3 апреля 2014 года Басманный суд г. Москвы еще на месяц продлил срок предварительного заключения Илье Горячеву. В материалах арестного дела появился протокол обыска съемной квартиры Горячева 5 ноября 2009 года. Заметим, что все изъятые предметы (в основном, носители информации) были возвращены ему в июне 2010 года, ничего противозаконного в ходе обыска обнаружено не было, а по носителям информации в ходе двух допросов в ноябре 2009 и апреле 2010 годов также не было задано ни одного вопроса. Мы публикуем главу об этом обыске из готовящейся к печати книги Ильи Горячева «С чего начинается Родина?».

«У нас тут три раза был обыск,
и, после того как ничего не нашли,
сказали, что ваше дело плохо
и по всему видать — вы опытный преступник»
(Ярослав Гашек. Похождения бравого солдата Швейка).


Утро было достаточно тяжелым. Успех концерта на Болотной площади мы праздновали долго в мясном кабаке «Хардкор» где-то между «Лубянкой» и «Чистыми прудами». Открыв глаза, первое что вспоминаю — фразу Егора вчера: «Мне звонили мои знакомые из конторы. По Маркелову взяли парня и девушку. Я думаю, это Никита». Действительно, он уже несколько дней как пропал из аськи. Один раз лишь аська загорелась зеленым цветочком и пришло сообщение — ссылка на фотохостинг, которым Никита никогда не умел пользоваться. По ссылке фото — очень размытое и расплывчатое, можно разобрать, что это какой-то ярко освещенный вестибюль — торговый центр или метро. И сцена борьбы — на блестящем мраморном полу на спине валяется крепкий мужчина, рядом с ним еще кто-то, а вокруг в стойках стоит еще несколько человек.

Принял душ, сварил кофе. Телефон разрывается. Все звонят с поздравлениями. Из Москвы, Минска, Киева, Белграда. Включаю «Мак», открываю ленту новостей. Breaking news — «Арестован подозреваемый в убийстве Маркелова Никита Тихонов», на фото: Никиту ведут по коридору в мешке на голове и каком-то синем бушлате. Тут же раздается звонок Белова.

— Новости видел?
— Видел, Саш.
— Мне уже начали звонить журналисты. Чего говорить-то? Что мол знакомы, работали вместе на выборах?
— Ну да. Чего тут скрывать-то. Как есть, так и говори.

Вешаю трубку. Снова звонок, теперь Кум звонит — Дима Стешин.

— Да, Дим?
— Новости смотрел?
— Да, видел да…
— Я в Питере сейчас, а мне на работу какие-то черти звонят, в отделе кадров мой домашний адрес пробивают.

Информацию принял. Вчерашний день еще не отпустил, все воспринимается сквозь пелену, информация туго проникает сквозь кокон в мозг. Наверное, у Тайлера Дёрдена, когда он долго не спал, были такие же ощущения. Чак Паланик очень четко описал их как фотокопии, каждая следующая — бледная тень предыдущей.

Звонок в дверь. Смотрю в глазок стоит консъерж. С ним пару недель назад вышел конфликт. Видимо расплетать пришел. Извиниться или наоборот предъявить. Открываю. Крупный мужик в кожанке со стрижкой, как у Дукалиса, упирает ствол «ПМ» в голову, сразу же валит на колени, потом дальше на пол. В квартиру влетают еще несколько человек, град ударов, ствол в лоб.

— Женю знаешь? Где оружие?

Очки улетели куда-то в угол. Боковым зрением вижу, что не разбились. Уже хорошо. Очки дорогие и запасных у меня сейчас нет, а линзы я не очень люблю.

Сверху слышу голоса:

— Наручники давай. Ты че не взял? Б**, ну ремень снимай, связывай его ремнем.

Вот думаю, прям правда в плен взяли. Ремнем связывают.

Подняли на ноги поставили лбом в стену. В квартиру поднялась еще толпа людей. Всего человек десять. Уже более представительных нежели те, что вломились первыми. С ними понятые. Негодяй консьерж, позировавший перед глазком, оказался уже в роли понятого, с ним такая же потертая тетка, похожая на дворника. Второй понятой. Смотрят на меня как на врага советской власти, которого тимуровцы поймали в логове буржуинов за поеданием бочки варенья и коробки печенья. Ну да, квартира неплохая, снял ее полтора месяца назад. До меня тут Глюкоза жила. Ну та, которая мультяшные клипы делала про девочку с доберманом и свиногитлера.

Посадили в кресло, руки связаны. Требуют оружие какое-то. Говорю, вон мол сейф стоит, в нем два травмата. Разрешение в паспорте лежит на оба. Выдавал майор Евсюков в 55-м отделении милиции. Самый представительный, усатый, с сединой и объемным животом, говорит «да развяжите его». Опер развязывает, вставляет ремень себе обратно в штаны. Но взгляд с меня не спускает и ствол держит наготове. Ощущаю себя практически Бен Ладеном. Один сразу же проходит на балкон и демонстративно встает у двери, чтоб я, значит, в окно не сиганул.

Из толпы незнакомых людей выделяется парочка с более наглым прищуром. Фейсы. Все в туфлях, на кожаных куртках, просто лучшие коллекции Черкизона.

— Ща все оружие у тебя найдем. — говорит тот, что с самым дерзким прищуром.
— Да вряд ли найдете, нет у меня никакого оружия, вон кроме травматов, — отвечаю.
— Найдем, найдем, не беспокойся.
Ну думаю, раз так уверены, что найдут, наверное с собой принесли. Тут как-то стало не по себе.
— Да не найдете. Нет у меня, кроме травматов, ничего.
— Хочешь поспорим, что найдем? Чего ты вообще спокойный-то такой. Ждал что ли нас?
— Нет — говорю — если бы ждал, дверь не стал бы открывать. Вы бы еще пару часов помучились, а я бы успел разным-разным людям позвонить. А спокойный… Ну видимо не чувствую за собой ничего дурного.
Тот, что первым влетал в квартиру и сидит на расстоянии метра от меня, контролирует, а также смотрит, чтобы я не дотянулся до компьютера или телефона — они лежат тут же в 50-ти сантиметрах, причем телефон разрывается от звонков и эсэмэсок, а компьютер — от сообщений скайпа. Выщелкивает патрон из ствола «ПМ-а». Спрашиваю:
— Это патрон, чтоб его ща у меня же и найти под диваном?
— Нет, чтоб тебя случайно не пристрелить, — и смотрит как на классового врага.

Один из «гостей» определяется как следователь Следственного Комитета. Показывает постановление об обыске. В постановлении отчество написано неверно — «Викторович», а отца-то у меня Виталием при рождении нарекли. Постановление оформлено грамотно, потом некоторые личности распускали слухи, мол, обыск у меня был вообще без бумаг, а я, мол, лошара, дверь открыл. Нет, все бумаги были в порядке. За исключением отчества.

— Я помощник депутата. Вон ксива лежит на столе. По закону о статусе депутата Государственной Думы, вы обязаны моего депутата уведомить о проведении любых следственных действий.
— А какого депутата то помощник?
— Виктора Петровича Водолацкого, атамана Всевеликого Войска Донского, депутата фракции «Единой России».
— Ишь ты. Ну ничего и до депутата-атамана твоего доберемся, — ухмыляется фейс.

Начали обыск. Внимательно наблюдаю, как бы чего из своих карманов не подбросили. Но нет. Ничего у меня нет, а они видимо не подготовились. Бумаги привлекли больше всего внимания. Большая кипа каких-то бесполезных справок о межэтнической ситуации с гербами ФСО, ФСБ, МВД. Сами справки написаны по материалам сайта ДПНИ.орг. Однако модные гербы производят впечатление.

— А это у тебя откуда все?
— А вон в той папке лежало, почитать дали. — показываю на красивую папку с надписью на обложке «Управление Собственной Безопасности МВД РФ».

На полу у меня стояла картина культового художника Васи Ложкина «Зай Power». Друзья на день рождения подарили. Косились на нее, косились, но ничего не спросили. Видимо, слишком концептуальный экстремизм. А уж что они подумали, особенно консьержи, лучше и не знать.

Обыск закончен. Фейсы поняли, что спор-то они проиграли и, не желая этого признавать, расстроенные, уехали, не дожидаясь окончания формальностей. Нелепые понятые уже который час стоят в углу и переминаются с ноги на ногу. Присесть им некуда, да им никто и не предлагает. Остались только менты, они разобрали из ящиков на балконе свежий номер «Русского Образа» и читают. Человек шесть и у каждого в руках наш журнал. Какой красивый кадр пропадает. Следак пишет протокол обыска, тщательно переписывая номера каждого изымаемого компакт-диска. Понятно, что уже ничего не подкинут. Глаза стали слипаться, взял подушку и лег на диван. Задремал. Сквозь сон слышу разговор по телефону «Ведет себя спокойно, не нервничает. Да он вообще сейчас уснул!». Слова сменяются оффлайном. Проспал минут двадцать, но успел увидеть сон. Все события этого дня, но только ретроспективно. Звонок в дверь — смотрю в глазок — а дальше улетаю, как птичка, с балкона. Просыпаюсь. Нет, такая альтернативная реальность мне не нравится. Я ж не птичка. Летать не обучен.

До темноты усердный следак переписывает какие-то мои бумажки, компакт-диски. Целый мешок бумажек ему понравился. Какие-то мои записи от руки, записные книжки, все мои «мулескины», распечатки. Лежу, думаю, ну я ж уже сколько часов трубку не беру, в скайпе не отвечаю, может кто догадается до меня доехать. Хочется уже некой публичности и контакта со своими. Чего вообще происходит-то.

— Собирайся, — говорят, — с нами поедешь.
Одеваюсь, на шею надеваю большую брояницу.
— А чего это ты крест только ща надеваешь? Теперь уже не поможет.

Очень смешно, ага. Просто вчера под броником толстый из узелков крест-брояница мешался. Объяснять не стал.
Вышли на улицу, сели в замызганную девятку и поехали. Приехали на Петры. Время уже за полночь.

Внутри все тот же следак, похожий на практиканта. Отвез награбленное имущество в мешке в Следственный Комитет и приехал на Петры. Начинается какой-то дикий допрос. Показывают протокол допроса Хасис, где написано, что я ей поставлял оружие. Дичь, говорю, какая-то и неправда. Пару минут препираемся с ментами. В итоге, они переглядываются и фейковую бумажку убирают в стол. Самым веселым оказался все же следак. Украв у меня пачку фотографий с выезда с Михасем на Косово в 2006 году, он углядел там фото ТЭЦ Косова-А и Косова-Б. Спрашивает:

— Зачем вам фотографии промышленных объектов? Вы планировали там теракты?, —губы поджал и глаза щурит, — все как учили.
— Это Косово. Три с половиной года назад. Косово — это Сербия. Сербия — это заграница.
— То есть вы признаете, что планировали террористические акты за пределами Российской Федерации?
— Нет, не планировали. В Косово своих террористов хватает. Им импортные ни к чему.
— Тогда расскажите мне, как Вы возили в Россию сербское оружие в багаже вашего друга депутата Мищенко?
— Никак не возил.
— Нет возили, мы точно знаем.
— Зачем вы вчера на концерте все были в бронежилетах?
— Отрабатывали взаимодействие Службы Безопасности.
— Где вы их взяли?
— В аренду у знакомого ЧОПа.
— А что за генерал ночью подъезжал на Болотную площадь? Сцену вам разрешил на 12 часов раньше ставить? Кто это? Кому ты звонил?
— Ну вы ж знаете кто кому звонил, если спрашиваете. Посмотрите, у вас номер должен быть записан, кому — я забыл. А я не помню — дни очень насыщенные. Сотни звонков.

В общем подобным бредовым диалогом оказалось исписано две страницы. Жалко, этот самый первый протокол уничтожили. Его было б здорово онлайн выложить. Он очень веселый. Дальше начинаются какие-то непонятные движения, перезвоны. В три часа ночи все куда-то звонят. Периодически выходят по двое в коридор поговорить друг с другом или позвонить. Чего-то трут, спорят. Практикант из СКП куда-то пропадает. В итоге, в шесть утра пью кофе в «Шоколаднице» на Петровке. И еду домой. Открываю дверь — консьержи смотрят на меня как на Призрака Оперы.

— Здравствуйте. Не ждали что ли? — взгляд отводят и прячутся за занавеской. Потом оказалось, братья весь вечер меня искали. Пытали эти реликты совка, что происходило в 45-й квартире, где человек? А реликты глаза отводили и говорили «ничего не знаем, ничего не происходило, мы ничего не видели». Вот и их предки так же в 1937 тоже, поди, ничего не видели и не слышали. Немецкий пастор-антифашист Нимёллер после Второй мировой хорошо сказал про таких — «Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не был коммунистом. Потом они пришли за социалистами, я молчал, я же не был социал-демократом. Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза. Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не был евреем. Когда они пришли за мной, больше не было никого, кто бы мог протестовать».

Пишу эту главу ровно во вторую годовщину 5-го ноября 2009 года. Писать не хочется, тяжело. Этот день разделил мою жизнь на две части — беззаботное «до» и похожее на сценарий шпионского детектива «после».

Комментарии

13

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


28 апреля 2014 | 12:44

"3 апреля 2014 года Басманный суд г. Москвы еще на месяц продлил срок предварительного заключения Илье Горячеву." Илья Горячев
правоконсервативный политик,
'''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''''
Илья, получается эта малява из-за решётки?


28 апреля 2014 | 12:50

Держись Илья! Победа даётся только большой ценой!!!


28 апреля 2014 | 16:34

Да, цитата из Нимёллера в устах "правоконсерватора" - это круто!
"О, времена, о нравы!"(с)


evgenvalyaev14 30 апреля 2014 | 17:06

Читайте внимательно: "Пишу эту главу ровно во вторую годовщину 5-го ноября 2009 года". Нет, "эта малява" не из-за решетки.


28 апреля 2014 | 12:47

ФАШИСТ!


opiatnovyi63 28 апреля 2014 | 12:51

Это из-за " Утро было достаточно тяжёлым." ?


(комментарий скрыт)

28 апреля 2014 | 12:52

Ну, блин, в полку прилепиных прибыло. Вот отчего леваки такие тупые?


28 апреля 2014 | 13:16

Занудство какое-то.
Чего сказать-то хотел? Что визиты силовиков с обыском и приводом в отделение - неприятное дело? Что могли бы погуманнее или, наоборот, жаль что не побили и ничего не подбросили? Что консьерж плохой?


evgenvalyaev14 30 апреля 2014 | 17:12

Что человек сказать хотел - узнаете в следующих главах книги. Либо можно ознакомиться с предыдущими записями в блоге данного автора.


abborigen 28 апреля 2014 | 13:40

какая то интеллигентная у вас там полиция. Даже пакет целофановый на голову клиенту не надевали.


vseslavko 28 апреля 2014 | 14:08

Походу так уже не принимают. И вообще мы страна отводящих глаза консьержей и щурых оперов.


androidko 28 апреля 2014 | 18:14

Сей "геройский" текст никак не вяжется с его последующим страхом и сливом всего на всех http://fanat1k.ru/blogs-view-12892.php
Будем ждать мемуаров от следственного комитета РФ. Судя по уверенности следствия готовится серьезный материал не в пользу Горячева.
http://www.youtube.com/watch?v=pNFr-NxeZZ8

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире