incrussia

Inc

21 июня 2017

F



Оригинал текста

Журналист Тоня Самсонова весной 2015 года запустила сайт TheQuestion (российский аналог Quora), где можно задать вопрос и получить на него экспертный ответ. За два года аудитория сервиса выросла в 20 раз: с 200 тысяч до 4 млн уникальных пользователей в мае 2017. CEO TheQuestion Тоня Самсонова рассказала Inc., как заработать на доверии, овладеть вниманием аудитории и почему продвигать малый бизнес нужно через Google и Facebook.


О деньгах в медиа

Медиабизнесом занимаются по любви, а не для больших заработков. Доход для медиаменеджеров — не цель, а необходимость: он позволяет делать то, что считаешь важным.

Главный редактор — визионер и не отвечает за коммерческий результат.Редакторы меряются влиятельностью.

Капитал выражен в деньгах, социальных связях и политической власти — как вода, которая может быть твердой, жидкой и газообразной. За деньги можно купить социальные связи, социальные связи можно конвертировать во власть, а власть можно конвертировать в живые деньги. Медиа держатся за власть и связи, а остальной бизнес измеряет капитал в деньгах.

Доход медиа забирает кто-то другой, с более предпринимательским, чем у медиа-менеджеров отношением к делу.

Вы не увидите рейтинг российских медиа по обороту. Медиа публично конкурируют по аудитории, цитируемости, количеству подписчиков в соцсетях — по любым показателям, кроме дохода.

Я часто слышу от издателей, что они вывели компанию на окупаемость, но редко кто из менеджеров расскажет о прибыли. Предприниматель ищет способы извлечь всё больше прибыли. Медиаменеджер сводит концы с концами и в какой-то момент успокаивается, не используя возможности для развития успеха.

В медиабизнесе легко перепутать влиятельность с успешностью. Если измерять успех умением извлекать деньги из аудитории, по-настоящему успешные компании менее заметны, чем проекты с большой аудиторией, но плохим менеджментом.

Медиакомпании становятся высокомаржинальным бизнесом, как только осознают, что производят не трафик, а содержание. Медиа владеет временем и решениями людей, это дорого.

Как менялся рынок

Медиа перестали распоряжаться доступом к аудитории. Еще в середине 2010-х стало понятно, что аудитория героев интервью больше, чем аудитория СМИ. В лайфстайл-медиа осознали, что звезда с обложки собирает за каждый пост в Instagram больше лайков, чем ежемесячный тираж журнала. Глянцевому Tatler трудно договориться с Ким Кардашьян об интервью, ведь она задает вопрос: а мне это зачем? А радиостанции Эхо Москвы трудно убедить Алексея Навального прокомментировать новости в эфире: он комментирует их на собственном YouTube-канале, сравнимом по популярности.

Сервисы (а не медиа, не производители гаджетов и не интернет-провайдеры) — владельцы внимания аудитории. Они получают сверхвыручку, которую раньше получали медиа: из каждого доллара, потраченного рекламодателями в интернете, 98 центов достается Google и Facebook. Технологии персонализированного таргетинга контента позволяют обращаться к каждому конкретному человеку, а не к доле целевой аудитории.


Google и Facebook работают с бюджетами от $5 до $5 млн. Газеты не могут работать с рекламным бюджетом в 5$. Поэтому Google и Facebook стали инструментом для продвижения малого и среднего бизнеса: индивидуальные предприниматели и маленькие компании раньше не могли купить рекламу, а теперь могут.

РЕКЛАМА — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ДОСТУП К АУДИТОРИИ, НО ЕЩЕ И КОНТЕНТ. Мало заплатить Facebook или Google за продвижение рекламного материала, его еще надо создать. Во всех странах растет количество людей, которые раньше называли себя журналистами, а сегодня занимаются копирайтом. Согласно докладу PayPal, в России 26% людей, которые получают оплату за свои услуги в этой платежной системе, зарабатывают написанием текстов. Они пишут рекламу.

О производстве доверия и контента

Медиа производят доверие. С 6 утра и до конца ночной смены сотрудники изданий сидят за компьютерами, или разговаривают с обладателями информации, или наблюдают за происходящим, создавая контент, заслуживающий доверия. Во времена Чарльза Диккенса по Стрэнду от парламента к Флит-стрит бежали репортеры, чтобы в заметках точно передать услышанное. Тогда газета напрямую зависела от силы пера ее авторов, а владельцы продавали полосы с коммерческими объявлениями. Сегодня медиа не продают тираж, но их влияние по-прежнему зависит от остроты пера тех, кто производит контент.

Доверие к медиа измеримо, доверие – это конверсия. Блогер Варламов сегодня идет на митинг и честно пишет о том, что видит, вы ему доверяете. Завтра Варламов предлагает: купите у меня елку, у меня самые лучшие елки к Новому году. Доверяя сообщениям Варламова о митинге, вы считаете, что он не надует на елке. Поэтому у Варламова высокая конверсия. Если медиа обманет аудиторию в советах, текстах и рекомендациях, то не будет приносить результат клиентам.


О TheQuestion

TheQuestion производит и продает доверие. Отвечая на юридические вопросы, юрист заинтересован в достоверном ответе: тогда его услугами воспользуются. Здесь интересы эксперта совпадают с интересами пользователя, который ищет информацию.

Мы не можем контролировать качество каждого ответа, но когда по одному вопросу консультирует целое сообщество экспертов, возникает «эффект ревью». Другие специалисты в этой области говорят: «Ошибка, ваш ответ неточный».

TheQuestion становится идеальным бизнес-кейсом, когда популярные вопросы пользователей совпадают с ответами наших рекламодателей. В этом случае рекламное предложение на 100% соответствует поисковому запросу, с которым пришел пользователь. Например, человек спрашивает: «Где купить рюкзак в Москве?» Ответом может быть сайт любого магазина. Рекламодатели получили заинтересованных людей, а пользователи нашли нужную информацию.

Технологический бизнес приносит меньше власти и влиятельности, чем медиа, но больше дохода. Мы продаем технологию TheQuestion компаниям, которым нужно построить сервис обмена знаниями и опытом у себя.

Нам мало рекламной модели монетизации. Мы сделали два дополнительных продукта.

От количества вопросов, которые будет решать компания, зависит ее прогресс и скорость продвижения. Собственный TheQuestion внутри компании, как механизм обмена знаниями и дискавери нового знания, может быть очень эффективен. В любой крупной фирме тысячи сотрудников накапливают, но не распространяют эффективные практики. Они пишут друг другу: «А помнишь, у тебя был такой-то клиент? А что мне с ним делать? Как мы работаем с этим кейсом?» — и знания остаются в переписке. Внутрикорпоративный TheQuestion позволяет аккумулировать ценные знания для общего пользования.

Мы также предлагаем платформу для коммуникации компании с внешним миром. При конкуренции на рынке у клиента должны быть причины, кроме цены, чтобы оставаться с вами. Важны ответы на вопросы: «Какие свойства у этого товара?», «Как можно еще использовать?», «С чем носить?» — и т.д. Для осознанного выбора нужен текст о назначении и пользе товара или услуги.

Автор: ОЛЬГА ЛЮБИМОВА, cпециальный корреспондент Inc.


Оригинал текста 

Бренды превращаются в медиа — в виде аккаунтов в соцсетях и YouTube, онлайн-изданий и печатных журналов, чья посещаемость конкурирует с тиражами крупных изданий (например, у YouTube-канала Red Bull — более 6 млн подписчиков). Собственное медиа — более деликатный, по сравнению с традиционной рекламой, способ достучаться до аудитории и создать репутацию на рынке, считает сооснователь издательского дома Look At Media Василий Эсманов. 13 июня он объявил о запуске консалтингового агентства Esmanov&Co, которое будет делать медиа для брендов и помогать им с контент-маркетингом. Эсманов рассказал Inc., зачем компаниям собственные медиа, какой на них нужен бюджет и чему поучиться у Тинькова и Red Bull.

Параллельный мир

Жизнь слишком коротка, чтобы научиться хорошо делать много разного.Поэтому лучше сосредоточиться на чем-то одном. Я создаю медиа и консультирую бренды почти 10 лет: сначала — в Look At Media, затем — 2 года жил в Нью-Йорке, где год выпускал англоязычную версию Hopes & Fears. Теперь у моих медийных навыков есть имя и структура.

Брендированные медиа — часть SMM, живущая параллельно. SMM — это действия в соцсетях: работа с комьюнити (в том числе с недовольными клиентами), производство новостей о бренде. Задача бренд-медиа — не передача рекламных сообщений, а разговор о вещах, ценных для бренда.

В собственных медиа бренд ведет долгий диалог со своей целевой аудиторией. Этим они отличаются от корпоративных медиа для сотрудников компании и специалистов индустрии.

В отличие от SMM, у брендированных медиа — более узкий формат и ограниченный набор тем. Бренд не сообщает напрямую о своих достоинствах, а публикует информацию, полезную для потребителя.Собственные медиа необходимы FMCG-брендам (Fast Moving Consumer Goods, или товары повседневного спроса — Inc.) и технологическим компаниям, работающим с большими аудиториями. Хорошие примеры — журнал Net-a-Porter Magazine или печатный журнал о путешествиях от Airbnb. У них есть редакционная политика, стратегия, но, как и SMM, они удовлетворяют запрос аудитории через слова, картинки и видео.

Медиа должно донести до людей и закрепить в сознании характеристику бренда. Например, почему «Тинькофф-журнал» — дико крутой как бизнес-СМИ? Потому что не пишет про банк, а публикует контент, помогающий предпринимателям решать их проблемы — оценить стоимость компании, оптимизировать налоговую нагрузку и т.д. Это повышает финансовую грамотность населения, продвигает бренд «Тинькофф» как эксперта в этой теме и усиливает доверие к банку.

Клиент должен помнить о бренде — например, выбирая банк для малого бизнеса из двух вариантов: «Альфа-банк» или «Тинькофф». Именно эту задачу решают собственные медиа (и, конечно, конкретные лиды).

Люди любят истории, и у каждого продукта они есть. Бренду нужно рассказывать свою историю: как пользоваться его продуктом и какое место он займет в жизни человека, — чтобы привлечь клиента и увеличить шансы на продажу товара или услуги.

Работа консалтингового агентства похожа на работу психотерапевта.Сколько медиаэкспертов нужно, чтобы изменить бренд медиа? Всего один — если бренд действительно хочет измениться.


«В отличие от нативной рекламы, свое медиа можно контролировать.»

Как бренду создать собственное медиа:


1. Определитесь с целями.

Как люди должны воспринимать ваш бренд? Что они должны думать о вашей услуге? Она дешевле или удобнее? В чем ее особенность? Решает ли конкретную задачу? В отличие от основной SMM-стратегии, у собственного медиа должен быть более узкий фокус — полезная, а не рекламная информация для клиента.


2. Выберите формат:

видеоролик или отдельный канал на YouTube, серия картинок или текстов, которые выходят каждый день в течение нескольких месяцев или с иной регулярностью, и т.п.


3. Выделите бюджет.

Тексты обычно стоят десятки тысяч, а видеоролики — сотни тысяч рублей. Продвижение — через платные посты в соцсетях и контекстную рекламу — оплачивается отдельно.


4. Выберите: выпускать медиа самим или отдать на аутсорс?

Копирайтеры компании могут выпускать медиа. Если медиа выпускает агентство, оно будет контролировать производство, а бренд — размещение и таргетирование. Можно оплатить агентству обучение ваших специалистов.

Брендированные медиа vs реклама

Собственное медиа может быть эффективнее рекламы. Реклама прямолинейна и доносит сообщение быстро, четко и массово, а собственное медиа работает на уровне подсознания. Вокруг полно рекламы, и ее сложно воспринимать. А интересный брендированный журнал, Instagram или видео-канал закрепит лояльное отношение к бренду на более длительный, чем реклама, срок.

Новости со страничек брендов в соцсетях уже не доходят до подписчиков.Алгоритмы устроены так, что маленькая лента Facebook не вмещает сотни и тысячи сообщений.

Люди перестали реагировать на кликбейт. Но когда с ними разговариваешь по делу и предлагаешь качественный контент — шансы заинтересовать повышаются.

Бренды обладают всеми ключевыми характеристиками медиа. У них есть собственные аудитории (часто — гигантские), они решают проблему, и им нужно что-то говорить.

НЕКОТОРЫЕ БРЕНДЫ ДЕЛАЮТ ФЕНОМЕНАЛЬНО УСПЕШНЫЕ МЕДИА. Например, у того же Red Bull свой телеканал, журнал и сайт с роликами про экстремальный спорт. СМИ не торгуют ничем (кроме подписки), а Red Bull в дополнение к контенту продает свои 250 мл радости в жестяной банке. Но они не вставляют продуктовую рекламу в свои сообщения про спорт — их бренд там просто присутствует, и это работает. Люди получают классные видео и мероприятия, а бренд — лояльных клиентов.

Почему бы просто не купить вкладку с нативной рекламой в СМИ? СМИ продают свою аудиторию, а бренд хочет работать со своей. Партнерские проекты на сайтах и  реклама необходимы, но когда у бренда есть свое лицо, делать рекламные спецпроекты на этих платформах проще — понятно, что и как говорить.


«Собственное медиа актуально и для малого бизнеса. Небольшие бренды, сами того не осознавая, уже делают это.»



Дарья Малышева/Inc.

В отличие от нативной рекламы, свое медиа можно контролировать. В июне Uber выпустил на VC.ru рекламу о работе в компании. В тексте слишком много сказано об успехах Uber, но мало — по существу вопроса. Одновременно вышли редакционные материалы о скандалах в компании и отставке одного из топ-менеджеров за сексизм. По прайс-листу VC.ru, нативная реклама стоит 150 тысяч рублей. Эффективнее потратиться на собственное медиа или распространение текста в соцсетях.

У брендов бюджет на дистрибуцию выше, чем у СМИ. Охват СМИ — несколько тысяч человек, а охват бренда 1–2 млн. Такой подход гораздо эффективнее.

Собственное медиа актуально и для малого бизнеса. Небольшие бренды, сами того не осознавая, уже делают это — например, как CEO компании «Теремок», который много пишет в Twitter, — сами выступают как медиа.

Фейл-маркетинг тоже иногда работает. Ты делаешь что-то нелепо и глупо, становишься притчей во языцех и этим нравишься. Пример — прикольные сообщения в приложениях «Альфа-банка» для iOS, связанные с продуктом. Осознанно плохие шутки Aviasales тоже работают.

Формат и бюджет

Цена брендированного медиа — это скорее пропорции, чем конкретная цифра: сколько денег ты хочешь получить с клиента, во что обходится привлечение и каков средний чек.

Качественный видеоролик обойдется 200–500 тысяч рублей плюс деньги на продвижение. Но может привлечь аудиторию, на которую пришлось бы потратить 3 млн рублей рекламных денег.

Нужный имидж формируется постепенно. Поэтому регулярность выхода сообщений нужно рассчитывать минимум на три месяца вперед — таков цикл производства и распространения информации.

У брендированного медиа может быть любой формат. Например, единичный (но внятный) видеоролик, отдельный аккаунт в Instagram с тематическим контентом, или 10 интересных тематических статей на разных платформах. Главное — донести мысль о качестве бренда.

Автор: Наталья Суворова, специальный корреспондент Inc.

Ричард Дженкинс увлекается редким видом спорта — гонками на наземных парусных судах. В 2009 году, консультируя основателей некоммерческого Института океана Эрика и Венди Шмидт, он понял, как «феноменально дорого» обходятся ученым их исследования, и решил создать на основе своего проекта яхты автономный парусник с датчиками и солнечными батареями. Так появился Saildrone — некоммерческий проект благотворительного фонда Шмидта, который позже стал успешным бизнесом. Сейчас в компании работают 26 человек, а данные с ее лодок продаются по подписке — за $2,5 тысячи в день. Среди клиентов — коммерческие рыболовные предприятия, Национальное управление океанических и атмосферных исследований, береговая охрана и Министерство внутренней безопасности США.

Компания Saildrone разместилась в ангаре бывшей военно-морской авиабазы Аламеда в Калифорнии, недалеко от Сан-Франциско. Свои лодки она называет «беспилотными водными транспортными средствами». По сути, это дроны, которые оснащены 42 метеорологическими и океанографическими датчиками, ориентируются по GPS, управляются дистанционно и способны работать в самых сложных условиях и труднодоступных местах. Возможно, именно они помогут ученым понять связь океанических процессов с изменением климата.

Океанографические данные очень ценны для науки, но еще недавно было не так много способов их получить, особенно в труднодоступных регионах: стационарный буй с датчиками, наблюдения из космоса или экспедиция стоимостью сотни тысяч долларов в день. Исследовательское судно обойдется и того дороже — в сотни миллионов долларов. Лодки Saildrone — куда более доступный способ получать данные о популяции морских животных, экологии океана, погоде и изменении климата для государственных научных организаций и частных компаний.

    Конкуренты не спят

На Saildrone установлен жесткий парус из прочного углеродного волокна, который выглядит и функционирует как крыло самолета. На такой дизайн Дженкинса вдохновили наземные парусные суда, на которых он увлеченно гонял долгие годы. С 1999 года он пытался побить мировой рекорд скорости в этом виде спорта и добился своей цели лишь в 2009-м: лодка Greenbird, построенная по его проекту, разогналась до 203 км/ч.

В 2015 году, когда Дженкинс решил превратить Saildrone в коммерческое предприятие, ему удалось привлечь $14 млн от венчурных компаний Social Capital, Lux Capital и Capricorn Investment Group. Сейчас у компании — 20 беспилотных лодок, выполняющих конкретные задачи: например, измерение уровня углекислого газа и подсчет численности рыбы. Данные передаются исследователям через спутник в режиме реального времени.

Профессор гражданского и экологического машиностроения в Стэнфорде Джон Дабири говорит, что о поверхности океана мы знаем относительно мало и нужны недорогие способы сбора данных. Поэтому у Saildrone быстро появились конкуренты. Boeing недавно приобрел стартап Liquid Robotics — его морские дроны похожи на доски для серфинга, они меньше и медленнее, чем устройства Дженкинса. Компания MRV Systems производит Alamo Float — автономные буи для сбора данных под морским льдом. А Slocum Electric Glider — небольшой подводный беспилотный аппарат, разработанный Teledyne Marine, — выглядит как дружелюбная торпеда и собирает данные для Ратгерского университета и ученых всего мира.

Билал Зубери, партнер венчурной компании Lux Capital (инвестировала в Saildrone):

ОДНИ ТОЛЬКО МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ — ЭТО РЫНОК СТОИМОСТЬЮ В МИЛЛИАРДЫ ДОЛЛАРОВ.Однажды Saildrone может стать более ценной, чем Google Maps, и более масштабной, чем космическая спутниковая программа.

Как только у вас появляются проприетарные данные — информация, которой раньше ни у кого не было, — это формирует новые типы аудитории. Сейчас коммерческие рыболовные суда знают, где рыба, по данным Saildrone. Когда стартап создаст свою сеть, он сможет управлять рыболовными и транспортными судами, передавать данные о погоде в океане в режиме реального времени и прогнозировать стихийные бедствия.

Для создания такого проекта сложно выбрать более подходящий момент. Мы видели, как нечто подобное происходило в космосе, когда появились микроспутники и сравнительно недорогие ракеты. Мы видели, как нечто подобное происходило на улице, когда появились автономные автомобили, и в небе, когда появились дроны. Теперь пришло время и для роботов в океане.

Амбициозная цель

Уже в течение этого года Saildrone планирует запустить более 100 беспилотных лодок. Это, по словам Дженкинса, впервые даст ученым всеобъемлющее представление о мировом океане и причинах изменения климата. Но у Saildrone — еще более амбициозная цель: там надеются, что через несколько лет в океане будет больше дронов, чем спутников на околоземных орбитах. По словам Дженкинса, как только у Saildrone будет сеть из сотен или тысяч дронов, компания сможет раскрыть весь свой потенциал. Беспилотные лодки образуют сеть датчиков, которые будут отслеживать климат Земли от полюса до полюса.

Аппараты Saildrone способны также обнаруживать подводные лодки и суда с контрабандой наркотиков. Кроме того, по словам Дженкинса, у Saildrone в будущем будет достаточно океанских дронов для прогнозов погоды большей точности, чем у спутниковых технологий. По расчетам бизнесмена, это заинтересует коммерческие судоходные компании, нефтяную промышленность и другие отрасли.

Океанограф Национального управления океанических и атмосферных исследований Джессика Кросс сотрудничает с Saildrone с 2013 года. С помощью дронов компании она изучает поглощение углекислого газа в Северном Ледовитом океане. Эти процессы косвенно влияют на популяцию рыб и их пищевые цепи, а следовательно — на коммерческое рыболовство. По словам Кросс, на Аляске сосредоточено около 60% мирового рыбного промысла. От численности рыбы в этих водах зависит продовольственная безопасность во всем мире.

«Мы собираем самые точные данные, чтобы ответить на критически важные вопросы, — говорит Кросс. — Какое влияние оказывают изменения в Арктике на широкомасштабные климатические и погодные системы? Повлияет ли изменение климата в Арктике на экосистемы, от которых зависят коммерческое рыболовство и натуральные промыслы?»

По ее словам, с помощью дронов можно легко масштабировать научные исследования, и это одно из главных преимуществ Saildrone. К тому же, эти беспилотные лодки долговечны — за четыре года исследований в суровых бушующих водах Арктики не потеряно ни одной.

АВТОР: УИЛЛ ЯКОВИС


Партнер венчурного фонда Sequoia Capital Брайан Шрайер — легенда Кремниевой Долины. За девять лет в Sequoia (а перед этим — в Morgan Stanley и Google) он успешно инвестировал в Dropbox, TuneIn и Trulia. Мечтаете стать многомиллиардным «единорогом», как Snapchat или Uber? Шрайер рассказал Inc., где появятся новые крупные стартапы.

Высокотехнологичные сервисы.

«На потребительском рынке появятся новые «гибриды» технологии и деятельности человека», подобные Uber, Airbnb и Thumbtack (стартап из портфеля Sequoia для поиска поставщиков услуг — нянь, садовников и плотников). По мнению Шрайера, технология достаточно созрела: мобильным платформам уже по 10 лет.

Facebook и Snapchat захватили значительные сегменты рынка социальных сетей, а Google и Microsoft доминируют на рынке платформ. «Свободного места сегодня куда меньше, чем раньше», — признает инвестор.

Но развитие технологий создает новые возможности. «Все еще существуют неохваченные области. Как правило, это традиционно оффлайновые рынки, которые переходят в интернет благодаря развитию мобильной связи и по другим причинам, — объясняет  Шрайер. — Пример изменений в услугах — Uber, такси с мобильными телефонами и GPS у водителей».

По его словам, у «гибридов» потенциал намного выше, чем у «чисто технологических компаний». Он говорит: «С традиционными технологиями нас радует объем рынка в 5 млрд долларов. Рынок Uber — это 60–70 млрд долларов. Рынок Airbnb — 100 или 200 млрд. Объем рынка Thumbtack составляет 500 млрд долларов. Но успех сильно зависит от того, кто будет управлять новыми технологиями».

B2B-решения на основе «системы записей».

Компании на основе «системы записей» (system of record, SOR) собирают все данные по определенной функции и распространяют через единый интерфейс — так называемый «единственный источник». Таковы, по мнению Шрайера, Salesforce.com, Workday (сервис кадровых услуг и планирования  ресурсов предприятия), ServiceNow (производитель облачного ПО для техподдержки) и Qualtrics, помогающая управлять данными о клиентах (Шрайер — член совета директоров).

По его словам, компании на основе SOR помогут своим клиентам «приручить» пресловутую big data. «Компании получают доступ к огромному количеству данных, но у большинства из них нет инструментов для работы с ними, — говорит Шрайер. — У них есть все эти данные, и они задаются вопросом: что теперь? Ваши предприятия должны дать им ответ».

Шрайер считает, что будущее за наукой о данных и искусственным интеллектом. Однажды ИИ достигнет совершенства и люди будут взаимодействовать с ним постоянно, будь то дома или в автомобиле. «Битву за рынок беспилотного транспорта выиграет компания, обладающая большими данными», — объясняет инвестор. К сожалению, он сомневается, что в таких условиях у стартапов или небольших компаний будут реальные шансы: «Трудно конкурировать с Google и Microsoft, которые уже собрали так много данных».

Дополненная реальность.

ШРАЙЕР СЧИТАЕТ, ЧТО КАПИТАЛИЗАЦИЯ РЫНКА ВИРТУАЛЬНОЙ И ДОПОЛНЕННОЙ РЕАЛЬНОСТИ ЗНАЧИТЕЛЬНО ВЫРАСТЕТ. Виртуальная реальность требует полного погружения — обычно с помощью очков, таких как Google Cardboard или Oculus. В дополненной реальности цифровые изображения, текст или звуки накладываются на реальный мир, как, например, в игре Pokemon Go.

Технология VR вот-вот раскроет себя, убежден Шрайер. «Настоящий прорыв в VR — это когда контроллеры у вас в руке и вы можете взаимодействовать с окружающей средой, — говорит он. — В этот момент у вас в голове что-то щелкает». Новые VR-гарнитуры обеспечивают такой уровень погружения, и эту сферу ждет бурный рост. Но возможности для создания стартапов могут быть ограничены, по крайней мере в производстве аппаратных средств, — большую часть рынка уже успели подмять под себя Samsung и HTC. «Oculus — это аномалия», — говорит Шрайер.

Дополненная реальность тоже предлагает очень широкие возможности, и не только для игр вроде Pokemon Go: ремонт автомобильных и даже реактивных двигателей, обнаружение оборудования, коммуникаций и конструктивных элементов, скрытых в стенах, контроль складских запасов — это только начало. «Появятся интересные софтверные рынки», — говорит Шрайер.

АВТОР: МИНДА ЗЕТЛИН



Прибегать к нетворкингу в последний момент — это ошибка. Не ждите от друзей и знакомых «скорой помощи». Если нужно, чтобы вас представили инвестору или работодателю вашей мечты, или нужна поддержка маркетинга перепостами в соцсетях, действуйте заблаговременно.


Успех гарантируют постоянные, систематические контакты. Друзья, родные, наставники и потенциальные инвесторы должны быть в курсе значимых событий вашей жизни. Поддерживайте с ними близкие отношения, и они помогут вам преуспеть. Столкнулись с новой проблемой? Возможно, кто-то из ваших знакомых (или знакомых знакомых) знает, как ее решить. Во взаимоотношениях главное  — это регулярное, эмоциональное, взаимно интересное общение, и тогда ваша сеть знакомств послужит вашим целям.

С ЧЕГО НАЧАТЬ? Проанализируйте свой список контактов и создайте список электронной рассылки — с помощью онлайн-платформы MailChimp, сети контактов Google+, а также закрытых групп на Facebook, электронной почты. Обдумайте, кого и почему включите в этот список, а затем перенесите нужные контакты на выбранную платформу.

УСТАНОВИТЕ ГРАФИК ОБЩЕНИЯ. Продумайте и определите правильное время и частоту выходов на связь — исходя из удобства для адресатов. Придерживайтесь выбранного расписания — даже если вы устали или завалены делами. Это требует дисциплины — знаю по собственному опыту. В феврале 2015 года я решила делать еженедельную рассылку для развития сети знакомств. Были сомнения, интересна ли моя рассылка, нужна ли хоть кому-то. Главное в таких случаях — придерживаться задуманного.

ЗА ЭЛЕКТРОННЫМИ АДРЕСАМИ — ЛЮДИ СО СВОИМИ ДЕЛАМИ, ЗАДАЧАМИ И ПРОБЛЕМАМИ. Обращайтесь к ним так, чтобы вам захотели помочь.

НЕ ОГРАНИЧИВАЙТЕСЬ ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ,поделитесь полезной информацией или скажите что-нибудь приятное.

НАСКОЛЬКО МОБИЛЬНО ВАШЕ СООБЩЕНИЕ? Где и когда, с какого устройства его прочтут? Ваше сообщение — даже самое важное — занимает чье-то время, и нужно, чтоб оно того стоило.

ДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ СВОИМИ ИДЕЯМИ — И ОНИ РАСПРОСТРАНЯТСЯ. Если кто-то пропустит ваше письмо, он может заметить обновление в Facebook или Twitter. Новый знакомый по бизнесу может поинтересоваться вашими публикациями в LinkedIn.

СОБИРАЙТЕ АУДИТОРИЮ — ПОСВЯЩАЙТЕ ДРУЗЕЙ И ЗНАКОМЫХ В СВОИ ИДЕИ. Именно связи определяют, какие идеи получат развитие, соберут инвестиции, будут упомянуты в СМИ и т.д.

В итоге доверие и уважение к вам усилится, если вы будете уважительно относиться к чужому времени. Поддерживайте свои контакты регулярно, пишите короткие сообщения — и люди о вас узнают

Тех, кто решил открыть свое дело, часто привлекает мысль о работе на себя, о свободном графике, комфорте, и — чего греха таить — о богатстве удачливого бизнесмена. На самом деле собственный бизнес — это тяжелая работа. 8 из 10 предприятий закрываются в первый же год, и отсюда выводы: открыть свое дело непросто и не каждый может стать предпринимателем. Прежде чем с головой нырять в бизнес, задайте себе эти вопросы.


ВЫ ГОТОВЫ РАБОТАТЬ ЗА ИДЕЮ?

Неплохие заработки предпринимателей — распространенное заблуждение. Гарантий здесь быть не может. Скорее всего, поначалу ваш бизнес вовсе не принесет денег, а когда у вас наконец появится прибыль, вы захотите реинвестировать ее в рост. Если вы работаете один и весь доход достается вам, вы еще не предприниматель — вы просто нашли себе хорошую работу. Быть предпринимателем означает реинвестировать и постоянно расти.


ВЫ ГОТОВЫ ВКЛАДЫВАТЬ В БИЗНЕС СОБСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ?

Офисные помещения, сотрудники, оплата хостинга — все это стоит денег. Прежде чем открыть дело, убедитесь, что готовы вложить в бизнес часть собственного капитала. Если вы обратитесь к инвесторам, они захотят узнать, сколько своих денег вы вложили в компанию, — ведь это лучшее доказательство вашей приверженности начинаниям. Если вы не хотите инвестировать в компанию, почему это должен делать инвестор?


ВЫ СМОЖЕТЕ СТАТЬ БУХГАЛТЕРОМ, ЮРИСТОМ, КАДРОВИКОМ, СОТРУДНИКОМ СЛУЖБЫ ПОДДЕРЖКИ?

Успех дела зависит от вашей способности адаптироваться и брать на себя новые роли. Бизнес — это способ донести ваш сервис или продукт до клиента. А значит, вам придется делать и то, что не по вкусу.


ВЫ РЕШИТЕСЬ УВОЛИТЬ КОГО-ТО?

Увольнять людей тяжело, но это важная часть управления бизнесом и неизбежный этап роста вашего предприятия. Вы должны быть готовы к тяжелым разговорам с сотрудниками, — о зарплате, об отношениях в коллективе и, наконец, о необходимости расстаться.


ХВАТИТ ЛИ ВАМ ТЕРПЕНИЯ?

Создание успешной компании — дело долгое. Мое рекламное агентство принесло хоть какие-то деньги только через 18 месяцев. Бизнес — это не способ быстро разбогатеть. Он требует веры в свои идеи и долгосрочные планы и очень большого терпения.

«Умение выбрать момент, настойчивость и десять лет упорных попыток в конце концов со стороны будут выглядеть как внезапный успех», — сказал однажды американский предприниматель и сооснователь Twitter Биз Стоун.


ВЫ УМЕЕТЕ МОТИВИРОВАТЬ СЕБЯ?

Ответственность перед коллегами — отличная мотивация, чтобы укладываться в дедлайны, рано вставать, задерживаться допоздна и выкладываться на полную. Но если вы отвечаете перед самим собой, вам придется так же рано вставать и задерживаться допоздна — но теперь уже ради бизнеса. И если вам не хватит мотивации, в бизнесе вы не задержитесь.


ВЫ ПОЖЕРТВУЕТЕ ЛИЧНОЙ ЖИЗНЬЮ?

Если для вас значимы походы по барам и вечеринки с друзьями, возможно, вам не стоит идти в бизнес. Важнейшая истина: бизнес отнимает очень много времени. Встреча с друзьями в баре или несколько часов планирования — вам придется выбирать. Вполне вероятно, что друзья не поймут вас. Вы должны научиться говорить «нет» и погружаться в дело с головой.

Если, судя по ответам, вам все же стоит заняться бизнесом, у меня для вас две новости: а) впереди у вас чертовски непростые времена и б) оно того стоит.

Автор: ДЖОРДАН ШЕЛЬТГЕН, сооснователь Cave Social


Миллениалы сейчас составляют большинство работников. Поэтому традиционные управленческие подходы безнадежно устарели. Для небольших IT-компаний очень важен человеческий фактор.Генеральный директор «Стрим» Оксана Воробьева на конференции Ladies Code рассказала, почему нельзя брать разработчиков на «удаленку», как уменьшить текучку кадров и почему IT-компании обязательно нужен юрист.

 Ставьте задачи правильно.

Сейчас мы разрабатываем мобильные приложения для операторов, и у нас смешанная команда. Около 150 человек — дизайнеры, разработчики, тестировщики, юзабилити-, продакт— и проджект-менеджеры — работают в Москве, Санкт-Петербурге, Перми, и без отличной коммуникации не обойтись. Пусть они ругаются и спорят, но каждый должен знать общую задачу.

 Доверяйте своему техническому директору.

На обсуждение новой задачи я всегда иду с техдиректором — мы вместе определяем архитектуру проекта. Я могу внятно объяснить, чего хочу, а он наберет команду и выстроит рабочий процесс. Дальше — только общий контроль. Но надо понимать, что конечная ответственность все же лежит на вас. Так что на должность техдиректора берите того, кому можете доверять и с кем будет комфортно работать.

 Никакой «удаленки» для разработчиков.

Недавно компания МТС решила внедрять удаленную работу. Мы тоже ввели ее во многих своих подразделениях, но не для разработчиков. Иначе начинается «Я ему написал, он мне не ответил». Когда команды сидят рядом, они могут развернуться друг к другу, посмотреть, проговорить — и в результате работают быстрее, без простоев и недопонимания.

 Обеспечьте разработчиков всем необходимым в офисе.

Google, Apple, Яндекс и Mail.ru неспроста уделяют много внимания рабочей среде для своих сотрудников. Мы тоже считаем, что офис IT-компании должен быть максимально комфортным и обязательно иметь кухню с кофе, чаем и печеньками. Когда разработчик думает о коде, ему нельзя мешать и все должно быть под рукой. Поэтому мы постоянно улучшаем свой офис.

 Покажите разработчикам, что они отвечают за результат.

IT — очень конкурентная среда. Если мы берем разработчика, то доверяем ему полностью и считаем, что он сам придумает код. Тогда сотрудник самостоятельно делает большой проект и он — не просто винтик. Это очень снижает текучку, особенно в регионах.

 Собирайтесь вместе и празднуйте.

Даже в трудные времена (когда мало заказов, а стоимость разработки падает) надо праздновать каждую победу и запуск проекта. Мы всегда выделяем деньги и время на корпоративы, встречи, волонтерские инициативы и никогда не откажемся от этого. Наши офисы — удаленные, и поэтому хочется собраться вместе и посмотреть в лицо «тем самым» людям, с которыми сделан «тот самый» проект.

 Говорите «спасибо» лично.

В IT-компании каждый делает свой проект и варится в собственном соку. Постепенно это превращается в рутину. Я рассказываю сотрудникам, к чему мы идем и к чему пришли. Я отмечаю вклад каждого и говорю ему «спасибо».

 Подберите правильных сотрудников.

У нас не приживаются люди, не настроенные на партнерство. Конечно, бывают исключения — некоторые особо ценные, умные и креативные специалисты. Мы поручаем им «менторство» и стараемся добиться их участия в рабочих группах.

 Наймите сильного юриста.

Иногда мне поступают звонки с претензиями: «Ваш партнер не заплатил налоги, и вы за него должны заплатить». Или: «Вы работаете с big data — а это четыре года за распространение данных». Хороший юрист может снять с начальства часть головной боли. Его решения иногда в ущерб бизнесу, но зато все делается по закону — так спокойнее.

 Не приносите работу домой.

На работе нужно работать, а дома — отдыхать и заниматься домашними делами. Научитесь быстро переключаться. Ко мне это пришло только с рождением детей. Хотя иногда мне кажется, что я недодаю им внимания…

Автор: НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВА  






Оригинал текста

Некоторые мужские парикмахерские категорически отказываются впускать женщин в рабочую зону (а иногда — и на порог) своих заведений. Как сообщил Inc. один из читателей, его жене не позволили дожидаться мужа в барбершопе. Владельцы и сотрудники барбершопов рассказали Inc., почему они не рады женщинам и откуда пошла эта традиция.

Причина №1: это «фишка».

ДМИТРИЙ ШИВАНОВ, 
владелец die Apotheke, Москва

— Это старая традиция — как в банях, наверное. Но сейчас это скорее «фишка», дань прошлому. Можете изучить ребят из Schorem (барбершоп в Нидерландах — Inc.) или Figaro’s Barbershop (барбершоп в Португалии — Inc.) — это все одна тусовка, и мы в ней.

На самом деле так мы проявляем заботу о женщинах —  им лучше не знать и не слышать, о чем толкуют мужики в барбершопах (будут крепче спать). Мы любим женщин и уважительно к ним относимся, но у мужчин должно быть место «безопасности», где они могут спокойно, без скованности, поговорить на разные темы. Когда в помещении женщины — увы, этого не происходит.

Причина №2: женщина не должна вмешиваться в процесс стрижки.

РОСТИСЛАВ СКОРОХОДОВ,
управляющий Yuppie Barbershop, Калининград

— У нас строго разделены зона ожидания и зал, где стригутся. Женщина не видит работу мастера и не может указывать, что он делает не так.

Некоторые мужчины не любят, когда жена лезет в процесс и подбирает стрижку «под себя». А женщина может бунтовать, когда ее муж приходит отдохнуть и выпить виски, — чтобы не принял лишнего. В итоге мужчина не может расслабиться. Это всё-таки мужской клуб, но многие наши клиенты не могут отказать своим женам и девушкам составить им компанию. У нас защищены и такие мужчины.

Причина №3: Религия 
не позволяет

МОВСАР,
администратор барбершопа Chop-Chop, Грозный

— Барбершоп — мужское место. Женщин, которые ждут мужей или сыновей, мы в зал не пускаем. Им тут делать нечего. Да и принципы Ислама этого не позволяют.

Причина №4: в барбершопе мужчина расслабляется.

АРТЁМ ТКАЧЕНКО,
управляющий мужской парикмахерской Flattop, Москва

— В зоне ожидания, конечно, женщины остаются — от этого никуда не деться. Но в зал наши барберы их принципиально не пускают. Мужчины здесь расслабляются и отдыхают, у них свои разговоры. И чтобы они комфортно себя чувствовали, общаясь друг с другом, внутри должны быть одни мужчины.

Причина №5: так принято 
во всем мире.

ГЕОРГИЙ,
управляющий барбершопом Schegol, Москва

— Барбершоп — мужская территория, и женщинам туда нельзя, — так принято. Например, в Европе их на порог не пустят. Правда, мы одними из первых ввели новшество — у нас работает женщина-барбер. Но посетительницам в зал нельзя: не важно, мать это, сестра или дочь — она будет сидеть возле ресепшена.

Причина №6: барбершоп — это истинно мужское место.

МАРГО МУРА,
администратор барбершопа Boy Cut, Москва

— Женщинам к нам нельзя, потому что это —  истинно мужское место. В настоящих барбершопах их не пускают на порог. В России, правда, женщина может стать администратором барбершопа — за счет русского менталитета. У нас, например, работают девочки-администраторы, но барберы — строго мужчины.


Алексей Ермилов, совладелец сети мужских парикмахерских Chop-Chop

— Я не понял вопроса, пускаем ли мы женщин физически? Вы что, издеваетесь что ли?! Разумеется пускаем! У нас что, фашистская Германия?! Это какая-то дикая новость.


Автор: ОЛЬГА КОРОЛЕВА, редактор Inc

Оригинал текста

Сайт Sports.ru появился 19 лет назад: до 2007 года он существовал как хобби, а затем Дмитрий Навоша с партнерами начали развивать проект как бизнес. Сейчас Sports.ru — это медиа с аудиторией 7,5 млн пользователей в месяц и флагманский проект цифрового издательства Tribuna Digital, куда входят также тематические спортивные приложения на нескольких языках. Три месяца назад компания привлекла $3 млн от фонда Impulse VС. По словам Навоши, месячная аудитория международных проектов Tribuna Digital составляет 6,5 миллиона человек. Выручка всех проектов издательства за 2016 год — 250 млн рублей. Предприниматель рассказал Inс., как должны работать медиа в современной России, почему не надо играть в азартные игры с государством и в чем сила правила зубной щетки.

О бизнесе

У БИЗНЕСА НЕТ ПЛЕЙБУКА — ЭТИМ ОН И ИНТЕРЕСЕН.

ВОЗМОЖНОСТЬ ПОТЕРЯТЬ СОБСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ — ПРИВОДНОЙ РЕМЕНЬ ЭФФЕКТИВНОСТИ БИЗНЕСА.

СОВРЕМЕННАЯ КОМПАНИЯ — ЭТО САМООБУЧАЮЩАЯСЯ НЕЙРОСЕТЬ. С коллегами нужно делиться не успехами, а прежде всего неудачами. Много экспериментов, много провалов, которые надо систематизировать и учитывать, чтобы не наступать на одни и те же грабли.

СМЕШНО ГОРДИТЬСЯ, ЧТО ЧАСТНЫЙ БИЗНЕС ЭФФЕКТИВНЕЕ ГОСКОМПАНИИ, так и должно быть — по умолчанию, — сказал мне один западный инвестор, когда несколько лет назад мы обсуждали совместное развитие компании.

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ЛАЯТЬ САМ, ЗАЧЕМ ТЕБЕ СОБАКА. Эта поговорка моего партнера по Sports.ru характеризует нашу позицию во взаимоотношениях акционеров и редакций. Нельзя указывать журналистам, ЧТО писать. Но мы работаем на очень подвижном, быстро меняющемся рынке — и постоянно ведем с нашими редакциями разговоры о том, КАК писать, как дальше развивать наши медиа, чтобы оставаться востребованными и актуальными.

НЕСТИ ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ — ЛЕГКИЙ СПОСОБ ЗАМЕДЛИТЬ ДВИЖЕНИЕ.Неудачные эксперименты нужно закрывать вовремя.

«НАДО БЕЖАТЬ НЕ ТУДА, ГДЕ ШАЙБА СЕЙЧАС, А ТУДА, ГДЕ ОНА БУДЕТ ЧЕРЕЗ 5 СЕКУНД». Так учит величайший хоккеист Уэйн Гретцки. Я думаю, это не только про хоккей.


Если хочешь лаять сам, зачем тебе собака.Эта поговорка моего партнера по Sports.ru характеризует нашу позицию во взаимоотношениях акционеров и редакций.

О медиа

БЫТЬ «ПРОСТО МЕДИА» МАЛО, КОГДА ВСЕ ВОКРУГ МЕДИА — КАЖДАЯ КОМПАНИЯ И ЧЕЛОВЕК.

ИНТЕРНЕТ СТРЕМИТЕЛЬНО МЕНЯЕТСЯ: ВЧЕРА ЭТО БЫЛО NEW MEDIA, А ЗАВТРА УЖЕ OLD. Сначала эта гонка выматывала (например, веб только-только стал рентабельным, а уже надо вкладываться в мобайл). А потом пришло осознание, что с каждым новым технологическим витком мы все успешнее, главное — относиться к переменам не как к угрозе, к досадному неудобству, а как к интересной возможности. Не можешь изменить ситуацию — измени свое отношение к ней, — это работает.


Tribuna Digital в цифрах

Источник: данные компании


250

МЛН РУБЛЕЙ — выручка всех проектов в 2016 году


6,5

МЛН ЧЕЛОВЕК — месячная аудитория международных проектов


7,5

МЛН ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ — (веб и мобайл) аудитория Sports.ru 
за май 2017 года

НАПРИМЕР, СЕГОДНЯШНИЙ ДИКТАТ ПЛАТФОРМ — ОТ ANDROID ДО FACEBOOK — МОЖЕТ ПУГАТЬ, НО ОН ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ РАБОТАТЬ В ДЕСЯТКАХ СТРАН, НЕ ПОКИДАЯ МОСКОВСКИЙ ОФИС. Выход на новые географические рынки никогда не был так прост — барьеров в построении продукта, дистрибуции, монетизации сейчас куда меньше, чем 5 лет назад, не говоря уже про 25.

СТРЕСС-ТЕСТ РОССИЙСКИМ РЫНКОМ ПОЛЕЗЕН НОВЫМ МЕДИА, ПЛАНИРУЮЩИМ СТАТЬ МЕЖДУНАРОДНЫМИ. Если ты научился плавать в серной кислоте, то и в воде тоже справишься. Наши международные проекты уже полгода растут на 50% месяц к месяцу — российские так не росли никогда.

У МНОГИХ РЫНКОВ ЕСТЬ СВОЯ СПЕЦИФИКА. Но на первом этапе построения международной компании важно фокусироваться не на различиях, а на общем, и делать это общее максимально мощно.

МОЖНО ДОЛГО АНАЛИЗИРОВАТЬ РЫНОК, СТРОИТЬ МОДЕЛИ И ПРОГНОЗЫ, СПОРИТЬ И СОМНЕВАТЬСЯ. А можно быстро «запилить» minimum viable product и проверить идею на пользователях. Все чаще мы предпочитаем второй вариант — и вам советуем: это может оказаться быстрее и дешевле, не говоря уже о точности.

ПРАВИЛО ЗУБНОЙ ЩЕТКИ: ЕСЛИ К ПРИЛОЖЕНИЮ ЛЮДИ НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДВА РАЗА В ДЕНЬ, ЕГО НАДО ЗАКРЫТЬ. Нужно делать только те продукты, которыми пользуются реально часто.

ОСНОВНОЙ ХАЙП В ТЕХНОЛОГИЯХ ПОЧЕМУ-ТО ВСЕГДА ПОДНИМАЕТСЯ ВОКРУГ ИНСТРУМЕНТОВ: НЕЙРОСЕТИ, ЧАТ-БОТЫ ИЛИ VR. Мне интереснее опираться на сущностные вещи, которые появились вместе с интернетом, но по-прежнему недоиспользованы. Например, элементы краудсорсинга, вовлечения аудитории в создание добавленной стоимости. На этом мы строим все свои продукты. «Когнитивный излишек», описанный Клэем Ширки, всё еще огромен.

Я НЕ ВИЖУ БУДУЩЕГО У ТЕМАТИЧЕСКИХ МЕДИА, КОТОРЫЕ ПРИ ЭТОМ НЕ КОМЬЮНИТИ. Вне компании всегда больше светлых голов и драйва, чем внутри нее.

В ТАКОЙ ПОДВИЖНОЙ СРЕДЕ, КАК DIGITAL, ДОЛГОСРОЧНЫЕ ДЕТАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ НЕ ИМЕЮТ СМЫСЛА (КУДА ВАЖНЕЕ ВИДЕНИЕ, ОСОЗНАНИЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДВИЖЕНИЯ)  —  А БЕЗ ЯСНЫХ КРАТКОСРОЧНЫХ ПЛАНОВ НИКУДА. Что мы делаем прямо сейчас? На чем фокус? Без этого легко потеряться в разнообразии возможностей.

Аудитория международных проектов Sports.ru

6 500 000 – Май 2017

5 200 000 — Апрель 2017

3 300 000 — Март 2017

2 300 000 — Февраль 2017

1 800 000 — Январь 2017

1 200 000 — Декабрь 2016

800 000 — Ноябрь 2016

ИСТОЧНИК: данные компании

Об управлении и сотрудниках

МНОГИЕ МЕДИЙЩИКИ НЕ СПОСОБНЫ ОСОЗНАТЬ СВОИ ПРОБЛЕМЫ (НЕ ГОВОРЯ УЖЕ ОБ ИХ РЕШЕНИИ). Эти люди безнадежно отстали от времени. Понимаю, что это неизбежно произойдет и со мной. Поэтому на топовые позиции мы назначаем людей в возрасте 22–27 лет. Мы ищем молодые таланты. Акцент на оба слова: и «таланты», и «молодые», — мы хотим еще долго делать актуальные вещи.

НАНИМАЙТЕ ТЕХ, КТО СПОСОБЕН РАСТИ БЫСТРЕЕ КОМПАНИИ. На длинной дистанции сотрудники развивают компанию, а не компания сотрудников.

ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ СВОЕЙ ПРОФЕССИЕЙ ВНЕ РАБОТЫ, МЫ НЕ ПОМОЖЕМ ДРУГ ДРУГУ. Мы не готовы просто покупать рабочее время человека и не будет заставлять его работать из-под палки.

ПО ПРИНЦИПУ ПОСТМОДЕРАЦИИ МОГУТ БЫТЬ УСТРОЕНЫ НЕ ТОЛЬКО САЙТЫ, НО И РАБОТА КОМПАНИЙ. В какой-то момент стало понятно, что именно так и нужно работать: сотруднику не требуется разрешение на какое-то действие —  он делает, а потом обсуждает — если это провал. Построить компанию без жесткой иерархии, с несколькими продуктами в разных странах, как у нас, невозможно без инициативы сотрудников, без их способности расти самим и постоянно обновлять свой skill set.


Автор: НАСТЯ БЕРЕЗИНА










































  Фото: Екатерина Закливенец/Inc.

Оригинал текста

Масштабная реконструкция Москвы сказывается на бизнесе. В прошлые годы владельцы магазинов, кафе, парикмахерских и прочих заведений на раскопанных улицах жаловались на снижение трафика и выручки (до 80%). Представители власти в ответ заявляли, что после реконструкции посещаемость даже увеличивается, а средний чек продаж растет. Весной стартовал очередной этап работ по программе «Моя улица», в рамках которого планируется благоустроить более 80 улиц, площадей, переулков и набережных. Предприниматели рассказали Inc., как реконструкция отражается на их работе, что они делают, чтобы не терять клиентов, и есть ли от программы какая-то польза для бизнеса.

«То ли нефть ищут, то ли могилу малому бизнесу роют»

 — Дела плохи, — говорит совладелица кафе «Дети райка» Варвара Турова. — К нам невозможно пробраться никаким образом — нас разрыли второй раз за год. В прошлом году делали велосипедные дорожки, а в этом — то ли нефть ищут, то ли клад, то ли могилу малому бизнесу роют…

Никитский бульвар, где расположено кафе Туровой, попал в программу комплексного благоустройства столицы «Моя улица» на 2015–2018 годы. Ее главная задача — «создать комфортную городскую среду и сделать Москву местом, удобным для жизни», говорится на официальном сайте мэра Москвы. В предыдущие два года по программе отремонтировали более 100 улиц, в том числе Новый Арбат, Тверскую и ряд других крупных торговых улиц города.

По данным компании JLL, тогда трафик снизился у всех коммерческих операторов реконструируемых улиц. Выгородка тротуаров привела к сокращению пешеходного потока, а сужение проезжей части и сокращение числа парковочных мест — к уменьшению автомобильного трафика. В этом году по программе планируется реконструировать 87 улиц, в том числе: 1-ю Тверскую-Ямскую, Варварку, Большую Лубянку, Бульварное кольцо и солидную часть Садового (полный список можно посмотреть по ссылке).

Московскую реконструкцию из-за ее размаха называют уникальной и, в то же время, неоднозначной. «Нынешние работы сравнимы по масштабу с послевоенной реконструкцией, ни в одном из знакомых мне случаев власти города не перекапывали за четыре года такое количество улиц», — говорит директор «Городских Проектов» Максим Кац. Глава Института экономики транспорта и транспортной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Михаил Блинкин проводит другую аналогию. По его мнению, столь масштабную реконструкцию центральной части города пережил разве что Париж в XIX веке — во времена барона Османа.


Фото: Екатерина Закливенец/Inc. 
В кафе — через полосу препятствий

Сейчас перед «Детьми райка» разрыта часть мостовой и весь тротуар, к кафе сложно пробраться и создаётся впечатление, что оно закрыто. Это, по словам Варвары Туровой, напрямую отражается на выручке — с начала ремонта Никитского бульвара количество посетителей упало вдвое, в то время как средний чек остался неизменным. У расположенной рядом кондитерской «Хлеб & CO» трафик просел еще сильнее. «Как в апреле начался ремонт и нас перегородили, так клиентов почти не осталось — покупателей стало примерно на 80% меньше. Если раньше выручка составляла в среднем 30-40 тысяч рублей в день, то теперь редко бывает больше 10 тысяч», — жалуется представитель компании.

Из-за реконструкции Чистопрудного бульвара оказался перекрытым вход в кафе «Рецептор». Теперь персонал заведения регулярно выходит на улицу, чтобы зазывать посетителей, но это не особо помогает. «Не скажу точно по выручке, но количество гостей снизилось минимум на 30%. Теперь к нам приходят только лояльные покупатели, проходящие мимо перестали заходить», — констатирует совладелица сети Надежда Пак.

Улица Сретенка с обеих сторон закрыта бело-зелеными заборами, по фасадам зданий расположены строительные леса. В пятницу 26 мая там открылась новая кафе-пекарня сети «Хлеб Насущный». «Мы знали, что Сретенка попадет в ремонтную зону, но были в шоке, когда увидели масштаб реконструкции», — рассказала бренд-директор «Хлеба Насущного» Наталья Джариани. Кафе пришлось разместить внешние растяжки и самостоятельно положить деревянные мостки к входу. «В прошлом году от реконструкции пострадали несколько наших кафе. Самый яркий пример — кафе на Таганке: на протяжении двух месяцев выручка была на 20%, иногда даже на 30% меньше ожидаемой», — говорит Джариани.

Заведения Novikov Group попадают под реконструкцию ежегодно. Владелец сети Аркадий Новиков на вопрос об изменениях ответил с иронией: «Невозможно припарковаться и невозможно зайти в ресторан, а так — всё нормально». Но сказать точно, насколько снизилась посещаемость заведений, он затруднился.

Генеральный директор «Даблби» Анна Цфасман цифрами располагает: «По опыту двух последних лет могу сказать, что во время реконструкции выручка падает на 25-30%. Сложно сказать, как обстоят дела у других собственников, в нашем случае бренд уже известен и наши клиенты готовы добираться до кофеен даже через все эти буераки». По словам Цфасман, в этом году сети повезло — реконструкция улиц затронет всего две кофейни, поэтому бизнес сможет пережить еще одно подобное лето.

Некоторые заведения, впрочем, с выводами о падении посещаемости пока не торопятся. В кафе «Жан-Жак» на раскопанном Лубянском проезде отметили, что пока перегороженные улицы влияют на количество посетителей меньше, чем обычный дождь. А в торговом центре «Атриум» (на улице Земляной Вал тоже вовсю идет реконструкция) и вовсе отказались комментировать тему: «Мы сейчас сами пытаемся понять, повлияет ли эта программа на количество клиентов или нет».

  Фото: Екатерина Закливенец/Inc.

«Потерпите — это ненадолго»

Бизнес ищет способы минимизировать потери. В прошлом году, например, некоторые предприниматели просили на период ремонта снизить ставку налога, если помещение находилось в собственности города. Но власти навстречу в этом вопросе так и не пошли, вспоминает в разговоре с Inc. уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве Михаил Вышегородцев. По его словам, аргументация со стороны мэрии была следующей: мы делаем вам улучшения, и в дальнейшем посетителей в заведениях станет даже больше, чем до реконструкции.

Город предоставляет только 5% общего количество арендных площадей для бизнеса, и большинству предпринимателей приходится разговаривать с арендодателями. «Если арендатор «сидит» на длинном контракте и собственник к нему лоялен, то вполне можно рассчитывать на дополнительное соглашение, предусматривающее временное снижение ставки аренды на срок проведения ремонтных работ», — считает руководитель направления аналитики торговой и складской недвижимости компании JLL Оксана Копылова. Сети «Даблби», например, по словам ее гендиректора Анны Цфасман, чаще всего удается договориться о скидке.

Вышегородцев сообщил, что в этом году еще не получал от московского бизнеса жалоб, связанных с реконструкцией улиц. Но он не сомневается, что скоро к нему хлынут заявления и обращения от предпринимателей. Впрочем, никаких особых действий бизнес-омбудсмен предпринимать не намерен. «После того, как завершился прошлогодний этап реконструкции, я пообщался с предпринимателями там, где она уже прошла. Они сказали, что средний клиент стал лучше — оставляет больше чек, сидит дольше и больше потребляет», — рассказал Вышегородцев. Теперь, по его словам, он не будет просить город изменить арендную ставку или налог, «потому что этого город не поддержит». «Я буду говорить предпринимателям «потерпите, реконструкция — это ненадолго», — сказал московский бизнес-омбудсмен.

Михаил Блинкин, директор Института экономики транспорта и транспортной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»:

 — Взаимоотношения «арендатор-арендодатель» крайне редко означают отношения «власть-бизнес», как правило, это «бизнес-бизнес». С тем, что между бизнесменами должны быть неформальные конвенции на время реконструкции, я полностью согласен. Это абсолютно разумная и естественная идея с точки зрения либеральной экономики — в Москве форс-мажор, давайте снизим ставки. 

За рубежом бизнес-сообщество самостоятельно адаптируется к каким-то изменениям в городе — так было, например, в Милане и Гамбурге. Очень хороший пример — Лондонская олимпиада 2012 года, в преддверии которой затеяли грандиозную реконструкцию района Стратфорд. Во время ремонта там творился настоящий ад и бизнес договаривался между собой, — я об этом знаю, потому что участвовал в этих обсуждениях. С деталями я не знаком, но собственники заведений договорились с арендаторами о скидках на время реконструкции. Нам было бы неплохо этому научиться.

Дальше будет лучше?

По словам Максима Каца, опыт реконструкций в других городах говорит, что в итоге бизнес действительно только выигрывает от увеличения числа пешеходов на улицах. Хотя в любой стране предприниматели поначалу нервничают — так было в Копенгагене, где пешеходной сделали улицу Строгет, и в Нью-Йорке (там закрывали Бродвей). Но в итоге, по словам Каца, средняя посещаемость растет. «Страдают только представители премиального сегмента: дорогие рестораны, ювелирные магазины. Их аудитория после увеличения проходимости тротуара остается прежней, а иногда даже снижается», — говорит директор «Городских Проектов».



Фото: Екатерина Закливенец/Inc.

Президент компании VASSA&Co Вячеслав Грановский подтверждает, что в его магазинах после реконструкции количество посетителей упало. «Расширение тротуара в первую очередь затронуло парковочные места, а поскольку мы работаем в Luxury-сегменте, наши клиенты в основном ездят на машинах и теперь не могут возле нас останавливаться», — пояснил бизнесмен. По его словам, магазины VASSA&Co из-за реконструкции потеряли примерно 30–40% клиентов. «По моим ощущениям, примерно столько же потерял и весь стрит-ретейл в Москве», — добавил Грановский.

У заведений ресторанной группы White Rabbit Family трафик после реконструкции улиц остался прежним. «Мы работаем в сегменте премиум, рост пешеходной проходимости улиц для нас ничего не значит», — сказал в разговоре с Inc. основатель группы Борис Зарьков. Не заметили увеличения посещаемости и в «Чайхоне № 1». «Когда вели реконструкцию Нового Арбата, у нашего заведения там посещаемость снизилась на треть, прошлое лето у нас практически пропало, — рассказал управляющий партнер сети Рустам Хамидов. — Когда ремонт улицы закончился, трафик постепенно пришел в норму, но лето еще не наступило и мы не можем говорить о каком-то росте. Средний чек остался на том же уровне».

В «Шоколаднице», напротив, заметили, что реконструкция улиц в перспективе «благотворно влияет на доход заведений сети — горожане больше гуляют и чаще заходят в кофейни». У Анны Цфасман из «Даблби» другое мнение — по ее словам, после реконструкции всё довольно быстро возвращается в норму, но поток клиентов не увеличивается, просто возвращаются гости, которые раньше не могли дойти.

Аркадий Новиков признает, что увеличение пешеходных зон — это хорошо, но для ресторанов это скорее минус — клиентам теперь нельзя припарковаться и приходится дольше идти. Михаил Блинкин из Института экономики транспорта и транспортной политики на это замечает: «Москве рано или поздно придется отказываться от наивной, архаической модели потребления, когда вы приезжаете в магазин или ресторан на автомобиле и автомобиль стоит у двери». Эксперт привел в пример улицу Виа Монтенаполеоне в Милане, где объем продаж выше, чем в пределах Садового кольца в Москве. «При этом там никому не придет в голову ездить на автомобиле — в крупных городах Европы так не бывает», — добавил Михаил Блинкин.

Сергей Георгиевский, гендиректор Агентства стратегического развития «ЦЕНТР»

 — Важно, чтобы бизнес во время реконструкции городской улицы был проактивным. В подобных стрессовых ситуациях можно найти положительную сторону: они способствуют объединению и коллаборации, что выгодно и власти, и самому бизнесу. Объективно, у чиновников нет возможности взаимодействовать с каждым представителем бизнеса, но как только предприниматели объединяются и вырабатывают единую позицию, диалог становится возможным.

Например, во время строительства линии метро Second Avenue в Нью-Йорке (США) владельцы торговых точек на проспекте объединились в бизнес-ассоциацию Second Avenue, чтобы справиться с возникшим беспорядком. Они выдвинули идеи, как поддержать бизнес во время стройки. Например, разработали веб-сайт www.2ndavenueshopper.com, который информировал клиентов о специальных предложениях. На мой взгляд, если в ходе программы «Моя улица» родятся сообщества бизнесов, которые научатся отстаивать свои интересы и взаимодействовать с властью, это будет очень интересным и неожиданным результатом.

При запуске реконструкции улиц в городах США по инициативе местной власти разрабатывают так называемые программы смягчения последствий строительства. Однако на данный момент, насколько мне известно, нет системного механизма внедрения подобных программ в политику города. Зачастую в таких случаях города сами вырабатывают план, чтобы обеспечить поддержку со стороны бизнеса, так как часто именно притесняемый малый бизнес переходит на сторону оппозиции. Чтобы нивелировать ситуацию, строительные подрядчики устанавливают знаки, указывающие, что бизнес открыт, а город финансирует рекламу, привлекающую клиентов, и субсидирует скидки на период ремонта.

Университет Висконсин-Мэдисон провел исследование, чтобы выработать рекомендации по смягчению последствий строительства. Среди чиновников из 46 городов США был проведен опрос об их опыте поддержки бизнеса, расположенного на реконструируемых улицах. В результате исследования был составлен общий экшн план наиболее эффективных мер:  

1. Кампания по заблаговременному информированию бизнеса о ремонтных работах.
2. Усиление безопасности на реконструируемых улицах.
3. Организация «горячей линии» для оперативной реакции на вопросы бизнеса, пострадавшего от ремонта. 
4. Поддержка малого бизнеса кредитными/грантовыми программами. 
5. Выделение средств и рекламных площадей на дополнительную рекламу по привлечению клиентов во время ремонта (наиболее эффективно и часто используется в практике городов).

У каждой улицы есть своя экономика, потому что в контексте города улица — это не только транзит, но и общественное пространство, наполненное различными сервисами. Программа «Моя улица» создает условия для развития среднего и малого бизнеса: увеличивает потоки людей, привлекает туристов, высвобождает первые этажи под социокультурные, общественные и коммерческие функции, создает места для общественной активности горожан, — чем способствует усилению экономики московских улиц.

Источники Inc. в московской мэрии говорят, что руководство города готово содействовать бизнесменам в сложившейся ситуации. 

Редакция журнала Inc. предлагает предпринимателям, чьи бизнесы затронула реконструкция улиц, сообщить об этом в редакцию по электронному адресу editorial@incrussia.ru с пометкой «Реконструкция». У нас есть идея, как вам помочь.

Автор: Андрей Велесюк

Читайте нас в FacebookTwitter и ВКонтакте.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире