golovnin

Василий Головнин

05 мая 2016

F

В обстановке необычной таинственности японский премьер-министр Синдзо Абэ прибывает 6 мая в Сочи, где проведет неформальную встречу с президентом России Владимиром Путиным. Накануне поездки и сам премьер, и лица, причастные к подготовке визита, интервью на эту тему не давали и брифингов не устраивали. Причина была очевидна – они опасались, что даже очередное стандартное упоминание о том, что Токио хотел бы получить Южные Курилы, вызовет резкий ответ из Москвы, что заранее испортит атмосферу неформальной встречи в российских черноморских субтропиках.

А ругаться в планы японцев не входит – премьеру Абэ крайне нужен успех его поездки в Сочи, ради которой он даже позволил себе проигнорировать совет президента США Барака Обамы не ослаблять режим санкций чрезмерно активными контактами с Россией. В июне в Японии предстоят крайне важные для нынешнего правительства выборы в верхнюю палату парламента. На экономическом фронте премьеру похвастаться особо нечем – поэтому нужен дипломатический успех. На американском направлении застой в связи с приближающимися выборами в США, с Китаем резко подружиться шансов нет. А вот на встрече в Сочи премьер рассчитывает добиться от партнера слов, которые можно при известной ловкости выдать за прогресс на переговорах о территориях. В Токио не без оснований рассчитывают, что Россия сейчас все же отойдет от предельной жесткости, которую она демонстрировала все последние месяцы, когда на разных уровнях заявляла, что вопрос об островах был навсегда решен в 1945 году и не имеет отношения к подписанию мирного договора. Теперь же, в преддверии визита Абэ, из Москвы сигнализируют, что готовы все же говорить на эту тему и прорабатывать ее на уровне экспертов, хотя и не обещают, как в среду сказал Дмитрий Песков, «сиюминутного серьезного прогресса».

А вот японский премьер на него явно рассчитывает. И он сам, и люди из окружения Абэ постоянно повторяют, что надеются на «исторические» сдвиги по Южным Курилам в течение 2016 года. Когда, по их мнению, соединяются несколько крайне благоприятных для Токио факторов. США на фоне президентской гонки и скорого ухода Обамы явно ослабляют хватку, которой сдерживали дальневосточного союзника в его маневрах на российском фронте. Москва, как уверены в Токио, крайне заинтересована в ослаблении санкций или хотя бы в демонстрации того, что Япония, оставаясь ближайшим союзником США, настаивает на активном диалоге с Москвой и не во всем соблюдает дисциплину члена «семерки». Что особенно важно на фоне того, что ее саммит в нынешнем году пройдет в конце мая в Японии – как раз после поездки Абэ в Сочи. Уже один этот факт чрезвычайно выгоден Москве, поскольку создает впечатление того, что нынешний председатель клуба лидеров G-7 накануне их ежегодной встречи считает необходимым провести консультации с руководителем России и узнать его мнение по важнейшим мировым проблемам.

В Токио рассчитывают и на то, что нынешние экономические трудности также сделают Россию более склонной к диалогу. Демонстрируя готовность к сотрудничеству на этом направлении, премьер Абэ везет в Сочи, как сообщается, программу из неких 8 пунктов, которые вроде бы предусматривают и кооперацию в разработке углеводородов, и развитие городской инфраструктуры в России, и строительство медицинских центров, и содействие в освоении российского Дальнего Востока, включая сельское хозяйство. Неясно, насколько все это покажется привлекательным Москве. Однако сам премьер Абэ излучает оптимизм – проскочила информация о том, что в случае успеха бесед в Сочи он хотел бы уже в этом году пригласить Владимира Путина на свою малую родину, в известную самурайскими традициями префектуру Ямагути на крайнем юго-западе главного японского острова Хонсю. Чтобы, как сообщается, в неформальной деревенской атмосфере, не спеша, еще более детально поговорить о судьбе островов.

В Сеуле на этой неделе — сенсация за сенсацией: там вначале через прессу, а потом и официально объявили о бегстве на Юг весьма заметных, хотя и пока не названных по имени представителей элиты КНДР. Причем из ее самых разных слоев: причудливыми маршрутами, но в одном направлении с социалистической родины унесли ноги один из высших чинов военной разведки, высокопоставленный дипломат, а также девушки-комсомолки из северокорейских семей, пользующихся доверием партии и спецслужб.

Главной добычей сеульских марионеток стал, конечно, тяжеловес из Главного разведывательного управления Корейской народной армии в чине полковника. Как сообщается, он бежал еще в прошлом году и, видимо, до нынешнего времени аккуратно излагал южнокорейским товарищам немалый массив имеющейся у него информации. Рассказать ему, бесспорно, есть о чем – этот человек, как утверждается, был главным координатором всех тайных операций Севера против Сеула.

Кстати, чин полковника не должен вводить в заблуждение – в пхеньянской разведке звезды на погоны дают гораздо более скупо, чем просто в армии. Так что полковник в данном случае, как полагают японские эксперты, соответствует примерно генерал-лейтенанту обычных вооруженных сил.

Главное разведывательное управление, военная разведка, было создано в 2009 году путем слияния шести отдельных спецслужб, работавших по разным направлениям – агентура, диверсии и т.д., а также очень сильное подразделение компьютерных хакеров, призванных воровать информацию и по сетям Интернета брать под контроль важнейшие объекты на Юге и в других странах. Кстати, именно военную разведку обвиняют в организации в 2010 году торпедной атаки на южнокорейский фрегат, в результате которой погибли 46 моряков. Пхеньян уверяет, что не имеет отношения к этой акции. Но  вернемся к перебежчикам.

В том же прошлом году из одной африканской страны, как сообщили в Сеуле, исчез, а потом всплыл на капиталистическом Юге некий высокопоставленный дипломат. Вместе с женой и двумя детьми. Больше о нем никаких деталей не приводится.

Зато куда более подробной и забавной оказалась история с бегством на Юг почти в полном составе коллектива одного из северокорейских ресторанов, действующих в Китае – двенадцати симпатичных девушек в возрасте младше 30 лет и одного мужичка, руководившего этой точкой общепита. Для получения валюты Пхеньян в последние годы активно создавал подобные заведения за границей – больше всего в КНР. Поехать туда официанткой, певицей или танцовщицей считается делом престижным и выгодным. Командировка обычно длится три года и дает возможность неплохо заработать по северокорейским меркам. На это дело отбирают, как правило, владеющих иностранными языками привлекательных студенток, которые проходят строжайшую проверку на благонадежность. За границей, как сообщается, за ними строго следят и без надзора в город не выпускают.

Однако двенадцать милых дев и мужичок смогли все же  бежать из-под замка и проследовали в Южную Корею извилистым маршрутом через Лаос и Вьетнам. Девушки, видимо, непростые – Пхеньян даже  позволил по поводу этого инцидента выразить неудовольствие Китаю. На что получил официальный ответ: представитель МИД КНР заявил, что у переехавшей в Сеул компании были легальные заграничные паспорта. И они, мол, могли путешествовать, куда хотят.

Это стало еще одним признаком нарастающего отчуждения в отношениях двух союзных стран, поскольку Пекину очень не нравится то, что КНДР продолжает испытания ядерных зарядов и баллистических ракет, несмотря на просьбы Пекина взяться за ум и прекратить эти опасные шалости. Впрочем, Северная Корея сейчас решила откатить назад и объявила, что девушки из ресторана и их руководитель были похищены разведкой южан. Пхеньян требует вернуть сотрудников общепита назад, угрожает в противном случае страшными карами, а в Сеуле и Токио размышляют над тем, чем вызваны нынешние громкие побеги с Севера. Точки зрения высказываются прямо противоположные: некоторые уверяют, что это стало следствием возросшей репрессивности Пхеньяна при нынешнем вспыльчивом молодом вожде Ким Чен Ыне, скором на расправы и расстрелы.

Другие, напротив, считают, что бегство от социалистического процветания – это признак нарастающего разложения северокорейского режима, падения дисциплины и веры в счастливое будущее страны чучхе. Ну, а либеральная пресса в Сеуле тем временем поносит власти Южной Кореи, которые, по мнению оппозиции, специально приурочили нынешние победные сообщения об успешном вывозе военного разведчика и дипломата к всеобщим выборам в парламент, чтобы привлечь к правящей партии голоса консервативно настроенных избирателей.

Очень упрямый японский премьер Абэ начал прокручивать нестандартную российскую многоходовочку — с учетом малость померкнувшего присутствия в мировой политике уходящего на покой президента США Барака Обамы. Кубики этой композиции уже постепенно складываются в картинку: только что было объявлено, что президент Украины Петро Порошенко приезжает в Токио 5-7 апреля. Практически сразу после него в японскую столицу приглашен глава российского МИД Сергей Лавров. И все это будет увертюрой к третьему акту многоходовки – к возможной поездке самого премьера Абэ в Россию на встречу с президентом Владимиром Путинным. Которую Токио хотел бы провести где-то в районе 6 мая.

Встреча будет неофициальной, и для этого ее планируют организовать не в казенной Москве, а где-то в провинции. Японцы, как говорили товарищи в Токио, предпочли бы Хабаровск или Владивосток. Но встреча, если состоится, пройдет, скорее всего, в Сочи.

Японскому премьеру Абэ от Москвы не нужны ни ни газ, ни нефть – их переизбыток на мировой рынке, а скоро будет еще больше. Все, что может продать российский сосед, он и так настойчиво предлагает, переговоры на высшем уровне для этого особо не нужны. Тем более, что объем двусторонней торговли в прошлом году сократился более чем на тридцать процентов из-за дешевизны той же нефти и падения курса рубля.

Премьер-министру Абэ требуется другое – хотя бы фикция продвижения к передаче Японии Южных Курил. Он достаточно давно пообещал избирателям, что добьется заметного прогресса на этом поприще во время своего пребывания на посту главы правительства. Находиться на нем Абэ может по меньшей мере до 2018 года, если не будет досрочных выборов. И нынешний японский премьер, как уже было сказано, имеет репутацию упрямого политика.

Он считает, что Россия сейчас в тяжелом положении – поругалась с Западом, переживает экономический спад и сокращение доходов. Это, как кажется премьеру, создает долгожданный шанс для более предметного разговора об островах.

Подобные надежды Синдзо Абэ считают иллюзорными многие профессиональные дипломаты из МИД Японии – там уверены, что Москва на уступки по территориям не пойдет ни при каких условиях. Уже не раз на различных уровнях неудовольствие высказывали и американцы – сам президент Обама давал понять Абэ, что не следует размывать единство семи ведущих промышленно развитых демократий в осуждении России за Крым и восток Украины. Но премьер, повторимся, упрям – в ответ он указывал и Обаме, и другим лидерам Запада на важность диалога с Москвой и напоминал об особом смысле, который имеет для Японии разрешение проблемы островов, потерянных в 1945 году. Только сегодня он заявил на встрече с победителями школьной викторины на написание лучшего сочинения о Южных Курилах» «Возвращение северных территорий и заключение мирного договора с Россией – сокровенное чаяние нашего народа».

Конечно, Синдзо Абэ ругаться с американцами не желает и не будет – он убежденный сторонник прочного союза с США как с главным гарантом безопасности Японии на нестабильном востоке Азии. Упрямый премьер просто пытается убедить своих собеседников, что стремление к переговорам с Россией во имя Южных Курил вовсе не ставит под сомнение верность Токио альянсу с американцами и не противоречит солидарности стран «семерки». Тем более, что ее саммит в  нынешнем году пройдет в японском провинциальном городке Сима на берегу Тихого океана, а Абэ будет его председателем, формирующим программу дискуссии.

Для демонстрации верности западному союзу Токио и включает в свою многоходовку Порошенко – как символ приверженности Японии решениям «семерки». Кстати, карта эта была заготовлена заранее в качестве гирьки, призванной сбалансировать развитие контактов с Россией. О возможном визите украинского президента глухо говорили еще в прошлом году, когда шли разговоры о возможном приезде Путина в Токио. Но он не состоялся, и карту с Порошенко японцы приберегли до нынешней весны.

Объявляя о его визите, кабинет министров Японии особо указал на стремление Токио как председателя «семерки» поддержать Украину и оказать помощь проводимым там реформам. Япония уже обещала Киеву субсидии на 1,8 млрд долларов.

Не исключено, что во время визита Порошенко сумма еще больше увеличится – ведь нужно балансировать последующие за ним переговоры с Лавровым в Токио и возможную поездку самого премьера в Сочи.

Перспективы договоренности по Южным Курилам, правда, выглядят совершенно иллюзорными. Более того, в последнее время руководство России заметно ужесточило позицию – затихли разговоры о «поиске взаимоприемлемого решения», забыты прежние слова Путина о важности некоей «ничьей» по островам. Теперь было четко заявлено, что территориального вопроса не существует, он закрыт итогами Второй мировой войны, которые японцам пора признать полностью и окончательно. И подписать мирный договор на таких условиях.

Однако японский премьер по-прежнему проявляет упрямство, несмотря на все советы отказаться от пустых надежд. Он считает, судя по всему, что ужесточение позиции Москвы, возможно, связанно именно с ее желанием разговаривать – русские, мол, просто пытаются усилить свою позицию накануне серьезных бесед.

Такие расчеты, повторимся, отдают фантастикой. Однако упрямый Абэ, не исключено, просто стремится показать избирателям – я сделал все, что мог, для выполнения своего обещания, а намеченное, мол, получается далеко не всегда.

Верховная народная прокуратура Китая только что доложила, что карательные органы страны сохраняют ударные темпы борьбы со взятками, откатами и казнокрадством, что явно стало ключевым компонентом внутренней политики нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина. Ее официально провозглашенная цель — тотальное очищение аппарата от коррупции, которую китайское руководство открыто называет главной угрозой стабильности страны и самому существованию правящей Коммунистической партии. Однако многие подозревают, что верхушка пекинской номенклатуры имеет и скрытые цели массированного перетряхивания руководящих кадров.

Как говорится в докладе прокуратуры для завершившейся сегодня сессии Всекитайского собрания народных представителей, номинального парламента страны, в 2015 году были выявлены и наказаны 54 тысячи с лишним коррупционеров среди партийных и государственных боссов различных уровней. Это, правда, на полтора процента меньше, чем год назад, но темпы чистки сохраняются. Цифра в 50 тысяч человек превышена уже третий год подряд.

В прошлом году увеличилась доля относительно крупных руководителей среди разоблаченных взяточников и казнокрадов — в полтора раза, до 41 человека выросло число задержанных в ранге министра или главы провинции. Почти на 23 процента подскочило число тех, кого, как утверждается, поймали на взятке или махинации в особо крупном размере. По меркам китайской прокуратуры, это сумма более 1 миллиона юаней (свыше 150 тысяч долларов). Короче, глава Генпрокуратуры бодро отрапортовал, что «в принципиальной партийной борьбе с коррупцией мы энергично бьем и по мухам, и по тиграм».

Однако, как полагают наблюдатели в Токио, в последнее время все же проявились признаки того, что в кампании чистки наметился некоторый спад. За весь прошлый год в сети партийной контрразведки, Центральной комиссии по проверке дисциплины, не попалась ни одна фигура особо тяжелого калибра, хотя в предыдущем 2014 году их было шокирующе много. Чего стоит только приговоренный к пожизненному заключению небожитель — бывший министр общественной безопасности и член Постоянного комитета Политбюро ЦК Чжоу Юнкан, который курировал органы безопасности и (неформально) верховодил нефтяной промышленностью.

В прошлом году единственной по настоящему крупной фигурой, подвергшейся репрессиям, стал глава партийной организации провинции Хэбэй Чжоу Бэньшунь. Однако его дело в Токио считают, скорее, продолжением операции по разгрому сторонников бывшего шефа органов безопасности Чжоу Юнкана.

Многие полагают, поэтому, что нынешний лидер Китая Си Цзиньпин в целом уже достиг поставленной цели — он устранил или сильно ослабил своих явных или потенциальных политических противников. После трех лет репрессий партийно-государственная номенклатура напугана и переконструирована под нужды нынешнего весьма авторитарного лидера страны.

У кампании борьбы с коррупцией, возможно, имеется и еще одна дополнительная цель — некоторые наблюдатели полагают, что нынешнее руководство страны хотело прополоть элиту старого типа, элиту завершающейся эпохи безудержного наращивания темпов экономического роста, фантастических инвестиций в бетон, в строительство, как оказалось, никому не нужных городов, в часто бездумное раздувание масштабов промышленного производства, когда только полный дурак на начальственном месте не отваливал себе деньжат из гигантских инвестиционных потоков. Период этот закончился, и в Пекине в целом знают, куда надо идти дальше. Стране необходим «японский поворот», когда добившаяся первых успехов азиатская страна перескакивает на следующий этаж развития — к производству высокосложных дорогих товаров с великолепной мировой репутацией. Перейти к такому варианту с вороватым правящим классом старого типа нельзя — и во многом из-за этого , как некоторые считают, его и решили сильно почистить.

Сейчас, похоже, прежняя беспощадная жесткость этой кампании слегка снижается — глава той же Центральной комиссии по проверке дисциплины еще в сентябре прошлого года заявил, что уголовное наказание проштрафившихся нужно сводит к минимуму и шире практиковать методы самокритики и партийных взысканий. Сам товарищ Си Цзиньпин в январе указал на то, что борьбу с коррупцией нужно теперь преимущественно распространять на низовой уровень. О первостепенной важности «истребления мух», т.е. взяточников мелкого звена, отравляющих, мол, жизнь простому народу, говорил на сессии парламента и глава прокуратуры.

Китайская экономика переживает непростые времена, темпы роста падают, стране предстоит закрыть огромные массивы нерентабельных производств. Это угрожает главному, на что молятся в Пекине, — социальной стабильности. Возможно, товарищ Си решил, что сейчас важнее обеспечить непоколебимое единство партийной номенклатуры, дав ей слегка вздохнуть свободнее. Впрочем. кампанию «охоты на тигров» можно и возобновить в любой момент.

Суровую бдительность проявляют сейчас сотрудники китайской таможни на главном сухопутном переходе из КНДР, который проложен по знаменитому «Мосту дружбы» через пограничную реку Ялу. Чиновникам приказано беспощадно заворачивать назад партии угля и другой продукции северокорейских шахт. Это делается в педагогических целях — для наказания Пхеньяна за постоянные лихие нарушения международных запретов на проведение ядерных испытаний и пуски баллистических ракет.

Завоз в Китай очень неплохого северокорейского антрацита был частично остановлен 1 марта – еще до принятия в Совете безопасности ООН новой очень жесткой резолюции с карательными мерами в отношении КНДР. Их  вновь усиливают за то, что Пхеньян начал нынешний год с огоньком – в первую неделю января он провел уже четвертое ядерное испытание на своем полигоне неподалеку от границы с Китаем и Россией. А в феврале запулил на орбиту некую имитацию спутника, что заграничные эксперты считают очередным и довольно удачным испытанием прототипа межконтинентальной баллистической ракеты.

Санкции против КНДР Совбез ООН ужесточает уже в пятый раз – впервые их ввели в 2006 году после первого северокорейского ядерного испытания. На днях мониторинговый комитет Совета безопасности уныло констатировал: эти меры не смогли помешать Пхеньяну в его упрямом стремлении стать великой военной державой. Однако мириться с этим многие не хотят. США, например, очень не нравится то, что Северная Корея может рано или поздно получить пригодные к развертыванию и, возможно, мобильные межконтинентальные баллистические ракеты, способные донести ядерные боеголовки до Лос-Анджелеса и Вашингтона.. Такая перспектива не улыбается и соседнему Китаю. В Пекине понимают, что Штаты ответят на это по меньшей мере усилением своего военного присутствия на Дальнем Востоке и размещением там новых систем ПРО, способных ослабить в том числе и стратегические возможности КНР. В худшем случае ядерные приготовления Пхеньяна чреваты прямым конфликтом в регионе.

Короче, после семи недель переговоров США и Китай на двусторонних закрытых консультациях выработали нынешний мощный пакет дополнительных санкций. Россию, судя по всему, о процессе переговоров не информировали: она, поэтому, довольно долго изучала внесенный американцами в Совбез проект согласованной с Пекином резолюции. О вето, конечно, речь не шла – Москва не собирается брать под теплое крыло, в сущности, не особо нужную Северную Корею, вступая при этом в конфликт не только со Штатами, но и с Китаем. Однако кое-какие поправки в резолюцию России внести удалось.

Итак, санкции введены в действие, и они могут довольно здорово сократить валютные доходы КНДР, а в случае жесткого и неукоснительного применения – вообще ввести режим Ким Чен Ына в режим плохо выносимой экономии. И сделать это должен в первую очередь Китай, поскольку именно на него приходится 90 процентов внешней торговли Пхеньяна. Короче, чего теперь может лишиться товарищ Ким Чен Ын?

Половина экспорта КНДР – это поставки угля, железной руды, золота, титана, редкоземельных металлов. Продажа всего этого принесла Пхеньяну 1,6 миллиарда долларов в 2014 году.

Теперь такие поставки решением Совбеза ООН в принципе прекращаются. Это страшный финансовый удар, но Китай в ходе переговоров со Штатами настоял на поправке: он получил право все же импортировать уголь и железную руду в небольших размерах из КНДР, чтобы дать ей средства на поддержание жизни населения. Объемы таких «гуманитарных закупок» не определены. Тем самым Пекин получил возможность контролировать «экспортное горлышко», слегка расширяя его или прикручивая в зависимости от поведения Пхеньяна. Важно и то, что Китай вовсе не стремится к коллапсу КНДР, что может иметь для него опасные последствия. В виде, например, толп голодных беженцев или даже появления на границе единого корейского государства, союзного США. В рамках горнорудного эмбарго Москва добилась исключения и для себя – она получила право использовать северокорейский порт Раджин для вывоза российского угля, который идет преимущественно в Китай.

Далее – в рамках нынешних санкций решено полностью запретить Пхеньяну торговлю оружием. Она в золотые 1980-е годы приносила ему до 500 миллионов долларов в год. Сейчас объемы резко сократились, но все равно ежегодные экспортные поставки северокорейские вооружений оцениваются примерно в 200-300 миллионов долларов. Китай и США настроены этот канал перекрыть.

С такой целью Совбез постановил сейчас ввести систему проверок буквально всех грузов, которые поступают или уходят из КНДР. Главная тяжесть при этом опять ложится на Китай – как на основного партнера Пхеньяна. Решено также больше не продавать Северной Корее авиационное и ракетное топливо. Это тоже мощный удар.

Ранее КНДР ежегодно закупала его в Китае в размере 40-60 тысяч тонн. В 2013 году после предпоследнего ядерного испытания Пекин уже временно перекрыл поставки Пхеньяну авиационного топлива – в результате ВВС КНДР на несколько десятков дней вообще перестали летать. Судя по всему, Северная Корея после такого горького опыта стала делать запасы. По разным оценкам, она имеет теперь горючего на период от 3 месяцев до 2 лет. Но все равно нынешнее эмбарго подрывает возможности и без того слабоватой северокорейской военной авиации – пилоты там, как считают в Токио, имеют налет в десять раз меньший, чем их японские коллеги.

Москва, правда, добилась небольшого исключения и в топливном эмбарго – в гуманитарных целях можно будет заливать горючку в северокорейские пассажирские самолеты, чтобы они могли вернуться домой из-за границы. Но общую ситуацию это не  сильно меняет.

Что же остается у режима Ким Чен Ына для зарабатывания валюты? В первую очередь, это поставки текстиля – очень дешевого за счет использования практически дармового труда в КНДР. На это и сейчас приходится четверть северокорейского экспорта – доходы составляют порядка 800 миллионов долларов. Есть еще продажа рабочих рук за границу: по прикидкам сеульской разведки, в десятках стран, включая Россию, вкалывает где-то 58 тысяч рабочих из КНДР. Все это дает более 200 миллионов долларов в год. Наконец, Пхеньян пытается развивать иностранный туризм – в основном за счет гостей из Китая. Их возят на горные курорты, на всевозможные представления. В сентябре, кстати, в прибрежном городе Вонсан предполагалось организовать в первую очередь для иностранцев масштабное авиационное шоу с участием команды воздушных асов из ВВС КНДР. Вот только хватит ли теперь им топлива для лихих кульбитов?

США и Китай после почти семи недель переговоров согласовали непривычно жесткий проект новых санкций против Северной Кореи, которая всем надоела, никого не слушается и упорно пытается играть в великую военную державу. Сегодня Штаты внесли этот документ в Совет безопасности ООН на утверждение – как ответ на четвертый ядерный взрыв в КНДР в январе и на ее новое испытание ракеты большой мощности в феврале. Некоторые считали, что бумагу быстренько примут уже в субботу, но свое слово сказала Россия.

Первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Петр Ильичев завил, что Москве потребуется время для изучения американского проекта и приложений к нему с кучей деталей и цифр. Дипломат также сообщил, что Россия будет готова к голосованию по этому документу не раньше следующей недели.

В Токио это расценили как возможный признак того, что Китай не поставил Москву в известность о ходе своих переговоров со Штатами и о подробностях достигнутых договоренностей. Впрочем, это не более, чем догадки.

Кстати, тот же Петр Ильичев пояснил, что на нарушения КНДР прежних резолюций и запретов Совбеза нужно, конечно, дать ответ, но он, по словам дипломата, «должен быть адекватным». Ранее представитель России при ООН Виталий Чуркин говорил, что новые санкции ООН не должны привести к гуманитарному или экономическому коллапсу в КНДР.

А меры американцы с китайцами, действительно, предлагают довольно крутые. Предполагается запретить закупки в КНДР угля, железа, золота, титана и других металлов. Если эта мера будет последовательно претворена в жизнь, то, как считают в Сеуле, Пхеньян лишится не менее 40 процентов всех валютных поступлений. А то и больше. Но только в том случае, если запрет будет выполнять сам Китай, главный экономический спонсор страны чучхе. Именно он выступает главным покупателем северокорейского антрацита и металлов.

Кстати, ранее Сеул в одностороннем порядке закрыл промышленный центр Кэсон в КНДР, где северокорейские рабочие на предприятиях южнокорейцев делали всякий ширпотреб. Это тоже давало Пхеньяну изрядную долю получаемой валюты, которой теперь тоже не будет.

Проект санкций вводит еще одну крайне неприятную для Пхеньяна новацию – он требует проверять все без исключения грузы, идущие в КНДР или вывозимые оттуда. Ранее их осматривали только в случае подозрений на провоз, допустим, ракетных компонентов или контрабанды.

Сеул дополнил и эту меру – он запретил заходы в свои порты всех судов, которые перед этим побывали в КНДР. Такой шаг вместе с эмбарго на вывоз горнорудной продукции фактически ставит крест на т.н. свободной зоне Расон на северо-востоке КНДР, которая в основном специализировалась на поставках угля в Южную Корею. В работе этого комплекса принимала участие и отечественная РЖД – теперь, похоже, проекту грозит паралич, что перекроет Пхеньяну еще один канал получения валюты.

Согласованный американцами и китайцами документ требует также полностью прекратить поставки и закупки в КНДР любого без исключения оружия. В прежних санкциях по линии ООН на этот счет были лазейки – они запрещали в основном торговлю ракетно-ядерными технологиями, компонентами и соответствующими готовыми товарами. Новый проект, к тому же, не разрешает продавать в КНДР буквально все, что можно использовать в военных целях,— например грузовики и тягачи.

Наконец, самая интересная мера – это предложение ввести полный запрет на поставки Пхеньяну авиационного и ракетного топлива. Штаты, кстати, просили Пекин остановить экспорт в КНДР всей нефти и нефтепродуктов, но тот отказался – китайцы не хотят краха северокорейской экономики с непредсказуемыми последствиями.

Однако запрет на авиатопливо они считают вполне допустимой мерой. Кстати, в 2013 году после предыдущего ядерного испытания в КНДР китайцы по своей инициативе безо всяких решений ООН на время прекратили поставки такого горючего Пхеньяну. В Сеуле тогда зафиксировали, что после этого самолеты северокорейских ВВС не поднимались в воздух несколько десятков дней.

Пхеньян, правда, извлек уроки: по данным южнокорейских военных, он мог в ожидании новых санкций сделать примерно трехмесячный запас авиационного горючего. Однако запрет на его поставки нанесет удар по военной мощи КНДР – ее военные пилоты и без того по налетанному времени уступают, например, японским коллегам раз в десять, считают в Токио.

Санкции включают и ряд других мер, однако теперь главное в том, как быстро их введут. И будут ли они реально и долго соблюдаться тем же Китаем — допустим, в том случае, если северокорейский владыка Ким Чен Ын начнет вести себя более послушно. Впрочем, Пекину мелкие уступки не нужны – он явно не желает новых ядерных и ракетных испытаний в Северной Корее, которые противоречат долговременным планам китайских товарищей.

На земной орбите сейчас достаточно устойчиво находится некий объект, запущенный 7 февраля здоровенной трехступенчатой северокорейской ракетой. Поначалу он беспорядочно кувыркался, но потом вроде стабилизировался. В Северной Корее объект называют искусственным спутником наблюдения за поверхностью планеты под названием «Кванмёнсон-4». Именно так, «Сияющей звездой», именуют в КНДР Ким Чен Ира — ныне покойного отца молодого правителя страны Ким Чен Ына. Объект, правда, помалкивает — его общение с ЦУПом не зафиксировано. Два предыдущих северокорейских спутника в ходе вращения вокруг Земли тоже признаков жизни так и не подали, хотя Пхеньян уверял, что первый непрерывно передавал на просторы космоса хвалебную песню о вожде КНДР, а второй якобы вел некие научные исследования.

Впрочем, похоже, что Пхеньян больше интересует не спутник, а сама ракета. Которую в США, Южной Корее и Японии считают прототипом ракеты межконтинентальной, боевой. Запущена она была явно успешно, продемонстрирован прогресс по многим направлениям — например, повышена мощность и скорость. Вдвое, до 200 кг, увеличен вес спутника. Потенциальную дальность полета в режиме межконтинентальной ракеты в Сеуле оценивают в 12-13 тыс. км — достаточно, чтобы добить до Вашингтона. При этом вес боеголовки может быть существенно увеличен по сравнению со спутником.
Северокорейские специалисты сумели также ловко взорвать отделившуюся первую ступень ракеты, когда она падала в относительно мелкий район Желтого моря. Судя по всему, это было сделано для того, чтобы не дать Сеулу поднять и исследовать сброшенный блок. Есть также мнение, что умелый подрыв первой ступени предпринят для обеспечения безопасности ракеты — такая вспышка может обмануть ракеты-перехватчики, призванные сбить ее на начальном, крайне уязвимом этапе полета.

Для всего этого нужны сложнейшие технологии, которые Пхеньян, ясное дело, таскал, откуда мог. Мало кто спорит с тем, что у истоков его ракетной программы лежали разработки СССР. Еще в конце 70-х годов КНДР получила из Египта советские ракеты Р-17, которые на Западе называли «Скад-В». Именно они легли в основу всех прежних и нынешних усилий Пхеньяна в этой сфере. В Северной Корее вначале тщательно скопировали, а потом и модернизировали эти системы, которые составляют сейчас костяк ракетных сил КНДР. Она имеет около 600 «Скадов» в двух вариантах — дальностью 200 и 500 км, которые могут поражать цели на всей территории Южной Кореи. Есть сообщения о том, что к их модернизации приложили руку и специалисты из Китая. «Скады», кстати, Пхеньян активно продавал за рубеж — например, режиму Асада-старшего в Сирии, в Пакистан и в Иран, где на их основе разработали собственные баллистические ракеты.

В 1993 году Пхеньян испытал ракету с условным названием «Нодон», созданную на основе еще более глубокой модернизации советских технологий. Ее дальность — 1300 км, она способна ударить по основной территории Японии. Реально развернуто около 200 «Нодонов». И эти ракеты, и «Скады» смонтированы на автомобильных платформах, они мобильны и могут неожиданно выезжать на боевые позиции из подземных бункеров. Кстати, тягачи для этого, по некоторым сведениям, закупались в том числе в Италии, а подъемники для приведения ракеты в стартовое положение — в Австрии.

Однако советские технологии прошлого века, как полагают, оставались все же в центре внимания — на них, по западным и японским данным, вроде бы основаны и другие, более современные северокорейские ракеты. Например, имеющая условное название KN-08, которую в Сеуле считают прототипом межконтинентальной. Уверяют, что она похожа на жидкостную двухступенчатую Р-29, разработанную в КБ. им. Макеева. Ими советские подлодки стали оснащать в 70-х годах. Сейчас они уже сняты с вооружения, а северокорейские KN-08 пока показывают только на парадах и еще ни разу не испытывали — судя по всему, к полету не готовы. Кстати, запущенная 7 января ракета большой дальности со спутником, как считают некоторые эксперты, тоже родом из СССР: одна из ее ступеней — вроде бы модернизированный «Скад», а другая — «Нодон».

Но это — вопросы конструкции. А ведь для практического создания таких сложных устройств нужно огромное количество деталей, компонентов и узлов высочайшего качества. Целиком произвести все это Пхеньян при его слабоватой технологической базе, конечно, не в состоянии. Откуда же все берется?
В день запуска нынешней ракеты, 7 февраля, директор Национальной разведслужбы Южной Кореи на закрытом брифинге в парламенте сообщил, что в ракете были использованы некие важные детали из России. Об этом, мол, Сеул имеет немало информации.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин тут же высмеял слова главного южнокорейского разведчика в своем Твиттере. Представительница МИД Мария Захарова потребовала от Сеула доказательств и извинений. Ни того, ни другого мы пока не имеем. А пути доставки из-за границы в КНДР важных компонентов для военных, в том числе ракетно-ядерных программ, по-прежнему окутаны тайной.

В 2003 году, правда, один из перебежчиков с Севера на пресс-конференции в Вашингтоне уверял, что 90 процентов электроники для ракет Пхеньян завозит из Японии. Токио после этого предпринял все усилия, чтобы перекрыть канал поставок — он вообще запретил всю торговлю с КНДР, за это можно сесть в тюрьму. Но контрабанда живет — только сегодня появилось изложение доклада о нарушениях режима санкций, введенных Советом безопасности ООН в отношении КНДР. Там говорится, например, что на военных кораблях Северной Кореи замечены радары японского производства, производимые для рыболовецких судов. Хотя их поставки в КНДР запрещены. В упавших в Южной Корее северокорейских беспилотниках также найдены японские компоненты.

А вот что касается ракет, то, как писала японская печать, в правительстве Южной Кореи все равно считают, что некоторые детали для них могут идти через Россию и Китай, Повторюсь, конкретных фактов на этот счет я еще ни разу не слышал и не видел. Но не надо забывать, что Китай, например, — главный экономический партнер Пхеньяна, именно оттуда в Северную Корею движется основной товарный поток. На территории КНР действует немало пхеньянских фирм, в том числе в автономных анклавах Гонконг и Макао. Кстати, большинство арестованных в Японии за незаконные поставки в Северную Корею перебрасывали контрабанду именно через Китай. Но не всю — в 2009 году, например, была пресечена попытка нелегально экспортировать в КНДР два мощных тягача для транспортировки ракет. Их отправили через южнокорейский порт Пусан. Но, опять же, с китайским посредником.

Я достаточно активно передвигаюсь по Японии на автомобиле, а вот заливаю бензин в него теперь довольно редко — моя гибридная машина употребляет топлива совсем немного. Временами не могу даже вспомнить, когда в последний раз заруливал на бензоколонку. В прошлом месяце или в позапрошлом?

Это в качестве предисловия к тому, что в 2015 году Япония без шума установила хоть и промежуточный, но вполне сенсационный рекорд — она сократила свой импорт нефти до самого низкого уровня с доисторического 1988 года. К нынешнему падению цен на углеводороды это отношения не имеет — уменьшена не сумма, а реальный физический объем закупок.

Одна из самых могучих экономик мира, уступающая по размеру только США и Китаю, приобрела за прошлый год 195,5 млн килолитров нефти — ну, 3,37 млн баррелей в день, если считать в англо-саксонских бочках. Это на 2,3 процента меньше, чем в 2014 году — снижение потребления идет неуклонно. Несмотря, кстати, на то, что с 2011 года в Японии после аварии на «Фукусима-1» были остановлены все энергетические атомные реакторы, и страна целиком перешла на тепловые станции.

Так что происходит? Эксперты министерства финансов говорят, что в чем-то, конечно, сказывается небольшое сокращение населения Японии, которое по капельке съеживается семь последних лет подряд из-за нежелания местных жителей заводить много детей. Но главное все же в другом — в непрерывном внедрении и обновлении энергосберегающих технологий. По этому показателю Япония стоит на первом месте в мире, опережая самые развитые страны — США, например, почти в два раза. Заниматься снижением потребления энергии и официальный Токио, и частный бизнес настроены крайне серьезно, а авария на АЭС «Фукусима-1» придала этому весьма мощный импульс.

Кампания экономии носит тотальный характер и доходит до мелочей: например, несмотря на всю японскую чопорность, летом госслужащим теперь разрешено оставлять дома галстуки и приходить на работу в рубашках навыпуск с коротким рукавом. Чтобы дать возможность ставить кондиционеры в конторах не на слишком низкую температуру. Ну, а зимой — наоборот, госслужащих призывают утепляться. Чтобы экономить на обогреве.

Но это так, семечки: главным фактором неуклонного снижения закупок нефти, по мнению правительства страны, в первую очередь стало все более тотальное внедрение гибридных автомашин, а в самое последнее время — постепенный рост моды на электромобили. Министерство экономики, торговли и промышленности Японии считает, что спрос на бензин и дизельное топливо будет из-за этого до 2020 года падать ежегодно примерно на 1,3 процента, а то и больше.

2020 год выбран не случайно — тогда в Токио состоится Летняя Олимпиада, и это событие правительство страны хотело бы превратить в старт массового внедрения автомобилей на водороде — на т.н. топливных элементах, выделяющих в атмосферу лишь безвредный водяной парок. Ожидается, что это еще больше подхлестнет тенденцию к снижению употребления бензина и прочих нефтепродуктов. Хотя, конечно, процесс будет медленным и очень плавным — ни о каком резком переключении экономики на другую энергию речи, конечно, не идет. Те же водородные автомобили пока очень дороги, нет развитой инфраструктуры заправок. Да и для производства водорода, понятно, тоже понадобится энергия, которую дает сжигание углеводородов, угля или ядерные станции.

Однако энергосбережение набирает обороты — и не только на нефтяном фронте. В прошлом году Япония умудрилась почти на 4 процента сократить также свое потребление сжиженного природного газа (СПГ), которого она пока все равно закупает больше всех в мире. Но с удовольствием избавилась бы от этого обременительного первого места.

Впрочем, сейчас японцам, честно говоря, грех жаловаться — из-за падения цен на углеводороды они в прошлом году заплатили за нефть на 41 процент меньше, чем в позапрошлом. А за газ — почти на 30 процентов меньше.

Гигантская база ВВС США Иокота находится не так далеко от моего токийского дома — она в основном выполняет функции грандиозного перевалочного военного аэропорта, через него прибывающие из Штатов грузы и персонал развозятся затем по всей Восточной Азии. Однако в последние дни Иокота прибрела несколько несвойственный ей боевой характер — туда переброшена ударная воздушная группировка из 16 самолетов, включая двенадцать истребителей-невидимок пятого поколения F-22 Raptor. Которые некоторые считают лучшими и самыми опасными в мире. F-22 основаны на столь прорывных и секретных технологиях, что их запрещено продавать даже ближайшим союзникам США, включая ту же Японию.

Переброска этого отряда — реакция на проведение в КНДР 6 января очередного, уже четвертого ядерного испытания. Пхеньян уверяет, что успешно рванул водородную бомбу, однако американцы в этом сомневаются. Расходятся мнения экспертов и в оценке последовавшего за ядерным испытанием пуска северокорейской баллистической ракеты с погруженной подводной лодки. Некоторые авторитетные товарищи уверяют, что показанная миру видеозапись этого испытания была подделана. Однако министерство обороны Южной Кореи, допуская элементы монтажа, все равно считает, что КНДР сможет обзавестись такими ракетами уже года через три-четыре.

Короче, ясно одно: все введенные против Пхеньяна многочисленные санкции по линии Совбеза ООН и отдельных государств не работают и остановить его ракетно-ядерные упражнения пока не могут. Причина провала международного нажима очевидна и называется она Китай.

Пекину, конечно, очень не нравится перспектива ядерного вооружения КНДР. Во-первых, он рассматривает Северную Корею как вассальную страну, которой хотел бы во всем руководить. А наличие атомной бомбы наделяет Пхеньян нежелательными возможностями для своеволия. Во-вторых, китайцам совсем не улыбается даже минимальная угроза ядерного конфликта непосредственно у их границ — не говоря уже об опасности какой-либо неприятной аварии на северокорейских объектах, где мастерят бомбы и боеголовки из урана и плутония.

Конечно, как считают южнокорейские эксперты, Пекин мог бы за неделю вызвать в КНДР полный экономический коллапс, поскольку гордая страна чучхе намертво зависит от поставок нефти и нефтепродуктов из Китая. В эту же страну идет и почти весь экспорт Северной Кореи, которая добывает валюту в основном продажей туда железной руды и антрацита. Из Китая поступают и практически все товары, необходимые режиму Ким Чен Ына. Короче, рычагов давления у Пекина навалом.

Но есть одна штука: еще больше, чем ядерного вооружения Северной Кореи, Китай боится ее дестабилизации и краха сложившейся там системы. Конечно, он бы с удовольствием заменил ее на некую прокитайскую марионеточную администрацию, но это, судя по всему, невозможно. Режим Кимов великолепно научился выявлять и истреблять малейшие намеки на измену. И он прекрасно знает, насколько хотели бы избавиться от него пекинские союзники.

Короче, Китаю приходится мириться с капризным и взбалмошным вассалом. Северная Корея для него — стратегический буфер. Развал нынешней системы в КНДР грозит ее неконтролируемым слиянием с Южной Кореей и появлением единого корейского государства, что полностью ломает нынешнюю, в целом выгодную Китаю конфигурацию на Дальнем Востоке. К тому же новая огромная однонациональная страна может сохранить союзные отношения с США, а то и американские базы, что было бы совсем кошмаром для Пекина. Этой угрозы он хотел бы всеми силами избежать — и именно поэтому закрывает глаза на то, что режим санкций в отношении Пхеньяна фактически не соблюдается. Хотя в том же Совбезе ООН Китай сам за них голосовал.

Все это сильно не нравится Штатам, хотя они тоже находятся в непростом положении. Американцы, конечно, могли бы отключить от долларовой системы все фирмы, имеющие дело с Пхеньяном. Это было бы мощнейшим ударом. Но Штаты понимают, что он будет нанесен в первую очередь по Китаю, с которым США имеют мириады важнейших экономических связей. Объем двусторонней торговли — почти 530 миллиардов долларов. Более полутриллиона!

Короче, бить по гигантскому и крайне важному Китаю Обама не хочет. И он стремится сделать так, чтобы Пекин все же сам и по собственной воле прижал Северную Корею — пока она не превратилась в настоящую угрозу.

Китай, кстати, соглашается с тем, что после четвертого ядерного испытания санкции против КНДР надо ужесточить. Но вопрос в том, какие будут приняты меры. Только что США, как стало известно в Токио, неофициально предложили Пекину и другим заинтересованным странам свой проект резолюции Совбеза на эту тему. Он предполагает запрет на поставки нефти Пхеньяну, на закупку у него горнорудной продукции, требует закрыть воздушное пространство планеты для северокорейской авиакомпании Air Koryo, частично не допускать в порты суда КНДР и расширить список физических лиц и организаций, с которыми запрещено иметь дело, чьи активы требуется заморозить.

Фактически речь идет о системе почти полной удушающей блокады. Китай, ясное дело, на это не пойдет, однако Штаты жестко обозначили тему обсуждения. Используется и другой прием — вы же вроде не хотите усиления американского присутствия в регионе? Так вы его получите, если отказываетесь обуздать товарища Ким Чен Ына. Нынешняя переброска на базу Иокота новейших американских боевых самолетов — часть этого сигнала. Есть информация, что в регионе вскоре может появиться второй атомный авианосец ВМС США — в добавление к «Рональду Рейгану», который постоянно базируется у входа в Токийский залив. Вашингтон затеял с Сеулом переговоры о развертывании на юге Кореи неких «дополнительных стратегических элементов» — тех же F-22, о регулярных подлетах стратегических бомбардировщиков, об усилии присутствия в водах региона американских атомных подлодок. Пекину еще больше не нравится то, что США настойчиво предлагают создать в Южной Корее систему ПРО, которая будет покрывать и часть территории КНР.

Все это может быть частью торга в вопросе о санкциях, который будет непростым и явно интересным. Ну, а пока серьезная сеульская газета сообщила, что осенью прошлого года армия Южной Кореи провела секретные учения по отработке быстрой оккупации КНДР в случае возникновения там чрезвычайной ситуации при распаде правящего режима. Включая изоляцию и интернирование высшей пхеньянской верхушки.

Крутой усатый осман в красной имперской феске и некий героический японец в темном кимоно в компании двух более современных персонажей взирают сейчас с цветных реклам, которые постоянно мелькали в эти дни в центральных токийских газетах с многомиллионными тиражами. Они же красуются на афишах кинотеатров в лучших районах столицы Японии. Которые зовут посмотреть новый блокбастер «Караблекрушение-1890», идущий с декабря на 309 экранах страны. Одновременно он показывается и в Турции – на 300 экранах.

2423554

«Кораблекрушение-1890» — это совместная лента, воспевающая, как говорится, проверенную годами дружбу двух стран. С одной стороны – это история гибели военного корабля Османской империи, посланного с дипломатической миссией в Японию в конце позапрошлого столетия. На обратном пути он попал в тайфун, стал тонуть, и его команду самоотверженно спасли жители прибрежной деревушки. В зеркальном варианте история повторяется в 70-х годах прошлого века, когда турки не менее благородно спасают японцев, застрявших в Тегеране во время ирано-иракской войны.

Фильм о нерушимой дружбе вышел очень кстати – Япония и Турция сейчас заметно сближаются по разным направлениям. Одно из самых главных — сотрудничество в бывших советских республиках Центральной Азии, где Токио пытается укреплять своим позиции. В  октябре ушедшего года премьер-министр Японии Синдзо Абэ совершил беспрецедентное турне – он стал первым главой японского правительства, который посетил все пять стран этой бывшей части СССР. В экономическом плане главным был визит в богатый ресурсами Туркменистан, где входившие в делегацию бизнесмены из Японии договорились о контрактах на общую сумму 18,5 миллиарда долларов.

В других странах Синдзо Абэ делал щедрые подарки, в том числе безвозмездные. Кстати, сразу же после японского премьера примерно по такому же маршруту проехал государственный секретарь США Джон Керри — он как бы дополнил преимущественно экономическую по содержании поездку японского премьера политическим и военным компонентами.

Но вернемся к японо-турецкой дружбе – самой главной конфеткой японского проникновения в Туркменистан стало решение о строительстве огромного ультрасовременного предприятия по переработке природного газа в районе города Мары. Меморандум об этом был подписан в октябре во время визита премьера Абэ в Ашхабад – общая цена проекта может приблизиться к 16,5 млрд долларов.

Технологии и организация будут японскими, а вот строить и поддерживать контакты по этому поводу с непростыми туркменскими партнерами будут две крупные турецкие корпорации. Именно такой формат в Токио сейчас считают оптимальным – мы, мол, можем финансировать и предоставлять самые современные производственные комплексы. А отвечать за работу в котловане, за контроль за рабочими и работами будут турки, искушенные в тонких делах региона.

Такое сотрудничество далеко не ограничивается стройкой в городе Мары. «Мицубиси» вместе с турецкими партнерами будет сооружать заводы по производству удобрений в Туркменистане и Узбекистане. «Кавасаки» в сотрудничестве с турками в том же Туркменистане строит завод по производству бензина из природного газа. И так далее.

В Токио дают понять, что вместе с турками японцы стремятся дать некоторую альтернативу странам бывшей советской Центральной Азии, чтобы они при определении экономических партнеров не оказывались перед жестким выбором — либо Россия, либо Китай. Именно поэтому, например, в Японии готовы поддержать проект строительства газопровода TAPI из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан – он официально начат, хотя по-прежнему вызывает сомнения с точки зрения обеспечения безопасности. В Токио считают, что этот проект и возможное строительство завода по сжижению газа раскроют новые перспективы независимости для Ашхабада, который вначале полностью зависел от России как транспортера и покупателя своего газа, а теперь попал почти в такую же зависимость от Китая, как от единственного и монопольного клиента на востоке.

Кстати, Турция интересует Токио далеко не только как важный партнер в таких проектах. Японские компании, например, инвестируют около 22 миллиардов долларов в строительство АЭС в Синопе на турецком севере. Этот проект чрезвычайно важен для Токио – его лично продвигает премьер-министр Абэ. Японцы внимательно следят и за развитием ситуации вокруг атомной станции «Аккую» на юге страны, которую должна соорудить Россия. В октябре минувшего года турецкий президент Эрдоган многозначительно заявил, что эту АЭС «построят другие», если проект не выполнят русские. Ранее тот же  Эрдоган неоднократно говорил, что высоко ценит японские технологии в области атомной энергетики. В Анкаре, например, выражают готовность использовать опыт своих дальневосточных партнеров и при сооружении и третьей АЭС в стране.

Премьер-министр Японии Абэ в прошлом году провел два полносмасштабных раунда переговоров с Эрдоганом в мае и октябре, встречался с ним на саммите в Анталье в ноябре. Идут, кстати, и не слишком афишируемые контакты в военной сфере – например, Анкара давно проявляет интерес к японским технологиям танковых двигателей. Решение этого вопроса может серьезно ускориться после того, как Токио снял многие прежние ограничения на экспорт вооружений.

Кстати, появление фильма «Кораблекрушение-1890» тоже имеет экономический аспект – его спонсировала турецкая авиакомпания Turkish Airlines. Она активно работает сейчас над тем, чтобы выстроить новый воздушный коридор из богатой Восточной Азии в  Европу через Стамбул. В качестве мощного конкурента другим перевозчикам, включая «Аэрофлот».

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире