efim

Ефим Андурский

16 сентября 2017

F

Имеется в виду рекультивация крупнейшей в регионе — Самосыровской свалки твердых бытовых отходов (ТБО). Именно свалки, а на свалку, в отличие от нормальных полигонов, никакие нормы не распространяются.

Если верить суду, а я ему, извините, не верю, первое пришествие рекультивации свалки состоялось восемь лет тому назад. Во всяком случае, это установил Эдуард Каминский — в то время судья Вахитовского районного суда Казани, а ныне судья регионального Верховного суда.

Рассмотрев иск Геннадия Сомова — ныне коллеги автора этих строк — эксперта республиканской Общественной палаты — о закрытии  Самосыровской свалки, судья Каминский в удовлетворении этого иска отказал.

Кроме того, он установил факт, которого на самом деле не было. Судья Каминский сделал это, изучив акты выполненных работ по рекультивации свалки — их осенью 2009 года суду предоставил юрист казанского исполкома Леонид Ляпахин, в последствии обвиненный в фальсификации документов.

Исполком, по доверенности которого действовал г-н Ляпахин, судью Каминского ввел в заблуждение. Дескать, свалка не просто закрыта. Она уже и рекультивирована

В самом деле, если свалочка рекультивирована, то как она может быть не закрыта?!

Доказательством ее закрытия и послужили акты, которые недрогнувшей рукой суду предоставил г-н Ляпахин.

На самом же деле эти акты свидетельствовали только о том, что средства, выделенные на рекультивацию, были… разворованы.

Косвенным доказательством этому послужило постановление мэра Казани Ильсура Метшина, на 25 сентября 2017 года назначившего публичные слушания по вопросу о… ликвидации Самосыровской свалки.

А ведь на ее рекультивацию, как установила Счетная палата РФ, ушло 29,4 млн рублей.

Возникает несколько вопросов. Кому-то все-таки нужны эти игрища с рекультивацией? Так, неужели  они, эти игрища, сойдут с рук расхитителям средств, выделенных на рекультивацию? И, наконец, выйдут ли сухими из воды чиновники, попустительствовавшие расхитителям?

Надо ли закрывать Самосыровскую свалку? Это не вопрос. Если по-хорошему, то ее и открывать-то не надо было.

Не ясно, однако, куда, если все-таки закрыть эту свалку, Казань будет девать ТБО?

Смею предположить, что казанские власти и не стали бы затеваться с вопросом о закрытии свалки. Если бы они не положили глаз на мусоросжигательный завод (МСЖ).

А МСЖ — это серьезный проект. На его реализацию, шутка сказать, потребуется 250 миллиардов рублей. При всем том, что доходы и расходы бюджета Казани на 2017 год составляют по 19,6 млрд рублей.

Напомню, что до 2010 года счета жителям Казани за услугу «вывоз ТБО» управляющие компании выставляли, исходя из количества мусорящих граждан. Я, например, за вывоз платил 50 рублей в месяц. 

А потом эти платежи стали рассчитывать, ориентируюсь на площадь жилых помещений в многоквартирных домах. Я  стал платить втрое больше. А по расчетам Сомова вывоз ТБО подорожал почти в 4 раза.

Спросите, куда пошла разница? Этого не знает никто…

Вернемся к тем, неустановленным лицам, греющим руки на мусорном бизнесе. Им, очевидно, не дает покоя идея МСЖ. И, конечно же, те 250 миллиардов, которые можно было бы вложить в реализацию этой идеи.

Мусорным игрокам, надо полагать, не интересен альтернативный проект. А он существует, предусматривает экологически чистую и безотходную переработку ТБО.

Но, быть может, этот проект потому и неинтересен, что у есть один недостаток. Это его сравнительная дешевизна.

На реализацию альтернативного проекта потребуется всего один миллиард. И какие тут, скажите на милость, откаты?! Ну, просто курам на смех…

Интересно, не заинтересуют ли казанские игрища с ТБО Счетную палату РФ? 

В конце концов, хорошо смеется тот, кто смеется последним…

Речь об  институте Уполномоченного. В данном случае — при Президенте Республики Татарстан (ПРТ). По защите прав предпринимателей (УЗППРТ).

УЗППРТ Тимур Нагуманов сообщил автору этих строк о том, что рассмотрение его обращения, зарегистрированное за №А/12189 более трех месяцев тому назад, «об оказании содействия в оспаривании решения суда, на основании которого было признано отсутствующим право собственности Малхаза К., завершено».

Уф, наконец-то…

Однако «Уполномоченным не могут быть приняты какие-либо меры реагирования по этому обращению, в виду чего это обращение снято с контроля».

Уполномоченным снято, а мной нет, не снято…

Ознакомившись с содержанием отказного сообщения, автор этих строк — пишущий правозащитник решился поставить вопрос о переименовании института Уполномоченного при ПРТ. И присвоить ему наименование «Уполномоченный при ПРТ по  защите Республики Татарстан от предпринимателей».

А теперь воспроизведу некоторые фрагменты отказного сообщения.

Ранее, письмом от 05.06.2017 Вам подробно были разъяснены все обстоятельства, установленные Уполномоченным по материалам Вашего обращения. Оценив возможности и перспективы разрешения Вашей жалобы (...) сообщаю следующее…

Разъясняю, что принятие Уполномоченным каких-либо действий по пересмотру судебного акта невозможно: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не  предусматривает участие ни Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, ни уполномоченных в регионах в гражданских делах.

Возникает закономерный вопрос: а для чего, собственно, нужен институт Уполномоченного? Может быть, для того, чтобы защищать государство от надоедливых предпринимателей?

Но, если это действительно так, то не лучше ли привести наименование этого малополезного института в соответствие с его фактическими функциями?


Ну, а повод для обращения к нему, главе государства, имеется. Это атрофия прокуратуры. Которая, казалось бы. могла принять участие в разрешении проблем жителей второго корпуса дома №15 по ул. Можайского в Казани.

Этот корпус удерживает ФКП «Казанский государственный казенный пороховой завод (КПЗ)», используя его в качестве заводского общежития. И тем самым демонстрирует свое, скажем так, пренебрежительное отношение к Постановлению Верховного Совета РФ №3020-1 от 27 декабря 1991 года.

Если бы КПЗ не игнорировал это постановление, он давно уже передал бы проблемный корпус в собственность муниципального образования города Казани. Но КПЗ его не передает.

Более того, уподобляясь небезызвестному представителю семейства кошачьих, игнорировавшего увещевания повара, КПЗ в  судебном порядке выселяет граждан, проживающих в этом корпусе. При попустительстве прокуратуры…

А что же Аппарат президента РФ? Уж он то, наверное, не бездействует. Да, конечно! АП РФ реагирует. Он регулярно дает соответствующие поручения Генеральной прокуратуре. Которая столь же регулярно переадресовывает их прокуратуре Республики Татарстан (РТ).

Во всяком случае, Генеральная прокуратура не бездействует. Как сообщает начальник отдела координации и  методического обеспечения деятельности прокуратур ЗАТО и по надзору за  исполнением законов на особо режимных объектах (письмо №88/3-403-2017 от  21.08.2017 года), обращение автора этих строк по вопросу несоблюдения руководством КПЗ требований федерального законодательства Генеральной прокуратурой рассмотрено и в очередной раз направлено в прокуратуру РТ.

На самом деле ничего, конечно же, не рассмотрено. В противном случае Генеральная знала бы, что еще 2 августа 2017 года казанская прокуратура по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах (спецпрокуратура), которую Кировский районный суд Казани привлек по иску жительницы незаконного общежития Елены Катковой (о понуждении КПЗ к исполнению упомянутого постановления), отказалась участвовать в судебном разбирательстве. Заявив, что второй корпус (это, заметим, обычный многоквартирный дом) к числу особо режимных объектов не относится.

Не знает этого и прокуратура РТ, с  маниакальной настойчивостью пересылающая поручения Генпрокуратуры казанской спецпрокуратуре. К ее руководителю 26 августа 2017 обратился начальник отдела прокуратуры РТ по надзору за исполнением законодательства защите интересов государства № 5 управления по надзору за исполнением федерального законодательства старший советник юстиции Александр Микеркин.

Письмом №7-1019-2017 он (вот уже в  четвертый раз за минувший месяц!) обращение автора этих строк «по вопросу не  соблюдения руководством КПЗ требований федерального законодательства и по иным вопросам, поступившее через Администрацию Президента РФ и Аппарат Кабинета министров РТ», он направил в спецпрокуратуру. С просьбой «проверить все приведенные заявителем доводы. И при наличии оснований принять меры прокурорского реагирования». Как сказал бы Ленин, формально все правильно, а по существу издевательство.

Подвергнув критике чиновников советского аппарата, Ленин заметил: «У нас дело всерьез не берут. А к суду за волокиту привлекали? Где у нас приговоры народных судов за то, что рабочий или крестьянин, вынужденный четыре или пять раз прийти в учреждение, наконец, получает нечто формально правильное, а по сути издевательство? Почему же вы не организуете ловушки этим господам бюрократам и потом не потащите их в народный суд и в тюрьму за эту волокиту»?

Однако народный суд ленинских времен – это совсем не то, что современный российский суд, который, удовлетворяя исковые требования КПЗ, продолжает выселять жителей незаконного общежития.

Однако районная прокуратура в делах о  выселении участия не принимает, переключая стрелку на спецпрокуратуру, которая требования КПЗ неизменно поддерживает, выступая в неприглядной роли заводского адвоката.

24 августа 2017 года в сюжете местной телекомпании, который был посвящен самоуправству КПЗ, автор этих строк заявил, что дело контролирует Аппарат президента РФ. Извините, но я погорячился.

На самом же деле АП РФ и Генпрокуратура ограничиваются пересылкой поступающих обращений по подведомственности. И тем самым вселяют в нас сомнение в том, что Российская Федерация является правовым государством…

Так, что повод для обращения к  президенту РФ есть. Хотелось бы попросить Владимира Путина обратить внимание на  Генеральную прокуратуру, которая не желает или как вариант не способна проконтролировать надлежащее исполнение Постановления ВС РФ.

Может быть, г-н Путин потребует, чтобы Генпрокуратур обеспечил соблюдение ст. 45 ГПК РФ. В соответствии с этой нормой районный прокурор должен был бы вступить в процесс на стороне граждан, проживающих в  проблемном корпусе.

Однако прокурор Кировского района Казани Равиль Вахитов уже не в первый раз уклоняется от своей обязанности защищать интересы граждан. И ему каждый раз это сходит с рук.

Так что, без Путина нам не обойтись.

29 августа 2017

Око севшее


Спрашивается, о каком оке речь и куда оно село?

Речь о прокуратуре, которую Петр Великий учредил как раз таки в качестве ока государева.

Неудобно как-то об этом говорить, но придется: с оком государевым что-то у нас не так…

Покажем это на примере Казанского Порохового завода (КПЗ), который беззастенчиво игнорирует Постановление Верховного совета РФ.

В соответствии с этим постановлением незаконно используемый им в качестве общежития второй корпус многоквартирного дома № 15 по улице Можайского КПЗ много лет тому назад должен был передать в собственность муниципального образования города Казани.

Но он не передает. И никто ничего с этим поделать не может! Однако государственные учреждения не бездействуют…

Администрацию президента РФ, например, соответствующее поручение дала Генеральной прокуратуре. Дважды.

ГП РФ это перепоручила прокуратуре Республики Татарстан. Четырежды.

Прокуратура РТ дело о самоуправстве КПЗ поручила Казанской прокуратуре по надзору над соблюдением законодательства особо режимными предприятиями (спецпрокуратура). Четырежды.

Однако спецпрокуратура, неизменно поддерживавшая самоуправство КПЗ, , наконец, перестала это делать. И уведомила суд о том, что проблемный корпус к числу режимных объектов не относится.

И он таки действительно к такого рода объектам не относится. Во всяком случае, никаких атрибутов особо режимных объектов там не обнаружилось: ни колючей проволоки, ни вышек с автоматчиками, ни часов с собаками по периметру…

Между тем, одна из жительниц этого корпуса — Елена К. при поддержке региональной общественной организации обратилась в суд, потребовав понудить КПЗ к соблюдению федерального нормативного акта.

Однако суд перенес рассмотрение этого требования. Трижды.

Возникает незамысловатый вопрос: куда смотрит око государево?

И еще один вопрос. Но почему, собственно, суд, подменяя прокуратуру, должен понуждать государственное казенное предприятие к исполнению действующего нормативного акта РФ?

Так, не проще ли освободить от занимаемой должности кого-нибудь из прокурорских? Для начала око Кировского района Равиля Вахитова, который первым переключил стрелку на спецпрокуратуру…

23 августа 2017

Лучше по-хорошему

Районному Управлению ПФР лучше по-хорошему вернуть автору этих строк незаконно удержанное из его трудовой пенсии.

Впрочем, основная тема этого поста — незаконные требования ПФР о том, чтобы индивидуальные предприниматели (ИП) платили ему страховые взносы.

Напомню определение предпринимательской деятельности (ПД). Таковой признается деятельность, осуществляемая на свой страх и риск (лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке в качестве предпринимателей), направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (ст. 2 ГК РФ).

Еще раз должен заметить, что это определение не выдерживает критики. Но для нас — законопослушных граждан в данном случае важнее другое. Что отношения, связанные с ПД, регулируются исключительно Гражданским Кодексом.

А трудовое законодательств в отношении лиц, осуществляющих ПД и, в том числе, ИП применяется постольку, поскольку такие лица, если, конечно, они являются работодателями, привлекают наемный труд.

Если же ИП осуществляют ПД, не привлекая работников со  стороны, то их деятельность трудовой не является и, следовательно, у них нет оснований начислять и выплачивать себе заработную плату.

Между тем, государство, играющее роль страховщика в системе пенсионного страхования, обязывает работодателей страховать работников, но не предпринимателей.

Выходит, что требования ПФР, понуждающего ИП, не использующих наемный труд, платить страховые взносы не основаны на  законе?! Но на чем-то они все-таки основаны?!

История произвольных удержаний из моей пенсии напомнила ему сказку Алексея Толстого «Золотой ключик или Приключения Буратино». Так, вот длинноносый деревянный малыш, пережив множество приключений, все же спасается от лисы Алисы и кота Базилио.

Я взносы в ПФР платил регулярно на протяжении примерно лет двадцати. И не стал требовать их возвращения, если бы Управление ПФР не покусилось на мою трудовую пенсию.

Теперь же я вынужден буду обратиться с иском в районный суд, потребовав возврата денег, которые я, числясь ИП, выплатил Управлению ПФР за своего несуществующего работника.

Интересно, что о  вымогательстве страховых взносов у ИП, не привлекающих наемный труд, думает Генеральный прокурор России Юрий Чайка.

Это мы узнаем, когда Генеральный прокурор, которого автор этих строк намерен заявить в качестве третьего лица по иску о  вымогательстве со стороны УПФР, представит свой отзыв на мой иск.

Речь пойдет о таком, распространенном в нашей стране, явлении как судебный произвол. Но для начала одно замечание, касающееся автора этих строк.

Да, юридического образования у него нет. Но есть полувековой опыт правозащитной деятельности. А еще он многому научился у Анатолия Басова — начальника юридического отдела фирмы «Посредник», которой руководил.

Анатолия Данилович в разное время возглавлял Министерство юстиции, Верховный суд и административный отдел ОК КПСС Татарской АССР…

Ненадолго возвращаясь к предыдущему посту, несколько слов об общественном контроле. Он совершенно необходим. Думаю, что некоторые члены дремлющего российского общества, наверное, могли бы  осуществлять такой контроль. В отношении органов государственной власти и местного самоуправления.

Но этого почему-то не происходит. Хотелось бы все же понять, в чем причина отсутствия общественного контроля, который автор этих строк осуществляет на свой страх и риск…

А теперь риторический вопрос: хорошо ли, что граждане находят себе занятие, которое дает им хлеб насущный? Да, конечно, это очень хорошо. И  не только для них самих, но и для потребителей производимых ими продуктов и  услуг. Но государству все это совершенно неинтересно. Для него всего важнее поступления в бюджет. В том числе от самозанятых граждан (СГ).

Таковых в России насчитывается от 15 до 22 миллионов. Причем большая их часть пребывает вне правового поля, в виду чего СГ не платят ни  налогов, ни страховых платежей, что, конечно же, не может не тревожить государство. Наверное, поэтому первый зампред российского правительства Игорь Шувалов поручил Минюсту разработать законопроект, призванный разделить такие категории лиц, как СГ, индивидуальные предприниматели (ИП) и граждане, работающие по найму.

Не ясно, однако, как отличить гражданина, зарегистрированного в качестве ИП, от него же, но действующего в качестве работника этого ИП? И как быть с тем, что ИП работодатель, нанимая сам себя в  качестве работника, нарушает трудовое законодательство, не заключает сам с  собой трудовой договор, однако страхуя себя как работника в системе обязательного государственного пенсионного страхования (ОГПС).

Так, может быть, стоило бы ликвидировать ИП как институт? Или ИП все-таки нужен гражданам, желающим осуществлять предпринимательскую деятельность (ПД)? Как я думаю, ликвидировать можно, потому что у  предприимчивых граждан есть возможность учредить ту или иную коммерческую организацию, вложив определенный капитал в уставной фонд этой организации.

Да, но как быть с СГ? Которые, по мнению авторов упомянутого законопроекта, на свой страх и риск осуществляющее деятельность, направленную на систематическое получение прибыли. Что достигается посредством оказания услуг и выполнения работ личным трудом, при условии, что об этой деятельности уведомлен налоговый орган.

Простите, но ни личный, ни коллективный труд не дает прибыли. И в чем, собственно. состоит принципиальное отличие СГ и ИП, если и  те, и другие осуществляют ПД? Под которой малограмотный российский законодатель понимает деятельность, направленную на  систематическое получение прибыли (имущества. — Е. А.) и которая предполагает использование имущества, продажу товаров, выполнение работ или оказание услуг, и осуществляемую лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей (ст. 2 ГК РФ).

Приведенное определение представляется не вполне корректным. Взять к примеру, такой критерий ПД как государственная регистрация. Выходит, что деятельность перестает быть предпринимательской, если субъект этой деятельности не зарегистрирован в установленном порядке?! Законодатель определенно не понимает, в чем заключается смысл ПД, которая сводится исключительно к  извлечению прибыли (имущества, вложенного в те или иные предприятия, например, посредством приобретения акций или паев соответствующих обществ или товариществ, то есть  коммерческих организаций).

О ПД без образования юридического лица. Гуманное российское государство позволяет гражданину осуществлять эту деятельность с момента его регистрации в качестве ИП (ст. 23 ГК РФ). Но, если гражданин желает стать предпринимателем, то для чего ему регистрироваться в качестве ИП, если у него есть возможность учредить коммерческую организацию, например, ООО? А как быть гражданину, например, пенсионеру, если он хотел бы осуществлять индивидуальную трудовую деятельность (ИТД)? Да, никак, потому что легальная ИТД российским законодательством не предусмотрена…

Складывается впечатление, что законодатель попросту мутит воду, понимая, что в такой воде рыбка ловится легче. Участь этой рыбки я испытал на собственной шкуре, когда меня — инвалида II группы, пенсионера по старости ограбила организованная правовая группа государственных учреждений. В связи с чем я в качестве истца и обратился в Кировский районный суд Казани, потребовав возвратить незаконных удержаний из его трудовой пенсии.

В качестве ответчиков суд привлек районный Отдел судебных приставов-исполнителей (ответчик №1) и Управление ПФР по Кировскому району (ответчик №2), отведя роль третьих лиц прокурору названного района Равилю Вахитову и  уполномоченному при президенте Республики Татарстан (РТ) по защите прав предпринимателей Тимуру Нагуманову.

И все было бы просто замечательно, если бы председательствующая судья Гульчачак Хамитова рассмотрела дела по существу требований, заявленных истцом. Но не тут-то было. Суд в очередной раз предпринял лукавый прием, заменив и  истца, и заявленный им предмет иска разбирательством гражданско-правовых отношений ответчика №2 с хозяйствующим субъектом (ХС), четыре года тому назад прекратившим существование и по этой причине не имевшим возможности участвовать в судебном разбирательстве.

Принимая во внимание ситуацию, которая со всей очевидностью складывалась явно нежелательным для него образом, истец заявил ходатайство: не переключаться на анализ взаимоотношений ответчика №2 с ликвидированным ХС, поскольку разбирательства такого рода к компетенции суда общей юрисдикции не относятся.

Однако председательствующая судья Гульчачак Хамитова в удовлетворении этой просьбы отказала, обосновав это тем, что у ответчик №2 все же имеется право на такого рода разбирательства. Да, конечно, кто же это оспаривает?! У государственного учреждения есть право разбираться со своими должниками как в судебном порядке, так и во внесудебном. Однако для чего такого рода разбирательства существует арбитражный суд. В который, к слову, пенсионер и обратился с просьбой установить юридически значимый факт, заключающийся в том, что упомянутый ХС  прекратил существование, не оставив после себя правопреемников. Однако Арбитражный суд Республики Татарстан, изрядно поглумившись над пенсионером, произвольно заменил заявленный им предмет иска…

К анализу решения судьи Хамитовой мы еще обратимся, а пока приведем одну только ее реплику: «Истец, не дав каких-либо пояснений по существу заявленных требований, самовольно удалился из зала судебных заседаний на стадии рассмотрения ходатайств участвующих в деле лиц, что и нашло свое отражение в  протоколе судебного заседания».

Простите, но я не понимаю! Что значит «самовольно удалился»? Истец должен был просить разрешения у судьи, чтобы покинуть открытое судебное заседание по рассмотрению гражданского дела, в котором суд произвольно заменил истца — физическое лицо на ликвидированного ХС?!

Об уполномоченном. Г-н Нагуманов был заявлен исключительно для того, чтобы на конкретном примере убедиться в порочности такой организационно-правовой формы, как ИП. Но, судя по отзыву, который суду и другим участникам судебного разбирательства, включая истца, представило его доверенное лицо — Александра Газиева, уполномоченный этого так и не понял. Об этом отзыве чуть ниже, а пока одна только мысль: надо подумать, не стоит ли обратиться к  уполномоченному по защите прав при президенте РФ, Борису Титову? Потому что ИП — это своего рода юридический гермафродит, имеющий признаки как физического, так и юридического лица. Пользуясь этим, в сношение с ним государственные организации и учреждения вступают так, как кому нравится. Игнорируя ст. 23 ГК  РФ, согласно которой к ПД граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК РФ, регулирующие деятельность юридических лиц — коммерческих организаций, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношений.

Но, насколько я понимаю, из законов ничего такого не  вытекает, а у истца, напомню, неработающего пенсионера, ни гражданско-правовых, ни публичных отношений с ответчиками не было, нет и, скорее всего, никогда не  будет…

Пользуясь зыбкостью законодательства, регламентирующего деятельность ИП, подразделения ПФР предпочитают вступать в сношения с ИП, основываясь на ст. 24 ГК РФ, в соответствие с которой гражданин по своим обязательствам отвечает всем, принадлежащим ему имуществом. И кто же посмеет утверждать, что ИП — это не гражданин?

Но одно дело — обязательства, которые гражданин, осуществляющий ПД, принимает на себя вне своей хозяйственной деятельности, действуя как обычное физическое лицо, и совсем другое, если он, будучи ХС, отвечает исключительно  уставным имуществом!

Ах, у ИП нет уставного имущества! Какая жалость…

Так ведь государственный орган, осуществляя регистрацию гражданина в качестве ИП, и не требует, чтобы тот декларировал свой уставной капитал. Но это, конечно же, не означает, что по обязательствам, принимаемым в  рамках своей хозяйственной деятельности, гражданин, зарегистрированный в  качестве ИП, например, пенсионер по возрасту, должен отвечать всем тем имуществом, которое он нажил за свою долгую жизнь…

Напомню суть анализируемого дела. Она заключается в следующем. Ответчик №2 вынес постановление об удержании задолженности, числившейся за ХС (впрочем, не доказанной), являвшимся работодателем и, соответственно, страхователем истца.

А ответчик №1 самоуправно, не заручившись судебным решением, как того требует п. 3 ст. 35 Конституции РФ, обязал ответчика №2 произвести удержания из трудовой пенсии истца. В зачет якобы существующей задолженности упомянутого ХС по страховым платежам. Которые тот должен был перечислять ответчику №2, страхуя себя как работника от фактически наступившей старости и утраченной трудоспособности.

Исполняя постановления ответчика №1, ответчик №2 из пенсии истца удержал, как это следует из имеющейся у истца справки, 51 тысячу рублей. Однако районный прокурор, которого истец в последствии заявил в качестве третьего лица, рассчитывая, что он выступит в качестве государственного обвинителя должностных лиц, ограбивших пенсионера, пенсионеру не помог.

Надо сказать, что возникшее недоразумение истец попытался было разрешить при посредстве районного прокурора. И, основываясь на ст. 45 ГПК РФ, попросил его принять меры в защиту своих права на социальное обеспечение. И  либо выдать ответчику №1 предписание о возврате незаконно удержанного, либо обратиться в суд в интересах истца. Но прокурор Вахитов от выполнения своего служебного долга уклонился и, заметим, не в первый раз…

Теперь об отзыве представителя уполномоченного (ПУ), который сослался на мнение истца. Дескать, ошибочно было бы полагать, что по своим обязательствам ИП отвечает всем тем имуществом, которым он обладает как гражданин. Только при чем же здесь мнение истца, если есть ст. 23 ГК РФ, которая регламентирует ПД, осуществляемую без образования юридического лица?

Истцом, — пишет ПУ, — ставится вопрос о том, чтобы законодатель более детально регламентировал деятельность ИП и в случае осуществления ПД пенсионером отменил ОГПС.

Извините, но истец так вопрос не ставил. Работодатель, будь он трижды пенсионер РФ, обязан таки страховать нанимаемых работников. Если, конечно, они не пенсионеры. Потому что бессмысленно страховать тех, в отношении которых страховые события уже состоялись…

Доставая из рукава козырный туз, ПУ ссылается на решение мирового судьи. Дескать, им которым в пользу ответчика №2 с истца взыскана недоимка по страховым взносам его работодателя. Абсурдность этого судебного решения обусловливается тем, что, нарушая если не закон, то здравый смысл, ответственность по обязательствам работодателя суд возложил на наемного работника.

ПУ обращается также к авторитету Пленума Верховного Суда РФ, который пунктом 55 Постановлением от 17.11.2015 №50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» весьма своеобразно толкует ст. 24 ГК РФ. Она якобы закрепляет полную имущественную ответственность за физическим лицом независимо от наличия у него статуса ИП и не разграничивает имущество гражданина как физического лица и как ИП.

ВС РФ, разумеется, вправе высказывать свое мнение о смысле тех или иных законов, однако юридическую силу имеют толкования исключительно Конституционного суда. Что же касается прочих судов, то они, принимая решение по делу, обязаны руководствоваться исключительно законом, принимая во внимание те или иные толкования КС РФ.

Утверждая, что действующим законодательством в полной мере определена мера имущественной ответственности ИП, ПУ, по-видимому, лукавит, ну, или попросту не разбирается в праве. Потому что на самом деле мера имущественной ответственности ХС, действующего в статусе ИП, законодательством никак не определена…

О доводах, на которые основывается решение судьи Хамитовой по  делу № 2-1782/17 от 20 июля 2017 года. Судья Хамитов, между прочим, кандидат юридических наук. Но это не помешало ей свести дело к рассмотрению пустых взаимоотношений ответчиков с ХС, прекратившим существование в порядке ликвидации, то есть без правопреемства (ст. 61 ГК РФ).

Как установила судья Хамитова, истец многие годы являлся ИП, с чем невозможно согласиться, поскольку на самом деле истец только числился ИП, фактически осуществляя ИТД.

А еще она установила, что за истцом как за ИП числилась задолженность по страховым взносам, которая ответчиком №2 и была взыскана в  судебном порядке. Так в этом-то и заключается весь фокус! Потому что задолженность, которая числилась за работодателем, ответчиком №2 доказана не была, а суд взыскал эту задолженность с наемного работника, что по мнению Минтруда РФ  недопустимо.

Ст. 23 ГК РФ позволяет гражданину осуществлять ПД без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве ИП, — справедливо указывает судья Хамитова. И лукаво добавляет, что ст. 24 ГК  РФ обязывает этого гражданина отвечать по своим обязательствам всем, принадлежащим ему, имуществом.

Нет, знаете ли, не «этого гражданина», а гражданина как физическое лицо. Однако ни суд, ни законодатель не различают две ипостаси ИП, сочетающего признаки как физического, так и юридического лица.

Законодатель, — повторят судья Хамитова довод Пленума ВС РФ,  — не разделяет имущество физического лица на то, которым он обладает в качестве ИП, и на имущество, не связанное с ПД.

Ну, так в чем же дело? Пусть разделит. Но пока такого разделения нет, судебные приставы-исполнители обращают взыскание на имущество гражданина по долгам, связанным с его ПД.

Суд, однако, должен учитывать не столько форму правоотношений, сколько на их существо. А судья Хамитова не пожелала принять во  внимание, что истец, которого государство вынудило зарегистрироваться в  качестве ИП, фактически осуществлял ИТД.

В конечном итоге, судья Хамитова пришла к удивительному выводу. Якобы взыскание задолженности по страховым взносам одного из работодателей истца за счет его пенсии прав истца его не нарушило. Этот правовой шедевр и обусловил оксюморон, вынесенный в заголовок настоящего материала.

Переживаю ли я о том, что упомянутая организованная правовая группа лишила автора этих строк существенной части его трудовой пенсии? Да, конечно, что уж тут скрывать. Но в гораздо большей степени меня — правозащитника волнует другое. Что, приняв закон об общественном контроле, ГД  РФ допустило в нем одну оговорку. Согласно этой оговорке общественный контроль над судом будет осуществляться, когда депутаты удосужатся принять соответствующий специальный закон. Но как известно юристам, в отсутствие специальной нормы пользуются общей нормой.

Говорят, что обещанного три года ждут. Так ведь, три года с  момента вступления в силу закона об общественном контроле прошли, а воз и ныне там: спецзаконы все еще не приняты и, как я предполагаю, они никогда не будут приняты.

Решение Кировского районного суда Казани от 20.07.2017 года истец обжаловал в Верховный суд Татарстана (ВС РТ). И в своей апелляционной жалобе указал только одно обстоятельство. Что он просил суд не рассматривать взаимоотношения ответчика №2 с ХС, прекратившим существование. Но суд в удовлетворении этой просьбы отказал. Учитывая это, заявитель потребовал обжалуемое решение отменить, по делу принять иное решение.

Посмотрим, однако, что решит ВС РТ. И не согласится ли местный уполномоченный, приняв соответствующее предложение автора этих строк, обсудить целесообразность сохранения такой, заметим, уродливой организационно-правовой формы как ИП?

18 августа 2017

Эврика!

В мою голову пришла идея независимого Дискуссионного клуба (НДК). К слову сказать, давно. Еще в прошлом веке.

Более того, мне удалось-таки ее осуществить. На базе Дома ученых Академии наук Республики Татарстан. Это произошло примерно 10 лет тому назад…

К сожалению, Дом ученых АНТ вскоре закрылся. На ремонт, а  затем и вовсе прекратил существование…

Спустя лет пять, за  поддержкой идеи ДК я обратился в Аппарат президента Республики Татарстан (АПРТ).

Но он посчитал НДК «общественной структурой, деятельность которой была бы направлена на упрочение мира и согласия между людьми разных мировоззрений».

И заметив, что эта «идея приобретает особую актуальность», пообещал ее учесть «при организации работы по данному направлению»...

Недавно я позондировал АПРТ еще раз. Результат оказался примерно таким же…

Как пишет заместитель руководителя Департамента президента РТ по вопросам внутренней политики — начальник Управления по взаимодействию с  институтами гражданского общества Роман Беляков, «практика создания в РТ дискуссионных клубов имеет достаточно широкое распространение».

Однако АПРТ обеспечивает реализацию функций президента РТ. Поэтому он не имеет полномочий, позволяющих «создавать дискуссионные клубы и сопровождать их деятельность».

Идея НДК не нашла поддержку и  у региональной Общественной палаты, практикующей иные формы взаимодействия с республиканской общественностью.

А жаль, ведь НДК мог бы внести свой вклад в выявление и  разрешение наиболее актуальных российских проблем.

А обсудить есть что. Это, например, народный контроль.

Тема эта заслуживает полномасштабного обсуждения. Однако на сей раз я ограничусь одной только репликой.

Увы, но в нашей стране никакого контроля нет. Кроме, государственного, конечно.

Что же касается народного контроля, то его и не может быть, потому что народ не есть субъект. В отличие от  государства, не считающего нужным скрывать свое намерение контролировать все и вся.

Согласитесь, это не есть хорошо, когда слуга — я имею в виду государство контролирует своего господина. Таковым в моем понимании должно быть общество.

Но, как бы там ни было, контроля над российским государством не существует. Внешнего нет, потому что РФ игнорирует международное право. А внутреннего, потому что такой контроль осуществлять попросту некому.

Да, конечно, отдельные члены российского общества, наверное, могли бы контролировать деятельность органов государственной власти и местного самоуправления.

Но этого почему-то не  происходит. Хотелось бы понять, в чем причина…

14 августа 2017

Кто учредил РФ?

Почему спрашиваю? Да потому что только учредитель вправе контролировать, насколько хорошо созданное им учреждение выполняет уставные требования.

Есть ли общественный контроль в России? Увы, его нет!

Более того, есть мнение, что государство пытается наладить тотальный контроль над российским обществом. И это у него, на мой взгляд, неплохо получается…

Но все же не хорошо, когда слуга народа — я имею в виду государство — контролирует своего господина, каковым в моем понимании является общество. Но кто сказал, что общество господствует над государством?!

Во  всяком случае, прежде чем разбирать взаимоотношения общества и государства, нужно определить некоторые понятия. В том числе — государство, гражданин, общество, народ и человек.

Государство по имени «Российская Федерация» — это главное российское учреждение, которое, как, впрочем, и любое иное учреждение имеет свой устав, называемый Конституцией.

Конституция РФ вступила в силу со дня ее официального опубликования — 25 декабря 1993 года. Но кто же он — источник этой силы? Неужели это народ, который, как утверждает энциклопедия, представляет историческую общность людей.

Увы, но общепринятого определения термина «народ» не существует. В научной литературе этот термин употребляется в политическом и в культурно-этническом значении.

В первом случае термин «народ» представляет синоним понятия «нация». И это более или менее понятно. Гораздо хуже обстоит дело во втором случае.

Толкований термина «культура» по некоторым данным насчитывается более тысячи, но общепринятого все же не существует…

Не  очень хорошо обстоит дело и с понятием «человек», права и свободы которого ст. 2 Конституции РФ провозглашает высшей ценностью для российского государства. Полагая признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека обязанностью государства.

А как я думаю, государству следовало бы ограничиться признанием, соблюдением и  защитой прав и свобод людей, по своей доброй воле согласившихся следовать Конституции РФ, придерживаясь вытекающих из нее законов.

Несколько слов о человечестве и народонаселении. По оценке Росстата на начало 2017 года российское население насчитывало 146 804 372 человек. Дело, однако, в том, что жители России, граждане РФ и члены российского общества — это далеко не синонимы…

Как видим, чем дальше в лес, тем больше дров. 

Остановимся, однако, на одном только  вопросе: а чем, собственно, РФ отличается от России?

С  конституционной точки зрения, наименования Российская Федерация и Россия равнозначны. 

Однако согласиться с такой точкой зрения я не могу, потому что, если государство проявляет признаки субъекта, то общество, существуя объективно, свойствами субъекта, увы, не наделено. И, следовательно, самосознания не имеет.

Так кто кого должен контролировать? И есть ли у многонационального народа, который согласно ст. 3 Конституции РФ  является носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ, право осуществлять контроль над источаемой им властью?

На  мой взгляд, контролировать насколько хорошо то или иное учреждение выполняет требования своего устава может только учредитель.

Отсюда вопрос, на который у меня, увы, ответа нет: кто же он —учредитель РФ?

10 августа 2017

Поможет ли делу ОК?

Дело — это общеукрепляющий судебный бег на месте. Подробности — чуть ниже. А ОК — это общественный контроль. Над судебной системой…

Продолжая разговор о коррупции, заметим, что, как сообщает РБК, коррупционные преступления нанесли России серьезный материальный ущерб. Что пусть и косвенным образом, но все-таки подтверждает то, что Россия служит маммоне…

2 августа 2017 года состоялся очередной этап судебного марафона, стартовавшего 14 июля того же года, когда в Кировском районном суде Казани началось разбирательство по иску жительницы так называемого второго корпуса дома №15 по улице Можайского Елены К. к федеральному казенному предприятию «Казанский государственный казенный пороховой завод» (КПЗ).

В свое время, неуважаемая ныне советская власть, проявляя заботу о работниках КПЗ, построила жилой комплекс, состоящий из кафе и общежития о двух корпусах, кухни в которых не были запроектированы. Одно из общежитий, большинство жителей которого составляют сотрудники предприятия, КПЗ передал в муниципальную собственность, а другое почему-то не  передает. По слухам КПЗ выселяет жителей проблемного общежития, чтобы затем продать так называемый второй корпус, фактически представляющий отдельно стоящий многоквартирный дом (МКД).

Итак, действуя при поддержке региональной общественной правозащитной организации, Елена заявила требование о понуждении КПЗ к исполнению Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 года N3020-1.

В  соответствии с приложением 3 к этому постановлению КПЗ давно уже должен был передать спорный корпус в собственность муниципального образования города Казани. Если бы он уважал российское законодательство. Но КПЗ, по-видимому, его не уважает. 

Во всяком случае, отказываясь исполнять федеральный нормативный акт, КПЗ тем самым препятствует реализации права Елены на приватизацию жилого помещения, фактически занимаемого ее семьей.

В качестве третьих лиц Елена заявила прокурора Кировского района, территориальное отделение «Администрация Кировского и Московского районов Казани» исполнительного комитета муниципального образования Казани (ТО ИКМО), территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Республике Татарстан (ТУ Росимущество). 

А суд, кроме того, привлек еще и прокуратуру по  надзору над соблюдением законодательства особо режимными предприятиями (спецпрокуратуру), Впрочем, никто из них, кроме спецпрокуратуры, на суд не  пришел…

Закон требует чтобы мы проявляли уважение к суду. А он, в свою очередь, должен проявлять уважение к закону. Однако секретарь судебного заседания в нарушение закона не допустила граждан, пожелавших присутствовать на открытом процессе; судья Ленар Галимов автору этих строк, допущенному в качестве представителя истца, отказал в удовлетворении ходатайства о допуске на судебное заседание граждан из числа заявленных Еленой в качестве третьих лиц. И не дал ему возможность заявить ходатайство о приобщении к делу имеющихся материалов, проигнорировав стандартную процедуру установления личностей участников судебного разбирательства.

Рассмотрев заявление Елены о привлечении в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, 17-ти ее  соседей, судья Галимов принял решение — судебное разбирательство перенести на 2 августа 2017 года. Тем временем заявление о присоединении к иску подало еще 8 соседей.

12 июля 2017 года инициативная группа (ИГ) жителей проблемного МКД провела общее собрание, пригласив к участию в этом собрании первого заместителя руководителя ТО ИКМО Наиля Минвалеева. 

ИГ  уведомила его о том, что собрание проводится в целях подготовки к судебному заседанию и попросила разъяснить отношение ИКМО к заявленному иску. Однако г-н Минвалеев на приглашение ИГ никак не отреагировал.

Что же касается руководителя ТО ИКМО Сергея Миронова, к которому группа жителей проблемного МКД обратилась ранее, то  он отказался помочь с организацией общего собрания или, как минимум, предоставить помещение для его проведения…

Учитывая безразличие ТО ИКМО к нуждам жителей незаконного общежития, автор этих строк, к слову, в недавнем прошлом руководитель нештатного подразделения казанского исполкома — Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства Казани вынужден просить руководителя ИКМО Дениса Калинкина все же оказать содействие жителям незаконного общежития в  проведении общего собрания.

А еще — пояснить, почему, собственно, руководитель ТО ИКМО г-н Миронов величает себя главой, если жители его таковым не  избирали…

О реакции прокуратуры на беззаконие КПЗ.

Республиканская прокуратура, по-видимому, не в состоянии пресечь это беззаконие. Что же касается Генеральной прокуратуры России (ГП), то она обращение автора этих строк от 05.07.2017 по вопросу несоблюдения руководством КПЗ «требований федерального законодательства» направила «для рассмотрения по  существу в прокуратуру Республики Татарстан».

И пояснила, что исполнение этого поручения контролируется. Что решение по доводам предыдущего обращения руководством прокуратуры республики пока не принималось…

ГП заверила меня в том, что «о результатах рассмотрения и принятых мерах» сообщит прокуратура Республики Татарстан. Скоро осень (за окнами август). Но региональная прокуратура мне почему-то мне ничего не сообщает…

Впрочем, это не совсем так. региональная прокуратура уведомила меня о том, что мое обращение направлено в спецпрокуратуру. Которая, однако, попросила суд освободить ее от участия в судебном разбирательстве, поскольку спорный МКД к числу особо режимных объектов не относится.

Так что районному прокурору Равилю Вахитову все же придется выразить свое отношение к самоуправству КПЗ. И, если этого не сделает г-н Вахитов, то либо городской, либо республиканской прокуратуре все же придется дать правовую оценку самоуправству КПЗ. Объяснив причины бездействия прокурора Кировского района Казани, который, уклоняясь от  выполнения своих прямых обязанностей, переключает стрелку на спецпрокуратуру.

Надеюсь, что председатель регионального Верховного суда Ильгиз Гилазов не запамятовал нашу с ним беседу шестилетней давности о перспективах общественного контроля над судебной системой.

Во всяком случае, прошу г-на Гилазова считать настоящий материал жалобой на действия (бездействие) Кировского районного суда Казани, на долгие месяцы затянувшего простое, в сущности, дело.

Учитывая принципиальную возможность и  целесообразность публичного обсуждения идеи законодательного закрепления общественного контроля над судебной системой, председателя региональной Общественной палаты Анатолия Фомина прошу высказать свое мнение о возможности такого обсуждения.

Надеюсь, что до 24 августа — на эту дату назначено возобновление судебного марафона по факту самоуправства КПЗ, нам все же удастся выяснить мотивацию действующих лиц и неисполнителей федерального нормативного акта.

А пока несколько слов об определении по  делу № 2-1712\17, которое 2 августа 2017 года судья Гужов принял по иску Елены К. Он установил, что Елена, обратившись в суд, в обоснование своих требований указала, что нарушение ее прав обусловлено самоуправством КПЗ. Который, добавим, пользуясь попустительством прокуратуры не исполняет соответствующее Постановление Верховного Совета РФ.

Как пишет судья Гужов, истец заявил ходатайство о привлечении по делу соответчиками ТУ Госимущества в РТ и  Министерства промышленности и торговли РФ. Это не так на самом-то деле. ТУ  Госимущества было привлечено в качестве третьего лица по заявлению истца. Который не видит никакой надобности изменять его процессуальный статус.

Ну, а Минпромторг РФ судья Гужов привлек по ходатайству ответчика, явно заинтересованного в том, чтобы затянуть судебный процесс. Однако судья решил-таки привлечь названные госучреждения. Якобы для правильного принятия решения по настоящему делу.

Думаю, Елена поступит правильно, обжаловав определение судьи Гужова в Верховный суд РТ и потребовав его отменить, а по делу принять, наконец, определенное решение.

КПЗ все же имел возможность до суда согласовать свои действия по исполнению федерального нормативного акта с теми или иными организациями и учреждениями по своему выбору.

Но он этого не сделал, как бы законно выселяя граждан из незаконного общежития. Суд же, попустительствуя беззаконию КПЗ, тем самым укрепляет мнение о том, что российское государство служит не  Богу, но маммоне.

Сначала о Дискуссионном клубе (ДК).

Создать ДК я задумал еще в прошлом веке. Осуществить эту идею мне удалось при поддержке Дома ученых Академии наук Республики Татарстан (АНТ РТ).

Это произошло примерно 10 лет тому назад. Однако Дом ученых вскоре закрылся. Сначала на ремонт, а затем он и вовсе прекратил свое существование.

В 2013 году за поддержкой идеи ДК я обратился в  Аппарат президента Республики Татарстан (АПРТ).

Последний, посчитав ДК  «общественной структурой, деятельность которой была бы направлена на упрочение мира и согласия между людьми разных мировоззрений», и заметив, что идея ДК, приобретает особую актуальность, пообещал учесть идею ДК «при организации работы по данному направлению»...

На недавнее обращение в АПРТ отреагировал заместитель руководителя Департамента президента РТ по вопросам внутренней политики — начальник Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества Роман Беляков.

Он сообщил, что «практика создания в РТ дискуссионных клубов имеет достаточно широкое распространение». Однако АПРТ, являясь государственным органом, обеспечивает реализацию функций президента РТ  и не имеет полномочий, позволяющих «создавать дискуссионные клубы и  сопровождать их деятельность».

Итак, идея ДК поддержку у региональных властей не  нашла. Ну, что же, надеюсь, что ДК все-таки удастся возродить и что возрожденный ДК внесет еще свой вклад в выявление и разрешение наиболее актуальных российских проблем. Ну, а обсудить нам есть что. Это, например, проблема борьбы с коррупцией.

Еще булгаковский Воланд заметил, что москвичей испортил квартирный вопрос. А я добавлю: когда-то советская власть, проявляя заботу о  народонаселении, строила многоквартирные дома. А теперь их содержание власть капиталистическая превратила в бизнес.

Но, пожалуй, больше всего российских граждан испортила коррупция. Та самая коррупция, сражение с которой и составляет бизнес Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального.

Простите, но я не понимаю, как можно лечить общественный организм от коррупции в условиях, когда никто не знает причин этой болезни?

Охотно допускаю, что г-ну Навальному известно, где зарыта антикоррупционная собака. Но не уверен я в том, что он собирается выкапывать эту собаку.

Во всяком случае, г-н Навальный даже не пытается исследовать причины коррупции.

Впрочем, понять его немудрено. Если принять во  внимание, что искоренение коррупции не пойдет на пользу ФБК…

Коррупция разъедает основы государственного устройства России и, как я думаю, потому, что у РФ нет сколько-нибудь определенной стратегии. Да и откуда же ей взяться в отсутствие государственной идеологии?

А вот у СССР государственная идеологией имелась. Она содержалась в Конституции 1977 года и была основана на марксистско-ленинском учении.

Что же касается Конституции РФ, то она, признавая идеологическое многообразие России, запрещает устанавливать какую-либо идеологию в качестве государственной, что вкупе с конституционным запретом на  цензуру дает отличный коррупциогенный эффект.

Тем не менее, государственная идеология у РФ имеется, правда, не афишируемая. Это служение маммоне, что, собственно, и представляет первопричину небывалого расцвета коррупции…

И, что ни говорите, борьба с коррупцией — это, прежде всего, бизнес и довольно-таки привлекательный. Ну, и станет ли Алексей Навальный пилить сук, на котором сидит его ФБК?

Дело, впрочем, не в Навальном. Дело в том, что вся Россия немного повредилась на почве служения маммоне. Взять к примеру, медицину. Раньше то, что делают врачи, называлось медицинской помощью. А теперь это медицинские услуги.

Так что, куда не кинь, всюду служение маммоне…

Впрочем, я свои посты сайту Эха Москвы предлагаю совершенно бескорыстно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире