dm_agranovsky

Дмитрий Аграновский

04 марта 2013

F
Только что поступил ответ на мой запрос из Иркутского СИЗО за подписью начальника И.Р.Мокеева. Датирован 27.02.2013.
Пишут что постановление об этапировании от 4.02.2013 поступило в Иркутское СИЗО 26.02.2013 и Развозжаев будет этапирован в Москву ближайшим плановым железнодорожным караулом.

Странно, конечно, что постановление, якобы, из Москвы до Иркутска 22 дня добиралось. В царское время было быстрее.

Оригинал
Прошел 19-й день удержания Леонида Развозжаева в Иркутске после прекращения в отношении него дела по Иркутскому эпизоду. Как и ранее, даже примерные сроки этапирования нам отказываются назвать, разница лишь в том, что начальник тюрьмы сказал депутату ГД ФС РФ Пономареву И.В., что это полностью зависит от органов следствия. Значит, на них и надо жаловаться в первую очередь.

Сегодня также прошел 4-день, когда к Леониду под разными предлогами не пускают ни адвокатов, ни депутата ГД, хотя были обязаны это сделать. Здесь также, по словам депутата, инициатива исходит от следствия.

Сегодня давление на сторону защиты вышло на качественно новый уровень. Я не о тех тоннах грязи, которые я получаю в твиттере или анонимных комментариев в ЖЖ – меня ругают «жидом», требуют отъезда в Израиль (хотя я русский, но это так, к слову), пишут, как правило, анонимно (казалось бы, чего ИМ бояться?), что мы «Родину продаем на американские деньги» и нас «надо посадить вместе с Развозжаевым», а самого его надо «убить», «раздавить» (извините, но так пишут, я сообщения сохраняю), он должен «ответить за базар» и т.д. и т.п.

Я о совершенно конкретной технологии. В Иркутск приехал следовать Дороднов, откуда он, не знаю, мне такая фамилия не встречалась. Нас, адвокатов Развозжаева, он почему-то даже не известил, что уже нарушение права на защиту. Якобы, он приехал для следственных действий по ст.306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Однако, начал он с допроса … адвокатов! В качестве «свидетелей». Уже был допрошен адвокат Дмитриев, на очереди адвокаты Савчук и Иванец. Около 23 часов по Иркутскому времени к Иванцу домой пришли сотрудники полиции и требовали получить повестку о вызове на допрос.

В соответствии со ст.56 ч.3 п.2 УПК РФ, цитирую, «Не подлежат допросу в качестве свидетеля адвокат, защитник обвиняемого по обстоятельствам, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием».

Дальнейшая технология понятна – «свидетель» не может быть адвокатом по делу и подлежит отводу. Как уже отвели адвоката Фейгина. И Развозжаев на неизвестное время остается в Иркутске без адвокатов.
Мне почему-то кажется, что кто-то даже доволен этой придумкой. «Как мы их!» А меня вся эта ситуация навела на философские мысли, уж извините. Особенно в свете также обрушивающихся на нас потоков «сочувствия»: «Да куда вы лезете! Да это такая махина! Да вас в лепешку раздавят!» и т.д. и т.п.

Да, безусловно, мы признаем, что наши уважаемые оппоненты сильнее нас – в смысле просто банально физически сильнее. Они обладают огромными, несравнимыми с нашими полномочиями, их ресурсы почти безграничны, в конце концов, их просто по численности намного больше, чем нас, адвокатов.

Я даже допускаю, что нас можно скрутить в бараний рог. Разумеется, мы будем этому сопротивляться всеми силами и способностями, а они пока у нас есть. Как и присутствие духа.

Просто я хотел бы напомнить, что адвокаты – это не те, кто «преступников за деньги защищает», а участники уголовного судопроизводства, выполняющие конституционные функции государства. Они обеспечивают гарантированное Конституцией право каждого гражданина на защиту. И их работа не менее важна для государства, чем работа наших оппонентов, видимо, считающих, что государство – это они.

Наверное, приложив определенные усилия, лежащие по ту сторону законности, можно адвокатов отстранить, скрутить, укоротить и вообще уконтрапупить. Непросто, но, видимо можно. Но проиграет в этом случае не Развозжаев, а государство в целом и все его граждане.

Таков мой сказ.

Оригинал
Продолжаются совершенно бессмысленные и бесполезные издевательства над Леонидом Развозжаевым — другого слова я не подберу.

Сегодня 13 января, а Леонид был незаконно и необоснованно вывезен из Лефортово 18 декабря — почти месяц мучительной дороги — формально по делу, по которому 15-летний (не пяти, не дестяти, а пятнадцатилетний!) срок истек 4 декабря.

Накануне Леонид, у которого 7.11.2012 после первого разговора о вывозе в Иркутск случился сердечный приступ (зафиксирован в медсправке из «Лефортово»), зная, что его ждет, был вынужден написать заявление, что он согласен на прекращение дела в связи с истечением срока давности. Это не признание, а просто вынужденная мера, чтобы не подвергаться бесчеловеченому обращению. Однако, следствие нанесло превентивный удар, тайно от нас отправив Развозжаева по этапу.

Всем, кто трубит про «признания», расскажу, что по всем известному моему делу в отношении N я лично в деле видел 6 (шесть!) «чистосердечных признаний» совершенно посторонних лиц в убийствах, а одного из «признавшихся» и вовсе госпитализировали. А по последнему, третьему процессу (там было три суда, если помните) раньше за это убийство был осужден вообще совсем невиновный человек, к нашему суду уже просидевший 3 года под стражей. Насколько я помню, от него тоже имелось «признание».

В дороге Леонида заморозили, потому что он уехал без теплых вещей, его серьезные заболевания обострились.

На 17-е число нас, защитников, вызывают в СИЗО Иркутска для следственных действий. Все действия по закону должны ограничиться подтверждением того, что Леонид согласен на прекращение дела в связи с истечением срока давности.

Может со следственной группой ознакомят, с постановлением о соединении дел — из СМИ я знаю, что нам увеличили объем дела, чтобы в перспективе по скандалу переплюнуть «Пуссирайот», видимо. Может, еще какую-нибудь статью новую прибавят — в УК еще много статей.

И вот для этого мы полетим в Иркутск.

Кстати, о полете — завтра я сдам в СК ходатайство об оплате перелета, питания и проживания адвокатов Аграновского, Ставицкой, Денисова и Чанидзе — всех, кого официально известил СК о необходимости прибытия.

Не по нашей вине наш подзащитный отправлен за 5000 километров, мы такие же участники процесса, такая же состязательная сторона, выполняем такие же конституционно значимые функции государства — поэтому, если стороне обвинения государство оплачивает дорогу, значит, оно должно делать это и в отношении равноправной стороны защиты.

В противном случае, возможное неучастие в следственных действиях будет вынужденным, связанным с материальными затруднениями Развозжаева, что недопустимо.

Если откажутся оплачивать — мы обратимся в суд.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире