kiselev

Евгений Киселёв

19 сентября 2016

F

Помните коронную фразу Сергея Доренко: казалось бы, а причем тут Лужков? Вот и я говорю, казалось бы, что может связывать великого русского пейзажиста, кандидата в президенты США и пресс-секретаря Дмитрия Медведева? Кое-что может. Попробую объяснить.

Начну издалека: с популярной нынче темы про здоровье Хиллари Клинтон.

Напомню, во время церемонии поминовения жертв терактов 11 сентября в Нью-Йорке Хиллари почувствовала себя плохо, вынуждена была покинуть ее раньше времени, что уже само по себе вызывало вопросы, а когда садилась в машину — под прицелом телекамер – то просто стала оседать, теряя сознание, и охрана буквально внесла ее в микроавтобус.

Представители предвыборного штаба Клинтон растерялись, долго молчали, не смогли вовремя объяснить, что же случилось. Потом все–таки  объявили, что Клинтон на ногах перенесла воспаление легких, но было поздно.

Пресса шумела, полнилась различными версиями, у публики в итоге появились новые сомнения, насколько можно доверять Клинтон, раз ее пресс-служба ведет себя так, будто опять что-то скрывает.

Рейтинги Хиллари пошатнулись. Хотя она по-прежнему лидирует, Трамп сокращает разрыв. Пока неизвестно, сможет ли Клинтон переломить эту тенденцию. Но если в решающие последние недели предвыборной борьбы представители Хиллари (или она сама!) будут реагировать на те или иные неожиданные повороты событий столь же неуклюже и невнятно, как в тот раз, то она точно растеряет то небольшое преимущество, которое у нее все еще имеется.

Что же касается пресс-секретаря премьер-министра и первого номера предвыборного списка «Единой России» Дмитрия Медведева, то предварительные итоги подсчета голосов на выборах в Госдуму говорят о том, что как бы ни работала пресс-служба премьера, как бы ни реагировала на происходящее вокруг Медведева лично Наталья Тимакова, партии власти все равно все сойдет с рук.

Даже если сам Алексей Навальный накануне выборов выложит на сайте Фонда борьбы с коррупцией зубодробительный ролик про роскошную дачу Медведева в Миловке, в окрестностях старинного Плеса на Волге, где великолепные картины русской природы некогда вдохновляли Исаака Левитана, написавшего здесь самые знаменитые свои полотна.

И все же невозможно не констатировать, что реакция г-жи Тимаковой на этот ролик выглядит столь невнятной, неуклюжей и беспомощной, что пресс-служба г-жи Клинтон, как говорится, отдыхает. Цитирую:

«Объекты, где Председатель Правительства размещается на временное или постоянное проживание, находятся под охраной ФСО, будь то гостиницы или резиденции, находящиеся в государственной или иной собственности, и обеспечиваются средствами спецсвязи. Названные Вами объекты, как и другие объекты временного проживания, не находятся в собственности Дмитрия Анатольевича Медведева и не используются им и членами его семьи на другом правовом основании».

Понять из этого «опровержения» решительно ничего не возможно — может быть, на это и расчет?

Вот сам Алексей Навальный, судя по его записи в блоге на Эхе Москвы, озаглавленной «Разоблачаем ложь пресс-секретаря Медведева», понял заявление Тимаковой примерно так: раз в Миловке нет ФСО и средств спецсвязи, значит, эта самая Миловка никак не может быть дачей Медведева. И бросил все силы на то, чтобы доказать, что ФСО и спецсвязь там есть.

Кто-то понял Наталью Александровну совершенно иначе: мол, объекты ФСО и спецсвязи находятся в Миловке потому, что так положено – где бы ни останавливался премьер-министр, там непременно должна быть госохрана и «вертушка», а вовсе не потому, что тот или иной объект принадлежит главе правительства.

Наконец, некоторые поняли пресс-секретаря премьер-министра и так: ФСО само решает, где премьер-министру останавливаться во время его путешествий, чтобы обеспечить ему надежную охрану и связь – а в окрестностях Плеса как раз подвернулась замечательно походящая всем строгим требованиям резиденция, принадлежащая некоему благотворительному фонду.

Как тут, кстати, не пожалеть бедолагу Медведева?! – злые дядьки из ФСО указывают ему, где отдыхать. Дмитрий Анатольевич, наверное, мечтает пожить день-другой в маленьком уютном бутик-отеле на знаменитой набережной Плеса, погулять по ней, пообщаться с местными жителями, пожелать им здоровья и хорошего настроения, а они ему: нет, извольте уединиться в соседнем поместье за высоким и надежным шестиметровым забором. Представляете, как ему одиноко там, на этой огромной территории площадью в три Кремля, с горнолыжным спуском, речным причалом, дежурными катерами на воздушной подушке, господским домом конца XVIII века, храмом, каскадом бассейнов, прочими постройками, среди которых — трогательный домик для уточки посреди центрального пруда?

Но вот что удивительно: пересмотрев внимательно ролик Навального, вы обнаружите, что в нем он ни разу не говорит, что все это великолепие принадлежит Медведеву на правах собственности или используется им и/или членами его семьи на каких-то «других правовых основаниях». Навальный говорит: «Это дача Медведева» — и в просторечии эта фраза может означать все, что угодно – в том числе и то, что это просто загородная резиденция, где премьер, случается, отдыхает. Отдыхает на широкую ногу. А принадлежать она может кому угодно – даже той самой уточке.

Так вот, самое смешное, что в этом смысле между Навальным и Тимаковой спора нет – пресс-секретарь премьер-министра не отрицает, что Медведев бывает в Миловке. Да и как это отрицать? Плес — город маленький, тут все уже знают, что Медведев давно облюбовал это место. И весь интернет уже несколько лет полнится публикациями, причем не столько разоблачительными, сколько слащавыми – про то, как благодаря открывшейся вдруг у Дмитрия Анатольевича любви к Плесу обрела новую жизнь полуразрушенная помещичья усадьба, основанная еще в 1775 году, типичное «дворянское гнездо». Выступать с опровержениями бессмысленно.

Одинокий голос Тимаковой почему-то не получил должной поддержки со стороны тех, кто симпатизирует ее патрону.

А надо бы брать пример с того, как американские политики, журналисты, общественные деятели, болеющие за Хиллари Клинтон, горой выступили на защиту своей любимицы, когда ее недоброжелатели попытались превратить вопрос о состоянии здоровья кандидатки в президенты в одну из главных тем предвыборной дискуссии. Они напомнили, что в истории Америки были прославленные хозяева Белого дома, у которых имелись серьезные проблемы со здоровьем.

Например, Вудро Вильсон, при котором США вместе с союзниками по Антанте одержали победу в первой мировой войне, вскоре после этого, ближе к концу второго президентского срока, перенес обширный инсульт. Он был частично парализован, это долго скрывалось от широкой публики, как и то, что значительную часть обязанностей президента исполняла его жена. Кстати, поэтому Хиллари Клинтон, если все же она победит на выборах, станет не совсем первой главой исполнительной власти в истории Америки – Эдит Вильсон фактически играла эту роль почти полтора года, с октября 1919, когда ее мужа хватил удар, и до окончания его мандата в марте 1921. Несмотря на все это, Вудро Вильсон записан в анналы как выдающийся президент США.

Вспомнили сторонники Клинтон и Джона Кеннеди, у которого с детства был больной позвоночник, к тому же еще и поврежденный при крушении торпедного катера, на котором будущий президент служил во время второй мировой войны на Тихом океане. К тому же Кеннеди – внешне такой моложавый, стильный, элегантный – в действительности страдал от целого букета других серьезных заболеваний и вынужден был на самом деле жить, как говорится, на уколах. Но в истории остался совершенно легендарной политической фигурой.

Наконец, вспомнили Франклина Рузвельта, который вывел страну из Великой депрессии, привел ее к победе во второй мировой войне и к статусу сверхдержавы — он вообще был прикован к инвалидному креслу. Но считается самым успешным американским президентом за все времена. Рузвельт был так популярен, что, как известно, побеждал на президентских выборах четыре раза подряд – это уже после его смерти в Конституцию США внесли поправку, что президентом можно избираться не больше двух раз.

Вот кто бы из московских политиков или журналистов так же встал на защиту премьер-министра и лидера «Единой России» и сказал:

«Отстаньте от Дмитрия Анатольевича! У руководителей нашей страны всегда были загородные резиденции, и они им вовсе не принадлежали! Да и в других странах тоже: вон, у премьера Великобритании под Лондоном есть поместье Чекерс, а у президента США – Кэмп Дэвид».

Ну да. Это же можно сказать, традиция. Скрепа. Вроде крепостного права. Советско-российское начальство живет дорого и богато. И не за свои деньги. И такие же заборы, как в ролике Навального, в шесть метров высотой — по всей Рублевке.

Начнем с Ленина, который жил в Горках – это поместье разве было его собственное? Нет, это было имение, отобранное у Зинаиды Морозовой, вдовы знаменитого фабриканта Саввы Морозова, который, кстати, заигрывал с большевиками и даже финансировал их.

Сталин жил в бывшем подмосковном имении, конфискованном у бакинского нефтепромышленника Левона Зубалова. Потом поселился на «ближней» даче — прямо в черте города, в Кунцевском лесопарке. Стоит она там по сей день. Хоть и за высоким забором, местные все знают, что это «дача Сталина». Но разве она была его личная?

А Хрущев? А Брежнев? А Андропов? А Горбачев? Да у них у всех были дачи и под Москвой, и в Крыму, и на Кавказе – разве они пользовались ими «на правах собственности или на других правовых основаниях»? Им вообще вся страна принадлежала. Де-факто. Правда, с одной оговоркой – пока они были у власти. Потом – после смерти или после ухода в отставку — выяснялось, что им толком ничего не принадлежит.

Но это – потом, а при жизни, при власти может ли вообще кто-нибудь в России всерьез претендовать на то, чтобы считаться национальным лидером, если у него нет загородной резиденции (дачи, поместья, имения – назовите как хотите)?!

Как говорила моя бабушка, нельзя комиссару без штанов – хоть худенький, да с пуговкой.

Ладно, но при чем тут умерший сто с лишним лет назад художник Левитан, спросите вы?

Отвечаю: во всей этой дачной истории меня лично больше всего расстроило не наличие или отсутствие у премьера Медведева огромной загородной резиденции, которая, скорее всего, ему действительно формально не принадлежит, а числится за неким некоммерческим фондом по сохранению историко-культурных памятников. Тут-то все примерно так, как это обычно и бывает в России, где – я слегка перефразирую язвительную шутку одного популярного блогера — самыми большими состояниями владеют:

 — один виолончелист;
 — один тренер по дзюдо;
 — один полковник милиции;
 — муж одной чемпионки по акробатическому рок-н-роллу;
 — собаки корги и уточка — сами знаете кого.

А если шутки в сторону, то огорчила меня совсем другая часть этой истории — на самом деле она уже несколько лет достаточно громко обсуждается в прессе и в соцсетях. Говорят, будто рядом с «помещичьей» усадьбой в Миловке были вырублены знаменитые березовые рощи, увековеченные на картинах Левитана – из-за того, что у Ильи, сына Дмитрия Медведева, аллергия на пыльцу березы. И протесты местной общественности вырубку не остановили. Просто не верится, что такое было возможно. Хотя, судя по всему – в том числе и по размаху всяческого строительства в самом Плесе и его окрестностях, возможно было и не такое.

Впрочем, наверняка и по этому поводу последует изысканное опровержение. Больше того, мы наверняка узнаем, что дело обстоит ровно наоборот, и молодые березы скоро покроют всю Миловку сплошным ковром.

Что ж, блажен, кто верует – тепло ему на свете. А вот я вспоминаю – чисто ассоциативно – художник Левитан, его ближайший друг Чехов, «Вишневый сад», стук топоров, новые хозяева жизни, уверенные, что им все дозволено. Вы помните, что было дальше в России.

История повторяется. Это не я — это Гегель сказал. И с тех пор в этом можно было неоднократно убедиться.

12 сентября 2016

Кто кого хакнул

Россия, Путин, будущее американо-российских отношений, российская гибридная война против Украины и многие другие вещи, связанные с Россией, впервые за очень долгое время – может быть, впервые за несколько десятилетий — оказались среди главных тем президентской предвыборной кампании в США.

Путин хвалит Трампа. Трамп восхищается Путиным. Руководитель предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт со скандалом уходит со своего поста после того, как в американской прессе появляются статьи о его связях с русскими в Москве и работе в Киеве на беглого экс-президента Януковича и пророссийские силы в его окружении.

Противники Трампа негодуют, заявляют, что комплименты в адрес главы кремлевского режима, звучащие из уст кандидата республиканцев, и все эти сомнительные связи — чуть ли не смертельная угроза национальной безопасности США.

Хиллари Клинтон объявляет Путина крестным отцом нового глобального бренда крайне правого национализма.
Оппоненты Хиллари Клинтон, в свою очередь, пугают американцев: в случае победы на выборах она, конечно же, развяжет войну против России. Как минимум, холодную.

Это, скажу сразу, по-моему, полнейшая чушь — особенно если учесть, что на эту тему наиболее красноречиво выказываются сторонники немедленного пересмотра отношений с Россией, адепты нового сближения с Кремлем. Эта публика отличается тем, что, куда ни плюнь, непременно попадешь в явный конфликт интересов: очередной «путинолюб» оказывается либо консультантом какого-нибудь бизнеса в Москве, либо пророссийским лоббистом в Вашингтоне, либо приглашенным лектором в МГИМО, либо, на худой конец, регулярным комментатором на российском пропагандистском канале RT.

Больше всего шуму в последнее время наделали многочисленные публикации во влиятельных американских СМИ, например, «Вашингтон пост», о возможной причастности хакеров, связанных с российскими спецслужбами – СВР и ГРУ – к атакам на сервера Национального комитета Демократической партии США и других американских ведомств.

«Вашингтон пост» при этом ссылалась на источники в американской разведке и высших эшелонах власти. По словам газеты, американские спецслужбы изучают возможности для вторжения в процесс выборов, и ФБР известило государственные и местные власти о возможных киберугрозах.

Судя по тому, что на днях самому Путину пришлось фактически оправдываться в интервью агентству Bloomberg, дело тут серьезное.
Владимир Владимирович, разумеется все отрицал, заявив, что правительство России не причастно к хакерским атакам. И вообще, мол, очень сложно определить, кто стоит за киберпреступлениями.

Впрочем, разве кто-то ожидал, что он признается?
И как тут не вспомнить историю с Крымом?
Сначала, вы помните, Путин наотрез отказывался признать, что в операции по захвату полуострова участвовали российские военные – никаких российских военных там, по первой версии Путина, не было, были только «местные силы самообороны», переодетые в военную форму, купленную в ближайшем универмаге – история про обмундирование из магазина, как мы помним, стала мемом.

Потом Путин признался, что российские военнослужащие все-таки в Крыму были, оказывали поддержку этим самым мифическим «силам самообороны».

Когда же аннексия Крыма окончательно сошла Путину с рук (впрочем, до поры до времени, я полагаю), президент, наконец, признался, что захват полуострова был полномасштабной военной операцией, которой он руководил лично, и в ходе этой операции даже рассматривался вопрос о приведении в повышенную боеготовность российских ядерных сил.

Думаю, однако, что попытки вызвать хаос в американской предвыборной кампании с помощью хакерских атак и иных способов вмешательства, и в отличие от истории с Крымом, в итоге не дадут Путину повода для торжествующего, победительного куража. О проваленных спецоперациях не похваляются.

Зато в интервью Bloomberg Путин сделал парочку поразительных заявлений.
Во-первых, рассуждая о том, что Москве бессмысленно пытаться влиять на ход президентской кампании, Владимир Владимирович, можно сказать, поставил «двойку» всему российскому экспертному сообществу, работающему на американском направлении: не чувствуют должным образом, оказывается, даже наши специалисты в МИДе ни нерва, ни особенной внутриполитической жизни в США.

Лавров и компания нервно курят в стороне. Или даже пьют горькую. Впрочем, Владимир Владимирович, может быть, и прав. Ведь в какой-то момент в 2014 году горе-«эксперты» по украинским проблемам, похоже, убедили Путина в том, что жители всей восточной Украины, аж до самого Днепра, будут встречать «вежливых зеленых человечков» чуть ли не цветами, да хлебом-солью. А встретили добровольческими батальонами. И проект «Новороссия» накрылся медным тазом. Так что с тех пор у Путина могут быть основания опасаться, что и эксперты по американской внутренней политике рискуют на поверку оказаться столь же реалистичными и дальновидными.
Но это еще не все. Второе путинское заявление в интервью Bloomberg было покруче, особенно, если в него вчитаться.

«Послушайте, — сказал президент России, — потом ведь разве это важно, кто взломал эти какие-то там данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон. Важно, что является содержанием того, что предъявлено общественности».

Послушайте, — это теперь уже я говорю, — но ведь эти слова означают буквально следующее: как разница, мы «хакнули» сервера, или не мы? Давайте не сам факт взлома обсуждать, а то, что удалось из этих серверов вытащить.

А Путин между тем продолжает: «Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя каким-то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, что это сделал» (курсив мой— Е.К.).

Ох, ну ничего себе второстепенные вопросы! Подозрения в том, что российские спецслужбы могли быть причастны ко взлому компьютерных сетей одной из двух крупнейшей политических партий США, кандидат от которой является наиболее вероятным — на сегодняшний день – победителем предстоящих президентских выборов, оказывается, по версии Путина, уводит внимание американской общественности от реальных проблем!

Интересно, а что бы сказал Владимир Владимирович, если бы, предположим, выяснилось, что некие хакеры, связанные с американскими спецслужбами, пытались взломать сервера предвыборного штаба Единой России»? Представляете, в какой истерике забились бы все кремлевские?! Вот то-то и оно.

05 сентября 2016

Позорище

Российская юстиция при смерти? Правосудия в России больше нет? Именно такие вопросы возникают у меня, когда я гляжу из моего киевского далека на форменный беспредел, творящийся едва ли не каждый день в российских судах и правоохранительных — если можно их так еще называть — органах.

Откровенно говоря, у меня такое ощущение, что у множества людей, живущих в России, то ли, как говорится, совсем глаз «замылился», то ли чувства окончательно притупились – так вяло они реагируют на все это. А я гляжу и других слов не нахожу: подлость, гадость, мерзость, идиотизм, надругательство над здравым смыслом, глумление над элементарными представлениями о добре и зле. Дикость, бред, позорище.

Как можно было отправить на два месяца за решетку Руслана Соколовского, юношу из Екатеринбурга, который ловил покемонов в церкви?! Посмеяться и забыть. Ну, пожурить маленько за поступок, который раньше большинству нормальных людей показался бы, самое большее, проявлением дурного воспитания или недостатка чувства меры – и то можно поспорить.

Однако Руслана арестовали по обвинению в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства», и также в «нарушении права на свободу совести и вероисповедания, совершённое в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний» (именно так называются статьи УК РФ, по которым предъявлено обвинение).

Хотя в тот момент, когда Соколовский с помощью своего смартфона вел охоту на виртуальных мультяшных персонажей, охоту, которой этим летом заболел весь мир, никто из присутствовавших в храме явно не ощущал себя ни униженным, ни оскорбленным.

Это ясно видно на том самом видео, которое Соколовский выложил в интернете. Видно, что он ходит по церкви, уткнувшись в свой гаджет, и окружающие не обращают на него никакого внимания. Видно, что в момент съемки в храме не происходило никаких церемоний, обрядов или богослужений.

Суду также не было предъявлено ни одного униженного или оскорбленного свидетеля обвинения. Да и нужны ли они, когда вынесение судами решений о мере пресечения давно превратилось в формальность в российской судебной практике? Какой меры потребует следствие – такое ему суд и предоставит.

Впрочем, совершенно понятно, почему и за что Руслан Соколовский отправлен за решетку. Охота на покемонов в храме – только предлог. Соколовский – популярный видеоблогер. У него 270 с лишним тысяч подписчиков. Руслан не скрывает, что он атеист, критикует церковь и протестует против усиления клерикализма в российской политической и общественной жизни.
Это – противозаконно?

Мне всегда казалось, что Конституция России гарантирует всем гражданам право не только на свободу вероисповедания, но и право не исповедовать никакой религии, право на свободу совести – в том числе право, в купе с правом на свободу слова, быть открытым атеистом и публично отстаивать атеистические убеждения, критиковать деятельность церкви как общественного института. Разве нет?

Получается, что Соколовского преследуют как гражданского активиста и политического публициста.

Идем дальше: как может у нормального человека подняться рука на бесланских матерей в день поминовения своих детей, погибших при штурме школы — какие бы лозунги они ни писали у себя на футболках?! Каким моральным уродом нужно быть, чтобы хватать этих женщин, тащить в районный суд, штрафовать, приговаривать к общественным работам?!

И что им было писать: «Спасибо, Владимир Владимирович, за счастливое детство наших мальчиков и девочек»? Или: «Да здравствует Путин – спаситель Беслана»?

И как может уполномоченный по правам человека Москалькова, женщина, в конце концов, пусть и генерал милиции (или полиции?), рассуждать, что, оказывается, «поступок бесланских матерей — неправильный с точки зрения морали, нравственности», и укорять их за «недозволенные действия в отношении главы государства»?!

Так что же, получается, критика в отношении президента Путина у нас не дозволена? Это — как? Запрещена законом? Ау, товарищ генерал, вы это серьезно?

Впрочем, от товарища генерала другого не ждали…

И еще один эпизод из будней российского, с позволения сказать, правосудия, который произвел на меня тяжкое впечатление.

Верховный суд России – заметьте, не районный суд в Екатеринбурге или районный суд в Беслане, а высшая судебная инстанция страны – принял на этой неделе беспрецедентное решение. Он отклонил апелляцию Дениса Лузгина из Перми, скромного пользователя сети «ВКонтакте», приговоренного в июне к нешуточному штрафу в 200 тысяч рублей за – ни много ни мало — оправдание нацизма.

«Оправдание» заключалось в том, что Лузгин на своей странице процитировал статью, в которой, в общем-то, говорилось об очевидном историческом обстоятельстве: в 1939 году «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну, то есть коммунизм и нацизм честно сотрудничали».

Тщетно защита Лузгина во главе с патриархом российской адвокатуры Генри Резником доказывала, что признавать соучастие Сталина в захвате и разделе Польши Гитлером в сентябре 1939 никоим образом не значит оправдывать нацизм.

Тщетно они демонстрировали суду выдержки из давно уже вошедших в педагогический оборот школьных учебников и детских энциклопедий, где рассказывается о секретном приложении к пакту Молотова—Риббентропа, о совместном нацистско-советском параде в Бресте в 1939 году и других общеизвестных фактах сотрудничества гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза накануне и в первый период второй мировой войны.

Верховный суд все это проигнорировал.

Тут уже слов нет, напрашиваются только непечатные выражения, вариации на тему «маленького пушного зверька». Это называется: приехали.

Начинается пересмотр – в судебном порядке! — правды об истории страны, с таким трудом отвоеванной в годы горбачевской перестройки и ельцинских реформ.

И дело тут, в конечном итоге, не в истории.

Трудно не вспомнить, что после войны новый виток сталинских репрессий начался с вещей, казалось бы, далеких от политики — высочайших разносов ленинградских литературных журналов, Ахматовой и Зощенко, «неправильных» фильмов и опер, «антипатриотически настроенных театральных критиков», «вейсманистов-морганистов» в генетике и прочих «безродных космополитов». Надо ли напоминать, чем все это обернулось потом? И чем все это могло закончиться, если бы «эффективный менеджер», в ранг которого нынче возвели генералиссимуса, не отдал бы концы?

История повторяется?

Боюсь, это только начало. Дальше будет только хуже. Поверьте. Издалека, со стороны, видней.

Подходит к концу мистический для России, окрашенный в цвета преображенской лазури месяц, вошедший в историю и августом 14-го, и августом 68-го, и августом 91-го. Месяц, в котором начинались войны и военные авантюры, случались перевороты, теракты, катастрофы, финансовые крахи, стихийные бедствия, и прочие неприятности, включая и событие, произошедшее в августе 1999 года – я имею в виду назначение Владимира Путина премьер-министром и одновременно провозглашение его преемником Ельцина на посту президента.

По моему глубокому убеждению, по своим политическим последствиям это событие стало одним из самых негативных в истории ХХ века, обернувшись для России нынешним экономическим кризисом, политической и духовной безвременщиной.

Если в оставшиеся три дня августа ничего ужасного не произойдет, то катастрофическая традиция в 2016 году будет опять нарушена – я говорю «опять», потому что за последние четверть века это случалось. Правда, лишь несколько раз.

Но при этом нельзя сказать, что для путинского режима август миновал благополучно. Отнюдь нет.

Это был месяц репутационных потерь и политических неудач.

В этом списке — олимпийские и параолимпийские допинговые скандалы и унижения.

Неприятный эпизод, когда Россию скандальным образом выставили с военно-воздушной базы в Иране.

Рост числа жертв среди гражданского населения Сирии – в том числе в результате действий российской авиации, обеспечивающей поддержку с воздуха правительственным войскам, развернувшим новое наступление на город Алеппо.

В мире все больше задают вопросов по поводу продолжающейся поддержки Москвой режима Асада, использующего жестокие методы ведения войны.

Попытка Москвы обвинить Киев в организации якобы террористических актов в Крыму и бряцание оружием вдоль границ Украины привели лишь к тому, что в международной повестке дня вновь в полный рост встал вопрос о продолжающемся жестком антиукраинском курсе Путина.

Но самым важным политическим итогом августа – и самым неприятным для Кремля – является, по моему мнению, то обстоятельство, что именно в августе столь любезный Кремлю кандидат республиканской партии на пост президента США Дональд Трамп стал отчаянно проигрывать своему конкуренту на предстоящих выборах – Хиллари Клинтон.

Кажется, никогда еще в Кремле так откровенно не желали победы одному из кандидатов. Дошло до того, что официальные лица в США с почти 100-процентной уверенностью говорят о том, что за недавним хакерским взломом компьютерной сети Национального предвыборного комитета Демократической партии, стоят российские спецслужбы. И тут никакой Песков не сможет никого в Америке переубедить.

Более того: пожалуй, никогда еще в новейшей истории Америки российская тема не занимала столь важного места в повестке дня президентской предвыборной кампании, и никогда еще один из претендентов на пост президента не воспринимался значительной частью общественности как чуть ли не потенциальный агент влияния Москвы.

К этому привели благожелательные отзывы Трампа о Путине и Путина о Трампе, вышеупомянутая история с компьютерной атакой, скандальные публикации в крупнейших американских СМИ, разоблачающие связи ключевых фигур в предвыборном окружении Трампа с влиятельными людьми в Москве, в том числе, выходцами из спецслужб, а также в пророссийской части украинского истеблишмента.

В частности, особый «фурор» произвела история о том, что теперь уже бывший руководитель предвыборной кампании Трампа Пол Манафорт был советником беглого экс-президента Украины Януковича и, возможно, получал гонорары наличными из партийной «черной кассы».

«После того» не всегда означает «вследствие того», но в данном случае едва ли случайно, что Манафорт был уволен Трампом после того, как в Киеве были обнародованы записи в «амбарной книге» партии Януковича, где указаны миллионные суммы, которые были якобы выданы для оплаты услуг американского политконсультанта.

Плохая новость для президента России, не особенно скрывавшего, на чьей стороне его симпатии, состоит даже не в том, что по всем последним опросам Хиллари Клинтон лидирует в целом по стране, и некоторые опросы дают ей преимущество в 7 и даже 10 процентов.

Как известно, сложная многоступенчатая система выборов в США устроена так, что подсчет голосов ведется в каждом штате в отдельности, и победителю отходят голоса всех выборщиков от того или иного штата. Так вот, уже сегодня американские социологи, анализируя предвыборные расклады поштатно, констатируют, что Хиллари может довольно уверенно рассчитывать на голоса 272 выборщиков. Это на два голоса больше, чем нужно для победы (270).

Даже если Трампу удастся заполучить все 112 голосов выборщиков в так называемых колеблющихся штатах, где опросы показывают минимальный разрыв между ним и Клинтон, их все равно не хватит для победы. А между тем в большинстве этих самых колеблющихся штатов лидирует Хиллари.

Есть большие сомнения, что Трампу удастся эту тенденцию переломить.

Первые две недели осени в Америке будут ясным знамением того, кто победит в ноябре. В новейшей истории США кандидат в президенты, в середине сентября лидировавший по итогам опросов, еще не разу не проиграл на выборах.

Поэтому если Хиллари Клинтон сохранит свое нынешнее преимущество до середины следующего месяца, потом лишь чудо или форс-мажорные обстоятельства помешают ей стать президентом США – как бы это ни было досадно Владимиру Путину.

18 июля 2016

ГКЧП по-турецки

Что же, все-таки, произошло в Турции? Победа исламистов? Поражение сторонников светского, прозападного пути развития Турции? Или просто плохо подготовленный мятеж, этакий ГКЧП по-турецки?

В конспирологические версии, вроде той, что Эрдоган сам устроил против себя военный переворот, чтобы, подавив его, развязать в стране массовые репрессии и окончательно установить диктатуру, честно говоря, мало верю.

Это, впрочем, не означает, что турецкий президент не попытается теперь действовать именно так. Тем более, что он, возможно, хотел вот-вот начать новый раунд репрессий против неблагонадежных военных и гражданских лиц.

Едва ли не самая влиятельная турецкая газета «Джумхурийет» сразу после провала путча сообщила, что — по ее информации — мятежники выступили второпях, толком не подготовившись, на скорую руку из-за того, что пытались упредить действия эрдогановских спецслужб, которые якобы планировали в ночь с пятницы на субботу (с 15 на 16 июля) начать массовые аресты противников режима.

Может, так оно и было. А может, было все проще: организаторы неудачной попытки военного переворота готовились давно, но в итоге решили выступить спешно, чтобы воспользоваться отсутствием Эрдогана.

Только ленивый не пытался еще сравнить провалившийся мятеж с выступлением декабристов — хотя исторические аналогии, особенно так далеко разнесенные в географическом и культурном пространстве, а во времени — так вообще почти на двести лет, неизбежно будут хромать. Если уж проводить параллели с прошлым, то уместнее вспомнить неудачный заговор против Гитлера 20 июля 1944 года, в котором ключевую роль играли недовольные Гитлером военные — прусские аристократы и монархисты.

Благодаря относительно недавнему голливудскому фильму «Операция «Валькирия» все помнят главного героя заговора — полковника графа Клауса фон Штауффенберга в исполнении Тома Круза, которому удалось подложить портфель со взрывным устройством чуть ли не под ноги Гитлеру — но тот чудом уцелел.

Мало кто помнит при этом, что к заговору было причастно еще и множество гораздо более крупных немецких военачальников, политиков, дипломатов, в том числе фельдмаршалы Витцлебен, фон Клюге, Роммель, фон Клейст, начальник абвера (военной разведки) адмирал Канарис, бывший начальник генштаба генерал Гальдер, бывший начальник главного штаба сухопутных войск генерал Бек и другие. Среди них был даже бывший посол Германии в Москве граф фон Шулленбург — тот самый, который 22 июня 1941 года вынужден был сообщить советскому руководству, что Германия объявила войну СССР, хотя лично он был решительно против той войны. Настолько, что за несколько дней до ее начала пошел фактически на государственную измену и проинформировал Молотова о дне и часе готовившегося нападения. Ни Сталин, ни Молотов, судившие о западных дипломатах по собственным трусоватым и безропотным подчиненным из советского Наркоминдела, не поверили тогда, что германский посол может самостоятельно пойти на столь смелый поступок — решили, что эта очередная дезинформация.

Среди заговорщиков в июле 1944 был и командующий оккупационными войсками во Франции генерал Карл фон Штюльпнагель. Мало кто помнит, что он сумел на несколько часов фактически взять власть в Париже, арестовав там более тысячи офицеров СС, СД и гестапо.

Но многие из вышеперечисленных высокопоставленных военных не были уверены в успехе заговора, поэтому в нем активно не участвовали и отошли в сторону, как только узнали, что покушение на Гитлера оказалось неудачным, что фюрер жив. Это, кстати, не спасло большинство из них от гибели — некоторые были все равно вскоре арестованы и повешены, некоторые покончили с собой. Как тот же Роммель — ему предложили либо добровольно уйти из жизни и быть похороненным национальным героем, либо принять позор суда, унизительной казни и репрессий против членов семьи. «Лис Пустыни» предпочел принять яд (по другой версии, застрелиться).

Вот и сейчас, как и предсказывали многие, в Турции начались аресты и увольнения высокопоставленных турецких военных, а также судей и других гражданских чиновников. Наверняка среди них тоже есть такие, кто не торопился поддержать путчистов, ждал, на чью сторону склонится чаша весов, и что будет с Эрдоганом — может, сбежит, может, будет арестован, а может, и убит.

Станет ли теперь Эрдоган, начавший сурово закручивать гайки, злом номер один для Запада, отодвинув Путина на второе место — подобно тому, как Путин после Крыма и Донбасса отобрал у Лукашенко титул «последнего диктатора Европы»? Тоже совсем в этом не уверен, хотя некоторые уважаемые мною авторы предсказывают именно такое развитие событий.

Я бы все-таки не забывал о том, что Турция — член НАТО. Турция зависит от союзников по североатлантическому блоку. Турция хочет в ЕС — она, конечно, унижена тем, что в ЕС ее никак не принимают, но от этого желание, похоже, не уменьшается. В разгар событий вечером в пятницу многие руководители НАТО явно не торопились выступить с осуждением путчистов, в поддержку Эрдогана, суд по всему, хотели посмотреть, чья возьмет. Похоже, они были бы не против, если бы военные отстранили турецкого президента от власти.

Почему военные вступили против Эрдогана — понятно. Он давно настроил против себя часть офицерства, которое в Турции, как и во многих странах Востока, считается издавна одной из наиболее просвещенных, прозападных сил общества (при этом не обязательно либерально-демократически настроенных). Турецкие офицеры, как правило, проходят стажировку, а порой и полноценную многолетнюю учебу в западных военных школах и академиях. Во-вторых, турецкая армия исторически всегда выступала гарантом наследия Ататюрка (Мустафы Кемаля) — основателя современной постосманской Турции.

Он сам был профессиональный военный, герой первой мировой войны. Жестокий, между прочим, был политик и военачальник. Резал безжалостно армян и греков, а потом столь же безжалостно насаждал в Турции европейские традиции и обычаи, заставил не только женщин снять чадру, но и мужчин — феску, носить европейское платье, перевел турецкий язык на латинский алфавит, вычистил его от арабских и персидских заимствований.

Создал в Турции парламентскую республику, добился отстранения мусульманского духовенства от участия в политике, превратил страну в самую светскую и европеизированную на всем Ближнем Востоке.

С Россией стал дружить, полагая, что традиционная многовековая вражда с ней была одной из главных причин провала турецкой внешней политики и развала Османской империи.

После смерти Мустафы Кемаля армия всегда стояла на страже «завоеваний кемализма» — угрозу ей она видела и со стороны коммунистов, и стороны либералов, и со стороны исламистов, и всякий раз вмешивалась, отстраняла от власти президентов и премьеров, которые, как казалось военным, отступают от наследия Ататюрка. При этом, наведя порядок, мирно передавала власть новым гражданским правителям.

Что касается Эрдогана, если коротко, к нему у военных — четыре главных претензии.

Он расколол общество на сторонников и противников все большей исламизации страны. Он наступил на корпоративные интересы высшего офицерства — отставки, аресты, тюремные сроки озлобили, как минимум, часть армии. Эрдоган испортил отношения Турции со внешним миром — буквально со всеми, с кем только можно было. Наконец он вновь, по сути, довел дело до новой ожесточенной войны с курдами.

Турция воюет с ними много лет — и все безрезультатно. Курдов же 25 миллионов человек. В двадцать раз больше, чем жителей Чечни. Победить их в партизанской войне, которую они ведут, фактически невозможно.

Почему военные проиграли, тоже более-менее очевидно. Во-первых, плохо подготовились. Во-вторых, не заручились поддержкой всей армии. В-третьих, не учли, что многие граждане не готовы променять исламиста с диктаторскими замашками на военного или группу военных у власти — примерно с такими же замашками. В-четвертых, недооценили популярность Эрдогана среди его сторонников, их готовность поддержать своего лидера.

Что будет дальше — развилка. Жестокие репрессии, включая возврат смертной казни, могут привести к осложнению и без того сложных отношений Турции с Европой и Америкой. А без закручивания гаек Эрдоган рискует опять нарваться — не обязательно на еще один путч, лучше подготовленный. Скорее — на массовые уличные выступления оппозиции, подобные тем, которые ему с таким трудом удалось погасить в 2013 году.

Кроме того, как ни парадоксально, Эрдоган теперь зависит от той части армии и спецслужб, которая его поддержала. Еще он зависит и от своих сторонников — гораздо больше, чем прежде. И насаждать жесткий контроль над современными средствами массовой информации и коммуникаций может не торопиться.

Ведь если бы он в решающий момент не обратился бы к народу по мобильной связи через FaceTime, он, возможно, не переломил бы ситуацию. Не вышли бы массово сторонники Эрдогана на улицы — глядишь, сценарий пошел бы по-другому.

Так что с выводами и прогнозами о том, куда дальше двинется Турция, я не торопился бы. Но и не торопился бы, как некоторые, с однозначными выводами, что от авторитарных правителей избавиться можно только мирными демократическими методами.

Очередного чуда на ЕВРО-2016 не произошло.
В последнем, воскресном четвертьфинале Франция выиграла у главной сенсации чемпионата, сборной Исландии со счетом 5:2.

Не сбылось предсказание лондонской «Телеграф», пророчившей, что эта игра будет для французов тяжелой и нервной, и лишь в дополнительное время они вырвут победу. Сборная Франции, показала, наконец, свой фирменный, техничный, атакующий футбол и уже в первом тайме четырьмя красивыми безответными голами, по сути дела, обеспечила себе победу в матче.

В футболе часто бывает, что порядок бьет класс, и слаженная командная игра приносит победу аутсайдерам, явно уступающему фаворитам в индивидуальном мастерстве. Но на этот раз класс побил порядок.

Хотя, справедливости ради, надо сказать: игроки сборной Исландии боролись до последней минуты, и во втором тайме забили два мяча — против одного у французов. Стыдно за исландцев не было. Они — несмотря на поражение — герои этого чемпионата. Национальные герои.

Напомню: еще на отборочном этапе Исландия выбила из розыгрыша бронзовых призеров последнего чемпионата мира — голландцев, обыграв их и дома, и в гостях, а в финальной стадии первенства во Франции сперва сыграла вничью с португальцами и венграми, потом победила сильную команду Австрии и, наконец, преподнесла главный сюрприз — в 1/8 финала обыграла Англию, где футболистов зарегистрировано полтора миллиона — в пять раз больше всего населения Исландии, и попала в число восьми лучших команд.

Этот успех самой северной страны Европы, страны с суровым климатом и долгой темной зимой, где людей живет меньше, чем в российском Белгороде или украинской Виннице — немой укор всем странам, большим и не очень, чьи сборные бесславно выступили во Франции. В том числе — сборная России.
Специально оговорюсь: сборная Украины тоже особых лавров не снискала, проиграв все три матча, но все же неплохо играла в первом тайме матча с Германией, и отчаянно пыталась бороться в игре против Польши, хотя результат уже ничего не решал. Российская же сборная выглядела просто ужасно. Беспомощно, безвольно, бездарно.

В этой связи у меня давеча случилась заочная полемика с Борисом Акуниным. На киевском Радио Вести, где я каждую неделю выступаю в программе наподобие «Особого мнения», меня попросили прокомментировать запись Акунина в Фейсбуке, которую я позволю себе привести полностью:

«БЛАЖЕННЫ ПЛАЧУЩИЕ, ЯКО ТИИ УТЕШАТСЯ

Я совершенно равнодушен к футболу. Делать из беготни с мячом Большое Государственное Дело всегда считал злонамеренным идиотизмом.
Но волна горя и самобичевания, захлестнувшая френд-ленту, ранит мое сердце.
Не разделяю, но сочувствую. И хочу сказать вам, братья и сестры, слово тихое, проникновенное. Успокойтесь и смиритесь. Россия никогда не будет великой футбольной державой. Как и Швеция, Норвегия, Финляндия или Канада. По той простой причине, что в северных странах мальчишки могут гонять мяч во дворе только полгода — в два раза меньше, чем в странах бесснежных.
Не болейте за футбол. Это мазохизм. Если очень уж хочется национально гордиться ерундой, переживайте за хоккей. Тут у наших мальчишек железное преимущество перед Уэльсом, не говоря уж о Бразилии с Италией».

Это было написано до того, как Исландия сенсационно победила Австрию и вышла в следующий круг, где ей предстояло обыграть еще и великую футбольную державу — Англию и тем самым опровергнуть писателя. Но уже тогда я осмелился выразить некоторое несогласие с суждениями Бориса Акунина, глубоко уважаемого мною и нежно любимого еще со времен совместной учебы в Институте стран Азии и Африки при МГУ, когда он был еще только Григорием Чхартишвили.

Вот, кстати, что касается Азии и Африки — большинство расположенных там стран обладают климатом, который позволяет играть в футбол на открытом воздухе целый год — но лишь несколько из них добивались относительно скромных успехов на чемпионатах мира.

В отличие, кстати, от холодной Швеции, которая доходила и до финала, и до полуфиналов чемпионатов мира, хотя, конечно, едва ли могла стать великой футбольной державой, наподобие Бразилии, Италии, Аргентины, Испании или Германии. Кстати, в Германии погода не такая уж теплая. Да и в той же Аргентине зимой бывает дождливо и холодно, а есть места, где снег вообще лежит по колено.

На самом деле, давно доказано, что нет прямой связи между климатическими условиями и уровнем футбола в той или иной стране. Успех Исландии на нынешнем первенстве — лишнее тому подтверждение.

Зима зимой, но сертифицированных УЕФА профессиональных тренеров в Исландии в тридцать раз больше, чем в Англии. В Исландии построено 20 открытых и 15 закрытых полей, не считая еще множества площадок для мини-футбола. За последние годы создана многоступенчатая система поиска — при поддержке государства — талантливых детей, из которых могут получиться хорошие футболисты.

Такая система когда-то худо-бедно работала и в СССР. И в результате, несмотря на долгую зиму, сборная Советского Союза и чемпионом Европы была, и второе место занимала трижды, и еще два раза (последний раз — сравнительно недавно, в 2008 году, когда это уже была сборная России) доходила до полуфинала. На чемпионатах мира несколько раз показывала неплохую игру — это, правда, было очень давно.

Проблемы сборной начались примерно тогда же, когда стала испытывать трудности и вся советская экономика. Когда началось стремительное отставание СССР от Запада по уровню и качеству жизни, по развитию передовых отраслей промышленности, образования, науки, технологий.

Давно ушли в прошлое те времена, когда футбольные успехи страны могли быть результатом мобилизационных усилий, предпринимавшихся диктаторскими режимами вроде Муссолини в Италии, Франко в Испании или военной хунты в Аргентине. Сегодня все великие футбольные державы до единой — процветающие демократические страны с высоким уровнем доходов на душу населения. Как правило, члены ЕС и НАТО.

Возьмем, для примера, Хорватию — и Краснодарский край. Расположены на одной северной широте в 45 градусов — Хорватия на Адриатике, Краснодарский край — на Черном море. Примерно равны по площади и численности населения. Хорватия даже немного меньше. Жителей там всего 4 миллиона человек с небольшим. И она — если не великая, то, как минимум, весьма сильная футбольная держава.

Достаточно посмотреть на состав хорватской сборной. Двенадцать ее игроков выступают за сильнейшие клубы Испании, Италии, Франции, Германии. В том числе двое — Модрич и Ковачич — за победителя Лиги чемпионов этого года, мадридский «Реал». Ракитич — за чемпиона Испании, «Барселону». Манджукич — за чемпиона Италии, «Ювентус».

Где, спрашивается, в таком же количестве выдающиеся футболисты с Кубани? Почему они не выступают за сильнейшие европейские команды? Не знаю, я не специалист. Но очевидно: в российском футболе катастрофически мало игроков, имеющих опыт игры в сильнейших европейских первенствах, где совершенно другой уровень профессионализма и ответственности футболистов за свою работу. Где — это видно невооруженным глазом — игроки в каждой встрече сражаются до последних секунд матча, выкладываясь на все сто процентов своих возможностей.

Кто-нибудь скажет: да ладно, что ж Хорватия тогда вылетела в одной восьмой? Отвечу — вылетела в результате обидного поражения от португальцев, которые не были сильнее. Просто не повезло. Такое тоже бывает. Это все-таки игра. Как говорят футболисты, мяч круглый.

Из истории футбола известно, что на чемпионатах Европы периодически — на каждом третьем или четвертом первенстве — случаются неожиданности.
Чехословакия в 1976 году выиграла в финале у сборной ФРГ, которая тогда была и чемпионом мира, и чемпионом Европы.

В 1992 тех же самых немцев, которые опять в тот момент были действующими чемпионами мира, в финале победила маленькая Дания, попавшая на турнир в последний момент, взамен дисквалифицированной сборной Югославии.

В 2004 году чемпионом Европы стала Греция, в финале обыгравшая хозяев чемпионата, мощную сборную Португалии.

Возможность сенсаций на ЕВРО-2016 не исчерпана — в среду в полуфинале Уэльс, ни разу не выходивший в финальные этапы чемпионатов мира и Европы аж с 1958 года, играет с Португалией. Команде Гарета Бейла вполне по силам победить команду его партнера по мадридскому «Реалу» Криштиану Рональду и выйти в финал.

На мой взгляд, сборная Уэльса выглядит предпочтительней — особенно если вспомнить, как она разгромила сборную России со счетом 3:0, как в минувшую пятницу в четвертьфинале валлийцы не оставили никаких шансов сильной команде Бельгии, накануне казавшейся явным фаворитом.

И если 10 июля в финале Германия или Франция встретятся с Уэльсом, исход может быть любой.

А что касается боления за футбол — тут я с Акуниным согласен. В определенном смысле. Превращать страсти по футболу в Большое Государственное Дело, в инструмент нагнетания ура-патриотических настроений, изображать спортивные победы как доказательства чуть ли не генетического превосходства России над Западом — просто отвратительно. Но совсем без боления и без болельщиков — тоже едва ли получится. Лишь бы гордились люди не придуманными, а реальными достижениями сборной — и чтобы при этом большой футбол был отделен от большой политики.

...Чекисты пороли Чубайса на кухне «Вороньей слободки», более известной как дачный кооператив «Озеро» — за неправильное обращение с электрической энергией. Заодно — и за все прочие грехи.

И покуда его пороли, Анатолий Борисович сосредоточенно думал о значении русской интеллигенции, а равно — о трагедии русского либерализма.

А может, так надо, — думал он, дергаясь от ударов и разглядывая темные, панцирные ногти на ноге одного бывшего министра и соучредителя «Озера». — Может, именно в этом искупление, очищение, великая жертва?...

Примерно такая картина, навеянная мгновенной литературной ассоциацией, предстала у меня перед глазами, когда я прочитал интервью Чубайса
радиостанции Business FM на Петербургском экономическом форуме.

Если кто не помнит или вовсе не читал «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, в этом романе есть глава «Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции», героя которой, карикатурного псевдоинтеллигента, секут розгами малосимпатичные — мягко говоря — соседи по коммунальной квартире, а он пытается найти философское оправдание своей неспособности дать отпор торжествующему хаму.

Более того, когда на пороге «Вороньей слободки» вдруг появляется Остап Бендер, прерывая экзекуцию, и спрашивает у Лоханкина, хороши ли его соседи, тот отвечает: «Прекрасные люди!»

— Но ведь они, кажется, ввели в этой квартире телесные наказания? — замечает Бендер (кстати, единственный вызывающий симпатию герой книги, не лишенный ума и интеллекта, который честно признается, что ему не нравится жить при советской власти).

— Ах, — отвечает Лоханкин проникновенно, — ведь в конце концов кто знает! Может быть, так надо! Может быть, именно в этом великая сермяжная правда!

С тех пор Васисуалий Лоханкин с его «великой сермяжной правдой» стал синонимом советского и постсоветского интеллектуала, готового не только сносить всевозможные унижения от ликующей гопоты и вельможного быдла, но и оправдывать неспособность — или нежелание — постоять за себя высшими соображениями, вроде «неизбывной вины интеллигенции перед простым народом».

Порой самооправдание иных «лоханкиных» приобретало весьма наступательный и агрессивный характер.

По мне, так Анатолий Чубайс ведет себя в интервью Business FM именно таким образом. Особенно — когда, явно обращаясь к былым соратникам, оказавшимся, как он отлично знает, в эмиграции не по своей воле, заявляет:

«Если тебе не нравится этот народ — так, дорогой, тогда и не пытайся заниматься этим народом, этой страной, а занимайся другой страной и другим народом. А если ты занимаешься этой страной, тогда будь добр исходить из того, что есть вещи, которые поважнее, чем ты и твоя идеология, и это — народ этой страны».

Тут же Чубайс делает чудесное открытие: оказывается, действующая власть в России реально опирается на поддержку большинства, не важно — в 86 процентов, больше или меньше.

Ну да, соглашусь я немедленно, власть Сталина, Гитлера или Муаммара Каддафи тоже опиралась на поддержку большинства народа. Только вот стоило вождю умереть или быть убитым, как от поддержки народной не оставалось и следа. У нас любили и Хрущева, и Брежнева, и Горбачева, и Ельцина — и как же мимолетна оказывалась эта любовь! И к Путину народная любовь тоже когда-нибудь быстро развеется, как будто и не было ее вовсе.

Но пока она еще жива, Чубайс спешит оставаться
«в тренде» и рассуждает о том, что нужно создавать национальный российский, настоящий либерализм, который отличался бы своими ценностями от ценностей либертарианских, которые являются по сути своей космополитическими.

Напомните, где и когда мы это уже слышали — нет, не про «либеральную империю» — про то, что пора начинать борьбу с безродными космополитами?

Тем временем Чубайс доносит до высочайшего сведения, что у тех либералов, которые собираются на всякие зарубежные сходки вроде мартовского «Форума свободной России» в Вильнюсе, либерализм вообще носит маргинальный, антинародный характер.
«Это я бы определил одним словом — вырождение», говорит Чубайс.

А вот я определил бы этим же самым словом — «вырождение» — эволюцию самого Анатолия Борисовича.

Можно сформулировать и по-другому. «Сдача и гибель советского интеллигента» — так называется книга, которую написал полвека назад покойный Аркадий Белинков, писатель, литературный критик, бывший лагерник с 58-й статьей, диссидент, а под конец жизни — невозвращенец, добровольный эмигрант.

После книги Белинкова, как это порой случается, тема конформизма и коллаборационизма, уничтожающих трусоватых и ни в чем не твердых интеллектуалов, пусть даже бесконечно ярких и талантливых, закрыта едва ли не навсегда.

Формально эта книга — про драму писателя Юрия Олеши, погубившего себя как личность и как литератора после того, как он принял правила игры, диктовавшиеся системой. Но по сути, это книга — про всех. И про Олешу, и про его блестящих современников — Эйзенштейна, Шкловского, Эренбурга, Алексея Толстого. В некотором смысле — и про Чубайса тоже.

Аркадия Белинкова ругали: зачем он ведет огонь по своим? Зачем с такой яростной бескомпромиссностью обличает далеко не самых плохих и не самых подлых представителей советской интеллигенции, когда — куда не плюнь — есть куда как более отвратительные типы?

Ставили ему в пример Пушкина, который называл Александра I «властителем слабым и лукавым», «плешивым щеголем, врагом труда», «нечаянно пригретым славой», но незадолго до смерти написал:

Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

На что Белинков отвечал: «Проливаемая кровь, растоптанная демократия, растление народа совершаются с помощью попустительства тех, кто всё понимает, или сделал вид, что его обманули, или дал себя обмануть <....>
Cначала нужно победить предателей, которых так много под схимой страдальцев и чистоплюев, тех, кто испугался борьбы, застеснялся, струсил, перебежал и сдался».

Согласитесь, ведь сказано это про нынешнего Чубайса — пусть и почти за пятьдесят лет до наших сегодняшних грустных дней.

«Я прихвостень действующего режима» — кокетничает Анатолий Борисович. Но иногда бывает, что человек, пытаясь вот так ерничать, выносит себе очень точный, я сказал бы даже, беспощадный приговор.

Вот только интересно: когда в один прекрасный день режим рухнет, как крыша «Вороньей слободки», подожженной собственными обитателями сразу с шести концов, в чью дверь Чубайс постучит и скажет: «Я к вам пришел навеки поселиться»?

12 июня 2016

Донос

Вместо предисловия

На днях в лондонском метро появилась реклама издательства «Пингвин» — одного из пяти самых крупных в мире англоязычных издательств — с цитатой (одни считают — грубо искаженной, по мне — так вполне корректно укороченной) из романа Ивана Тургенева «Отцы и дети», звучащая в книге из уст Базарова:

«Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы <...> Бесполезные слова! Русскому они не нужны».

На рекламных плакатах нет ни имени автора, ни названия, а лишь эмблема «Пингвина» и номер книги в каталоге новой серии из 20 произведений писателей-классиков, среди которых — четверо русских: Тургенев, Толстой, Горький и Булгаков. Представители «Пингвина» объяснили, что таким образом хотели заинтриговать читателей и привлечь их внимание к новой серии. Однако многие российские блогеры устроили в соцсетях форменную истерику: мол, это сознательная акция по разжиганию антироссийских настроений в Великобритании.

В связи с этим, а также по случаю праздника Дня России, я тоже проникся государственническими национал-патриотическими чувствами и решил попробовать перо в жанре доноса -просигналить компетентным органам о существовании целой группы, возможно, организованной и действующей по предварительному сговору, писателей-вредителей. :

«Дорогие товарищи чекисты!

Доношу до вашего сведения, что не только писатель Тургенев Иван Сергеевич (большую часть жизни, между прочим, проживший в Германии и Франции), чьи безответственные высказывания используются в эти дни врагами России в виде возмутительных плакатов в метрополитене города Лондона (Великобритания), но и другие, с позволения сказать, «классики русской литературы» в действительности являются закоренелыми русофобами и ненавистниками Отечества.

Особенно, Нобелевские, мать их, лауреаты по литературе. Ну, Солженицын — ладно, этот хоть пытался под конец жизни немного исправиться. Шолохов — ну, про этого говорят, что он, может, свои сомнительные книжки не сам писал.
Но вот Бродский (обратите внимание: еврей, выехавший в 1972 году на ПМЖ в США) — этот точно махровый. Вы только почитайте:

Входит некто православный, говорит:
«Теперь я — главный.
У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
Дайте мне перекреститься, а не то — в лицо ударю.
Хуже порчи и лишая — мыслей западных зараза.
Пой, гармошка, заглушая саксофон — исчадье джаза».
И лобзают образа
с плачем жертвы обреза…

А про Пастернака и говорить нечего. Про него настоящий русский патриот, чекист Семичастный все сказал: «Свинья никогда не гадит там, где кушает, никогда не гадит там, где спит. Поэтому, если сравнить Пастернака со свиньей, то свинья не сделает того, что он сделал».

Или вот Бунин. Говорят, чуть ли не лучший из всех русских писателей-классиков, незаслуженно недооцененный. Ага, как же! На самом деле — вражина недобитая. Какую пакость в свое время написал, «Окаянные дни»! Там на каждой странице — сплошная русофобия. Ну хорошо, говорят, это Бунин сгоряча написал, озлобился от переживаний и невзгод в годы гражданской войны.
Но вот вам цитата из повести «Деревня», которую Бунин задолго до гражданской войны настрочил, когда как сыр в масле катался. Глядите, как один из героев этой повести Кузьма Красов (тоже, между прочим, русофоб законченный) своему брату Тихону концептуальную, между прочим, вещь говорит про Россию:

Историю почитаешь — волосы дыбом станут: брат на брата, сват на свата, сын на отца, вероломство да убийство, убийство да вероломство… Былины — тоже одно удовольствие: «распорол ему груди белые», «выпускал черева на землю»... Илья, так тот своей собственной родной дочери «ступил на леву ногу и подернул за праву ногу»... А песни? Все одно, все одно: мачеха — «лихая да алчная», свекор — «лютый да придирчивый», «сидит на палате, ровно кобель на канате», свекровь опять-таки «лютая», «сидит на печи, ровно сука на цепи», золовки — непременно «псовки да кляузницы», деверья — «злые насмешники», муж — «либо дурак, либо пьяница», ему «свекор-батюшка вялит жану больней бить, шкуру до пят спустить», а невестушка этому самому батюшке «полы мыла — во щи вылила, порог скребла — пирог спекла», к муженьку же обращается с такой речью: «Встань, постылый, пробудися, вот тебе помои — умойся, вот тебе онучи — утрися, вот тебе обрывок — удавися»... А прибаутки наши, Тихон Ильич! Можно ли выдумать грязней и похабнее! А пословицы! «За битого двух небитых дают»... «Простота хуже воровства»...

Или взять Булгакова — это каким же русофобом надо быть, чтобы простого русского трудящего человека собачьим отродьем изобразить?!

Впрочем, этому Булгаков у Льва Толстого научился. Этот помещик, юродствующий во Христе (правильно товарищ Ленин, основатель наших доблестных органов государственной безопасности, его так назвал!) самым первым русских людей, да не просто русских людей — защитников Отечества! — собаками назвал. Вы только посмотрите, что этот писака, отлученный, кстати, совершенно справедливо от нашей русской православной церкви, написал в мерзкой своей русофобской книжонке «Хаджи-Мурат»:

Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения.

Тут бы я еще глубже копнул: а не состоял ли этот бумагомарака в преступном сговоре с чеченскими сепаратистами? Ну и что, что давно умер? Поручите Рамзану Ахматовичу разобраться — у него и мертвый заговорит.

А Некрасов — каков негодяй?

Наконец из Кенигсберга
Я приблизился к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в г… не.
Выпил русского настою,
Услыхал «е...ну мать»,
И пошли передо мною
Рожи русские плясать.

Тут тоже надо бы разобраться: а не содержится ли в этих, с позволения сказать, виршах еще и скрытый призыв к отделению Калининградской области от России?

А уж раз зашла речь о поэтах… Пушкин вот, который «наше все»?! Вот уж кто закоренелый русофоб! И не только. Вот, полюбуйтесь:

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

Это же прямая угроза совершением террористических актов! Ну и что, что двести лет назад написано? Все равно надо, чтобы следственный комитет разобрался. Или ФСБ. Ну и что, что Пушкина почти сто восемьдесят лет нет на свете? Магнитский тоже умер, а его все равно судили. Чем Пушкин лучше — или хуже?
А он, между прочим, антироссийские настроения еще и на гендерной почве разжигал. Вот, полюбуйтесь:

Люблю их ножки; только вряд 
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.

Я считаю, что за оскорбление русских женщин этого эфиопа надо запретить к ядреней фене. Вместе со всеми прочими писателями и поэтами-русофобами.

Поручить разработку соответствующего закона настоящим русским женщинам Яровой и Мизулиной. Эти — справятся. Эти — сугубые. Коня на скаку остановят, в горящую избу войдут, если надо что-то запретить. И обоснуют все юридически — комар носа не подточит.

Да, и памятник этому клеветнику России на Тверской продолжает стоять только по преступному недосмотру московских властей. Куда смотрит оленевод? Снести на фиг, и плиткой это место закатать. А еще лучше — поставить там другую скульптуру: «Директор Департамента информации и печати МИД России Мария Захарова танцует «Калинку». Чтобы всем было видно: тема женских ног в России закрыта.
И на всякий случай разорвать дипломатические отношения с Эфиопией.

Доброжелатель.

P.S. В следующий раз напишу на Лермонтова, Салтыкова-Щедрина, Лескова, Достоевского, Чехова, Есенина и Горького. Все, как один, русофобы, враги народа, литературные власовцы — у меня на каждого цитата имеется»

Вместо послесловия (в текст доноса не входит!)
«Антирусский заговор, безусловно, существует — написал как-то Виктор Пелевин. — Проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России».

Это я к тому, что авторы рекламных щитов в лондонском метро едва ли ставили своей целью разжечь антироссийские настроения в Великобритании. Они просто загадали своей «целевой аудитории» загадку: интересно, кто и в каком произведении так метко про русских высказался?

При этом рекламщики, конечно, сознательно или бессознательно апеллировали к тому образу, который с неизбежностью возник в последние годы в сознании этой самой «целевой аудитории» — британских интеллектуалов, интересующихся изданиями классиков — после Крыма, Донбасса, малайского «Боинга», убийства Немцова, вскрывшейся спецоперации по подмене антидопинговых проб мочи во время олимпиады в Сочи, наглого вранья высокопоставленных российских официальных лиц по всем мыслимым и немыслимым поводам, бряцания оружием вдоль границ Латвии, Литвы и Эстонии, ролдугинских офшорных виолончелей, а теперь еще и после побоища, устроенного в Марселе российскими футбольными «болельщиками», на фоне которых пресловутые английские фанаты выглядят просто милыми, робкими молодыми людьми.
Кто в этом виноват? Не пресловутые ли 86 процентов? Как писал еще один закоренелый «русофоб», на зеркало неча пенять, коли рожа крива.

Принимайте пополнение, враги народа, нацпредатели, пятая колонна! Подвиньтесь чуть-чуть, уважаемые господа оппозиционеры – или кто вы там, по версии следствия? Разрушители скреп, оскорбители чувств, поджигатели сакральных дверей на Лубянке, мошенники, вымогатели, контрабандисты, расхитители бюджетных средств и даже организаторы заказных убийств – я никого не забыл?

Дайте новенькому с краешку присесть.
Спрашиваете, статья какая? Да двести пять – два УК РФ: «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».
Высказался в поддержку Надежды Савченко, когда она еще в плену была. В ответ на вопрос одного украинского СМИ, все ли делают власти Украины для ее освобождения, сказал, что могли бы и пожестче действовать – точно также, как российские власти вели себя во всей этой истории. Вот и прилетела «обратка».

Право слово, не думал, что так скоро окажусь в вашей честной компании. А напрасно – ведь сейчас только за перепост какой-нибудь крамольной заметки в соцсетях можно попасть на цугундер, а уж мне-то, регулярному сочинителю таких заметок, давно надо было ждать ответного удара.

Действительность превзошла все мои ожидания. На днях в московскую квартиру моей 88-летней тещи, где я зарегистрирован, но не живу, явились с обыском ФСБшники, полицейские, а также явно подставные понятые без удостоверяющих их личность документов, одним из которых – характерная деталь! – был ряженый «казак», явно из боевиков «Антимайдана». Ничего не нашли, разумеется, ничего не изъяли. Да и что там можно было найти, кроме книг, которые теща всю жизнь переводила и редактировала — Хемингуэя, Фолкнера, Скотта Фитцжеральда, Ибсена, Гамсуна. Множество книг современных классиков американской, шведской, норвежской литературы, изданных в СССР в 60 – 90-е годы, вышли в ее переводе или под ее редакцией. И вот, родина, так сказать, прислала запоздалую благодарность. Слава Богу, что теща была в отъезде – страшно подумать, как больное сердце пожилой женщины выдержало бы это скотство.

И ведь отлично знают эти люди, до сих пор с гордостью именующие себя людоедским именем «чекисты», что меня нет в России, что с 2008 года я живу и работаю в Украине, чего совершенно не скрываю и о чем знает вся Москва. Больше того, уже третий год, как вообще в Россию не приезжаю.

Впрочем, понятно, зачем это делается. Провели акцию устрашения. Хотят достать меня через родных. Начать оказывать на них психологическое давление, «кошмарить», создавать всяческие проблемы. Вон, жену уже пугают принудительным приводом на допрос, хотя на допросе она уже была и воспользовалась статьей 51-й Конституции, представляющей гражданину право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников – статьей, которая, слава Богу, пока еще действует. Почему вдруг понадобился повторный допрос? Да все потому же – смотри выше. Явно какой-то высокий чин приказал следователю: ты чего ее отпустил?! А ну-ка, продолжай ее прессовать!

Зачем чекисты все это затеяли на самом деле, мне абсолютно понятно. Кому не понятно – просто перечитайте публикации на моей странице в Фейсбуке или мой блог на «Эхе Москвы», и вам все будет ясно.

Но какие бы угрозы ни звучали в мой адрес, какой бы грязью ни пытались меня облить, как бы ни пытались меня запугать – в Москве ли, в Киеве или где-то еще, я не намерен отступаться от своих убеждений.

Я считаю, что Путин «вооружен и очень опасен».
Вся его политика, внешняя и внутренняя, подчиненная единственной цели — удержать власть любой ценой, ведет Россию к катастрофе. Ее надо предотвратить.

Это, если угодно, мой символ веры.

Кремль, судя по всему, всерьез рассматривает сценарий военного конфликта с Западом и, с высокой долей вероятности, может развязать этот конфликт в Прибалтике.

Я прихожу к этому крайне тревожному выводу после нескольких очевидных сигналов опасности, поступивших буквально в последние дни.

Прежде всего, я имею в виду недавнее жесткое заявление председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Россия, сказала Матвиенко, не хочет «спокойно взирать» на притеснения русских в ряде республик бывшего СССР и будет защищать своих соотечественников за рубежом.

Матвиенко называла Латвию, Эстонию, Украину и — что несколько неожиданно — Белоруссию.

Она также дала понять, что на постсоветском пространстве есть и другие государства, где надо взять под защиту этнических русских — об этом чуть ниже.

Короче, получается, что прежде Россия на эти притеснения взирала спокойно, но теперь все меняется, и Россия будет защищать русских даже вдали от своих границ. Если вспомнить, что в странах Балтии Кремль это делал уже давно, на протяжении многих лет — политическими и пропагандистскими методами, остается предположить, что теперь будут взяты на вооружение другие методы. Силовые. Как в Крыму.

Как тут не вспомнить, что предлогом для военных действий по захвату Крыма была именно якобы имевшая место угроза тамошним этническим русским — именно этим Путин изначально оправдывал свои действия.

Признаемся себе откровенно: хотя формально Валентина Матвиенко — третий человек в государстве, после президента и премьера, возглавляющий орган, который по Конституции дает президенту разрешение на ведение военных действий за пределами российских границ — что за последнее время происходило дважды: во время аннексии Крыма и накануне начала действий российских войск в Сирии — самостоятельной политической фигурой она не является и в данном случае явно озвучивает мысли и намерения Путина и путинского окружения.

Кроме того, прокремлевские пропагандисты, всевозможные адепты «русской весны» наперебой повторяли излюбленное: если бы российские военные не взяли Крым под свой контроль, то через две недели там уже были бы войска НАТО.

Не могу не вспомнить, что впервые в своей сознательной жизни я услышал нечто подобное после ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году. Потом ту же самую аргументацию — «если бы не мы, то тут уже были бы американцы» — слышал в Афганистане в 1979 году, когда СССР вводил туда своей «ограниченный контингент», а заодно ликвидировал пригласившего советские войска президента Амина, которого задним числом объявили «агентом ЦРУ».

Вот и сейчас один из известных московских ястребов, первый зампред комитета СФ по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявляет, что НАТО якобы готовит плацдарм для военного удара по России. И это — еще один тревожный сигнал: похоже на начало пропагандистской артподготовки к «превентивной» гибридной спецоперации военных и спецслужб РФ.

Действительно, сейчас в Латвии проходят военные учения НАТО, цель которых никто не скрывает — альянс отрабатывает взаимодействие разных родов войск в случае возможной российскую агрессии. При этом количество войск и техники, задействованных в этих учениях, совершенно несопоставимо с силами группировки, развернутой на российской территории вблизи латвийских границ.

Как заявил журналистам командующий национальными вооруженными силами Латвии Раймонд Граубе, в аналогичных российских учениях участвуют от 30 до 50 тысяч военных. На российской военной авиабазе в Острове в 26 километрах от латвийской границы, по словам Граубе, базируются 70-80 вертолетов. Наконец, напомнил высокопоставленный латвийский военачальник, в непосредственной близости от границ Латвии размещены ракеты «Искандер».

Те самые, с помощью одной из которых в нашумевшем документальном фильме «Третья мировая война: в командном пункте», показанном в феврале этого года по Би-би-си, начинается локальный ядерный конфликт на севере Европы между Россией и НАТО.

Причем конфликт вспыхивает, по версии создателей фильма, именно в результате сепаратистских вступлений пророссийских сил в Даугавпилсе, стремительно раскручивается примерно по тому же сценарию, что в Крыму и на Донбассе, с той разницей, что речь идет о «гибридной» войне, которую ведут на территории страны-члена НАТО «вежливые зеленые человечки», «добровольцы-отпускники», «ополченцы». Через границу страны члена-НАТО идут непрошенные «гуманитарные конвои».

На пике конфликта взрыв российского тактического ядерного заряда над Балтийским морем уничтожает два военных корабля — американский и британский.

Причем Кремль сразу начинает извиняться, ссылается на то, что командир, отдавший приказ о запуске ракеты, превысил полномочия и будет наказан. Короче, «эксцесс исполнителя».

Должен сказать, что задолго до появления фильма мне лично не раз приходилось слышать от западных дипломатов именно эту версию — что Кремль, скорее всего, в случае военного конфликта с НАТО попытается прибегнуть к тактике устрашения: однократно применит тактическое ядерное оружие малой мощности, которое нанесет минимальный ущерб, и этот инцидент тут же будет списан на какого-нибудь обезумевшего генерала.

Тем самым Запад будет поставлен перед дьявольской альтернативой: проигнорировать отговорки Москвы и нанести удар возмездия — с перспективой эскалации конфликта до масштабов третьей мировой войны, либо отступить, отказавшись от выполнения обязательств, предусмотренных 5-й статьей устава НАТО о коллективной обороне и отдав союзников на растерзание. Что, безусловно, поставит само существование Северо-Атлантического блока под угрозу кончины.

Похоже, в Кремле внимательно посмотрели фильм Би-би-си и сегодня, заявляя, что более не намерены терпеть нарушения прав русских в Латвии и Эстонии, говорят Западу: спасибо за подсказку, теперь мы знаем, как надо действовать.

Однако самый тревожный сигнал, прозвучавший в последнее время — это известный эпизод, о котором сообщили многие российские СМИ, когда на недавнем заседании президиума Экономического совета сам Путин вступил в полемику о приоритетах внешней политики со своим главным придворным либералом Алексеем Кудриным.

Напомню: Кудрин в своем выступлении призвал Путина снизить уровень геополитической напряженности, отказаться от конфронтации с Европой и Америкой, поскольку в условиях технологического отставания России и при отсутствии западных инвестиций никакие серьезные перемены к лучшему в экономике не возможны.

Путин в ответ дал понять, что никогда не будет «торговать суверенитетом» и извиняться за конфликты, которые не он начинал. Путин также пообещал защищать независимость России — внимание! — до конца своей жизни, что само по себе говорит о многом.

Диагноз плохой: Путин живет в плену своих амбиций и фобий, придуманной картины мира, в которой враги все время посягают на независимость и суверенитет России, и вообще Запад «первый начал». То есть тут Путин, как это ни парадоксально, мыслит как банальный российский обыватель, мозги которого основательно промыты кремлевской пропагандой, и даже начинает искренне верить, что нехватка качественной провизии на прилавках магазинов и невозможность ездить в дешевые туры в Египет и Турцию — результат происков враждебного Запада…

Что более существенно, не только этот эпизод, но и практически любые дискуссии о том, как вывести российскую экономику из затяжного кризиса, упираются в одно — в стремление путинского режима удержать власть любой ценой. Любые серьезные реформы невозможны без политической либерализации. Это в Кремле отлично понимают. Начав реформы, неизбежно потеряешь власть или, по крайней мере, вынужден будешь ею делиться. Единственная альтернатива — закручивание гаек, ужесточение полицейских мер, принятие новых репрессивных законодательных актов, еще более жестокая борьба с оппозицией, уничтожение последних оставшихся независимых СМИ, усиление цензуры, гонения на инакомыслящих и так далее. И все это — под флагом сплочения нации перед лицом внешней угрозы.

В результате военная конфронтация с Западом становится все более реальной. Реальнее всего — в Прибалтике.

Но могут быть и другие, более экзотические сценарии, категорически отметать которые не стоит. Тем более, как было сказано выше, Валентина Матвиенко намекнула, что на постсоветском пространстве есть и другие страны, где может понадобиться защищать этнических русских.

Давайте подумаем, на что она намекает? Полагаю, прежде всего, на Казахстан, где в последнее время обстановка дестабилизируется.
В Алма-Ате в начале 20-х чисел мая прошли самые многочисленные за всю постсоветскую историю Казахстана выступления оппозиции (в абсолютных цифрах не особенно впечатляющие, но лиха беда начало, как говорится). Вслед за ними случились беспорядки в Актобе (бывшем Актюбинске), вроде бы, инспирированные исламскими радикалами. Это совсем рядом с российской границей. Отличный предлог начать срочно защищать русских — от невесть откуда появившихся исламистов. А может, от «цветных» революционеров казахского происхождения.

Еще интереснее то обстоятельство, что Матвиенко в своем заявлении упомянула Белоруссию. Хотя и Назарбаева сложно упрекнуть в русофобии, он все же строит казахское национальное государство — строит, как умеет. В процессе такого строительства у русскоязычных граждан могут быть проблемы. Ну или хотя бы жалобы. Но уж белорусские-то власти обвинять в угнетении этнических русских — это вообще, казалось бы, полный абсурд.

Если бы не одно обстоятельство. И Лукашенко, и Назарбаев все чаще осторожно, но довольно недвусмысленно выражают недовольство состоянием дел в Таможенном союзе и других совместных с Россией «интеграционных» проектах, аккуратно, но упорно сопротивляются попыткам Москвы создавать в рамках этих проектов наднациональные органы, не признают российской аннексии Крыма, ни поддерживают позицию Москвы по другим вопросам, касающимся Украины.

Вот тут-то невольно возникает вопрос: а не появился ли в Кремле соблазн под флагом защиты русских в Белоруссии и Казахстане создать ряд серьезных проблем Назарбаеву и Лукашенко, напомнить обоим, кто в постсоветском доме хозяин, и что может случиться со строптивыми лидерами, возомнившими, что могут делать все, что заблагорассудится.
Тем паче, что российское вмешательство в далеком Казахстане или в вотчине «последнего диктатора Европы» (на самом деле, предпоследнего — Путин-то с некоторых пор покруче будет) не вызовет столь болезненной реакции, как военные авантюры в Прибалтике.

Во всяком случае, я бы со всей серьезностью отнесся к предупреждению искушенного украинского политика и опытного дипломата Романа Бессмертного, раньше служившего послом в Белоруссии, а до недавнего времени работавшего в трехсторонней группе по имплементации Минских соглашений, который несколько дней назад выступил с предупреждением: Россия приступила к реализации «донбасского сценария» в Беларуси и Казахстане, где также грядет создание «народных псевдореспублик».

Но это, повторяю, экзотические сценарии. А вызовы безопасности Латвии и Эстонии (в меньшей степени — Литвы, где очень мал процент этнических русских и сглажены острые углы межнациональных отношений, хотя смелый и решительный внешнеполитический курс Вильнюса вызывает в Кремле больше всего ненависти) — суровая реальность.

Впрочем, знаменитый британский журналист Эдвард Лукас, едва ли не первым заговоривший об угрозе безопасности Запада, исходящей от путинского режима, считает: главная цель России состоит в том, чтобы добиться своего без полномасштабной войны. «Если тебе удается сбить противника с толку, оставить без друзей и сломать его волю, воевать не требуется».

Эдвард Лукас полагает, что сегодня гораздо большую угрозу для Запада представляет подрывная деятельность российских спецслужб в Европе. Ссылаясь на мнение авторитетного британского специалиста по разведке Марка Галеоти, он пишет, что пока западные разведки занимаются рутинным сбором информации, российские спецслужбы организуют убийства, шантаж, подкуп нужных людей, а также подрывные пропагандистские акции.

Такие «активные мероприятия» имеют целью свержение и дестабилизацию европейских правительств, операции в поддержку российских экономических интересов и атаки на политических противников Кремля. Страны Запада только начинают разбираться со всем этим, в том числе и со странным переплетением российской разведки с преступностью, бизнесом и пропагандой.

И все же, при всем уважении к аналитическим способностям и познаниям Эдварда Лукаса, с которым я имею удовольствие быть знакомым еще со времен его работы в Москве корреспондентом влиятельного британского журнала «Экономист», я не преуменьшал бы военную угрозу миру, исходящую от путинского режима.

Строго дозированное бряцание оружием, поначалу рассчитанное исключительно на отдельных слабонервных европейских лидеров, постепенно переходя в привычку, может не довести до добра. Заряженное ружье, с которым все время балуются, рано или поздно стреляет.

Не верите? Но ведь который уже год во время торжеств в честь победы над гитлеровской Германией люди, к этой победе никакого отношения не имеющие, в жизни не нюхавшие ни запаха крови, ни пороха, хвастаются самоуверенно: «Можем повторить».

Хвастаются, хвастаются и в один прекрасный момент могут окончательно в это уверовать.

Ах, как это напоминает конец 30-х! Если завтра война, если завтра в поход, броня крепка и танки наши быстры, когда нас в бой пошлет товарищ Сталин и на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом!

Потом была катастрофа 1941 года. Хотите повторить?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире