Мы давно ждали настоящего спортивного праздника.
Мы очень хотели, чтобы зимние Олимпийские Игры в Сочи-2014, которые впервые пройдут в России, стали именно таким праздником. Но праздника может не случиться. Реальность будет совсем иной, чем нам покажут по телевидению в новостях и в спортивных трансляциях.

Я прекрасно понимал, что подготовка к Олимпиаде в Сочи идёт непросто.
Но если лично оказаться сегодня в Сочи, если пообщаться с местными жителями, если не под запись поговорить со спортсменами, можно испытать настоящий шок. Мне абсолютно не интересно, кто и сколько своровал на подготовке к главным спортивным состязаниям четырёхлетия. В конце концов, я не Счётная палата. Мне важно другое: то, что не видно будет во время лакированных репортажей из столицы российских субтропиков. Если, конечно, до этих репортажей дойдёт. Если Сочи не погрузится в традиционную для курорта тьму из-за перебоев с электроэнергией. И если в Сочи не будет обычных перебоев с водоснабжением. И если ещё очень многие привычные для местных жителей «если» счастливо не случатся.

***

Ещё никогда Олимпиады не заканчивались для нас хорошо.
Всё, что проводилось олимпийского на нашей территории, в итоге заканчивалось провалом. Впрочем, до сих пор Олимпиада у нас была пока только одна. Так что более репрезентативной ситуация станет для исследователя лишь после 2014 года. Однако всё, что происходит уже сейчас, так сказать, по пути в будущую олимпийскую столицу, свидетельствует только об одном: нас может ждать вселенский позор. И это мало кого волнует.

Жителей Сочи и окрестностей уверяли: у вас в 2014-м случится большой праздник спорта.
Мирового спорта. То, о чём вы потом будете рассказывать своим детям и внукам. Поэтому если надо будет потерпеть тяготы большой олимпийской стройки, то уж сделайте одолжение, потерпите. Это для вашего же блага, мол.

Жителей всей страны убеждали в том, что это и есть счастье, это и есть большая победа и предмет для гордости.
Вот и сделаем мы курорт с мировым именем на черноморском побережье Кавказа. Вот и потекут сюда инвестиции со всего мира после Олимпиады. Да, сейчас надо поднатужиться, в чём-то себе отказать. Но зато как преобразится наша столица российских субтропиков!

Мировое сообщество активно кормили рассказами, как можно провести олимпийский турнир по максимальным стандартам безопасности.
Увидите, мол, что даже близость пугающей весь мир Чечни, соседство Грузии с её неспокойными автономиями – всё это ни для кого не будет даже просто информационным фоном. Забудете все свои страхи. Да только взрывается время от времени недалеко расположенный Дагестан. Да и сам Краснодарский край – отнюдь не образчик спокойствия и благополучия.

Много кому и много чего обещали.
Здесь даже нет нужды подробно всё перечислять. Обманывать нижестоящих – российская традиция. Мы не философский трактат об этом пишем, поэтому нет нужды углубляться в эту тему. Ясно, что обман идёт на всех этажах. Местные жители вообще оказались самой униженной категорией населения: их просто выкидывали на улицу под предлогом того, что их земли необходимы для строительства олимпийских объектов. Компенсации взамен платили копеечные. Но праздника и они не получат: попасть на спортивные объекты для большинства из них даже при условии купленного билета окажется делом невозможным.

Для страны в целом тоже радости будет немного: мы рискуем получить не просто гигантскую финансовую дыру под названием «Олимпиада в Сочи», но и очередной набор имиджевых и прочих потерь.
До Олимпиады ещё есть времени, но уже сейчас мы хотим того или не хотим, но ой как стараемся стать посмешищем для всего мира.

Помнится, в 2006-м году, то есть примерно за год до знаменитого гватемальского голосования (где решалась судьба будущей олимпийской столицы-2014), общался я с тогдашним главой Олимпийского комитета России Леонидом Тягачёвым.
В ту пору человек, поставивший на горные лыжи российского президента, казался всесильным чиновником. Пора сбрасывать балласт в ту пору ещё не пришла. Я ещё не был уверен, что спустя год на сессии МОК корейский и австрийский города уступят российскому, и немного насмешливо спрашивал у Леонида Васильевича:

– Ну, давайте признаемся честно: Олимпиада в Сочи – это смешно.
Я ведь даже не о том, что на летнем курорте будут проводиться зимние игры. Я об инфраструктуре.

– А что с инфраструктурой не устраивает Вас?

– Не устраивает ровно то, что её нет вовсе.
Вы в туалетах в сочинском аэропорту были? Это ведь как в известной советской киноклассике – «туалет типа сортир». Грязное очко. Дырка в полу.

Тягачёв, брезгливо морщась, уверял меня, что всё это наветы врагов, что даже если где-то остались упомянутые «дырки», всё это исчезнет в результате реконструкции и нового строительства.

– Сочи и сейчас хорош.
А будет через несколько лет таким, что и не узнаете.

Оставлю за скобками рассуждения о том, что внешне измениться и стать удобным для жизни – это не одно и то же.
Лично для меня таким примером является Москва: да, за последние два десятка лет она сильно перестроилась, но стала ли удобней для жизни (не для работы, не для зарабатывания денег, а именно для жизни) – большой вопрос.

А что же наши туалеты?

Прилетев не так давно в свежеотстроенное здание аэропорта, я отправился в туалет, чтобы скрасить томительное ожидание получения багажа (логистика – не самая сильная составляющая сочинского аэропорта).
Подёргав ручку, понял, что туалетный рай – здесь по-прежнему миф. Рядом с дверью красовалась прибитая табличка (то есть вывешена она была не на день-два): «Туалеты закрыты в связи с отсутствием в городе воды».

Комментарии нужны?
Мы рекорды собираемся ставить олимпийские. Мы мир собираемся удивлять. Вот только воды у нас нет. И туалетов заодно.

***

Министр спорта Виталий Мутко всегда говорит обтекаемыми формулировками.
Если уж скажет резко, это может означать только одно – допекло.

Мы сидели в узком кругу, обменивались взглядами, оценками происходящего, делали прогнозы.
Зашла речь и об Олимпиаде:

– Если с чемпионатом мира по футболу-2018 мне всё понятно, если Министерство спорта полностью контролирует и его подготовку, и ход проектирования и строительства всех спортивных объектов, то с Олимпиадой всё очень непросто, – горестно сетовал Виталий Леонтьевич. – Но особенно обидно за зрителей. Чтобы попасть на трибуны, билета будет недостаточно. Надо будет ещё получать специальную регистрационную карточку.

Допускаю, что Виталий Мутко, когда произносил это, не столько переживал за судьбу зрителей, сколько калькулировал.
Что именно – оставим на его совести. Разговор не об этом. Но сетования по поводу этих пресловутых «карточек безопасности» не просто имеют место быть. Это ещё больший позор, чем пустая Москва в 1980-м.

Конечно, силовики, дай им волю, всю Кубань бы зачистили на время Олимпиады.
Нечего населению ходить по объектам, не для него, а для славы спорта построенным. Нечего мешаться. Допускаю, что какие-нибудь умельцы на местах, наверняка, ближе к делу придумают свои оригинальные инструкции, которые уже не раз встречались в российских регионах во время важных международных форумов и визитов первых лиц: к окнам не подходить, форточки не открывать, без особой надобности с такого-то по такое-то на улицу не выходить. Проходили подобные вещи не раз.

Вдумайтесь на секунду: у вас есть билет на то или иное олимпийское состязание, вы уже предвкушаете спортивный праздник.
Вы представляете, как отправитесь на трибуну, как будете болеть за своих любимцев. Хорошо, не попаду я на какой-нибудь рейтинговый турнир, не достанется мне билетов, к примеру, на фигурное катание – ну, и ладно, пойду шорт-трек какой-нибудь неведомый посмотрю. Прикоснусь к Олимпиаде хотя бы таким образом.

А вот и нет.
Никаким образом не прикоснётесь. Даже при наличии билета. Потому что вовсе не билет один будет являться пропуском на спортивные объекты (допускаю, что и не только на спортобъекты одни). Вам понадобится ещё один документ. Не паспорт, вовсе не паспорт! Специальная идентификационная регистрационная карточка, о которой нужно будет позаботиться заранее. Суть её – в том, что вы регистрируетесь на некоем сайте заранее (в конце 2012-го было объявлено, что примерно за неделю — две, но даже самые точные сроки – в условия традиционного нашего бардака величина предельно непостоянная). Уполномоченные органы безопасности (как ни назови придуманную под Олимпиаду структуру, ясно, что корни её будут произрастать с Лубянки, да это никем уже и не скрывается) должны будут провести некую проверку. Критерии этой проверки, как всегда в наших широтах, не озвучиваются. И после этого надо будет отправляться в какой-то назначенный тебе адрес выдачи этих карточек и там, очевидно отстояв очередь (по-другому у нас редко получается: это только Жерару Депардье паспорт в обход всех существующих норм выписывают и моментально привозят на руки), наконец, стать обладателем заветной «проходки». Если утерял — что делать, как получить дубликат и вообще возможно ли это, не сообщается.

Но дело ведь не в дубликате.
В нашей стране вообще нельзя терять документы. Чревато проблемами. Без бумажки ты уже не человек. Это известный принцип в стране победившей бюрократии. Дело вообще в сути вопроса. Есть соревнование. Есть билеты на это соревнование. Но с билетом ты войти не сможешь. И если бы это была пресловутая борьба со спекуляцией билетами. Как с ней бороться, давно способы известны. В мире тоже борются, и борются весьма успешно. Хочешь бороться – не указ очередной подписывай о штрафе в один миллион рублей за спекуляцию олимпийскими билетами (интересно, скольких поймают? Точнее, объявят о поимке), а приглашай иностранных специалистов и поучись у них эффективным методам. Но это ж не борьба со спекуляцией – это желание спецслужб засунуть свой нос в личное дело каждого: кто приехал, откуда, на какой срок.

Не испытываю никакой идиосинкразии от общения с силовиками, со спецслужбистами.
Огромное количество моих знакомых носят погоны и пока что этого не стесняются. Спецслужбы так ведут себя в любой стране. Потому что когда силовиков становится очень много, их главной задачей становится объяснить всем окружающим (а самое главное – тем, от кого зависит их сытное существование, то есть тем, кто верстает госбюджет), что без этих работ никакое обеспечение безопасности невозможно. А эти работы можно обеспечить только таким количеством служащих. А лучше и ещё увеличить штат (а с ним – и финансирование), а то мало ли какие козни ещё придумает враг.

При этом никто никакого врага не ждёт, никто в злые козни не верит.
Но сделали над собой усилие, убедили себя и власть предержащих в том, что надо бдеть – вот и бдят. А заодно проедают немалую часть налогов наших.

Так что повторюсь, пустая Москва-80 – это были ещё цветочки.
Сочи, лишивший нас обещанного праздника и превратившийся в кромешный ужас для местных жителей, станет позорной страницей современной российской истории.

***

Что остаётся после любой Олимпиады?
Спортивные объекты. Можно сколь угодно долго злословить по поводу провала московской Олимпиады-80, но в наследие мальчишкам и девчонкам 80-х и 90-х годов остались стадионы, где можно тренироваться, соревноваться, где можно совершать свои шаги в спорте. Это сегодня все те стадионы напрочь устарели морально, на них страшно уже соревноваться или концерты проводить. Но это сегодня. А пару десятков лет как минимум они всё-таки людям прослужили.

В те времена, по крайней мере, и воровали в иных масштабах, и строили, смею предположить, с иным качеством на выходе.
Пример с позорнейшим закрытием столичного дворца спорта на Ходынке «Мегаспорт», извините за тавтологию, мегапоучителен. Стадион открыли под новый, 2007-й год – незадолго до старта чемпионата мира по хоккею. Единственное более или менее симпатичное и удобное в Москве спортивное сооружение под крышей. И уже в самом начале 2013-го его закрывают на реконструкцию и модернизацию, объявляя устаревшим и не для печати намекая, что он попросту опасен для всех, кто становится участником или гостем соревнований.

Итак, возвращаемся к нашей мысли: что остаётся после Олимпиады в Сочи?
Не из социальной и транспортной инфраструктуры – о причудах строительной мысли ещё поговорим отдельно. Из спортивной инфраструктуры. В каждой стране главное следствие Олимпиады – увеличение туристических потоков (не собственно во время соревнований, а как раз после, растянутое на годы – Олимпиада служит гигантской рекламой конкретному туристическому направлению, которое прежде не каждому путешественнику, может быть, было знакомо) и спортивные объекты. И даже если понятно, что гигантский стадион, на котором проходит церемония открытия или закрытия, востребован не будет, то заранее просчитывается его последующая эксплуатация. Так, даже в Пекине, который страшно хотел поразить всех гигантоманией, этот вопрос власти и проектировщики успешно решили. Легендарный уже стадион «Птичье гнездо» сразу после окончания Олимпиады был закрыт и сменил специализацию, превратившись в огромный торгово-досуговый центр. Поток посетителей обеспечен. На рекламу нового торгового центра «Птичье гнездо» поработал одноимённый олимпийский стадион.

Но все эти вещи заранее просчитываются, заранее планируются, заранее проговариваются, калькулируются.
У нас же главное – пустить пыль в глаза. Пыль на 17 олимпийских дней. А потом хоть трава не расти. Точнее, трава-то как раз расти будет. Сочи всё-таки столица российских субтропиков. Вот со снегом и льдом тут проблемы. Один мой сочинский приятель в течение всех февральских дней 2013-го года, ровно в те сроки, когда будет идти Олимпиада в 2014-м – с 7-го по 23-е февраля – указывал в своём твиттер-аккаунте: «сегодня в Сочи +15», «сегодня +17»… Так вот, какова судьба очень многих стадионов после завершения Олимпиады? Часть из них будет… разобрана! Единственное, что мы смогли прокалькулировать, это то, что никому в Сочи эти объекты не нужны. Мы строим Олимпиаду ни для кого! Мы тратим деньги в никуда! Мы их осваиваем сначала на строительстве, а потом на демонтаже! Как вкусна и сладостна эта работа!

Все помнят, какой климат в Сочи?
Из школьного курса географии помним: субтропический. То есть все Ледовые дворцы (числом три штуки) – одноразовые объекты. После Олимпиады они не пригодятся, и бюджет будет просто тупо списывать деньги на их содержание.

Субтропический климат также означает, что гостиницы находятся у моря, а соревнования проходят в горах, и существует элементарная проблема.
Не столько транспортная, сколько логистическая: как одновременно доставить несколько десятков тысяч человек в течение получаса из гостиниц у моря на соревнования в горы.

Построили для решения этой проблемы совмещённую автомобильную и железную дорогу.
Стоит одна только эта дорога ни много ни мало 220 миллиардов рублей. Я не специалист в строительных сметах, но профессионалы отрасли уверяют, что дорогу дешевле было бы строить из золота или чёрной икры. Но и эта дорога – в таком же смысле слова одноразовая. Железная дорога нужна для того, чтобы в течение двух олимпийских недель в феврале 2014 года перевезти людей из гостиниц в горы и обратно. Семнадцать дней – семнадцать раз туда и семнадцать раз обратно. Больше железная дорога никогда и ни для чего не понадобится. Обычный туристский пассажиропоток полностью обеспечивается автомобильной дорогой.

А к чему привело строительство тоннелей в горах, местным жителям ещё предстоит распробовать в последующие годы: вопреки мнению многих геологов пробивали тоннели там, где этого делать категорически нельзя.

Мы получаем парадоксальную картину: любые затраты в строительстве нужны, как известно, для того, чтобы впоследствии извлекать прибыль из эксплуатации построенного.
А в Сочи единственным способом извлечь выгоду из Олимпиады может быть только воровство при строительстве. Не стоит думать, что подобное количество нечистоплотных застройщиков вдруг сгенерировалось вокруг Сочи – другие здесь просто не могли бы оказаться. При любых других раскладах здесь строить бессмысленно.

***

Сегодня, за пять месяцев до старта, все спортивные сооружения в Сочи практически построены.
Слово «практически» — вообще знаменательное и отличительное словечко-паразит для политических элит России. Чего стоит только одна из история с завравшимся и потом запутавшимся в собственном вранье депутатом Владимиром Пехтиным и его фразочкой, достойной быть занесённой в учебники политического словоблудия: «У меня практически нет зарубежной недвижимости». У нас всё в стране «практически»: практически законность, практически стабильность. Практически спортивные объекты тоже строятся. За год до открытия должно быть построено всё. Не построено. Но тут же начинают искать лазейки: а мы, дескать, и не должны были открывать центральный стадион. Там ведь только церемонии проходить будут, так что его можно и не тестировать. Его всё равно под чемпионат мира-2018 строят.

То есть тем, кому повезёт побывать на церемонии открытия или закрытия, стоит помнить: отправляться они будут на «практически построенный» объект.
Так что помните о рисках. Вы не на полноценный стадион пойдёте, а на почти стадион. Разница существенная.

Во многих дворцах спорта в январе-феврале-марте 2013-го только начиналась отделка, но и тут нам сообщили: но ведь «основной вал строительно-монтажных работ уже практически завершён».
Представляю, готовы ли были бы организаторы всего этого.

***

Судьба Олимпиады, увы, мало кого волнует.
Речь идёт, конечно, не о тех, кто просто переживает за судьбу нашей сборной, за судьбу спортивных комплексов в Сочи – речь о тех, кто причастен к олимпийскому строительству. Их волнуют только финансовые нюансы. Но одно уточнение тут всё-таки надо сделать.

Мне доподлинно известно, что президент страны ни одному вопросу сегодняшней политической, общественной, экономической жизни не уделяет столько времени и столько внимания, сколько Олимпиаде.
Дважды в день – вы представляете себе, что это значит в потоке всей информации, которая кружится во властных кабинетах! – дважды в день президенту докладывают о том, как идёт подготовка к спортивному форуму. И президент понимает, что главный имиджевый проект, ради которого многое поставлено на карту, проект, который он считает одним из главных в своей президентской биографии – этот проект под угрозой.

Один серьёзный посетитель высоких кабинетов уверял меня, что президент может даже, скрепя сердце, освободить незадолго до Олимпиады одного из самых известных узников – Михаила Ходорковского.
Не потому что вдруг воспылает всепрощением, а потому что понимает: этот шаг вызовет такую бурю эмоций, что на любые огрехи предолимпийского аврала просто уже никто не обратит внимания.

Но при всём том он понимает: никто не может дать гарантии, что когда на стадионах, где ещё не выветрится краска и ещё будет летать цементная пыль, уже будут вовсю происходить олимпийские старты, в городе не начнёт традиционно гаснуть свет, отключаться подача воды, что слово «позор» не станет основным лейтмотивом всех репортажей (зарубежных, разумеется – «Первый канал» и остальные отфильтровывать неприятное верхам уже давно научились) и всех досужих разговоров.

Тот разнос, который в феврале 2013-го под камеры телевизионщиков устало устраивал Путин своего ближайшему окружению, был вовсе не показательной поркой, не срежиссированным барским гневом для последующего воспроизведения холопским массам, а проявлением самой что ни на есть натуральной растерянности и испуга власти: а что если Олимпиада сорвётся?

Вариант, что у России отберут Олимпиаду, уже не будем рассматривать.
Он изначально был фантастическим. Думаю, что и шанса такого не было, какими бы политическими заявлениями за минувшие шесть лет кто бы ни отмечался. Да и отношение к России как к «Верхней Вольте с ракетами», которое давно укоренилось на мировом политическом небосклоне (как бы мы сами себе ни пытались доказать обратное), не изменится, о какой бы области ни шла речь: политике, экономике или спорте. Все понимают, что гражданские свободы и экономическая прозрачность – это всё не к нам. Но вместе с тем все отдают себе отчёт, что отбирать у русских Олимпиаду – это тревожить медведя в его берлоге, что может привести к каким угодно последствиям.

И даже бойкот наподобие Олимпиады-80 тоже никто устраивать не будет.
Повода нет. Да и не предвидится, наверное. Война с Грузией уже позади. Новых потрясений, даст бог, не случится.

Да и метеорит никакой не прилетит.
Хотя иные проектировщики и горе-застройщики, наверняка, грешным делом об этом мечтали.
Что же случится в феврале 2014-го года?

Олимпиада всё равно пройдёт.
И даже всё, что нужно для того, чтобы она прошла, тоже успеют построить. Что-то будут подлатывать, подкрашивать в последний момент. Вот только никому она, как выясняется, не нужна, эта Олимпиада. От объектов владельцы наперегонки спешат избавиться, «подарив» государству. Надолго ли хватит в спешке построенных дорог и прорытых тоннелей? Этого не знает никто. Какими катаклизмами ответит природа за грубоватое вторжение? Это мы будем испытывать – на себе самих! – ещё годами.

И впечатления эти тоже никто не будет оспаривать.
По одной простой причине: здесь правда всё. От первой и до последней строчки. Любой журналист, побывавший на олимпийской стройке, и не такое расскажет. Любой болельщик, который в Сочи побывает, увидит это всё своими глазами.

Есть страницы в нашей истории, за которые всем нам изрядно стыдно.
И всегда кажется, что да, это позорная наша страница, она была и никуда уже от этого не деться. Мы, мол, сегодня уже такие. Но даже та история, которую мы ради благого дела, казалось бы, творим сегодня, станет с годами восприниматься всё в тех же самых, отнюдь не светлых красках.

Комментарии

88

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


tritan 07 октября 2013 | 21:44

Ключевое слово в заглавии статьи: "на твои". Когда придет в народ понимание этого, тогда все изменится. Не сейчас.


sablezubayavosh 07 октября 2013 | 21:55

Да ясно же, что олимпиада нужна для:
- распила бабла - в основном;
- поднятие внешнего престижа страны за наш, налогоплательщиков счет;
Все остальные рассуждения про спорт, инфраструктуру - для бедных.


(комментарий скрыт)

konstantint 07 октября 2013 | 23:32

У Путина останется ощущение человека, который провел весомое в мировом масштабе действо и потешенное самолюбие, у чиновников - ощущение причастности к весомому действу, у приближенных бизнесменов- куча спизж-го бабла, у народа - ощущение что им в очередной раз подтерлись. Все как всегда.


l1999131 08 октября 2013 | 00:53

Страшно, если все эти постройки начнут разрушаться во время олимпиады и пострадают люди. А Путину, да подавись ты своим тщеславием и гордыней.


(комментарий скрыт)

s_zherebtsov 08 октября 2013 | 10:00

Ужасно! Боюсь, что даже увидев в конце концов Путина, ковальчуков, ротенбергов и других подельников из кооп."Озеро" на скамье подсудимых, уже и этим останусь не удовлетворен.


07 октября 2013 | 20:48

президент может даже, скрепя сердце, освободить незадолго до Олимпиады одного из самых известных узников – Михаила Ходорковского
==
а что! Это мысль! Может, надавить на Ботексмена через олимпийский синдром?
Хутин даже восптал и запустил "Бешеных пуссей", чтобы эти провокаторши оттягивали на себя внимание и о Ходорковском меньше думали. Для Ботексного навязчивая идея - сделать Ходорковскому пожизненное любой ценой. Добром он Ходорковского никогда не отпустит. Возможно, тропически-зимняя олимпиада - единственный шанс спасти человека.
Надавим?
--
На все умолчания канала им. Эрнста 1-го можно ответить созданием сайта "Олимп-Строй", где будут выкладываться материалы добровольцев.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире