eastafeva

Екатерина Астафьева

10 апреля 2017

F

Утром 7 апреля США нанесли ракетный удар по Сирии. Лаконичные строчки в новостных заголовках уже не трогают — слишком давно творится это сумасшествие. Кажется, все это происходит где-то в другом мире, не с нами, так думают многие, так думала и я. Пока не познакомилась вчера с тремя мальчиками из Сирии.

Мальчиков зовут Адель, Момен и Хозаифа. Им по 18-19 лет, они живут в Грайфсвальде. Адель и Момен учатся на курсах немецкого, а Хозаифа ходит в школу. Мы сидим у них в гостях, хрустим чипсами и болтаем о всяком. У них красивые добрые глаза и улыбки, они любят играть в приставку и пить кока-колу. Только они не простые мальчики, они беженцы. Настоящие, такие, про каких мы только читали в газетах.

Момен показывает мне фотографии на своем планшете. «Здесь я был стилистом, это у меня были заказы на фотосессии, а вот я сам был моделью». Снимки словно из модных журналов, у парня явно талант. Я спрашиваю, фотографирует ли он в Германии. «У меня камеры нет, мне пришлось ее сломать на границе, чтобы солдаты не увидели фотографии моей сестры». На очередном снимке Момен обнимает красивую девушку и улыбается. «Это моя бывшая девушка. Она умерла при бомбежке».

Хозаифа смотрит на меня из-под длинных черных ресниц. «Моя семья до сих пор в Сирии. Правда, не вся. Десятилетнего брата убило осколком бомбы». Он помнит точную дату смерти, повторяет ее несколько раз.

«По морю приходилось плыть в переполненных лодках», — рассказывает Адель. Хозаифа добавляет: «Обычно в такую лодку помещается максимум 10 человек, но нас было 30 или 40. Мы спрашивали, чья это нога, чья рука, пошевельнуться было невозможно». Момен рассказывает, как однажды провел 10 часов в открытом море. У лодки сел мотор, и несколько десятков человек просто сидели и ждали, пока их кто-нибудь найдет.

«Через границу приходилось бежать. С собой лучше было иметь нож — на всякий случай, мало ли, что могло в пути случиться». Приходилось опасаться не только пограничного контроля, но и мафиози. «Как-то раз я заплатил деньги за лодку, а мафиози приставил мне пистолет к виску и сказал: ты никуда не поедешь», — медленно рассказывает Хозаифа.

«Сейчас мы спокойно говорим об этом, смеемся. Но на самом деле это был кошмар». Они не видели свои семьи уже два года, они не знают, увидят ли их когда-нибудь снова. Но я смотрю на них, на этих милых мальчиков, и не понимаю, как они это все вынесли. Больше всего мне хотелось их обнять, пожалеть, сказать, что все-все у них будет хорошо. Момен станет известным фотографом, Адель — специалистом IT. Им в жизни один раз уже так сильно не повезло, что больше ничего плохого с ними просто не может случиться.

2716508
На фото: Эдуард (Германия), Адель (Сирия), Момен (Сирия)

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире