efim

Ефим Андурский

18 июля 2017

F

17 июля Судебная Коллегия Верховного суда Республики Татарстан (СК ВС РТ), назначив рассмотрение апелляционной жалобы моего подзащитного, крещенного по имени Павел, на 11 часов, к рассмотрению этой жалобы приступила в 14.30. Так что время поразмышлять у меня было.

А  размышлял я государстве российском и о его уставе (Конституции). Как сказано в  преамбуле этого документа, Конституцию принял никто иной, как многонациональный народ Российской Федерации.

Читатель вправе этому верить. А я, извините, не верю. Потому что, если поверить (Конституции и, частности, статье 3), придется согласиться с декларацией, в соответствии с которой единственным источником государственной власти в РФ является ее многонациональный народ. Которого, как уже не раз говорилось в качестве субъекта не существует.

Так, как быть гражданину РФ, который осознавая, что источником гражданских прав является названное учреждение, верует в Бога и чтит Его закон, но не доверяя ни  государству, ни нормам, вытекающим из его устава? Я, например, обладая прекрасным образованием, которое мне дала Советская власть, отлично понимаю, что государство, извините, пытается меня надуть, а это не так-то просто сделать…

К  слову о надувательстве. В нашем послевоенном детстве была такая забава: через соломинку надувать лягушек, а затем наблюдать, как они мучаются, не имея возможности скрыться от своих мучителей. А еще мы били рыбу, пораженную солитером, поскольку она, пораженная дифиллоботриозом, не могла нырять.

Пока я размышлял, дело дошло до жалобы Павла. Рассмотрев эту жалобу, СК ВС РТ оставила в силе нелепое решение районного суда. И я таки ее понимаю. Ну что такое приходской сторож, интересы которого я взялся защищать, потому что провожу социальное служение в этом приходе, по сравнению с судьей, который всегда прав сколь бы алогичное решение он не принял?!

Речь, впрочем, не об отдельно взятом судебном решении, котором я напишу как-нибудь в  другой раз. Речь о том, что я вдруг осознал. А осознал я, что в России есть свои, например, судьи, для которых не существует такого понятия как пенсия. И  есть чужие, например, пенсионеры, у которых судебные приставы могут безнаказанно во внесудебном порядке в нарушение Конституции удерживать деньги из пенсии.

Апелляционное определение ВС РТ, по-видимому, было подготовил заранее, еще до обсуждения жалобы. Во всяком случае, в совещательной комнате СК ВС РТ пребывала не более одной минуты. Выслушав это определение, я подал одну только реплику, что у меня в  лихих 90-ых был хороший учитель: юридическим отделом моей фирмы руководил Анатолий Басов, в свое время возглавлявший ВС ТАССР. И пообещал описать историю Павла…

А  пока я решил ограничиться лягушками. Они молчали даже тогда, когда я вскрывал их лезвием безопасной бритвы и извлекая лягушачье сердце, наблюдал, как оно бьется на ладони юнната-мучителя…

Да, российское государство достаточно сильное, чтобы грабить чужих. Однако и я не  лягушка. Поэтому молчать не стану. 

И еще одна мысль не дает мне покоя: приняв закон об общественном контроле, государство предусмотрело важную оговорку: этот закон не распространяется на некоторые госструктуры и, в частности, он не распространяется на суд, который поэтому может позволить себе творить произвол…

Поговорим о принципах купли-продажи жилищных услуг и коммунальных ресурсов (ЖКУ), а начнем с Гражданского кодекса РФ, который гарантирует свободу договора, не допуская понуждения к его заключению, за исключением случаев, когда соответствующая обязанность предусмотрена законом или добровольным обязательством (ст. 421).

Условия договора определяются по усмотрению сторон, если только содержание того или иного условия не предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422), которые, однако, не должны противоречить закону.

О  договоре управления многоквартирным домом (МКД). Извините, но не мне непонятен термин «управление МКД». В самом деле, что значит управлять МКД? Какие обязательства должна брать на себя управляющая организация (УО)? И кто должен заключать с ней соответствующий договор?

Согласно закону в качестве заказчика выступают собственники помещений в МКД (в дальнейшем «собственники»), обладающие более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов собственников помещений в этом доме.

УО  выбирает общее собрание собственников (ОСС). УО, избранная ОСС, с каждым собственником заключает договор на условиях, предусмотренных решением общего собрания (ст. 162 ЖК РФ).

Законодатель, по-видимому, исходит из того, что собственники в целях распоряжения МКД должны создать некую организацию. Но, во-первых, чтобы принять МКД как имущественный комплекс, нужно организовать коллективное хозяйство, которое и заключит соответствующую сделку с владельцем этого комплекса. А во-вторых, колхоз как известно дело добровольное. Это значит, что решения общего собрания колхозников не могут обязывать лиц, воздержавшихся от вступления в колхоз и, следователь, не  обязанных следовать его уставу.

Как полагает российское правительство, договор с УО собственник может заключить путем совершения таких действий, которые свидетельствовали бы о намерении собственника потреблять ЖКУ либо о фактическом их потреблении (конклюдентные действия). Совершение конклюдентных действий (КД) правительство считает подтверждением договора, заключенного на условиях, предусмотренных Постановлением № 354 (п. 6).

Однако совершение КД как способ заключения договоров приемлемо разве что для однократных сделок. Допустим, что некий любвеобильный мужчина за женской лаской обратился к симпатичной соседке и та ему не отказала. Но если, снова наведавшись к соседке и получив отказ, мужчина вздумает сослаться на конклюдентные действия, он вполне может столкнуться с железным, точнее, чугунным аргументом. В виде увесистой сковороды…

Представляется совершенно очевидным и по этой причине не требующим доказательств, что КД, приемлемые как способ заключения договора в устной форме, совершенно не приемлемы для длящихся отношений, требующих конкретизации их условий путем составления договора в простой письменной форме, однако судебная практика говорит об обратном.

Задолженность по ЖКУ суд может взыскать и при отсутствии письменного соглашения потребителя с посредником в лице УО. Отсутствие такого соглашения, по мнению суда, не  оправдывает отказ от оплаты фактически потребленных ЖКУ.

Но, с другой-то стороны, кто может понудить потребителей устанавливать гражданско-правовые отношения с посредниками в лице УО, если потребители желают иметь дело с производителями ЖКУ?

Суды же, опираясь не столько на закон, сколько на внутреннее убеждение судей, считают, что правоотношения между гражданином (организацией) и УО возникают в силу фактического потребления ЖКУ и что иное означало бы неосновательное обогащение потребителей.

Обратимся еще раз к гражданско-правовым отношениям упомянутого мужчины и его соседки. Предположим, что она, удовлетворив определенные потребности похотливого соседа, обратилась в суд с требованием, чтобы тот оплатил ее, фактически потребленные, услуги. Согласится ли суд с таким иском или откажет в его удовлетворении, обосновав это тем, что стороны деликатной сделки о ее возмездности не договаривались?

Суды почему-то игнорируют то, что обязательства сторон возникают из их добровольного соглашения, а вовсе не из правил третьих лиц, пусть даже в роли такого лица выступает федеральное правительство.

На  самом деле источником обязательства может быть либо закон, либо соответствующее условие, содержащееся в добровольном соглашении сторон, на волеизъявление которых не должны влиять никакие подзаконные акты.

Отдельный разговор о так называемом общем имуществе (ОИ). Очевидно, что собственником ОИ должно быть некое сообщество. Оно и должно получать плату за использование ОИ. Например, за прокат лифта.

Однако, решив взыскать задолженность по оплате ОИ в пользу УО, естественно, суд сослался на ОСС, которое для управления МКД решило выбрать определенную УО.

Как полагает суд, обязанность собственника вносить плату за ЖКУ может обусловливаться не только договором, но и решением ОСС. И даже в том случае, если собственник не участвовал в этом собрании. Якобы соглашение между участниками собрания и УО обязывает такого собственника оплачивать содержание ОИ на условиях, которые своим решением утвердило ОСС. Но, как уже было сказано, колхоз — дело добровольное. Однако отсутствие договора между собственником и УО, как считает суд, не равнозначно отсутствию правоотношений между ними и собственник в силу расположения принадлежащего ему помещения в МКД вынужден пользоваться услугами посредника в лице УО.

Суд, по-видимому, не отдает себе отчета в том, что, если жилищные услуги потребители получают или, по крайней мере, должны получать сугубо на конкурсной основе, то  условия поставки продукции естественных монополий подлежат обязательному государственному регулированию, на что и должна обратить внимание федеральная Антимонопольная служба (ФАС РФ).

Правительство полагает, что условия поставки ЖКУ собственникам (и нанимателям. — Е. А.) помещений в МКД должны регламентироваться договором, заключаемым с посредником в лице УО, выбранной ОСС (п. 9 Постановления № 354).

Однако совершенно не ясно, однако, с какой стати потребитель коммунальных ресурсов (электро— и тепловой энергии, газа и воды) должен получать эти ресурсы на условиях, о  которых колхоз собственников договорится с посредником в лице УО?

Взять, к примеру, электроэнергию. Вырабатываясь тепло-, гидро— атомными и иными электростанциями, она, не попадая на промежуточный склад, тот час же используется конечными потребителями.

Очевидно, что ни на что, кроме удорожания продукции электростанций, посредники, вклинивающиеся во взаимоотношения производителей и потребителей электроэнергии, повлиять не могут.

Отсюда идея отмены положения, согласно которому договор, регламентирующий условия поставки ЖКУ, может считаться заключенным путем совершения КД.

А  с учетом вредной привычки УО вымогать деньги у потребителей, угрожая прекращением жизнеобеспечения помещений, например, путем перекрытия доступа к системам водоотведения (канализации) или порчи электропроводки, внесудебное отключение систем жизнеобеспечения расценивать как уголовно-наказуемое деяние.

Смущает, правда, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 22. Согласно этому документу отсутствие письменного договора между собственником и посредником в лице УО не освобождает собственника от оплаты ЖКУ именно посреднику. Такая, с позволения сказать, правовая позиция с ног на голову переворачивает представление о принципах обязательственного права.

Тем не менее, суды, как об этом свидетельствует практика автора этих строк, удовлетворяют безосновательные требования УО об оплате ЖКУ и в нарушение ст. 56 ГПК РФ не требуют, чтобы УО доказывали законность тех обстоятельств, на которых они основывают свои требования.

А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…

Сначала обратимся к закону. Потому что мы живем в стране, делами которой управляет правовое государство.

А он требует, чтобы договор управления многоквартирным домом (МКД) заключался с управляющей организацией (УО), имеющей соответствующую лицензию, в письменной или в электронной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (ст. 162 ЖК РФ).

Соблюдает ли это требование Правительство РФ?

Нет, не  соблюдает. Правительство допускает, что договор, содержащий положения о предоставлении коммунальных услуг, может быть заключен путем совершения конклюдентных действий, т. е. таких, которые свидетельствуют либо о намерении потреблять коммунальные услуги, либо о фактическом их потреблении.

По мнению правительства, договор, содержащий положения о предоставлении коммунальных услуг, заключенный путем совершения конклюдентных действий, считается заключенным на условиях, предусмотренных правительственному Постановлению № 354 (п. 6).

Можно ли критиковать правительство? Да, можно. Но это нехорошо…

А что поделать, если премьер-министр, юрист, между прочим, и  правительство в целом не понимают разницу между рыночными услугами и продукцией естественных монополий — так называемыми коммунальными ресурсами?

Как полагает правительство, условия поставки коммунальных ресурсов собственникам и пользователям помещений в МКД определяются в договоре управления МКД, заключаемом собственниками помещений с организацией, выбранной в установленном порядке для управления МКД (п. 9 упомянутого Постановления).

Согласиться с таким мнением может только полный профан.

Возьмем, к примеру, электроэнергию, которая вырабатывается электро-, тепло-, гидро— и прочими электростанциями и тотчас же, не попадая на промежуточный склад, поступает к конечным потребителям.

Нужны ли посредники производителям и потребителям электроэнергии? Очевидно, что нет, не нужны. Потому что ни на что иное, кроме как на удорожание продукции электростанций они повлиять не могут.

Вернемся к вопросу о приемлемости конклюдентных действий как способа установления длящихся отношений.

Допустим невероятное, допустим, что, решив изменить любимой жене, за женской лаской автор этих строк обратился к соседке. И, представьте себе, получил желаемое. Но это не значит, что ему повезет и в следующий раз.

А если он, навести соседку, заявит соответствующее требование, сославшись на конклюдентные действия, она, скорее всего, применила бы железный, точнее, чугунный аргумент. В виде сковороды. Или пошлет нахального потребителя…

Нет, не в суд, но  по столь же короткому адресу. А если он применит насилие, то подаст заявление о возбуждении уголовного дела против возбудившегося соседа…

Но, как это следует из судебной (и, на мой взгляд, совершенно порочной) практики, задолженность по жилищно-коммунальным услугам (ЖКУ) все-таки может быть взыскана даже при отсутствии соглашения между потребителем и посредником в лице УО.

Ответчики в своих возражениях на исковые заявления УО нередко ссылаются на отсутствие договора, который только и может обусловливать и конкретизировать взаимные обязательства договаривающихся сторон.

Но, по мнению суда, отсутствие договора не освобождает гражданина от оплаты ласки со стороны УО и оплаты фактически потребленных ЖКУ.

Так ведь вменяемый потребитель никогда не отказываются оплачивать счета на поставку коммунальных ресурсов. Он  просто не желает кормить бесполезных посредников.

Суды же считают, что правоотношения между гражданином, проживающим в МКД, и УО возникают в силу фактического потребления гражданином предоставляемых ему услуг и ресурсов. Дескать, иное означало бы неосновательное обогащение потребителя.

Дело, однако, в том, что обязательства возникают не из правил, составленных третьими лицами, пусть даже таким лицом является правительство РФ. Обязательства возникают либо в силу закона, либо согласно договора, заключенного в соответствии с законом, на  который подзаконный акт никоим образом влиять не может.

Отдельная песня об обязанности оплачивать содержание и эксплуатацию имущества так называемого имущества общего пользования (ОИ), у которого, надо полагать должен быть собственник.

Взыскав задолженность по указанной плате в пользу УО, суд указал, что, как это следует из материалов дела, ряд собственники помещений МКД на своем общем собрании приняли решение о выборе способа управления домом именно данной УО.

И что обязанность собственника вносить плату за потребляемые услуги и ресурсы может возникать не только из договора, заключаемого в письменной форме, но и из решения общего собрания.

А отсутствие письменного договора между сторонами якобы не освобождает ответчика от обязанности оплачивать утвержденные собранием расходы на содержание ОИ.

Колхоз — это, как известно, дело сугубо добровольное. А решения колхозников, надо полагать, не могут распространяться на тех, кто в колхоз пока не вступал.

Но суд так не считает. По его мнению, отсутствие договора с УО не равнозначно отсутствию правоотношений по оказанию ЖКУ, ведь собственник все же пользуется такими услугами в силу расположения находящегося в его собственности помещения в МКД.

Суд, к сожалению, не понимает разницы между жилищными услугами, которые участники соответствующего рынка оказывают или должны оказывать на конкурсной основе, и продукцией естественных монополий.

Отсюда необходимость дискуссии с непременным участием представителей федеральной Антимонопольной службы.

А не обратиться ли нам к премьер-министру РФ Дм. Медведеву с просьбой — во исполнение ЖК РФ отменить подзаконную норму о том, что договор, содержащий положения о предоставлении коммунальных услуг, может быть заключен путем совершения конклюдентных действий.

И, учитывая практику УО вымогательства денег у потребителей путем прекращая жизнеобеспечение квартир, например, перекрывая канализацию или отрезая электропроводку, признать, что внесудебное отключение систем жизнеобеспечения должно таки квалифицироваться как уголовно-наказуемое деяние.

Смущает только Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 22 «О некоторых вопросах рассмотрения судами споров по оплате коммунальных услуг…».

В этом постановлении высказано совершенно сомнительное, с моей — правозащитника точки зрения, положение о том, что отсутствие письменного договора с УО не освобождает гражданина от внесения оплаты потребляемых им услуг и ресурсов посреднику в лице такой организации.

Меня это смущает потому, что такая с позволения сказать правовая позиция с ног на голову переворачивает общепринятое представление о том, что обязательства возникают либо в силу закона, либо добровольного соглашения (договора).

Но, как бы там ни было, суды удовлетворяют требования УО, вымогающих деньги у беззащитных потребителей вне какой-либо зависимости от законности тех обстоятельств, на которых вымогатели основывают свои требования (ст. 56 ГПК РФ).

Таких примеров я мог бы привести достаточно много, но не буду этого делать из опасения переутомить читателя.

Поэтому ограничусь вопросом, вынесенным в заголовок настоящего поста: так, не стоит ли по  поводу всего этого безобразия обратиться в Комитет по вопросам ЖКХ и жилищной политики ГД РФ?

29 июня 2017

Кто учредил РФ?


Вопрос, конечно, интересный. Однако начнем, пожалуй, с правосудия.

Хорошее ли оно у нас? Этого никто не может знать. И лишь потому, что никому не дано право судить суд, который ни от кого не зависит…

Крылатое латинское выражение Justitia regnorum fundamentum в переводе на русский означает, что правосудие есть основа государства.

Ну, что же, попытаемся разобраться в этимологии правосудия.

Слово «правосудие» состоит из двух слогов. Это право и суд.

Право — это совокупность устанавливаемых государством (и им же охраняемых) норм и правил, регулирующих отношения граждан и организаций.

Суд — это и государственный орган, осуществляющий правосудие, и судебное разбирательство, и здание, в котором происходит это разбирательство, и в котором размещается учреждение по имени суд.

Во всяком случае, суд — это государственный орган, поэтому, будучи государственным учреждением, суд служит своему учредителю, т. е. государству. Которое, в свою очередь, представляет некое учреждение.

Оно как и всякое учреждение имеет свой Устав — конституцию. Согласно ей (и Закону «О судебной системе РФ») полномочиями по осуществлению судебной власти наделен Конституционный Суд, суды общей юрисдикции, арбитражные суды, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации и мировые судьи.

Но кто же все-таки учредил РФ? Быть может, народ?

Надо сказать, что изначально термин «народ» использовался для определения близкородственных групп (племен), а в библейской литературе называемых родами, которые, в свою очередь, делились на колена.

Римляне племена «варваров» объединяли в галлов, франков, германцев, даков и т. п. Отсюда Германия и Франция. К слову, мало кто знает, что Париж был основан паризиями.

И  чаще всего объединяющим признаком народа становился язык.

Но, как бы там ни было, единой воли и других признаков субъекта никакой народ не имеет. Это касается, в частности, и российского народа.

Он состоит из граждан Российской Федерации, обладающих лишь теми правами, которыми их наделило это государство.

И уж во  всяком случае никаких прав российский народ, не источает. А это значит, что на  роль учредителя РФ претендовать не может.

Спрашивается, а кто же может?

Любой либерал скажет, что запреты — это плохо. Но не будем спешить с выводами…

Муниципальные образования как бы являются собственником муниципального имущества. Муниципальное образование (МО) города Казани — отнюдь не исключение.

Почему как бы?

Да, потому что в споры, возникающие в связи с каким-либо имуществом, в норме разрешает собственник этого имущества.

А если кто-то не  будет удовлетворен его решением? В таком случае неудовлетворенный субъект может воспользоваться своим правом на доступ к правосудию и обжаловать это решение может в судебном порядке.

Комитет ЖКХ исполнительного комитета МО города Казани (ИКМО) уклоняется от разрешения споров, связанных с муниципальными жилыми помещениями. И, как показывает практика автора этих строк, рекомендует спорщикам обращаться в суд.

Для ИКМО это очень удобно. Но удобно ли это судам?

Взять, к примеру, дело безного практически слепого инвалида I группы Николая Игнатьева, о котором я писал бессчетное количество раз.

Николай так и умер, не дождавшись законности. А его дело завершилось полной и безоговорочной победой постороннего для инвалида гражданина Каюмова.

С ним Комитет ЖКХ ИКМО города Казани, попирая ЖК РФ, заключил договор социального найма. Что городским чиновникам сошло-таки с рук…

Таких примеров в моей практике правозащитника предостаточно. В том числе дело Александры Ильиной, Равиля Гайнуллина, Инны Конопельцевой и т. д.

Судей нередко критикуют за то, что они недостаточно глубоко вникают в рассматриваемые дела, но на это у них физически нет времени…

Участь судей, как я думаю, мог бы облегчить Верховный суд РФ, запретив принимать к производству первичные споры, связанные с муниципальным имуществом и, в частности, касающиеся муниципального жилья.

Это вне всяких сомнений побудит органы МСУ вникать в такие споры.

Естественно, что у стороны, которую не устроит решение органа МСУ, остается право обжаловать решение этого органа в судебном порядке.

Чтобы суд, проверив законность и обоснованность решения органа МСУ, это решение мог отменить, ну, или оставить в силе.

Не  сомневаюсь в том, что такой запрет, снизив нагрузку на суды общей юрисдикции, повысит и оперативность, и качество решений, принимаемых ими в отношении споров, связанных с муниципальным имуществом.

О перспективах России пишу не в первый раз. Но какие перспективы могут быть у страны, не имеющей государственной идеологии.

Дело в том, что пунктом 2 статьи 13 разработчики отечественной Конституции лишили нашу страну права устанавливать государственную идеологию.

Но она все-таки существует. Это служение маммоне, предполагающее обогащение любой ценой. Именно отсюда растут ноги у российской коррупции…

Все отлично понимают, что РФ — это сугубо рыночное государство. Но не все отдают себе отчет в том, что рыночное государство в принципе не может быть правовым.

Потому что в таком государстве все имеет свою цену. Это касается, в частности, чиновников. Но неужели  в России нет таких чиновников, которых не продаются?

Ну, почему же? Неподкупные чиновники у нас есть! Таких чиновников подкупить невозможно потому, что их цена слишком высока для потенциального покупателя…

Как сказано в Евангелии (от Матфея 6:24), никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

Быть может, я и ошибаюсь, на как мне представляется, современная Россия сделала ставку на маммону…

Еще раз о перспективах РФ 

Почему еще раз? Да, потому что, как я уже писал, для развала Россию одной только перестройки оказалось недостаточно. Для этого потребуется комплекс мер.

Одной из таких мер может стать продление договора между субъектом международного права — Российской Федерацией и его частью – демократическим правовым государством Республика Татарстан.

А  теперь новость: Верховный суд Татарстана обязал Министерство внутренних дел России... К чему обязал? Да, какая в сущности разница?!

Главное здесь то, что высшая судебная инстанция одного государства, взаимодействующее с другим государством на договорной основе, к чему-то там обязала МВД этого государства.

Как такое вообще могло случиться?! Надеюсь, что глава РФ пояснит это нам 15 июня с. г. Когда будет общаться с российским народнаселением. Если пожелает. В чем я, знаете ли, несколько сомневаюсь…

26 мая 2017 года авор этих строк проинформировал начальника Отдела полиции № 3 «Зареченский» УМВД России по г. Казани о решении районной прокуратуры.

Последняя, изучив мою жалобу на отказ полиции в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 330 УК РФ якобы в связи с отсутствием события преступления, отказное постановление посчитала необоснованным и по этой причине его отменила.

Внимание начальника ОП-3 я обратил на отсутствие доказательств того, что я действительно являюсь правопреемником своего бывшего страхователя и на то, что этот страхователь на самом деле был должником УПФР.

Такая квалификация действий должностных лиц УПФР, как самоуправство, не выдерживает никакой критики.

Самоуправством можно было бы еще признать действия судебных приставов-исполнителей. Они обязали УПФР удержать 51 тысячу рублей из моей трудовой пенсии на основании постановления УПФР. А не судебного акта, как это должно быть согласно Конституции РФ (п. 3 ст. 35).

Что же касается должностных лиц УПФР, решивших удержать деньги из моей трудовой пенсии, то я их действия расцениваю именно как грабеж (ст. 161 УК РФ).

Надеюсь, что Отдел полиции № 3 «Зареченский» УМВД России по г. Казани должным образом отреагирует на отмену отказного постановления.

Но поскольку удержания из моей трудовой пенсии не являются законными, повторяю свое требование о выдаче районному УПФР предписания. На предмет возврата удержанного из моей трудовой пенсии, поскольку законность этих удержаний УПФР не доказало.

 Прокуратура может разъяснить УПФР право в судебном порядке предъявить мне имущественные требования. Я же оставляю за собой право на обжалование возможного бездействия районной прокуратуры.

Пока проблемное общежитие признаков такого объекта не имеет. Но кто знает, что его ждет в будущем…

Прокурору Кировского района Казани автор этих строк официально заявил о неисполнении федерального нормативного акта. И приложил соответствующую публикацию сайта Эха Москвы.

В публикации говорится, что я потому и обратился к районного прокурора (с просьбой пресечь беззаконие Порохового завода, игнорирующего действующее Постановление Верховного Совета РФ), что второй корпус дома № 15 по улице Можайского находится на территории курируемого им Кировского района.

Напомню, что районная прокуратура мою просьбу переадресовала в спецпрокуратуру Казани, контролирующую соблюдение федерального законодательства особо режимными предприятиями.

Таким предприятием я готов посчитать проблемный корпус, но при определенных условиях…

Пусть сначала этот корпус Пороховой завод оградит колючей проволокой. Под высоким напряжением. А по периметру пустит автоматчиков с собаками. Тогда у проблемного корпуса будут, по крайней мере, внешние признаки особо режимного объекта.

А  пока этого нет, районный прокурор должен принять меры к устранению беззакония, творимого Пороховым заводом. Этого прокурора я предупредил о том, что возможное его бездействие будет обжаловано в судебном порядке.

К автору этих строк, между прочим, руководителю региональной общественной организации обратилась группа граждан, проживающих во  втором корпусе дома №15 по улице Можайского в Казани.

Граждане пожаловались на беззаконие Казанского государственного казенного порохового завода. Этот завод передал в  муниципальную собственность первый корпус упомянутого дома, где в основном и  проживают его сотрудники. А второй корпус удерживает, используя его в качестве заводского общежития. Несмотря на то, что работников завода здесь не более 30%.

Администрация Порохового завода уж предупреждала жителей второго корпуса о необходимости добровольно освободить занимаемые комнаты-квартиры. Но поскольку на это никто не согласился, завод продолжил кампанию по  принудительному выселению жителей, не являющихся его сотрудниками.

22 мая 2017 года Кировский районный суд Казани рассмотрел иска Порохового завода, потребовавшего выселить одну из  семей, проживающих в общежитии. Свое требование Пороховой завод обосновал тем, что второй корпус относится к специализированному жилищному фонду.

Выступив на суде в качестве представителя ответной стороны, я заметил, что статус общежития второй корпус сохраняет незаконно, поскольку истец отказывается исполнить Постановление Верховного Совета РФ от 27.12.1991 г. N3020-1.

А Пороховой завод сослался на то, что члены выселяемой семьи не являются его сотрудниками. Однако лет тридцать тому назад Пороховому заводу это не помешало заселить в общежитие главу будущей семьи.

В 2007 году Пороховой завод, наконец, заключил с этой семьей договор найма, который не прекращен и по сей день. И поскольку истец этот договор суду не представил, судья Виктор Гужов отложил разбирательство на 15 июня.

Он, конечно, мог бы отложить разбирательство и в связи с тем, что ответчик заявил встречный иск. Но судья Гужов этот иск забраковал, что едва ли что-то может изменить…

Да, конечно, государственный суд готов удовлетворить иск государственного Порохового завода так же, как и предыдущие иски подобного рода. А завод продолжит выселять жителей незаконного общежития, пока не выселит всех «посторонних». Если ничего не противопоставить этому беспределу…

Но ничто не помешает возглавляемой автором этих строк общественной организации вступиться за права жителям проблемного корпуса. И мы заявим-таки иск об обязании Порохового завода исполнить федеральный нормативный акт.

Нам, надеюсь, удастся пресечь кампанию по выселению жителей спорного корпуса, посторонних не только для Порохового завода, но и для районной администрации…

Напомню вкратце историю проблемы со вторым корпусом.

Учитывая, что проблемный корпус находится на территории Кировского района, я обратился к прокурору этого района Равилю Вахитову с просьбой пресечь беззаконие Порохового завода, игнорирующего Постановление Верховного Совета РФ.

Однако районная прокуратура это требование переслала в спецпрокуратуру, курирующую особо режимные предприятия. Но та никакого криминала в действиях (бездействии) Порохового завода не  выявила. Обращение в вышестоящие органы прокуратуры никакого результата не  возымело.

20 апреля 2017 года представителей граждан, проживающих в спорном корпусе, приняла руководитель Управления Президента РТ по работе с обращениями граждан Роза Килькеева. Она подтвердила, что все дело в спецпрокуратуре. Которой, на мой взгляд, никакого дела до судьбы второго корпуса быть не должно.

Жители этого корпуса хотели бы собраться, чтобы сообща обсудить возможные пути разрешения возникшей проблемы. С этой целью они обратились к руководителю территориального отделения (ТО) исполнительного комитета муниципального образования города Казани (ИКМО) Сергею Миронову. Которого почему-то именуют главой Кировского и Московского районов Казани. Притом что жители этих районов его не избирали…

Обращение группы жителей я передал г-ну Миронову 16 мая 2017 года. Ознакомившись с этим обращением, руководитель ТО  ИКМО сообщил, что просьбу жителей о содействии с организацией общего собрания он отклоняет. Потому что его, страшно сказать, могут обвинить в сговоре с  жителями общежития.

Руководитель ТО отказал им и в помощи с  помещением для общего собрания. Цинично заявив, что на дворе установилась теплая погода. Поэтому провести общее собрание можно и на открытом воздухе…

Как видим, районная администрация устранилась от защиты граждан, проживающих в проблемном корпусе, что, однако, не помешает нашей организации оказать этим жителям корпуса правовую помощь.

Посмотрим, однако, не предпримет ли  какие-либо действия в защиту этих граждан Аппарат президента суверенного Татарстана, взаимодействующего с Российской Федерацией на договорной основе…

Ну, а если не предпримет, то, что делать, придется апеллировать к главе РФ Владимиру Путину с просьбой дать соответствующее поручение генеральному прокурору.

И если уж республиканская прокуратура, которой генеральная поручила соответствующую проверку, не способна противостоять беззаконию Порохового завода, то, быть может, генеральная прокуратура все-таки сформирует соответствующую комиссию. Которая и постарается выявить причину злостного неисполнения казенным предприятием как бы действующего постановления Верховного совета РФ более чем четвертьвековой давности.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире