fglsn

Юрий Фогельсон

04 августа 2017

F

Начальник сказал — бизнесу будет послабление. До приговора перестанут сажать.

Уже сколько раз это говорилось. И Пленум Верховного суда два постановления принял, чтобы не сажать. Однако сажают. Смотрим статистику с сайта Судебного департамента.

____________________________________________________________________________________

2016

2015

2014

2013

Всего за год рассмотрено ходатайств о заключении под стражу

136 580

154 066

147 428

146 993

в % к предыдущему году

-13%

+4,5%

+0,3%

+0,5%

Всего за год удовлетворено ходатайств

123 296

140 309

133 755

133 311

% удовлетворённых ходатайств

90%

91%

91%

91%

Видим, что процент удовлетворённых судами ходатайств о предварительном заключении под стражу стабильно стоит на 90%. При этом интересно, что число ходатайств в 2016 году вдруг резко упало. Это по следственному комитету прошло внутреннее распоряжение. Но процент удовлетворённых судами ходатайств не изменился.

Так что не факт, что выйдет послабление. Если на следственный комитет цикнут, тогда выйдет. Если же опять судам попеняют, то всё так и останется. Не знаю, зачем эту лишнюю судебную процедуру придумали, раз суды — отделы следственного комитета.

Тут наши юристы обрушились на  г-на Навального – плохой он юрист. Не подготовился к процессу. Доказательств никаких. Всё в политику превращает, а юрист никакой. Доказательств не собрал. Одни предположения. Нет доказательств, так чего лезть в процесс. Слабый, слабый он юрист, не тянет.

Во что я вам скажу, господа советские юристы. Вот именно, советские. Потому что я так полагаю, что именно  советские стандарты доказывания используют критики г-на Навального. Давай вам бумаги. Давай выписки, справки. Дай, Навальный, суду справку о том, что вилла, подаренная крупным денежным мешком какому-то бездельному фонду, которым рулит друг премьера, является взяткой премьеру. И с печатью справку давай. Дай выписку из реестра денежных мешков-взяточников, что именно этот вот деятель в этом реестре числится. Нет справки, нет выписки – так куда ты без доказательств лезешь, слабак.

Тут даже дело не в ангажированности суда, а в стандартах доказывания. С советских времён свидетелей в гражданских процессах не жалуют. Там справки и выписки в ходу. А уж начальника в свидетели пригласить — ни боже мой. Он занят. Инфляцию пересчитывает. Помните процесс по делу «Норд-Ост». Родные погибших требовали с правительства возмещения морального вреда. И просили суд вызвать свидетелем г-на Лужкова. Ведь это он был замначальника штаба и отвечал за операцию спасения. Не вызвал суд Лужкова — очень занятой начальник. Так и не выяснил наш суд, чья именно халатность привела к гибели людей в «Норд-Осте».

Вернувшись к делу «не Димона» я бы сказал так. Грамотный юрист г-н Навальный. Он именно нужные доказательства и подготовил. Но суд не  дал ему эти доказательства представить. Поэтому мы их и не увидели. Точнее, не  услышали. Потому что при такой фабуле дела доказательствами могут быть только свидетельские показания. Именно грамотно проведенный перекрёстный допрос всех этих управляющих фондами, начальников охраны этих вилл и самого премьера. Это и только  это вскрыло бы всю схему взаимоотношений. Смотрели перекрёстные допросы в  американских фильмах? Вот и представьте себе этих господ: премьера, управляющих фондами, их охранников и самого воротилу под огнём жёсткого перекрёстного допроса.

Справку о том, что премьер берёт взятки у финансовых воротил вряд ли кто даст, а вот послушать ответы премьера на  перекрёстном допросе о том, как он использует виллу, подаренную кем-то какому-то фонду, было бы крайне интересно.

Ангажированность нашего суда – это один вопрос. А вот рудименты советского мышления наших юристов – другой.

В связи с наездом на  Гоголь-центр появилось много разных обращений «творческой интеллигенции». В  конце обращения всегда: «не верим в виновность …» и «надеемся на  справедливое рассмотрение дела». В связи с жестоким задержанием мальчишки, читавшего на улице монолог из «Гамлета», также появились обращения разных граждан и должностных лиц. Мальчик, как все видели и слышали, кричал от боли и  страха. А авторы обращений «надеются, что следственные органы во всём разберутся».

На юридическом языке все эти «надеюсь» называют презумпцией благонамеренности (от благого намерения) и  добросовестности (от доброй совести) государственных органов и должностных лиц. Благонамеренность и добросовестность государства – это естественная презумпция, иначе следует признать, что обществом управляет банда разбойников, как писал св. Августин в своём «De Civitas Dei».

Положа руку на сердце – кто-то реально надеется на благие намерения и добрую совесть сотрудников следственного комитета, судей, полицейских? Я – точно не надеюсь. А творческая интеллигенция, полагаете, надеется? Уверен, что нет. Иначе не стали бы лично г-ну Путину челобитную вручать. А какие благие намерения могут быть у одетых в форму здоровенных парней, причиняющих боль маленькому мальчишке? И разве кто-нибудь сомневается, что вся их контора займёт круговую оборону?

Если ни на что подобное нет надежды, а все эти обращения пишутся, чтобы выразить негодование, то зачем в  конце обращения ставить приписку «надеемся…», верим в вашу благонамеренность? Чтобы на всякий случай лизнуть?

Уважаемые господа, пишущие обращения, лично я понимаю ваши мотивы так: мы возмущены тем, что происходит, не можем и  не хотим отмалчиваться и оставаться в стороне. На мой личный взгляд, вполне достойная позиция. Но для чего, завершать обращение таким недостойным лизанием? Рефлекс, что-ли, такой?

После второго приговора по Кировлесу очень много споров сможет/не сможет А.А. Навальный участвовать в президентских выборах после вступления приговора в силу. От многих комментирующих юристов слышал– запрет на участие в  выборах тех, кто осуждён, но не сидит, противоречит Конституции и т.д. А по-моему, никак не сможет Алексей Анатольевич участвовать в выборах Президента.

Участие в выборах у нас регулируется тремя нормативными актами. Перечисляю в порядке убывания их юридической силы: 1) Конституция РФ (ст.32), 2) Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Протокол №1 ст.3). И сама Конвенция, и Протокол №1 подписаны и ратифицированы РФ и поэтому являются частью законодательства РФ и имеют на территории РФ большую юридическую силу, чем Федеральные законы и 3) Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (подпункт «а» п.3.2 ст.4).

Первое, что следует сказать – ст.3 Протокола №1 к Конвенции касается только выборов в законодательные органы. ЕСПЧ в деле «Анчугов и  Гладков против России» дал своё толкование, как он это понимает. Анчугов и  Гладков жаловались, что им, отбывающим наказание в местах лишения свободы, не  дали проголосовать, ни на выборах в Госдуму, ни на выборах Президента. ЕСПЧ признал, что их жалоба на недопуск к выборам в Госдуму приемлема и рассмотрел её, а жалоба на недопуск к президентским выборам неприемлема по предмету регулирования – не регулирует Конвенция и Протоколы к ней президентские выборы в  РФ. Хоть Президент у нас и подписывает законы и с этой точки зрения его следовало бы рассматривать, как законодательный орган, но ЕСПЧ не стал. Решил, что у нас Президент не законодатель. Т.е. о жалобах в ЕСПЧ надо в  данном случае забыть.

Теперь Конституция. Да, она сама устанавливает право быть избирать избранным (активное и пассивное избирательное право). Для активного избирательного права сама Конституция и устанавливает ограничения, а для пассивного  — не устанавливает. Но Конституция разрешает устанавливать такие ограничения для данного права законом. В Конституции есть такие права, которые вообще нельзя никогда и никак ограничивать. Например, запрет пыток никаким законом не может быть разрешён. Конституция запрещает принимать такие законы; при этом, правда, по факту, пытают, но закон пока ещё не приняли – соблюдают конституционный запрет. А вот пассивное избирательное право Конституция разрешает ограничивать законом. Можно, значит и ограничили.

Правда сами эти ограничения должны соответствовать Конституции. Соразмерность там, справедливость и прочие слова, которые мало кто принимает всерьёз. Да, ладно вам, какая справедливость там, где применяют пытки.

Тем не менее, Конституционный суд зорко стоит на страже соразмерности и справедливости ограничений прав. И вот граждане Егоров, Казаков, Кравцов, Куприянов, Латыпов и Синьков озаботились, а конституционен ли вот этот вот самый подпункт «а» п.3.2 ст.4 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав …». Написано, понимаете ли «гарантии», а тут запрет. Эти граждане были в разное время осуждены за тяжкие или особо тяжкие и им теперь навсегда (тогда в законе было навсегда) закрыли доступ к выборам. И подали они жалобу Конституционный суд, и он её принял и рассмотрел и вынес постановление №20-П от 10 октября 2013 г. В этом постановлении суд написал, что вот «навсегда» – это нехорошо, а, если исправите это «навсегда», то нормально и Конституции соответствует. Исправили это «навсегда». Сегодня в подпункте «а» п.3.2 ст.4 уже не навсегда лишают прав, а только на время судимости. Т.е. Конституционный суд уже по этому вопросу высказался и справедливость восстановил.

Правда все эти граждане пытались в разных местных выборах участвовать, а не в президентских. Но в Конституции вообще сказано про право быть избранным. В любые органы. И есть ограничение этого права законом. И  Конституционный суд уже это ограничение рассмотрел и проштамповал.

Поэтому если и светит что Алексею Анатольевичу то только любовь нашего незаконодателя. Остальное уже всё проработано.

Многие из нас, покупая авиа или ж/д билеты сталкиваются с таким трюком. Сначала Вы обычно прикидываете сколько стоит билет. Например, Вы выяснили, что немногим больше 25000 руб. В кассе Вам называют примерно такую сумму, Вы платите и Вам дают билет в конверте, который Вы  машинально кладёте либо в карман пиджака либо в дамскую сумочку и открываете конверт только, когда нужно предъявить билет. И тут Вы видите, что рядом с  билетом лежит страховка. Недорогая, по сравнению с билетом. Когда Вы платили, то разницу в цене не заметили. Например, билет стоит 25143 руб., а страховка – 290. Вы дали кассиру 25500, не очень думая о сдаче, но сдачу получили и, не пересчитывая сунули себе в карман. Или заплатили карточкой. Страховка эта Вам совершено не нужна, и Вы её не просили. Но и не отказались. Вот и нагрелись на 290 руб.

Думаете, только наши такое проделывают? Все. Сестра в Иерусалиме рассказала мне о своём неожиданном открытии – с карточки её мужа уже два года регулярно списываются небольшие суммы на совершенно ненужную им  страховку. Выяснилось, что он пару лет назад получил СМС с предложением и от него не отказался. Просто его не заметил. А там было такое условие – не отказался, значит согласен. Обули их тысячи на четыре долларов за два года. В Израиле зарплаты у IT-шников довольно приличные и 100 долларов в месяц муж просто не замечал. А для страховщика эта сотня помножается… сами понимаете.

В мире с этим борются уже давно. Это называется недобросовестная коммерческая практика и, кому интересно, может в английской Википедии прочесть статью «Unfair business practices». В ЕС, например, есть специальная Директива Unfair Commercial Practices Directive – можете познакомиться. В Европе и в США много есть других инструментов. Всем, кому интересно, познакомьтесь с работами наших юристов – они про это пишут. Например, вот.

У нас с таким жульничеством тоже борются, прежде всего антимонопольный орган. В описанном случае со страховкой подключается и орган страхового надзора (Центробанк). Но у нас правовых инструментов борьбы мало. Если попробуете из англоязычной Википедии перейти в нашу, то Вас выкинет на  «Недобросовестную конкуренцию». Но это не совсем то. Недобросовестная коммерческая практика имеет особенность – при этом обманывают клиентов. У нас специального регулирования пока нет.

Хотя практику навязывания ненужных страховок при покупке билетов пока изжить и не удалось, но кое-что всё же сделали. Если лет 20 тому назад при попытке вернуть такую страховку кассир только фыркал Вам в  лицо – иди в суд (ну кто пойдёт в суд за 300 рублей), то сегодня возьмут без звука и вернут деньги, иначе им без всякого суда оборотный штраф грозит. Оборотный, т.е. процент с оборота. Представляете штраф 10% со всего оборота крупной авиакомпании или страховщика.

Но вернут деньги, если Вы заметили этот трюк прямо  тут, не отходя от кассы. А, если прохлопали ушами – всё, пропали Ваши 300 рублей. Можно, конечно, идти, скандалить и, наверное, отспорите свои 300 руб. – угроза оборотного штрафа действует безотказно. Но это куда-то ехать… Да Бог с  ними…Т.е. в авиа и ж/д кассах надо проявлять бдительность. Я в силу профессии про это хорошо знаю и знаю, что сказать и как поступить, если кассир заартачится. Однако, невозможно всё время быть начеку, всё время помнить, что вокруг напёрсточники. Вот и я пару раз попадался.

Вчера я также попался, но не в кассе, а на сайте. Покупал авиабилет онлайн. Полностью оформил, кучу времени потратил на заполнение всяких данных, проставил галки во всех квадратиках, что согласен со всем. Уфф… осталось только заплатить. Передохнул, заплатил и лезу в почту получать квитанцию билета. А там… Здрассьте! Страховка.

Я очень удивился. Много раз покупал билеты на  сайтах, всегда тебе предлагают страховку и кликнуть в квадратике. Но я просто не  кликаю и всё – оставляю квадратик пустым. А тут я точно помню, что нигде на  страховках не кликал. Кликал только, что согласен с правилами тарифа и багажа и  с обработкой данных … Чего ж я пропустил-то? Лезу на сайт, опять прохожу всю процедуру – нигде страховки не предлагают. Закончил процедуру. Передохнул. Ну  платить-то я второй раз не буду. Сижу, упёрся в экран и тут вижу – страховка! Не  очень заметная. И кликать мне ничего не надо – уже за меня кликнуто. Проверил – можно убрать. Т.е. не кликать надо, а убирать уже поставленный заранее клик. А я в первый раз бдительность утратил и страховку пропустил — не  убрал клик.

Лоханулся. И в онлайне-то не вернёшь, как в  кассе. Типичнейшая Unfair Commercial Practice. Они должны были оставить этот квадратик пустым, чтобы, кому надо, тот кликнул – осознанно выбрал. Но разве так денег поднимешь.

Не все авиакомпании это себе позволяют — я  покупал билеты онлайн на нескольких сайтах. Большинство оставляют клик около страховки пустым, и Вы сами осознанно выбираете. Но некоторые рискуют – видимо сильно уверены в поддержке. Будьте осторожны.

02 февраля 2017

Хиджаб, крест и кипа

Опять началась полемика о ношении хиджабов и в основном речь идёт о школах. Возникло предложение передать решение этой проблемы на уровень субъектов Федерации. Высказывают очень разумные доводы против – проблема очень сложная и простой передачей её вниз не решить. Практика ЕСПЧ позволяет кое-что здесь понять.

В деле «Эвейда и Чаплин против Соединённого королевства» 2013 г. г-жу Эвейда, стюардессу, уволили за то, что она носила поверх форменной одежды своей авиакомпании крупный крест на цепочке. ЕСПЧ признал нарушение её прав. Но в том же деле другая заявительница, г-жа Чаплин, медсестра, которую уволили за то же самое, проиграла дело.

В деле «Лейла Шахин против Турции» 2005 г. заявительницу, студентку медицинского факультета Самбульского университета, фактически выгнали из университета из-за того, что она носила хиджаб. Г-жа Шахин проиграла дело, ЕСПЧ признал, что её права не были нарушены.

Также в деле «Дахлаб против Швейцарии» 2001 г. ЕСПЧ вообще признал неприемлемой жалобу школьной учительницы, которую выгнали за ношение хиджаба во время уроков, т.е. ЕСПЧ решил, что отсутствие нарушения прав заявительницы очевидно.

А в деле «Лаутси и другие против Италии» 2011 г. ЕСПЧ решил, что существующая в Италии обязанность государственных школ иметь в каждом классе католическое распятие, не является нарушением прав на светское образование заявительницы и её детей, учащихся в такой школе.

Наконец, в деле «S.A.S. против Франции» 2014 г. ЕСПЧ рассмотрел нашумевший французский закон от 11.10.2010 о запрете на  публике носить одежду, скрывающую лицо и нашёл, что он не нарушает прав заявительницы – мусульманки.

Есть и другие решения, но я ограничусь этими, так как они достаточно показывают, что единой позиции у ЕСПЧ нет. Более того, многие из этих решений вызывают споры в самом ЕСПЧ. Некоторые дела Палата (первая инстанция) решала по одному, а Большая палата (вторая инстанция) перерешала по другому.

Решая такие дела, ЕСПЧ всегда подчёркивает: во-первых, раз в Европе нет консенсуса по вопросу о публичной демонстрации религиозных символов и одежды в школах, на улице и т.д., значит у государств должна быть по  этому вопросу свобода усмотрения более широкая, чем если бы европейский консенсус был.

Именно ввиду разнообразия случаев ЕСПЧ отдаёт решение вопроса на усмотрение национальным властям. Почему бы и нам, действительно не отдать этот вопрос на усмотрение региональным властям – что они, глупее федеральных, что ли?

Но ЕСПЧ, тем не менее, оставляет за собой контроль. Каждый раз он внимательно исследует вопрос о том, зачем запрещается или наоборот предписывается демонстрация этих символов. Стюардесса вряд ли помешает кому-либо из пассажиров своим крестом на цепочке, а медсестра может помешать пациенту лишними атрибутами, свисающими с шеи. Ношение хиджаба учительницей может оказать сильное влияние на учеников именно потому, что она учительница, а  размещение в классах католического распятия само по себе, если учителя не  акцентируют на них особое внимание, вряд ли окажет сильное влияние на учеников. Вот такие тонкости учитывает ЕСПЧ. Государства имеют широкую степень усмотрения в данном вопросе, но всё же не должны пользоваться ей произвольно. Каждый раз надо учитывать контекст и контролировать.

Но у нас ведь есть федеральный конституционный контроль. Понятно, что Конституционному суду РФ, который и должен его осуществлять, доверия мало. Но всё же не надо списывать его со счетов полностью.

И вот ещё что. ЕСПЧ на это особо не обращает внимания, но мне интересно, что имеются споры о мусульманской символике и споры о христианской символике, выставляемой напоказ, а вот о еврейских кипах споров нет. Почему? Ответ, по-моему, очень простой – тот же, что и про нательные крестики. Ведь о них тоже нет споров, так как они незаметны, не привлекают ничьего внимания и не выделяют человека среди других. На европейской улице или в школе кип немало, но замечаешь их, только, если приглядишься.

Крупный нательный крест поверх одежды, тюрбан, замысловатый головной платок иногда с вуалью на лице выделяет человека из  толпы, подчёркивает его религиозную принадлежность. Моё мнение, что дело, конечно и в религии, но больше всё же в желании продемонстрировать её символы. И в этом, как ни крути, люди видят элемент навязывания своих взглядов — видишь, я не такой, как ты. И у меня, например, вызывает раздражение крупный крест, висящий поверх одежды человека, идущего по московской улице. Даже у попа. И всегда возникает вопрос – откуда поп взял денег на такое богатое украшение? Тем более, если у учителя в школе на шее крест на цепке поверх одежды, тюрбан на голове или вуаль на лице. И учитель обычной школы в традиционной одежде правоверного хасида — чёрный костюм голландского обывателя XVIII в. и чёрная шляпа с высокой тульей — вызвал бы у меня сильное раздражение. А небольшая, малозаметная кипа на голове — нет.  

Скромный платок, покрывающий волосы женщины – на что и направлено ношение хиджаба – исчерпал бы все споры сам собой. В  российских деревнях многие женщины тоже стесняются ходить с непокрытыми волосами.

На сайте ЕСПЧ сегодня опубликовано Постановление по делу A.H. AND OTHERS v. RUSSIA. Несколько американских семей, которые проходили процедуру усыновления российских детей, когда вступил в силу «закон Димы Яковлева», пожаловались в ЕСПЧ и выиграли. Но у меня, честно говоря, погано на  душе от этого выигрыша.

Заявители поступили грамотно. От своего имени они пожаловались на дискриминацию – действительно, почему-то именно и только американцам запретили усыновлять российских сирот. Но, помимо этого, они пожаловались и от имени тех детей, которых им не дали усыновить. От имени детей жалоба была на  нарушение статьи 8 Конвенции – право на уважение частной и семейной жизни и на нарушение статьи 3 Конвенции – запрещение пыток. «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию» — вот содержание статьи 3. В том числе, согласно практике ЕСПЧ под эту статью подпадает и лишение людей необходимой медицинской помощи. Заявители от имени детей указали ЕСПЧ, что запрет американского усыновления лишил, прежде всего, детей-инвалидов, той необходимой им медицинской помощи, которую им обеспечили бы их новые американские родители.

Таким образом, в этой жалобе две группы заявителей – американские усыновители и российские дети. Россия, конечно, возразила – как могут американцы жаловаться от имени российских детей, которые им никто. Вопрос сложный — в практике ЕСПЧ есть и такие и другие прецеденты. Но ЕСПЧ с этим разобрался хитро.

ЕСПЧ единогласно признал наличие дискримнации в  связи с правом на семейную жизнь, т.е. признал нарушение статьи 14 Конвенции в её связи со статьёй 8 Конвенции. Было бы странно, если бы не признал.

Но ЕСПЧ не стал рассматривать отдельно нарушение прав российских детей на семейную жизнь. В параграфе 425 Постановления ЕСПЧ написано, что российские суды, отказывая в усыновлении «не учли интересы детей, в том числе и тех, которые в дальнейшем были усыновлены, но оставались в приютах длительное время от нескольких месяцев до нескольких лет. Некоторые из них до сих пор находятся в приютах». Т.е. ЕСПЧ прекрасно понял ситуацию, но написал: раз уже решено, что была нарушена статья 14 в  совокупности со статьёй 8, то нет необходимости рассматривать нарушение статьи 8 отдельно. А значит – ура, ура! — нет и необходимости рассматривать сложный вопрос о праве американских усыновителей подавать жалобу от имени не  усыновлённых ещё детей. 

В результате получилось, что признана дискриминация американских заявителей, а вопрос о нарушении права российских детей на  семейную жизнь остался в каком-то невнятном состоянии. С одной стороны, вроде  бы признана дискриминация в связи с нарушением права на семейную жизнь, а, с  другой стороны прямого признания нарушения прав российских детей на семейную жизнь нет.

Проблема с правами детей на медицинскую помощь также решилась очень просто. Я приведу мой перевод параграфов 449 – 453 Постановления ЕСПЧ, из которых всё ясно:

«449. Суд отмечает, что в его задачи не входит анализ предполагаемых достоинств и  недостатков услуг, доступных для детей с особыми потребностями в России и США в  целом. Его анализ направлен, во-первых, на наличии в России надлежащей медицинской помощи для таких детей. Если такая помощь в России окажется недоступной, суд должен ответить на вопрос о том, лишило ли этих детей такой помощи в нарушение статьи 3 Конвенции прекращение процедуры усыновления, создавшее препятствие для их переезда в США, чтобы жить со своими приемными родителями.

450. Суд отмечает, что информация, предоставленная заявителями, носит в значительной степени общий характер. Они признались, что они не могут предоставить конкретную информацию в отношении каждого ребенка и  утверждали, что это было связано с медицинскими записями, находящимися в  распоряжении правительства.

451. Суд отмечает, однако, что правительство представило подробную информацию в отношении каждого ребенка, с описанием диагноза, проведения медицинских анализов, проводится и лечение, в том числе, в  надлежащих случаях, консультации с врачами-специалистами, размещение в  специализированных учреждениях и проведение любых операций (см. пункт 432 выше). Суд отмечает, что лечение в каждом случае было назначено врачами, которые обследовали детей лично много раз, и он не видит никаких оснований сомневаться в правильности их выводов.

452. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что дети получили необходимую медицинскую помощь в России. Таким образом ситуация не  такова, чтобы вызвать какие-либо вопросы по статье 3 Конвенции.

453. Отсюда следует, что эта жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции».

Итак, больные дети в России получают необходимую медицинскую помощь. Почему же лично г-н Путин договаривается о том, чтобы г-ну Кобзону разрешили поехать лечиться в Германию?

В общем и целом, ЕСПЧ решил, что Россия нарушила права американцев, а права российских детей «законом Димы Яковлева» не  нарушены. Многие называют этот закон «законом подлецов» и ЕСПЧ понял почему, но рассматривать проблему использования детей-сирот в политических целях не стал.

Как обычно, ЕСПЧ присудил компенсацию. Но только американцам и «символическую по сравнению с обычной практикой суда», как удовлетворённо написал в своём особом мнении российский судья Дмитрий Дедов. При единогласии особые мнения судей также существуют и в данном случае судья Дедов воспользовался этой возможностью, чтобы объяснить в каком тяжёлом положении находится в России проблема с  усыновлением и что её не решишь «ни международным усыновлением, ни политическим давлением» — продолжаю я цитировать Дедова.

В этом особом мнении российского юриста на  службе у российской власти, как в капле воды отразилась позиция всех обслуживающих власть профессионалов. Хорошо, что ЕСПЧ не стал политизировать проблему, как бы  говорит своим особым мнением г-н Дедов. Проблема чисто юридическая и ЕСПЧ остался в юридических рамках. Не решите вы проблему политическим давлением.

У меня есть, что сказать по этому поводу. Любые проблемы в области прав человека – юридические. Но они же и политические, так как права человека экстерриториальны и нарушение этих прав нельзя оправдать ссылкой на суверенитет. Циничное использование правительством детей-сирот в политических разборках, конечно, политическая проблема, но она затрагивает права этих детей и поэтому она и юридическая. Очень жаль, что в деле о «законе подлецов» ЕСПЧ пошёл на поводу у так называемых «технократов».

13 января 2017

Колесо

«Алексей Кудрин призвал провести реформу судебной системы, поменять систему отбора кадров и ввести независимый арбитраж» — прочёл я в сегодняшнем отчёте с Гайдаровского форума. Очевидная банальность – все только об этом и твердят. И всё остаётся на том же  месте… И дальше на этом же месте останется.

Считается, что препятствие — нынешняя элита. Она-де не хочет, да и не  может проводить никакой реформы судебной системы. Нормальный суд не даст им  воровать, не даст вести агрессивные войны, не даст сажать в тюрьму противников режима.

Но, предположим, вообразим, помечтаем — состоится реформа политической системы и нынешняя элита будет устранена. Предположим, предположим… Всё равно не выйдет в обозримом будущем создать в стране нормальную правовую систему. Уверен — нет, не выйдет. Не удастся потому, что все известные нам проекты политической реформы сводятся к демократической республике со всеобщим избирательным правом, политической конкуренцией и прочим, что всем уже надоело повторять. А эта конструкция никуда нас не приведёт. Вернее, приведёт… Туда же.

Верховенство права – а именно это и нужно для создания конкурентной экономики с гарантиями исполнения договоров и прав собственности – это не какая-то институциональная конструкция. Верховенство права – это социальная норма, которая крепко-накрепко вколочена в головы большинства. Для примера – лет 40 – 50 тому назад такой нормой был социальный запрет ругаться матом при женщинах, использовать матерные выражения публично. Сейчас это поменялось, но в моей молодости даже в деревнях старались публично матом не выражаться – это было крепко вбито в головы. Что интересно – сегодня похожая норма есть в законе, но все на неё плюют и стараются разными способами обойти, так как социальная норма поменялась, а полвека назад ни в каком законе про мат не было ни слова, но все соблюдали социальный запрет.

В головах большинства наших граждан верховенство права никак не может быть социальной нормой, так как несколько сотен лет российская власть делала всё для того, чтобы люди боялись государственных законов и судов. Государственные законы и суды у нас, как они появились с XV века и до сего дня были против человека. Они всегда создавались не для людей, а для управления людьми, для облегчения власти управлять людьми.

Да и сегодня, поглядите-ка, что делает власть – ссылаясь на безопасность, на защиту детей, она создаёт законы, мешающие нам жить, но помогающие ей нами управлять. И так было всегда. И это быстро не изменить при парламентской говорильне, при той коррупции и склоке, которая долго ещё будет цвести в нашей стране после освобождения её от этого режима. Посмотрите, что происходит на Украине. Есть там законы, суд? Есть там гарантии собственности? Там очень долго ещё не будет верховенства права. Вот также будет и у нас. Если убрать сегодняшний режим. Помечтаем, вообразим, предположим…

Социальная норма верховенства права не может у нас быстро появиться при нормальной демократической республике. Это будет происходить довольно долго. Может лет 70 – 100. А за это время обязательно появится какой-нибудь решительный полковник или генерал, или майор, которому будет невыносимо смотреть, как его страна погрязла в склоках, разъедена коррупцией (ведь коррупцию при демократии быстро не выведешь, даже, если захотеть). Ну и понеслась страна обратно под руководством воровской деспотической камарильи.

Так и будет крутиться это колесо. Запустит демократия экономический рост, поднакопит немного ресурсов и вот тебе всё готово для новой деспотической воровской камарильи. Колесо…

Давным-давно придумали – благонамеренный деспот – вот что нам надо. И такой был в оккупированных послевоенных Японии и Германии – вон, как они рванули. Но с нами так не получится – страна очень большая. Так что самим надо как-то из колеса выкручиваться.

А верховенство права, гарантии собственности, договоров и т.д. и при деспотии очень даже возможны. Но при благонамеренной деспотии. Посмотрите на сегодняшний Китай, На Пруссию при Фридрихе Великом, на Францию при Наполеоне Бонапарте.   

Когда я писал предыдущий пост о неопределённости, как основном итоге 2016 года, я, честно говоря, не думал о  том, что эта проблема волнует наши экономические власти. Они в основном макроэкономикой занимаются. Но вот пару дней назад в Коммерсанте появилось интервью нового министра экономики http://kommersant.ru/doc/3186798, из которого я и взял вот эту таблицу.

 Ключевые проблемы роста по мнению компаний (в %)

Проблема

Янв 2014

Ноя 2015

Ноя 2016

Недостаток квалифицированных рабочих

25

22

19

Недостаток финансовых средств

36

39

36

Высокий процент коммерческого кредита

27

30

31

Неопределённость экономической ситуации

33

50

55

Изношенность и отсутствие оборудования

22

22

19

Высокий уровень налогообложения

41

40

40

Конкурирующий импорт

24

20

19

Недостаточный спрос на внешнем рынке

21

20

24

Недостаточный спрос на внутреннем рынке

51

54

53

Оказывается, что при снижении инфляции, укреплении рубля, росте цен на нефть, т.е. при очевидном росте макроэкономической стабильности, людей всё больше волнует «неопределённость экономической ситуации». С января 2014 года по ноябрь 2016 года она среди проблем, волнующих компании с  4-ого места вышла на 1-е.

Более или менее это понятно. Когда макроэкономические факторы стабилизировались и перестали «застить глаза», когда перестало, что называется «трясти», выявился реальный тормоз. Как оказалось, медленно едем не только потому, что колёса квадратные. Колёса сменили на нормальные с литыми дисками, но едем всё также медленно — двигатель не  тянет.

В своём интервью министр лишь  указывает на проблему, но не говорит, как он будет её решать. Да он и не может её решить – решение лежит не в сфере экономики, а в правовой сфере.

Все западные учебники по  договорному праву начинают объяснение необходимости правового регулирования договоров так. Если к вам пришёл сосед по даче купить у вас луковицы тюльпанов – понравились ему ваши тюльпаны – и вы продали ему десяток, а он тут же заплатил, то никакое договорное право вам не нужно. А вот, если он обещал заплатить послезавтра или, если он перевёл вам деньги по интернету, а вы обещали отдать ему луковицы в субботу, когда будете на даче, вот тут право необходимо. Если вы  или он почему-то передумаете, то с помощью права можно взыскать убытки, а  значит передумывать оказывается крайне невыгодно.

Ну вот, пришли вы в суд требовать с вашего недобросовестного соседа убытки, а в суде сосед дает расписку от вас, что всё вам заплатил. Вы возмущены – это подделка! Требую экспертизу подписи на этой расписке! А вам судья – требование экспертизы должно быть обосновано, а как вы его обосновываете? Так вот же, моя подпись поддельная! Докажите же, что поддельная. Так надо экспертизу … И т.д. Сказка про белого бычка. Судьиха на один карман с вашим соседом играет. Будете вы в следующий раз кому-то что-то в долг продавать? Конечно, нет. Слишком велика неопределённость – заплатят или нет. Если продавать, то только так: я тебе вещь, а ты мне деньги. Неопределённости здесь никакой нет и какой-то оборот при этом, конечно, будет, но именно только  луковицы тюльпанов.

Для реального роста экономики, оборота, необходимо обеспечивать выполнение договоров. А для этого нужны суды, а не конторы оформляющие решения, принятые в другом месте. И не надо никаких иллюзий — не может быть так, чтобы, например, гражданские суды были настоящими, а уголовные фейковыми. Антиселекция, о которой я писал в предыдущем посте, действует не избирательно, а тотально.

Сегодняшний режим основан на полном чиновном послушании судейских и именно режим запустил и поддерживает механизм антиселекции, отбора в судьи именно таких послушных. Поэтому неопределённость будет оставаться среди основных факторов, тормозящих экономику столько же, сколько сможет удерживать власть сегодняшний режим. Можно менять колёса, увеличивать обтекаемость кузова и прочее, но  без смены двигателя вряд ли удастся ехать быстрее.

Несколько раз я слышал, как эксперт программы «Доехали» г-н Горбачев внушал слушателям: не думайте, что преимущество на дороге вам предоставляют дорожные знаки – вам предоставляют их  другие участники движения. ПДД с помощью дорожных знаков лишь обязывают предоставить вам преимущество. Поэтому, увидев на своём пути знак «главная дорога», не  езжайте сломя голову, убедитесь, что другие, находящиеся на второстепенной дороге, выполнили свою обязанность и предоставили вам преимущество проезда.

Эта предосторожность для тех стран, в которых люди не привыкли следовать правилам. А там, где им следуют, правила, законы, выполняют информационную функцию. Они позволяют человеку предвидеть последствия своих действий. ЕСПЧ во многих своих решениях подчёркивал, что закон должен позволять гражданину сообразовывать с ним свое поведение. Гражданин «должен иметь возможность — пользуясь при необходимости советами — предвидеть, в разумной применительно к  обстоятельствам степени, последствия, которые может повлечь за собой его действие или бездействие».

Поэтому в Швейцарии, например, где пока не так много мигрантов из Азии, Африки и СНГ, я не следую совету г-на Горбачева и спокойно еду по главной дороге. А вот, например, в Кёльне, после того, как в 2009 году я увидел, как машина с немецкими номерами поехала на  красный, я понял, что диаспора здесь побеждает и стал ездить осторожнее.

Мы в нашей стране совершенно не  уверены в том, какие последствия может повлечь за собой то или иное наше действие. Правовая система полностью разрушена и полагаться на неё нельзя. Человека могут посадить на годы за СМС, могут взыскать с человека десятки миллиардов за  мифические повреждения книг, с мифической ценностью. Могут захватить судно Гринпис под предлогом того, что оно пиратское, подержать людей пару месяцев в тюрьме для острастки, а потом отпустить, так как очевидно, что никакие они не пираты. А  могут, наоборот, отказаться допрашивать в суде начальника, ответственного за гибель сотен людей при освобождении захваченных заложников.

По-моему, 2016 год поставил точку в развале правовой системы. Домашние аресты Улюкаева и Евтушенкова по указке конкурента под крышей силовой структуры, 4,5 года Варваре Карауловой за  неосторожную влюблённость, решение райсуда, признавшего события зимы 2014 года на Украине госпереворотом и тем самым, разрешившего абсолютно политический вопрос, к праву не имеющий отношения и т.д. говорят, на мой взгляд, о том, что дауншифтинг в судейском корпусе закончен. Антиселекция судей привела к искомому результату. Не то что право, а просто элементарные правила общественной жизни под вопросом. Неопределённость.

В этом смысле ситуация в СССР была иной, значительно более определённой. Мы точно знали куда можно совать свой нос, а куда – нет. И достаточно спокойно ходили по улицам, не переходя на  другую сторону, завидев в отдалении ментовской патруль. Поэтому, видимо, многим охота обратно в СССР.

Я не верю в возможность длительно существовать в ситуации жизни без правил. По-моему, это ещё никому не  удавалось и вряд ли удастся. Так что неопределённость в социальной жизни скоро прекратится. А вот в какую сторону жизнь станет более определённой – в сторону концлагеря или в сторону свободы – это вопрос.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире