erykovtseva

Елена Рыковцева

11 сентября 2017

F
Это самая большая дичь, которую я слышу за последнее время. Миша играет на руку Путину. Миша играет на руку российскому ТВ. Вот сейчас ТВ вцепится в эту историю с Мишей. Вот как Миша на них играет.

О да. Без Миши российское ТВ наверное забыло бы об Украине. Без Миши они наконец занялись бы своими пенсиями, своими урезанными бюджетами на медицину, своими наконец выборами.

Причем это же не сейчас. Это давно про Мишу говорят, что он играет им на руку. Это с того момента, как он начал наотмашь критиковать украинского президента. Вот сейчас российское ТВ воспользуется этой критикой. Вот он опять налил воду на мельницу их антиукраинской истерики. И поэтому Миша враг Украины. Он дестабилизирует обстановку. Нам трудно. У нас война. А он критикует. Он разрушитель.

Смешно. Каждый разумный человек понимает, что Мишин антагонист Петр Алексеевич — он для российского ТВ та же вода на ту же мельницу. Та же красная тряпка. Любое его слово и любое его дело. Исходя из этой логики Порошенко не должен принимать иностранных военных на своих парадах. Потому что это на мельницу ненависти. Порошенко не должен бороться за безвиз. Потому что это на мельницу истерии. Порошенко особенно не имеет права биться за евроинтеграцию, потому что это у рос.ТВ вызывает особо судорожные припадки.

Конечно, ни на какого Путина Миша не работает, когда остро критикует президента Украины. Миша критикует президента Украины, потому что он считает, что это нужно самой Украине. Можно понять тех, кто в этом его не поддерживает вот ровно по той причине, что считает, что не время. Что и без того раздрай. А тут еще Миша. Но по этой логике нужно отменить вообще всех критиков власти. Потому что раздрай и потому что не время. По той же логике не нужно принимать никаких языковых законов. Потому что война и потому что не время и потому что они уже вызвали конфликтную ситуацию и потому что в них вцепятся рос.каналы. Но ведь принимают же! Потому что если не сейчас, то когда, потому что надо когда-то начинать, потому что завтра будет поздно.

Так почему же с Мишиной критикой по-другому? Почему именно она «дестабилизирует» ситуацию, вот почему — кто-то видел внятные объяснения — почему Мишина критика считается дестабилизирующей? Она неприятна — да. Она временами груба — да. Она может быть даже несправедлива и пристрастна. Но это что — повод взять и прихлопнуть Мишу, отняв у него гражданство? Это не повод. У Миши отнимают гражданство не потому что он дестабилизирует, а потому что раздражает и даже бесит. То есть здесь мотивация не политическая (целесообразность), и не юридическая (нарушил). Здесь мотивация человеческая. Один человек не сдержался и силой сделал то, чего делать не стоило. Не сумел с собой справиться. На простом народном языке случился беспредел. Это не я говорю. Это хором говорят юристы. И в этом с ними согласны избиратели Петра Алексеевича. Даже те, кто никогда ни минуты не сочувствовал Мише. Вот это у меня вызывает колоссальное уважение. Даже те, кто сроду не был его сторонником, даже тот считает, что беспредел. И что так не надо было. Не стоило.

А потом что? Да ничего из ряда вон выходящего. Миша заявляет: со мной поступили незаконно. Но юридически восстанавливать справедливость — это страшно долго. Он политик. Он не может терять драгоценное время. Он говорит: я пойду напролом. Обратите внимание: он же не по кустам прыгал. Не через Ростовскую же он область входил в Украину. Он за две недели объявил, на какой границе с каким государством его следует ждать. Это какая-то уже полная дичь, когда на одну доску начинают ставить Мишин переход границы и вторжение российских войск в Крым и в Донбасс. Это какой-то сюрреальный нонсенс. Ага. Вторжение, о котором объявлено за две недели. Преступление, о котором оповещен весь мир. Прорыв гражданина Украины, у которого в руках все еще паспорт Украины, на территорию Украины, в сопровождении других граждан и политиков Украины. Это да. Это полный синоним российской агрессии.

Конечно, формально там все нарушено. Но почему те, кто делает сегодня акцент на том, что там формально все нарушено, забывают упомянуть первопричину этих нарушений, когда тоже формально нарушено было все. Он беспределом ответил на беспредел. Такое случается. Особенно в среде политиков. Ничего хорошего в этом нет. Но и ничего из ряда вон выходящего, когда Мишу нужно клеймить как «преступника», а еще лучше путинского агента нет тем более.

И я никакой не Мишин фанат, к слову. Просто нам тут в РФ он, как бы это сказать, роднее. Он заслуженный враг Российской Федерации. Его здесь мочат раньше и последовательнее, чем Порошенко, и тем более Авакова. По крайней мере в этом причина, по которой офигеваешь от упреков в «сотрудничестве с Кремлем», которое шьют Мише. Плюс конечно любой гражданин РФ (и не только РФ), который побывал в Грузии в Мишину пору, будет уважать его всегда, за то, что он там сделал. Там тоже у него было миллион критиков. И врагов. Но если вы сделаете трезвый анализ плюсов и минусов его правления, плюсы бесспорно перевесят. Он сотворил там чудо. Это объективно, и для меня это не предмет дискуссий. Это совершенно не значит, что он сумел бы повторить это чудо в Украине. Это значит только то, что я и сказала: этого человека есть за что уважать.

Я надеюсь, что эта ситуация разрулится достойно. Извините за много слов. Накипело. Особенно закипаешь, когда видишь, что хоть кто-то в каком бы то ни было контексте начинает ориентироваться на то, что скажет российское федеральное ТВ.

Оригинал

Просто поговорили сегодня с одним парнем, месяц назад прибывшим в Москву из города Касимов Рязанской области. Просто сравнили жизнь в Москве и в провинции. Он говорит, в Москве жить дешевле. Потому что бывают скидки. То есть если постараться, можно найти чего-то подешевле. В Касимове никакого выбора и цены держатся мертво. В Москве при этом повыше зарплаты. Он устроился охранником и теперь за 15 дней работы в месяц (дежурит через день) получает 50 тысяч рублей. При этом им еще дают бесплатный, как он выразился, корм и одежду. 30 тысяч рублей из этих денег уходит у него на аренду квартиры. Остается 20. Но к этим 20 он добавит новую зарплату, он планирует в свободные дни подрабатывать в такси. А в Касимове 20 — это потолок. В среднем там людям хватает только на то, чтобы обеспечить себя самым необходимым. Еда, одежда, ЖКХ. Ни на что больше денег нет. Ни о каких там путешествиях речь не идет. Поэтому те, кто хочет жить чуть шире, должны уезжать — в ту же Москву. А те, кого этот образ жизни устраивает — остаются.

И смотрят телевизор. Это я уже про себя добавляю. Который в целом объясняет, что и не надо им больше никуда, потому что весь мир против нас, не надо вам в него, сидите дома, целее будете. Можно представить, какая это для них отдушина. Как они ему благодарны, что он укрепляет их в мысли, что они живут хорошо и правильно.

Телевидение и бедность кровно связаны. Влияние телевидения тем сильнее, чем беднее страна. Богатое телевидение сидит на бедности как на игле. Рост народного благосостояния идеологически власти не просто невыгоден, он для нее опасен. Корм, одежда, ЖКХ и телевизор. Этот минимум — программа-максимум, в которой они будут держать свое население столько лет, сколько оно им это позволит.
Трудно сказать, что должно произойти, чтобы перестало позволять. Наверное надо чтобы все население города Касимов Рязанской области захотело жить шире.

Оригинал

15 апреля 2016

Ежегодная лотерея

Эта ваша, прости господи, прямая линия — это какой-то массовый сеанс саморазоблачения мазохистского типа. Мало того, что они гордятся тем, что у них в стране живет 3 миллиона нищих, голодных, обманутых, обобранных и т.п, которые не могут решить свою проблему никаким другим способом, кроме как сыграть в эту ежегодную лотерею — звонок президенту.

Но и про тех, кому повезло, кто вытащил этот счастливый билет, и к которым тут же на санях, самолетах, пароходах начинают гнать прокуроров и губернаторов, мы под сурдинку этих победных отчетов начинаем дополнительно узнавать какие-то ошеломляющие, какие-то кошмарные, какие-то нечеловеческие вещи.

Вот как сегодня, когда все камеры нацелены на остров Шикотан, где работникам рыбокомбината не платят зарплату, и куда приволокли насмерть перепуганного директора, который ничего не может сообразить, который утверждает, что представления не имеет, что у них за оклады, он говорит, что бухгалтерия не сообщала ему о каких-то задержках, у него нет с собой ни документов, ни ведомостей, но поскольку гам-тарарам на всю страну, он буквально вытаскивает из кармана и начинает совать работницам по 20 тысяч рублей, чтоб хоть как-то стихло и рассосалось.

Одновременно корреспондент говорит, что этот их рыбокомбинат, где они рабски трудятся — это грязь и антисанитария, что реальная зарплата у этих работниц была 2-3 тысячи рублей, что жили они в адской нищете, что у них нет денег даже для поездок на Сахалин, что одна из них продала чайник и сковородку (!!!) чтобы туда добраться. И все это они рассказывают, чтобы подчеркнуть, что какое же счастье, что у этих людей есть великий и добрый Путин, который спасет их, который протянет им руку помощи, много рук — директорских, губернаторских, прокурорских, которые задушат их в объятиях всеми своими щупальцами. И эти люди — ёлки-палки — они же будут ему благодарны, своему богу.

Они проедят подачку и станут ждать новой прямой линии, чтобы сказать, что деньги опять кончились. И другие, которым ничего не подбросили в эту прямую линию, будут жить в своей нищете и в аду в надежде на следующую. И глядеть на него, и восхищаться, и терпеть, терпеть, терпеть. Как их так удалось выдрессировать, этих людей?! Вот как?

Оригинал

13 апреля 2016

Отчаявшиеся

Каждый год в середине апреля рос.ТВ начинает вдохновенно подсчитывать количество сумасшедших и несчастных людей в стране. Каждый час прямое включение из колл-центра. — Пройдена отметка в миллион звонков президенту! — На эту минуту уже миллион 300 тысяч!

Чему они радуются? Откуда этот восторг? Люди плачут, жалуются и просят. Операторы колл-центра превращаются в каких-то санитаров палаты N6: «Мы говорим с ними по полчаса!» «Полчаса?» — удивляется корреспондент. «Да! Они не могут остановиться».

Они не в состоянии понять, насколько до них нет дела — ни президенту, ни тем, кто обслуживает его прихоти. Вот штрих: Россия-24 при всем своем кажущемся энтузиазме уже второй день подряд (!) иллюстрирует прямые включения из колл-центра одними и теми же двумя синхронами, где два оператора рассказывают о двух звонках: от бабушки, которая живет в полуразрушенном доме и от мальчика, который просит побольше спортивных площадок в свой город. Я уже наизусть знаю эти истории. А зачем париться с новыми. Бабушка и мальчик стали как бы полномочными представителями остальных миллиона трехсот тысяч страждущих.

Они, конечно, безумные, если верят в чудодейственную силу такого звонка.

И они совершенно отчаявшиеся, потому что больше верить им не во что.

Оригинал

Кто о чем – а я о работе доблестной московской полиции в условиях резко возросшей (в том числе не без содействия некоторых голосований в СФ) террористической угрозы. Сутки назад я села в поезд метро. Перед нами, пассажирами, выстроился парень-коробейник. Он принялся рекламировать «чудо-спичку» — «изобретение времен Отечественной войны». Он начал этой спичкой чиркать. На секунду вспыхнул огонь. Запахло гарью.

Я не верила своим глазам. Это происходило на хрен знает какой глубине, в зоне повышенных, казалось бы, мер безопасности. А парень уже доставал баночку с какой-то жидкостью. «Сейчас я вам продемонстрирую еще одну уникальную возможность этой спички!» И тут я начала его фотографировать. И он это заметил. Он не стал поджигать жидкость, резко оборвал фразу, пошел к дверям и уткнулся в них носом. Пассажиры удивились: «Слова, что ли, забыл?» И только мои ближайшие соседи поняли, что это я его спугнула. «Правильно, — сказали они. – Хорошо бы сообщить охране».

Я этот их совет восприняла буквально. Сойдя с эскалатора на станции Чеховская, я рассказала эту историю дежурному полицейскому. Он офигел и бросился звонить по каким-то телефонам. Не дозвонился ни по одному (!!!). Тогда он вытащил из кармана потрепанную книжечку и стал записывать мои ф.и.о. и телефон. Я продиктовала. Я сказала, что у меня есть и фотка коробейника, хотите я вам ее сброшу? Это я зря предложила. Это для него было все равно, что я бы предложить ему слетать вместе в космос. Что-то фантастическое и нереальное. Он этим предложением не воспользовался и сказал, что мне перезвонят. Прошли сутки. Даже больше: прошло 28 часов. Мне никто не звонит. Потому что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Граждане. Забудьте о полиции. Увидев этого парня, не давайте ему ставить опытов с баночками и спичками – гоните из вагона. Я думаю, что с этим коробейником мы справимся сами. Но в случае реальной террористической угрозы, как блестяще показывает эта история, надеяться остается только на боженьку.

2376634

Оригинал

Дочь моя решила самостоятельно съездить в Киев.
В купе оказалась с женщиной из Луганска. Ехали вдвоем, верхние полки пустовали.

Женщина рассказывала ужасные вещи, что в ее молочный завод 26 раз попадали снаряды, что бомбят украинцы, что ее коллег в молочном киоске, продававшем заводскую продукцию, поубивало, еще она рассказывала, что самое страшное, когда двое ее дочерей с кем-то куда-то поехали на машине, и вот они отъехали, и тут огромный тяжелейший взрыв, и могло задеть ее детей, и слава богу не задело, но ей и до этого было очень страшно, еще она говорила, что Луганск и Донецк полностью закрыты для любого импорта, а еще что хотя в Луганске сейчас поспокойнее, больше она в нем не живет.

А где она живет? — спросила я свою дочь.
В Киеве, — ответила она. Обалдеть, — сказала я. Почему? — удивилась дочь. — Где же ей еще жить? В России, — сказала я, — в Киеве же бомбившие ее украинцы. — Думаю, ее больше волнует где тише и спокойнее, а не кто бомбил, — философски сказала дочь.

В этом купе поезда «Москва-Киев» вместе с ней ехала вторая половина правды.
В России эта война представляется как война русского народа (народа Донбасса) с фашистами (остальной Украиной), и никакого примирения, никакого прощения (разумеется, прощения Донбассом — «фашистов») эта война не предполагает. Телевизор вколачивает, что все эти соглашения и договоренности, это все вынужденное и временное, что этот разлом, который случился, он на годы если не навсегда.

А тут — здрасьте.
Она бежит от бомбежек в Киев. Это как жительница Киева в 41-м бежала бы от бомбежек в Берлин. Но второе представить нельзя, а первое не то что нельзя представить, это вон она, реальность и есть, едет в поезде.

Там нет никаких «русских» и «фашистов», а есть общая беда, в которой они не так бесповоротно разведены, как кому-то хотелось бы, из которой они бы и вышли быстрее, если бы из их отношений чудесным образом испарилась третья сторона, которая все это им пристроила.

Оригинал

Мерзкая история, но сказать о ней нужно. Вчера был «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым на федеральном канале «Россия-1». Говорили (орали) на тему, что делать с бродячими собаками, жертвами которых в том числе становятся дети.

Гостем номер один был Иосиф Кобзон, чье заявление «плевать мне на «зеленых», бродячих собак надо отлавливать и уничтожать», простимулировало догхантеров по всей стране на жесточайшее истребление животных.

Гостем номер два был Леонид Ярмольник, который этих самых догхантеров считает натуральными фашистами. И был, собственно, догхантер — человек по имени Геннадий Осовицкий, с хорошим круглым лицом, большими мягкими глазами и благообразной бородкой — ну просто рясы не хватало для завершенного образа приходского попика — который заявлял, что да, убивали и будем убивать, потому что мы взяли на себя обязанности государства.

Ярмольник, естественно, взрывался в ответ: «Вы государство?! Да обойдемся мы без этого государства! Вы убийца! Потом они придут убивать вас!» — это он уже обещал аудитории, показывая рукой на догхантера.

А догхантер Геннадий в это время сидел же рядом с ним. И вот в какой-то момент он наклоняется к Ярмольнику и что-то тихо ему говорит. Ярмольник в ответ ошарашенно: «Я тебе сделаю после эфира «родину обетованную!» Потом он выскакивает на середину студии и кричит: «Этот человек между репликами знаете, что мне сказал?! Чтобы я ехал на родину обетованную! Вот уровень дискуссии этого человека!»

То есть вы поняли, что произошло. Этот благообразный Геннадий по сути сказал ему: убирайся в свой Израиль, жид пархатый. Не хрен нашими необрезанными собаками заниматься, займись своими обрезанными. Но вы думаете, кто-то обратил внимание на этот вопль Ярмольника? Никто. Ни один человек в студии, включая ведущего. Подумаешь антисемитский выпад. Та еще сенсация.

Ор продолжился своим чередом, пока Ярмольник не поставил ультиматум: «Если он остается в студии — я ухожу». Но нет, антисемита и собачьего убийцу никто не выгнал. Из студии ушел Ярмольник — под издевательские аплодисменты вот этого догхантера.

А главный еврей Советского Союза Иосиф Кобзон потом еще отбивал право догхантера на реплики, когда того начинали закрикивать: «Дайте же ему возможность высказаться!!» Ну с Кобзоном ладно, он давно не вполне адекватен, пусть простят меня его поклонники. А государственное российское телевидение — оно какой точкой думает? Или таких точек у него вообще не осталось?

Оригинал

Поздно вечером заказала с работы дешевое такси. А это дешевое такси все равно спрашивает: вам эконом-класс или комфорт? Я говорю: конечно, эконом. Мне езды 5 минут. То есть прошу дешевый класс в дешевом такси.

Выхожу на улицу. И тут ко мне подъезжает шикарный джип. И дядька в нем такой импозантный. Я ему говорю: «А чё это за тачка? Я дешевую просила». А он: «Да вот взял ваш эконом-заказ. Все лучше, чем простаивать». И объясняет, что он в этой фирме на вечерней подработке. Он очевидно не таксист, очень солидный дядька. Сам как глава компании.

Ладно, поехали. Вокруг огоньки, подсветка, елки, которые уберут теперь, видимо, только к 8 марта. И он говорит: «Как хорошо! Как красиво в Москве! Осталось только с Украиной разобраться». Я, опешив: «В смысле?» Он: «Выгнать оттуда американцев. Всё от них. И Донбасс. И Майдан. И Януковича они выперли. Вот чем им мешал Янукович?!» Я: «И на Майдане тоже американцы стояли? Сами украинцы вообще ни при делах?» Он: «На Майдане украинцы. Но у них же всегда Майдан. Они всегда бухтят. Они даже в Крыму бухтят. Я был в июле. Мы им пенсии дали, зарплаты, они все равно недовольны. Всем. Но Донбасс бомбить — это их местных фашистов американцы послали». Я: «Зачем?» «Развалить нас, дестабилизировать». Я: «Зачем?» Он: «Ненавидят нас. Всегда ненавидели».

Еще раз: очень представительный мужик, с виду никак не тянет на классическую жертву телевизора «из народа». Я с ним, конечно, на автомате переругиваюсь, но при этом конечно же понимаю, что этих наших убежденных людей разубеждать в чем-либо бесполезно. У них картина мира сложилась и зацементировалась намертво. Их можно только — щелк! — и чисто механически переключить на что-нибудь другое.

Вот мы подъехали к дому, а у него сдачи нет. Я ему должна 220. А протягиваю 250. Он тут же отвлекся от Украины и душевно мне объяснил, что 30 рублей, которые он мне должен был бы вернуть — это же не деньги. И как бы даже меня этим устыдил, что я вообще еще сижу и жду какую-то сдачу. Но у меня возник естественный вопрос, что если 30, которые он мне должен, не деньги, то почему 20, которые я была бы ему должна, если бы он просто не взял мои 50 рублей, с которых у него не было сдачи — это деньги?

Но это я в голове думаю, а на самом деле говорю: ладно-ладно, не нужно, и он расцветает, и мы расстаемся друзьями!

И вся эта история, как ни странно, дает мне ответ на вопрос, который любит задавать один из моих друзей: что будут делать все эти отряды киселевых во времена условной «разрядки напряженности», когда для них отпадет необходимость натравливать своих граждан на Украину, Европу или Штаты? Так вот я думаю, они не станут создавать новых теорий, что в Украине не фашисты, Штаты не враг, и что Европа не лживая и не лицемерная. Они просто выключат эти темы и включат другие. И народ с новой силой бросится обсуждать условный срок условного Сердюкова, и мой водитель скажет мне: «Как хорошо, как красиво в Москве. Одна беда: эту гниду Сердюкова никак не посадят!» И он даже не будет отдавать себе отчет: почему он заговорил со мной о Сердюкове? Почему это так его мучает? А его просто — чик! — и переключили. Очень простой и удобный в обращении наш человек.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире