guy_fawkes

Решетов Егор Алексеевич

23 июля 2017

F

Стало известно, что умер мой коллега по партии, председатель первичного отделения партии «Яблоко» в ЦАО города Москвы, Артем Тарасов.

Первый советский миллионер, плативший налоги.
Основатель одного из первых негосударственных экспортных внешнеэкономических объединений.
Единственный предприниматель, выполнивший обязательства по программе «Урожай-90».
Автор самой оригинальной инициативы по установлению мира на Украине: кто еще, какой оригинал мог предложить стряхнуть пыль с ООНовского Совета по опеке?

И, знаете, что я скажу?

В России сегодня есть тысячи людей куда богаче Тарасова.
Тысячи людей, баллотировавшихся в ту или иную Думу и даже успевшие посидеть там депутатами один или два срока.
Но вот таких, как он, ярких, неординарных, с каждым днем становится все меньше и меньше.

В Союзе в 50-60-е на пороге культа личности и оттепели родилось удивительное поколение. Брежневский застой дал этому поколению набраться сил, а последовавшие лихие годы позволили проявить себя в полной мере... 

Мера была разная: каждому свое.

Кто-то ушел в криминал.

Кто-то — в бизнес.

Те же, в ком зерно идеализма, заложенное той системой и теми ценностями, что были в ту, прежнюю эпоху вышиты на флагах, не сгнило, пошли в политику, журналистику, публицистику. Как они громыхали и гремели со страниц газет, трибун Съездов, экрана независимого тогда еще телевидения!.. Теперь вместо них — циники и прагматики. Даже последняя идеологическая думскаяпартия, КПРФ, сегодня посылает в думу номенклатурщиков и миллиардеров…

Пожалуй, в наибольшей степени, те люди — «богатыри, не мы» — сохранились именно у нас, в «Яблоке». Мы можем, пока еще, спорить о судьбах России и создавать смыслы. Пусть даже эти смыслы зачастую лишены здравого смысла и почти также туманны, как их перспективы.

Это — одна из причин, по которой я остаюсь членом старейшей демократической партии в России, и во что-то — иногда — еще верю.

Прошлым летом, мне удалось лично познакомиться с Тарасовым. Он пригласил меня к себе, напоил травяным чаем, показал библиотеку, коллекцию галстуков с рыбами и рассказал, что ищет рецепт вечной жизни.

Я тогда счел его безумцем: мало ли людей на старости лет трогаются умом? А теперь думаю, что свой рецепт вечной жизни — в памяти целого поколения — он уже нашел. Детей в XX веке часто называли в честь генералов, вождей, диктаторов, деятелей культуры, искусства, и почти никогда — именами предпринимателей или ученых. А меня есть товарищ, которого в честь Тарасова назвали Артемом - Артем Фельдман.

Тарасов последние годы жил в России.

Творил милостыню, занимался благотворительностью, писал концепции обустройства России.  Он скончался в своей квартире 22 июля, от пневмонии.Один. Ему было 67 лет. 

Он остался — первым, и ушел — одним из первых.

В последнюю осень, ни строчки, ни вздоха.
Последние песни осыпались летом…
Последним костром догорает эпоха
И мы наблюдаем за тенью и светом.

Приступим к главному жанру рукопожатной общественности — к поучениям. Не хотел ничего говорить, но настроение поганое, температура, да и задолбало вот. Елизавета Глинка и Александр Ткаченко получили государственные премии за достижения в области благотворительной и правозащитной деятельности. В своей ленте Facebook — раз я ее читаю, она ведь в каком-то смысле моя, так? — я наблюдаю коллективные стоны-рыдания общественности на эту тему. Ткаченко никто особо видимо не знает, поэтому все говорят про доктора Лизу. Ну так-то да, персонаж она более медийный и сетевой. Так вот, про рыдания.
Лейтмотива два. Первый — она не должна была ничего принимать у Путина. Второй. А она спросила у Путина про помилование для Сенцова? Прозвучал вот еще мельком аргумент, что какой она, дескать, правозащитник, разве это правозащита? Ответ простой. Идите на…! (В).
Начнем в обратном порядке. Да. Это правозащита. Право на жизнь, на достойное обращение, на кров и пищу, тепло и медицинскую помощь — неотъемлемое человеческое право. Такое же важное, как право на свободу и справедливый суд. Даже более важное, поскольку ниже по пирамиде потребностей стоит. Это раз.
При общем моем негативном отношении к политическим симпатиям этого человека, Глинка никому ничего не должна. А премия ей полностью заслужена, десятилетиями непростого труда и тем, что несколько тысяч человек не сдохли на улице от голода и холода. Если этот тяжкий труд премируется Государственной премией, пусть так. Тот факт, что премию выдавали не самые достойные и не самые чистые руки, нисколько не умаляет заслуженности награждения. В конце концов, не Михалкову вручали же. Это два.
И последнее. Еще раз. Глинка никому ничего не должна. Не следует мешать политические игры международного уровня и правозащиту. И благотворительность. Это плохо пахнет и это плохо кончается. Ни в кого не буду тыкать пальцем… Причем тут Сенцов? Причем тут крымские татары? Как эти люди, возможно, страдающие и все такое, связаны с необходимостью помогать умирающим детям спокойно отойти в мир иной? Или как эти люди, вероятно, страдающие из-за беззакония, связаны с помощью бомжам у Казанского вокзала?.. Они связаны? Нет. Ни-как.
И да. Мы живем в автократическом обществе. И такой вопрос, заданный автократору, может стоить человеку, задавшему ему, всего. Сокурову тут просто, у него ничего нет. Дедушка старый, опять же, заслуженный. Ему все равно. А вот что будет, если у Глинки отберут арендный подвал и гранты? Что будут делать те, кто жив только благодаря ее помощи? Только не надо вот тут высокомерного вранья — поможем, мол. Не поможете. Не умеете. На наших глазах загибается лишенный грантов рукой крошки Кириенко «Комитет за гражданские права» Андрея Бабушкина. Сильно вы ему помогли?.. Поэтому — не должна. Не должна она ВАМ спрашивать про Сенцова у Путина. Вон, в конце концов, Сокуров уже спросил. Теперь всем, что ли, кто по тому или иному делу к нему ходит, нужно справляться на счет Сенцова? Очередь сильно озабоченных типа?.. Ну смешно же, правда. А человек делом занимается, ей не с руки быть смешной. Это мы все должны тем, кому она помогает. Мы, общество, претендующее на высокое звание дома высокой культуры быта. Знаете, в программе германской ХДС есть положение — довести уровень благотворительных трат граждан до 1 % от немецкого ВВП… Дико звучит, правда? В стране, где каждый сбор средств сопровождается завываниями на тему «а, вот у директора «Почты России» премия такая-то…» Да. У директора — премия. Но жлоб-то при этом — ты. Обидный парадокс, правда?
Поэтому — занимайтесь, мои добрые друзья, Леной Летучей и подсчетом тараканов в кабаках. Самое то ваше занятие.
...А доктора Лизу я от всего сердца поздравляю с высокой государственной наградой.

Завтра в России день тишины.
Агитировать за политические партии по закону будет нельзя. 
Зато можно сделать много всяких других вещей.
Можно, например, пройтись вокруг своего избирательного участка и проследить, чтобы вся посторонняя агитация вокруг участка была удалена и уничтожена… Гораздо лучше будет, если ваши соседи, идя на участок, не увидят над школой гигантский портрет какого-нибудь видного едроса.
Можно, например, снять со щита в своем подъезде рекламу кандидата-единоросса (скорее всего, никаким другим кандидатам такую рекламу сделать не дали) или их сателлитов из «Гражданской платформы», «Гражданской силы», партии «Зеленых». Они на этих выборах только для того, чтобы «мочить» «Яблоко» или Парнас, больше ни за чем.
Можно позвонить маме, бабушке, дедушке или двоюродному брату. Или дочери, сыну, внуку, да хоть кому позвонить — и напомнить, что в воскресенье в ближайшей школе пройдет важное мероприятие. И сказать, что вот вы, а также Шевчук, Макаревич, академики РАН Белавин, Рыжов и Арбатов, актер Басилашвили и многие другие будут в этот день голосовать за «Яблоко». Но, представьте, без него — вашего родственника, или друга, или коллеги — кампания вырисовывается не такая замечательная, какой была бы с ним. Тоже классная, но, будет лучше, если он тоже придет.
Можно поделиться информацией о том, что больше 400 тысяч пользователей «Вконтакте», если верить программным средствам анализа контента, уже заявили на своих страницах, что будут или готовы голосовать за «Яблоко». И что наверняка еще миллионы людей сделают это молча (совершенно напрасно, впрочем — они стали бы примером для подражания).
Можно напомнить, что все эти пять лет четыре парламентские партии поддерживали все предлагаемые инициативы Путина, какие были. И голосовать за них, «за любую другую партию, кроме ЕдРа» — контрпродуктивно и вредно.

Можно напомнить, что демократы, наконец, объединились. И объединение это случилось именно на платформе «Яблока». С уверенностью можно сказать, что «Яблоко» на сегодняшний день — партия приличных людей, партия выбора тех, кто верит: единственный путь, по которому должна развиваться Россия, это путь законности, справедливости и честности. 
Что еще?
Можно поставить в своем профайле аватарку с «Яблоком».
Если даже вы не поддерживаете «Яблоко», идти на выборы все равно нужно и полезно, там можно сделать массу полезных вещей.
Можно записаться членом комиссии с правом совещательного голоса.

Можно пойти в наблюдатели.
Можно пойти в мобильную группу.
Можно…
Да много еще чего можно.

Нельзя только сидеть и ждать, чем все закончится. Потому что, иметь возможность остановить наступление Тьмы и не шевельнуть даже пальцем ради этого означает предательство.

28 августа этого года в Новосибирске, сразу после школьной линейки трагически прервалась жизнь шестнадцатилетней школьницы Карины Залесовой. Девушку с особой жестокостью (несколько ударов ножом в шею) зарезал бывший бойфренд Марк Коньков. Уже после того, как все закончилось, мальчик с телефона убитой, сняв блокировку ее рукой, позвонил своему другу, чтобы поделиться впечатлениями.

Вскоре после убийства подросток был задержан полицией. Эта история могла бы закончиться там же, в Новосибирске, двадцать девятого августа. Могла — но не закончилась. Приняв во внимание нежный возраст убийцы и его семейное положение (отец подростка — известный новосибирский бизнесмен, торговец металлом Игорь Коньков, дядя — руководитель отдела аналитического центра Администрации Президента Российской Федерации), судья заключил Марка под домашний арест.

Такая мягкость вызвала резкий протест новосибирцев и недовольство Следственного комитета. За короткий срок в Интернете было собрано более ста тысяч подписей с требованием изменить меру пресечения, взять убийцу под стражу. Наконец, 9 сентября Новосибирский областной суд, вняв Следкому здравому смыслу, поменял меру пресечения и назначил Конькову комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

14 октября стало известно, что убийцу 16-летней школьницы будут обследовать московские психиатры. Местные эксперты не смогли подтвердить вменяемость подростка, потому Коньков будет этапирован Москву, где пройдет обследование в Институте имени Сербского. Новосибирских судебных психиатров можно понять: никому не хочется портить отношения с влиятельным бизнесменом, возможно, имеющим связи в кулуарах президентской администрации.

Новейшая история России знает множество примеров, когда убийцы, насильники, воры и грабители по необъяснимым на первый взгляд причинам получали до смешного маленькое наказание за свои преступления. Так, например, исполнение приговора дочери председателя Избирательной комиссии Иркутской области, насмерть сбившей двух человек, отложено на четырнадцать лет, а в 2015 году Анна Шавенкова и вовсе была амнистирована — в связи с 70-летием Победы в ВОВ. Безнаказанные, надежно закрытые от руки Фемиды блеском погонов, вовсе ушли от ответственности убийцы журналиста Дмитрия Холодова.17 октября у Дмитрия был день рождения. Двадцать первый день рождения после смерти. Не было возбуждено уголовное дело против сына главы ГИБДД Республики Башкортостан Рифката Минниханова Равиля, сбившего шестнадцатилетнего подростка на тротуаре. Да мало ли их было, таких случаев? Сотни, если не тысячи.

Принимая во внимание все вышеизложенные факты, было принято решение 31 октября 2015 года провести в Москве митинг с целью привлечь внимание общественности к этому делу. Главной темой митинга станет требование справедливости для убитой девочки и ее родных. Мы надеемся, что несколько сотен, а лучше — тысяч человек, которые придут поддержать нас, помогут экспертам, которым предстоит принять решение о способности Конькова отвечать за свой не имеющий оправдания поступок, лучше исполнить свой долг перед Законом.

В пятницу, 17 числа, нами было подано уведомление о проведении митинга на Манежной площади с заявленной численностью в тысячу человек. В течение трех дней Правительство Москвы, ответственное за согласование публичных мероприятий на территории Центрального округа города Москвы, должно будет принять решение.

Я надеюсь, что у мэрии Москвы достанет совести согласовать мероприятие. Хочется верить, что Сергей Собянин, на имя которого мы подали уведомление, не станет, как «оппозиционный» мэр Новосибирска Анатолий Локоть, жалко пакостить и врать о невозможности проведения мероприятия, прикрываясь фейковыми праздниками для молодежи.

Группа, в которой будет проводиться подготовка к митингу:https://vk.com/club101527717

В поддержку митинга выступил известный видеоблогер kamikadzedead

Приходите, друзья, прошу вас! Никаким митингом мы не сможем вернуть убитую девочку. Однако, мне кажется, нам вполне по силам помочь суду явить ее родным и друзьям толику справедливости.

Решение, проведенное через Совет Федерации, представляется спорным, но, пожалуй, правильным в сложившейся ситуации. У него есть положительные и отрицательные моменты.

Начнем с негативных моментов. 

Самое фиговое — это то, что в приведенной формулировке Совет Федерации фактически разрешил применять вооруженные силы Российской Федерации заграницей где угодно и для каких угодно целей. Никаких географических привязок документ не содержит. Более того — речи о том, что операция будет исключительно воздушной, также нет. Сказочно-хрестоматийное «поди туда, не знаю куда, добудь то, не знаю что» — как раз наш случай.

Это очень опасная формулировка, с возможными далеко идущими последствиями, навевающая тягостные воспоминания об Афганистане.

Ведь, в случае, если в операции будут участвовать одни лишь ВВС, это будет одна история. В любом другом — в Россию поедут цинковые ящики, чего мне лично крайне не хотелось бы. В этой связи, я полагаю, «Солдатские матери» «Яблока» и независимые комитеты солдатских матерей должны активизировать свою деятельность повсеместно. Мы должны сделать все возможное, чтобы в зону конфликта не отправляли призывников, а одних только добровольцев.

Далее. Россия официально объявила войну Исламскому государству — врагу опасному, коварному и подлому. Вероятно, Россия также будет вести операции против «Исламского фронта» и эл-Нусры, что косвенно подтверждается болезненной реакцией одного из основных спонсоров исламского терроризма, Саудовской Аравии. Это хорошо и правильно. Вместе с тем, принятое решение несет огромные риски политического, военного и социального характера.

Сирия — это не Афганистан, а Россия — не Советский Союз.

И, если первое отличие сулит нашему военному контингенту положительные перемены (с инфраструктурой в Сирии все же попроще), то открытость России и прозрачность ее границ в условиях войны с терроризмом as is может повлечь за собой перенос военных действий на территорию Российской Федерации. В этих условиях, мы должны быть бдительными. Все помнят ночные дежурства после взрывов жилых домов в Москве?

Из положительных моментов. Участники конфликта со стороны Российской Федерации получают все права и гарантии, предусмотренные международным законодательством в отношении комбатантов. Они — не партизаны и не террористы, у них будет официальный статус и все действия, совершенные как в отношении воинского контингента Российской Федерации, так и участниками воинского контингента, будут предметом регулирования норм права, а не произвола.

Это очень важно.

Важно и то, что принятое решение легитимизирует участников конфликта и в социально-экономическом плане: ветераны и инвалиды, буде им случится появиться, получат все те скромные социальные гарантии, какие им может предоставить наше государство. Хотя бы это.


Член так называемой либеральной платформы Мария Максакова на прошлой неделе затмила на благодатной ниве беспощадной борьбы за мир с извращениями саму Елену Борисовну (ТМ). Чем?

Внесла в палату законопроект, корректирующий так называемый закон о защите детей от вредоносной информации, считающийся гомофобным. Проект не прошел, проголосовали за него в итоге всего 12 человек, но это не главное, и не об этом я хочу говорить. От шестой палаты чего ожидать? О перипетиях прохождения этим законом парламентской процедуры можно прочитать в материале МК, а я вот о чем хочу сказать.

Выступление Максаковой стало предметом множества дискуссий. Лейтмотивом прозвучал тезис о том, что, оказывается, даже депутат-единоросс, будучи членом партии и членом фракции, может быть с человеческим лицом. Умные речи говорит с трибуны. Вон, за геев вступилась. Ваще молодец, правозащитница… Курицы не хватает для полного погружения в правозащиту, одним словом.

Во всей этой фееерии восторга я понимаю представителей ЛГБТ-сообщества — в их защиту так редко кто-то поднимает голос, что им и депутат Максакова в радость будет. Это, кстати, не упрек в их адрес. Это, скорее, в наш адрес упрек. Впрочем, не будем об этом, это тема для отдельного предметного разговора.

А вот остальных — левую, белолетночную и просто либеральную оппозицию — я не понимаю. Ну понятно, в Думе прозвучала альтернативная точка зрения. Это хорошо, это правильно, что тетка решила поднять тему, которая ее беспокоит. Не важно даже, почему именно она ее решила поднять. Какая разница, сама ли Максакова принадлежит к ЛГБТ-сообществу, или ее мотивировали лишь потенциальные проблемы с зарубежным гастрольным чесом.

Это хорошо.

Плохо другое. Случись сейчас Марии Петровне получить пинка под зад с неверовского теплоходика, ее с распростертыми объятиями примут на катер, шатко ли валко ли, но плетущийся следом за тем теплоходиком. И не просто примут, не просто обогреют, нальют горячего бульончика, нет. Ее, как в свое время других «потеряшек» с корабля «Единая Россия», поставят рядом, на капитанском мостике.

Но что с того?

Госпожа Максакова-Игенбергс, если припомнить, два года верой и правдой служила верным кнопкодавом господина Неверова.

Голосовала за ликвидационную реформу местного самоуправления.

За «Крымнаш» голосовала, за попрание основополагающих принципов международного права, коим сопровождаласть процедура передачи спорного региона в состав Российской Федерации. Ну, тут не диво, против вообще никто не голосовал, один Илья Пономарев. И тот «воздержался». 

Дальше идем — за реформу Совета Федерации голосовала, после которой Путин туда может хоть обезьяну назначить, хоть коня, по методике императора Калигулы, хоть Гиркина какого, прости господи.

За пакет законов об Интернете голосовала, за все эти вещи про анонимные платежи, про блоги-трехтысячники, про деанонимизацию в целом. И все предыдущие инициативы, направленные на усиление контроля над Интернетом, тоже голосовала, либералочка наша ненаглядная.

Голосовала вот еще «за» закон об иностранных агентах.

В первом чтении за закон о СМИ-иностранных агентах голосовала. Сдается мне, что во втором и третьем чтении тоже бы проголосовала, но провалился закон, Владимир Владимирович сказал «ша», и все, клетку с думским попугаем накрыли полотенцем.

Не голосовала во втором и третьем чтении за закон Ирода. Не «против» голосовала, а просто не голосовала. И не из соображений этических и моральных, не из заботы о сиротах — единственно потому, что с гастролями пролема будет. Чёс не пойдет.

Закон о митингах — «за».

Закон о выборах — не тот, первый, где всё всем можно, а последний, про фильтры и все такое — тоже «за».

Да и губернаторские выборы с фильтром МарьПетровна тоже одобрила. Во всех трех чтениях.

Еще одним вне всякого сомнения светлым пятном на репутации гражданки Максаковой является участие в работе над «Основами государственной политики в области культуры» — совершенно фашистским документом, жестко регламентирующим и жестоко преследующим инакомыслие в сфере культуры и образования. Он сейчас как раз вызревает в недрах Администрации президента… Светлые умы работают, только что Мизулину не взяли пока…

Наш же человек, это очевидно. Подумаешь, за 20 консервативных, реакционных, фашистских закона проголосовала. Зато против гомофобного закона выступила, проект внесла, 12 человек уломала «за» проголосовать… Молодчага же?

Кстати говоря.

За пресловутый гомофобный закон «О защите детей от вредоносной информации» она тоже голосовала. «За» голосовала, во всех трех чтениях. Она тогда чем думала?

А сейчас — чем? Или кнопка залипла, все три раза?

К чему я это все пишу? В общем, ни к чему особенно. Так. Информация к размышлению на заданную тему.

Есть такой депутат Государственной думы Роман Худяков, член фракции ЛДПР, член партии ЛДПР и лидер партии «ЛДПР Приднестровья».

Родился 27 января 1977 года. В Думе пока — первый созыв. Сменил в мае 2012 года экс-депутата Островского, которому дали губернаторство в Смоленской области по разнорядке. По данным приднестровских СМИ — хам и жлоб, надо сказать. На ниве законотворчества отметился участием в законе Ирода (так называемом «законе Димы Яковлева») и парочке малозначительных поправок, обычно — конъюнктурного свойства, в стилистике «внести и пропиариться».

На днях предложил новую «блястящую инициативу». Антитеррористическую. Не прошли даром новогодние взрывы и для депутата, повредился парень умом…. Или и был такой? Сложно сказать, не так уж он и выделяется на фоне своих трепетных коллег… Судите сами.



Вполне очевидно, что появление такой инициативы связано с новогодними терактами в Волгограде и Дагестане. Но в тексте законопроекта не идет речь о терроризме, идет речь обо всех преступлениях против общественной безопасности. А это отнюдь не один лишь терроризм, и даже не близкие ему захват заложников и заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Это еще и бандитизм, и хулиганство, и вандализм.

Представьте ситуацию. Сейчас альтернативно одаренный семиклассник, условный Вася Петров, чтоб сорвать четвертную контрольную по алгебре, звонит в полицию и сообщает, что в школе заложена бомба. Его, конечно же, находят и, коль скоро он достиг четырнадцати лет и в соответствии с частью 2 статьи 20 УК РФ, может быть привечен к уголовной ответственности, судят. Приговор для Васи будет, скорее всего, заключаться либо в крупном штрафе для его родителей, либо в заключении на срок до трех лет (практика показывает, что чаще сажают, причем иногда даже не на условные, а на вполне реальные сроки).

По моему мнению, три года за такое вот деяние — непростительно много. Было бы более чем достаточно посадить такого «террориста» суток на десять в ЦВСНП… Да что там! В кабинете инспектора по делам несовершеннолетних с Васи Петрова штаны спустить, мордой в стол — и вкатить полтинник ремнем с форменной пряжкой по заднице. Всех дел, как говорится. Через две недели, когда Вася сможет безболезненно сесть, он пойдет в школу и напишет контрольную у себя в школе, и навсегда запомнит, что нельзя так делать (впрочем, некоторых для достижения устойчивого результата лучше водить на разъяснительные беседы с инспекторским ремнем регулярно, но это совсем другая история).

По мнению депутата Худякова, штрафа и тюрьмы за такое мало. В случае принятия такого законопроекта (к счастью, такой вариант все-таки крайне маловероятен) ответственности за телефонный терроризм будет подлежать не только сопливый недоросль, но и его родители (воспитали террориста), любимая бабушка (раскормила паразита всякими пирожками, наводила на всякие там экстремистские мысли рассказами о росте цен и дефиците лекарств в аптеке), друзья (знали о преступном складе ума Васи), учительница… Продолжать можно долго.

Кажется, психическое освидетельствование депутатов после избрания — не такая уж и плохая идея. Нет, не предлагаю ограничивать активное избирательное право психически больных граждан. Зачем это, они такие же люди, как и мы, только болеют. Но избиратели должны, мне кажется, знать такого рода информацию. То есть так — прошли выборы, вновь избранные депутаты приняли мандаты и ДО того, как избрали спикера и сформировали комитеты, еще при временном председательствующем Думы нового созыва, провели медосвидетельствование.

А результаты — опубликовать потом в «Российской газете». Как результаты выборов публикуют. Чтоб избиратель условно 4 декабря проголосовал, а 11 декабря прочитал в «Российской газете»: избрано 230 депутатов от «Единой России», 80 от КПРФ, 60 от «Справедливой России», 50 — от ЛДПР, 30 от «Яблока»... Психические диагнозы поставлены у 40 депутатов-единороссов, 5 коммунистов, 20 эсеров и 30 лдпровцев, среди «яблочников» психом оказался один-единственный депутат, и тот — член РПР-ПАРНАС, прошедший по списку партии…

Ну как-то вот так.

Оригинал в ЖЖ

15 января 2014

Леди-мэр в яблоках

8 сентября прошлого года на фоне шумной, но, в общем, бестолковой кампании по выборам мэра Москвы демократическая оппозиция одержала три победы.

Во-первых, лидер фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман стал мэром Екатеринбурга. Во-вторых, в Ярославле «ПАРНАС» провел в Ярославскую облдуму Бориса Немцова. В-третьих, «Яблоко» провело на пост мэра Петрозаводска Галину Ширшину.

Аналитики и политологи высказывали множество сомнений, сможет ли она работать мэром города. Без опыта во власти, без дружбы с губернатором, без ручных депутатов и прокуратуры на кормушке… Хватит ли для рулежки трехсоттысячным городом психологического образования и кандидатской степени? Сложно сказать. Даже сейчас сложно — в истории карельской политики было великое множество эпизодов, когда оппозиционеры заканчивали свою политическую карьеру на скамье подсудимых.

Небольшая подборка «реальных дел».

 
1. Отменила инаугурацию и новогодний корпоратив для сотрудников мэрии. Миллиона два-три для остродефицитного бюджета карельской столицы это точно сэкономило. Мало? Ну, когда денег вообще нет, «мало» — это тоже очень хорошо.


2. Пообещала регулярно отчитываться перед горожанами в Интернете и вот уже четыре месяца исполняет свое обещание, выкладывая еженедельные видеоотчеты на официальной странице главы Петрозаводского городского округа.

Сейчас таких отчетов уже больше дюжины, и интерес избирателей не ослабевает — ролики редко набирают меньше пары тысяч просмотров. Кстати говоря, никто из российских градоначальников до неё так выступать не решался.
 

3. С помощью волонтеров очистила город от незаконной рекламы. Спецоперация практически никак не сказалась на городском бюджете, а полутора сотен криминальных конструкций в помине нет.

https://pp.vk.me/c313619/v313619332/94a6/sKUcwVEVJo4.jpg


4. Возобновила работу общественного экологического совета при мэрии Петрозаводска. Созданный в 2009 году общественный орган собрался 15 октября впервые  за два с половиной года.



5. Выступила с инициативой отмены решения предыдущего мэра города и Петросовета о переводе ряда городских рекреационных зон под застройку. К сожалению, Петросовет решение не поддержал, лишь десять депутатов — эсеры, коммунисты и яблочники – проголосовали за отмену.

Несмотря на тактическое поражение, стратегически Ширшина выиграла, поставив депутатов под огонь критики горожан. Появилось довольно серьезное движение за роспуск нынешнего состава Петросовета и досрочные выборы.

Пикет за роспуск Петросовета

http://vedkar.ru/data/Picture/7231/1.jpg




6. Выступила за то, чтобы интернет-голосование учитывалось при проведении публичных слушаний, а все заседания органов городской власти транслировались в Интернете.



7. Продавила решение об отмене «золотых парашютов» для чиновников городской администрации и депутатов Петросовета, работающих на платной основе. Экс-мэру пришлось обойтись без причитавшихся ему 1.2 миллиона рублей.



8. Снизила цену поездки в троллейбусе более чем в полтора раза — с 17 до 10 рублей за одну поездку. В результате только за первую неделю наполненность троллейбусов увеличилась 40 %, а доходы — выросли на 12%. На линии уже пришлось вывести пять дополнительных машин.



9. Не поддалась на шантаж со стороны частных перевозчиков, которые сочли снижение цены на проезд в городском муниципальном троллейбусе демпингом и устроили забастовку, рассчитывая «нагнуть» мэра. Не вышло — мэр приняла меры, в результате чего частные перевозчики были вынуждены снизить цену на проезд в маршрутных автобусах с 20 до 15 рублей. Лучше того — контракты с петербургскими кампаниями, пришедшими в ПТЗ вместе с питерскими варягами Дежуровым и Худилайненом, будут расторгнуты, на их место придет местный бизнес.

https://pp.vk.me/c313619/v313619589/becb/kgx3hsi4wXY.jpg

В этом году Петрозаводск стал единственным городом в России, где снизилась цена на проезд в общественном транспорте, причем — не только в муниципальном, но и в частном.



10. Ловко избавилась от наиболее одиозных членов команды предыдущего мэра Петрозаводска Николая Левина. На очереди — навязанный карельским губернатором-варягом Худилайненом еще один «варяг» — первый вице-мэр Олег Дежуров, тяжелое наследие старого режима, как говорится. Этот пост будет ликвидирован по результатам общественных слушаний. Из более чем двухсот участников слушаний всего десять петрозаводчан сочли Дежурова полезным.
***

Четыре месяца — совсем небольшой срок для того, чтобы сказать что-то определенное о человеке. Но для первого впечатления вполне достаточно и такого срока. Евгений Ройзман решил стать «житейским мэром» и, как говорят, уйти из «Гражданской платформы», подружился с Якобом и Чернецким, словом — от оппозиционной риторики отказался, работает в тесной спайке с командой прежней администрации. Немцов — он и в Африке Немцов, не то, что в Ярославле. Эпатажно, странно, с подковерностями — но работает неплохо. Квартиру вот прикупил… Удачи ему. Справляется ли Ширшина?

Я утверждаю — справляется.

Оригинал в ЖЖ

06 декабря 2013

Два года прошло

На свой участок на Северо-Востоке Москвы ранним утром 4 декабря 2011 года я шел, как на войну: был вооружен всякоразными техсредствами и, разумеется, очень опасен — настолько, насколько вообще может быть опасен для фальсификаторов человек весом под полтора центнера, ростом за два метра, вооруженный юридическими знаниями. У меня был ноутбук, два новейших, буквально только что из типографии, сборника нормативных актов по всяким электоральным пакостям, внешний аккумулятор, фотоаппарат (для фиксации всякого-разного), диктофон. Были два пакета сока (конечно, яблочного), пирог (с яблоками!) и большущий спелых, сочных, зеленых… Ну, дальше вы поняли, да?

Такая вот хитрая агитация прямо на избирательном участке. Дети берут, бабушки берут, молодежь… Работает. Яблочники, принимайте на вооружение, остальные — завидуйте. ;-)

Накануне была бессонная ночь — кому-то надо было испечь этот чертов пирог и обзвонить всех друзей-знакомых, чтоб не забыли заглянуть в ближайшую школу, где будет проходить «важное мероприятие» — и полноценный рабочий день в Ленинской библиотеке, в пыли и тишине библиографического отдела.

Дальше был день, на нервах, на измене. Было чертовски приятное знакомство с наблюдателем от КПРФ по имени Павел и девушкой от СР, совершенно неопытной, но очень активной. Не помню, к несчастью, как ее зовут. Был идиотский концерт перед школой, где был участок. Была кратковременная вылазка на соседний участок, на территорию научно-технического центра имени академика Люльки. Я себе туда выписал направление сам, у меня было несколько пустых — ну, а вдруг выставят — бланков. Решил проверить, как там наши. Из наших там был симпатичный и очень нервный — намного более нервный, чем я — молодой студент. Обменялись телефонами, договорились на случай «если чо».

Вернулся. Перездоровался со всеми знакомыми и не очень бабульками — те были чертовски рады, что «Яблоко» есть, вспоминали Явлинского, говорили, что новый — «хороший», но только вот «все время, как поп — покайтесь, да покайтесь…» Так вот как-то. Молодежи было мало, кто бы что ни говорил. Угнетающе мало.

Потом был подсчет голосов. Члены и председатель комиссии очень волновались и сначала пытались делать все так, «как удобно». Я громко и решительно, ОЧЕНЬ ГРОМКО и ОЧЕНЬ РЕШИТЕЛЬНО наставлял их, как все-таки правильно. В итоге все было по-моему — а как же иначе, комиссии-то ведь собрали новые, лужковский состав перетряхнули, долдоны. Вот и вышло…

В четвертом часу утра я шел домой, пьяный и счастливый — раздобыл в магазине бутылку водки и оприходовал на месте. На моем участке на первом месте была КПРФ с 241 голосом, на втором — «Яблоко»... 199 голосов, почти 23 %! И ей-богу, моих в этом результате процентов пять-семь точно было, в Алексеевском я два месяца рубился от души, столько расклеил, столько разнес, стольких упросил… На соседнем заводском было — 18 процентов. Опыт предыдущих кампаний показывал, что по городу это даст процентов 12-15, а по стране — пять, даже почти шесть… Один мандат в Государственной думе. Или два мандата — для Явлинского или Митрохина. Мелочь, в сущности. Но расчет был не на мандаты, а на то, что демократы получат шанс выдвинуть кандидата в президенты без сбора подписей, делающего выдвижение практически невозможным… Впервые за двенадцать лет.

Пробуждение было… Ужасным. Жуткий привкус во рту, головная боль. А следом — еще и горечь поражения, ибо уверенные пять-шесть превратились в три с половиной.

У меня был… Наверное, нервный срыв. Да, пожалуй. Сутки было непонятное отупение — я не спал, не ел, не выходил в сеть и не отвечал на телефонные звонки. Вкус жизни вернулся утром 6 декабря. А вечером я позвонил паре друзей с факультета, выложил всю технику, кроме старой доброй пленочной Minolta c полтинником, набил сумку медикаментами — и отправился на Триумфальную, где, как я знал, намечен большой несанкционированный митинг и одновременно — сборище румоловцев. Зачем? Ну, мне тогда показалось, что добром это не кончится, и моя скромный опыт в оказании первой помощи может пригодиться.

Митинг я помню как-то кусками. Сначала память выхватывает Митрохина, Гончарова и Алехина с измученным флагом в руках, задержание… Кажется, еще Николая Кавказского при мне замели. Потом метро на выход закрыли и я, пометавшись вдоль металлического ограждения, перешел к забору сада, что за театром Сатиры. Там на моих глазах случилась чудесная картинка — омоновцу насадили на башку румоловский барабан. К счастью, никого по итогам этого инцидента не задержали, журналисты не успели заснять ничего, кроме барабана с разорванной мембраной.

Потом помню, как оказался у лестницы, ведущей от вестибюля метро вниз. Грохот барабанов под зарифмованное «Только Путин, Только победа!» и «Россия-Путин, Россия-Медведев». И ответ — «Позор». Помню, как барабанщики под руководством кураторов двинулись вниз по лестнице, выдавливая нас — я был в первом ряду. Помню, что тогда уже успел подумать, что эти два с энтузиазмом орущих друг на друга строя — в сущности, дети, подростки, им еще учиться, их блин вообще по субботам всех через одного драть надо, а из-за тех гадов… В общем, как-то так.

Дальше было так — в какой-то момент мы остановились и решили, что ни шагу назад больше не будет. Я поймал за руки соседей слева и справа (если мне не изменяет память, это была первая попытка организованного сопротивления в тот вечер у Театра Сатиры, не считая барабана), справа был мой коллега-наблюдатель, вступивший потом в партию «Яблоко», слева — помятый мужик в серой мятой куртке, веселый, окающий, прикольный такой… Секунд через десять нас, держащихся за руки, было уже три цепочки. Речевка сменилась, вместо «позор» стало «фашизм не пройдет».

А потом начали винтить — ОМОНовцы в шлемах и бронежилетах забрасывали своих наиболее упитанных коллег в наши ряды, стараясь прорвать шеренгу, иногда — успешно, иногда — не очень. Помню, что на полминуты почти ослеп от вспышек, и что как раз под это дело меня и повязали — проглядел очередную тушку, не успел сориентироваться, опомнился уже за автобусами. Ну, тут как положено — пара пинков, долгая дорога в автозаке от ментятника до ментятника по ночной Москве… Праздник какой-то!

Медикаменты все-таки пригодились — одному из задержанных из соседнего бокса, навравшему, что он — журналист, очень сильно досталось от полицаев. Избив как следует, его зашвырнули уже в наш бокс. Перекиси и бинтов, впрочем, оказалось мало — я пальпировал у товарища пару сломанных ребер, а мои невольные попутчики слаженной работой легких и фантазии убедили ментов передать раненого врачам «Скорой». Хотя мне показалось, что его просто высадили где-то в районе Белорусской у метро, на скамеечку посадили — и все. Плохо помню, как он выглядел: парень лет 25-30, с короткими темными волосами, тощий, с зеленым рюкзаком. Обыкновенный такой. Все. Что с ним сейчас, где он сейчас? Не знаю.

Довезли аж до Проспекта Вернадского, там, в отделении, мы провели несколько незабываемых часов, нам привезли воду и еду. Мне назначили суд, на который я потом, конечно, забил, еще паре человек повезло, а остальным влепили административку за переход дороги в неположенном месте. Интересно, много народу в тот день перешло ОМОНу дорогу в неположенном месте? Мне что-то кажется, что явно больше пары тысяч. Хотя официальные цифры говорят, что всего шесть сотен. Но это детали.

Важно другое — 4 декабря Путин, столько сил и времени потративший на формирование в России среднего класса (это была одна из целей его политики в течении всей касьяновской пятилетки, если кто забыл, да и потом тоже), средний класс предал, отобрав у него, возмужавшего, право выбора. А через два дня, шестого — именно шестого, а вовсе не пятого, пятого на трибуне были нах-наховцы и прочие бестолковые бойкотисты — на Триумфальной появился новый политический класс. Новая общественная страта. Или старая. Как посмотреть, короче.

Политика перестала вариться в собственном соку в маленьких сосудиках правозащитной тусовки и общества «Солидарность», да плюс еще отдельном тазике с нашими «Яблоками» — она закипело и выплеснулось наружу.

6 декабря родилась другая Россия. Не убогий и мрачный красно-коричневый божок Эдуарда Лимонова под соусом из касьяновщины, а живое, реактивное, настоящее гражданское общество. Оно показало, что существует, оно быстро научилось заставлять власть задумываться о происходящем не только с точки зрения получения выгоды кооператива «Озеро», но и с точки зрения общественных интересов.

Правда, потом куда-то все делось — и вновь тусовка, и вновь обсуждение упавшей пуговицы Путина, или сменившейся аватарки теперь уже Навального (раньше там был Рыжков, а еще чуть раньше — выброшенный с путинской телеги Касьянов). Что дальше?

Не знаю. Возможно, еще лет десять той же самой фигни.

Шесть лет назад, в предвыборном ролике «Яблока» Явлинский сказал, что Путин хочет установить в России однопартийность и единомыслие — надолго, а, возможно, навсегда. Так оно пока и получается.

Что будет дальше?

Я не знаю. Но надежда у меня пока еще есть.

Пост в ЖЖ

Вот не хотел ничего на эту тему писать. Думал — так оно лучше будет. Но встретил сегодня пост Навального, встретил кучу истерических воплей на тему: «Люди должны знать правду!!!!!!!». В общем, молчать вредно и бессмысленно. В какой-то мере, это ответ Навальному. В остальном — ответ себе.

Итак, на вчерашнем бюро из партии исключили зампреда Краснодарского «Яблока» Леонида Запрудина, следом — приостановили полномочия руководящих органов Краснодарского регионального отделения. К случившемуся у меня крайне неоднозначное отношение.

С одной стороны, то,что сделал Леонид Запрудин, называется двурушничеством, и никак иначе. Поддерживать представителя чужой партии, политического противника на выборах, где партия представлена собственным кандидатом, без разницы, какого уровня — это неэтично, неконструктивно. Пожалуй, даже подло — безо всяких кавычек. Это предательство, не человека, но интересов партии точно. Хотя, многие наши краснодарские коллеги придерживаются другого мнения. С другой стороны, Краснодарское отделение — одно из самых активных в партии, и это в том числе работа и Запрудина в немалой степени. А на носу — Олимпиада, и исключать активиста в это время не круто.

Пока для себя разбирал эту ситуацию, наткнулся на множество свеженарожденных мифов. Разумеется, Запрудин в них белый и пушистый, а злые федеральные яблочники — старые бюрократы в маразме. На самом деле — и я тому свидетель — все было несколько иначе. Думаю, в скором времени будет опубликована стенограмма Бюро, так что пересказывать нет смысла.

Поэтому вот вам пять мифов об исключении Запрудина. Поработаю разрушителем легенд ;-)

1. Запрудина исключили за то, что он готовил партийную реформу
Ничего подобного.

Запрудин вместе с группой коллег из различных региональных отделений действительно готовил пакет документов к назначенному на середину декабря Федеральному Совету партии. Документы выложены на внутреннем ресурсе. Среди прочего, там есть концепция по реформе информационной политики партии, весьма неоднозначное предложение относительно порядка формирования руководящих органов и еще один документ — проект заявления, постановления об отказе от политики так называемого «блестящего изоляционизма». Предложение солидаризироваться и объединиться со всеми, от Навального до коммунистов, в борьбе с «кровавым режимом». Может и верно, но именно что поперек политического курса партии.

Ничего особенного тут нет, у Леонида Запрудина нет и не было монополии на реформаторские настроения в партии. Таких документов к Федеральному совету готовится — тьма. Мне, к примеру, известно о четырех. Есть там и более радикальные, и более резкие в плане оценки политики действующего руководства, однако, никаких санкций к их разработчикам никто применять не намерен.

2. Запрудина исключили за то, что он отправил денег Навальному
Запрудина исключили не за то, что он отправил деньги Навальному, а за то, что он отправил деньги другому кандидату. На Навальном, как бы ни была глубока «любовь» к нему среди ряда членов моей партии, свет клином не сошелся.

Вдумайтесь — партия выдвигает кандидата на выборный пост. Не суть важно, кто этот кандидат — председатель партии ли, секретарша ли из какого отдела — это наш кандидат. И поддержка, либо, в крайнем случае — не-нанесение вреда этому кандидату — обязанность члена партии, не прописанная в Уставе лишь по той простой причине, что авторам этого устава подобная дичь даже в голову не могла прийти, что кто-то будет поддерживать чужого кандидата.

Несколько раз натыкался на возражения в стилистике «разве вы с Навальным противники», «разве Навальный враг «Яблока», «а что тут такого, в поддержке чужого кандидата».

Разберем по порядку.

Противники ли мы с Навальным? Сейчас мы - союзники в стратегическом плане, борьбе с путинским режимом, и оппоненты по ряду идеологических вопросов, в том числе по национальному и визовому; у нас разные взгляды на крупный капитал, на залоговые аукционы, на короткоствольное оружие.

Нет, мы не противники. Но в той конкретной политической ситуации кандидат партии «Яблоко» Сергей Митрохин и кандидат РПР-ПАРНАС Алексей Навальный были конкурентами. А работа на конкурента в любой организации, хоть в коммерческой, хоть в некоммерческой, заканчивается одним и тем же - пинком под зад.

Идем дальше. Что такого в поддержке чужого кандидата?

На кой простите черт человеку членство в партии, коллективная работа, если на выборах — в момент, когда фактически подводятся итоги той самой работы — человек поддерживает выдвиженца другой партии? Что это? Шизофрения?

Не понимаю.

Много раз задавал нашим кубанским коллегам, в том числе и тем, что покинули партию вместе с Леонидом, вопрос: как бы они посмотрели на ситуацию, когда они выдвинули бы кого-нибудь — того же Запрудина — кандидатом в городскую Думу Краснодара, а региональное отделение черт знает где — в Петербурге, например, или в Челябинске — обратилось бы к федеральным органам партии с заявлением об ошибочности такого выдвижения. И если бы члены руководящих органов этого регионального отделения открыто поддержали бы оппонента Запрудина, например, от КПРФ. Нормально ли они бы это восприняли?

Ответа на свой вопрос я не получил.

Ни разу.

3. А еще разогнали региональное отделение.
Отделение не распущено, в нем не объявлена перерегистрация. По-хорошему, это реализация механизма самозащиты: на случай, если председатель РО решит выйти из партии. Впрочем, предпосылок к этому пока нет, влияние «зеленых» в партии растет, фракция «Зеленая Россия» крепнет день ото дня.

Кроме того, Бюро, на мой взгляд, сделало очень правильную вещь — вывело председателя из-под удара праведного гнева коллег: как мол так, не отстоял, не смог, сдал? Теперь в их глазах виноватыми — одни лишь федералы. Что справедливо: Андрей Рудомаха бился за Запрудина, как лев, сделал все, что должно.

4. Вслед за Запрудиным из партии вышли десятки членов регионального отделения, почти все вышли
На данный момент, есть четыре заявления об уходе. На внутреннем ресурсе партии было еще одно заявление, однако автор его дезавуировал. Я не исключаю того, что последуют новые заявления, чего мне очень не хотелось бы. Но я обращаю внимание на то, что единой позиции «разворачиваемся и уходим» пока нет. Предстоит диалог. Очень надеюсь, что он приведет к менее печальным результатам, чем решение Бюро.

5. Запрудину не дали возможности оправдаться перед Бюро
Это не так.

Ему была предоставлена такая возможность. Более того, наши любезные коллеги из областного, да и, как я понял, из Московского «Яблока» тоже скинулись и предложили Запрудину оплатить билет. Тот отказался, уж не знаю, почему. Вместо него отстаивать своего зампреда приехал Андрей Рудомаха.

За что же в итоге выгнали Запрудина?
Мне очень не хотелось, чтобы Запрудина исключали из партии. Не потому, что он мой друг, не потому, что я считаю его правым, а лишь потому, что я считаю, что это не пойдет «Яблоку» на пользу в сложившихся обстоятельствах. Я пришел на Бюро с заготовленной защитной речью. Хотел взять слово и выступить. Ну, или просто выступить. За пару дней до того прислал Запрудину список емейлов членов Бюро — чтобы тот мог попытаться лично с ними поговорить. Потом написал нескольким членам Бюро, чья позиция, на мой взгляд, была неопределенной, и даже добился от троих четкого согласия голосовать против исключения. Кроме того, я рассчитывал на поддержку членов Бюро из фракции «Зеленая Россия» — и не напрасно. За исключение они голосовать не собирались, половины голосов не набиралось до последнего момента.

То, что они изменили свое решение, было связано с тем, что Леонид разослал по списку членов Бюро свои «показания», где, среди прочего, прозвучала вот такая фраза: «я враг политической линии партии». И много чего, в таком же духе. Это очень честно. Но это неправильно, в рамках партийной работы неправильно. Как если бы в «эппл» вдруг взяли на подработку пару директоров Samsung. Бред? Бред.

Вот за это его и исключили. За это. И ни за что другое.

Dixi

Пост в ЖЖ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире