kroupnov

Юрий Крупнов

14 сентября 2014

F
При всей идеологичности анализ Юрия Магаршака по рынку нефти хорош. Да, цены на нефть не только перестали расти, но и пошли вниз.
Это показывает то, что всего за полгода ещё раз произошёл резкий сдвиг ситуации в российской экономике.
Напомню, 12 февраля т.г. в ходе совещания с участием ряда членов Правительства Президент России сделал сенсационное заявление, оставшееся неотмеченным: «… Мы все считаем, что прежние источники роста если не полностью подошли к концу, то работают уже, мягко говоря, не так эффективно, как раньше. Потому что всегда мы ожидали роста и роста, повышения и  повышения цен на энергоносители. Они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет, и источник этот себя исчерпал, можно сказать…».
Эту сенсацию пропустили — а ведь Главой государства был зафиксирован тот фундаментальный факт, что экономический рост в России возможен только исключительно при росте цен на нефть и вслед росту цен на нефть, то есть экономика России является функцией от цены на нефть.
Теперь же цены ещё пошли и вниз.
Тут уже припарками к нашей антиэкономике не обойтись.
Из  необычного поведения цен на нефть, их падения следует одно — необходима принципиально иная, новая экономика — проектная экономика развития.
Проектная экономика развития (ПЭР) — это соединение нацеленности на эффекты развития, а не роста, на основе и за счёт проектирования новых систем производства сверхстоимости.
Такую новую экономику не продвигают сегодня ни наши неолибералы, ни дирижисты-государственники.
Первые совсем не понимают развития, и не умеют проектировать, поэтому в стране критический дефицит проектов.
Вторые, как Сергей Юрьевич Глазьев, например, не понимают проектирования (так, у  них тот же новый технологический уклад должен как бы сам появляться и  являться, поскольку, мол, «волны Кондратьева» -  а не проектироваться) и  не умеют организовывать развитие.
Ну, что ж, пришло время проектной экономики развития, только так можно предотвратить экономическую Катастрофу 2014, о которой я писал ещё три года назад ...

Одним из наиболее ярких диагнозов провала наших горе-экономистов является тот вопиющий факт, что, как пишут умные люди, «трудовая занятость осужденных остается одной из главных проблем в системе исполнения наказаний».
Это означает, что экономику ухайдокали до такого состояния, что люди как источники труда и сам труд больше не нужен.
Труд нерентабелен!
Люди нерентабельны!
Это будет посильнее не только «Фауста» Гёте, но и «Капитала» Маркса!..
Помню своё изумление, когда в 2007 году в Хабаровске, проводя совещание по госпрограмме переселения соотечественников, вытащил из руководителей региональных УФСИН Дальневосточного федерального округа «цифру»: занятость осужденных по эта составляет не более 15 % !!!
То есть абсолютное большинство заключённых — безработные! Боюсь, что даже если ситуация несколько улучшилась с 2007 года, пусть даже до 50 % (маловероятно) но суть осталась прежней.
Неудивительно читать такое, цитирую: «В п.г.т. Смирных Сахалинской области, где находится колония поселения при ФКУ ИК-2, можно часто видеть на улицах поселка осужденных, согласных на любую работу, которые в поисках работы обходят местные предприятия. Однако, в большинстве своем, означенные выше проблемы мешают им осуществить свои желания по устройству на работу»..
Теперь, насколько я понимаю, этот факт сделан идеологией, так что сами «зоны» теперь переименованы из исправительно-трудовых колоний (ИТК) просто в исправительные колонии!..
Можно сколько угодно изгаляться надо «тоталитарными» ГУЛАГами, в которых, кстати, заключённых было тогда меньше, чем теперь (более 700 тысяч только непосредственно в исправительных колониях, почти миллион!) , — но не занять оказавшихся в несвободе людей, это что-то…
Миллион рабочих рук — и никому не нужен!
Вот этот факт и отражает общую ситуацию в экономике страны и требует первого исправления. При продолжении данного античеловеческого и антитрудового подхода не будет никаких 25 млн рабочих мест, о которых три года в отчаянии ежемесячно говорит президент…
Причём, сотрудники ФСИН в отчаянии изобретают рецепты, под которыми подпишется любой здравый человек: нужно расширять имеющиеся производства!
Вот в комплексной программе «Содействие трудовой занятости осуждённых и социальная реабилитация лиц, освободившихся из мест лишения свободы, в Ямало-Ненецком автономном округе на 2010 2012 годы» сообщается, что по состоянию на 1 января 2009 года в исправительных учреждениях на территории автономного округа отбывали наказания 3 436 осуждённых, а среднесписочная численность осуждённых, трудоустроенных на оплачиваемых работах в исправительных учреждениях составила за 5 месяцев 2009 года — 788 человек, то есть занятость равна 22 процентам. И далее в программе делается вывод, который надо на аэростате подвесить над центром Москвы: «Увеличить количество занятых оплачиваемой работой осуждённых невозможно без расширения имеющихся производств».
Что с этим ужасом мозга наших экономистов делать?..

Главный лозунг момента выдвинут в эти дни в Донецке — «Не хотим в Европу!».

Вот это должно стать российской и московской и кремлёвской доктриной, поскольку Русско-Российско-Евразийская цивилизация — абсолютно уникальная и совсем другая, чем «европейская».

Вот где сегодня центр управления.

Потому что по инерции все 25 лет Москва хотела и шла, как могла, как раз в эту самую Европу, а украинские националисты и говорили Москве: и мы туда же, в Европу, там и встретимся и обнимемся, а пока табачок врозь…».

Следует признать: Москва с этим жлобско-перестроечным «Хотим в Европу!» и затолкала себя и Украину в трагедию. Спасибо Евросоюзу с США с их Ассоциацией — помогли Москве протрезветь и образумиться.

Теперь требуется срочный и официальный отказ от этого европейничания Москвы.

И это означает полное, скажем так, переформатирование российских элит, тотальную переорганизацию власти.

Потому что после правильных геополитических действий в Крыму на первое место выходит не политический, а технологический суверенитет, то есть способность производить свои конкурентоспособные технологии и машины.

С этими элитами прихватизации, разграба, коррупции, освоения и перераспределения средств новой неотвёрточной индустриализации не провести.

Минэкономразвития в лице  директора Департамента особых экономических зон, проектов развития регионов и моногородов Андрея Соколова предложило закрывать моногорода, а их жителей переселять в другие места.

По мнению Андрея Геннадиевича  Соколова в моногородах «На сегодня ресурсы исчерпаны, и что-то придумать там невозможно. Мы считаем, что проще такие населенные пункты закрыть».

Таким образом, мы вплотную приблизились к политике теперь уже и целые города определять как неперспективные.

Это – край!

Андрей Геннадиевич, вы не правы.

Более того, подобные рассуждения про закрытия моногородов абсолютно недопустимы, поскольку по факту означают программирование превращение всей России в неперспективную страну.

Тогда надо всех жителей Российской Федерации переселять – куда-нибудь в Японию или Германию…

Развал СССР начинался как раз с выдвижения в 1968 году будущим академиком  Заславской концепта неперспективных деревень.

В 2007 году на Дальнем Востоке развития я с ужасом увидел в официальных документах термин «неперспективные поселения».

Теперь вот – неперспективные города.

Далее с неизбежностью будет – неперспективная страна.

Андрей Геннадиевич, давайте всё-таки прекратим использовать методологию захоронения, давайте переходить к методологии восстановления, подъёма и развития страны.

Вы абсолютно не правы, когда утверждаете, что в моногородах «на сегодня ресурсы исчерпаны, и что-то придумать там невозможно».

Не в моногородах исчерпаны ресурсы, а в Минэкономразвития нет понимания и представлений о том, как строить экономику страны.

Именно об этом сказал неделю назад, открывая совещание с членами Правительства и ставя задачу «определить резервы экономического развития», президент Путин: «Мы об этом многократно говорили, имея в виду ситуацию, которая складывается и в мировой, и в нашей экономике. Наверное, нет смысла повторять, что мы все считаем, что прежние источники роста если не полностью подошли к концу, то работают уже, мягко говоря, не так эффективно, как раньше. Потому что всегда мы ожидали роста и роста, повышения и повышения цен на энергоносители. Они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет, и источник этот себя исчерпал, можно сказать. И всё время говорили о резервах. Просил бы сегодня Вас об этом поподробнее нам рассказать: как видит эти резервы само Министерство экономического развития, как идёт разработка планов мероприятий по повышению производительности труда, решению проблем моногородов и ЗАТО…».

Поэтому заявление о необходимости закрытии моногородов по факту означает простую очевидную вещь, что у Минэкономразвития нет представления об этих самых резервах.

Наш Институт неоднократно предлагал, в том числе и публично, кардинально поменять подход к решению проблемы моногородов, сделав ставку на их фронтальную  реиндустриализацию и сделав моногорода опорной базой новой индустриализации в целом.

Предлагаем Минэкономразвитию России, пока не поздно, ещё раз обсудить ситуацию с моногородами и выработать новую жизнеутверждающую, а не похоронную методологию.

Согласимся, что моногорода – неперспективны, значит, завтра закроем неперспективную страну.

Путин сегодня в Послании предложил новую программу «Жильё для российской семьи» — и это стратегически важно.

Вот что конкретно было сказано час назад Президентом: «Хочу напомнить, что один из лучших показателей рождаемости в нашей стране фиксирован в конце 80-х годов. И тогда же был достигнут пик жилищного строительства. Сегодня жилищная политика вновь должна стать одним из решающих факторов демографического развития. Правительство уже определило подходы к реализации программы строительства доступного жилья. В её рамках до конца 2017 года планируется дополнительно построить не менее 25 миллионов квадратных метров жилья со всей социальной инфраструктурой. Чтобы семьи со средним достатком могли улучшить свои жилищные условия. Я предлагаю назвать эту программу «Жильё для российской семьи», чтобы концентрировать внимание на этой проблеме…».

Замечательно! Правильно!

Именно форсированное жилищное строительство есть ключ к демографическому росту — продвигаю это уже более 10 лет, начиная с книжки «Дом в России. Национальная идея» или уже в этом году выступления «Демографическую революцию запустит градостроительная-жилищная революция» и сейчас, организуя федеральную сеть городков демографического будущего как специализированных поселений для многодетных семей — подробно здесь все публикации.

... Итак, Главой государства поставлена точная стратегическая задача.

Но для её правильного исполнения с самого начала необходимо правильно организовать программу.

Во-первых, нужно строить именно специальные городки, а не только распылённые квадратные метры жилья. Нужны городки демографического развития — которые будут элитными и на зависть всем остальным.

Во-вторых, надо добиться, чтобы эта программа появилась и заработала, а не ушла в песок в связи с неспособностью наших официальных «строителей» организовать любую программу.

Беру исполнение инициативы по президентской программе «Жильё для российской семьи» под контроль.

Мы уже два десятилетия находимся в состоянии демографической катастрофы  и все другие проблемы, по сути, вытекают из  демографической.

Статистика неумолима: если в 2035 году у нас половина  всех семей не будет 3-4-хдетными, то уже к середине столетия население России уменьшится минимум в полтора раза и вряд ли это будет уже Россия,  скорее всего русские будут безжалостно вычеркнуты из истории. А на данный момент многодетных – не 50, а всего 7 процентов от всех семей.

Именно поэтому именно демография  и многодетные семьи должны стать центром внимания, на которых должна быть ориентирована и сконцентрирована вся политика  государства и общества.

А поэтому мы просто обязаны сделать многодетные семьи новой элитой страны.

Это трудно для восприятия  и вызовет у многих даже оторопь, но если мы действительно хотим сохранить Россию, то должны взять и сделать это.

Элита – это не просто помогать, давать пособия многодетным,  хотя это тоже очень важно, не просто даже давать жилье, обеспечивать детскими садами, материнским капиталом, и даже платить материнскую «зарплату» — это всё безусловно,  но главное мы должны сделать многодетные семьи элитой, лидерской социальной прослойкой, элитной лидерской социальной стратой, чтобы однозначно и чётко задать нашей молодёжи и подросткам своего рода социальный контракт на долгосрочную перспективу: хочешь стать элитой — образуй крепкую семью, «заводи» и поднимай трёх – четырёх детей.

Вот императив власти и общества на долгие годы. Вот идеология для школьников. Вот – курс.

Создание подобных лидерских элит и страт – нормальная практика современных обществ, которые обязаны выдвигать и продвигать национальные приоритеты.

Примеров здесь много. Наука или оборонка в СССР. Или, помню, в 1990-х годах под Франкфуртом-на-Майне сам слышал и видел воочию казалось бы шутку: в Германии только две группы населения  покупают «мерседесы» — это банкиры и крестьяне, вот насколько был поднят статус крестьян.

В этой ситуации единым проектом, который мог бы сконцентрировать в себе все стороны нужной национальной демографической политики и на деле показать готовность страны перестать вымирать,  — создание сотни и более малоэтажных городков для многодетных семей – городков демографического будущего.

Это связано с тем, что вот уже как три года законодательно утверждено право многодетных семей на бесплатное получение земельного участка, при этом оборудованного всей необходимой инфраструктурой.

Всю имеющуюся готовую землю, что было под рукой, власть уже раздала – и получилось максимум 20 процентов от только желающих сегодня эту землю получить. А от всех многодетных семей это составляет 5 процентов, всего-то двадцатую часть. И бодро начавшийся процесс застопорился http://krupnov.livejournal.com/599805.html , поскольку дальше хаотически раздавать куски земли не получится, необходимо переходить к стратегическому планированию.

Для новых малоэтажных поселений, в которых многодетных должно быть не менее половины всех семей, должны отводиться лучшие земли в 100 – 1000 га недалеко от существующего города, по 15 и более соток на семью для строительства «родового гнезда» и промзону, поля для сельхозработ, инфраструктуры и общественные или публичные пространства (парки, площади, сооружения общего пользования).

На выделенных участках следует создавать современную инженерно-коммунальную инфраструктуру — она не такая дорогая, как думают, поскольку автономные системы отопления, канализации и водоснабжения значительно удешевляют застройку и позволяют осуществлять гибкую планировку поселения.

Главные усилия в городке демографического будущего, где нужно инвестировать в наше материальное буквальное будущее, наших детей, необходимо делать в отношении социально-культурной инфраструктуры: школ, детсадов, культурно-образовательных и досуговых центров, медицинских и оздоровительных центров, парков с элементами ботанического сада.

Диагноз нашего общества в том, что когда я говорю про парки для наших детей – абсолютное большинство и чиновников и «простых» граждан и самих многодетных семей начинает смеяться и подхихикивать. Мол, ну, что уж вы, совсем рехнулись, раз для детей предлагаете парки строить … Вот это мы такие сегодня и есть, парки для детей воспринимаем как фантастическую мечту и антиреализм, хотя в элементарно жизнеспособном обществе должно быть прямо наоборот.

А нужны не просто парки – а «облегчённые» ботанические сады, в которых будут вырастать не только интересные породы деревьев и кустарников, но и сама новая Россия. Как справедливо напоминает нам последние годы руководитель  Дирекции развития ботанического сада и баз практик Южного федерального университета Александр Водяник, именно способность вторично организовывать растительную среду – ключевой показатель перспективности и жизнеспособности государства.

...  9 мая следующего 2014 года я представлю доклад с подробным анализом всех 1818 муниципальных районов и 83 субъектов Федерации – кто, как, когда, где, сколько делал в интересах реализации права многодетных семей на бесплатную и инфраструктурно обеспеченную землю.

В каких регионах какие первые городки построены или заложены.

И где провалили законодательно требуемое выделение бесплатных земель для многодетных семей.

Надо ли пояснять, почему доклад выйдет именно 9 мая?

Чтобы нам стать достойными Великой Победы в Великой войне, мы обязаны выиграть великую демографическую войну.

А для этого надо строить городки демографического будущего.

Либо менять власть снизу доверху.

Ссылка, по которой полностью можно читать материал

Коалиция войны во главе с США с подачи РФ сделала решающий шаг в сторону легитимизации своего военного удара.

В конце совместной пресс-конференции с Госсекретарем США Дж.Керри по итогам их переговоров по проблематике сирийского химоружия Министр иностранных дел России С.В. Лавров подтвердил сегодня согласие российской стороны на совместную резолюцию в Совете Безопасности ООН, в которой бы сама ситуация с химоружием в Сирии была подведена под Главу VII Устава ООН (об угрозе международному миру и безопасности): «Мы также условились, что будем ожидать полного выполнения требований, которые сформулирует ОЗХО на основе соответствующей Конвенции, а при невыполнении этих требований либо в случае применения кем бы то ни было химического оружия СБ ООН будет применять меры по Главе VII Устава ООН… Только когда мы будем полностью уверены, что нарушение произошло, Российская Федерация будет готова принимать новую резолюцию СБ ООН, в которой меры воздействия на нарушителей окажутся соизмеримыми с серьезностью содеянного».

В сообщении для прессы Госдепартамента США это отчётливо подтверждено: «…В случае невыполнении режимов по химоружию или использованию его кем угодно  в Сирии, СБ ООН обязан применить меры, предусмотренные в Главе VII Устава ООН».

Это раскрывает реальный план США и, в то же время, не просто фиктивный, а подставной план РФ.

План США заключается в том, чтобы наращивать степень легитимизации и легализации нанесения удара по Сирии и свержения режима Асада через двухходовку с резолюциями СБ ООН.

На первом шаге будет внесена резолюция о том, что невыполнение требований по химоружию означает подведение Совбезом ООН сирийского химоружия под Главу VII, то есть квалификация его и его любого использования как угрозы международному миру и безопасности, что, далее, требует от ООН принятия мер, вплоть до военных.

И РФ, поскольку там не будет про применение силы, поддержит данную резолюцию. Великий компромисс продолжится – но вся ситуация перейдёт в принципиально иное качество, поскольку в дальнейшем коалиция войны во главе с США будут ссылать именно на эту резолюцию.

Затем Ассад что-нибудь (неважно что) «нарушит» и будет внесена вторая резолюция про необходимость уже применения силы.

РФ будет изображать благородный гнев и негодование, но это будет уже абсолютно неважно.

Задача второй резолюции – ссылаться на предыдущую резолюцию и демонстрировать, что РФ опять не хочет быть договороспособной, и в этой ситуации США и Ко вынуждена, опираясь на имеющуюся предыдущую резолюцию, действовать на основании Устава ООН и т.д. и т.п.

Поэтому смысл всего «гениального» российского «плана» — дать США основание для удара по Сирии через резолюцию СБ ООН с Главой VII.

Как я уже писал в четверг — блестящая спецоперация!

Точно так же было и в ситуации вокруг Ливии в 2011 году, когда РФ проголосовала за Резолюцию 1970, осуждающую режим, а затем воздержалась при голосовании за Резолюцию 1973 о бесполётной зоне. Только в данном случае функцию бесполётной зоны, необходимой для недопущения применения Каддафи авиации против «своего народа», будет выполнять определение сирийского химоружия как угрозы международному миру и безопасности, что необходимо в данном случае для недопущения применения химоружия («авиация») против и «своего народа», и «международного мира и безопасности».

Российская дипломатия вместо того, чтобы внести сама проект резолюции с квалификацией американских угроз нанести удар как угрозу международному миру и безопасности (подробно об этом здесь), то есть самой использовать Главу VII, — вместо этого в очередной раз сделала прямо противоположное: предоставила это сделать США.

Очевидно, для российского МИДа мир — это война?..

Россия всё увереннее выходит на позицию мировой державы, задающей нравственное и правовое лидерство в мире.

В интервью Первому каналу и агентству Ассошиэйтед Пресс 3 сентября в Ново-Огарёве президент Путин сделал заявление по ситуации вокруг Сирии, которое в мгновение превратило нас, по Чаадаеву, в «настоящий совестный суд», то есть вернуло нас к нашему подлинному предназначению во Всемирной Истории.

Напомню эти важнейшие слова Петра Яковлевича Чаадаева: «Я часто говорил и охотно повторяю: мы, так сказать, самой природой вещей предназначены быть настоящим совестным судом по многим тяжбам, которые ведутся перед великими трибуналами человеческого духа и человеческого общества».

В том интервью Владимир Путин ясно и однозначно определил любое использование силы в обход Совбеза ООН как агрессию: «Хочу обратить Ваше внимание на одно абсолютно принципиальное обстоятельство. В соответствии с действующим международным правом санкцию на применение оружия в отношении суверенного государства может дать только Совет Безопасности Организации Объединённых Наций. Любые другие поводы, способы, которые оправдывали бы применение силы в отношении независимого и суверенного государства, недопустимы, и их нельзя квалифицировать иначе как агрессию».

Президент абсолютно точен и прав.

В соответствии с Уставом ООН, статья 39 Главы VII «Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии» вводит в обязанность Совету Безопасности «определять существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии» и «делать рекомендации или решать о том, какие меры следует предпринять в соответствии со статьями 41 и 42 для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Подробно правовое понятие агрессии было утверждено резолюцией 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года – а именно: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении».

Итак, в соответствии с базовыми нормами международного права любой военный удар по Сирии однозначно станет актом агрессии.

Из этого, между прочим, автоматически следует, что все десять на сегодня государств во главе с США, которые заявили о готовности нападать на Сирию в обход Совбеза ООН, уже продемонстрировали свою решимость стать агрессорами в точном юридическом смысле слова, а также напрямую уже стали представлять угрозу международному миру и безопасности, поддержание которого, согласно Главе V Устава ООН, является главной задачей СБ ООН и ООН в целом, где, как начинается Устав ООН, «народы объединённых наций преисполнены решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны».

На следующий день, 4 сентября, накануне саммита «большой двадцатки» в ходе заседания в Кремле Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Владимир Путин повторно воспроизвёл определение готовящихся военных действий США как агрессии: «Второе, на что хотел бы обратить внимание, это то, что мы сейчас все сосредоточились на том, что в конгрессе и в сенате обсуждается вопрос санкционирования применения силы. Но это абсолютная подмена здравого смысла, понятия о международном праве. Конгресс ни одной страны не может санкционировать подобные вещи. Они что санкционируют? Они санкционируют агрессию, потому что все, что вне рамок Совета безопасности ООН – это агрессия, кроме самозащиты. Сирия, как известно, на США не нападает, поэтому о самозащите речь не идет, а вот все остальное без санкции ООН – это агрессия. Сейчас, по сути, конгресс и сенат США занимаются тем, чтобы легитимировать агрессию, а мы все приникли к экранам телевизоров и ждем, будет разрешение или не будет. Говорить-то надо о другом – о том, что это в принципе недопустимо».

Что сделал Владимир Путин 3 и 4 сентября, переведя позицию России в плоскость квалификации готовящегося удара как агрессии?

Президент сделал Россию правой во всех смыслах, а США и Обаму – не просто преступающими международное право, но и практически состоявшимися международными преступниками (о требованиях международного права квалифицировать уже состоявшиеся действия президента США как международные преступления читайте в двух моих предыдущих статьях по проблеме здесь и здесь).

А для российских властей задал верную и точную стратегию внешней политики на ближайшие дни.

Благодаря двум этим громобойным заявлениям Путина МИД России, наконец-то, определил готовящийся удар как агрессию: «Планируемый ответ США на выдвигаемые гипотезы о нарушении Протокола со стороны Сирии сам по себе является грубым попранием принципов и норм современного миропорядка, основанных на Уставе ООН, формой запрещенных международным правом вооруженных репрессалий. … Убеждены, что возможная вооруженная акция против Сирии без санкции СБ ООН будет иметь все признаки агрессии».

Да, МИД вынужден был повторять за президентом, хотя даже тут сумел сделать это предельно криво, если не сказать больше.

Статус своего заявления наш МИД свёл к «комментарию Департамента информации и печати МИД России».

Вплёл в столь серьёзный вопрос какие-то там «репрессалии».

А вместо ясного и простого, что будем считать применение силы против Сирии актом агрессии – МИД зачем-то глубокомысленно выразился про «будет иметь все признаки агрессии».

Гениальный в филологическом плане пассаж! Предусмотрительно оставлено место для толкования, что удар по Сирии может быть со «всеми признаками», но не актом агрессии. Впрочем, российский МИД – отдельная большая песня. Хочется в очередной раз надеяться, что лучшие профессионалы нашего внешнеполитического ведомства подхватят установки своего прямого начальника, президента России, и качественно подготовят следующий шаг.

Дело в том, что даже ясного и точного заявления президента пока что недостаточно!

Необходимо срочно – до удара США и их подельников — формализовать позицию России по отношению к ещё только возможной агрессии.

Необходимо сделать официальное заявление самого высокого статуса о том, что в случае начала военных действий Россия в соответствии со своими обязанностями постоянного члена Совбеза ООН квалифицирует действия США и «коалиции» как акт агрессии и в обязательном порядке запустит через СБ ООН процедуры и резолюции по восстановлению международного мира и безопасности через невоенное (!) принуждение агрессора к миру.

Данное максимально формализованное заявление должно быть произведено именно до удара, «до того», а не «после того».

В противном случае любые самые грозные и эмоциональные заявления России после удара уже будут всеми однозначно восприниматься как сдача нами Сирии и хитрованная попытка прикрыть, затушевать практическое пособничество России агрессору.

Это обусловлено тем, что само по себе обозначение удара агрессией и осуждение агрессора имеют ничтожную юридическую силу, является не правовой квалификацией, а моральной, по сути — обзыванием.

Право существует не в декларациях о нём, а в его применении.

Поэтому когда право не применяется и о его применении не предупреждается, причём, в деталях всех процедур и механизмов, то это де факто и де юре означает неиспользование права и, следовательно, принципиальный отказ от применения права, то есть от права как такового.

Здесь ещё раз хотелось бы процитировать правильные слова президента России: «Сейчас, по сути, конгресс и сенат США занимаются тем, чтобы легитимировать агрессию, а мы все приникли к экранам телевизоров и ждем, будет разрешение или не будет. Говорить-то надо о другом – о том, что это в принципе недопустимо».

Именно так.

Но чтобы в итоге мы вольно или невольно не стали легитимизаторами агрессора, необходимо после правильных слов – сделать.

Сделать Россию строгим, до буквоедства, приверженцем права ООН через его применение в системе ООН.

В противном случае нас не только справедливо обвинят в двуличии и своего рода «мюнхенском сговоре», но потом ещё и сам агрессор — в пособничестве тирану и «химатакам», которые после свержения Асада будут в пять минут «доказаны» и легитимизированы – и это уже начал превентивно делать госдеп США, например, через постоянного представителя США при ООН Саманту Пауэр, заявившую вчера в штаб-квартире ООН о том, что право России накладывать вето «поддерживает амбиции России, которая покровительствует режиму, совершившему крупнейшую химическую атаку за последние 25 лет».

Следует напомнить нашим дипломатам и элитам, что слабость или предательство в конечном счёте всегда оказываются наказанными и невыгодными.

А главное – Россия и Бог не простят.

Оригинал

Обама сделал неоценимый подарок России и миру, когда заявил, что будет наносить удар по Сирии без согласия Совбеза ООН и союзников.

С учётом того, что Конгресс будет обсуждать представленный Обамой проект резолюции не ранее 9 сентября, первый день работы после каникул, то для российской дипломатии предстоящая неделя может стать сказочно удачной.

Тем более, что наметился и первый признак пробуждения наших внешнеполитических чиновников.

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков на встрече с послом США Макфолом впервые, наконец-то, использовал это ключевое слово «агрессия»: как сформулировано в мидовском сообщении для СМИ: «высказано убеждение, что любая силовая акция против Сирии, осуществленная США в обход СБ ООН, стала бы актом агрессии».

Что ж, опубликованная в пятницу моя статья о квёлости отечественной дипломатии , где я, в частности, спрашивал, почему Российская Федерация никак не квалифицирует возможный со стороны США военный удар по Сирии как агрессию, была, как минимум, не напрасной. Ну, что ж, прошу максимально использовать далее и сегодняшнюю статью.

Это осторожное «стала бы актом агрессии» — без шуток, прорыв!

Однако такой переход России в позицию лидера международного права необходимо стремительно развивать, в тысячу раз увеличивая использование этой абсолютно точной по Уставу и резолюциям ООН формулы про агрессию, внося в срочном порядке в Совет Безопасности ООН соответствующий проект резолюции с осуждением открытой подготовки к агрессии и попыток её легитимизации через недостоверные данные, а также вопреки и помимо ООН.

Чрезвычайно важны и последние высказывания по Сирии президента России Путина во Владивостоке. Изящно его предложение обсудить проблему Сирии на предстоящей через три дня в Санкт-Петербурге «двадцатке».

Однако всего этого крайне мало, абсолютно недостаточно.

И полтора года назад, и неделю назад, а тем более сейчас, после неожиданного голосования британского парламента, агрессию как фундаментальную категорию международного права следует сделать хитом глобальных СМИ.

Во-первых, необходимо официальное заявление президента России по Сирии, где напомнить всему миру азы международного права про агрессию и осудить акт агрессии в Ираке, а, возможно, также в Югославии и Ливии.

Во-вторых, необходимо внесение в Совбез ООН упомянутой выше резолюции. И устроить её обсуждение с соответствующим шумом непосредственно перед «двадцаткой», 3 или 4-го сентября.

В-третьих, всей мощью организовать глобальную неделю осмеяния ничтожных доказательств США о якобы совершенной правительством Сирии химатаке.

Предельно важно при этом указывать, что эти очередные «доказательства» про «химатаку» родом из ампулы-пробирки Пауэлла, которой он на специальном заседании Совбеза ООН 5 февраля 2003 года потрясал и которая стала тогда поводом для агрессии США и Великобритании против Ирака.

Напомню, что через год после оккупации Ирака, являясь ещё главой Госдепартамента, Пауэлл дал признательные показания в прямом эфире телеканала NBS: «Данные ЦРУ о наличии в довоенном Ираке передвижных лабораторий по изготовлению биологического оружия оказались неточными и неверными, а в ряде случаев преднамеренно вводили в заблуждение. Я крайне разочарован и сожалею об этом».

Эти слова Пауэлла должны всю эту неделю «прокручиваться» с утра до вечера во всех возможных эфирах и документах.

Одновременно надо везде, где только можно, «крутить» блестящий фильм-расследование Гринграсса с Деймоном в главной роли Green Zone (в нашем прокате — «Не брать живым»), в котором на основе документальной книги корреспондента Washington Post ярко, точно, в деталях вскрыто и показано грязное мошенничество Вашингтона и прямая подтасовка «разведывательных данных» по наличию ОМП у Хусейна. Одновременно с фильмом – нарезку-клип на полторы минуты с главными эпизодами фильма, где выявляется колоссальный подлог.

В-четвёртых, необходимо всеми средствами поставить вопрос об осуждении международных преступников, организовавших агрессию против Ирака.

Пауэлл, конечно, «хороший парень», раз сказал потом, через год, правду.

Однако агрессия была совершена, погибло минимум 130 тысяч (сто тридцать тысяч!!!) иракцев, а по ряду данных и до полумиллиона, и 4480 американцев. Сам Ирак до сих пор находится в чудовищном состоянии – и виновные должны ответить в соответствии с международным правом, которое квалифицирует данные действия как агрессию и подводит под категорию международных преступлений без срока давности.

Соответственно, Российской Федерации следует незамедлительно – в понедельник — вынести на Совбез ООН предложение об обращении в Международный уголовный суд с требованием возбудить дело против лиц, ответственных за ту агрессию и совершенные преступления против человечности, а также учредить Международный трибунал по Ираку.

Одновременно следует предложить Совбезу создать комиссию по расследованию агрессии США, Великобритании и ряда других государств против Ирака в 2003 году и по факту фабрикации ложных доказательств наличия у Ирака ОМП и последующей дезинформации СБ ООН.

Почему в итоге повесили Саддама Хусейна, а не Джорджа Уокера Буша-младшего, который развязал войну и потом, сияя, докладывал о «победе» над Ираком с борта авианосца «Авраам Линкольн»? И почему на свободе другие организаторы той агрессии — войны по ложному доносу?

Собираясь после 9 сентября нанести удар по Сирии Барак Обама должен отчётливо понимать, что это в один момент сделает его не просто мировым изгоем, но и преступником, поскольку он совершит не ошибку, а международное преступление.

Нам критически необходимо сегодня разворошить десятилетнее прошедшее, которое не стало прошлым. Это самое насущное дело для мировой совести и защиты международного права! Без переосмысленного Ирака бесконечную череду международных преступлений (подчеркну, «международное преступление» — это не метафорическое выражение, а точный термин международного права) не остановить.

Как тогда по поводу Ирака, так и сегодня по поводу Сирии, военный удар и агрессия оправдываются теми же США и их подпевалами необходимостью предотвратить угрозу.

Однако правильный официальный анализ Россией ситуаций вокруг Ирака десять лет назад и вокруг Сирии сегодня должен предъявить мировому сообществу и СБ ООН факт угрозы со стороны не Сирии, а самих США и тех, кто настаивает на военном ударе по Сирии.

Более того, Россия, являясь одним из основателей и постоянных членов СБ ООН просто ОБЯЗАНА в соответствии с Главой VII Устава ООН «Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии» вовремя ставить вопрос об угрозе миру и безопасности – в данном случае об угрозе, которая УЖЕ создана США.

Статья 39 Устава ООН гласит, что «Совет Безопасности определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии».

«Любой угрозы миру»!. Любой!

Очевидно, требуется расследование бездействия ответственных лиц, которые до сих пор не ставят в Совбезе вопрос об угрозе со стороны США и, кстати, тем самым, наносят урон России, исключая её из помощи Совбезу в определении данной угрозы.

Ведь в соответствии с буквой Устава ООН, Россия должна вносить резолюцию про США, их угрозу, а не ограничиваться обсуждением чужих резолюций про Сирию.

То же самое касается и той агрессии против Ирака. Хорошо, что президент Путин активно намекает на Ирак в ходе своих ответов журналистам. Однако по обоим случаям должны быть и формализованные правовые постановки вопроса в СБ ООН – а их нет.

Ирак — вот рычаг, чтобы перевернуть не только ситуацию вокруг Сирии, но и всю мировую ситуацию.

Кстати, не кто иной как сам Барак Обама стал президентом как раз благодаря разоблачению иракской войны. Теперь пришло время обернуть тот пафос Обамы против его жажды ещё разок повторить Ирак в соседней Сирии.

Правильная постановка вопросов по Ираку будет означать не только переход России от самоубийственной дипломатии прагматизма к дипломатии принципов, нравственной и действенной дипломатии.

У российской дипломатии благодаря жажде Обамы ударить по Сирии появляется шанс перехватить глобальную инициативу и заявить миру свою собственную повестку дня.

Для этого на сегодня имеются все условия.

Прежде всего, на примере Сирии и Ирака нужно массированно представить мировому сообществу точные квалификации античеловеческих установок американо-натовской военщины как угрозы №1.

Однако сверхзадача — возглавить планетарный марш не просто против войны, милитаризма, военных способов разрешения сложнейших мировых противоречий, но и с позитивной повесткой – за мир и справедливость через принцип развития.

Вот новая российская внешнеполитическая доктрина: Россия за переход от спекулятивно-имперского передела мира на основе силы и против права — к развитию как базовому условию каждой нации для мира и стабильности.

Вокруг новой повестки – повестки развития – появляется прочное основание для формирования глобальной коалиции развития, которая на данном этапе будет и антивоенной коалицией по Сирии, выступит новыми, на этот раз не фейковыми, друзьями Сирии.

И в отношении самой Сирии следует также поднять вопрос не только о безопасности, но и развитии.

Это нашей дипломатией пока совсем не проработано.

Россия, предлагая новую повестку развития, обязана будет предлагать другим государствам и экспорт развития – в оппозицию тому же экспорту демократии и революций, и, тем самым, концентрировать усилия на организации собственного лидерского развития..

Задавая новую повестку развития, Россия продемонстрирует подлинный реализм, а не убогий прагматизм, который не позволяет нам решить ни одну из проблем.

Приближающийся саммит «двадцатки» является идеальной площадкой для заявления новой внешней политики России, опираясь на обсуждение Сирии и ключевых мировых проблем, прежде всего, экономического кризиса.

Пора переходить к стратегическому планированию в нашей внешней политике. Дипломатия – главное наше оружие сегодня, решающая сфера для восстановления страны как мировой державы, и именно здесь должна быть максимальная концентрация кадров и ресурсов.

Благодаря Бараку Обаме наступающая неделя вполне могла бы стать стартом нашей новой внешней политики.

Надо только постараться.

Оригинал

Именно во внешней политике в наибольшей степени проявляется субъектность государств. И не случайно в России согласно Конституции именно глава государства — Президент Российской Федерации — определяет основные направления внешней политики государства и осуществляет руководство внешней политикой. И наоборот, вялая и недейственная внешняя политика прямо бьёт по субъектности и государства и его главы.

В этом плане действия российской дипломатии вокруг Сирии требуют пристального анализа, поскольку именно здесь в установках и действиях в полной мере предъявлена степень состоятельности нашей внешней политики.

К сожалению, вынужден констатировать: наша дипломатия не только не смогла использовать уникальнейший шанс для кардинального подъёма роли и престижа России, укрепления нашей государственности, но и продемонстрировала очередной рецидив антироссийской «козыревской» дипломатии.

Во-первых, до сих пор не было сделано никакого ясного и по существу заявления главы государства.

Очевидно, хитроумные наши чиновники убедили президента, что «торопиться не надо», следует выждать, посмотреть что оно и как, не подставляться и т.п.

Однако в итоге премудрыми пескарями почти украден шанс отчётливо заявить нравственную и абсолютно выигрышную позицию России, сделать официальные формулы главы нашего государства мерилом всего происходящего в дальнейшем.

Во-вторых, из уст руководителя МИД, притом, что Сергей Лавров – лучший министр «новой России», мир услышал отказ от беспроигрышной и традиционно российской политики принципов.
 

В самом конце своего понедельничного брифинга Лавров, отвечая на вопрос корреспондента о том, как «отреагирует Россия, если, например, начнутся ракетные обстрелы военных объектов в Сирии без санкции Совбеза ООН?», зачем-то два раза повторил, что воевать Россия не собирается: «Вы можете сделать выводы, исходя из нашей позиции за последние годы, когда грубейшим образом попиралось международное право в Югославии, Ираке, Ливии. Это плохо. Но воевать мы ни с кем не собираемся» и через пару минут опять произнёс то же самое в качестве заключительных слов и итога всего бравурно собираемого брифинга: «А воевать мы, конечно, ни с кем не собираемся».

Сей пассаж с российско-дипломатического языка был с удовольствием переведён на язык сути французской газетой «Фигаро», процитировавшей «дипломатический источник» в Госдепе США: «россияне заявили, что не собираются воевать и тем самым дали согласие на ограниченный американский удар».

Очень точно подметил суть выступления мининдел днепропетровский блоггер valgross в Живом журнале Марины Юденич, которая с придыханием обозначила этот брифинг как «Мюнхенскую речь» С. Лаврова» (заметим, «мюнхенский» лучше всего прилагается к «сговор»): «Поразил ответ Лаврова на вопрос «как поведёт себя Россия», прозвучавший так:

«Думаю, что не нужно гадать об этой реакции ... Вы можете сделать выводы, исходя из нашей позиции за последние годы (!!!), когда грубейшим образом попиралось международное право в Югославии, Ираке, Ливии». Иными словами — главой МИД (!!!) подаётся однозначный сигнал Западу, что Россия и в этот раз закроет глаза на то, что её НАВСЕГДА вытесняют из этого региона… ? Что уж говорить об имиджевых потерях… Разве это политика великой державы?».

Действительно, получается, Россия не собирается прекращать череду геополитических сдач, тем самым ускоряя приближение первого места для себя в очереди на гуманитарную обработку «томагавками».

В этом «воевать» весь провал российской дипломатии, которая в своей беспомощности загнала себя в тиски абсолютно бессмысленной и тупой альтернативы: либо не воевать, либо воевать. Этой неадекватной альтернативе подыгрывают и наши доморощенные геополитики, требующие от Кремля срочно организовать в Сирии «Карибский кризис», поставив туда «парочку» ядерных ракет или, на худой конец, введя в Сирию несколько дивизий.

Однако в современном мире воюют не ракетами и дивизиями, а смыслами и принципами, способностью внятно представлять и продвигать свою цивилизационную суть.

Полтора года назад я написал несколько записок, в том числе и открытых, в интернете, поэтому здесь подробно остановлюсь только на ключевом пункте необходимого российского внешнеполитического действия в отношении сирийских дел.

Главное – не дана принципиальная оценка преступлениям, которые наши дипломаты так любят, вышибая, видно, из самих себя слезу, перечислять на брифингах: Югославия, Ирак, Ливия.

Позавчера заместитель министра иностранных дел Российской Федерации Г. М. Гатилов в ходе встречи с Генеральным секретарем ООН правильно, конечно же, «подчеркнул, что декларируемые некоторыми государствами планы нанесения военного удара по Сирии являются открытым вызовом ключевым положениям Устава ООН и другим нормам международного права».

Однако, наш МИД эту мантру про право никогда даже не пытается пояснить.

А ведь там предельно конкретные вещи, ни разу не сформулированные Россией даже по Ираку.

Согласно основополагающим принципам и духу Организации объединённых наций любого рода военные действия против Сирии, как до этого и Ирака, однозначно определяются в качестве агрессии.

Это зафиксировано в определении агрессии, утверждённом резолюцией 3314 (XXIX) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1974 года – а именно: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении».

Почему Российская Федерация в соответствии с нравственным принципами и базовыми положениями международного права и Уставом ООН, согласно статье 39 Главы VII «Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии», ни разу не определила удар по Ираку в качестве агрессии?

Почему превентивно не определяются планируемые США военные действия против Сирии как международное преступление? Почему ни разу агрессия коалиции во главе с США против Ирака не была квалифицирована Россией как международное преступление? Почему по Ираку мы ещё не предложили Совбезу ООН обратиться в Международный уголовный суд с предложением возбудить дело против лиц, ответственных за ту агрессию и совершенные преступления против человечности, а также учредить Международный трибунал Ираку?

Почему Совету Безопасности ООН до сих пор не предложено создать комиссию по расследованию агрессии США, Великобритании и ряда других государств против Ирака в 2003 году и по факту фабрикации ложных доказательств наличия у Ирака ОМП (оружия массового поражения) и последующей дезинформации Совета Безопасности ООН со стороны США?

И всё то же самое, вплоть до Международного трибунала, но превентивно, в заявлении, по Сирии?

Почему ничего не делается?

Почему Российская Федерация, являясь одним из создателей и постоянным членом Совета Безопасности ООН, исключительно реагирует на чужие резолюции в нём, но ни разу не внесла ни одной предметной и субстантивной осуждающей резолюции?

Ну, признаёт вслух министр Лавров, что у России давно уже в нашей внешней политике «прагматизма» нет принципов, поскольку ведь тогда воюют, когда есть принципы. Но почему не используют самую элементарную букву ООН?

Одна только многоканальная (через СМИ, заявления, спецканалы) рефлексия по мошенничеству США в Ираке могла бы сегодня буквально перевернуть мировую ситуацию.

Но нет, глубокий летаргический сон. Ведь «а воевать мы, конечно, ни с кем не собираемся».

Как можно было бы безопасно, без «воевать», и всласть поиздеваться по поводу заявления представителя госдепартамента США Мэри Харф, поведавшей миру, что «разведка провела анализ (применения химоружия в Сирии). Мы предоставим конгрессу засекреченный доклад и опубликуем незасекреченные части».

Почему пять миллионов раз было не задать вопрос г-ну Обаме: так Ваша, мистер Президент, уверенность в применении Асадом химоружия строится опять на анализе Вашей разведки, как и десять лет назад, когда в итоге бедный Коллин Пауэлл потрясал найденной в каком-то ооновском туалете пробиркой с «убедительными доказательствами» о наличии у Саддама Хусейна ОМП?

То, что перехваленные Russia Today не превратили в эти дни рефлексию по Ираку и требования наказать преступников против человечества, виновников международных преступлений в круглосуточный кошмар Белого дома в Вашингтоне и его сателлитов — не только медийный, но и политико-дипломатический провал.

Так почему ничего не делается?! Попросту не делается?

Неужели потому, что на Смоленской-Сенной наслаждаются советами экспертов вроде Г. Мирского, который вещает: «В морально-политическом плане Америка проиграет, а войну все равно не выиграет. России ничего не нужно делать — просто сидеть и наблюдать, и будем мы в выигрыше.»

Вот наши дипломаты и сидят. И наблюдают. И ничего не делают.

За этим добродушно-бессильным ничегонеделанием стоит не только атрофия сердца и воли, но и потрясающая нетехнологичность российской дипломатии, выступающей под именем великой нашей России, России вечной, России-миротворца и зиждителя справедливости в мире.

Вот, скажем, «крутой» патриот Алексей Пушков, председатель Комитета Госдумы по международным делам, вопрошает в Твиттере в пик ситуации 24 августа: «На Западе не хотят отвечать на главный вопрос: ЗАЧЕМ Ассаду применять химоружие? Чтобы дать повод для вторжения? Чтобы вырыть себе могилу?!».

Вот оно как! Они там, на Западе, оказывается, не хотят!

Неужели это пишет в 2013 году наш талантливый журналист-международник, а теперь ещё и парламентский «министр» иностранных дел?

Неужели он не знает, что англо-саксонской технологии гуманитарных интервенций уже 20 лет, и в отношении Запада в этом плане считать, что они там что-то не хотят понимать – неадекватность?

Неужели Алексей Константинович, глубоко мною уважаемый наш последний «международник», не ощущает неадекватности в своих твиттах типа «Что бы ни заявлял Вашингтон, цель военной операции — именно regime change (cмена режима) в Сирии…»?

В том плане, что у них с десяток технологических инструментов – и гуманитарные интервенции, и смена режима, а ещё в загашнике и превентивный удар и т.п. и т.д. А у российской дипломатии нет ничего, кроме взятой по случаю напрокат«мягкой силы», ещё одной технологии Запада с седой бородой, которую вдруг кто-то вспомнил из наших «дипломатов» пару лет назад и вознёс в вершину новой русской внешней политики?

Дипломатическое творчество, включающее и продвижение вперёд в теории и практике международного права, по сути в стране убито, кастрировано. И это в ситуации, когда для Российской Федерации, крепко побитой за 25 прошедших с Перестройки лет, именно дипломатия является едва ли не единственным оружием и ресурсом!

С таким детским садом, прав Лавров, какое тут воевать?!

Тут впору начинать с того, чтобы учить чистить зубы по утрам и твердить азы.

В ситуации вокруг Сирии, вместо того, чтобы резко возвысить Россию, внешнеполитические чиновники сделали буквально всё, чтобы Россию дискредитировать.

Помимо старых болезней, главной ошибкой стало то, что ситуация вокруг Сирии не была превращена в импульс для мобилизации и объявления чрезвычайной дипломатической ситуации – соответственно, с концентрацией всех действительно творческих сил в стране и за рубежом по данному направлению.

А это и означает провал суверенитета.

Суверенитет, согласно гениальному определению Карла Шмитта, есть способность объявлять чрезвычайное положение.

Это не было сделано ни полтора года назад, когда ситуация в Сирии обострилась до края, ни в последние десять дней, после так называемой «химатаки», хотя Барак Обама ещё год (!) назад заявил (проектируя!) о применении химического оружия как «красной черты» для Асада.

Суверенитета при этом не бывает ни внешнеполитическим, ни внутриполитическим. Он всегда один – и либо он есть, либо его нет.

Может, президенту России пора перестать опираться во внешней политике на безликие «балансы» и премудрых пескарей? И не пора ли сделать российскую дипломатию локомотивом российского суверенитета – а не его гробовщиком?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире