К  безответным русским вопросам «что делать?» и  «кто виноват?», давно пора причислить третий — «оставаться или уезжать?».  Вообще-то  безответным он  мог бы  стать и  раньше, он  вставал в  России перед каждым поколением уже больше века. После революции, с  появлением Сталина, и  во  время «оттепели». После семидневной израильской войны 1967 года, когда из  Союза стали выпускать евреев, и  женитьба на  еврейке превратилась в  женитьбу на  «транспортном средстве». И  в  восьмидесятые, когда уезжали диссиденты и  примкнувшие к  ним. Отъезд все это время был либо вопросом жизни и  смерти, либо бегством от  бесправия, унижения, психушки, несвободы. 

На  днях мои друзья обсуждали вопрос эмиграции весь день. Задавали мне, прожившей 12 лет в  трех странах, все те  же  вопросы: «как там, заграницей, что скажешь? Все-таки  валить или нет?»  Может, оттого, что эти вопросы я  слышу год за  годом, что разговор не  ограничивается проблемами получения рабочей визы, поиска работы, вида на  жительство, — я  вдруг поняла, что желание годами обсуждать отъезд, но  так и  не  уезжать, — неспроста.

Бесправие, ощущение несвободы, от  которых бежали предыдущие поколения, никуда не  делись. Но  ведь  клетка распахнулась! Страна уже не  требует, чтобы мы  жили в  гармонии с  ней и  ее  уделом. Понятно, что с  гармонией напряг, а  отъезд дело непростое. А  тут еще и  генетическая память что-то шепчет о  вопросе жизни и  смерти, и  страх, что сегодняшнее бесправие перерастет завтра в  жуткий беспредел… С  другой стороны, – а  будет ли  там лучшая жизнь? Борьба мотивов, однако. 

«Вот именно, — авторитетно заявляют те, кто презирает уехавших. — За  лучшей жизнью поехали. Колбасная эмиграция». А  что зазорного в  том, чтобы ехать за  лучшей жизнью?  В этом случае, надо делать вид на  жительство и  далее по  списку, и  вперед, в  чем дело?!

А  дело именно  в  неуверенности насчет лучшей жизни.  Уверенности не  было и  у  прежних поколений эмигрантов, но  они об  этом не  думали, они бежали от  того, что было невыносимым. Сложится «там» – хорошо, нет – терять уже нечего. А  теперь терять есть чего, только  признаться неохота.

Я  точно знаю, почему в  1993 году в  Америку уехала я, со  всей семьей. Именно ради лучшей жизни для семьи, и  прежде всего для сына, которому тогда было десять. Лучшую жизнь в  виде изобилия разных удобств мы  получили, но  сыну Америка стала родной и  любимой, а  мне – нет, и  я  вернулась. Вернулась, чтобы спустя семь лет снова уехать. В  Лондон, который стал для меня родным, так же  как и  чуть позже — Берлин.  О  них я  тоскую и  сейчас, там — мир, который я  полюбила. Но  пришлось опять вернуться в  Россию, уже не  по  своей воле. Почему – это совсем иная тема, сейчас не  об  этом.

За  лучшей жизнью едут не  только  русские. Но  американец, едущий работать в  Сингапур, не  скажет «Я решился на  отъезд заграницу!» Он  скажет: «еду работать в  Сингапур». Потому что «заграница» — как я  однажды уже писала, — это мир, где нет заграницы, где нет ничего кармического и  экзистенциального в  переезде в  иную страну.  Но  только  не  для русского! Ему просто колбасы и  лужайки мало. Ему гармонию подавай, душевность! А  не  страну, которую можно лишь  терпеть. Терпеть-то можно было и  эту, и  не  уезжая.   

 Гармония для нашего человека – это уверенность, что тебя не  считают вторым сортом, подобающий круг общения и, конечно, душевность. Как только  потенциально отъезжающие задумываются об  этом, страхи перед жутким будущим России отступают перед страхом не  обрести лучшей жизни на  чужбине.  

Была у  меня — недолгое, правда, время, — подруга Наташа в  Лондоне. О  России старалась забыть. Пыжилась, вытравливая русский акцент. Выбирала в  магазинах все английское. Упражнялась в  политкорректности, с  каждым годом сужая круг тем, на  которые безопасно поговорить в  светском обществе. Что обрела взамен? Уверенность, что второсортной ее  не  считают, — да. Но, думаю, не  до  конца, иначе перестала бы  пыжиться. Такой участи страшатся все, кто размышляет, ехать или нет, и  правильно делают. Это несчастье, а  не  лучшая жизнь.

 С душевностью и  с  кругом общения «там» вообще полный аллес капут. Не  позвонить в  три ночи друзьям, которые обязаны выслушать и  понять. Не  поспорить до  мордобоя об  истинном и  ложном, о  чести и  нерукопожатности, о  принципах и  творчестве. Нет там такого, что пошел на  пьянку, – хопа! – проснулся в  Питере.  А  другой душевности русский заграницей то  ли  не  видит, то  ли  ленится обрести.

 Даже счастливчиков, работающих в  топ-менеджменте крупной корпорации удручает необходимость ежедневно иметь дело с  инопланетянами.  А  у  кого в  новой стране сложился бизнес, нередко весьма крупный, он  растет корнями из  России.   Обслуживают и  тех и  других русскоговорящие врачи, налоговые консультанты и  бухгалтера, русские парикмахеры, маникюрши, продавцы, водители, няни, домработницы, охранники и  даже  строители.   Заметим в  скобках, что из  этого ясно, что по  крайней мере работа – вопрос решаемый, если, конечно, не  превращать вопрос отъезда из  практического в  экзистенциальный.

Нижние этажи русских анклавов общаются только  между собой, вполне уютно сбиваются за  салатом оливье в  душевные кучки, чтобы и  хором попеть, и  о  березках потосковать. А  напоследок вспомнить, как все душевно было на  родимых просторах, что хоть назад подавайся. И  уронить слезу в  оливье.

На  верхних этажах – в  буквальном смысле слова  --  трехэтажные дворцы из  красного кирпича на  шести сотках городского пространства поражающие своей дисгармонией на  подъездах к  Брайтон-Бич.  Кроме них есть еще чувство превосходства над американцами, которые за  всю свою жизнь в  стране безграничных возможностей такого дворца не  обрели.

А  как общаются в  анклаве?   На  новом языке – руглише. Я  не  о  «шопинге» или «тишотке» — это уже, считай, русский. Но  вот  как вам перл, услышанный мной в  продуктовом магазине в  Нью-Йорке: «девушка, накатайте мне колбаску маленькими писиками»? Или: «закрой виндовку, чилдренят простудишь»…

Много чудес в  анклавном образе жизни, но  так ли  уж  он  дик? Сколько  греческих, турецких, еврейских коммьюнитиз в  Европе, сколько латиноамериканских в  Штатах!  Так живут многие, и  многих это вполне устраивает.  Но  только  не  русских, с  их  рефелксией о  том, что хуже – бесправие и  несвобода тут, или отсутствие гармонии там. Действительно, кармический вопрос.   

Когда я  вернулась – уже в  Лондон, а  потом в  Берлин,  -— я  уже знала, что делать и  даже, кто виноват.  Хочешь сделать новую страну родной – придется раскачать себя на  подлинный, не  наносной интерес к  тамошним людям, таким не  похожим на  русских.  С  терпением и  пониманием постигать их.  Не  ломиться сквозь стену, не  обижаться на  них за  то, что не  дают они большего, чем считают нужным. Когда поняла, что по-другому не  получится, все и  появилось, и  друзья, и  душевность возникла. Но  этот труд был нужен лично мне.  Потому что главное, ради чего я  пошла на  вторую попытку, было не  бегство от  несвободы внешней, а  желание обрести свободу внутреннюю — собственную. 

Жажда свободы для тех, кто много лет собирается, но  не  едет  -— стоит на  первом месте, только  представление о  ней весьма своеобразно.  Оставить в  России все, что тут не  нравится, но  забрать все остальное. Подсознательное понимание, что это невозможно, что такой свободы не  бывает, и  превращает вопрос отъезда в  кармический.  

Мы  жили в  несвободе слишком долго. Да, клетка распахнулась, езжай, куда хочешь.  Езжай, чтобы не  видеть «крымнаша» и  тех самых 84%, езжай за  лучшей жизнью. Езжай, чтобы жить в  русской иммигрантской кучке, или чтобы вобрать в  себя новую свободу новой страны. 

«А ты  уедешь туда, когда сможешь?»  -— к  концу разговора мне непременно подбрасывают этот вопрос, видимо, считая его провокационным. Когда я  смогу? Уеду ли  я? Это интрига совсем другого сюжета, как уже сказано.

Пока же  я  говорю правду: не  ломаю я  голову над этим вопросом. Уехать или остаться, вернуться или не  вернуться, — поверьте, ничего судьбоносного в  этих решениях нет. Не  случайно я  сказала, что заграница – это мир, где нет заграницы. Берлинская стена упала четверть века назад. Границы, стены и  засовы – не  между странами, как у  прежних поколений, а  только  внутри нас. Они не  дают принимать решения.

Радоваться жизни можно и  в  России, если принять ее  такой, какая она есть. Но  можно поехать в  другую страну.  Там можно построить вокруг себя привычные стены, чтобы отгородиться ими от  чужой страны, понять которую нет особого желания, либо разрушить их  в  себе и  влюбиться в  нее.  А  если ни  так, ни  этак гармония не  сложится, можно просто вернуться. Без сожалений и  новых рефлексий. Хотите попробовать?  Пробуйте уже!  Когда решитесь, тогда и  поговорим.  И  о  виде на  жительство, и  о  работе, и  о  многом ином, что тут не  поместилось. 

Комментарии

35

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

17 июня 2015 | 19:52

savvatey:
Власть выдавливает из России всех приличных людей


17 июня 2015 | 19:56

triad: ага....с баблом.
А без бабла сажает.


elenakisik Елена Котова 17 июня 2015 | 23:53

triad: Именно. Потому я и вспомнила о том, что каждое поколение решало именно этот вопрос. По разным причинам, но каждое. Вы почти точную цитату из моего романа "Период полураспада" привели: что эта страна отпускает -- или выталкивает -- всех, кто не способен смириться с уделом, выпавшим ей.


danko_ 17 июня 2015 | 19:58

savvatey: "Радоваться жизни в России такой, какая она есть" могут только конченные эгоисты.
Если тот, кто не может жить по принципу "моя хата с краю-ничего не знаю", преследуются властью, то их отъезд вполне закономерен.
Но массовый отъезд, который наблюдается сейчас, -это приговор режиму.
Подтверждение того, что он стал фашистским. И как из Германии конца 30-х, так и сейчас из России уезжают люди, не в силах при этой диктатуре что-то изменить.


elenakisik Елена Котова 17 июня 2015 | 23:48

savvatey: За "девочку" спасибо, только я уже недавно стала бабушкой. Рада, что вам про меня все видно. Да и про все остальное, наверное, тоже...


sheftv 18 июня 2015 | 00:42

savvatey: Вообще-то, эта "девочка", как вы изволили выразиться, нюхнула такой жизни, которая вам в страшном сне не присниться. Но, вообще-то, я, конечно, понимаю, что с троллями связываться — себе дороже... поэтому вы можете мне не отвечать. Даже лучше бы вам мне не отвечать... ))))


18 июня 2015 | 13:38

sheftv: а так хотелось, да ?


oktai 17 июня 2015 | 20:00

От себя не уедешь. Если взрослый лоб не нашёл увлечение в жизни и проводит время разнокалиберными тусовками, шопингами и кирпичными хатами на лужайках, то он никуда не уехал. А с хобби можно жить и тут.
Просто не обращать внимание на мразь и хамло "воодушевдённое". А на угрозу социальных катаклизмов можно не "надеяться", не будет их.
Никто этим скотам больше депортировать другие народы не даст. Придут и сделают, чтобы не росло более. Хватит.


kау 17 июня 2015 | 20:01

Браво, очень точно вскрыт образ мысли диссидента не способного принять такой как есть ни собственную страну, ни страну проживания.

Диссидентство просто болезнь общества и рецепт один - свобода въезда и выезда.

Кто хочет тот строит свою страну, кто не хочет тот строит вокруг себя стену в любой стране куда бы он не приехал.


elenakisik Елена Котова 17 июня 2015 | 23:54

kау: Спасибо


garpunyor 18 июня 2015 | 08:18

elenakisik: Если человек считает себя самодостаточным, способным адаптироваться в чужом социуме с профессиональной и психологической точек зрения, то можно пожелать ему удачи и здоровья. И таким людям надо помнить старую хохму советских времён, когда один умудрённый жизненными бурями одессит просил у Бога, чтобы ему дали в аренду хотя бы на неделю один метр государственной границы. Всё течёт, всё изменяется.


gerandot 17 июня 2015 | 20:02

браво Елена! Чудесно!


sidemoon 17 июня 2015 | 20:03

О, Господи. Было бы, о чем говорить. В Тае - буквально кланы россиян, в Черногории - та же песня. В Болгарии, на Кипре, в Греции, в Чехии, в Словакии... там и ностальгии-то никакой не ощутишь, настолько все свои вокруг. :)))))))))


elenakisik Елена Котова 18 июня 2015 | 00:03

sidemoon: gerandot: Так и я о том же. Все свое вокруг. Вопрос один: если вокруг все то же самое, то зачем ехали. Просто, легитимный вопрос, не так ли?


garpunyor 18 июня 2015 | 08:34

elenakisik: Возможно, что на принятие решения об отъезде во многих случаях основное влияние оказывает мнение окружения, отягощенного такой же проблемой. По этому поводу непонятный молодому поколению старый анекдот середины 70-х: " В до невозможности забитом пассажирами одесском трамвае один приличный пожилой товарищ продирается на заднюю площадку, где мирно беседуют двое мужчин. Даже не отдышавшись он извинился и сказал; " Я не знаю за что вы говорите, но ехать надо"".


18 июня 2015 | 13:09

garpunyor: ага-ага! Когда писала, у меня в голове все вертелось из столь же старого:"... брать зонтик, не брать зонтик..?"


(комментарий скрыт)

komid 18 июня 2015 | 06:51

Тема проблемы эмигранта в первом поколении раскрыта хорошо, но есть еще проблемы эмигранта второго поколения, когда дети стесняются своих родителей, которые не достаточно знают язык, культуру и традиции новой страны.


18 июня 2015 | 13:12

komid: Совершенно согласна. Это самая горькая и для родителей несправедливая проблема. Но помимо нее с детьми, особенно, если они въехали уже подростками, просто беда порой. Такие муки, такая ломка, а мышление еще незрелое, неокрепшее. Очень хотела про это написать, но и так адски длинно вышло. Может, еще как-нибудь напишу.


valentinak 18 июня 2015 | 16:17

komid: Ну, это уже как Вы детей воспитали


elenakisik Елена Котова 19 июня 2015 | 00:24

valentinak: Причем тут мой сын? Я не поняла, Вы же о "проблемах эмигранта второго поколения"? Или вы приглашаете к разговору о своих детях, которые стесняются своих родителей?


valentinak 19 июня 2015 | 04:38

elenakisik: Ваш сын тут совершенно не при чем, я отвечала г-ну komid, что видно из текста, именно он завёл речь о "проблемах эмигранта второго поколения" и я высказала своё мнение. О своих же детях, так же как и о Ваших я не говорила. У меня нет с детьми проблем.
Зачем так агрессивно нападать - непонятно, сначала разберитесь, кому адресован комментарий.


elenakisik Елена Котова 19 июня 2015 | 09:36

valentinak: Я новичок на сайте и действительно могу не разобраться в никах, еще все внове, поэтому прошу извинить, наверное, вчера заработалась. Правда, агрессии в своей ремарке не вижу и сейчас. Но главное -- и у вас,и у меня с детьми все хорошо! Это же главное! Надеюсь, исчерпано недоразумение? :)


valentinak 19 июня 2015 | 14:37

elenakisik: никаких проблем. Я тоже потом подумала, что Вы ещё не разобрались в этой дурацкой системе комментариев. По тексту понять кто кому что ответил порой почти невозможно, по этой причине люди часто копируют кусок текста, на который они отвечают.
Единственный индикатор - если комментарий направлен Вам, (написан, как "ответить" на Вашу реплику) то он появляется у Вас во "Входящих комментариях". Однако я не уверена, как это происходит с теми, кто пишет блог.


elenakisik Елена Котова 20 июня 2015 | 23:14

valentinak: Спасибо. Но с вашим комментом в адрес ( чёрт, не вляпаться бы опять) komid я все равно не согласна. Стыд детей второго поколения за родителей, которые хреново говорят по-английски и вообще не вписываются, кроется, уверена, не в том, что их неправильно воспитали, а в том, что дети сами слишком многое пережили. Вот я выше написала, что у меня с сыном нет проблем, и это правда. Но они были, и еще какие. Ему было невероятно тяжко в 13-14-15, в те самые страшные teens , когда и так жизнь переворачивается, а тут еще новая страна. А в новой стране в этом возрасте травля русского мальчика неизбежна. В большей или меньшей степени, но в этом возрасте нужно назначить козла отпущения в школе и пр. Дети ломаются, кто-то мимикрирует под среду, прогибается под ней, кто-то уходит в протест. Когда ( и если) подросток преодолевает это, он старается это забыть. Он с таким трудом стал своим, он так не хочет вспоминать те страшные годы. А тут, чёрт, мамаша крутится и всех его друзей, для которых он уже давно свой, своим акцентом конфузит,


valentinak 24 июня 2015 | 22:04

elenakisik: Я и не претендую на Истину, но мне кажется это просто подростковый период, он все равно тяжело проходит хоть в своей стране, хоть в чужой. У моих детей он проходил и там, и там, везде были свои "прелести" (слава богу, все уже давно позади). Вы ведь сами говорите, что Вашему было 10, когда Вы переехали, то есть в 13-15, наверное, он уже адаптировался. Впрочем, может, нам больше повезло с местом жительства, во всяком случае ни о какой травле по национальному признаку я здесь не слышала. Конечно, нужно адаптироваться, найти новых друзей, это нелегко, но это и гигантский полезный опыт, я уверена такой опыт дает великолепный старт. Я видела и по опыту своих детей, и детей своих друзей, что даже то, что они смогли поучиться и в нашей школе, и в канадской, плюс их свободное двуязычие, дало им большое преимущество и в дальнейшей учебе, и в карьере. По моим наблюдениям это в первую очередь касается тех детей, которые переехали именно в подростковом возрасте и сумели получить лучшее из двух миров:)
А дети... они есть дети и могут быть очень злыми и травят друг друга и в родной стране по самым разным поводам, и без повода тоже.
На счет стыда детей, не знаю, здесь кого-либо неприятно удивить акцентом довольно сложно. Из моего опыта и опыта моих друзей дети наоборот, чаще помогают с языком. Я и сейчас порой бессовестно пытаюсь их привлечь, например, поторговаться о контракте с провайдером каких-нибудь услуг, у них все равно лучше получается...

Тем не менее, спасибо за Ваши интересные посты, не принимайте близко к сердцу обвинение в пято-колоннизме, не сомневаюсь Вы получите их не мало.


elenakisik Елена Котова 25 июня 2015 | 12:02

valentinak: Спасибо, Валентина. Пято-колонизм -- это не более, чем непохожесть на 84%. Это не обидно. Что касается детей ( моего сына, в частности), то при переезде я сделала много ошибок. ОТдала его в элитную школу для мальчиков, полузакрытого типа. Считала, что так правильно. Он там был очень непохож на других, а в 13-14 надо же назначить козла отпущения в мальчиковой среде непременно. Над кем-то надо смеяться, не то, чтобы травить, но подтравливать. Сын возненавидел школу и меня вместе с ней. Было очень трудное время. Я писала об этом в романе "Период полураспада". Лет в 20 он показал мне свой дневник тех лет, где он размышлял о самоубийстве, описывал свою боль так пронзительно. И школа ему не пошла на пользу. Я думала она его закалит, а она его сломала. Не по жизни, а настолько, что он решил искать свой собственный путь, поставил в главу угла задачу быть непохожим на тех деток ( хотя там было много замечательных ребят). Он его нашел. Но это совсем не тот путь, о котором я мечтала для него. И за каждый свой выбор на развилках он дорого заплатил. ОДнако.... Это уже долгий разговор на другую тему. Замечательно, что к его 25 мы не только снова стали слышать друг друга, а сблизились донельзя. Ей-богу, лучшими друзьями стали.


djuga 18 июня 2015 | 08:28

Симпатично изложено. И умно, - без чернушных страшилок и слюнявого восторга, чрезмерной рефлексии и страдальческого пафоса.


18 июня 2015 | 09:36

Чисто "женские рефлексии".
Что жить и работать везде можно и так понятно, весь вопрос - как, где, какие приоритеты в жизни и какие возможности.


holodkovyu 18 июня 2015 | 12:18

Хорошо написано.Сам мысленно периодически хотел бы уехать, но все-таки пытаюсь улучшать жизнь вокруг.


Olly Nevertell 19 июня 2015 | 12:23

Да, с каждым новым законодательным актом, подписанным в правительстве, как-то сильнее задумываешься, может, и правда пора «навострять лыжи». А с другой стороны, все мои знакомые, уехавшие за границу несколько лет назад, рассказывают, что их мечты о мифической лучшей жизни не то чтобы не сбылись, но по крайней мере сильно обтрепались: и с медициной много где не очень хорошо (у нас хотя бы за деньги можно найти нормальных врачей, да и в аптеках много лекарств без рецептов, а много где и обычное обезболивающее не купишь), и с пресловутыми свободами на самом деле, и даже с бюрократией (моя подруга, уехавшая учиться во Францию, смогла получить студенческий и какие-то нужные для снятия квартиры документы чуть ли через полгода после приезда, хотя очень старалась и со своей стороны всё выполняла). Хотя, конечно, климат много где лучше, чем у нас в центральной части — солнца больше, зимы мягче и т.д. Так что я пока просто прошу привозить санкционных сыров всех, кто едет в отпуска, и сама затариваюсь :)


4ur4ill 19 июня 2015 | 14:40

Зная жизненный опыт Елены Котовой, не приходилось сомневаться, конечно, что прозвучит позиция здравая, но все-таки приятно в этом убеждаться самому, читая. Основная мысль, действительно, настолько проста, что жалко, что она все-таки не стала общепринятой: «Заграница — это мир, где нет заграницы». И ведь географическое местонахождение ничего не может само по себе изменить в отношении к жизни, вся эта упорная демаркация мира исключительно у нас в головах. И нормальное восприятие, без неврозов, можно воспитывать в себе где угодно. И ничего постыдного и несочетаемого с любовью к родным местам тут нет. Вот как раз вспоминается недавно случайно увиденное у Владимира Даля доказательство: ностальгия в то время воспринималась как психическая («душевная в терминах XIX века) болезнь, без кавычек и уточнений. Мир для человека.


alex_zen 19 июня 2015 | 18:27

4ur4ill: \\И ведь географическое местонахождение ничего не может само по себе изменить в отношении к жизни, вся эта упорная демаркация мира исключительно у нас в головах. \\

Мысль, конечно, не самая новая, но резонирует. Наши люди явно делятся на 2 группы. Те, кто помнит, как это было при Советах, никак не могут отделаться от ощущения чуда при каждом выезде заграницу, даже те, кто уже пожил там и очень часть ездит. Новое поколение относится к этому существенно проще и излишнего пиетета к загранице не испытывают. При этом вторые существенно легче первых адаптируются где угодно.


elenakisik Елена Котова 20 июня 2015 | 23:27

4ur4ill: Тут еще один уживительный феномен присутствует. Очень хотелось его тоже впихнуть, но пост и так адски длинный и на грани рассыпания на несколько тем. Это необъяснимая для меня, беззаветная любовь к новой родине. Почему-то чаще всего встречалась я с беззаветно полюбившими Израиль и Штаты. В "рашке" все жуть, зато в Штатах все просто зашибись, и -- цитата, которую я слышала постоянно -- "эта страна дала нам все" Аллё, гараж! Штаты дали вам многое, но отнюдь не все! Вам давали и другие -- вы сами, родители и та же "рашка", где вы росли, учились, стали тем, кем стали. Разошлись с бывшей родиной, так имейте достоинство не проклинать свой брак с ней, пусть и не сложившийся.


(комментарий скрыт)

Алина Орлова 30 июня 2015 | 19:07

Спасибо. Очень ярко и точно написано о моральных метаниях соотечественников.
У людей, описанных автором, комплекс «бывшего очкарика» - зрение вылечено, очки больше не надо носить, а ощущение , что на переносицу что-то давит, так и не прошло. .
Трудно привыкнуть к «безочковой жизни», трудно найти в себе внутренние силы, преодолеть собственную скрюченность и зависимость от чужого мнения. Гораздо легче жить по принципу «сам дурак». Но вот беда, человек уезжает с привычками, которые не потерять вместе с чемоданом в аэропорту чужой страны. «Уезажть или оставаться?» - вопрос для людей с клеткой в голове. Они, если решаться, заберут свою разломанную клетку с собой в «новый мир», чтобы смотреть на все через привычную решетку. Так безопаснее.
Категорически не согласна с автором, что кто-то «презирает колбасную эмиграцию». В нищие 90-е презирали, когда нам самим жрать было нечего. Сейчас «колбасной эмиграциии» не существует как класса, даже не смотря на продуктовые санкции. Презирают за вопрос «валить или оставаться».
Для свободного человека он звучит, как «поехать (открывать мир) или продолжать здесь?» Хочется отметить - чем дальше от Москвы и Питера, тем реже сегодня встречается вопрос «оставаться или уезжать», тем чаще слышишь: «здорово, почему бы не поехать, надо попробовать»... Свобода духа не измеряется национальностью, принадлежностью к социальным группам и политическим принципам. Оседлость и пустота в душе.
Поэтому, увы, дорогой автор, не согласна с Вами, что вопрос современной эмиграции можно отнести к третьему русскому кармическому вопросу. Сегодняшние российские эмигранты, к сожалению, не станут героями будущих поколений, потому что страдают, в отличие от не жалевших себя предыдущих эмигрантов, не за Родину, а от Родины.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире