kuduktumus

Федот Тумусов

22 марта 2017

F

Дума приняла в третьем чтении, конечно, неприличный законопроект: он позволяет попавшим под санкции лицам выходить из налогового резидентства России. Все оппозиционные фракции были против, что не помешало ЕР  голосовать «за».

Чем плох документ? Тем, что вводит избирательную норму специально для примерно 150 человек (на самом деле — меньше, так как не все из них подобным, очевидно, захотят пользоваться).

Тем, что наносит прямой ущерб бюджету, так как теперь налоги этим избранным лицам будут возвращены с 2014 года. Как бы ЕР ни  убеждала, что ущерба не будет, — он  будет, тут не нужно быть аналитиком. Не  зря протолкнули скорее — к 1 апреля, дню подачи налоговых деклараций.

Наконец, законопроект попросту несправедлив. Почему одним можно, а другим нельзя? Неужели именно попавшие под санкции бизнесмены — самые бедные в России?

Который год наша фракция предлагает ввести прогрессивную шкалу налогообложения, чтобы люди с низким доходом налоги не  платили, а те, у кого доход высокий, платили бы по повышенной ставке. А вместо этого сейчас получается все наоборот. (Аргумент о том, что нерезиденты платят 30% здесь не работает, так как понятно, что в ущерб бизнесменам этот документ не принимался бы.)

Больше того: похоже, что весь документ был принят, чтобы конкретные бизнесмены могли больше не декларировать свои офшоры — и это на фоне деофшоризации, на которой настаивает президент! Со стороны «Единой России» это глупость или измена?


В регионах нашли оригинальный способ подогнать свои результаты по повышению зарплаты врачей под майские указы. У каждого региона есть свой план, как эти результаты должны достигаться: в этом году столько-то, в  следующем — столько-то, и так до победного конца. Так вот: когда становится понятно, что показатели года (в данном случае — 2016) не достигнуты, план берется и задним числом переписывается. Получается — все точка в точку, а что самим врачам от  этого плана нет никакой помощи, это уже не важно.

Впрочем, далеко не все регионы пошли на эти подтасовки. Многие просто и честно не выполнили собственные планы. В числе «лидеров» здесь — Якутия, которая не дотянула 9% в плане по зарплате среднего медицинского персонала.

Это означает, что сейчас средний и младший медперсонал получают меньше средней зарплаты по региону.

Впрочем, в  который раз подчеркну, что даже честное соответствие плану не дает гарантий того, что люди в действительности получают обещанные им деньги. Статистика — лукавая вещь, и всегда можно посчитать «среднюю температуру по больнице», двойные ставки, невыплачиваемые надбавки, чтобы получить необходимый результат.

Важно ведь, как считают и кто считает, а  чиновники сами себе не враги.

Кроме того, напомню и о том, что, повышая зарплаты, регионы сами загоняют себя в  долги: ведь собственных средств у  большинства из них нет, поэтому остается лишь искать заемные средства или просить федеральный центр, а это практика порочная.

Всего лишь две цифры, показывающие уровень коррупции в стране. Цена одной таблетки препарата тенофовир (ВИЧ-терапия) по итогам госзакупок в Крыму составила 71 коп., а в Томской области — 258 руб. 45 коп., что в 364 раза больше.

Значит ли это, что в Томск таблетки везти в 364 раза дороже, или что в Крыму невероятно эффективные чиновники? Нет. Это означает другое. 364 — это коррупционный коэффициент. Заработок чиновников на нашем здоровье.

Теперь ситуация такой уже не будет: государство переходит на систему централизованных закупок лекарств (в регионах покупать все равно продолжат, но в меньшей степени). Исчезнет ли проблема? — Снова нет.

Никто не гарантирует, что, во-первых, централизованно лекарства будут закупаться по минимально возможной цене (опыт 57-ой больницы в Москве показывает, что как раз не будут). А  во-вторых, централизованные закупки не снимут проблему картелей или единственных поставщиков, о которой постоянно говорит ФАС.

То есть коррупция с регионального уровня просто сможет перейти на федеральный, и если раньше деньги шли в карман чиновнику из региона, то теперь — пойдут уже чиновнику из Москвы.

Я не хочу сказать, что так произойдет в каждом случае, что все госслужащие обязательно воспользуются возможностью. Я указываю на риски, которые уже сейчас очевидны в новой системе.

Тем не менее, у  централизованных закупок есть множество и других подводных камней. Например, наверняка пострадают местные поставщики, которым будет не под силу тягаться с фармацевтическими гигантами. Например — под ударом окажутся местные аптеки.

Снять хотя бы часть проблем должна помочь открытость ценообразования. Правильным было бы создать специальный сайт для мониторинга закупок лекарств (сайт госзакупок здесь не слишком удобен). Правильным было бы анализировать в том числе и анонимную информацию о возможной коррупции.

Но благие намерения разбиваются о практику: снова сошлюсь на опыт 57-ой больницы, где поднявший тему неэффективных госзакупок главврач моментально был уволен. Так централизация прошла в Москве. Как пройдет она по всей России?

Вместо того, чтобы бороться с абортами, нашим общественникам стоило бы поддерживать такие вещи, как ЭКО. К счастью, и без их  помощи число этих процедур, оплачиваемых государством, растет с каждым годом. По  новым данным, в 2017 выделены средства на  62 тысячи операций по экстракорпоральному оплодотворению — это на 30% больше, чем в минувшем году.

Еще раз повторю: лучше разрешать, чем запрещать. Давайте возможности, а не создавайте барьеры.

Запретом абортов добиться пользы нельзя: разбитые семьи, нелюбимые дети, несчастные матери (и хорошо еще, если они не пойдут на  «черный рынок» от медицины).

А вот помощью тем, кто на самом деле страстно хочет ребенка, но не может, как раз получится добиться многого. Эти дети будут желанными, а значат, их вырастят заботливые и любящие родители. Значит, станет больше не просто полных, а спаянных общим делом семей.

И здесь государство идет по правильному пути, когда за 8 лет в 10 раз увеличивает число бесплатных процедур ЭКО.

Надеюсь, что тенденция продолжится — и также надеюсь, что ни до каких запретов в этой сфере мы не дойдем.

14 марта 2017

Минздрав сдался

Зря Минздрав пошел на попятный в своей стратегии по  борьбе с курением. Конечно, предложение запретить продажу сигарет людям, родившимся после 2015 года, выглядело неожиданным и резким, но что нам важнее? На одной чаше весов табачное лобби и  насмешки в Сети, на другой — здоровье граждан.


Перевесило первое, и теперь сам же Минздрав и  расписывается в том, что «данная мера является не конкретным требованием, а  целевым стратегическим ориентиром, основная задача которого – формирование свободного от табака поколения и  последовательное выведение в будущем данного вредоносного товара с рынка.
Именно в таком виде данное положение сохранено в проекте концепции».


Знаете, сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни ставь «целевые ориентиры», а без конкретных мер все это так и  останется благими пожеланиями. «Апчхи — будьте здоровы».

Здесь мне гораздо больше нравится инициатива Совета Федерации, который составил законопроект о распространении ограничений, которые сейчас касаются сигарет, на сигареты электронные и кальяны.


Ведь если каждый у нас знает, что «капля никотина убивает лошадь» и прочно ассоциирует ее именно  с сигаретой, то кальян на нее вовсе не  похож. Ничего общего, сигареты маленькая и белая, а кальян — большой и темный. Сигарету в ресторане нельзя, а кальян — отчего нет? Вот с этим и надо бороться, так как он ничуть не менее вреден.


Электронные сигареты из той же области: они вызывают в обществе ощущение, что курение является чем-то нормальным. Подумаешь, водяной пар. «Высокотехнологичное устройство». Не нужно таких устройств, которые при помощи технологий убивают людей.


Без этой привычки жизнь не станет беднее и хуже, наоборот. Так что здесь — редкий случай — я  поддерживаю запрет, причем чем строже — тем лучше.

Сейчас в Думе начинаются разговоры о необходимости отмены материнского капитала. Вернее, не отмены, а замены, потому что в нынешнем виде программа оказывается неэффективной. Предлагается заменить «одноразовую» сумму, которая лежит на специальном счете и может быть потрачена на строго определенные цели (обучение детей, лечение матери, улучшение жилищных условий) регулярными выплатами, которые будут получать родители на своих детей, своего рода зарплатой.

Вопрос здесь, конечно, в суммах и сроках.

Пока коллеги предлагают 3 тысячи рублей за одного ребенка, 8 за двоих и 15 за троих — и так до 18 лет.

Если же в семье больше пяти детей — предоставлять участок под строительство дома. Больше 8 — автомобиль.

Все это нужно обсуждать, но в целом направление мысли коллег мне нравится. Материнский капитал — это, конечно, хорошо, деньги лишними не бывают. Но на него не купишь одежду детям, не съездишь с ними в отпуск на  море. И таких примеров, когда деньги нужны, но получить их нельзя, очень много.

Государство само ставит себя в положение почтальона Печкина, у которого посылка есть, но он ее не отдаст, потому что у вас докУментов нету. В итоге появляются мошеннические схемы с обналичкой маткапитала, теневой бизнес, судебные дела.

Не проще ли, на  самом деле, просто платить матери зарплату (это слово куда лучше, чем «пособие»)? Правда, здесь стоит подумать о пропорциях: почему за одного ребенка предлагают 3 тысячи, а за двух — уже восемь? Государство, преследуя свои демографические цели, дискриминирует женщин с с меньшим числом детей.

Ну а кроме того, нужно напомнить, что финансовые меры никогда не приводят к увеличению рождаемости: за счет маткапитала родители могут решить родить и без того запланированного ребенка раньше — но  не станут ради 400 тысяч рожать еще одного, о котором раньше не думали.

Это тоже необходимо учитывать, когда мы рассуждаем о поддержке семей.


Правительство придумало новый сравнительно честный способ отъема денег у населения. На этот раз — под предлогом пенсий. Не хотите добровольно отчислять на них деньги? Тогда вам повысят налог.

Добровольцев нет? — Будем назначать.

Что получается по идее Минэкономразвития? Если вы не верите, что государство когда-то вернет вам пенсионные отчисления, то вы их и не делаете. Логично: можно копить хоть в банке, хоть как. Но тогда — платите не 13% НДФЛ, а все 15%.

Если вы государству верите (во что не верится уже мне) и отдаете 10% от зарплаты — тогда и налог вам снизят, но лишь на 10%.

И, наконец, если вы будете готовы отчислять 4%, то  налог останется 13%.

То есть платить в любом случае придется больше, вопрос в том, лишь насколько.

Почему я отношусь ко всем этим схемам с сомнением? — Потому что за последние годы они менялись неоднократно. Сначала была введена система накопительных пенсий и НПФ. Отлично, мы понесли свои деньги туда, в чем нас активно убеждали. Потом накопительные пенсии «заморозили» и  замораживают вот уже который год, заменяя баллами. Балл — не рубль, он подкреплен только честным словом правительства.

И вот теперь очередное изменение: где гарантия, что оно будет долговечнее прочих, что при изменении экономической обстановки, очередном витке кризиса или необходимости закрыть дефицит бюджета новые деньги не будут по факту конфискованы? Таких гарантий нет.

Так что лучший совет правительству не принуждать граждан, не повышать налоги, а остановиться на однажды выбранной схеме,

Хочу с вашей помощью проверить ВЦИОМ. Он сегодня сообщает, что рейтинг одобрения работы Госдумы вырос: теперь 52,9% россиян довольны ее работой.


И наоборот: число не одобряющих деятельность парламента падает: еще в ноябре было 36,5%, а сейчас только 32,3%.


Иными словами, если без процентов, Дума, по мнению граждан, работает с каждым месяцем все лучше.


При этом мы все прекрасно знаем о скандальных историях, которые вокруг парламента то и дело возникают: то запретить, это проверить…


Понятно, что большинство депутатов занимаются реальной работой, а наверх, как всегда, выходит пена, но именно она и привлекает внимание.


Поэтому спрошу у вас: как именно вам кажется, Дума на  самом деле работает эффективнее, или это социологи нам льстят?

08 марта 2017

Стратегия 8 марта

К 8 марта, с которым я поздравляю всех женщин, девушек и девочек, правительство написало, а премьер подписал стратегию действий в интересах женщин. Сегодня многие пишут о самом подписании, но не говорят о содержании.

А содержание, увы, декларативное. Говорится, что, мол, нужно совершенствовать, укреплять, способствовать — и не говорится, как. Для конкретики создадут еще одну комиссию, она ближайшие два года будет заседать — в общем, вы понимаете.

Может быть, эта работа и увенчается чем-то хорошим, но я хочу пожелать прежде всего нам, мужчинам: чтобы мы не говорили, а делали. Чтобы не рассуждали, как будем дарить цветы, радовать наших жен, матерей и дочерей, а  дарили уже сейчас, радовали каждый день, а не когда назначит правительство.

И, конечно, 8 марта — праздник не самый правильный. Мы  должны помнить о наших женщинах всегда, а не один день в году. Но все равно — с  8 марта!

377 голосов «за»: только что Дума проголосовала за очень опасный законопроект.

Помните, я  рассказывал об идее сенатор Петернко запретить называть детей аббревиатурами, званиями, цифрами и т.д? Именно это мы  сегодня в Думе и обсуждали больше часа, но в итоге все опасения были отметены: «исправим ко второму чтению».

Что опасного в  законопроекте? Во-первых, это очередные запреты, от которых мы все устали. И как бы ни успокаивала меня сенатор Петеренко, что мне — Федоту — бояться нечего, меня это не утешает.

Документ закладывает бомбу под многонациональную Россию. Не зря представитель Татарстана сегодня привел статистику: в республике только за прошлый год больше 5 тысяч имен-аббревиатур. И это никак не  «Даздрапермы», о которых со смехом вспоминали депутаты.

Просто для тех, кто знает только русский язык, тяжело понять, что бывают другие культуры и  другие традиции.

Я тоже сослался на двуязычие. Напомнил, что бывают слова и имена-омонимы. К примеру, в якутском «Дархан» — имя, но это же и почетное звание, а ими называть законопроект тоже запрещает, ориентируясь лишь на  русских графов и князей. И кто знает, какие неожиданности выйдут здесь боком?

Впрочем, коллеги сочли, что даже в нынешнем виде закон можно расширить, например, запретив имена, оскорбляющие чувства верующих, наподобие «Люцифера». Но не оскорбят ли чувства, например, православных имена наподобие «Мухаммеда», не говоря уже о  менее известных?

Это очень опасная почва национальной идентичности, определять которую за родителей будут сотрудники ЗаГСов. При этом сенатор Петренко так и не ответила на вопрос о  том, как избежать произвола чиновников.

В итоге сейчас нужно ждать второго чтения. В законопроект будет внесено много поправок и, я боюсь, далеко не все из них будут к лучшему.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире