История не терпит сослагательного наклонения, однако ж представьте себе, что в России после выборов 4 декабря не случилось ровным счётом ничего. Митингов 5 декабря, 10 декабря, 24 декабря, акций 4 февраля и 26 февраля в природе не существовало. Все смирились с результатами выборов, где масштабы фальсификаций хоть и были впечатляющими, но всё же не дали «Единой России» преодолеть рубеж в 50% голосов. К Грибоедову 5 декабря прошлого года пришли всё те же 500 человек, кто ходит на акции «Солидарности» каждый раз. Навальный попал во внезапное ДТП на подъезде к митингу и не смог явиться. Кое-кто из желающих застрял в метро, потому что на оранжевой ветке случилась нелепая авария. А многие остались дома, напуганные неожиданно холодной декабрьской метелью.

Послевыборный протест был бы скучно слит с самого начала. Не было бы разбирательств внутри и между многочисленных оргкомитетов. Не было бы хакерских атак на сайты, не было бы жестоких конфликтов между лидерами оппозиции, выложенных в сеть переговоров, не было бы сотен больших и маленьких акций, на которые тысячи людей потратили силы, деньги и время. Оппозиционеры так и занимались бы своими амбициями и личной жизнью, готовили небольшие акции, чтобы не дать людям забыть про своё существование. Остались бы ненарезанными километры белой ленты.

Состоялись бы выборы президента, где было бы несколько меньше наблюдателей. На результат это не оказало бы существенного влияния, хотя в Москве это привело бы к более высокому проценту голосов за Путина, а фальсификации можно было б в большей степени выровнять по регионам.

В стране не собирали бы многотысячные митинги проплаченных запутинцев. В Москву не вводили бы войск, и по центру сейчас можно было бы свободно гулять безо всяких приключений. Даже с белой лентой в петлице!

Медведев бы всё равно предложил свои программы по послаблению избирательного законодательства, которые готовились задолго до протестных акций. Например, снялись бы ограничения на регистрацию партий: ведь большое число мелких оппозиционных партий, конфликтующих между собой, интересно партии власти. Новый порядок избрания губернаторов тоже скорее выгоден президентской власти и не может считаться уступкой.

Казалось бы, мы выходили на площади много раз, а по сути изменилась только численность полиции на центральных улицах в дни вроде сегодняшнего.

А ещё среди протестующих появилось ощущение единства. Государства в государстве. Это не водораздел между Россией и Москвой (скорее, это часть России, которая стремится в Москву, потому что из регионов её силовым образом выталкивают). Если упрощённо, то это водораздел между Россией танков и Россией белых лент.

Первая Россия – это войска, бюджетники, бессмысленные работники госкорпораций, которых выгоднее таскать на путинги, чем заставлять работать. Плюс примкнувшие к ним равнодушные граждане, или бдительные граждане, охваченные страхом революции.

Вторая Россия – это не то чтобы интеллигенция, креативный класс или оппозиционеры. Это все те, кому вместо дряхлой и неповоротливой советской федеративной социалистической республики нужно современное, извините за банальность, государство: свободное, открытое, конкурентоспособное и готовое к переменам. Готовое уйти от контроля за всеми сферами жизни, где оно не нужно.

Беда в том, что вторая Россия сейчас объективно уступает первой в численности. Вчера я был наблюдателем на одном из участков Алексеевского района Москвы. Путин у нас получил 42% голосов, а Прохоров занял второе место и набрал 28%. На соседнем участке Путин получил 38% голосов, а Прохоров – 30%. Как возможно такое, что за Путина в относительно благополучных районах Москвы отдают свои голоса 40% избирателей? Для того, чтобы говорить о нормальной смене власти, количество честно голосующих за «Единую Россию» (и её кандидата в президенты) должно снизиться вдвое. И нет в этом результате ничего невозможного: надо много работать – и всё получится.

Что показывают, например, замечательные результаты муниципальных выборов: Вера Кичанова, Максим Кац, Константин Янкаускас и многие другие независимые кандидаты прошли в муниципальные собрания в разных районах Москвы.

Выходить на площади тоже придётся – много и часто. Не только для выражения требований или освещения в СМИ. Численный перевес – на стороне первой России в лице орд ОМОНа на московских улицах, и про разные «силовые сценарии» сейчас глупо разговаривать. Но каждый ответный путинг опустошает таинственные госрезервы, которые иначе были бы пущены на хакеров-нашистов или просто разворованы. Глядишь, часть платного быдла за путинские деньги купит телефон с твиттером, а другую часть на деньги кинут, и они больше не придут. Всё же польза.

Комментарии

34

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


igiss Александр Залесский 06 марта 2012 | 04:47

Приношу читателям извинения, опубликованный текст несколько не-окончательный и попал на сайт благодаря невовремя нажатой кнопке. Содержание в порядке, но написать можно было более лучше ;)


gundofar 06 марта 2012 | 10:42

Да, реально сосуществуют две России, как бы в разных плоскостях. Сдвиг начнется тогда, когда линия раздела пройдет по электорату Пу. Для оппозиции там непочатый край работы - те же силовики, те же бюджетники, те же студенты, те же малые города и поселки. Те же малые/средние частные предприятия, с вполне себе адекватными работниками. Надо играть на опережение, а не вздыхать о том, что протест никак не ширится.


ibondar_altilan 06 марта 2012 | 10:56

простите за ошибку конечно I think so, еще не пришел в норму после наблюдения - 27 часов непрерывного производства!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире