ezhovs

Сергей Ежов

01 июня 2014

F

Новость про то, что в Госдуме планируют запретить «детское шампанское», уже совсем не удивляет. Не вызывает ни раздражения, ни иронии. Ни-че-го.

После того, как под фактический запрет попали митинги, особенно надоедливые СМИ, анонимные денежные пожертвования, общественные организации, блоги и даже региональный сепаратизм, с которым бороться на законодательном уровне — все равно что плохую погоду директивами предотвращать, детское шампанское кажется наименее ценной потерей. И если для беспощадной войны с порнографией мужественные депутаты отсмотрели терабайты оной и даже составили образцы (!), то последние недели, надо полагать, некоторые парламентарии злоупотребляли шипящей газировкой.

Каждую новую инициативу про что-нибудь запретить в России журналисты освещают устало. Эксперты устало комментируют и без энтузиазма доказывают вредность сплошных ограничений. Все понимают: разумными доводами эту эпидемию не остановить и почти каждый «народный избранник» засыпает с мыслями о том, как бы ему предложить еще что-нибудь ужесточить.

Общество устало в целом и уже разрешает запрещать все что угодно. Если каких-нибудь три года назад попытка ущемления прав обязательно вызывала бы организованное сопротивление, то сегодня даже малочисленные пикеты у Госдумы не собираются.

Но что будет, если люди решат подняться с колен и начать жить самостоятельно? То есть отказаться подчиняться тем, кто пытается ими управлять. Не только дерзко курить на железнодорожных платформах, но в целом массово игнорировать полицейские законы?

Что будет, если парламентские выборы в 2016 году снова вызовут пробуждение гражданского общества? С чем действующие депутаты выйдут к избирателям? «Голосуй за меня, я детское шампанское запретил»? «Нет, за меня, я запретил в детских сказках приуменьшать роль нашей страны в истории человечества». «Лучше за меня. Я своей смелой поправкой остановил вторжение Запада».

Вопросы выше — риторические. Очевидно, не будет ничего хорошего.

Если четыре сотни депутатов не смогут предъявить гражданам признаки созидательной и конструктивной работы, они даже за спину президента не спрячутся. Ну ладно, Путин Крым присоединял, но что сделали вы? Запретили в России референдумы, благодаря которым Севастополь и стал нашим?

Пока нет оппозиции, способной на равных апеллировать власти, «коалиция за запреты» чувствует себя вполне вольготно. Однако, мягко сказать, спорные законы как раз и удобряют почву для появления разумных альтернатив. Как однажды население устало от не ведущих к реальным переменам акциям протеста, так и устанет от оторванных от реальной жизни депутатов. Пуще того, возжелает их немедленно заменить. И о всевозможных запретах и санкциях будет задумываться в последнюю очередь.

Кто поверит, что представительная власть сегодня формируется преимущественно из людей, добившихся мандатов благодаря своему выдающемуся уму и трудолюбию? В лучшем случае, депутатство большинства можно списать на удачный для них случай. В худшем — на торжество отрицательного отбора.
 

Полгода в Рязани не утихает скандал из-за коттеджной застройки музея-заповедника Сергея Есенина. Потуги региональных властей успокоить взволнованную общественность успехом не увенчались. К обсуждению проблемы подключился уже Путин.

В январе писал, как имя самого известного рязанского поэта было поднято на знамя местных активистов. В итоге проект,  в соответствии с которым охранные зоны в Константиново сокращались в 7 раз, был завернут. НО! В соответствии с принятым постановлением правительства, были отменены охранные границы. Потом документ аннулировали, но остался зазор в несколько месяцев, который позволяет легализовать незаконные постройки, уродующие ландшафт.

Музей на родине Есенина — это не только его домик. И даже не только одно село Константиново. Это целый заповедник, на территории которого должны сохраняться образы «русской деревни» и «заокские дали». Но областные власти решили иначе. На охраняемой государством территории появился коттеджный поселок, землю в котором получили чиновники и прокуроры. За бюджетный счет к этому поселку была построена дорога и подведены коммуникации.

Вот, например, дом члена Совета Федерации от Рязанской области Игоря Морозова:



Точнее, участок зарегистрирован на его супругу.

По соседству с сенатором прикупили полулегальной земли рязанский вице-губернатор Шаукат Ахметов, замминистра сельского хозяйства Рязанской области Геннадий Ноздрин, супруга министра строительства региона Владимира Трушкина, еще один рязанский министр Мария Антонюк. Много среди ВИП-дачников и других уважаемых людей.

В распоряжении журналистов имеются все доказывающие документы, никто и не пытается оспорить, что собственниками элитной земли являются первые лица Рязани.

Строительство коттеджей ведется не только по соседству с Константиново, но и в самом «историческом ядре», в нескольких десятков метров от дома Есенина. Это происходит из-за невыполнения руководством Рязанской области Генерального плана музеефикации. Властям предписывалось выкупить у местных жителей дома, представляющие историческую средовую застройку, чего, однако, не было сделано. Именно поэтому на месте перепроданных исторических домов в центре села возникают коттеджи, нарушающие стилистику есенинского села.

В апреле главный редактор рязанской «Новой газеты» на медиафоруме выходит с проблемой на президента. Владимир Путин обещает разобраться в ситуации и вызывает на ковер губернатора. После региональные власти начинают подчищать за собой и рассылать бодрые пресс-релизы.

Но пока сыпятся обещания снести незаконные постройки и создать на малой родине поэта «достопримечательное место», строительство новых коттеджей продолжается. Как выяснили правозащитники, на берегу Оки растут дома-дворцы:



О запрете, похоже, никто и не слышал.

27 марта 2014

Суд удаляется

Началось все 24 февраля, когда я приехал к Замоскворецкому суду Москвы на приговор по Болотному делу. Вместе с сотнями другими был задержан, провел в ОВД «Басманное» три часа, откуда вышел с протоколом о якобы проведении несанкционированного митинга.



На полном серьезе доказывать перед мировым судьей свою невиновность, конечно, не собирался. Занятие это бессмысленное — Замоскворецкий суд превратился просто в конвеер по вынесению штрафов. Ни о каком объективном разбирательстве речи идти не может. Кто кричал и поднимал плакаты, а кто просто стоял на тротуаре или проходил мимо — такие мелкие вопросы людей в мантии не волнуют.

И мне искренне жаль наивных юношей и девушек, которые решили поиграть в правосудие и даже к услугам адвокатов обратились. Все их ходатайства о приобщении видеодоказательств и вызове свидетелей все равно не подействовали. Играть с российским судом по-честному является занятием заранее обреченным на провал.

Одно хорошо. Быть может, впервые столкнувшиеся с системой молодые люди задумаются о глубинной проблеме и придут к пониманию необходимости судебной революции.

Вместе с тем, перспектива ни за что выплачивать государству 10 или 20 тысяч рублей штрафа меня все равно не радовала. Поэтому принял циничное решение максимально затягивать процесс. Там, может, и до срока давности дотянется. Если «правоохранители» позволяют себе лживым образом фальсифицировать протоколы, а судья — выносить заранее неправосудные решения, то и я могу попытаться схитрить. Чего уж тут аморального.

На первом заседании, куда явился по выданной в полиции бумажке, достал перед судьей удостоверение члена избирательной комиссии с правом решающего голоса. Чтобы привлекать меня к административной ответственности, требуется санкция прокурора субъекта. На ее получение у суда ушел почти месяц. Уже хорошо.

Далее план состоял в том, чтобы заявить ходатайство о переносе рассмотрения дела по месту жительства. Переброска дела из одного суда в другой снова позволяет тянуть время. Ну и заодно решил немного поиронизировать и заявить такой отвод судье:



Обе бумажки перед началом заседания положил на стол судьи. Ходатайства о переносе Елена Коробченко едва коснулась взглядом и отложила, но затем «зависла» над отводом. В заявлении примитивно и на пальцах объяснялось, почему любое ее постановление будет нелегитимным. Вопрос, с какой формулировкой суд его отклонит, меня волновал даже больше, чем сумма штрафа за митинг. Любопытство просто распирало. Но узнать пока было не суждено.

Судом мне была предложена «сделка»: сначала будет рассмотрено ходатайство о переносе и удовлетворено. Соответственно, давать отказ на заявление об отводе уже будет не надо.

Я цинично согласился.

С российским судом жить — тут выть надо. Главный урок того же «Болотного дела»: чистосердечное признание увеличивает срок.

09 января 2014

Есенин-фронт

Имя самого известного рязанского поэта поднято на знамя местных общественников. В декабре новость о возможной коттеджной застройке малой родины Сергея Есенина прозвучала как набат.



Десятки неравнодушных граждан в день смерти Есенина вышли в центр Рязани и потребовали отменить проект, в соответствии с которым охранные зоны в Константиново сокращались в 7 раз. Тысячи россиян со всей страны поставили свои подписи под петицией. Писатель Захар Прилепин пообещал, что в случае застройки берега напротив есенинского дома он наймет поджигателей, которые «спалят к чертям поганые коттеджи упырей ненасытных».



Показалось, власть услышала людей: скандальный проект был отозван. Однако складывать «оружие» пока рано — региональное правительство сделало финт ушами и вообще отменило постановление 8-летней давности, которое утверждало границы музея-заповедника, а также положение о порядке использования земель. Таким образом, проблема просто повисла в воздухе.



Защите села поэта была посвящена и последняя акция «Стратегии-31». Несмотря на предновогодние хлопоты, на площадь Ленина вышли более двух десятков рязанцев.



Если у оппозиции не будет твердой уверенности в сохранении настоящей «русской деревни» в Константиново, «Есенин-фронт» обречен действовать дальше.

29 октября 2013

Город без власти

Уже почти два месяца город Рязань живет без законно избранной власти. То, что 8 сентября произошел насильственный захват представительного органа местного самоуправления, заявила не только внесистемная оппозиция, но и вполне себе системная, а также независимые наблюдатели.

На этих выборах я работал членом городской избирательной комиссии с правом совещательного голоса. По моей оценке, из 55 тысяч голосов, якобы полученных «Единой Россией», более 20 тысяч — липовые. Таков масштаб вбросов. Карусельщики шли на участки натурально косяками — их было чуть ли не больше, чем «нормальных» избирателей. Кого-то ловили, но это, конечно, на общую картину не сильно влияло.

Из-за массовых фальсификаций выборы в городскую думу Рязани признали недействительными 9 партий: РПНУ, КПРФ, «Справедливая Россия», «Родина», «Патриоты России», «Гражданская Платформа», «РПР-Парнас», РОС, «Яблоко». Рязанское движение в защиту избирательных прав «Голос» заявило, что должны быть проведены повторные выборы.



Несмотря на все это, несмотря на совместные обращения к федеральной власти и акции протеста, захватчики выписали себе удостоверения депутатов и теперь собираются на заседания.

Сотни фальсификаторов опустили в урны десятки тысяч бюллетеней за «Единую Россию», позволив «партии власти» неправомерно получить более половины голосов и занять 33 депутатских места из 40. Уж не говорю про то, что до выборов были изначально не допущены многие кандидаты, в том числе и я.

Что делать дальше?

Жить с осознанием того, что власти в Рязани не существует. На самом деле это не так уж и просто — перестать по привычке к ней апеллировать. Зачем что-то просить у самозванцев?

Пытаться как-то координироваться. Возник проект создания Рязанского городского общественного Совета народных депутатов. Эта тема для размышлений. Пусть проект реализуется не сегодня и даже не через полгода — но к реализации надо стремиться.

Депутаты от КПРФ должны сложить свои мандаты — пусть в нелегитимной думе остаются только единороссы и два лдпровца, которые купили себе проходные места. Какой смысл от четырех коммунистов? Все равно их голосования и заявления ни на что не влияют — только поддерживают иллюзию демократичности.

Говорю «должны сложить», но верю в это на 0,01%. Со своей незавидной ролью Компартия уже давно смирилась.

Выборы депутатов гордумы Рязани — театр абсурда. Избирком отказался регистрировать реально узнаваемых местных политиков и при этом массово допустил до участия спойлеров и партии-однодневки.

«Другая Россия», в которой я состою, вообще не имела права выдвигать кандидатов. Тогда, чтобы преодолеть фейс-контроль, меня официально поддержало «Яблоко». Но всех кандидатов и этой партии избирком регистрировать отказался. Начали заниматься крючкотворством, придираться к бумажкам и, вопреки закону, не давать времени на исправление технических ошибок.

Очевидно, избирком выполняет волю действующей местной власти, которая, видимо, настолько слаба, что панически боится конкуренции.

После недопуска, несмотря на обращения в суды и акции протеста, я призвал своих избирателей, которых на самом деле оказалось не так уже и мало, к активному бойкоту — порче бюллетеней.

Избирком возбудился не на шутку и немедленно потребовал от полиции, наплевав на постановления Конституционного суда, привлечь меня к ответственности.

Действия рязанских избиркомовцев не понравились даже Чурову, который демонстративно восстановил на рязанских муниципальных (!) выборах список РПР-ПАРНАС.

Но одергивания из Москвы никого не остепенили. Готовится привычный набор грубых фальсификаторских приемов: вынос избирательных бюллетеней с участков накануне голосования, вбросы, «карусели», задвоенные книги учета избирателей и листы в них, переписывания итоговых протоколов и т.п.

Областной центр заполонила чернуха на альтернативных кандидатов. В открытую ведется подкуп.

Власть в городе никто без крови отдавать не желает. Согласно данным как оппозиционных, так и провластных опросов, рейтинг ЕР колеблется в районе 20-30%, что, конечно, единороссов не устраивает.

Избиратели в Рязани уже похоронили надежду на честные выборы.

Скоро «хоронить» придется так называемый «представительный орган местного самоуправления».

Рязанские власти не склонны к компромиссам. Застолбившие рычаги управления деятели чувствуют себя первыми самцами в стаде. Те, кто ставит этот факт под сомнение, из стада изгоняются.

Я писал уже о беспределе с недопуском на выборы в Рязани. Политика отсечения от избирательного процесса любых неподконтрольных кандидатов продолжилась.

В регистрации отказывают не только мне,



но и другим оппозиционерам. Сняли списки «Яблока» и РПР-ПАРНАС. Отказано в регистрации «Альянсу зеленых» с экс-мэром Олегом Шишовым. Создает проблемы избирком даже прокремлевской «Родине».

Не прошли через фейсконтроль избиркома (а на самом деле — в ручном режиме управляющих им чиновников) влиятельные одномандатники, которые являются действующими депутатами: Семен Сазонов и Владимир Холопов. Оба незадолго до выдвижения объявили о выходе из «Единой России».

Избирателей лишают права самим решать, кто достоин представлять их интересы в городском парламенте. При этом для создания видимости демократических процедур массово регистрируются партии-однодневки.

Отсутствие честной конкуренции закладывает под рязанской властью мину. Ослабляет, делает неспособной к реальной политической борьбе.

Природа нас учит, что такие особи постепенно деградируют и вымирают.

8 сентября рязанцы должны проголосовать за новых депутатов городской думы. Однако независимых кандидатов решено до выборов не допускать. Людям в очередной раз пытаются подсунуть разные сорта одной тухлятины.

Сегодня избирком отказался регистрировать списки от оппозиционных «Яблока» и РПР-ПАРНАС. Иначе как полным беспределом назвать решение нельзя — это единственные из «легальных» партий, которые в Рязани представляют реальную альтернативу единороссам.

Получается, отказываются регистрировать в качестве кандидата и меня — яблочники выдвинули меня по одномандатному округу, так как снять с выборов самовыдвиженца еще проще.

Кроме того, избирком отказывается допускать до выборов националистов из РОС и даже не очень подконтрольный «Альянс зеленых».

Чиновники мэрии, засевшие в избирательной комиссии, считают себя вправе решать, кого люди должны выбирать в качестве своих представителей. Они плюют на закон и здравый смысл. По-настоящему популярных или относительно популярных политиков до избирательных бюллетеней не допускают, массово регистрируя при этом стопроцентно фейковые партии.

Юридические подробности отказов будут известны завтра. Очевидно, будем обжаловать и продолжать бороться. Так просто никто сдаваться не намерен.

Давайте не дадим превратить рязанские выборы в клоунаду!

Следите за новостями на моем сайте ( http://ezhovs.ru/ ), в предвыборной группе ( http://vk.com/ezhovs2013 ), в твиттере ( https://twitter.com/ezhovs ) и жж ( http://ezhovs.livejournal.com/ ).

В Рязанской области с цензурированием дошло до маразма. Теперь в диктовании находящимся на содержании у местных властей (на самом деле — всех налогоплательщиков) СМИ какие новости удалять и ставить одной политикой дело не ограничивается.

1 июня в Рязани прошел «Добрый форум» — первая неформальная конференция для обмена опытом волонтерства. Региональные интернет-СМИ опубликовали материалы о мероприятии, но вчера вдруг удалили. Так поступили, например, информагентства 7info и «МедиаРязань», а сайт RZN.info, позиционирующий себя как профессиональное издание, отделался малой кровью — купюрами. Были снесены упоминания об организаторах.

Когда дело касается политики, обычно нежелательные материалы так синхронно удаляются по звонку из министерства печати. Так, можно предположить, произошло и в этот раз. Чем же властям не угодили заботящиеся о животных, помогающие сиротам, защищающие экологию люди? О нечестных выборах они не говорили, в коррупции министров и депутатов не обвиняли, просто собрались поучиться друг у друга и рассказать о своих конкретных делах.

Пытаться понять логику маниакально боящихся всего живого и неподконтрольного чиновников сложно.

Может, их пугают волонтеры, бескорыстно работающие в тех сферах, где государство не справляется.

Может, раздражение вызвала автор идеи и инициатор успешно состоявшегося форума, у которой муж занимается организацией акций протеста. К делу неполитического волонтерства это совершенно не относится, но ведь сказано же — «маниакально боящихся».

Может, дело в «Новой газете», выступившей инфорпартнером мероприятия. Материалы о воровстве бюджетных средств, о научном плагиате единороссов и многие прочие не могут не раздражать сопричастных. На зачищенном информполе просто честная журналистика оказывается «вне закона».

Гадать не имеет никакого смысла. Очередная черта перейдена.

Сотни миллионов бюджетных рублей, которые тратятся на содержание лояльных СМИ и на возможность диктовать им информполитику, выливается вот в такое непотребство. Деньги, которые могли бы пойти на помощь тем же сиротам, пенсионерам, на детские сады, расходуются на коммерческий подкуп журналистов. Если бы «Единая Россия» делала это из своей партийной кассы, например, я бы не был против. Но ведь не за счет всех рязанцев.

Теперь цензура в Рязани стала запредельной. Мы подходим к тому моменту, когда работать в таких СМИ-служанках, читать такие издания станет окончательно брезгливо.

И не надо на меня обижаться, ребята. Удобрения уже на ваших головах, я просто вам на них указываю.

Волонтеры же справятся и без ваших новостей. Они им, по правде говоря, должны быть фиолетовы.



UPD После этого поста «МедиаРязань» вернула на прежнее место ранее удаленный материал

Формирование участковых избирательных комиссий на пятилетний срок в Рязани имело и совсем близкую цель — выборы в городскую думу 8 сентября. И итоги формирования ясно дают понять: по-честному не будет.

Независимые и опытные наблюдатели (в первую очередь — от «Голоса») были выдвинуты «Яблоком». И ни один не назначен. Зато помимо традиционно управляемых кандидатов «от трудовых коллективов,» в состав УИКов включили недотыкомок из партий-однодневок. Участковым председателям уже пообещали премии в несколько десятков тысяч рублей за «правильную» работу во время предстоящей избирательной кампании.

Чтобы сделать голосование еще более предсказуемым, в областное законодательство недавно внесли изменения и разрешили на муниципальных выборах в Рязани голосовать иногородним студентам. Так что молодые избиратели из сельской местности, проживающие в общежитиях, дадут несколько дополнительных процентов в копилку нужной партии. Студенты, тем более, не имеющие собственной крыши над головой, вообще одни из самых бесправных граждан. Которых можно и на демонстрацию под конвоем вывести, и к избирательным урнам.

Обо всем этом можно даже не говорить, если знать, что самое независимое руководство облизбиркома ходит на доклад и за указаниями к одному из членов регионального правительства и смиренно дожидается у кабинета своей очереди на прием. А другой член правительства контролирует работу полуоппозиционных партий и кандидатов и заранее говорит им, сколько голосов они в итоге наберут. И что городские чиновники вовсю составляют списки «мертвых душ», которые, конечно же, выполнят свой гражданский долг. Существующие только на бумаге сознательные избиратели — это давно уже не новость.

В этой связи перед всеми действительно оппозиционными политиками стоит извечный вопрос: что делать?

Варианта три.

Первый. Участвовать, выдвигаться и бороться с фальсификациями. Отслеживать карусельщиков, пресекать подкуп и т.д. В надежде на успех.

В пользу этого вроде бы говорят результаты выборов пятилетней давности. Когда протестные настроения были еще даже менее сильны, чем сегодня, «Единая Россия» завоевала всего 33% голосов. Получить контроль над городским парламентом у единороссов в итоге вышло только после подкупа депутатов от других фракций и присоединения к себе победивших самовыдвиженцев.

Но где гарантии, что ввязавшись в эту игру и сделав почти невозможное (перебив высокой протестной явкой вбросы и привод), мы в итоге не получим наглое и банальное переписывание протоколов? Как это случилось в Рязани во время президентских выборов прошлого года? По тем фактам даже самые ангажированные следователи вынуждены были бы возбуждать дела, но никто из избиркомов наказания в итоге не понес. Расследование очевидного приехали контролировать люди из АП и в итоге скандал замяли.

Второй вариант. Не участвовать и таким образом не легитимизировать заранее преступные выборы.

И, наконец, третий вариант. «Компромиссный». Участвовать, но только с заранее определенной целью на собственном примере доказать нелегитимность выборов. Чтобы наиболее неподконтрольным оппозиционерам отказали в регистрации, а наблюдатели в очередной раз зафиксировали множество нарушений. Если общество еще нуждается в доказательствах, их нужно предоставить.

Только вот нуждается ли еще, как думаете?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире