dms67

Дмитрий Славин

15 мая 2017

F
Все вроде бы уже в курсе, что Правительство Москвы с упорством, достойным лучшего применения, пытается продавить свою программу реновации, связанную с необходимостью сноса многоквартирных домов. От разнонаправленных митингов уже не протолкнуться. Город «встал на уши».

Только ленивый не высказался о том, что законопроект о реновации содержит в себе положения, противоречащие Конституции, жилищному и гражданскому законодательству.
Всем также уже известно, что Правительство Москвы, осознав, что малость погорячилось, пытается что-то подкорректировать в законопроекте, в том числе, в части равноценного возмещения собственникам изымаемого в связи с предполагаемым сносом жилья имущества, денежных компенсаций, права на судебную защиту и прочих мелочей.

Правительство Москвы даже осознало, что учет голосов собственников должен производиться не по принципу простого большинства голосов и заявило, что теперь решение об участии в программе должны принять 23 голосов собственников многоквартирного дома, который пойдет под снос.

Но все это не решает проблемы.

Фактически снос дома с последующим расселением бывших собственников в другие, новые дома, означает отчуждение имущества, находящегося в общей долевой собственности (общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме). Т.е. если условные 10 собственников владели в известных долях правом собственности на земельный участок, стены, перекрытия, фундамент, помещения общего пользования в своем доме, то после его сноса право общей долевой собственности у них прекращается.

Что эквивалентно уменьшению размера общего имущество до нулевого значения.

И тут-то кроется фундаментальное, на мой взгляд, непреодолимое препятствие.

Допустим за включение в программу (снос дома и расселение) проголосовали 9 собственников из 10 возможных. Квалифицированное большинство.
По мысли московского Правительства вопрос решен и можно подгонять экскаваторы к стенам вожделенного объекта недвижимости.
Что значит один человек против девяти? Один должен подчиниться воле девяти, ведь правда?
Как писал Маяковский: «Единица, кому она нужна? Голос единицы тоньше писка…»

Это так, но только не в этом случае.

В соответствии с частью 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Т.е. может быть 9, 90, 900 человек «За», а один «Против», но Основной закон стоит на страже его индивидуальных прав и свобод.
Ограничены эти права и свободы могут быть только федеральным законом, и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 2 ст. 55 Конституции РФ).

Моей персональной фантазии не хватает на то, чтобы придумать обоснование ограничения прав собственника, обусловленное желанием его соседей переехать в другой дом и другую квартиру.
На такое желание возражение простое: хотите — переезжайте. За свой счет и куда пожелаете. Препятствия отсутствуют. В Москве полно не проданных застройщиками квартир. Вам будут рады.
Про конституционный строй и безопасность государства говорить не стану, т.к. еще сложней представить себе пятиэтажку, угрожающую основам этого строя и безопасности страны.
Жизнь и здоровье — это святое. Эти права повесомее права собственности. Но для их обеспечения никаких реноваций выдумывать не надо. Все уже давно придумано. Правда, не так выгодно, как хотелось бы московскому Правительству.

Но, оставим Конституцию, в свете последних событий выясняется, что ее даже собраться и хором почитать нельзя. Надо сначала согласовать сие публичное мероприятие.

Но есть еще парочка препятствий.

Согласно пункту 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Указанное право охраняется статьей 35 Конституции, о которой уже много говорили.
В соответствии с частью 1 статьи 246 ГК РФ, распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.
Всех — это значит не девять из десяти, а всех десяти. И не меньше.
Изменение этой нормы Гражданского кодекса представляется невозможным, т.к. ведет к подрыву основополагающих норм вещного права.

Но и это не все.

Выше сказано, что снос ведет к уменьшению общего имущества. До нуля.
Часть 2 статьи 36 Жилищного кодекса говорит, что собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.
Вот тут мы как раз получаем прямую взаимосвязь жилищного и упомянутого выше гражданского законодательства.
А часть 3 статьи 36 Жилищного кодекса нам повествует о том, что уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в данном доме путем его реконструкции.

Вот она, реконструкция, о которой многие говорили и которая, по мнению многих, в том числе, Сергея Семеновича Собянина, требует квалифицированного большинства в 2/3 голосов собственников.
Но реконструкция реконструкции рознь. Если реконструкция ведет к увеличению общего имущества, то за нее достаточно проголосовать 2/3, а в некоторых случаях (когда не реконструкция, а, к примеру, модернизация) и вовсе более 50% собственникам (точнее, их голосам, что часто путают).

Но когда речь идет ОБ УМЕНЬШЕНИИ общего имущества, закон требует согласия ВСЕХ собственников. Без исключения.

Единственный возможный вариант реновации, который можно придумать без изменения указанных норм конституционного, гражданского и жилищного законодательства — это вариант с переселением ВСЕХ собственников одного дома в квартиры не меньшие по размерам и стоимости, находящиеся ТОЖЕ В ОДНОМ доме. И при этом учитывать, что размер и стоимость доли каждого собственника в общем имуществе, включая долю в праве на земельный участок, в новом доме, должны быть не меньше, чем то же самое в старом доме.
Тогда можно обойтись теми 23 голосов, о которых в последнюю неделю вспомнили в Правительстве Москвы.

Но такой вариант представляется совершенно фантастическим и абсолютно не выгодным с экономической точки зрения.




27 сентября 2016

Страшный суд

Совсем недавно вновь побывал в Италии.
История с «порнографической выставкой» в Москве заставила вспомнить особенно остро то, о чем не раз задумывался в течение последних десяти лет.
Был такой Беннито Муссолини. В общем-то считающийся родоначальником понятия «фашизм».
Правда фашизм «по Муссолини» это немного другое, чем то, с чем пришлось столкнуться Европе и России после прихода к власти Гитлера, но все же это фашизм.
Так вот, родоначальник фашизма Муссолини заключил 11 февраля 1929 г. договор между папой Римским и итальянским государством (Латеранский договор).
Католической церкви этот договор был безусловно выгоден, т.к. он положил конец многовековым спорам между церковью и Италией относительно статуса Ватикана. Ватикан был признан государством с территорией около 44 гектаров, границами, собственной армией и прочими государственными причиндалами.
Муссолини за это имел благословение церкви на все свои действия, в том числе и на войну. Ватикан даже предоставлял заем Муссолини на военные нужды.
Но для простых смертных Латеранский договор, действующий и по сей день, оказался тоже не бесполезным.
Одним из условий этого договора стало то, что каждый, подчеркиваю, каждый, вне зависимости от расы, национальности и религиозной принадлежности, кто пожелает увидеть сокровища папских музеев, будет допущен на территорию государства Ватикан беспрепятственно.
Замечу особо, что допуск на территорию государства производится без выдачи въездных и выездных виз, но под пристальным контролем полиции и, вероятно, таможни (вероятно потому, что сам не углядел, но намекали, что таковая имеется).

Одним из самых поразительных сокровищ Ватикана, на мой взгляд, является Сикстинская капелла, а точнее ее стены, расписанные фресками работы гениального Микеланджело Буанаротти.
Впервые для росписи купола Сикстинской капеллы Микеланджело был приглашен папой Климентом VII. Причем, легенда гласит, что папа внял советам, которые давались со злым умыслом. Микеланджело был скульптором, а фреска, это совсем другой вид искусства. Советчик рассчитывал на позор Микеланджело, который, по его замыслу не должен был справиться с работой.
Однако гении, подобные великому Буанаротти, рождаются, наверное, не каждое тысячелетие.
Микеланджело, работая совершенно один, за четыре года создал творение, которое, как мне кажется, будет восхищать человечество еще многие века.
Приступая к работе,Микеланджело поставил условие: за его работой никто не будет смотреть. В помещение доступ был разрешен исключительно папе Клименту VII. Лишь он один мог наблюдать за тем, как рождается чудо.
Работа Микеланджело настолько потрясла Климента VII, что спустя короткое время он предложил Микеланджело расписать стены Сикстинской капеллы. По его замыслу на алтарной стене капеллы должна была появиться роспись «Воскресение».
Однако Климент VII умер на второй день после приезда Микеланджело, а его преемник, папа Павел III, поддержав своего предшественника в замысле о росписи и его исполнителе, изменил тему.
Поэтому на алтарной стене Сикстинской капеллы изображена сцена Страшного суда.


Описанию этого потрясающего по своей силе произведения посвящено много слов.
Но мне, в свете сегодняшнего дня, все время вспоминаются два эпизода.

Микеланджело на этот раз запретил кому-либо следить за своей работой и творил в полном одиночестве. Даже папе Павлу III был запрещен вход в капеллу.
Когда работа была закончена почти полностью, Микеланджело позволил папе и его окружению взглянуть на работу.

Папа Павел III был настолько потрясен, что в ужасе упал на колени перед фреской, умоляя Господа не вспоминать о его грехах в день Суда.
Ведь Микеланджело, вопреки существовавшей традиции, изменил понимание Страшного суда и, вместо торжества Справедливости над Злом, изобразил сцену бессилия человека перед лицом Судьбы, представив религиозную тему как человеческую трагедию гигантского масштаба, когда Второе пришествие Христа становится днем гнева и ужаса, борьбы страстей и безнадежного отчаяния.

Но что вызвало больше всего споров и критики, так это то, что всех, абсолютно всех персонажей фрески Микеланджело изобразил обнаженными, чего, особенно в те времена, церковь не просто не одобряла, а прямо запрещала.
В ответ на критику Микеланджело приводил простой довод: в день Страшного суда человеку невозможно ничего скрыть, а значит одежда ему ни к чему.

Наиболее злобствующему критику — церемониймейстеру папы Бьяджо да Чезена, который измучил папу Павла III упреками в том, что тот допускает нахождение в святом месте фрески, более подходящей для бани, Микеланджело отмстил изысканно.
Он, заканчивая фреску, поместил персонаж с лицом да Чезена в правый нижний угол фрески, в самую пучину Ада и украсил его ослиными ушами царя Миноса.
Причем на фреске Микеланджело только да Чезена «одет».
Его обнаженное тело обвивает гигантская змея, которая впивается в то самое место, которое да Чезена полагал непристойным для обозрения.

Мольбы да Чезена к папе о том, чтобы тот заставил Микеланджело убрать его изображение остались тщетны.
Папа, не без юмора отвечал: если бы он поместил тебя наверху (в Раю), то я еще мог бы что-то сделать, а внизу — я бессилен.
Когда к власти в католической церкви пришел папа Павел VI, то он пытался заставить Микеланджело «прикрыть срамные части». На что Микеланджело отвечал: «передайте папе, что это дело пустячное. Пусть он наведет порядок в мире, а навести порядок в живописи можно быстро».

Уже после смерти Микеланджело в живописи «порядок навели» не трогая «мир».
Работу поручили Даниеле да Вольтера, большому почитателю Микеланджело. Он изобразил всем персонажам всевозможные тряпочки, прикрывающие наготу, за что получил прозвище «брачетоне» (рисовальщик штанов), но особой славы не заслужил.
Кстати, Миноса (да Чезена) да Вольтера не тронул и оставил в первозданном виде.

После да Вольтера еще несколько раз пытались «привести искусство и религию к взаимному согласию», дорисовывая «штаны» на фреске Страшного суда.
Один раз даже дошли до того, что хотели сбить фреску совсем, но Римская Академия Святого Луки «встала грудью» и отстояла гениальное произведение.

Так ханжество и глупость на время победили искусство и одухотворенность.

Но… капелла все еще стоит, люди туда все еще ходят, функцию религиозной святыни она исправно исполняет. В 1981-1994 году фрески Микеланджело реставрировали, т.к. уж очень сильно их закоптило свечами за эти века. И все вдруг узнали, что Микеланджело писал очень яркими, радостными красками, а не угрюмыми и темными, как казалось долгое время.
И большую часть нарисованных «штанов» реставраторы тоже убрали. Остались только те, которые в самом начале дорисовал да Вольтера.
Не зря же он был учеником и почитателем Великого Мастера.

Вопрос в заглавие вынесен риторический.
Не в том смысле, что ответа нет или он не требуется, а в том, что он очевиден.

Указ Президента РФ от 01.04.2016 № 147 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 — 2017 годы» содержит в себе следующие строки:
Мероприятия настоящего Национального плана направлены на решение следующих основных задач:
Руководителю Администрации Президента Российской Федерации, председателю президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции:
организовать рассмотрение на заседаниях президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции вопросов:
о результатах работы органов внутренних дел Российской Федерации по недопущению и пресечению фактов нецелевого использования и хищения бюджетных средств.

Статья 33 Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ (ред. от 09.03.2016) «О политических партиях» (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.03.2016) в части 3 говорит, что общий объем средств федерального бюджета, выделяемых для государственного финансирования политических партий, не может быть менее двадцати рублей, умноженных на число избирателей, включенных в списки избирателей на ближайших предыдущих выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации либо выборах Президента Российской Федерации.
Пункт «а» части 5 той же статьи сообщает, что политические партии имеют право на получение средств федерального бюджета, если федеральный список кандидатов, выдвинутый политической партией на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, получил по результатам выборов не менее 3 процентов голосов избирателей, принявших участие в голосовании по федеральному избирательному округу.
Пункт «а» части 6 той же статьи уведомляет, что государственное финансирование политических партий, принимавших участие в выборах и подпадающих под действие пункта 5 настоящей статьи, осуществляется по результатам выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации — ежегодно в размере ста десяти рублей, умноженных на число голосов избирателей, полученных федеральным списком кандидатов, выдвинутым политической партией.

Теперь рассмотрим два варианта.
Вариант 1:
При проведении выборов установлено и документально зафиксировано, что в пользу одной из партий произведен вброс бюллетеней.
Нарушение пресечено. При условии, что правонарушение имело место, мы имеем покушение на совершение преступления. Потому как, если злоумышление осталось бы не выявленным, то соответствующая политическая партия получила бы право требовать бюджетного финансирования в объеме 110 рублей умноженных на каждый вброшенный бюллетень. В год.

Вариант 2:
При проведении выборов установлено, что имеются основания полагать (не мое, это любимая фраза правоприменителей) за определенную политическую партию осуществлен вброс бюллетеней.
Нарушение не пресечено. Но имеются основания полагать, что оно имело место, и здесь не очень важно насколько эти основания существенные, т.к. речь идет о немалых средствах государственного бюджета.
Если те, кто утверждает, что за «Единую Россию» вброшено порядка 12 миллионов голосов, правы, то «Единая Россия» получит 12 000 000 Х 110 = 1 320 000 000 (Один миллиард триста двадцать миллионов) рублей в год. За пять лет эта сумма составит 6 600 000 000 (Шесть миллиардов шестьсот миллионов) рублей.
Бюджетных средств.
Которые формируются, в том числе, из налоговых отчислений граждан.

Председателем партии «Единая Россия» является гражданин Медведев Дмитрий Анатольевич. Который, если мне не изменяет память, сообщил нашим вновь обретенным согражданам о том, что «денег нет, но вы держитесь».

Это бюджетных денег нет.

Расследовать обстоятельства, о наличии которых имеются основания полагать, думаю никто не станет. Настолько сумасшедших там нет.

Поскольку Дмитрий Анатольевич одновременно является Председателем Правительства Российской Федерации, в бюджете которой «денег нет», то у меня есть альтернативное предложение:
В ранее упомянутой статье 33 ФЗ № 95-ФЗ есть часть 10, согласно которой политические партии вправе отказаться от государственного финансирования, предусмотренного настоящей статьей. В случае отказа политической партии от государственного финансирования денежные средства, выделяемые политической партии из федерального бюджета по результатам выборов, остаются в федеральном бюджете.

Дмитрий Анатольевич имеет богатый шанс сэкономить бюджетные деньги и облегчить жизнь пенсионеров, для которых «денег нет».

В свое время Ильф и Петров устами Остапа Бендера утверждали, что 500 рублей спасут гиганта мысли и отца русской демократии.
Господь с ними, с гигантами и отцами демократии. Но 6 600 000 000 рублей вполне могут если не совсем спасти, то существенно облегчить жизнь многим пенсионерам.

Или я не прав?
29 октября 2015

Легенда меняется

27.10.2015
Минфин изменил мнение об учете взносов предпринимателем на УСН, у которого нет работников.
Такие лица не вправе уменьшать налог и авансовые платежи на сумму взносов в ПФР, эквивалентную 1% от годового дохода свыше 300 тыс. руб. Ранее ведомство полагало, что данная сумма является частью фиксированного размера страхового взноса, на которую уменьшается налог. ФНС соглашалась с этим.
Согласно новой позиции Минфина вычесть можно только увеличенное в 12 раз произведение МРОТ и страхового тарифа.
Документ: Письмо Минфина России от 06.10.2015 № 03-11-09/57011

Чиновники любят писать письма.

Когда-то давно М.М. Жванецкий хорошо сказал по аналогичному поводу: «Константин, застегнитесь, спрячьте свою нахальную татуировку с этими безграмотными выражениями. Вы все время пишете что-то новое. Если вы ее не выведете, я вас отстраню от работы».

Насчет безграмотности — это он зрит в корень. Давно создалось впечатление, что российские законы пишутся то ли в пьяном угаре, то ли с хорошего похмелья. Иным невозможно объяснить абсурд и нелепость, которую можно найти практически в каждом из свежеиспеченных законов.
Зато они (законы) дают обширное поле деятельности всевозможным «письмописцам», которые, в зависимости от текущей конъюнктуры, начинают разъяснять всем подряд подчиненным, как следует читать русские слова и буквы и где именно в них ставить ударения.

Сколько раз я слышал о том, что вот буквально с завтрашнего дня в налоговое законодательство перестанут вносить изменения? Несть числа.

Каждый квартал из соседней комнаты, где сидит милая женщина — бухгалтер, мать двоих детей, между прочим, разносится площадный мат, который сопровождает прочтение очередных разъяснений, писем, рекомендаций и прочей ахинеи, которую рассылают бухгалтерам всевозможные лавки, специализирующиеся на обобщении изменений и поправок в действующее налоговое законодательство.

Замечу, что далеко не всегда само законодательство меняется. Чаще всего меняется «позиция ведомства, органа, etc.»

Одна моя знакомая по таким поводам говорит: «Позиция — это в Камасутре». Я солидарен.

Ребята, всему есть предел.
Я понимаю, что стране, которая ведет войну с «внешним врагом», принуждая его к миру, с всеобщим врагом-террористом, выполняя героическую миссию по прокладыванию пути к миру во всем мире, с «внутренним врагом» — пятой (или какой там по счету) колонной, которая раскачивает галеру и не дает спокойно грести рабам, отчаянно требуются не просто деньги, но финансы.
Но там ли государство ищет источник своего благополучия? Мидас имел ослиные уши и обыкновение все превращать в золото. Государство вполне вероятно имеет первое. Вторая особенность у него похожа по принципу действия, но противоположна по результату воздействия.

Господа из Минфина.
Попробуйте написать новое письмо, в котором обоснуйте, что МРОТ, из которого образуется «фиксированная», по-вашему мнению, часть взносов в ПФР, изменяясь каждый год, более фиксирована, чем 1 (один) процент, которым определяется «не фиксированная» часть взносов. При том, что этот процент высчитывается тоже с периодичностью в один год.

Объясните людям, почему буквы «МРОТ» — фиксированные, а цифра «1» — не фиксированная.

А еще лучше — ничего не пишите, а попросите адресатов ваших писем забыть о том, что вы им писали. Потому как письма — это не законы и даже не нормативные акты. Если ваши подчиненные их читают, то это совершенно не означает, что их должен читать налогоплательщик. А вот в суд подать на вас за введение налогоплательщиков в заблуждение — очень чешутся руки.

Уж очень ваши письма об «изменившейся позиции» напоминают старый советский КГБшный анекдот:

Молодого лейтенанта, понравившегося дочке начальника управления, вызывают к руководству и сообщают: «Вас решено откомандировать в Париж. Цель задания — медленное, постепенное вхождение в среду миллионеров с последующей длительной консервацией. Выходить на связь первые пять лет с вами вообще не будут.
Легенда: вы молодой миллионер, владелец особняков и яхт, прожигатель жизни…»
Лейтенант, естественно, от радости начинает крепко бухать, проставляется сослуживцам, и в процессе пьянки называет начальника управления «старым м*даком».
Через день его снова вызывают к руководству и сообщают: «Бухгалтерия смету не утвердила, поэтому легенда меняется: вы — нищий одноглазый карлик-педераст, живущий под мостом. Цель задания прежняя — медленное, постепенное вхождение в среду и адаптация на новом месте…»

В данном случае речь, скорее, не о костре, а о фитиле.
Посему последствия «догорания» будут иными. Догоревший костер оставит золу, которую, как следует из той же песни, «ветер развеет без следа». Догоревший фитиль приводит к другому. Обычно — к взрыву.

Не стихают бурные обсуждения относительно платы за капитальный ремонт. «Отрадно», что остро вопрос встал лишь после того, как указанная графа появилась в платежных документах жителей столицы нашей героической Родины.
С одной стороны — понятно. 15 рублей с квадратного метра — не баран начихал, особенно с учетом тарифов на содержание и текущий ремонт, которые в той же столице в полтора — два раза ниже, чем, к примеру, в соседней Московской области. Т.е. арифметика простенькая: при тарифе на содержание в 25 руб./кв.м дополнительные 15 рублей с того же квадратного метра увеличивают плату за содержание имущества в полтора раза, а общую сумму коммунальных платежей — примерно на 25-30%. В Московской области (беру этот регион ввиду того, что мне тут все известно в деталях) пропорции иные: тариф на содержание — 32 руб./кв.м. (это в среднем до 1 июля), ставка за капитальный ремонт (действующая) 7,80 руб./кв.м. Согласитесь, не в полтора раза больше, а всего-то на 24%. А общий рост коммунального платежа и вовсе «незначителен» — процентов 10 всего. Терпеть можно, казалось бы.

Вот в этой-то арифметике вся суть взрывоопасной смеси. Недальновидно было в городе, где проживает почти 10% населения страны, так существенно увеличивать расходы этого населения. Чревато. Хотя объяснимо. Жилищный фонд Москвы, который надо было ремонтировать не вчера, а лет 30 назад, огромен. А денег на это нет даже в московских масштабах. Шутка ли, только МКАД 25 лет строим и все никак не закончим. Деньги же не мыши, сами не размножаются.

Собственно, на этом можно было бы и закончить, предварительно сделав прогноз, что тариф на кап. ремонт сейчас быстренько приведут к общему знаменателю с общефедеральным средним значением и вся смута рассосется. Типо, вырвут фитиль из этой бомбы.

Так-то оно так, да не все настолько просто.

Основная проблема в том, что до сих пор мало кто вообще понимает, что такое эти платежи и как к ним относиться. С чисто юридической точки зрения.

Попробуем максимально просто и сжато рассмотреть вопрос под этим углом зрения. И только в части содержания имущества, т.е. без коммунальных услуг (воды, газа, отопления, etc.)

Известно, что собственник обязан нести расходы по содержанию своего имущества.
Суды у нас считают, что это обязательные платежи. Кто им это подсказал — не знаю, лично мое мнение — им так проще рассматривать споры. На самом же деле, обязанность нести расходы по содержанию имущества, это всего лишь обязанность приобретать услуги и работы по содержанию, либо своими силами и за свой счет производить эти услуги и работы.

Обязательные платежи — это налоги, сборы и платежи в бюджет в соответствии с требованиями закона. А оплата приобретенных услуг — это расчеты по договору возмедного оказания услуг.

Разница крошечная.
В первом случае взыскатель не обязан обосновывать взыскиваемую сумму документально, достаточно сослаться на нормативный акт. А вот во втором случае надо бы представить документальное подтверждение того, что: а) услуги оказаны; б) работы произведены и приняты; в) в этой связи взыскателем понесены расходы; г) у него есть основанное на законе и договоре право требования.
Перечень не полный, но это основное.

Так вот, уже давно в суды по спорам связанным с ЖКУ никто никаких документов не приносит. Что превращает плату за услуги в обязательный платеж в адрес частного лица (т.е., не в пользу государства). Иными словами — в оброк или дань.

Это, что касается содержания текущего.
С капитальным ремонтом — вообще интересно.
Гражданский кодекс, который регулирует, в том числе, имущественные отношения граждан и государства, говорит о том, что имущество (вещь) может быть: а) недвижимым (дом, квартира, земля и т.п.); б) движимым (все остальное, в т.ч. деньги). Еще Гражданский кодекс говорит о том, что если вещи соединены таким образом, что их раздельное использование невозможно, то они представляют в правовом отношении единую сложную вещь. Со всеми вытекающими последствиями.
Так как в отсутствие недвижимого имущества невозможно возникновение обязанности по оплате его содержания, то искомое имущество (дом, квартира и т.п.) и средства, затрачиваемые на его содержание, являются сложной вещью и не могут существовать отдельно.

Отсюда следует простенький вывод: деньги, которые граждане затратят на содержание своего имущества, перейдут к другому собственнику только после того, как граждане получат что-либо взамен (работу, услугу, иное равноценное имущество). Если же предполагается, что оплаченная услуга или работа будет оказана в будущем, то перехода права собственности на деньги не происходит.
Говоря словами классика: «Утром деньги — вечером стулья, вечером деньги — утром стулья». Все прочее — аванс.
То есть, те средства, которые гражданин заплатил в фонд капитального ремонта, продолжают оставаться его собственностью ровно до того момента, пока он не получил равноценное возмещение. А распоряжаться собственностью согласно ст. 35 Конституции РФ имеет право только собственник. Либо самостоятельно, либо совместно с другими лицами. Чтобы кто-то получил право распоряжаться чужой собственностью, этот кто-то должен располагать полномочиями, которые возникают у него не в силу закона, а в силу волеизъявления собственника. А право на такое волеизъявление у нас, казалось бы, должно охраняться законом.

И вот тут начинается самое интересное.

Если деньги в фонд капитального ремонта собираются на специальном счете, который открыт для конкретного дома — все в порядке. Эти деньги никто, кроме собственников, потратить не может. Ни при каких условиях. Они являются их общей долевой собственностью, на них начисляются проценты в соответствии с договором банковского счета, которые тоже идут в доход собственников.
Более того, если гражданин решит продать квартиру, то сумма, заплаченная им в фонд капитального ремонта, при условии, что эти деньги никак не расходовались, подлежит включению в стоимость продаваемой квартиры в размере, пропорциональном его доле в общей собственности. Потому как закон говорит о том, что право собственности на средства фонда следует праву собственности на недвижимое имущество.
Если совсем просто: продавая квартиру, гражданин продает и средства, накопленные в фонде капитального ремонта. Цена, ясное дело, договорная.
Вот тут как никогда уместно говорить о штрафах, пенях и прочих мерах принуждения. Если все платят, а один (два, три, пять) нет, это причиняет вред тем, кто платит и подлежит возмещению. Потому как то, что заплачено каждым собственником, пропорционально распределяется между всеми, имеет свое численное выражение и может быть реализовано (продано). Ничего не потратить, но получить имущество и возможность его продажи — это не правильно.

Совсем другой компот, если деньги собирает уполномоченная органами власти структура — региональный оператор. Тот самый пресловутый «общий котел».

Для начала неплохо было бы понять, кто и каким образом уполномочил эту структуру на управление чужим имуществом? Я не слышал о том, чтобы кому-то предлагали рассмотреть условия договора доверительного управления. Полагаю, что никто не слышал. И даже знаю почему.

Потому, что в силу п. 2 ч. 1 ст. 179 Жилищного кодекса РФ  имущество регионального оператора формируется за счет платежей собственников помещений в многоквартирных домах, формирующих фонды капитального ремонта на счете, счетах регионального оператора.

Вот тебе и раз!

Граждане еще ничего не получили, но право собственности на свое имущество уже утратили, т.к. это уже не их имущество, а имущество некоего фонда, учрежденного органами государственной (региональной) власти. А коль скоро это не их имущество, то и распоряжаться им они не имеют права. Не могут получать доход от размещения своих средств на счете в банке. Не имеют права распорядиться этими средствами по своему усмотрению. Продать тоже не могут.
Зато фонд пресловутый — может распоряжаться, хочет и распоряжается. Как ему заблагорассудится.

Вы мне возразите: как, мол, так? Не как хочет, а как в законе написано.

Опять согласен. Но в законе о пенсионном фонде тоже много чего написано, а распоряжаются им, как захотят.

Давайте опять заглянем в наш любимый Основной закон. В ту же 35 его статью, в часть третью.
Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Имущества уже лишили и без всяких решений суда. Нужды, для которых лишили, ясное дело, государственные, т.к. тратятся эти деньги на те обязательства, которые забыло исполнить государство. О предварительном возмещении говорить не стоит, наверное. Будет глупо. О равноценности возмещения можно помечтать. Но я бы у такого мечтателя попросил бы справку о его психическом здоровье.
Долго пытался самоидентифицироваться и, наконец, мне это удалось.

Я — иностранный агент. Прошу официального признания.

Согласно части 6 статьи 2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» по организацией, выполняющей функции иностранного агента, понимается некоммерческая организация, получающая финансирование или иное имущество от всего подряд иностранного и занимающаяся при этом политической деятельностью.
При этом под политической деятельностью понимается в той же статье все что угодно, если оно направлено на оказание воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Во-первых, я организация. Потому, как действую организованно и в большинстве случаев не один, а в составе группы лиц. А государственная регистрация в качестве юридического лица для меня не обязательна. Регламент деятельности у меня также имеется и мои «подельники» с ним согласны. Пусть он будет уставом.

Во-вторых, имущество, которое используется мною в моей деятельности, совершенно определенно имеет зарубежное происхождение. Штаны, ботинки, часы, очки, компьютер, телефон и даже бумага, на которой я пишу — получены мною вовсе не от отечественного производителя. Скажете: «Так ты ж все это купил?!». Отвечу: «Не все». Кой-чего подарили. Конкретно для целей осуществляемой деятельности. (Nota bene! Надо пойти налоги заплатить, наверное).

В-третьих, все, чем я занимаюсь — политическая деятельность, направленная как раз на то самое, на подрыв устоев, на оказание воздействия, на изменение ИМИ, проводимой ИМИ государственной политики.

Суд — это орган государственной власти. Спорить можно, но не со мной, а с Конституцией. А я систематически (ладно бы пару раз, а то со счета сбился) хожу и пытаюсь оказать воздействие на этот орган, чтобы он изменил проводимую им политику. Это я к тому, что если я подаю жалобу на решение суда, то я хочу, чтобы там (в решении) что-то поменялось. А что суды давным давно принимают решения, руководствуясь не законом, а политикой, не писал разве что ленивый, не умеющий, к тому же, писать.

Государственная жилищная инспекция — тоже орган. Государственный. Надзорный. Я тоже на него оказываю воздействие. При помощи другого органа, который указан абзацем выше. И с той же целью. Хочу, чтобы они изменили проводимую ими государственную политику и вместо бездействия (полного и исчерпывающего) начали наконец-то хоть что-то делать. Поэтому с целью оказания вышеупомянутого воздействия я провел политическую акцию в составе группы лиц числом 33 (тридцать три) в одном из районных судов города Москвы и акция моя увенчалась успехом. Оказалось, что упомянутый надзорный орган бездействует, что это, с точки зрения другого государственного органа, неправильно, и что проводимую ими политику бездействия надо изменить на прямо противоположную.

Лирическое отступление:
Суть проста. Сталкивался с этим почти каждый, кто покупал жилье. Некий застройщик в Московской области (название не указываю, ибо реклама) построил целую кучу домов. Целые микрорайоны. В данном случае речь идет о Балашихе. После этого застройщик, посчитав, что вне зависимости от того, что дома им проданы гражданам, ничто не мешает продолжать извлекать из этого имущества прибыль, создал ТСЖ. Понятно. что членом ТСЖ оказался только сам застройщик. Но, т.к. правообладателем (даже будущим) застройщик не был, то ТСЖ он создал, а в каких домах — не указал. Типо, одно на всех. И уже построенные, и еще планируемые. Потом пристегнул к этому ТСЖ свою же управляющую компанию и она благополучно «оказывает услуги». Какие именно — за восемь лет никто понять так и не смог. На запросы извне данные товарищи не реагируют. Но деньги исправно получать желают.
Т.к. застройщик крупный, то отношение к нему у административных органов — благоговейное. Какие уж тут проверки.
А граждане — желают. Вот и сделала вид жилищная инспекция, что проверила. Даже сделала вид, что предупредила и пообещала наказать.
Но суд с ней (с инспекцией) не согласился, т.к. ТСЖ она проверила, а вот в каких домах оно создано — ответить не смогла (а это ключевой вопрос), а управляющую организацию вообще решили не проверять. Понятное дело, ведь там деньги. ТСЖ — что? Ширма. Им можно сейчас и пожертвовать. А отрывать головы золотоносным курицам — это не стиль русского чиновника.
Поэтому, несмотря на состоявшееся решение суда…

Менять они ничего не стали, но вопрос ведь не в этом, правда? Вопрос в моей деятельности. А она совершенно определенно политическая и совершенно точно осуществляется с использованием дарованного имущества иностранного происхождения.

Администрация города — тоже орган. Правда не государственный, но не будем придираться. Прокуратура — точно государственный орган. Министр — хоть и не орган сам по себе, но возглавляет, натурально, — орган. Губернатор — совершенно точно орган.
А я, руководимый подрывными помыслами, иду опять же в суд с наглым требованием об изменении проводимой ими политики.

Опять лирическое отступление по той же причине:
Был в Балашихе парк, березовая роща. Целых 12 гектаров. В 1945 году в нем руками вернувшихся с войны была сделана детская площадка. Назвали незатейливо — «Чебурашка». Понятно, что не во все парке. На большей его части люди просто гуляли.
Трудами нескольких поколений балашихинской администрации за последние 15 лет от парка осталось 2, 5 гектара. С площадкой. Собственно, только она и осталась. На остальной части та самая администрация (бывшая и действующая) проживает.
В ноябре 2014 за неделю рядом с детской площадкой вырыли котлован (а там, к слову сказать — газовая труба с приличным давлением) и залили фундамент. На вопросы о разрешениях и основаниях — мудро кивали в сторону начальственных заборов.
Потом выяснилось, что разрешений никаких нет, а есть желание мамы одного чиновника (не называю, ибо реклама) построить часовню. У мамы, впрочем, есть гектара четыре бывшего парка, но это ж ее гектары. А тут — ничьи, дикие. Грех не построить чего-нибудь.
Потом начался скандал, все перипетии которого можно найти в интернете. Подключилось местное духовенство, прокуратура отключилась напрочь, правительство Московской области все подряд согласовало, администрация (вместе с мамой) счастлива. Все законно. Хотя…


Хочу, чтобы в городском парке гуляли люди и играли дети, а не велась непонятная стройка в отсутствие каких-либо документов (это от администрации я хочу).
Еще хочу, чтобы прокуратура сказала администрации, что так делать не хорошо, не правильно. А прокуратура так говорить не хочет. Значит что? Значит, я на нее влияю и оказываю направленное воздействие.
Министр и губернатор подписывают документы, которые, по мнению администрации, позволяют ей сказать, что «плевать, что не было разрешений, щас-то все в ажуре!». А я хочу, чтобы министр и губернатор сначала спросили у людей (подельников моих, в том числе) — что им (людям) нужнее? Стройка или парк. Нет, я понимаю, что желание идиотское, т.к. совершенно понятно, какой ответ министр и губернатор получат, поэтому они и не спрашивают. Но оно (желание) есть. У меня. А у министра и губернатора — нет. Значит я опять оказываю и влияю.

А это все люди государственные. А у меня — Айфон американо-китайский и портки немецкие.

Значит, я — иностранный агент. Ничем не хуже «Династии» или Фонда Ясина.
Прошу признания.

P.S. И пусть скажут, куда прилепить лейбл.

Вспоминая о модных ныне терминах «кощунство» и  «святотатство», предлагаю вспомнить еще один термин — «гробокопательство».

Гробокопательство (разрытие могил и вскрытие гробов с целью обокрасть умерших).

Данное преступное действие свидетельствует с одной стороны о  крайней алчности человека к вещам, а с другой — о полной моральной деградации преступника, его полном неуважении к личности человека.

Гробокопатели по церковным правилам подлежат отлучению от  Святого Причастия на 10 лет, с самыми строгими подвигами покаяния (Василий Великий пр. 66).

Года полтора назад я писал о том, что ПФР не вполне четко себе представляет то, что существует разница между правом осуществлять деятельность и самой деятельностью, исчисляя ее начало с момента регистрации.

Фактически норма 212-ФЗ, на которую ссылается ПФР, содержит в себе нарушение 5 статей Конституции РФ. Разумеется, всем, в том числе и суду, на это наплевать. В моем случае арбитражный суд решил, что проще признать требования о взыскании недоимки недействительными, чем направить запрос в  Конституционный суд.

На сегодняшний день никто не может пояснить, чем отличается обладатель пассивного конституционного права от обладателя статуса индивидуального предпринимателя, сделавшего это право активным, но не реализовавшего его. Даже суд, не может ответить на вопрос: что является предметом страхования в отсутствие трудовой деятельности и, как следствие,
отсутствии страховых рисков потерять возможность сию деятельность осуществлять в будущем. Нет ответа на вопрос о том, почему государство — собственник бюджета ПФР — во внесудебном порядке в нарушение ст. 35 Конституции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод отчуждает имущество гражданина в виде взносов в ПФР без предварительного и равноценного возмещения. Никому не известен восполняемый источник средств для гражданина, деятельность не ведущего, но к оплате понуждаемого.

Есть ли деятельность ПФР понуждением к труду, а намеки на  необходимость прекратить регистрацию в качестве предпринимателя — понуждением к  отказу от законно приобретенного права, тоже никто не знает.

Но это цветочки. Хотя и людоедство.

Меня потрясло решение районного суда г. Красноярска (дело № 2-2977/2013). Из него следует, что некая гражданка была зарегистрирована индивидуальным предпринимателем. Затем с ней приключилось два инсульта, она оказалась практически полностью парализованной, а в довершение ей ампутировали обе ноги, т.к. началась гангрена и она стала инвалидом 1 группы.

Парализованному человеку без ног трудно систематически извлекать прибыль, а подать заявление о прекращении предпринимательской деятельности – вообще никак. Она этого и не делала. Но обратилась в ПФР с просьбой о  компенсации за уход за нетрудоспособным человеком.

ПФР даже какое-то время платил.

Когда у бочки, именуемой «бюджет ПФР», показалось дно, ПФР стал шерстить всех, кому хоть что-то платит. И нарыл факт наличия у  гражданина регистрации в качестве предпринимателя.

Предприниматель с точки зрения ПФР — человек работающий либо к нему приравненный. А работающий человек не имеет права на какие-либо выплаты. Поэтому ПФР платить перестал.

Гражданка вскоре скончалась, а ПФР пошел дальше, немедленно заявив о взыскании излишне выплаченной суммы компенсации за уход с наследников безвременно почившей. И суд этот иск удовлетворил.

Основание простое: «…факт нетрудоспособности и  невозможности выполнять оплачиваемые работы ФИО, при наличии у нее статуса индивидуального предпринимателя, правового значения не имеет, так как это не  исключает возможности получения ею дохода».

Инвалиды  1 группы полностью нетрудоспособны. Подтверждение факта нетрудоспособности, есть в  материалах дела, и суд знал об этом.

Теоретическая возможность получать доход, оказывается, поражает в правах даже на получение страховых выплат. Наличие такой возможности у ЛЮБОГО, вне зависимости от статуса – не смущает.

У меня, если честно, только один вопрос: они озверели?

В общем…

Коль скоро Конституционный суд считает, что административным органам очень трудно контролировать деятельность ИП и поэтому их можно потрошить даже в могиле, то мы идем к нему.

Честно говоря, уже немного утомительно стало читать прозу самых разнообразных деятелей, от политиков до журналистов, от священнослужителей до чиновников, etc., о том, какой мерзкий националист господин Навальный.

Уважаемые деятели! Вот вроде вы все претендуете на определенный вес в обществе, некое количество здравого смысла и прочее, что обычно сопровождает нормальную умственную деятельность. В связи с этим не могу не задаться вопросом: а где, собственно, тот самый «национализм» у Навального?

Нет, я не буду спорить с тем, что Навальный предпочтительней относится к тем гражданам России, генотип которых имеет большее сходство с его собственным генотипом. А кто к этому вопросу подходит иначе? Каждый в первую очередь защищает права тех, кто ему ближе по социальным, политическим и, в том числе, национальным признакам. Это такая особенность человечьей психики. И ничего с этим поделать нельзя.

Мартин Лютер Кинг, Нельсон Манделла — они защищали права чернокожих. Не потому, что чернокожие были наиболее угнетенной расой. А потому, что они тоже были чернокожими. По-вашему выходит, что нацистами, да? А между тем права латиноамериканцев, индейцев и многих других не самых бледнолицых наций в той же Америке были не особо больше, чем права чернокожих. Но Мартин Лютер Кинг о них если и задумывался, то далеко не в первую очередь.

Права бледнолицых в ЮАР после прихода к власти Нельсона Манделлы оставляли желать много лучшего. Это что было? Возмездие за чрезмерное угнетение коренного населения? Или национализм?

Почему вас не возмущает, что в Израиле более предпочтительны евреи, а, допустим, в Иране или Саудовской Аравии — арабы? Почему вы не рвете растительность на всем теле на предмет прибалтийского, польского, ирландского национализма? Почему не возмущаетесь англосаксонским высокомерием и снобизмом, который тоже суть национализм? Почему пьете шотландский виски? Шотландцы вообще жуть какие националисты.

Вообще-то в мире очень мало мест, где можно плюнуть и не попасть в националиста того или иного окраса. Люди по своей натуре националисты. Отсюда, собственно, и большинство человечьих проблем в нахождении взаимопонимания. Вообще-то, слово ксенофобия, которым сейчас только что не пугают маленьких детей, в переводе с греческого означает боязнь иностранцев. И не более того. Сейчас, конечно, этот термин наполнился и иным смыслом, но суть осталась та же. Люди боятся и не доверяют ксениям (диаспорам, что более часто употребляется), а они возникают ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на национальной основе.

Однако вернемся к Навальному. Я что-то не слышал от него призывов угнетать людей по национальному признаку. Я слышал, что ему не нравится ровно то же, что не нравится сотням тысяч моих сограждан. Ему не нравится, что люди, которые приехали в российские города со своей малой родины, вместо того, чтобы ассимилироваться, чтобы адаптировать свое поведение в соответсвии с тем укладом, который сложился в месте их нового пребывания, пытаются насаждать свой уклад, зачастую непонятный, чуждый и пугающий коренное население. Я слышал, что Навальный против того, чтобы в Москве, к примеру, мусульмане отправляли религиозные обряды там, где их застало время намаза. Он против того, чтобы по Москве и другим исконно российским городам носились на мерседасах и прочих порше со скоростью пули из В-98 и при этом стреляли то в воздух, то в других людей. Он против того, чтобы люди, приехавшие из других республик без своих семей, решали свои сексуальные проблемы путем насилия над местным населением.

По факту, Навальный лишь против безобразного поведения тех, кого отнюдь не с его подачи уже давно называют «понаехавшими».

Мне трудно идентифицировать свою национальность. Это некая пестрая смесь между русскими и евреями, поляками и латышами, украинцами и словаками. Я даже не исключаю, что мою бабушку в 18-м колене изнасиловал какой-нибудь татаро-монгол. Возможно, даже Чингиз-хан, хотя я, если честно, на родство с ним не претендую. Однако я полагаю себя русским не по национальности, а по образу жизни и мышления. Что не мешает мне пить водку с татарами не тыкая их носом в то, что Аллах, вообще-то, им заниматься этим делом не рекомендует.

Посему, быть может вы, уважаемые деятели культуры, политики и науки, дадите себе труд идентифицировать, в чем все же заключается национализм, чем именно национализм отличается от национального самосознания и можно ли национализм приравнять к самоидентификации?

Лично моей самоидентификации немного мешает намаз на проспекте Мира в Москве, разборки со стрельбой и мордобоем (иногда с проломленными черепами) в разных местах города и рассказы испуганных дочерей соседей, которые с трудом убежали от очередных не то пьяных, не то обкурившихся каменотесов с ближайшей стройки.

А еще мне немного непонятно, почему в Грозном такие хорошие дороги, такая красивая мечеть, такие новые дома (при том, что все это на 95% построено на мои деньги, которые я заплатил в виде налогов), а из этого прекрасного во всех отношениях города все едут и едут в Москву, Новосибирск, Омск, Кондопогу, Якутск и еще Бог знает в какие города России те, кто мог бы с удовольствием пользоваться благами цивилизации у себя на малой родине. Тем более, что эти блага ими лично не оплачены.

Смешно и грустно.

Грустно больше, чем смешно.

Были ли выборы в Москве честными? Нет!

Можно ли это доказать? Скорее всего тоже нет. Или надо потратить очень много времени и изворотливости юридического ума.

Объяснюсь.

Я был членом участковой избирательной комиссии № 138 Тверского района г. Москвы с правом совещательного голоса. На моем участке не было подано ни одной жалобы на нарушения в ходе проведения выборов. Жалобы на действия комиссии. Их не было, этих нарушений. Не в том смысле, что вообще ничего не нарушали. Люди ошибаются, поэтому и нарушения были. Но смысл писать жалобу на нарушение, если оно не влечет за собой изменения результата голосования? Нет этого смысла. В юридическом смысле нет. Если нарушение не повлекло за собой существенного изменения результата, то никакой, даже самый справедливый суд в мире, не отменит то, что написано в протоколе комиссии.

Сначала хочу сказать спасибо тем людям, которые были со мной на участке. Мы были все очень разные. Кто-то пришел туда борться за идею, кто-то за справедливость, кто-то за элементарную честность, кто-то за законность, кто-то по неявному принуждению. Но все вели себя достойно и работали за совесть. У меня нет претензий к работе кого-либо, кто работал на участке. За исключением одного,  даже не претензии, а такого тоскливого вопроса. Но о нем позже.

Проблема вот в чем. У меня на участке проголосовало 836 человек. То, что это 33% от всех, имеющих право голоса — это проблема тех, кто этим правом не воспользовался. Проблема их совести. Если таковая имеется. Из 836 проголосивших — 60 голосили дома. Сразу скажу — вбросов там не было. Т.е. все сугубо добровольно взяли бюллетень, расписались за него, самостоятельно поставили все, что хотели внутри и засунули в урну. НО!!! Вопрос в другом. Основанием для того, чтобы к ним эта самая урна ехала, согласно п.2 ст. 66 ФЗ-67, является только письменное заявление или устное обращение (в том числе переданное при содействии других лиц) избирателя. ИЗБИРАТЕЛЯ! Т.е., если письменное заявление (устные мы не рассматриваем, т.к. они как раз могут передаваться через третьих лиц) написано социальным работником, но ПОДПИСАНО избирателем, то все в порядке. А вот если заявление И ПОДПИСАНО социальным работником или еще кем угодно, но не лично избирателем, то это называется подлог. И приниматься к исполнению такое заявление не должно. Нет, исходя из требований закона, в этом случае оснований высылать к этому избирателю урну для голосования.

Вот таких заявлений на моем участке было из 71 (в итоге голосовали 57 из них, т.к. 24 либо пришли сами и возмущались тем, что от них поданы заявления, либо отказались даже пускать к себе урноносцев, т.к. никого не звали и не ждали) 14 штук — совершенно точно. Нюансик один есть. Избиратель ставит свою подпись на том же бланке заявления, который он подписывал при его подаче, когда получает бюллетень. А подписи-то РАЗНЫЕ! Т.е. НЕ ИЗБИРАТЕЛЬ ПОДАВАЛ ЗАЯВЛЕНИЕ, а кто-то другой это сделал за него.

Вот такая получается ерунда.

В чем тут сложность? Да во всем. Комиссия, получая заявление, не может достоверно определить, кто его подписал. И обязана выслать к избирателю урну. Избиратель, если к нему пришли домой и предложили проголосить не отходя от кассы, ВПРАВЕ волеизъявиться. Разница в подписях всплывает уже потом, если найдется кто-то шибко внимательный и дотошный. А потом — уже поздно метаться. Оспорить-то можно, но как эти голоса выявить и на основании чего их признавать недействительными? Механизм отсутствует. Отказать в момент голосования выдавать бюллетень? Т.е. вырывать из рук тот, за который избиратель уже РАСПИСАЛСЯ? Нереально. Он имеет право голосовать. А то, что к нему приехали — он вроде как и не виноват.

Единственный возможный вариант оспаривания этого казуса, на мой скромный взгляд, заключается в том, что выезд комиссии на дом БЕЗ НАДЛЕЖАЩИМ ОБРАЗОМ ОФОРМЛЕННОГО заявления избирателя — по факту нарушает права тех, кто также как и этот конкретный избиратель не подавал заявление, НО К КОМУ НЕ ПРИЕХАЛИ и ГОЛОСОВАТЬ НЕ ПРЕДЛОЖИЛИ. У нас, знаете ли, избирательным правом наделены все, а не только немощные и больные. И если уж накосорезили с заявлениями — будьте любезны — объезжайте всех, кто заявление не подавал. Предоставляйте РАВНЫЕ условия для голосования ВСЕМ избирателям.

Но, сами понимаете, это вопрос, который в день голосования разрешить просто нереально.

Так что, с чистой совестью имею право назвать прошедшие выборы честным отъемом голосов в пользу кандидата от власти. Привет от Остапа-Сулеймана-Ибрагима-Берта-Мария-Бендер-Бея.

Тоскливый вопрос к некоторым моим коллегам по комиссии и прочим обыкновенным жителям города-Героя Москвы. Люди, сограждане, вам что, действительно все по-барабану? Вас все устраивает? Ну…, тогда не надо жаловаться на все то, на что вы жалуетесь неустанно и непрерывно. Вы свой выбор сделали.

В заключение…

Было в течение дня пара любопытных моментов, которые приходилось решать, что называется «с колес», причем никто особо не был готов к их решению.

Сначала пришел какой-то мужик. Обычный такой мужик, лет тридцати пяти. Ничего выдающегося. Хочет проголосовать, но, говорит, паспорта у него нету, а есть бумаженция от кооператива «Жилищник» о том, что паспортина его в УФМС на переоформлении. В бумаженции чин по чину натурально данные паспортины записаны. В избирательных списках мужика так же натурально нет, но он эту ситуёвину объясняет принадлежностью к страшно секретным спецслужбам и в качестве доказательства издалека показывает секретную краснокожую книжицу.

Секретарь комиссии хочет его вносить в дополнительный список, ибо мужик секретный и черт его знает, чем все может обернуться. Я ее понимаю. Но гложет, гложет меня червь сомнений. Как-то все… не нормально. Закон-то вообще запрещает такому персонажу голосовать. С другой стороны, если он действительно живет там, где говорит, то оснований для поражения его в избирательных правах особых нет. Если не быть буквоедом.

Тут этот деятель говорит, что ежели мы такие недоверчивые, то он может приволочь паспорт супруги, которая как раз с ним живет. Я спрашиваю, почему бы ему вместе с паспортом не приволочь и самоё супругу? Он невнятно отнекивается и исчезает в направлении искомого паспорта. Пока он промышляет, я беру его бумаженцию, которую он неосмотрительно оставил у секретаря и пробиваю по базе ФМС. База гневно отвечает, что такого докУмента в ней не значится и не фиг беспокоить её всяческим вздором.

Короче, мужик ушел теми же ногами, что и пришел. От греха, я так понимаю.

Через пару часиков возникает почти аналогичная ситуация. Но… почти, да не такая.

Приходит девчонка, которая посеяла свой паспорт аккурат седмого дня сентября 2013 года от Рождества Христова. Ясное море, единственное что она успела сделать — это подать заявление в полицию об утрате, получить взамен талон-уведомление и сделать выписку из домовой книги. И еще отыскать в закромах заграничный паспорт. И вот со всем этим скарбом она пришла голосить на участок.

Хм… Сложное дело. Два часа назад я почти с таким же комплектом отправил гулять того мужика. Неудобно как-то. Но мужик у меня тревогу душевную вызывал, а девушка, не в пример ему, радовала глаз. Опять же выяснилось ВНЕЗАПНО, что как раз она-то в избирательном списке присутствует.

Но тут Председатель комиссии, памятуя мое упорство, встал в позу и сказал, что удостоверить личность гражданке нечем, а потому пусть идет домой и волеизъявляется тогда, когда будет обладать нужным комплектом документов. Интересно, да? Я в позу тоже вставать умею и тут же в нее встал. А заодно поставил на уши ПСГ в ТИК, который незамедлительно прибыл, захватив в качестве группы поддержки и обеспечения Юлию Латынину.

В общем, томить не стану. Председателю я в присутствии упомянутых лиц предложил альтернативу. Либо он со ссылкой на конкретную статью конкретного закона мотивирует поражение гражданина в избирательных правах на основании того, что он оказался растеряхой и посеял паспорт (имея при этом все прочие доказательства того, что он — это он и что он имеет право голосовать именно на этом участке — в списке-то есть), либо девушка волеизъявляется незамедлительно.

Девушка, смущенная вниманием и суетой вокруг ее персоны, проголосила и убежала. Счастья ей.

Собственно, это маленький апдейт к посту Антона Носика http://echo.msk.ru/blog/nossik/1149260-echo/

Антон пишет, что с начала 2013 года из избирательных списков пропали более 125 000 избирателей, причем пропали в неизвестном направлении. Тут есть правда и ошибка.

Правда в том, что действительно пропали. Например, пропал я и двое моих хороших знакомых. Проверял лично.

Ошибка в том, что пропали они не неизвестно куда, а как раз наоборот.

Фокус весь в том, что сведения об избирателях в Мосгоризбирком подаются главами управ города. По крайней мере так говорят в самом Мосгоризбиркоме, куда я не поленился позвонить. А звонить я стал по одной единственной причине — у меня еще до проверки возникло предположение о причинах подобной недостачи избирателей. Поэтому и проверял не одного себя. Скажем, фокус-группу и нескольких человек, взятых произвольно. Эксперимент дал 100% совпадение пропаж с фокус-группой.

Вы спросите, а кто именно входил в фокус-группу? Я отвечу — это были люди, которые в связи с достижением 45-летнего возраста поменяли паспорта во второй половине 2012 года. Что-то мне подсказывает, что эта же беда распространяется на ВСЕХ ТЕХ, кто поменял по той или иной причине паспорт начиная со второй половины прошлого года.

Почему это так, я не знаю. Я знаю только одно — сведения об изменении паспортных данных в те органы, в которые они должны поступать автоматически — не поступают. Они не поступают в налоговые инспекции, в управления Пенсионного фонда и тому подобные организации. Как теперь выясняется и для формирования избирательных списков они тоже не поступают. Государство без предварительного уведомления сделало все это проблемой гражданина. И у меня есть тому документальные подтверждения.

Я же не просто так озарился идеей эксперимента с фокус-группой.

Так что, если вы меняли паспорт в прошлом или текущем году — вы можете быть практически уверены, что в списках избирателей вас нет.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире