«Нет правосудия без зрителей» (Поль Валери)

В Нобелевской лекции «О русском уме», читанной академиком Павловым в 1918 году в Петрограде, говорится: «Русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует». На примере так называемого «Дела БОРН» мы видим, что практически за сто лет ничего не изменилось в мировосприятии наших соотечественников. Слова в виде показаний Тихонова и Хасис есть, а фактов, стоящих за ними, нет. Более того, имеющиеся факты и критический анализ всего потока слов, исходящих от Тихонова и Хасис, опровергают эти самые слова. Я уже подробно разбирал показания Хасис, теперь пришла очередь подвергнуть разбору те вещественные доказательства, которые должны подкреплять и служить базисом показаниям Тихонова и Хасис.

18 марта 2015 года мои адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов познакомились с так называемыми вещественными доказательствами в стенах ГСУ СК. Адвокат Марк Фейгин так впечатления от этого мероприятия изложил: «Исходя из с того, с чем я ознакомился, а это оружие, которое я сфотографировал, становится очевидно, что и его объем, и его габариты, и его вес — а это очень много оружия — не могло быть переносимо обычным способом, в сумке, как это утверждает Тихонов».

5 ноября 2009 у меня в ходе обыска были изъяты телефоны, компьютер (MacBook White), множество бумаг, носители информации. Этот обыск я описал здесь. Изъятые предметы без каких-либо вопросов мне вернули в конце июня 2010 года. В момент моего ареста в Белграде 8 мая 2013 года у меня с собой были телефоны, MacBook Air, распечатка черновика книги «С чего начинается Родина?». Сразу после этого в моей съёмной квартире в городе Баня-Лука был произведён обыск, изъят ноутбук Lenovo и множество бумаг: записи, записные книжки, документы. Lenovo российская сторона забрала сразу, а все бумаги оставила, так как они следствию неинтересны.

Характерно, что ничего даже отдалённо напоминающее оружие ни в 2009, ни в 2013 гг. у меня обнаружено не было. Это не мешает следствию предъявлять мне обвинения по ст. 222 ч.3, основываясь лишь на словах Тихонова, который утверждает, что, то ли в 2007, то ли в 2008 году я подарил ему то ли гранату РГО, то ли РГН. Которую он то ли увез на Украину и кому-то там отдал, то ли отдал кому-то, уезжавшему на Украину (в разных допросах Тихонов говорит по-разному).

Таким образом, имеющими ко мне отношение доказательствами в деле являются: распечатки с MacBook White, сделанные в 2010 году; распечатки с многократно копировавшихся DVD с копией MacBook White, сделанные в сентябре 2014 года; ноутбук Lenova, изъятый при обыске в г. Баня-Лука и выданный в Россию; MacBook Air и внешний жесткий диск, которые были со мной в момент ареста 8 мая 2013 и приехали в Россию 8 ноября 2013 года в ходе экстрадиции.

При этом MacBook Air и внешний жесткий диск являются недопустимыми доказательствами в соответствии со статьёй 75 и 88 УПК РФ, так как были изъяты у меня в нарушение УПК 8 ноября 2013 года по доставке меня в РФ без протокола моего задержания (около месяца я провел в «Лефортово» без ареста судом, то есть незаконно, согласно статье 301 УК РФ «Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей») – без протокола изъятия, без понятых. Вещи просто забрали по описи в каптерку «Лефортово», а 12 декабря оформили изъятие как «выемку». А черновик книги вообще сгинул где-то в подвалах УЗКС.

Что же так заинтересовало в моих компьютерах? Логи «Скайпа», различные документы и фото. При этом технической информации о файлах – дата создания, автор, программа (для текстовых файлов), откуда (с какого сайта), когда был сохранён или же когда/каким фотоаппаратом сделан снимок (для изображений – вся эта информация есть в JPEG-файлах) – нет. Это важно, так как тогда можно провести сравнительный анализ с файлами на ноутбуке, изъятом у Тихонова и Хасис в ходе обыска 2 ноября 2009 года и убедиться, что у нас вообще нет общих файлов, то есть я ему ничего не передавал по «Скайпу» – это подтверждается и логами «Скайпа» с июля по октябрь 2009 года. Удивительно, что эта тенденциозная выборка (из 200 тысяч сообщений за 4 месяца выбрано, а, точнее, с мясом выдернуто из контекста около 2-х тысяч сообщений) сделана лишь в сентябре 2014 года. И там нет никаких приказов и установочной информации, о которой говорит Хасис (она же якобы постоянно стояла за плечом Тихонова и читала наши логи), что я подробно разобрал в тексте «Почему Хасис врет?».

Теперь разберу иные доказательства, которые предъявляет следствие, хоть они и не имеют ко мне отношения.

Любопытный факт. Часть доказательств утеряна безвозвратно. В томе 3, стр. 32 сказано, что вещественные доказательства по Халилову и Филатову утрачены. Утеряно по Филатову – кастет, распечатки, телефон, компьютер. При этом в постановлении от 12 февраля 2009 года сказано: «Осмотреть и приобщить к делу частную переписку по электронной почте и ICQ, хранящуюся на жёстком диске ПК Филатова» (стр. 135, том 3). Приобщалась она тогда или нет, но в этом деле её нет. По Халилову – 8 CD-записей камер наружного наблюдения (то есть, утрачены полностью), паспорт Халилова. Аналогичная ситуация и с Азизовым (том 3 стр. 54).

Далее по утраченным доказательствам.

В прослушке Тихонова и Хасис содержатся следующие реплики Тихонова (том 12, стр. 117, 133): «Если идём на прорыв, то забираем красную сумку и мой рюкзак» и «Значит, патроны, гранаты, куча записей всяких, куча сим-карт, все мои телефоны в красной сумке». Ни красной сумки, ни рюкзака нет в перечне вещественных доказательств. Более того, все блокноты Тихонова и прочая «куча записей», замечу собственноручных, были уничтожены по решению судьи Замашнюка – в приговоре Тихонову и Хасис от 6 мая 2011 года судья Замашнюк постановил уничтожить блокноты и прочие бумажки, изъятые у Тихонова и Хасис в ходе обыска 3 ноября 2009 года.

Копии блокнотов есть в деле (том 21, стр. 19), но, вероятно, это далеко не все записи Тихонова. Но даже в имеющихся копиях блокнотов достаточно информации, чтобы понять алгоритм действий Тихонова. Стр. 19-38 – множество установочных данных на абсолютно разных людей. В том числе на стр. 25 установочные данные на 6-х так называемых «Чёрных Ястребов». Надо сказать, что в ходе очной ставки в декабре 2013 года Тихонов утверждал, что я дал ему их список с адресами, но написанный не моим почерком. А чьим? Почему бы сразу не сказать, что я написал этот список почерком Тихонова в его же блокноте?

Некоторых доказательств, о которых говорят заключившие негласное соглашение с УЗКС Исаев и Баклагин, вообще не существует. Так, застрелив 15 сентября 2010 года Соса Хачикяна, они якобы бросили там лист А4 «Это за ребенка. БОРН». 21.10.2012 г. Краснов отправляет поручение замначальнику УУР ГУВД по г. Москве полковнику А.И. Храпову (стр.112 том 7): «Из показаний обвиняемых Исаева и Баклагина следует, что после убийства Хачикяна они оставили в подъезде листовку формата А4 с надписью «Это за ребёнка. БОРН»». Проверка места преступления (поквартирный опрос жильцов и уборщицы) силами оперативников уголовного розыска не привела к обнаружению оперативно-значимой информации. Уборщица же, обнаружившая труп, заявила, что «при уборке подъезда никаких записок она не находила» (стр. 114-116 том 7).

Существует этот лист лишь на словах. А зачем он нужен УЗКС и следствию? Это одно из немногих связующих звеньев между группой Баклагина-Исаева-Коршунова и Тихоновым. УЗКС нужно было привязать Баклагина-Исаева к «БОРН».

Спортсмена Абдуллаева они застрелили из обреза 24 декабря 2009 года, а после отправили заявление об ответственности за преступление некоей «Автономной группе сопротивления «Русский Щит»» из интернет-кафе в г. Электросталь. Далее моя реконструкция событий. Группа Баклагина-Исаева-Коршунова была под контролем Управления по защите конституционного строя (УЗКС) ФСБ РФ, а, точнее, Яны Бежановой и Ко, поэтому им было известно, кто стрелял в Соса Хачикяна + обрез тот же. А потому, для привязки этих троих к Тихонову и созданию из них «БОРН-а», Я.Б. размещает на подконтрольном ей, но недавно закрытом сайте News.nswap.info (PN14) 7-е и последнее заявление «БОРН» о том, что в дальнейшем АГС «Русский Щит» будет подписываться как «БОРН». Это заявление в материалах дела упоминается, но не приводится. Но на сайте News.nswap.info/PN14 оно было размещено. Впрочем, сайт с осени 2014 года отключен, как и два других, подконтрольных Яне Бежановой сайта – Naziwiki и geroivoli.

Это вкратце о так называемых вещественных доказательствах по так называемому «делу БОРН». Таким образом, налицо состав преступления по ст. 302 «Принуждение к даче показаний» и ст. 303 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности» УК РФ со стороны следствия и оперативного сопровождения дела.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


06 апреля 2015 | 15:40

Показания Тихонова и Хасис
----------------
Это дело вообще всё тёмное, начиная с того (первого) суда, когда Тихонову зачем-то надели мешок на голову.


06 апреля 2015 | 16:12

Одно можно сказать, что НАЦИСТЫ и убийцы политических противников режима, возможно только пир шикарном финансировании оперов КГБ и под их " крышей" !!! Сурков , просто обязан сидеть с этими не людьми в одной камере и пожизненно;--- показания на него эти кровавые нацики дали!?!?


(комментарий скрыт)

Tatyana.Kan 06 апреля 2015 | 21:04

Илья поднял важную тему - вещдоки, это не слова, это объективные факты. И очень странно, что антифашисты не требуют от СК найти утерянные доказательства по делу Филатова, ведь они могут рассказать очень о многом.


06 апреля 2015 | 21:15

Какое выражение лица Ильи Горячева!.. ЧЕСТНЫЙ, ПРЕКРАСНЫЙ, БЕСХИТРОСТНЫЙ!.. Были бы все такими молодые люди в России!..
Илья Горячев - из числа ЛУЧШИХ людей России!.. Удачи и успехов Вам!..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире