golovnin

Василий Головнин

15 апреля 2017

F

2719690

На фото — самая главная конфетка только что состоявшегося грандиозного парада в Пхеньяне по случаю 105-летия со дня рождения основателя КНДР, творца идей чучхе, беспощадного победителя империалистов и их марионеток, железного генералиссимуса Ким Ир Сена. Дедушки нынешнего вождя Народно-Демократической Республики Ким Чен Ына.

А конфетка — запускаемая с подводной лодки ракета, которую по-западному именуют KN-15, а по-пхеньянски — «Пуккыксон-2» («Полярная Звезда-2»). Недоброжелатели клевещут, что конструкцию слямзили с советского образца.

Оригинал

Президент США Дональд Трамп на только что состоявшихся во Флориде переговорах с председателем КНР Си Цзиньпином очень конкретно, похоже, поставил простой вопрос: вы хотите, чтобы Северная Корея стала настоящей ракетно-ядерной державой? Нет? Тогда что Пекин намерен практически делать?

В ответ товарищ Си заявил, что нужно продолжить мирный дипломатический процесс, что всем сторонам следует проявить сдержанность. А Штаты, в том числе, должны прекратить пугать Пхеньян и, в частности, не проводить больше на юге Кореи крупные военные учения.

Трамп явно не счел это за ответ, и, как следствие, телеканал Эн-би-си немедленно изложил рекомендации, которые Совет национальной безопасности при Белом доме представил президенту США по поводу дальнейших действий в отношении Пхеньяна. Приведем их по нисходящей — по уровню крутизны.

Ну, первое — это физическое устранение вождя северокорейского народа Ким Чен Ына и высшего руководства КНДР. Второе — проведение операций в Северной Корее по уничтожению ее ракетно-ядерных объектов силами заброшенных в КНДР элитных подразделений американо-южнокорейского спецназа.

И, наконец, третье, самое скромное — возвращение в Южную Корею американского тактического ядерного оружия. Которое убрали оттуда в 1991 году на волне романтизма по поводу того, что «холодная война, ребята, закончилась!»

В Пекине понимают, что первые два варианта малость отдают Голливудом, а вот третий — вполне реализуем. Китаю, бесспорно, появление американского ядерного оружия прямо у его границы очень сильно не нужно. Он непрерывно протестует сейчас даже против размещения в Южной Корее американских комплексов ПРО THAAD, призванных перехватывать пхеньянские ракеты. Боевые возможности этих установок, говорят, достаточно скромны, но зато их радары отлично проглядывают значительный кусок территории КНР, включая Пекин. А тут еще и ядерное оружие!

Короче, руководство народного Китая будет думать — тем более, что внешне визит председателя КНР прошел шикарно — Трамп принимал товарища Си в своем поместье в курортной Флориде с размахом, широко, по-барски. Пекинский гость выражал всяческое довольство, а Трамп затем написал в своем Твиттере, что установил с китайским начальником отличные дружеские отношение. Но дружба — дружбой, а дела — делами: сегодня объявлено, что к берегам Кореи (и, соответственно, самой КНР) Пентагон отправил ударную группу ВМС с атомным авианосцем «Карл Винсон», ракетным крейсером и двумя ракетными эсминцами. Кстати, во время пребывания товарища Си во Флориде такие же два ракетных эсминца врезали крылатыми ракетами по военной базе Асада в Сирии. В числе прочего это явно призвано было продемонстрировать Пекину: Трамп при применении силы особых колебаний не испытывает.

Смещенная со своего поста по обвинениям в коррупции и злоупотреблении властью теперь уже бывшая президент Южной Кореи Пак Кын Хе встретила сегодня свое первое утро в тюрьме предварительного заключения в Сеуле. Арестована она была в пятницу после того, как суд выдал соответствующий ордер по запросу прокуратуры.

65-летняя мадам Пак держалась покорно, лицо было мертвенно-бледным, прическа в прокурорской машине рассыпалась, поскольку у нее при аресте изъяли шпильки, которые прицепляли шиньон на затылке. Что стало, конечно, огромным психологическим ударом, символом унижения.

Пак Кын Хе пришла на заседание суда, а фактически на свой арест и политическую гибель подчеркнуто элегантной, в прекрасном стильном костюме. Однако в тюрьме после медицинского смотра и фотографирования ее немедленно облачили в тренировочный костюм зеленого цвета, положенный заключенным южнокорейских КПЗ.

В том же заведении для подследственных содержится и задушевная подруга президента — дама по имени Чхве Сун Силь, которая, в сущности, и была ядром коррупционных дел. Пользуясь близостью к главе государства, как уверяет следствие, она вытягивала десятки миллионов долларов из ведущих южнокорейских корпораций в свои т.н. благотворительные фонды. Или в липовые фирмы, которые создала в странах Евросоюза ее дочь, тоже уже арестованная. Президент, по мнению прокуратуры, по меньшей мере знала об этих комбинациях или даже участвовала в них. По некоторым данным, она лично составляла разнарядки с суммами, которые должны били вносить крупнейшие частные предприниматели в виде дани. Кстати, один из них, бывший глава гигантской корпорации «Самсунг» (да-да, та самая, производитель знаменитых смартфонов и телевизоров) сидит в той же тюрьме по этому же коррупционному делу.

Заключенные размещены там в стандартных камерах-одиночках площадью 6,56 кв. метра с умывальником и унитазом. Однако бывшему президенту, говорят, дали помещение побольше. С душем и туалетом в отдельной пристроечке.

Но еда у всех одинаковая из расчета 2500 калорий в день: вчера, например, бывшему президенту предложили густой суп из капусты с морскими водорослями, рис с ростками бобов и острую квашеную капусту кимчи, без которой корейцы жить не могут. Цена угощения известна — примерно 1,3 доллара США. Это стандартный обед, и, как мне кажется, вчера бывшему президенту было не до него. Официальные обвинения ей предъявят в середине апреля, мадам Пак грозят по меньшей мере 10 лет заключения.

Этого внешне добродушного толстяка пытались убить уже много раз – в 2009 году, по некоторым сообщениям, покушение на него предотвратили власти Китая. В ноябре 2010 года, как уверял один из перебежчиков из Северной Кореи, сорвался план его отравления. Арестованный в Южной Корее агент КНДР также показал, что этого человека в том же 2010 году собирались ликвидировать на китайской территории, замаскировав теракт под транспортное происшествие. Еще одна попытка сорвалась, как сообщил сегодня источник в южнокорейской разведке, в 2012 году.

И вот, наконец, план удался – 13 февраля к стойке у входа в зону отлетов международного аэропорта крупнейшего малайзийского города Куала-Лумпур подошел шатаясь, полный мужчина и попросил о помощи. Только что, как он сказал, кто-то сильно схватил его сзади за голову и плеснул чем-то в лицо. У мужчины были обожжены глаза, он задыхался. Его немедленно отправили в больницу аэропорта, а оттуда повезли в крупный госпиталь, но по дороге загадочный человек скончался. При нем был паспорт на имя «Ким Чоль», но малайзийские власти уже знали: погибшего звали Ким Чен Нам, это 46-летний старший сын покойного диктатора КНДР Ким Чен Ира и старший брат нынешнего правителя этой страны Ким Чен Ына.

Кадры видеонаблюдения показали, что его, судя по всему, убили две женщины, которые прижали к лицу сына вождя нечто вроде платка. Впрочем, есть и другие версии – директор Национальной разведывательной службы Южной Кореи 15 февраля сообщил депутатам парламента, что Ким Чен Нам, возможно, был отправлен на тот свет уколом отравленной иглы или выстрелом капсулой с ядом. Кстати, женщины после операции сели в такси и скрылись. Сегодня источник в правительстве Японии сообщил: есть сведения, что диверсантки уже убиты на  территории Малайзии, чтобы обрубить все концы.

Матерью Ким Чен Нама была одна из известных северокорейских актрис, которая была не то женой, не то любовницей лидера КНДР Ким Чен Ира. Она, говорят, училась в СССР и умерла в Москве в 2002 году. Мальчик тоже учился за границей, проявлял склонность к изучению иностранных языков и одно время как старший сын считался наследником престола. Однако оказался для этого слишком большим гулякой – в мае 2001 года его по наводке сингапурской спецслужбы задержали в токийском международном аэропорту Нарита с поддельным доминиканским паспортом. Парень прибыл в обществе двух девиц и на допросе признался, что просто хотел посетить Диснейленд в пригороде японской столицы. Ким Чен Нама после этого депортировали: его отец, по слухам, был взбешен таким афронтом и лишил старшего сына статуса наследника. Которым впоследствии стал его младший брат Ким Чен Ын – человек совершенно другого характера, целеустремленный и жесткий.

Ну, а старший брат, похоже, даже вздохнул с облегчением, поскольку явно не питал тяги к тяжким обязанностям единоличного владыки бедной и вооруженной до зубов страны. Он стал жить за границей – в основном в Макао под покровительством и охраной китайских властей, но часто путешествовал то в КНР, то в Сингапур. В отличие от своих родственников вел до удивления свободный образ жизни – даже давал вольнодумные интервью. В которых, например, осуждал монархический характер правления в КНДР и существующую там систему передачи власти по наследству. Позволял себе говорить и о необходимости реформ, хотя и всегда желал всяческих успехов своему младшему брату, оттеснившему его от престола.

Одна из загадок – мотив убийства Ким Чен Нама, который явно не проявлял интереса к политике и борьбе за власть. Единственное, что сейчас приходит всем в голову — это необходимость устранить даже потенциальную угрозу, поскольку старший сын, по законам патриархального северокорейского общества, обладает все же большей легитимностью. И его может кто-нибудь использовать – например, тот же Пекин, если он попытается устранить нынешнего непослушного вождя КНДР и заменить его на китайского ставленника, но тоже из династии Кимов.

Короче, теперь у северокорейского вождя Ким Чен Ына остались только два ближайших родственника – во-первых, средний брат Ким Чен Чхоль, которому предположительно 35-36 лет. О нем известно лишь то, что он тоже не стремится к власти, и вроде бы полностью увлечен рок-музыкой и игрой на электрогитаре. Его, кстати, уже дважды замечали на концертах Эрика Клэптона – в Сингапуре и Лондоне. Во-вторых, есть еще младшая сестра лидера КНДР – Ким Ё Чжон, которой ориентировочно 31 год. Она часто появляется рядом со своим братом и занимает важный пост в ЦК Трудовой партии Кореи. Некоторые считают, что эта симпатичная девушка – единственный человек, которому доверяет нынешний пхеньянский правитель, который для искоренения даже малейшей угрозы заговора непрерывно проводить перестановки, чистки и казни в северокорейском руководстве. Кстати, теракт в Куала-Лумпуре совершен с мрачной выдумкой – на этой неделе будет отмечаться день рождения покойного Ким Чен Ира – общего отца покойного и нынешнего владыки КНДР.

Ну, а соответствующие органы тем временем ведут расследование убийства Ким Чен Нама – в Малайзии пытаются определить яд, которым его ликвидировали. Посольство КНДР в Малайзии уже потребовало выдачи тела погибшего в аэропорту. Но, по некоторым данным, его передадут семье убитого, которая осталась в Макао.

Удивительные метаморфозы претерпевает в последнее время внешняя политика Дональда Трампа – по крайней мере в Азии, о которой он частенько (и в основном недобрым словом) вспоминал во время своей умопомрачительной предвыборной кампании. И вот вдруг со второй половины прошлой недели новый президент США отказался практически от всех шокирующих заявлений такого рода.

Потрясающе, например, прошел визит в Штаты японского премьера Синдзо Абэ, который только-только в понедельник вернулся на родину из-за океана. С чувством, как говорится, глубокого удовлетворения, поскольку в США он ехал в состоянии человека, входящего в клетку с голодным и очень сердитым тигром.

Трамп во время избирательной кампании говорил, например, что японцы жульничают с курсом их валюты – занижают его для получения незаконных торговых выгод. Он обвинял Токио в том, что тот использует всякие таможенные махинации, чтобы не пускать замечательные американские автомобили на свой рынок. А сами, мол, японцы, в Америке все скупают за бесценок, завалили США своими машинами. И при этом размещают сборочные заводы не в Штатах, а в соседней Мексике и завозят их оттуда на льготных условиях. Конкретно «Тойоте» Трамп пригрозил высоченными карательными пошлинами на ее автомобили, если японская корпорация построит еще одно предприятия к югу от реки Рио-Гранде.

В Токио жалобно уверяли, что это все неправда, приводили цифры колоссальных японских инвестиций в США, говорили о созданных там огромных массивах рабочих мест. Знающие люди горько шутили, что Трамп явно застрял в 80-х годах, во временах реальной японо-американской торговой войны, которая давно закончилась миром к обоюдному удовлетворению. Сам премьер Абэ заготовил к визиту экономическую программу дополнительных капиталовложений с созданием еще 700 тысяч рабочих мест, но в его окружении подозревали, что Трамп — не тот человек, который вообще будет слушать какие-то аргументы. И уж, тем более, вдумываться в какие-то цифры.

Пугали и дела военные – Трамп ведь обвинял японцев в том, что те мало выделяют денег на содержание американских баз и вообще «едут зайцем» в двустороннем союзе. Он угрожал если не полностью вывести, то сильно сократить военное присутствие США на Дальнем Востоке. И пусть, мол, Токио сам себя защищает, если такой жадный. В Японию, правда, уже после избрания Трампа приезжал его министр обороны Джеймс Мэттис, который такие обвинения не повторял. Но Трамп! Вдруг он влепит все это прямо в лицо несчастному японскому премьеру? Или вообще выставит его за дверь, если разговор не будет клеиться? Ведь все помнят о том, как Трамп запросто бросил трубку во время телефонного разговора с премьер-министром Австралии, когда тот высказал что-то не очень понравившееся главному американскому начальнику.

Но произошло чудо: новый президент США фактически дал понять, что в отношениях с Японией во многом будет продолжать политику нелюбимого им Барака Обамы. Ну, за исключением соглашения о многостороннем тихоокеанском экономическом союзе, из которого Трамп вышел немедленно после вступления в должность. Но на двустороннем уровне Японии не было высказано ни одной торгово-валютной претензии. Ни слова о «Тойоте». Трамп полностью («на 100 процентов», как он выразился) подтвердил обязательства США по обороне Японии, включая островки, на которые претендует Китай. И вообще – все, мол, замечательно, союз Вашингтона и Токио нерушим. В подтверждение этого Трамп при одном из рукопожатий 19 секунд не выпускал руку Абэ и даже нежно ее похлопывал, что вызвало массовые смешки и шуточки в интернете.

Но, пожалуй, самый крутой поворот Трамп совершил на китайском направлении. Напомним, что после избрания он с видимым удовольствием согласился принять телефонные поздравления от президента Тайваня, хотя ни один хозяин Белого дома с 1979 года не разговаривал с главой администрации этого острова. Чтобы не раздражать Пекин, считающий Тайвань своей временно отколовшейся провинцией, которая когда-нибудь вернется в отеческое лоно. Более того – Трамп публично заявлял, что не убежден в необходимости придерживаться принципа «одного Китая». Мол, и такая тема вполне может стать предметом переговоров.

Это вызвало шок в Пекине: он протестовал, но крайне аккуратно и сдержанно – явно боялся слишком быстро разругаться с неистовым Трампом. И, как оказалось, был прав – на прошлой неделе новый президент США наконец-то переговорил по телефону с председателем КНР Си Цзиньпином. И лично подтвердил приверженность его администрации принципу «одного Китая». А также свое стремление всячески развивать двусторонние отношения.

Говорят, кстати, что не дразнить без толку Пекин Трампа уговорил его государственный секретарь Рекс Тиллерсон. Короче, процесс переучивания нового президента США вроде бы пошел. Интересно, как далеко Трамп зайдет в корректировке заявлений времен своей избирательной кампании?

Новый министр обороны США Джеймс Мэттис только что совершил весьма многозначительные, я бы даже сказал сенсационные визиты в Южную Корею и Японию, первые в нынешнем качестве главы Пентагона. Китай, ясное дело, следил за этой поездкой с особым вниманием и уже выразил свое разочарование. «США,— заявил официальный представитель МИД КНР,— должны прекратить ошибочные заявления и не привносить в наш регион факторы нестабильности, которые еще больше осложняют существующие проблемы». Ну, а военные союзы США в регионе китайский дипломат с раздражением назвал «порождением холодной войны».

Так что такого натворил в Токио и Сеуле отставной боевой генерал морской пехоты Мэттис, известный своим пугающим прозвищем «Бешеный пес»? Будете смеяться, но сенсационность его поездки была именно в том, что он провел ее совершенно скучно и традиционно.

Мэттис как будто вообще не слышал того бурного потока пугающих обвинений и угроз, который извергал во время избирательной кампании его нынешний непосредственный начальник, новый президент США Дональд Трамп. Который говорил, что японцы и южные корейцы едут «зайцами» в военном союзе со Штатами и мало платят американцам за свою безопасность. Что США могут вывести оттуда свои если азиатские союзники не раскошелятся. И пусть тогда японцы и южные корейцы защищают себя сами, пусть даже обзаводятся ядерной бомбой – мне мол, наплевать.

Но невозмутимый «Бешеный пес» Мэттис сейчас уведомил союзников, что не надо пугаться и переживать, все и при Трампе будет, как при бабушке Обаме. Он подтвердил прежние американские обязательства, сказал, что военные союзы с Токио и Сеулом нерушимы. Что Вашингтон будет защищать даже находящиеся под японским контролем острова Сэнкаку в Восточно-Китайском море, которые Пекин именует Дяоюйдао и провозглашает своими незаконно оккупированными территориями. Что касается военных расходов, то, как объявил бывший генерал морской пехоты, японская модель финансирования американских баз – вообще пример для подражания. (Еще бы, Токио практически полностью берет на себя все коммунальные расходы военных объектов США на своей территории и покрывает зарплату их местного гражданского персонала).

Короче, все хорошо, о словах Трампа забыто. «Бешеный пес» своим скучным визитом в Азию пока поддержал рассуждения тех, кто уверяет: новый президент США веселит публику, а его ближайшее окружение проводит реальную политику.

Небывалое событие произошло на этой неделе в Китае – на пост начальника одного из пяти военных округов был впервые в истории КНР назначен не сухопутный генерал, а адмирал ВМС. Он возглавит Южный военный округ, который сейчас становится для Пекина самой горячей зоной. Дело в том, что именно к нему приписано все более бурлящее Южно-Китайское море (ЮКМ), где новый президент США Дональд Трамп грозится силой прекратить экспансию КНР.

Его пресс-секретарь на первой пресс-конференции уже открыто заявил, что Пекин захватывает там территории и районы, которые ему не принадлежат, а Штаты, мол, этого не допустят. Речь идет о бетонном архипелаге, который КНР выстраивает на основе искусственных насыпных островов в ЮКМ. На них развернуты военные аэродромы, радары и прочие объекты, включая, по некоторым данным, и ракеты. Строя эту систему, Пекин при фактическом бездействии прежней администрации Барака Обамы шаг за шагом подтверждал свои претензии на полный контроль за акваторией, по которой проходят важнейшие в мире торговые трассы с Востока Азии в Европу и на Ближний Восток.

Трамп пока не объясняет, как он, собственно, собирается поставить на место Пекин в ЮКМ, хотя его кандидат на пост госсекретаря Рекс Тиллерсон прямым текстом говорил о том, что Штаты будут отсекать китайцев от их бетонных островов. Намек на военную блокаду?

Назначение адмирала на пост командующего Южным военным округом КНР – это явный ответ на такие угрозы. Мол, ВМС Китая готовы сорвать любые планы блокады искусственного архипелага. Впрочем, Пекин это и не скрывает. Специально созданная для утечек, сигналов и намеков газета «Хуаньцю шибао» (она же Global Times) написала, в частности, что «новое кадровое назначение отражает важность обороны Южно-Китайского моря».

Еще один сигнальчик Трампу то же издание направило 24 января, сообщив, что в провинции Хэйлунцзян к югу от Амура размещена бригада новейших межконтинентальных ракет «Дунфэн-41». В Интернете как бы случайно появились и фотографии этих штукенций дальностью до 14 тысяч километров и несущих 10-12 ядерных блоков индивидуального наведения. В Москве сгоряча многие подумали, что размещение межконтинентальных ракет прямо у Амурской области – это нечто направленное против России, хотя источник сенсации, газета Global Times напрямую писала, что такая мера призвана заставить именно Штаты по-другому взглянуть на Пекин.

«США не проявляли должного уважения к вооруженным силам КНР», а многие высокопоставленные американские военные «высокомерно выражали свое намерение поиграть мускулами»,— разъясняла газета. «Ядерный потенциал Китая, подчеркнула она,— должен быть настолько силен, чтобы ни одна страна в мире не осмелилась на военное столкновение с нами ни при каких обстоятельствах». Потом, правда, официальный представитель МИД КНР как бы опроверг данные о размещении межконтинентальных ракет у границы с Россией, но, надо полагать, печатный орган из системы ЦК Компартии Китая просто так увлекательные сообщения о «Дунфэн-41» публиковать не будет.

Впрочем, свои сигналы посылает и Трамп – его уже утвержденный министр обороны Джэймс Мэттис свой первый зарубежный визит в первых числах февраля совершит именно на Дальний Восток – в Сеул и Токио. Сдерживание Китая, как полагают, будет важнейшей темой обсуждения. В Южной Корее бывший генерал морской пехоты намерен подтвердить планы размещения комплексов ПРО THAAD, которые направлены вроде бы против Северной Кореи, однако вызывают бешеное противодействие со стороны КНР. Поскольку мощные радары этих установок позволяют взять под плотный контроль весь северо-восток Китая, включая зону Пекина. Вашингтон и Сеул уже договорились ускорить развертывание этих комплексов и завершить его к июлю.

Ну, а в Токио министр Мэттис, известный своей многозначительной кличкой «Бешеный пес», будет уже напрямую говорить о Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Япония жестко выступает против усиления там влияния Пекина и готова даже направлять в эти акватории свои боевые корабли на патрулирование. Впрочем, Токио, похоже, придется выслушать и неприятные требования со стороны Штатов – президент Трамп считает, что дальневосточному островному союзнику нужно существенно увеличить военные расходы для реального противодействия Китаю. А не полагаться только на мощь действующего в регионе 7-го флота США и американские военные базы на острове Окинава. Сейчас Япония тратит на оборону в районе 1 процента ВВП – похоже, что ее настоятельно попросят выделять на святое дело борьбы с экспансией Пекина побольше двух процентов.

На китайскую военно-морскую базу Циндао на прошлой неделе вернулась ударная группа ВМС КНР во главе с ее пока единственным авианосцем «Ляонин» — бывшим недостроенным советским «Варягом», недорого купленным в свое время у Украины. Этот отряд кораблей совершил свой первый настоящий океанский поход, вызвав немалую нервозность в Японии и особенно на Тайване. Хотя приурочен был, конечно, к инаугурации Дональда Трампа, который все последнее время постоянно и сознательно выводит Пекин из душевного равновесия.

Будущий президент США прямым текстом обвиняет КНР в массе грехов и в отличие от своего подхода к России не посылает пекинским товарищам ни одного ободряющего сигнала. По словам Трампа, китайцы занимаются торговыми и валютными махинациями, занижая, в частности, курс юаня, чтобы наводнять Соединенные Штаты своими товарами и лишать справедливых доходов американских производителей. Будущий президент, впрочем, готов на переговоры – а при отсутствии уступок грозит врезать 45-процентные пошлины на ввоз продукции из КНР в США.

Еще большим шоком стало то, что Трамп, не моргнув глазом, ставит под сомнение священный для Пекина принцип «одного Китая». С ним США после десятилетий конфронтации и даже прямой войны с коммунистами Мао Цзэдуна согласились еще в конце 70-х – тогда Вашингтон признал КНР единственной в Китае законной властью и разорвал отношения с Тайванем. Который сам утверждал, что является «настоящим Китаем» в отличие от пекинских узурпаторов, силой захвативших власть на материковой части страны.

США, правда, и после этого сохранили особые отношения с Тайванем (который именует себя Китайской республикой) и, например, продают ему современное оружие на миллиарды долларов. Вашингтон не имеет договорного обязательства защищать Тайвань от пекинской агрессии. Однако дает понять, что будет это делать, что прекрасно понимают в руководстве КНР. Впрочем, с 1979 года ни один президент США напрямую не общался с лидером Тайваня, дабы не нарушать принцип «одного Китая», и вот именно на это святое правило, не моргнув глазом, наплевал Трамп. После своей победы на выборах он спокойно принял телефонные поздравления от тайваньского президента Цай Инвэнь и весело с ней пообщался. Кстати, эта дама, лидер ранее оппозиционной Демократической партии, вызывает особое раздражение Пекина. Она считает, что острову вообще-то нужно отказаться от пустых претензий на статус «правильного Китая» и провозгласить свою независимость в качестве суверенной Республики Тайвань. На такой акт сепаратизма Пекин грозит немедленно ответить военной силой, поскольку он уверен, что процветающий капиталистический остров рано или поздно в какой-то форме подобно Гонконгу вернется в состав КНР.

Проезжаться по принципу «одного Китая» Трамп начал после сенсационного телефонного разговора с мадам Цай. И развил эту тему в своем последнем интервью газетам «Таймс» и «Бильд». Принцип «одного Китая», сказал Трамп, — это предмет будущих переговоров, поскольку вести их можно о чем угодно. Будущий президент явно дает понять, что намерен использовать такой подход для шантажа Пекина – по логике Трампа, тот должен быть готов к крупным экономическим шагам навстречу, если не хочет нарваться на неприятности на тайваньском фронте.

Новая команда в Вашингтоне жестко высказывается и по другой трудной проблеме – экспансии Пекина в стратегически важном Южно-Китайском море (ЮКМ), по которому проходят самые напряженные в мире транспортные трассы с Востока Азии в Индию, на Ближний Восток и в Европу. Ежегодно по ним провозят товаров на 5 триллионов долларов.

Пекин открыто провозглашает 90 процентов площади Южно-Китайского моря своей акваторией, а протестующим соседям по региону отводит только узкие полоски территориальных вод. В подкрепление таких претензий КНР насыпает в ЮКМ искусственные острова, бетонирует их и размещает там навигационные и военные объекты.

Претендент на пост нового госсекретаря Рекс Тиллерсон 11 января на слушаниях по рассмотрению своей кандидатуры в сенатском комитете по иностранным делам говорил по этой проблеме предельно жестко. Он заявил, что ситуация в ЮКМ «станет угрозой всей глобальной экономике, если позволить Китаю диктовать условия прохода через эти воды». «Строительство островов должно прекратиться,— сказал экс-глава «ЭкссонМобил»,— а доступ к этим островам Китаю не будет разрешен».

Звучат такие слова как прямая военная угроза, и Пекин, естественно, выступает с протестами, хотя и явно стремится держать себя в руках, чтобы сходу не поцапаться с непредсказуемым Трампом. Однако его шуточки по поводу принципа «одного Китая», похоже, постепенно начинают выводить из себя лидеров КНР. Представитель ее МИД заявил, что никакие переговоры по этому поводу недопустимы. Признание принципа «одного Китая», мол, — это основа отношений с США, с этим соглашались все прежние американские администрации.

Пекин уже решился и на угрозы в адрес Трампа, хотя делается это пока неофициально. Есть такая газета «Хуанцю шибао», она же Global Times, которая используется китайским руководством для утечек информации и более откровенных высказываний, чем может позволить себе обычная скучноватая партийная печать. Так вот, 15 января она написала: «Трамп не будет разочарован мощью китайского возмездия, если он осмелится нанести ущерб принципу «одного Китая».

Поход авианосца «Ляонин» с эсминцами и фрегатами сопровождения призван был подкрепить угрозу: эта группировка впервые в истории обогнула Тайвань почти со всех сторон. И дала тем самым понять, что остров может быть атакован практически отовсюду, а не только с территории КНР. Одновременно на искусственном бетонном архипелаге в ЮКМ были замечены новые системы противовоздушной обороны и другие военные системы – Китай пока явно не собирается следовать приказу Рекса Тиллерсона.

Хотя, конечно, военная мощь двух стран по-прежнему несопоставима, а группировка во главе с «Ляонин» пока, скорее, носит учебный, а не подлинно боевой характер. Характерно, что она немедленно покинула зону ЮКМ, когда стало известно, что туда движется отряд кораблей ВМС США во главе с атомным авианосцем «Карл Винсон».

Но с Трампом, как всегда, все запутанно: его перебранка с Пекином пока идет на словах. А на деле он уже сделал Китаю роскошный подарок – будущий президент объявил об отказе от подписанного при Бараке Обаме соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), которое создавало в регионе динамичную зону свободной торговли и инвестиций без участия КНР. Трамп считает эту договоренность несправедливой, дающей неоправданные преимущества другим членам соглашения – тем же японцам. Однако отмена ТТП оставляет в зоне Тихого океана только те модели интеграции, в которых заправляет Пекин. Так что еще нужно разобраться, так ли уж тотально невыгодны Китаю шалости Трампа.

В Японии есть по меньшей мере один человек, который необыкновенно доволен итогами завершившегося визита президента Владимира Путина – это мэр малоизвестного ранее городка Нагато на юго-западе острова Хонсю. Там российский лидер 15 декабря, в первый день своей поездки, провел закрытые переговоры (временами один на один, только с переводчиками) с японским премьером Синдзо Абэ. В обычно сонный Нагато в связи с этим съехались толпы сопровождающих лиц и репортеров, в местных школах детям на обед подали борщ и русские пирожки, а мэр Курао Ониси теперь просто лучится счастьем. «Мы вышли на международный уровень!— заявил он на пресс-конференции после окончания визита.— Надо развивать достигнутое!» Пока мэр намерен установить побратимские связи с городом-курортом Сочи, где Путин встречался с японским премьером Абэ в мае, и уверяет, что это только начало деятельности по развитию всемирной славы, обрушившейся на Нагато, известный своими горячими источниками.

Впрочем, в других слоях японского общества преобладают куда более скромные оценки визита, а временами и горькое разочарование. Генеральный секретарь правящей Либерально-демократической партии Никаи даже осмелился напрямую покритиковать своего босса – лидера партии премьера Абэ. По словам генсека, тому надо было более упорно добиваться от Путина уступок по Южным Курилам, которых во время визита отмечено не было. «Большая половина нашего народа не удовлетворена случившимся, и мы должны это откровенно понимать»,— без обиняков заявил журналистам господин Никаи, нарушив служебную субординацию.

Дело в том, что перед визитом часть японской элиты почему-то была уверена, что визит российского лидера приведет к тому, что перед Токио откроется перспектива получить хотя бы малый кусок Южных Курил. Обсуждалось только одно – соглашаться или нет, если Путин предложит передать Японии 7 процентов их территории, острова Шикотан и Хабомаи, которые СССР в 1956 году в Совместной декларации о восстановлении отношений после войны согласился подарить соседу после подписания мирного договора. Тогда Япония от презента отказалась, однако сейчас опросы общественного мнения показывают, что население уже готово не капризничать и удовлетвориться малым.

При этом в Токио игнорировали все крайне жесткие заявления со стороны Москвы: а она прямым текстом непрерывно семафорила о том, что вопрос о передаче островов не стоит, никто итоги 1945 года пересматривать не собирается. Однако многие в Японии предпочитали воспринимать это как хитрую тактическую попытку усилить позиции перед серьезными переговорами о разрешении территориального вопроса. Особое значение придавалось тому, что президент Путин согласился первую часть визита провести в уединенной гостинице на горячих источниках в городке Нагато, на малой родине японского премьера Абэ. Зачем президент согласился на закрытые переговоры один на один? Не иначе, как пойдет на конкретный разговор по островам, мечтали романтики из окружения главы японского правительства.

Однако ничего подобного не случилось – как и предупреждали в Москве. И теперь премьер-министр Абэ преподносит как свой крупный успех достигнутую с Путиным договоренность начать переговоры о совместной экономической деятельности на Южных Курилах в рамках какой-то новой особой системы. Ее детали официально не раскрываются, однако в телевизионном интервью сразу после завершения визита глава японского правительства объявил, что речь идет о чем-то «беспрецедентном». По его словам, совместная экономическая деятельность на островах будет вестись вне рамок японского или российского законодательства, чтобы не ставить под сомнение позиции двух стран, которые считают свои права на Южные Курилы бесспорными.

Как такая идея будет реализовываться на практике – покажет время, поскольку из окружения президента России уже раздавались слова о том, что любые проекты на островах могут осуществляться только на основе законов РФ. Кстати, попытки договориться о совместной деятельности на Южных Курилах уже предпринимались в конце 90-х годов прошлого столетия – тогда для решения этого вопроса был даже создан совместный комитет. Однако преодолеть разногласия по поводу того, кто хозяин на островах, он так и не смог. Впрочем, это не мешает премьеру Абэ намекать сейчас на то, что совместные проекты на Южных Курилах откроют путь к подписанию мирного договора и в конце концов – к переходу островов в японские руки.

Способствовать этому в Токио намерены посредством развертывания экономического сотрудничества с Россией – выгодного для ее элиты и полезного для широких народных масс, которые пока в основном негативно относятся к расставанию с островами. Поэтому 16 декабря весь второй день визита президента был посвящен делам хозяйственным. Было подписано почти 70 документов о всевозможных проектах на общую сумму 300 млрд иен – 2,54 млрд долларов. Среди них имеются и настоящие, «живые» деньги, однако большая половина этих средств упоминается все же в неких общих меморандумах, не имеющих обязательной силы. «Пока не просматривается, приведет ли их подписание к реальному экономическому сотрудничеству»,— констатирует информационное агентство Киодо. Японский бизнес признает немалые возможности в России, но настроен осторожно: глава японо-российского экономического комитета, председатель совета директоров крупной корпорации «Марубэни» Тэруо Асада говорил мне, что многому мешают запутанные административные процедуры, невнятные юридические правила, непрозрачные и произвольные порядки в экспортно-импортной сфере. К тому же глава МИД страны Фумио Кисида в день завершения визита особо отметил, что все экономические проекты составлены так, чтобы не нарушать санкции, введенные против России в США и Евросоюзе.

Самая авторитетная в Японии деловая газета «Никкэй» (между прочим, владеет и знаменитой британской «Файнэншл таймс») устроила сегодня шум и суматоху: она опубликовала серию материалов о том, что Токио вроде бы готов предложить России режим совместного управления на Южных Курилах. При этом ни одна из сторон не станет отказываться от прежних принципиальных позиций и будет иметь полную возможность по-прежнему считать эти территории своими. Предполагается, что совместное управление послужит российско-японскому сближению, всяческому укреплению дружбы – и в конце концов приведет к заключению мирного договора и официальной фиксации линии границы на полюбовных условиях.

Газета уверяет, что Москву уже в какой-то степени поставили в известность о таком предложении. Так что имеется в виду?

По данным «Никкэй», речь идет о введении системы свободных поездок на Южные Курилы для бывших японских жителей островов и их родственников (а потом, возможно, и для других категорий японцев) с правом поселяться там и вести экономическую деятельность. Эти люди останутся в юрисдикции Токио – т.е. японцы на островах будут подчиняться своим японским законам, а граждане РФ – российским. Говорят, что вариантов создания зоны совместного управления по меньшей мере три.

Первый предполагает, что Москва передает Токио остров Шикотан и необитаемую гряду Хабомаи – на них приходится всего 7 процентов территории Южных Курил. А на остальных двух, самых крупных Итурупе и Кунашире, и создается зона совместного управления. В 1956 году при Никите Хрущеве СССР предложил подарить соседу Шикотан и Хабомаи в знак доброй воли – но только после подписания мирного договора и в качестве окончательной уступки. Теперь же мирный договор предполагается отложить на потом.

Поскольку Москва вряд ли проглотит такой вариант, то Токио, если верить газете, готов создать зону совместного владения либо на всех Южных Курилах, либо на их части – без самого населенного и развитого Итурупа.

Впрочем, источники «Никкэй» признают, что совместное владение – штука неизведанная и непредсказуемая. Так что, на островах будут действовать две полиции, российская и японская? Два суда? И так далее. А как будут разрешаться конфликты между гражданами двух стран? Получают ли при этом японцы права на прилегающую океанскую акваторию с их немалыми ресурсами?

Есть и вопросы военно-политические – будет ли при системе совместного управления на Южные Курилы распространяться действие японо-американского договора безопасности? И как при этом будут чувствовать себя российские военные объекты на островах, которые в последнее время стали активно укреплять и модернизировать?

Короче, вопросов много, а сомнений в реалистичности таких планов еще больше. Ну, а официальный Токио, как и ожидалось, все немедленно опроверг. «Это не соответствует действительности, наша позиция не менялась»,— такие слова сегодня повторяли все казенные люди в Токио – от чиновников МИД до генерального секретаря кабинета министров. Впрочем, в журналистских и экспертных кругах считают, что за подобными утечками информации все же стоит либо правительство Японии, либо определенные силы в нем. Предполагается, что они тем самым, по-первых, приучают общественное мнение страны к тому, что перемены в прежней железобетонной позиции Токио возможны и неизбежны. И, во-вторых, оказывают воздействие на Москву, все больше подталкивая ее к обсуждению конкретных вариантов решения по Южным Курилам.

Судя по всему, утечки будут нарастать по мере приближения декабря, когда в Японию с визитом должен прибыть президент России Владимир Путин на встречу с премьером Синдзо Абэ. Пройдет она, кстати, на малой родине главы японского правительства – в провинциальной префектуре Ямагути, где расположен избирательный участок, от которого он избирается в парламент.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире