогает от ревности и злости.
И то, что «любовницу» эту ВВП совсем не любит, просто она ему нужна, чтобы репутацию его безупречную поддержать, ведь благоверная-то оплошала уже не раз и мужа сильно компрометирует, тем не менее не ревновать у нее никак не получается.
Но муж сказал: — Цыц, молчи несчастная, а лучше — расхваливай свою соперницу изо всех сил, тогда, может, я тебя и не брошу насовсем!

Вот теперь жена и старается, новую репутацию себе зарабатывает, правда, трудно ей слова говорить, ведь муж-то толком не объяснил, чем его новая пассия так хороша. Видимо, он и сам не знает.

Вот такая сказочка.

А теперь быль. Перед нами — абсолютно реальный гражданин, должность которого называется так: доверенное лицо партии «Единая Россия» в N-ском региональном отделении ОНФ — имярек.

Приехал он в наши курортные края, чтобы познакомить местных жителей с целями и задачами фронта, в региональном отделении которого он является ДОВЕРЕННЫМ ЛИЦОМ ПАРТИИ «ЕР».

Круто! В нашей сказочке это бы означало: «доверенное лицо жены у какого-нибудь местного то ли сводника, то ли шпиона любовницы мужа.»
Прелесть какая!

И вот, что он говорит. Непременно прочтите, потому что это — песня! Воспроизвожу дословно:
«Мы, доверенные лица партии в Общероссийском народном фронте, сейчас проводим вот такие встречи с коллективами, с жителями городов с одной лишь целью: провести вот такие встречи в рамках дискуссии и задать тематику такую, чтобы услышать от людей предложения в общероссийскую народную программу, с которой Общероссийский народный фронт, партия Единая Россия пойдут на выборы в Федеральную Думу Российской Федерации, которые состоятся в декабре. Мы формируем сейчас такую ОБЩЕРОССИЙСКУЮ НАРОДНУЮ ПРОГРАММУ и ОБЩЕРОССИЙСКИЙ НАРОДНЫЙ БЮДЖЕТ, и вот такие встерчи они позволяют больше… в большей степени понять, услышать людей — кто что предлагает в такую НАРОДНУЮ ПРОГРАММУ и в НАРОДНЫЙ БЮДЖЕТ. Для чего это нужно? Для того, чтобы еще раз каждый со своей стороны мог поучаствовать в формировании вот такой НАРОДНОЙ ПРОГРАММЫ. Более того, дальше у нас будет проходить праймерис по отбору кандидатов для выдвижения...э-э-э… кандидатами на выборах в Государственную Думу Российской Федерации. Это тоже делается в рамках «Общероссийского народного фронта». Суть именно ПРОГРАММЫ ОБЩЕРОССИЙСКОГО НАРОДНОГО БЮДЖЕТА заключается в том, что, ну мы все знаем, что есть бюджет Российской Федерации, есть бюджеты субъектов, есть бюджеты муниципалитетов, и вот те предложения, которые мы собираем по НАРОДНОМУ БЮДЖЕТУ, это предложения от жителей, от граждан в бюджеты для формирования в последующем на 12й-13й годы, потому что весь-то… вся народная программа, она формируется на пять лет вперед, и те заявки, те пожелания, которые жители, граждане, люди, общественные организации предлагают, скажем… в бюджеты… что такое бюджеты вообще да?...Муниципалитеты принимают решение, куда направлять средства — больше на детские сады или больше на школы...Краевые бюджеты, региональные бюджеты уже в рамках своих… Федеральный бюджет.. тоже самое, скажем, такие программы как дороги городов, новые дороги городов...А вот здесь услышат люди, нужно ли это делать, или может быть, кто-то видит, что более рационально, более эффективно, если эти средства будут направляться на какие-то иные программы, на иные цели… Это предложения людей, общественных организаций, граждан в последующие бюджеты для формирования бюджетов 12го-13х годов…

...Есть люди, которые поддерживают, и таких людей большинство, и общественных организаций, которые уже вошли в Общероссийский народный фронт, есть люди… есть в том числе оппозиционные партии. Естественно, они подначивают со своей стороны, я извиняюсь за такое слово, да? то, чтобы показать, что что-то вроде бы не так, хотя сами ничего не предлагают. А это предложение как раз-таки в этом и заключается. Сейчас формируются списки кандидатов по выборам в Думу Российской Федерации. Да? И в этой части мы хотим увидеть и услышать более новых активных людей, которые тоже будут участвовать как кандидаты от партии на выборах в Госдуму…

Пока что на сегодняшний день все инициативы идут от нашей партии, от лидера нашей партии. Все остальные партии — они вдогонку, знаете, там, какое-то у них ополчение или еще что-то… И сказать, кто на что отвечает… В первую очередь, идет с нашей стороны инициатива! Инициатива партии «ЕР», инициатива председателя партии...по тем или иным вопросам, для того, чтобы ЖИСТЬ стала более благоустроена, более качественна для всех граждан нашей страны!»

Здорово, правда? Текст еще круче, чем должность! Так что теперь понятно, почему в ОНФ «вступают» предприятиями, творческими союзами и даже целыми социальными прослойками: агитация мощная! Теперь-то все ясно — и цели, и задачи.
Недавно в Сети появилось предложение всем оппозиционерам тоже вступать в ОНФ, чтобы развалить его изнутри.

По-моему ОНФ в этом не нуждается.
ОНФ сделает всё сам.


Нет, этот плакатик висит не в тюрьме, не в помещении рядом с КПЗ, не на стене проходной ювелирного завода и даже не в детской комнате милиции, в смысле полиции… Не догадались?

Действительно сложно предположить, кого именно касается это суровое предупреждение. Прошу прощения у моих читателей за качество фотографий — снимала телефоном с неработающей вспышкой. А указывает этот перст, намалеванный каким-то последователем Остапа Бендера, изображавшего художника на теплоходе, прямо на меня и на любого другого посетителя абонентского отдела городского предприятия ООО «Кисловодскэлектросбыт», который подходит к кассе, чтобы заплатить за электроэнергию.

Честно говоря, удивить нас все труднее, однако, кое-кому это все же удается, еще бы, ведь меня, смотрящую на этот агитационный шедевр, не только сразу называют «ворюгой», не просто предупреждают, что за мной «... уже идут», но и тюремный срок в 20 лет определяют!

Одна женщина, стоявшая в небольшой очереди в кассу рядом со мной, буквально оторопела, увидев этот плакат, а потом, прочитав его, произнесла… «Вот дожили до чего… С ума посходили они, что ли?» Нельзя с ней не согласиться. Чем руководствовались люди, повесившие этот плакат в присутственном месте, неизвестно, но скорее всего, сделали они это из ненависти сразу ко всем — от должников по электричеству до карманных воришек.

А вы как думаете?
Вчера услышала полуновость, полусплетню, якобы Президент собирается отправить в отставку министра образования…

А не уволить ли заодно и министра так называемой культуры, с чьего повеления в регионах (во всяком случае, у нас в Ставропольском крае, уж не знаю, как в Москве) происходит чистой воды безумие под названием «аттестация» или «переаттестация» преподавателей музыкальных школ.

Чтобы подтвердить высоченную педагогическую ставку – аж пять с половиной тысяч рублей в месяц! – каждый учитель музыки (а в большинстве это учительницы, поэтому перехожу на женский род) обязан, а вернее, обязана представить высоким краевым аттестаторам в невероятно культурном министерстве гроссбух, напоминающий докторскую диссертацию, и состоящий из справок, выписок, протоколов и прочих бумажек, подтверждающих, а точнее сказать, оправдывающих квалификацию опытнейших преподавателей, среди учеников которых – выпускники музучилищ, консерваторий, артисты, педагоги, словом, люди, составляющие, по крайней мере в регионах, ту самую, невероятно тонкую, но, к счастью, пока еще существующую культурную прослойку в обезумевшем в погоне за теплым местом и сладким куском, обществе.

Так вот, эти самые учительницы музыки по классам фортепиано, аккордеона, скрипки, вокала и т.д. вынуждены, не жалея времени и сил, собирать и составлять справки, а также сочинять десятки страниц творческих отчетов, подкрепляя их собственными грамотами и копиями дипломов своих учеников – лауреатов всевозможных конкурсов!
И все это – весной, во время самого ответственного и тяжелого периода — подготовки к переходным и выпускным экзаменам!

Мало того, каждая из них за собственный счет (помните, какая зарплата у преподавателя музыки?) должна нанять оператора и монтажера, чтобы представить в краевое министерство (так и хочется сказать «Свободного времени») диск с видеозаписью выступлений учеников; развернутых уроков; и даже с личной демонстрацией мастерства владения музыкальным инструментом.

У меня несколько близких друзей, работающих в музыкальных школах, и вынужденных заниматься этой лабудой, чтобы, находясь в достаточно солидном возрасте, не вылететь с работы, которой они отдали по несколько десятков лет своей жизни.
Именно поэтому информацию я получаю из первых рук: из рук хрупких, никем и ничем не защищенных от чиновничьего произвола женщин, избравших непыльную, но невероятно сложную профессию, и работающих в ней честно, без оглядки на личное благо, на износ.

Все это больше похоже на издевательство, чем на аттестационный процесс, и видимо чиновники от культуры, устраивая подобные акции, изо всех сил пытаются оправдать свое бездарно-паразитарное существование!

Может быть, господин Президент, Вам действительно пора уволить министра и прекратить отвратительное действо, отнимающее у этих, часто находящихся в отчаянном положении учителей, драгоценное время, деньги и здоровье?

P.S. Как раз тот самый случай, когда безумно хочется, чтобы тебя услышали те, от кого зависит принятие решений!
«Мы стараемся охватить все органы чувств наших граждан, через которые можно донести информацию…»

Из выступления в прямом эфире начальника региональной таможни. Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно… Да, этот «перл» выдал не профессионал разговорного жанра, не оратор, не журналист. Просто человек, как и миллионы других, причем молодых моих сограждан, являющихся носителями нашего родного языка. Возможно, на фоне всех наших проблем та, о которой говорю сейчас я, кажется не столь важной, но разве от этого она перестает быть проблемой? Думаю, нет. «Сначала хлеб, а нравственность — потом!» Этот призыв, когда-то сформулированный Брехтом*, раздавался в его пьесе из уст послушного народа, слепо поддерживающего своего фюрера.

Нельзя избавляться от больных проблем по-очереди, ведь в обществе, как и в человеке все взаимосвязано, и живет он, параллельно, а не последовательно переживая душевные муки и физический голод, нравственные искания и разнообразные земные желания и устремления.

С приходом нового тысячелетия я как-то особенно явственно стала ощущать ужасные признаки необратимой болезни русского языка вследствие небрежного к нему отношения его же носителей. В 2001 общество вдруг разделилось на тех, кто говорит «две тысячи первый, второй и т.д.» и на тех, кто не сомневаясь произносит «двух тысячи первый» или (я тут на днях услышала) «в двухтысячно десятом»... Даже не знаю, как этот кошмар письменно воспроизвести — вместе, раздельно или через тире…

Еще совсем недавно (лет 15-20 назад) грамотная речь вовсе не была редкостью. Включая телевизор или радио, мы могли быть уверены, что из уст тогда еще дикторов, а потом и их преемников — ведущих теле— и радиопрограмм, в роли которых стали выступать профессиональные журналисты, будет звучать только Слово в полном соответствии с нормами «великого и могучего». Стали востребованы школы и курсы подготовки ведущих и корреспондентов, работающих в кадре и за кадром, где молодых профессионалов — провинциалов причесывали и в прямом, и в переносном (речевом) смысле слова.

Я сама была свидетельницей того, как юную пятигорскую дикторшу, пришедшую та телевидение буквально из магазина (она там работала продавцом), и говорившую с чудовищным местным акцентом, за несколько недель московского специального тренинга (по-моему при НТВ) научили не «акать» по-южному, не растягивать гласные, не заискивать перед зрителем, не «петь» и т.д.; коротко отрезали ее роскошную, но страшно провинциальную косу, и сделали из красивой, но совершенно непрофессиональной и неуверенной в себе девушки роскошную молодую ведущую, знающую, как подать себя внешне, как вести себя в кадре, и, главное, как правильно говорить.

Но это, так сказать, оболочка, ведь научиться по всем правилам произносить текст только половина дела, а как насчет его написания, включающего орфографию, пунктуацию, грамматику, стилистику и пр.? И вот здесь за последние десять лет наши электронные СМИ потеряли, растранжирили, пустили по ветру практически все наследство советского радио— и телевещания. Отвергнув действительно опостылевший всем «апофеозный официоз», избавившись от всех дикторов старой школы и заполнив штат активными, молодыми, не комплексующими ни по какому поводу, журналистами-полуфабрикатами, не желающими постигать азы профессии, а просто плохо, но нагло подражающими стилю мастеров, провинциальные, а часто и центральные СМИ подают пример наплевательского отношения к языку как основному носителю нашей культуры. Вот несколько журналистских «шедевров», услышанных мною в телеэфире:

«...чтобы эти дети никогда не смогли пережить то горе, что выпало на долю ветеранов…»

(из авторского текста к сюжету о Великой Отечественной войне); «... работники предприятия очистили прилегающую к себе территорию…

«(репортаж о субботнике);

«...влияет для организма…»

(о лекарственном препарате);

«...включая племенного скакуна российского премьера Владимира Путина» (из сюжета о проведенном в Ставрополе конном аукционе). Боюсь, что очень скоро подобные «фигуры речи» будут восприниматься большинством как нормальные. К сожалению, это уже происходит, и если не ставить преграды на пути малограмотных, но пробивных людей, в одночасье становящихся репортерами, вступающих в журналистские сообщества, появляющихся в кадре благодаря хорошей внешности (и только!), то буквально через несколько лет наше общество, а за компанию с ним и СМИ, полностью перейдут на приблатненный сленг, не имеющий ничего общего с русским языком.

Если сегодня все, кто знает, «как правильно»: актеры, бывшие дикторы, лингвисты, создавая хотя бы кружки или курсы, смогут передать свой опыт молодым, пусть их будет немного, но на каждой теле— и радиостанции, возможно, что мы сумеем сохранить то, что называется литературной речью, не в пыльных архивах, а в эфире и в жизни.

* Немецкий драматург-антифашист Бертольд Брехт. «Страх и отчаянье Третьей империи».

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире