Где-то в начале второго часа акции 31 августа на Триумфальной площади появились те, кого принято называть «нашистами», — в пушистых колпаках Дяди Сэма, раскрашенных в пестрые цвета американского флага, — и стали раздавать распечатанные на принтере стодолларовые купюры. Долго пачки этих купюр валялись на асфальте под ногами у прохожих, и многие — люди вполне респектабельного вида — подбирали их и тщательно рассматривали: не настоящие ли? А вдруг?

Жизнь в стиле «а вдруг мне повезет», или, точнее, «а вдруг не повезет не мне», — самое точное определение того, почему на Триумфальную сейчас приходят сотни человек, а не тысячи, почему полицейский произвол, который в любом здоровом обществе вылился бы в немедленные и стихийные массовые выступления, некому остановить. Бумага в принтере не закончится, купюры можно печатать бесконечно: каждому из нас эти фальшивки раздают во множестве, и на проверку их подлинности (давайте напишем письмо Медведеву! проголосуем за любую партию! понаблюдаем за выборами! посмотрим, не стал ли Прохоров самостоятельным политиком!) тратится слишком много времени.

Идея о том, что свобода собраний — довольно ненужная и лишняя ценность — еще одна фальшивка. Реальна лишь грубая сила, которой из нас выбивают охоту отстаивать право на собрания. Два десятка человек, кто был задержан 31-го на Триумфальной, убедились в этом на собственной шкуре.

Продолжение террора

Задержаний действительно было немного в сравнении с прошлым 31-м: двадцать четыре человек против примерно сорока пяти. Но до шествия по Тверской 31 июля был задержан всего один активист – в начале акции задержания в этот раз были куда более жестокими.

Задерживали жестко, говорят, жестче, чем в прошлый раз — но так говорят каждый раз; точно более жестоким было обращение после задержания. Всех отпускали очень поздно, никто не остался без дела об административном правонарушении (среди задержанных 31 июля многие отделались объяснениями). В ОВД Пресненское, где я побывал 31 июля, проявили особое усердие: Симон Вердиян был избит ещё в автозаке у отделения, других задержанных, включая журналиста Олега Козловского, обвиняли и в неподчинении сотрудникам полиции, и в нарушении правил дорожного движения, и отпустили около полуночи в нарушение требований закона о сроках задержания. Константина Косякина, несмотря на инвалидность, незаконно оставили в ОВД «Тверское» до утра и отобрали телефон. Задержания за нарушение правил дорожного движения – не новость, но интересно, что полиция сама нарушает ПДД в массовом порядке: множество сотрудников постоянно находятся на проезжей части без каких-либо заграждений и специальных знаков.
Привлечение к административной ответственности в день акции — вовсе не единственная форма давления. Автору этой заметки, который 31 июля был задержан за фотографирование задержаний участников шествия на Тверской, не предъявляли вовсе никаких обвинений по административным статьям и ограничились взятием объяснения. Однако ж 29 августа участковый попробовал разыскать меня для того, чтобы истребовать «письменные показания» о произошедшем. В дальнейшем на моих родственников оказывалось давление: в частности, им рассказали, что меня могут включить в некие черные списки и поставить на учет в полиции. Что на округ Москвы, где я проживаю, таких пять человек, и что с нами надо что-то делать. Что к выборам участников массовых протестов будут подвергать все более жестоким репрессиям. Высказывалась также версия, что я избегаю общения с участковым из-за того, что совершал на площади правонарушения и боюсь ответственности за оные. Не проще ли прислать повестку?

Если на целый округ, где проживает почти миллион человек, недобитых экстремистов всего пятеро, то на район и тем более участок экстремист, конечно же, один, и портит статистику: ладно бы насильник какой, вор или педофил, а тут — страшно подумать! — ...

Страшно подумать о том, что такого рода откровения участкового сотрудника полиции вызывают у слушателей оторопь и ужас, а не смех и не желание выйти на улицу самим. Или в крайнем случае желание обратиться в прокуратуру и средства массовой информации. Эти события подтверждают уже высказанную в тексте о 31-м июля очевидную истину о том, что полицейский террор будет усиливаться и обогащаться все новыми методами. Ясно, что центр Э при ГУВД Москвы с сотнями, тысячами анкет таких невероятно опасных экстремистов по всей Москве не будет уделять столько внимания каждому из своих «клиентов», как стандартный участковый, которому прислали разнарядку всего на одного.

Успех

Стратегия-31 в этом августе завершилась безусловным успехом протестующих. Претензии к тому, что она была «тухла» и «немноголюдна», наталкиваются на реальность той-самой полицейщины, а заодно и заборов, которыми рассекли на части и изуродовали Триумфальную площадь. Сложносочиненная ограда, преградившая и без того узкий коридор к памятнику Маяковскому, стала дополнением к глухому забору, который находится здесь уже больше года и за которым сейчас не ведётся никаких работ. Кстати, одну хорошую службу забор все же сослужил: через него перекинули колпак зазевавшегося нашиста, который вернулся на площадь с очередной пачкой долларов.

Будет логично, если на Триумфальной после 2012-го появится бетонная стена: власть, готовая вечно воспроизводить себя, должна строить солидные защитные сооружения.

Увы, любое пространство способно вместить лишь ограниченное количество людей. Луга в парковом комплексе вместят десятки тысяч, средняя городская площадь вместит тысячи. Триумфальная сейчас в силах вместить пару сотен. Рассасывание по границам площади возможно, но оно разрывает связи, координацию между протестующими, которой и на нынешних немноголюдных собраниях не очень много.

Что же до «тухлости», то не стоит думать, что все, кто пришел на площадь, стремится провести вечер в отделении полиции: а именно этим регулярно завершаются ярким и оригинальным образом привлечь к себе внимание.

Сидячая забастовка неожиданно оказалась довольно красивой формой протеста, которая при должном выборе места удобна как участникам, так и, к примеру, прохожим: для того, чтобы сидеть вдоль забора, вовсе не обязательно перекрывать проход по пешеходной части улицы, как это фактически случилось у Тверской-Ямской 31 июля. Участники акции учли прошлые ошибки.

К недостаткам, помимо очевидно малой численности участников, можно причислить отсутствие известных лидеров. Появление Эдуарда Лимонова на площади вызвало невероятный ажиотаж со стороны журналистов: как кто-то удачно пошутил, очереди к Лимонову длиннее очередей в Мавзолей. Корреспонденты в самом деле сформировали очередь, толпились, расталкивали друг друга локтями до того усердно, что охране Лимонова пришлось сформировать вокруг него живое кольцо. Впечатление довольно тягостное: будто лидер «Другой России» превратился в музейный экспонат, который демонстрируется на площади в последний раз. Кто-то додумался лезть с фотоаппаратом между ног охранников.

Лимонов в итоге не был задержан, и, несмотря на задержания в начале акции, ее удалось достойно провести и достойно завершить. Позже активисты признавались, что у них впервые есть возможность после Триумфальной не проводить время в полиции самим и не вызволять оттуда задержанных друзей, а просто зайти в кафе и перекусить. Остаться на свободе, оказывается, не так уж сложно.

Стратегия-31: будущее

Вопреки скептическим прогнозам, будущее у Стратегии есть хотя бы потому, что у нее нет альтернатив. Сейчас у нас есть общеизвестное место и время протестной акции, к которой считают возможным и нужным присоединяться участники множества оппозиционных движений (есть и движения, которые смешивают ее с грязью — вроде Демвыбора — но к оппозиции и политике вообще они на сегодня имеют отдаленное отношение).

При должной изобретательности оказалось возможным не только провести мероприятие без массовых задержаний на глазах у полиции, но и привлечь множество стороннего внимания как со стороны журналистов, так и со стороны прохожих. Несмотря на тесноту, внимание было в основном доброжелательным.

Полицию тоже можно вынудить соблюдать закон. Внимание полиции можно обмануть и отвратить, можно собрать достаточное количество народа, чтобы максимально затруднить действия ОМОНа при задержаниях.

Главное, над чем организаторам Стратегии придется работать — возврат прежней репутации Стратегии-31 как массового мероприятия, потому что сейчас количество журналистов и фоторепортеров не меньше, чем число участников, что как минимум странно. Появление среди сидящих 31 августа на Триумфальной знаменитого дирижера Михаила Аркадьева — из разряда событий, которые этому содействуют. То, что появляться на площади теперь не настолько опасно, как ранее, позволит вновь звать на площадь все больше неравнодушных москвичей. Интерес со стороны СМИ, как показала практика, всё же не угасает и при должном развитии Стратегии будет лишь расти.

Ключевым моментом выступлений на Триумфальной станет 4 декабря. Выйти на улицу в день голосования — самый эффективный способ повлиять на то, как будет устроена наша жизнь в стране после выборов, результат которых предрешен заранее. 4 декабря 2011 года пройдут первые федеральные выборы со времен создания Стратегии-31. Именно в этот день определятся многие ее итоги, а вместе с ними и будущая тактика протестующих.

679484

679486

679487

679488

679489

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


murakob 02 сентября 2011 | 02:47

Александр, по итогам 31 июля и августа имеем.
Эдуард Венедиктович приходил с охраной и покидал акцию под охраной. В июле пешком, в августе на машине. На бордюре посидел и убыл восвояси. Активность нулевая! Вы верно подметили, что:
"Впечатление довольно тягостное: будто лидер "Другой России" превратился в музейный экспонат, который демонстрируется на площади в последний раз".


igiss Александр Залесский 02 сентября 2011 | 10:52

Как мне представляется, это не вина Лимонова с охраной, а странное поведение корреспондентов, почти каждый из которых счёл обязательным обзавестись фоткой лица Лимонова крупным планом. В условиях сидячей акции это непросто.


02 сентября 2011 | 03:29

"...Жизнь в стиле "а вдруг мне повезет", или, точнее, "а вдруг не повезет не мне", - самое точное определение того, почему на Триумфальную сейчас приходят сотни человек, а не тысячи, почему полицейский произвол, который в любом здоровом обществе вылился бы в немедленные и стихийные массовые выступления, некому остановить..."
Ох, как же это ВЕРНО, граждане !!!


lioshka_ 02 сентября 2011 | 13:04

Капля камень точит!
Ганди в итоге победил. Потому что народ победить нельзя.
Свои права и свою свободу граждане отстоят.
Узурпаторы и держиморды сгинут.
Площадь для людей, а не для ментов и заборов.


jestem 03 сентября 2011 | 01:27

Смешанные чувства вызывает такая демонстрация, когда фотографов и полиции больше, чем митингующих. Но... ни одна капля дождя не пролетит мимо земли!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире