24 июля меня неожиданно дернули с прогулки и, не дав переодеться, не объясняя (традиционно), куда и зачем мы едем, в шортах и шлепках отвезли в Следственный комитет на очную ставку с Евгенией Даниловной Хасис, которой мы так долго добивались.

Рано или поздно юзер «SK», конечно же, выложит видеозапись сего мероприятия на Ютьюб, я же опишу свои впечатления. Первый этаж СК, две двери – «Технический кабинет №1» и «Технический кабинет №2». Заходим в первую. Интерьер американского фильма про ФБР – стол, стулья и 2 огромных зеркала во всю стену – смежную со вторым кабинетом, разумеется. Оппоненты сделали выводы из очной ставки с Тихоновым – Хасис в гражданской, а не казенной одежде, накрашена (сперва даже и не узнал), в руках не конспект выступления, а чистые листы – роль выучила. Волосы заплетены в косу и лежат на левом плече, прикрывая ухо – в ходе трехчасового действа Евгений Хасис характерно теребила его, все это напоминало сцену из советского фильма «и билет при нем».

Ее усадили спиной к «зеркалам», а меня напротив. Адвокат, по словам Евгении Хасис, ей не нужен, с моей же стороны был Марк Захарович Фейгин, Николай Николаевич Полозов отсутствовал, т.к. в этот день оглашался приговор Удальцову, которого он также защищает. В целом, ее выступление очень напоминало публикации в «Новой Газете» – автор текста один и тот же, но были и новые детали. Тихонов сравнивал меня с Рамзаном Кадыровым, а Хасис поставила в одной линейку с бин Ладеном и Гитлером (но неприязни при этом она ко мне не испытывает, по ее словам), говорит, спать не может спокойно, ведь я «рвусь к власти», «а такие люди, как Горячев, устроили то, что сейчас творится на Украине», правда, не уточнила, с какой стороны.

Следствие, как и обещал Краснов 26 февраля, модернизирует мое позиционирование – Ирландская Республиканская Армия более не звучит, теперь источник моего вдохновения видят в УПА и Романе Шухевиче – правильно, обвинения должны попадать в текущий политический тренд. «Я не знаю, что будет дальше, может быть, бандеровцы ворвутся в Москву и освободят Горячева», – сокрушается Хасис, которая в 2009 году съела мне весь мозг, как я могу участвовать в медиа-кампании вокруг газового конфликта Киева и Москвы на стороне Москвы, когда у Хасис «столько хороших друзей живет в Киеве».

Как раз за пару дней до этого, 22 июля 2014, следователь Лягин знакомил нас с экспертизой видеозаписей с камер наружного наблюдения с Пречистенки 19.01.2009, где присутствует Хасис, и вот через два дня эта же Хасис сперва говорит, что я им приказывал всех убить (приказывал по Скайпу, а Хасис стояла за спиной у Тихонова и все читала, логов таких в природе никогда не существовало, но жалующаяся на память Хасис это «помнит»), а Тихонов не мог ослушаться, т.к. я «очень доминантен», и тут же презрительно цедит: «Горячев убить никого не в состоянии» и «бабу свою защитить не сможет». При этом из экспертизы прослушки их квартиры, полностью продемонстрированной на процессе 2011 года, пропадают (попросту обрезаются) их людоедские разговоры и оценки меня, из которых видно, насколько невысоко они меня котируют.

Точно так же не поднимается прослушка звонков Тихонова из СИЗО «Матросская тишина», частично опубликованная в «Новой», по которой можно сделать верные выводы о характере моих отношений с Тихоновым. Кстати, первой его фразой, когда он позвонил, была: «Прости, что у тебя из-за меня столько проблем».

Хозяюшка Хасис, хранившая в холодильнике отрезанную голову, рассказывает подробно, как с ними жил в 2008 году Паринов, как она общалась с другими членами их банды, сбитой еще в конце 90-х годов, которую она скромно именует «молодежной организацией, в которой в юности состоял Тихонов», и утверждает, что никто, кроме Тихонова, не знал о том, что я их организатор, т.к. я великий конспиратор. Подтверждается это тем, что, встречаясь с Хасис (а с ней я виделся раз 5-6 с июля по октябрь 2009 года, и до начала октября, когда я узнал, что она живет вместе с Тихоновым, она была для меня просто досужий блогер из интернета), я якобы отключал аккумулятор от телефона. Но неувязочка – у меня был iPhone, а у него аккумулятор не отключается. Мелочь, но характерная. Говорю об этом. Хасис взрывается – «Это Горячев все стенографирует и специально записи ведет, с кем он встречался, а я не записываю, это 6 лет назад было!» Недовольство тем, что я все записываю, разделяла как минимум оперчасть «Бутырки».

Характерно, что этот ответ повторялся каждый раз, как звучал конкретный вопрос – «я не помню, это было давно», «он всегда это говорил», «это общеизвестный факт», «я не стенографирую встречи», «биллинг вам не поможет». В итоге выдает, победно улыбаясь – «Я тоже помню подробности, Горячев ходил в очках и с рюкзаком», при этом прием «сведение ответов к абсурду» применяется многократно. Вообще, Евгения Хасис говорила штампами, которые уже звучали в выступлении на суде 2011 года лидера Blood & Honour / Combat18 Сергея «Опера» Голубева, при этом, когда звучал похожий вопрос, Хасис отвечала чуть ли не слово в слово, теребила левое ухо и говорила медленно, но очень патетично. А про Blood & Honour я узнал, что хотел манипулировать и ими, но сумел дорваться только до сайта и диктовал им, что публиковать на сайте.

При этом патриотический журнал «Русский Образ» и одноименная организация, появившаяся в 2007 году, очень хорошие и объединяли хорошую патриотически настроенную молодежь, только возникло это чуть ли не вопреки мне, я «РО», видимо, украл у кого-то – это в целом позиция следствия подменять реальность виртуальностью. К хорошему (точнее тому, что не получается очернить) я вроде как особо отношения не имею, зато в строгой тайне создал из ОБ-88 – БОРН, манипулировал Blood & Honour, это еще убрали в шкаф, видимо временно, обвинение в том, что я Манежку 11 декабря 2010 года устроил и вообще агент ЦРУ, завербованный в Сербии (ну вот есть и мотивация, и объяснение – все делал по их приказу и инструкциям, они же и конспирации научили).

Ставится мне в вину и взвешенная позиция, например, по Бешновой, мол, приличные искренние люди бесновались, а он специально маскировался под умеренного, т.к. очень хитрый злодей – конспиратор. Конечно, это злит операторов-наводчиков Хасис, я понимаю. Куда проще работать с маргинализированными горлопанами. Яркий пример последнего времени – Зухель на стороне бандеровцев. Маршрутизировали. Удаленное управление, как во времена Достоевского. На единичном примере Зухеля можно продолжить дискредитировать и маргинализировать правое крыло, не давая ему окончательно оформиться в респектабельную общественно-политическую силу еврообразца.

Звучали снова и громкие фамилии, обвинения в том, что я, оказывается, бюджеты на молодежную политику пилил. Но вы же знаете, у меня все-все записано, в том числе и цифры доходов/расходов. Где же эти бюджеты, преступно освоенные? Но цель выяснить истину ж не стоит, она и так всем акторам известна, цель как можно больше страшных обвинений озвучить, «завиноватить», может, присяжные испугаются и поверят, а в деталях, кои содержат суть, разбираться не станут. Точные факты и детали вообще злят оппонентов. Не удалось нам прояснить и очень важный блок вопросов (Краснов говорит, что это не допрос, а очная ставка и вопросы Евгении Хасис можно задавать лишь о том, о чем она сама говорила), а именно – как и когда в 2008 году Тихонов вернулся из Киева в Москву, как и когда он объявил об этом Хасис, при каких обстоятельствах она пригласила его и Паринова жить к себе за ее счет, как Тихонов сообщил, какой деятельностью они планируют заниматься (Или скрыл? А что тогда сказал?). Почему в 2011 году на суде они утверждали, что я давал им «Браунинг», а теперь оказалось, что не давал. Почему вообще их позиция столько раз менялась и продолжает изменяться. При этом оперируют исключительно голыми словами, под которыми не содержится фактов.

Слово – это же не ярлычок факта, а для них слово само по себе факт – здесь не удержусь и процитирую мою любимую Нобелевскую лекцию академика Павлова 1918 года «О русском уме»: «Русская мысль совершенно не применяет критики метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни. Я вам приводил примеры относительно студентов и докторов. Но почему эти примеры относить только к студентам, докторам? Ведь это общая, характерная черта русского ума. Если ум пишет разные алгебраические формулы и не умеет их приложить к жизни, не понимает их значения, то почему вы думаете, что он говорит слова и понимает их».

Давайте факты, я их фактами же опровергну, сами знаете, у меня все записано, а пустопорожние слова себе оставьте. Точно так же знаю, что сейчас свою роль учит Сергей «Опер» Голубев – «козырь в рукаве», как кому-то кажется. В этой связи вспоминается октябрь 2009 года, мы как «РО», плюс «Сопротивление» Романа Зенцова, проводим в Ставрополе очень успешный турнир по смешанным боям, куда приехали спортсмены из Москвы, Минска, Екатеринбурга. Ростова-на-Дону. «Вести-Ставрополь» дало отличный сюжет. И вот по возвращении в Москву, посмотрев отчет на нашем сайте, мне синхронно пишут, с мягко скажем претензией, Евгения Хасис и Сергей Голубев – «У вас судья был нерусский». С их точки зрения, это обнуляло ценность всего мероприятия. Тут же пошли и соответствующие «мнения» по блогам, форумам, соцсетям, что «турнир плохой и неудачный» по вышеприведенной причине.

И еще пара зарисовок. Закончилось мероприятие. В кабинете я, Евгения Хасис и конвойный из ЦСН. Конвойный спрашивает – «Что с руками?» – показывая на шрамы (я ж не был о мероприятии предупрежден, поэтому с длинным рукавом ничего не надел). Отвечаю – «Брился, порезался». Он – «Лучше б шею себе вскрыл, я б тебе даже первую помощь оказывать бы не стал». Я – «Не сомневаюсь». Реплика Хасис (хоть и попросил ее в самом начале воздержаться от внепроцессуального общения, она все же не выдержала): «Что в отрицалово ушел, режим шатаешь?» (смеется).

И уже по дороге в Капотню, в микроавтобусе, короткий диалог с сотрудником ЗКС.

Он: «Ну что, Илюша, как тебе очная ставка?».
Я: «Театр юного зрителя».
Он: «Присяжные любят театр»
Я: «Значит, посмотрим, у чьей труппы мастеров больше».

Был такой эксперимент психологический, его видео есть где-то в интернете. 4 детей. Троих подговаривают отвечать на вопрос: «Какого цвета мяч?» (а он белый) – «черный». А четвертого ребенка не трогают. И вот трое на вопрос отвечают, что белый мяч – черный, а четвертый под давлением воли большинства, не желая выпадать из коллектива, называет белое черным, прекрасно сознавая, что оно белое. На этот психологический эффект оппоненты и рассчитывают, пытаясь заранее сформировать искаженную информационную подложку.

Вспоминается еще разговор ночью с 20 на 21 апреля 2010 года в кабинете у Краснова с еще одним полковником, ставшим генералом, уже «под протокол». Цитата.

Он: «Илья Витальевич, Вы же умный, ведь Вы могли догадаться».
Я: «И что бы я с этими догадками стал делать?».

И еще одна его реплика: «Мы проверили, конечно же, билет в Сербию Вы купили раньше, нежели Маркелов назначил пресс-конференцию». А теперь Краснов честно говорит (разговор 26 февраля 2014 года): «Приехал бы ты тогда на суд и ничего этого бы не было. А ты не приехал и поэтому я твое общение с Тихоновым теперь буду интерпретировать по-другому».

Илья Горячев, СИЗО

Комментарии

44

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире