kataev_

Дмитрий Катаев

18 июля 2017

F

Опять «яблочники» демонстрируют сверхбрезгливость и сверхпринципиальность — теперь в отношении дискуссии Навального с Гиркиным. Никак не поймут, что принципы бывают разного уровня. Ради более высоких можно поступиться второстепенными. Вот в прошлом году в очередной раз они не поступились, побрезговали союзниками — и оставили демократических избирателей без представительства в Парламенте, а свою партию — теперь уже без всяких перспектив. Тем более, что и ошибки признать не смогли.

И вот теперь. Ох, ах, как это — Навальный будет дискутировать с Гиркиным, у которого руки в крови?!

А у меня простой вопрос: Григорий Алексеевич в очередной раз собирается в президенты. Мы легко представим себе, что Навального не зарегистрировали кандидатом. Далее, как нам часто предлагают, напряжем воображение. Представим себе: активность избирателей все-таки высокая, Григорий Алексеевич опередил Зюганова, и вот Путин и Явлинский вышли во второй тур. Тоже трудно представить себе, но  уж попытаемся: Путин не побоялся дебатов с Явлинским. А Явлинский? Он что — считает Путина в моральном отношении выше Гиркина? Меня как избирателя это очень разочаровало бы… Значит, уж придется Григорию Алексеевичу признать, что можно для пользы дела поступиться принципами и вступить в прямую дискуссию даже с Владимиром Владимировичем…

Дошло, уважаемые «яблочники»?

Многие демократы (например, Г. Явлинский) не одобрили призыв А. Навального прийти 12 июня на Тверскую вместо «согласованного» властью проспекта Сахарова. Я  с ними не согласен. Ведь власть согласовала «митинг» без звукоусилителей и  экранов. Заявленная численность митинга была – 15 тысяч, а мегафон слышат всего лишь человек 500. Т.е. фактически был согласован «митинг» без выступлений. Согласовать митинг, но немой, было со стороны власти  лицемерием, демонстративным издевательством, провокацией. Правильно сделал Навальный, что отказался и пригласил москвичей на гуляние.

Ошибка команды Навального, думаю, была в том, что «Тверской» вариант не был подготовлен. К «Тверской» следовало готовиться заранее, не менее тщательно, чем «к проспекту», и готовить общество. Возможно, что и власть тогда еще подумала бы, настаивать ли на немом митинге. И протестующих пришло бы еще больше.

Нам вскоре предстоят выборы:  в этом году 10 сентября -  депутатов местного самоуправления в Москве (от них зависит, в частности, регистрация кандидата в  мэры), в будущем году – президента и мэра Москвы. Формируются команды, идут переговоры, политическая картина – сложная…  И власть готовится, наверняка планирует очередные пакости. Очень не  хотелось бы повторять ошибки прошлых лет – протесты задним числом, «вслед уходящему поезду». Необходимы упреждающие требования. Очень нужна упреждающая массовая акция с требованием зарегистрировать кандидатов, чтобы избирательная комиссия не подменяла собой избирателей. Но ее, наверно, «согласуют» примерно так же, как 26 марта и 12 июня.

Вот с точки зрения этих перспектив давайте разберем недоработки подготовки к Акции 12 июня  по пяти направлениям.

1.     26 марта на Тверской «гуляли» в основном протестующие. К 12 июня было ясно, что много будет и празднующих. Надо было отличить одних от  других. При запрете на лозунги, флаги и т.п. – как отличить? Да очень  просто! Любым внешне нейтральным простым самодельным значком (как белая лента в 2012-ом году). Значок заменил бы и флаги, и лозунги – они бы подразумевались. Причем давно нужен значок не  одноразовый, а постоянный. Он должен обозначать не членство в организации, не  обязательное согласие с каждым положением какой-нибудь программы, а  принадлежность к протестному демократическому движению в самом широком смысле.

2.     Организаторы митинга или избирательной кампании всегда стремятся свести к минимуму количество тем, чтобы не распылять внимание избирателей. 26-го марта акция проходила под свежим впечатлением от  антикоррупционного фильма «Это вам не Димон», и правильно было ограничиться единственной темой: «Требуем ответа!», «Нет – коррупции!». А к 12 июня история с Димоном чуть-чуть приелась, был государственный праздник «День суверенитета России», и здесь требовалась Резолюция митинга, более содержательная, подготовленная с участием представителей других партий, максимально широко обсужденная и распространенная заранее. Это не противоречило бы генеральной идее борьбы с коррупцией, потому что коррупция — проблема комплексная, антикоррупционный аспект включает все остальные. Например, пресловутый закон «о реновации» создает небывалые возможности для произвола строительно-земельной олигархии, а значит, и для коррупции. Участие в Акции на Тверской 12 июня, да  еще со значком, означало бы поддержку (в общем) опубликованной Резолюции.

3.     Инициаторам Акции следовало более жестко отмежеваться от нарушений провозглашенного «регламента». Мы гуляем — значит гуляем; кто нарушает – провокатор; объявлять гуляние а на самом деле митинговать – лицемерие, пусть уж оно остается «прерогативой» власти.

4.     И, конечно, все это надо было заблаговременно довести до общества – готовить «к проспекту» и «к Тверской»  параллельно, оставив на последний день только  окончательный выбор.

5.     Жизненно необходимо сотрудничество сторонников демократических преобразований, опять-таки в самом широком смысле. И начинать его надо в каждом случае с приглашения к совместному решению, чтобы не  выглядело так, что вот наша команда проявила инициативу, а вы, остальные – массовка, подключайтесь, чтобы не остаться в стороне.

Предлагаю объединяющий значок – колокольчик. Симпатично, вроде бы нейтрально, и со смыслом.

Можно вырезать из фото сувенирного колокольчика. 

Можно и металлический сувенирный прицепить на одежду или на сумку – пусть звенит!

А можно и фото цветка использовать – одного из наших самых распространенных и  красивых.

35 лет назад моя мама, Мария Терентьева, написала стихотворение:

Мой предок был ростовским звонарем,

Стоял на колоколенке дощатой,

Нависшей почернелым горбылем

Над избами, над мельницей крылатой.


И медный голос далеко гудел,

Будил и трогал древнюю Россию.

О, если б мне в круженье спешных дел

Понять те зовы, волшебство осилить!


И путника спасти – звонить в метель,

О бедствии заговорить громово,

Сзывать на сход застывших в немоте,

Раскачивать окрепнувшее слово!..

 Пусть изображение колокольчика появится везде: на одежде, на стене, на тротуаре. А  можно метровое – на окне, на каком-нибудь 12-ом этаже!

Пусть звонит!



5 июня Мосгоризбирком подтвердил законность городского референдума с  вопросом «Вы за проведение реновации жилищного фонда в Москве в соответствии законом №14 от 17 мая 2017 года «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве?» Теперь решение о законности этого вопроса должна принять Мосгордума.

Чисто городского Референдума в Москве еще не бывало. Несколько попыток инициировать городской или районный референдум  отбивались властью.  Видимо, поэтому очередная инициатива, преодолевшая пока лишь первый барьер, у многих вызывает энтузиазм. Как это здорово – спросить у народа! Между тем формулировка вопроса – дело очень тонкое.

Власти будет очень выгоден ответ «Да!» на приведенный выше вопрос, сформулированный партией «Альянс зеленых». И именно такой ответ запрограммирован. Ведь с очень многими домами действительно что-то надо делать. И поскольку понятие «реновация» в федеральном законодательстве не определено, то большинство граждан поймут его с точки зрения своего здравого смысла, не учитывая, что он не всегда (мягко говоря) совпадает со смыслом, вкладываемым Правительства Москвы. Правда, вопрос «Альянса зеленых» содержит еще и ссылку на Закон Москвы «О дополнительных гарантиях…». Основные гарантии этого закона изложены здесь. Увы, со многими из  них — такая же проблема, как с понятием «реновация». Только один пример: «для жителей пятиэтажек, окрестных домов и всех москвичей — комфортная городская среда. В этих целях Правительство Москвы утвердит требования…» Стоп! Многие из этих требований уже установлены федеральными законами. И именно это – центральный момент кампании Правительства Москвы за реновацию: на федеральном уровне получить право самому устанавливать для Москвы эти требования. Причем в Законе о дополнительных гарантиях не  упоминаются требования к плотности застройки (максимум квадратных метров жилья на гектар территории) и к инсоляции (минимум часов солнечного освещения жилья). Федеральный законопроект предполагает отдать это на усмотрение Правительства Москвы. И нет гарантий, что новые требования будут благоприятнее для москвичей, чем ныне действующие федеральные. Есть уверенность в обратном, иначе зачем добиваться разрешения федерального законодательства? Для принятия лучших требований разрешения не нужно. Претензии к федеральному законопроекту лучше всего, на мой взгляд, изложены здесь, здесь и здесь. Посмотрим, какие поправки будут приняты при втором чтении проекта в Госдуме 9 июня. Уверен, что самые принципиальные возможности для произвола Правительства Москвы – останутся.

Итак, получив положительный ответ москвичей на  вопрос в формулировке «Альянса зеленых», Правительство Москвы, конечно, будет интерпретировать его и как поддержку федерального законопроекта, узаконивающего произвол.

Вот эту задачу и должен решить, по моему мнению, один из вопросов референдума. Примерно, в предварительном порядке, так: «Согласны ли Вы, что Правительство Москвы должно иметь право самостоятельно принимать градостроительные и санитарно-эпидемиологические законы и нормативы, отличные от федеральных? Да или нет?» К сожалению, федеральный закон о референдумах не  допускает регионального референдума о федеральном законе, даже если этот федеральный закон распространяется лишь на данный регион… Так что нужно серьезное обсуждение специалистов.

Еще сложнее проблема с правами общей долевой собственности на придомовый земельный участок и личной собственности на жилье. Здесь законопроект нарушает Конституцию. Принятие решения о реновации хотя бы и двумя третями голосов, предусмотренное московским законом о дополнительных гарантиях, не может отменить Конституцию. И московский референдум тоже не может. Подкрепить эту позицию вопросом городского референдума, конечно, хорошо бы, но  как? Не выносить же на городской референдум вопрос об обязательности соблюдения Конституции!

Только для аварийного дома решение о реновации дома может быть принято вопреки воле собственника. Но не о собственности на  земельный участок! И даже в этом случае реновация – это вовсе не обязательно снос. Нужен конкурс проектов реновации для каждого типа домов. Для всего этого не нужно менять законодательство.

Объединяя же аварийные дома в одну проблему со  всеми остальными, инициаторы реновации очень лукавят. Проблемы неаварийных домов собственники должны решать сами, а дело властей – помочь им экспертами, вариантами проектов, финансовыми льготами и т.д. Вот здесь, возможно, и  понадобятся изменения федерального законодательства, и не только для Москвы. Но  как раз вопросы реализации прав собственности  пока не обсуждаются.

А референдумом хорошо бы обязать Правительство Москвы наконец предоставить гражданам документы на земельные участки, сформированные при строительстве каждого дома, и оформить надлежащим образом права граждан на каждый участок.

Предложение: Штабу, созданному инициаторами межпартийного Марша против реновации 28 мая, договориться с инициаторами массовой акции 12 июня о включении в повестку дня акции проблемы реновации, в  том числе референдума по намеченным выше вопросам. Кстати, тем коррупциогенности федерального законопроекта о реновации как-то не очень обсуждается, видимо, ввиду ее очевидности. Но в отзывах на законопроект, в том числе официальных, она очень даже присутствует.

Нам настойчиво объясняют, как срочно необходимо в Москве принимать меры по реновации жилья. Каждый день на счету! Вот даже второе чтение проекта закона для Москвы Совет Госдумы перенес с 5 июля на 9 июня, говорят, – по просьбе Президента. «Хватай мешки, вокзал отходит!»

Но что в остальной России? Ведь в остальной России доли аварийного, ветхого, ветшающего, некомфортного, морально устаревшего жилья – гораздо больше, чем в Москве! Но нет денег на реновацию. А если в каком-то регионе деньги «нашли», то  у строителей связаны руки, потому что у них нет и пока не предвидится такого замечательного закона, какой готовится в Госдуме для Москвы.

Значит, через несколько лет Россию ждет жилищная катастрофа!!!

Куда смотрит спикер Госдумы?

Куда смотрит Премьер?

Куда смотрит Президент?

Или я чего-то не понимаю… Или законопроект №120505-7 о реновации для Москвы просто пришит белыми нитками к реальным проблемам – к «затовариванию» строительного комплекса готовым непроданным из-за кризиса жильем и к совершенно разным проблемам совершенно разных домов: одни дома — аварийные, годами ждущие расселения (но для них денег пока не «находили»); другие – стареющие. Но во всех случаях надо бы начать городу совместно с собственниками: с обследования состояния дома, с документов на земельный участок, выделенный при строительстве, с вариантов решения проблемы.

А законов для всего этого – предостаточно. Если же нет, то пусть власть приведет несколько типичных примеров, на каждом из которых докажет: проблему такого-то дома невозможно решить без изменения федерального законодательства, и это изменение уже предусмотрено таким-то пунктом законопроекта №120505-7.

Пока же Москве грозит другая катастрофа – когда будет узаконено беззаконие строительной олигархии. И это непосредственно касается каждого москвича, а не только жителей домов, подлежащих реновации. Потому что каждому придется несколько лет жить на стройплощадке, а потом делить двор и социальную инфраструктуру с приезжими, которые купят жилье на месте снесенного и тем окупят «реновацию».

Мы с вами увлеченно обсуждаем реновацию, словно нас, детишек, взрослые дяди привели в детскую комнату и показывают мультики  — какое будет нам счастье, хотим мы или не хотим. Развлекают, чтобы мы не мешались. А в соседней комнате за стенкой тем временем решают серьезные вопросы. И что это за вопросы?

Они собраны на 33 страницах известного законопроекта об изменении федерального закона о столичном статусе Москвы и других законодательных актов РФ в части установления особенностей реновации жилищного фонда в Москве. Под предлогом московских особенностей реновации изменяются

8 федеральных законов, непосредственно регулирующих обширный комплекс правовых норм гражданского, имущественного,  жилищного, градостроительного, земельного, административного, судебного, информационного, экологического, санитарно-эпидемиологического и других отраслей законодательства.

Законопроект внесли 13 депутатов Госдумы и Совета Федерации. Чтобы однозначно показать направленность законопроекта, достаточно назвать одного из депутатов-авторов – В.И. Ресина. При Ю.М. Лужкове он был первым замом мэра и  возглавлял московский строительный комплекс. Во многом именно он положил начало уничтожению исторического облика нашего города, зеленых насаждений и тысяч гаражей в кооперативах, хищнической «точечной» застройке нашей земли в наших микрорайонах, перенаселению Москвы и  транспортному кризису, прокладке автомагистралей-душегубок сквозь жилые микрорайоны — и все ради фантастического обогащения строительной олигархии во  главе с супругой Лужкова. Конечно, федеральная власть не могла оставить такие источники доходов в «чужих» руках, — и вот Лужков отставлен, но дело его живет и побеждает (кстати, теперь В.И. Ресин проталкивает в Москве программу «200 храмов». Зачастую под эти храмы отводятся участки за счет зеленых зон. Вот уж  послал Бог «крестоносца»…)

Конкретный и аргументированный юридический анализ законопроекта должен иметь объем, очевидно, не меньше самого законопроекта. Такой анализ проведен неоднократно. По-моему, лучше всего – депутатом Госдумы Г.П.  Хованской. Пересказывать его нет смысла, остановимся только на двух характерных моментах законопроекта.

Первый. Слово «реновация» в разных падежах и т.д. встречается в законопроекте 64 раза, и столько же раз оно, предполагается, перекочует в федеральное законодательство. Но определения понятия «реновация» в федеральных законах нет и не предлагается. Т.е. все измененные федеральные законы получатся – не известно о чем. Любой чиновник, судья, застройщик будут понимать их как прикажет начальство, и уж точно, при этом не  посоветуются с Вами. Кстати, и мы с Вами сейчас вынуждены обсуждать не известно что…

Так вот, эти проектируемые изменения законодательства направлены в одну сторону: полностью развязать руки московской строительной, земельной и жилищной олигархии, избавить ее от рамок и ограничений. Для этого одни положения федеральных законов и нормативы (градостроительного проектирования, санитарно-эпидемиологические, экологические) для Москвы отменяются, а установление  других перепоручается московской власти.

Вы только представьте себе книгу:  девять объемистых законов, и из нее   вырезаются в общей сложности 33 страницы, причем не подряд, а выборочно – самые «интересные» места. В этой массе «интересного» мы не должны потерять главное – планомерное наступление государственной бюрократии на институт собственности в России.

 

Неявно насаждается утверждение, будто законопроект о реновации касается «только» примерно полутора миллионов москвичей, чьи дома будут снесены, а сами они будут переселены. Тоже, конечно, огромная цифра! Но это ложь. Он касается Вас, в каком бы доме Вы ни жили. Потому что, даже если Ваш дом уцелеет, Вам предстоит 3-4 года жить на  стройплощадке; а затем на месте дворовой парковки, детской площадки или скверика, которые пока по закону Ваши (хотя московская власть этого не признает), вырастет 25-этажник и заслонит Вам солнце, и будет заселен приезжими, которые заполнят детские сады, магазины, поликлиники, автобусы и т.д. Если у Вас есть бизнес, то  его «отожмут», потому что под предлогом реновации, будьте уверены, обновится и  состав малых предприятий в микрорайоне, и арендаторы офисов. И Вы догадываетесь, в чью пользу они обновятся и на каких условиях.

И еще один примечательный момент законопроекта, на который пока не очень обращают внимание. Законопроект в  значительной мере выводит Москву из федерального конституционного и законодательного поля! А это – сепаратизм, гораздо более реальный и опасный, чем многое, что сейчас так квалифицируется. Ссылка на столичный статус Москвы – это, конечно, творческая находка авторов. «Благо» этот статус предусмотрен Конституцией, а определение столичности в Законе о статусе столицы нетрудно подправить. И опять мы с Вами останемся не  при чем с нашей здравой уверенностью, что коррозия сварных стыков в конструкции пятиэтажки от столичного статуса не зависит…

Но беззаконие и сепаратизм узакониваются таким образом не только для Москвы. Они будут расползаться. Как нынешний законопроект «для Москвы» был апробирован в Сочи в режиме предолимпийского беспредела, так и  за московским беспределом наверняка последует всероссийский. А земля и бюджет, чтобы растащить, найдутся везде.

 

Проблема физически изношенных и морально устаревших зданий тоже, конечно, существует. Она второстепенна только в  сравнении с узакониванием беззакония для всей Москвы. Тем более, что беззаконие обрушится в первую очередь именно на эти здания. Вот только решать эту проблему должны не власти, а собственники и жители этих зданий с помощью властей. И  решать на совсем иных принципах.

Во-первых, определить те дома, состояние которых действительно приближается к угрожающему. Для этого надо всего лишь  выделить из бюджета небольшую сумму. На нее жители каждого «подозрительного» дома наймут среди своих соседей специалистов, которые вместе с чиновниками Жилищной инспекции детально обследуют дом и обнародуют «диагноз», а заодно откопают в тайниках архивов и обнародуют документы БТИ не только на дом, но и на земельный участок, когда-то выделенный под  строительство и эксплуатацию дома.

Во-вторых, объявить открытый конкурс проектов реновации домов каждого «подозрительного» типа. Не будем забегать вперед, но есть московские и зарубежные примеры  успешной и экономически целесообразной реновации таких домов. Провести выставку проектов. Проекты, выигравшие  конкурс, осуществить в  нескольких экземплярах. И вот тогда не чиновники, а собственники для своего дома и участка «на натуре» решат, что им больше подходит. Не исключено, что снос и новое строительство, финансируемое под залог высвобождающейся земли, подойдут больше. Так или иначе – понадобится подрядчик. Конкурс подрядчиков помогут организовать власти и общественные организации… Логично и красиво? Вот только 50-процентные откаты и «высвобождение» участков под строительство коммерческих 25-этажников не вписываются в эту схему. Но давайте сделаем ее темой предстоящих кампаний по выборам муниципальных депутатов и мэра Москвы!

Напомню однако, что выше речь идет только о тех домах, состояние которых, объективно оцененное, приближается к  угрожающему, т.е. для которых реновация необходима.

А остальные? Например, кирпичные пятиэтажки, выходящие на Профсоюзную улицу в Академическом районе, где я  когда-то был депутатом Мосгордумы? В одном из них в собственной небольшой двухкомнатной квартире живет моя бывшая активная помощница. Ей недавно исполнилось 90 лет. Она с трудом, но поднимается без лифта к себе на третий этаж и никуда не хочет переезжать! И никто – ни мэр, ни царь и ни сосед — не  вправе ей приказать даже в интересах большинства соседей, и уж подавно – в интересах хоть бы и всей российской олигархии. Что же делать? Да в смысле реновации — ничего! Ее собственность священна. В центре Москвы полно домов и еще меньшей этажности. Что же, их все – под снос?! Кстати, мэр, возможно, скажет: туда и дорога… Нет! Готовить капитальный ремонт. Наконец-то вспомнить о задолженности государства по  капремонту, установленной статьей 16 Федерального закона о приватизации жилья еще в 1991-ом году.

Есть небольшой, но шумный процент людей, которые не тратились на евроремонты, не шибко тратятся на своих многочисленных детей и теперь увидели перспективу халявы. Власть их сейчас, как бывало при коллективизации, мобилизует в эдакие «комбеды» – против «зажиточных» и «кулаков». Но так или иначе, но их проблемы придется решать. Наверно, через льготную ипотеку. Но объем этой проблемы совсем не велик в сравнении с той, на которую сейчас замахивается московская власть.

 

Понимая шаткость авантюры с реновацией, власть тратит небывалые усилия на пропагандистское обеспечение (эх, эти бы силы и средства – да на просвещение в жилищной и земельной сферах, в сфере местного самоуправления и т.д.)…  2 мая выпущено Постановление Правительства Москвы №245-ПП «Об учете мнения населения по  проекту реновации жилищного фонда в городе Москве». В его основе — первоочередной перечень на реновацию, сочиненный Правительством Москвы. Этот перечень официально не оформлен, состав его плывет… И вот москвичам, живущим в домах, внесенных (?) в перечень, предлагается проголосовать – «за» они или «против» реновации. Т.е. предлагается путем голосования распорядиться собственностью соседа. Стать соучастником конфискации. Вопреки Конституции и всему законодательству о  собственности… И уж подавно вопреки порядку принятия решений Общим собранием собственников, установленному Жилищным кодексом. Можно даже – вовсе без Общего собрания, через систему «Активный гражданин» — очевидно, под «честное слово» распоряжающихся ею чиновников. Срок на знакомство с состоянием дома, законопроектом, перспективами – месяц! Московская власть так уверена во  вседозволенности, что пошла на прием уж вовсе анекдотический: голоса не голосовавших засчитываются «за» реновацию. Почему  так? Потому что так поручили избиратели на  выборах?  Но тогда, в прошлом, Сергей Семенович в реновациях замечен не был – ни у себя в Тюмени (если не считать замены бордюров), ни когда баллотировался в мэры Москвы. Иначе он не дотянул бы до 50% голосов, и пришлось бы ему во втором туре выборов лицом к лицу дискутировать с А. Навальным… А вот тогдашние оппозиционные кандидаты нынче все дружно против законопроекта о реновации, что вполне согласуется с их позицией кандидатов в  мэры 2013-го года. Поэтому голоса «молчаливого большинства» надо бы засчитывать против реновации! И пусть кто-нибудь попробует доказать, что в этом моем рассуждении меньше логики, чем в  Постановлении № 245 Правительства Москвы.

Итак, в воскресенье 14-го мая в 14 часов – на проспект Сахарова, на митинг против этой авантюры московской олигархии! Жаль, конечно, что договорились не представлять там оппозиционные партии. Видимо, таково условие мэрии устроителям митинга. А по-моему – что оппозиционные партии, что инициативные группы граждан, независимо от политического «цвета» — все теперь оппозиция, и особенно – с точки зрения власти. И в этом она права.

К репортажам о сегодняшней «прогулке по Тверской» мне представляется интересным добавить следующее.


2706960

Скандирование лозунга -  «Власть к ответу!» — я сегодня услышал впервые (для смеха: первый раз я  его расслышал как «власть – в котлету!».

О численности участников:
2706962

2706964

на тротуарах у  Белорусской движение к центру уже явно преобладало, а на подходе к Маяковской и  далее к центру вот такая толпа заполнила обе стороны Тверской. Толпа была такая плотная, что  идти быстрее или медленнее нее было невозможно. Встречные прохожие могли пройти только цепочкой по одному вдоль края тротуара.

И обратите внимание: столько людей пришли на  несанкционированную «прогулку», вопреки запугиванию!

Вглядитесь в лица: в основном молодежь, и никакого озлобления.

Еще забавная деталь: подвешенные ботинки – начинает работать новая символика презрения к власти.

2706966

PS  Прошу извинить: на фотках часы спешат на 1 час.

Большой Москворецкий мост называют «Немцов – мост» после 28 февраля, когда на нем был  убит политик федерального уровня Борис Немцов — бывший губернатор, вице-премьер, сопредседатель оппозиционной партии, автор   дюжины аналитических докладов типа «Путин – итоги», «Путин – коррупция», «Лужков – итоги». Реакция власти на  все, связанное с этим убийством, и в частности на требование демократической общественности создать на месте убийства мемориал, –  настолько демонстративно вызывающая, можно сказать – провокационная, что наводит на мысли о соучастии и уж точно – о  попустительстве преступлению. Отчасти, наверно,  в ответ на демонстративную позицию властей москвичи и приезжие приносят цветы на место убийства,  и там возник народный мемориал.

 2698006
Фото автора 26.02.2017. 

И когда появилась информация о публичных слушаниях по проекту капитального ремонта этого моста, — у тех, кому не все равно, первая мысль была: это для власти способ уничтожить народный мемориал.

О публичных слушаниях, «состоявшихся» 7-го марта, достаточно подробно рассказали, например,   А. Наумычева на  сайте «Эха», А. Тищенко на сайте радио «Свобода». Но некоторые, на мой взгляд, важные вещи остались незамеченными.

 

Собрание участников слушаний было назначено: (1)  на предпраздничный день 7 марта, (2) на 11 часов, хотя закон требует – не раньше 19 часов, (3) в помещении, где с трудом уместились 55 человек, при этом два десятка журналистов толпились в дверях, фотографируя поверх голов друг друга.

Пункты (2) и (3) прямо нарушают статью 68 Градостроительного кодекса города Москвы; пункт (1) явно противоречит духу Закона. ВЕДУЩИЙ СОБРАНИЕ РУКОВОДИТЕЛЬ ГБУ «ГОРМОСТ» Ю.А. ИВАНКОВ С ЭТИМ СОГЛАСИЛСЯ. К тому же перед собранием в интернете не было положенной по закону информации о проекте, в  частности, обоснования – почему из множества городских нужд выбрана именно эта и именно сейчас. Поэтому ДАННОЕ СОБРАНИЕ, КАК  И ДАННЫЕ «ПУБЛИЧНЫЕ СЛУШАНИЯ» В ЦЕЛОМ – НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ.

 

Следует, однако, отметить, что на собрании была дана информация, позволяющая надеяться на благополучное разрешение конфликта между демократическим сообществом и властью. Ясно, что мост, построенный 80 лет назад, нуждается в капремонте. И проекты капремонта разрабатывались задолго до  убийства Немцова. Докладчик по проекту А.Н. Барбинов сообщил, что ремонтироваться будет сначала одна половина вдоль моста, а потом – другая; движение прерываться не будет, уж по крайней мере – пешеходное. Он передал мне «Презентационный материал для публичных слушаний. Капитальный ремонт Б. Москворецкого моста», там сказано: «Движение пешеходов осуществляется по  тротуару, находящемуся вне зоны производства работ.»  Ведущий собрание руководитель Гормоста Ю.А. Иванков на мой прямой вопрос это подтвердил. Таким образом, ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ НАРОДНОГО МЕМОРИАЛА ОСТАЕТСЯ, только придется временно перенести его на другую сторону моста. В связи с капремонтом, который дает хорошую возможность устроить на тротуаре балкон для мемориала, нужно повторно обратиться к мэру: принять решение до истечения 10 лет формально вправе только он,  на деле, видимо, — только Президент, для этого им требуется «только» уважение к обществу.

Как всегда, много вопросов вызывают «конкурсы» исполнителей работ, но  это особая тема.

 

Случай этот высветил и несравненно более широкую проблему: МОСКВА НЕУПРАВЛЯЕМА! Вот сейчас общественность фактически случайно узнала о проекте ценой (предварительно) 3,3 млрд руб. Оправдана ли цена? Оправдана ли  очередность? Была ли независимая экспертиза? ВЛАСТЬ ОБЯЗАНА ОТВЕТИТЬ В ИНТЕРНЕТЕ К ОБЕЩАННЫМ ПОВТОРНЫМ ПУБЛИЧНЫМ СЛУШАНИЯМ.

А ведь подобных объектов в городе множество. Еще 18 декабря 2014 года, осмотрев результаты работ по капитальному ремонту Сайкинского путепровода, мэр сказал: «…Была принята ПРОГРАММА реконструкции и восстановления путепроводов, мостов, пешеходных переходов. За последние два года таких объектов, которые находятся в  стадии реконструкции, около ста. Эта программа практически полностью завершена, большая часть таких путепроводов уже реконструирована». Где эта программа? Кто ее публично обсуждал? Сколько средств на нее было выделено, во сколько она реально обошлась? Где отчет? Где заключения независимых специалистов? Есть ли ныне действующая программа? Я искал ответы, но не нашел. Если кто сумеет найти, —  пожалуйста сообщите в комменте к этому посту.

Когда-то подобные программы принимались Мосгордумой. Но то были другая Дума, другой мэр и вообще другие времена… Кстати, в будущем году – очередные выборы и Президента, и мэра Москвы.

На сайте «Эха» уже есть прекрасные репортажи о марше памяти Немцова. Но есть чего добавить, не дублируя. Сколько было тысяч народа? Судя по длине колонны (см. фото 21-23), — не меньше, чем на предыдущих маршах. То, что полиция врет – понятно. Ведь если бы она сейчас сказала правду, то должна была бы признать: либо раньше она занижала численность в разы, либо теперь она в разы выросла.

И еще один комментарий. Исполнилось 100 лет Великой Российской демократической февральской революции. Я сейчас довольно много о ней читаю, и вот наткнулся на данные: в январе 1917-го года в 12–ю годовщину «Кровавого воскресенья» в память о нем в России бастовало 700 тыс. человек! А убийство Немцова – случай, по-моему, сравнимый… И вот выходят несколько десятков тысяч человек, и это вроде много. Остальные – на генном уровне отучены советской властью, да и путинская уже руку приложила. Тогда, в 1917-ом, конечно, не только и не столько годовщина «Кровавого воскресенья» была поводом. На фронте Россия потеряла миллион убитыми и три миллиона пленными. Инфляция в 1916-ом году составила 93,5%. И т.д. Результат известен. Нам до такого кризиса еще далеко. Будем ждать дальнейших ухудшений?

Остальное – на уже опубликованных и на моих фотках:

01. Здесь плакаты проходят незаконную цензуру.JPG

Здесь плакаты проходят незаконную цензуру.

02. Подсчет прошедших ворота.JPG

Общественные организации, созданные для контроля выборов, подсчитывают прошедших через магнитные рамки.

03. Плакат.JPG

Плакат.

04. В помощь политзаключенным.JPG

Сбор помощи политзаключенным (отчеты см. в интернете).

05. Лица и плакаты.JPG

06. Лица и плакаты.JPG

07. Плакат.JPG

09. Лица и плакаты.JPG

18. Лица. Цветы Немцову.JPG

Лица и плакаты.

Больше фото здесь

Сразу после поражения на сентябрьских выборах 2016 года в демократическом сообществе пошла дискуссия — как жить дальше. Дискуссия острая, для некоторых — драматическая. Я, например, как и многие коллеги, вышел из партии ПАРНАС, убедившись на съезде, что не удастся сделать эту демократическую партию демократичной внутри, а значит — не удастся сделать ее сильной. Но об этом будет другой пост, а пока — о первоочередных делах.

Власть победила прежде всего в пропаганде, а мы ей очень помогли своими действиями и бездействием. Преимущество власти — в безнаказанном пренебрежении законами и моралью, в злоупотреблении государственными ресурсами; наши главные преимущества — строгое соблюдение законов и правда, которую надо осмыслить и донести до общества. И, конечно, надо, чтобы общество уважало законность и интересовалось правдой. Для такого интереса не достаточно только фундаментальных причин, — нужны сиюминутные информационные поводы. Они выскакивают каждый день, и борьба за правду идет каждый день, но за чехардой эпизодов, пусть даже важных, нельзя забывать о фундаментальных, из которых в общественном сознании складывается понимание истории России.

И вот сейчас есть замечательный информационный повод — столетие Великой Февральской революции и Октябрьского большевистского переворота. Это повод донести до общества правду и «просто» факты о состоянии российского общества хотя бы в тот критический отрезок времени (а лучше бы — и шире), а также правду о демократии, о либерализме и о разных формах авторитаризма, диктатуры, тоталитаризма. Конечно, все это нужно сопоставлять с нынешним состоянием российского общества.

Это поможет понять российские революции и контрреволюции как единый естественный процесс борьбы с бюрократической диктатурой, процесс демократизации России — драматический, растянувшийся более чем на столетие и еще далеко не завершенный. Он во многом подобен, скажем, процессу демократизации Франции с конца 18-го до начала 20-го века, тоже полному побед и поражений. Пока у нас признаны Первая демократическая революция (1905-1907-го годов) и Вторая (Февральская 1917 года), а Третья (на рубеже 80-90-х годов ХХ века) рассматривается изолированно от них и даже революцией признается не всеми; так же далеко не все считают контрреволюциями большевистский Октябрьский переворот и события октября 1993 г.

Пока каждая наша демократическая революция завершалась восстановлением бюрократической диктатуры, только в новой форме. Но от каждой из трех революций остались элементы прогресса.

Первая революция (1905-1907-го годов) завершилась полицейским террором, царская бюрократия удержалась у власти, но остались почти Конституция, почти выборы и почти свободы, подготовившие Вторую революцию.

Февральской революции посвящены океаны книг, статей, фильмов и т.д., но в основном мы знаем только то, что проповедывалось при советской власти, когда Февральская революция была объектом особенно яростного вранья. В массовом сознании Февральская революция сводится к отречению царя от престола; широкое народное движение — далеко на втором плане; и вообще революция остается в тени Октябрьского переворота.

Например, мало кто знает, что самой массовой революционной партией тогда была вовсе не партия большевиков, а партия эсеров. Ее численность была близка к миллиону, партия имела несколько сотен организаций в 62 губерниях, на флотах и на фронтах действующей армии. Премьер-министром Временного правительства на последнем этапе был эсер А.Ф. Керенский. Газета «Дело народа» — с июня 1917 года орган ЦК партии эсеров — была одной из крупнейших российских газет; ее тираж доходил до 300 тыс. экземпляров. В разных городах издавались еще несколько популярных эсеровских газет. Численность всех революционных партий тогда приближалась к полутора миллионам; к миллиону приближался общий тираж их партийных газет. В Петрограде в февральские дни бастовали десятки заводов, в забастовках и демонстрациях участвовали сотни тысяч человек; 26-го февраля только на Знаменской площади (ныне площадь Восстания) полицейские убили 40 демонстрантов (всего же в февральские дни в Петрограде сотни людей были убиты, более тысячи ранены — см., например, здесь); в результате к вечеру 28 февраля на сторону восставших перешли 127 тыс. солдат, а 1 марта — уже 170 тыс. из 180 тыс. Петроградского гарнизона.

Все составы Временного Правительства были результатом широких соглашений между политическими партиями. И не было ни одной организации сторонников свергнутого режима.

По всей России параллельно со структурами, создаваемыми Временным Правительством, возникали Советы; уже в марте 1917 г. число местных Советов достигло 600.

Так Россия вступила на путь буржуазной демократии.

Если бы не большевистский переворот, Россия сейчас была бы процветающим демократическим государством, самым мощным в Европе, а может быть и в мире.

Октябрьский переворот, приведший к Гражданской войне и террору, под идеологическим прикрытием большевизма возродил монопольную власть бюрократии в еще более жестокой, тоталитарной форме. Но  в результате Февральской революции царская власть канула в прошлое, а революционные лозунги свободы остались, хотя и перехваченные большевиками. Большинство рядовых большевиков воспринимало эти лозунги абсолютно искренне, не сознавая их лицемерие и демагогичность в тогдашней России («Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек…» — написано в 1936 году, накануне самой жуткой фазы сталинского террора!). И поколение «шестидесятников» было воспитано на этих лозунгах, хотя в основном уже понимало лицемерие советской власти. Поэтому главным содержанием Третьей революции стали свобода, неприятие гражданской войны, отрицание коммунизма-большевизма-тоталитаризма и  жестокости, становление демократии, начало восстановления фундаментальных прав человека, в том числе права частной собственности, как необходимых условий демократии. Но при этом в силу исторической инерции смена власти обсуждалась в терминах «социализм» — «рынок, собственность, капитализм»; монопольное «право» бюрократии на власть практически не ставилось под сомнение в массовом сознании. Более того: когда бюрократия стала восстанавливать свою монополию на власть (мощным рывком в октябре 1993-го и затем в основном «мелкими» шажками), массовое сознание это не восприняло как бюрократическую контрреволюцию и встретило даже с некоторым облегчением.

Именно после победы и поражения Третьей революции стало ясно, что три российских революции — это звенья, этапы единой российской демократической революции, и что сейчас захватившая власть бюрократия неуклонно ведет страну к Четвертой революции. От Третьей революции остаются, по крайней мере пока, немыслимые в советское время возможности для оппозиции сравнительно свободно дискутировать о прошлом и будущем, отслеживать настоящее, инициировать сопротивление самым наглым поползновениям правящей бюрократии, в меру сил заниматься просвещением и таким образом работать на то, чтобы Четвертая революция, в отличие от трех предыдущих, избежала бюрократического реванша. Бояться Четвертой революции — бесполезно. Ее не надо подталкивать — это делает власть, а оппозиция себя только скомпрометирует.

Конкретные цели данного поста — не рассказать о Февральской революции (это лучше сделают специалисты), а обратить внимание специалистов, во-первых, на единую цепь демократических революций и бюрократических контрреволюций, во-вторых, — на уникальную возможность, пользуясь столетними юбилеями, активизировать просветительскую кампанию о Февральской революции и об Октябрьском большевистском контрреволюционном перевороте.

С любыми поправками на эпоху очевидна огромная разница между тогдашней и нынешней ситуациями в России. Нынешней демократической оппозиции пока очень далеко до размаха Февральской революции и ее коалиционной природы. Но есть и общее. Особенно в том, как после революции, пользуясь слабостью новоявленной демократической власти, радикальные силы совершают контрреволюционный переворот и искореняют демократические завоевания — последовательно, на широком фронте: от фундаментальных прав и свобод человека, от выборов, от разделения властей, от других демократических институтов, до  сугубо вроде бы «земных» вопросов собственности, экологии, градостроительства, здравоохранения и т.д.

В океане информации о революции и контрреволюции 1917-го года нужно выделить самое существенное, сопоставить с нынешней ситуацией и донести до каждого обывателя. Нужно информационное, просветительское наступление!

Наше просветительское наступление должно ответить на очень объемные вопросы:

— какова была общая ситуация в стране к февралю 1917-го года?

— что послужило последним толчком к падению монархии?

— каковы были реальное влияние и программы революционных партий, создавших Временное Правительство?

— почему их коалиция не смогла сопротивляться напору большевиков и как именно большевики получили самую активную и широкую поддержку ?

— какова была роль буржуазии в этой революции, т.е. верно ли считать эту революцию буржуазно— демократической или она в основном демократическая (учитывая, что российская буржуазия была гораздо больше повязана с царской властью, чем, скажем, французская — с королевской)?

— и т.д.

В этом просветительском наступлении главная роль принадлежит, разумеется, последним остающимся независимыми СМИ, но партиям и движениям надо издать и распространить брошюры, надо использовать все возможности интернета, организовать лекции и семинары, отметить юбилей российской демократии несколькими большими собраниями, подать заявку на большой митинг — пусть власти в очередной раз откажут, демонстрируя, чьими преемниками они на самом деле являются. И надо учитывать, что наше информационное наступление неизбежно будет происходить на фоне наступления слева, во славу «Великого Октября», неявно поддерживаемого правящей бюрократией, ведь единственное, что в Российской политике не меняется на протяжении столетий — это уверенность бюрократии в своем высшем праве на власть.

Уже дописав этот пост, я наткнулся на сайте «Эха Москвы» в передаче «Цена революции» на очень содержательную дискуссию Юлии Кантор, Юрия Пивоварова и Максима Соколова «Три революции 1917 года» — в основном о Февральской революции, с анонсом просветительского проекта о Февральской революции; первая лекция — Ю. Пивоваров, 25 января. Замечательно! Только обязательно нужна реклама и надо, чтобы эти лекции были потом постоянно доступны в интернете.

Уж как внимательно наши политологи и СМИ следили за избирательной кампанией в США! А теперь вот возникли сомнения в подсчете голосов – и во всю обсуждаются недостатки американской избирательной системы…

А у нас? Выборы состоялись – забудьте! Оно и понятно: чего обсуждать, если от выборов ничего не зависит, все было известно заранее. Но не потому ли  ничего не зависит, что мало обсуждаем? А обсуждать есть что. В частности, недостатки нашей избирательной системы.

Ну, с вбросами бюллетеней и прочими грубыми фальсификациями вроде ясно: С. Шпилькин вычислил - сколько бюллетеней за ЕР было вброшено, как Россия проголосовала на самом деле.

С ходом избирательной кампании тоже ясно: административный ресурс, монополия власти в СМИ и в наружной рекламе, очень избирательные комиссии; свободу митингов и собраний власть прихлопнула.

Но есть у власти и еще один ресурс, наименее удостоенный общественного внимания, — законодательство. Наше избирательное законодательство было уродливым изначально, с 90-х годов, но тогда это не было заметно на фоне общей демократической эйфории. Вместо исправления ошибок оно уродуется дальше  по мере того, как мы позволяем власти наглеть все более.  

По инициативе НКО «Голос» группой общественных экспертов в 2010-2011 годах создан проект Избирательного кодекса России — без этих уродств, с несколькими вариантами цивилизованных избирательных систем, но кто же его сейчас протащит через Госдуму!  Пока же, полагаю, целесообразно ДОБИВАТЬСЯ УСТРАНЕНИЯ  НЕСКОЛЬКИХ ОЧЕВИДНЫХ ДЫР В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ. Власть  использует их совершенно законно, и на этом в  значительной мере основаны ее «победы». Общественное требование устранить эти дыры должно шириться и звучать все громче, причем  НЕ ЗАДНИМ ЧИСЛОМ, А ЗАДОЛГО ДО ОЧЕРЕДНЫХ ВЫБОРОВ. Если получится, — прекрасно; если не получится, то еще какая-то часть народа хотя бы просветится относительно существующей власти и, в частности, как она «побеждает» на выборах.

Я сейчас заканчиваю пост о том, что же делать демократической оппозиции после недавнего сокрушительного поражения на выборах в Госдуму. И вот сделал небольшой анализ, результатами которого хочу здесь поделиться. Они особенно интересны для Москвы, где грубые фальсификации в день голосования сведены к минимуму развитой системой общественного наблюдения, и тем большее значение приобретают другие ухищрения власти.

 

ДЫРА ПЕРВАЯ В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ – однотуровая мажоритарная избирательная система в одномандатных округах (в каждом избирательном округе «разыгрывается» один мандат; побеждает кандидат, получивший больше всех голосов, независимо от того, сколько именно он получил). У нас эта система применяется при выборах депутатов на местном, региональном и федеральном уровнях. Ее достоинство в том, что депутат связан с округом, с избирателями. Недостатки этой системы достаточно известны (подробно см. статью А. Любарева 2003 г. и пост Д. Катаева  от 24.10.2013). Они в том, что избиратели, проголосовавшие не за «победителя», остаются без представительства. Нередко таковых оказывается большинство, т.е. «победитель» избран меньшинством. Вопиющая несправедливость! Да и из тех избирателей, которые проголосовали за  победителя, многие, возможно, предпочли бы других кандидатов, но у этих кандидатов нет шансов на победу, и люди голосуют за наименьшее зло.

Эта система применяется в некоторых демократических странах. Видимо, потому, что при развитой демократии в разных округах побеждает разное по политическим предпочтениям меньшинство, и политический состав парламента в целом отражает предпочтения общества более или менее адекватно.  У нас же из-за политической монополии власти, в округах, где «побеждает» меньшинство, — это практически всегда меньшинство, проголосовавшее за партию власти.

Вот свежие примеры применения этой системы в России. На выборах депутатов Госдумы 18 сентября в 206-ом (Тушинском) округе Москвы кандидат «Единой России» набрал 26,04% (чуть больше четверти голосов )! В 200-ом (Медведковском) ЕР никого не выдвинула, и «победил» кандидат КПРФ – 19.11%; остальные 80.89% голосов просто пропали!

А вот результаты по всей Москве. Кандидаты «Единой России» выдвигались в  тринадцати из пятнадцати одномандатных округов и во всех «победили». Но как? В  одиннадцати округах они набрали менее 50%, в тринадцати «своих» округах они набрали лишь 42,52% голосов, если же учитывать все пятнадцать московских округов, то ЕР набрала 36,55%. Но получила тринадцать из пятнадцати московских мандатов, т.е.  87%!

Ну а список ЕР в Москве набрал 37,76% голосов…

По России было 225 одномандатных округов, и в них ЕР аналогичным образом получила 203 мандата, т.е. 90,22%. Тогда как список ЕР набрал по России 54,20% (по оценке Шпилькина -  в  действительности 40,47%), и   получил 140 мандатов из 225.

Таким образом, в новой Госдуме «ЕДИНАЯ РОССИЯ» ПОЛУЧИЛА 343 МАНДАТА, ИЗ  НИХ 203 — БЛАГОДАРЯ АБСОЛЮТНО НЕСПРАВЕДЛИВОМУ ИЗБИРАТЕЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ.

Если бы и в этом году выборы в Госдуму проходили полностью по партийным спискам, без одномандатных округов, как в 2011-ом году, то ЕР получила бы 280 мандатов из 450.

 

Аналогично в сентябре 2014-го года прошли выборы в Мосгордуму. Напомню, что до того довольно много лет депутаты регионального и федерального уровней избирались  по пропорциональной системе, т.е. только по партийным спискам, и в последние годы списки «Единой России» получали все меньше голосов. И вот в октябре 2013-го власть в очередной раз изменила законодательство – вернулась к смешанной системе выборов (часть по партийным спискам и часть по одномандатным округам), а Москве и Питеру, где списки ЕР  особенно «проседали», разрешила обходиться вообще без списков. Московские власти так и поступили, обосновав это благим намерением усилить связь депутата с избирателями. И никто особенно не напоминал москвичам, что на предыдущих выборах в Мосгордуму ВО ВСЕХ одномандатных округах победили кандидаты «Единой России» — в силу описанного выше порока такой системы. В результате в 2014-ом году 40 из 45 мандатов в Мосгордуме получила ЕР, а остальные 5 – КПРФ, из них 4 мандата в тех округах, которые ЕР оставила коммунистам, не выдвинув там своих кандидатов.

Если бы законом предусматривался второй тур, то 2014-ом году его пришлось бы проводить в 

в 28 из 45 округов, а в 2016-ом в Москве – в 13 из 15 округов. Конечно, результаты выборов были бы существенно иные.

 

Ликвидировать эту дыру в законодательстве очень просто.

Можно ввести второй тур выборов, как в большинстве стран, использующих эту систему. Если в первом туре никто в округе не набрал более 50%, то во второй тур выходят два кандидата, занявшие в округе 1-е и 2-е места, и победивший во втором туре опирается теперь уже на большинство голосов. Единственный аргумент против второго тура — дополнительные расходы. Эх, всегда бы так беречь  бюджетные средства…

Можно вернуть избирательные блоки, запрещенные в 2005 году (после того, как в нескольких регионах ЕР проиграла выборы блокам оппозиционных партий). Это снизит дробление голосов, и потребность во втором туре станет не столь острой.

А лучше всего – сделать и то, и другое.

 

ДЫРА ВТОРАЯ – право кандидата отказаться от выигранного мандата в  первые несколько дней после голосования. ЕР широко использует эту дыру, расставляя на первые места в списках известные фамилии – чаще  всего губернаторов. Они тянут за собой весь список, хотя, разумеется, отказываются от депутатского мандата на следующий день после голосования.  Прямой обман избирателей: они голосуют за одних кандидатов, а получают других. Это получило распространение в середине 90-х и называлось системой «паровозов». Я тогда написал статью «Вагончик тронется, паровоз останется». Сколько голосов эта система добавляет списку ЕР – оценить трудно, но, очевидно, что-то добавляет.

По итогам выборов в Госдуму 2011-го года получили мандаты 238 кандидатов ЕР, из них сразу отказались 98 кандидатов (41%), и за время полномочий Думы – еще 50 (21%), для которых депутатское кресло было лишь  трамплином к получению более приятных должностей (см. здесь). Так что К КОНЦУ ПОЛНОМОЧИЙ ФРАКЦИЯ ЕР НА 61% СОСТОЯЛА НЕ ИЗ ИЗБРАННИКОВ, А ИЗ «ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ».

После недавних выборов отказались от мандатов 24 кандидата. Все они были «паровозами» — занимали первые места в региональных списках. Среди них Абдулатипов, Аксенов, Воробьев, Кадыров, Полтавченко, Собянин, Тулеев (см. здесь).  Сколько еще избранников уйдут на хорошие должности – посмотрим…

Оппозиция давно предлагала заткнуть эту дыру. Для этого достаточно изменить несколько фраз в законе. Но власти держатся за  возможность обманывать избирателей.

 

В общем, как устранить эти дыры – ясно. Только оппозиция заставит власть на это пойти. Как заставит? Это часть более широкого вопроса – какие уроки должна извлечь оппозиция из недавнего сокрушительного поражения. Об этом будет следующий пост.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире