korotkovaa

Анастасия Короткова

29 августа 2017

F

«Главная задача каждого человека – сохранить в себе человечность», – писал Антон Чехов на рубеже двадцатого столетия. И сегодня, по истечении почти двух десятилетий уже нового века, вопросы, поставленные классиком, не теряют своей актуальности.
Показательным зеркалом современного общества служит наше отношение к животному миру. Не напрасно именно в Год Экологии в России широкий общественный резонанс приобрела тема правового регулирования ответственного отношения к животным. Гражданские инициативы в области защиты животных собрали поддержку сотен тысяч граждан и, наконец, вошли в повестку на уровне федеральной власти.

Однако все мы понимаем, что от разговоров до практического воплощения в жизнь «нравственного кодекса об отношении человека к животным», может пройти много времени. Сегодня расплата за подобные деяния несоизмерима с тяжестью преступления, — слишком уж она лояльная, а порой и вовсе сходит с рук. Между тем, ситуация давно не терпит отлагательств. Все знают о вопиющих случаях насилия над животными, прокатившихся по стране от Хабаровска до Рязани, цинично снятые на камеру и выложенные в сеть, будто рекламные ролики… А все от чего? От безнаказанности.

В России закон о защите животных, в том числе домашних, не могут принять уже 16 лет. Проект закона «Об ответственном обращении с животными» в первом чтении был принят еще в марте 2011 года, после чего работа остановилась. В конце 2016 года доработать его потребовал президент Владимир Путин.

Пора не только ответственно относиться к любому животному, а ощутимо наказывать за безответственность. Пора признать любые осмысленно-пагубные действия в адрес животных актами предумышленного насилия, серьезными преступлениями, караемыми законом и осуждаемыми людьми. Ведь безнаказанность живодеров может повлечь за собой их дальнейшую консолидацию в группы «единомышленников», силы которых будут крепнуть с каждым днем, представляя огромную опасность для общества.

Где гарантия, что те нелюди, что мучают братьев наших меньших, коих «милуют» столь мягким законом, почувствовав свою абсолютную безнаказанность, не пойдут издеваться над слабыми детьми или стариками? А что? Никаких преград… Тот, в ком хоть единожды поселилась жестокость, остановиться, увы, вряд ли сможет.

Если обратиться к мировому опыту, мы увидим, что многие страны уже приняли законы, карающие за жестокость к животным. Например, с прошлого года в США жестокое обращение с животными приравняли к особо тяжким преступлениям, таким как убийство или поджог. Наказанием за такое преступление является лишение свободы. В японском законе, действующем с 1973 года, говорится, что «никто не имеет права убивать, ранить или причинять страдания животным». Здесь за убийство или нанесение увечий животному предусмотрено наказание в виде тюремного срока с общественными работами или крупным штрафом. В Египте предусмотрено заключение на срок до 3 лет для любого, кто избивает или намеренно убивает одомашненную особь. В Швейцарии и вовсе законы о защите животных считаются одними из самых жестких в мире и всецело контролируют обращение с ними, включая допустимые размеры кроличьих клеток и количество физических упражнений, которым можно подвергать домашних собак.
Не будем забывать и о непосредственном спасении животных, вызволении их из опасности. Конечно, в больших городах стали появляться специальные организации, занимающиеся помощью домашним и диким зверям. Спасение животных – их первоочередная задача. Однако работают они на коммерческой основе, и не у каждого человека есть возможность оплатить их услуги.
Привлечение внимания и работа с этой проблемой позволят коренным образом изменить отношение к домашним и бездомным животным в нашей стране и способствовать гуманизации общества и ответственному отношению к братьям нашим меньшим, в целом. Обычно ситуации, когда животное, скажем, где-то застряло и не может выбраться самостоятельно, требуют компетентной помощи. Однако, специальной службы, которая занимается спасением животных у нас в стране нет. Подобные заявки отправляют обычным дежурным группам поисково-спасательных служб МЧС. Не отреагировать на вызов, каким бы нелепым он ни казался, спасатели не имеют права. При этом, типовая дежурная группа — 7 человек. Соответственно, им приходится делать выбор в сторону спасения человека, если подобная ситуация возникает.

В связи с этим мы обратились в МЧС России с инициативой – создать специальную службу, которая (при поддержке волонтеров) могла бы безотлагательно и на безвозмездной основе реагировать на такие происшествия. Службу предлагаем назвать «Зоопатруль Ирга», в честь лучшей собаки-спасателя МЧС России этого года. Мы понимаем, что консолидация сил спасателей и волонтеров поможет решить эту проблему. Нужно отметить, что, в мире, в основном, подобными случаями и занимаются добровольцы. К примеру, в Сербии существует служба спасения животных «Animal rescue Srbija». Команда ARS-а, в которой есть и альпинисты, и ныряльщики, каждый день бесплатно выезжает на вызовы для помощи животным. По словам руководства организации, их объединение заполняет дыру в государственных структурах, которые не имеют такой службы. На восточном побережье США, в Лос-Анджелесе, существует подобная городская служба, работающая уже два десятилетия. Они вступают не только в схватку с природой, но и с людьми, мучающими и убивающими беззащитных животных. Для последнего случая, кстати, в Европе и Америке существует зоополиция, наделенная достаточными полномочиями для применения мер в отношении жестокого обращения с животными.

Отмечу, что в течение 2016-2017 гг. одним из основных направлений деятельности Союза добровольцев России стало оказание помощи бездомным животным. Так, активисты организации оказали адресную помощь 156 животным. За время указанной работы добровольцы пришли к естественному выводу, что спасение животных – комплексный процесс, требующий всесторонней поддержки.

По отношению людей к животным можно судить о здоровье общества. Длительная изоляция от общества людей, не испытывающих жалости к «братьям нашим меньшим», выставляющими напоказ свои аморальные наклонности — вынужденная защитная мера, и она должна быть реальной. Потому что исходящая от них опасность, которой подвергаемся мы и наши дети — тоже вполне реальная. Сегодня котенок, завтра ВАШ ребенок!

Изучив мировой опыт, я пришла к выводу, что волонтерство в западных странах, существенно отличается от того, что мы привыкли видеть в России. К сожалению, современное российское общество пока не приняло некоторые модели организации социальной работы, которые могут внести неоценимый вклад и эффективно действовать на территории нашей страны.

Особое внимание я обратила на такое направление, как виртуальное, или онлайн, волонтерство, способное дать возможность проявить социальную активность тем, чей профессиональный опыт или стиль жизни связан с интернет-средой, а также людям с ограниченными физическими возможностями.

Кроме того, такая форма волонтерства дает доступ к огромным ресурсам. К примеру, общественная организация находится в небольшом населенном пункте. В этих условиях довольно сложно найти профессионала с определенными навыками, скажем, IT-специалиста. Если же в этом случае обратиться к системе онлайн-волонтерства, мы привлекаем людей со всего мира.

Приведу в пример проект Адрианы Паласиос из Аргентины. Благодаря ее усилиям более 600 организаций из 80 стран получили доступ к образовательным материалам и ресурсам, подготовленным канадской организацией Working to Empower, которая поддерживает активность местных сообществ в борьбе с распространением ВИЧ и СПИДа. И это лишь точечный проект. Представьте, если попробовать запустить полномасштабный комплексный проект в России?

Впрочем, ничего нового мы не придумали. У ООН уже есть Служба виртуального волонтёрства, которая раньше была частью NetAid. По статистике, более 94% организаций и онлайн-волонтёров положительно оценили сотрудничество.

Что же касается нашей страны, нужно отметить, что до сих пор виртуальное волонтерство крайне редко практиковалось в России. Существуют лишь отдельные небольшие проекты с участием онлайн-волонтеров. Мы убеждены, что необходимо развивать это направление более масштабно и качественно.
Необходимо создать систему/службу, которая будет связывать организации, работающие в нашей стране с онлайн-волонтёрами, создавать базу для подготовки потенциальных онлайн-волонтеров и площадку для диалога с гражданами, которым необходима помощь. Таким образом, огромное количество людей смогут узнать о возможности заниматься добровольчеством дистанционно и начать работать, вне зависимости от сдерживающих факторов: дефицит времени для физического присутствия, проблемы со здоровьем, физическим передвижением и т.д.

После того, как мы заговорили об этой идее в СМИ, развернулась широкая дискуссия. Изучив отзывы в социальных сетях, и предупреждая недопонимание, ошибочные умозаключения и выводы, вижу смысл пояснить – система виртуального волонтерства не является простым информированием граждан, освещением деятельности волонтеров или поддержкой сервисного добровольчества в сети интернет.

Сверхзадача – не точечно собирать людей для помощи, к примеру, на отдельном спортивном или культурном мероприятии, а соединять нуждающихся в помощи обычных граждан и оказывающих ее, непосредственно, в сети, на расстоянии.

Это не только обеспечит значимый скачок в развитии волонтерства и послужит сравнительно недорогим способом увеличении вовлеченности жителей в развитие добровольческой деятельности в России в целом, но и практически безошибочно позволит отслеживать статистику волонтерской активности и насущных социальных проблем.

Вдохновение и запал к этой идее дал наш президент. 1 декабря 2016 года он в своем послании Федеральному Собранию заявил о необходимости снять барьеры для развития волонтерства в России и подготовить план мер по его поддержке. В настоящее время Минэкономразвития совместно с АСИ и Общественной палатой, в соответствии с поручением президента, завершило разработку плана по развитию волонтерства в России.

Вместе с тем, 10 мая с.г. президент Владимир Путин утвердил Стратегию развития информационного общества России на 2017–2030 годы. Документ был утвержден президентом «в целях обеспечения условий для формирования в России общества знаний».

Речь идет об обществе, в котором преобладающее значение для развития гражданина, экономики и государства имеют получение, сохранение, производство и распространение достоверной информации с учетом стратегических национальных интересов Российской Федерации. Стратегия подчеркивает, что интернет плотно вошел в повседневную жизнь россиян и стал ее неотъемлемой частью. Кабмину предстоит до октября утвердить перечень показателей реализации и план Стратегии.
В связи с этим, мы решили обратиться к вице-премьеру Ольге Голодец с предложением разработать у нас в стране «дорожную карту» по развитию виртуального волонтерства.

Президент попросил «снять барьеры» для добровольчества. На мой взгляд, нет в данном случае более правильного решения, чем стереть пространственно-временные границы… Для того, чтобы творить добро, километры – не помеха. Нужно лишь иметь желание и возможность.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире