dgudkov

Дмитрий Гудков

22 апреля 2017

F
Когда я пишу о «программе реновации» в Москве, называя ее «бессудным сносом домов», в комментариях обязательно кто-нибудь да обвинит в непонимании насущных интересов москвичей – мол, попробовал бы сам пожить в хрущевке.

Начнем с того, что, если отбросить собянинскую пропаганду, а взять только законопроект, уже принятый в первом чтении, то вы не найдете там ни слова о пятиэтажках. Сносить будут:

1) Дома первого периода индустриального домостроения.
2) Дома, сходные с ними по конструктивным особенностям.
3) Любые другие дома по соседству.

Что такое «первый период индустриального домостроения»? В законопроекте об этом ничего не сказано. В московских нормативных актах перечисляются серии домов с лукавой формулировкой «такие-то И ДРУГИЕ». Но в любом случае московский акт ниже закона и переделывается на раз-два. Вы понимаете, почему конкретнее серии домов не прописаны в федеральном законе? – Ровно поэтому, чтобы всегда иметь возможность снести что-нибудь еще.

Что такое дома, конструктивно сходные с «первым периодом»? Допустим, в «первом периоде», чем бы он ни был, есть раздельный санузел. В вашей квартире он тоже есть. Значит, на этом основании его могут отправить под ковш. Я не довожу до абсурда – именно это подразумевает законопроект.

И, наконец, снесены будут любые другие дома рядом, потому что снос будет производиться кварталами. Новый дом, старый, памятник, не памятник – это никого не интересует, законопроект отменяет Генплан, отменяет право собственности – отменяет в принципе все законы, которые есть в России.

Именно поэтому я и говорю, что он не направлен на защиту интересов жителей хрущевок. Было бы так – были бы прописаны конкретные дома, были бы прописаны социальные гарантии. А что вместо них?

Вместо них ваш дом определят под снос, и в течение двух месяцев вы будете обязаны выселиться из него. Куда – никто не знает. Нормальный механизм: сначала вам показывают варианты переселения, потом спрашивают, хотите ли вы переселиться туда, потом заключают договор.

Вариант от мэрии: вас сначала выселяют, а потом говорят: «Вот сюда». Без вариантов, без возможности оспорить в суде.

Вы заведомо проиграете, потому что в законопроекте прописана не равноценность, а равнозначность жилья. Думаю, понятно, почему необходимо было уйти здесь от слова «цена». Мэрия обещает, что новые дома будут на 30% процентов дороже – где это в документах? Это – слова, которые к делу не пришьешь. То есть мы просто должны развести: вот это они говорят, а вот это – делают.

Наконец, уже многократно проговоренное переселение в районе проживания, то есть в вашем и соседнем районе (для ЦАО и Новой Москвы это не работает, там – вообще в границах округа). Мой любимый пример – Марьина роща. В ней дом может стоять на ТТК, а переселить могут за Ботанический сад – это тоже район проживания. Посмотрите на карту районов Москвы и оцените, куда смогут переселить вас. Причем вас не спросят, хотите ли вы этого. Не согласны – выселят по суду, обрежут коммуникации и запретят оспаривать.

Шутки кончились: «бумажки о собственности» никого не волнуют. Когда они пришли за торговыми павильонами, можно было рассуждать об облике города. Вы даже не подозреваете, как уродует облик города ваш дом, по мнению мэрии.

Заявления московского правительства о том, что дома под снос будут определять на основе голосования жителей через «Активный гражданин» смешны: в этой программе нет ни малейшей процедуры верификации (кто докажет, что голосовали вы, а не боты Собянина?). Но даже если бы и была – в законопроекте о ней нет ни слова. А значит, это очередная агитка, то есть – обман.

Не верите мне – прочитайте на «Эхе» Сергей Пархоменко: вчера он подробно рассказывал о московском законопроекте, обращая внимание на те же подводные камни.

А теперь сюрприз для жителей других, помимо Москвы, городов. Не нужно думать, что это москвичи заелись, так им и надо. Ничто не помешает принять такие же законы и про ваши города. Просто подождите с годик, когда обкатают в столице. Стоит лишь однажды начать экспроприации, и остановиться уже невозможно. Помните, как с накопительными пенсиями – один раз, а потом навсегда? Так и здесь.

Что можно сделать, чтобы все это остановить? Мешать закону поздно. В Думе нет силы, которая смогла бы не дать его принять. Онищенко, Дегтярев, Гончар и прочие – все они, призванные защищать интересы москвичей, под ним подписались.

Поэтому сейчас я вижу только один путь: снизу, на уровне муниципальных депутатов. Полномочий у них очень мало, но, тем не менее, создать значительные помехи бессудному переселению в своих районах они могут. Так мы сможем создать политическую силу, с которой в городе необходимо будет считаться. А в дальнейшем на ее основе избрать мэра и Мосгордуму, отстаивающих интересы москвичей, а не застройщиков.

Я снова призываю вас записываться в кандидаты в муниципальные депутаты: https://mundep.gudkov.ru

А завтра прийти на Конгресс кандидатов и узнать, как мы будем побеждать на предстоящих в сентябре муниципальных выборах: https://mundep.gudkov.ru/congress

Оригинал

Судя по всему, все, что говорится в этом интервью ОМОНовца, — правда. Проверил у своего знакомого: да, говорит, денег после Крыма стало ощутимо меньше, больше того — в Москве убрали мэрские надбавки, в регионах — региональные. Также перестали давать дотации на съем квартиры.

Многих держит только выслуга лет, чтобы успеть выйти на пенсию. В ОМОНе и в 35 можно, зависит от многих факторов: количества боевых заданий и т.д. И, конечно, они там власть не любят и, если что, защищать не будут.

Это не значит, что вот уже 29 апреля, 12 июня или в любой другой день ОМОН встретит радостно у входа в Кремль, и его бойцы отдадут нам дубинки. Вовсе нет, не стоит расчесывать себе такие иллюзии.

Однако все это — ступеньки к изменению ситуации. Камень на камень, кирпич на кирпич. Нет таких чудесных экспертов, которые назначат дату смены режима (хорошо бы, конечно, мирную). Но когда она случится, у большинства силовиков не будет стимула стоять за эту власть.

Я уже пересказывал здесь слова Валерия Зубова, как в 1991 году в Красноярском крае она вдруг взяла и испарилась. В стране революция, а руководство решили пересидеть, официально уехав «копать огороды». Отличие сейчас будет лишь в том, что поедут не на огороды, а к виноградникам.

Оригинал

20 апреля 2017

Пятиэтажки

Мой помощник — достаточно спокойный человек — вчера вечером позвонил мне в ярости, я и не думал, что он так умеет. А я попросил его всего лишь сходить на встречу с главой управы про «снос пятиэтажек», «реновацию», или, проще, про то, как мэрия будет изымать у москвичей частную собственность. Впрочем, мои собственные впечатления отличаются немногим, только что я к этому был готов.

Собственно, рассказ в лицах. Про то, как в переполненный школьный актовый зал пришли 400 человек, уставшие во всех проходах. Про то, как глава управы со сцены начал рассказывать, что снос — это прекрасно, а противостоят ему только провокаторы из оппозиции (фраза, как я потом посмотрел в Сети, была общей для всех встреч). Про то, как люди стали задавать вопросы, а в о ответ слышать «вы врете». Или даже про наемного сторонника мэрии, которому после выкрика «Скорей бы снесли мой дом, хочу новый!» сказать больше оказалось нечего.
Ему нет, а людям — да.

Они оказались очень грамотными и читавшими закон: звучало и про нарушение Конституции, и про всё те вещи, о которых я здесь писал.

Что мы узнали нового?

1. Дома под снос будут выбираться голосованием в «Активном гражданине». Вопросы фальсификаций встают в полный рост.

2. На встречах раздавали анкеты, «поддерживаете ли вы в целом (!) программу реновации?» Анкеты никак не заверялись и тут же распечатывались на принтерах, так что скоро не исключено, что мы узнаем удачные для мэрии результаты опроса.

3. На прямые вопросы о переселении в «районе проживания» за вычетом ЦАО и Новой Москвы чиновники сначала обвиняют во вранье, а потом с улыбкой говорят: «А у нас много желающих переехать из центра».

4. До сих пор нет ни одного внятного плана, какие дома идут под снос, но главное было вчера сказано открыто: их будет очень много, а переселять такое количество людей обратно в центр не собираются. «Как вы планируете решать проблему с транспортом, если построите на месте пары пятиэтажек две высотки?» — «Но ведь многие переедут, а здесь мы разовьем инфраструктуру…» Тут-то люди к сцене нехорошо и потянулись.

5. Еще был важный вопрос: «Я собственник, почему я должен отказываться от своего имущества по итогам чего-то голосования?» Ответ: «Вы должны подчиниться большинству!» Стоит ли говорить, что отвечает так представитель ЕР.

Таким образом, встречи эти достигли обратного эффекта: люди пришли в тревоге, а ушли в ярости, так как увидели, что их лишают главного имущества москвича — квартиры. Это уже даже не спор телевизора с холодильником, а битва за последнее, базовое, что есть — жилье. Сергей Семенович придумал отличную программу, спору нет, Ротенберги довольны.

Итог: остановить это никакими встречами нельзя, власти вчера через своих глав управ и представителей префектур во всех известных мне случаях молча просидели всю встречу (этакие «смотрящие» от руководства) и дали понять: диалога не будет. Сказки будут, успокоительные слова будут, а диалог — нет.
Поэтому остановить снос (для тех, кто не хочет, а таких, судя по многочисленным публикациям в сети, большинство) можно только самим, своим представительством во власти.

Снова повторю: стать муниципальным депутатом — наш общий прямой интерес, запись идет здесь: https://mundep.gudkov.ru На сегодняшний момент у нас 850 кандидатов, а мандатов в Москве — 1,5 тысячи.
Сомневаетесь — приходите на конгресс кандидатов #МОСКВА2017, все увидите сами: https://mundep.gudkov.ru/congress

Оригинал

19 апреля 2017

«А я в домике!»

Самое интересное, что было в нынешнем выступлении Медведева, — это информация о том, что в России существует ледокол «Виктор Черномырдин». Все остальное — обычный молчаливый позор с робким вопросом от КПРФ про коррупцию. Суровая отповедь от дуэта Медведев-Володин — и снова про Сирию, патриотизм, любительский спорт, плановые цифры и другие актуальнейшие темы. О чем же еще поговорить в Думе с человеком, который практически в одиночку смог вывести на улицы десятки тысяч граждан страны?

Понятно, конечно, что никто ничего не ждал, но вот еще показательная вещь: Медведев в принципе не сказал ни об одной проблеме. Это не доклад, а речь триумфатора, победившего все трудности. Ну, или человека, накрывшегося одеялом и бормочущего: «А я в домике!»

Оригинал

Что меня каждый раз удивляет при разговорах о «реновации» пятиэтажек в Москве — так это полное отсутствие хоть как-то просчитанной программы. Вот сегодня в Думе о законопроекте рассказывал Николай Гончар — многолетний депутат от ЦАО и, собственно, соавтор этого законопроекта.

Он на глазок оценил затраты в 3,5 триллиона рублей и добавил, что не знает, в каком соотношении в новых домах будут квартиры для прежних жильцов и для новых, которые их там купят. «Пока сказать нельзя».

То есть законопроект написать можно, раструбить по всем СМИ можно, а о конкретике сказать нельзя, хотя именно это один из главных вопросов: сколько этажей появится вместо прежних 5 в не предназначенных для этого районах.

Тот же документ сегодня обсуждали и в Совете Федерации. Даже в этом безропотном собрании отметили, что в законопроекте в принципе отсутствует учет мнений граждан и «так нельзя».

Но именно так ведь и примут: чиновник объявляет, что вот этот дом (неважно, пятиэтажка или нет) назначен под снос, вам предлагают единственный вариант переселения, отказаться невозможно, а если не нравится, то извините, правительство Москвы готовит льготную ипотеку.

Об этом депутат Гончар, равно как и все причастные, вовсе предпочитают не упоминать (и я уже не говорю о других подводных камнях, про которые и писал, и говорил неоднократно).

Очевидно, что протащат законопроект до конца полугодия и в самом скором времени москвичи на себе узнают, что кроется за таким красивым словом «реновация».

Мы можем противопоставить всему этому только одно: контроль. Контролировать должны муниципальные депутаты, которых мы и ищем: с нами уже 713 человек. «Вакансий» еще хватает, записаться можно (и нужно) здесь.

Оригинал

Я уже не вижу смысла в очередных расчетах, как повредит стране «пакет Яровой». На этот раз с просьбой одуматься выступает РСПП: расходы операторов вырастут до 10 триллионов, инфляция существенно вырастет.

На самом деле, точные цифры не назовет никто: 2 триллиона, 5 или 10 — не все ли равно, если сумма, очевидно, заоблачная.

Ровно так же не все ли равно, кто эти цифры приводит — РСПП, сами операторы, экономисты с должностями и без или ваш покорный слуга. В системе с отсутствием обратной связи можно сколь угодно долго предупреждать и советовать — не услышат.

Один раз страна уже наступала на эти грабли: Госплан кончился всем известным образом. Теперь устроен второй крестовых поход по граблям. Что в пенсионной системе, что в налоговой, что с «Платоном», что с «пакетом».

Просто из-за кремлевских башен видны совсем другие приоритеты. Не какая-то там экономика, а конкретные частные интересы. Если поставить их во главу угла, то вся эта бессмысленная, на первый взгляд, разрушительная работа окажется совершенно логичной.

Так что нет, РСПП, все ваши доклады бесполезны. Если не заниматься политикой — политика занимается вами. Классика.

Оригинал

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но в нынешней ситуации с ударом США по авиабазе Сирию поддержали только Иран и Россия. Все остальные страны или воздержались от заявлений, или удар одобрили — от Саудовской Аравии до Израиля и Великобритании. Если это не «очередной успех» нашего МИДа, то я уже и не знаю.

А в Думе все отказываются верить в реальность. Вячеслав Володин убеждает нас и себя, что «вся ситуация с химатакой в Идлибе была провокацией, чтобы дезавуировать риторику президента США Дональда Трампа».

Господа депутаты, полноте. Это только вы володины, а Трамп — он свой собственный.

Так что поаплодируйте снова в парламенте — и расстаньтесь, наконец, с иллюзиями. У России теперь есть только два союзника: аятоллы и сирийский офтальмолог. Обидно, но «за что боролись».

Впрочем, скажем честно: нынешнее «обострение» уже ни на что не повлияет. Давайте лучше думать о своих проблемах, а не о том, «как там в Ливии, мой Постум, или где там».

Оригинал

А про безвизовый режим Украины с ЕС можно заметить только одно. Россия тоже могла его получить еще до войны, но решила, что «синие» паспорта уборщиц посольств и их престиж важнее. Переговоры были сорваны. И в итоге мы сейчас должны стоять в очередях за шенгеном и платить за наклейку в паспорте.
При этом ни на какие переговоры и уступки Россия идти не хочет. Вы никогда не думали, как иностранцы к нам ездят? — С большим трудом. Для начала им, туристам, нужно получить специальное приглашение из России. То есть просто так взять и оформить визу нельзя. Извольте обратиться в аккредитованную при МИДе фирму, она вышлет документ — и только потом начнется вся прочая процедура.

А уже после въезда иностранец должен заверить специальную бумажку в течение трех дней.
И не дай боже он едет не как обычный турист, а на больший срок. Тогда с него требуют справку о ВИЧ-статусе. Это же в Европе эпидемия, а не у нас.
При этом, если посмотреть список стран, с которыми у нас установлен безвизовый режим, там будет практически вся бывшая советская Средняя Азия и — вишенками на торте — Науру с Вануату.
Думаю, не нужно объяснять, что России было бы выгодно привлекать европейцев: и как туристов, и как профессионалов. Не только политические институты, но и качество человеческого капитала определяют вектор развития страны. Это история не только о развенчивании мифов о белых медведях, гуляющих по улицам Москвы, но и о существенном вкладе в экономику. Европейцы, кроме прочего, оставляли бы деньги здесь, а не посылали бы их на Родину.

Так что все разговоры о развитии в России туризма, о необходимости визовой либерализации, о наших переговорах с шенгенской зоной — это фикция. В реальности дело обстоит совсем иначе: справки, приглашения и прочий совок. Враг со своими евро и фотоаппаратами не пройдет!

Оригинал

«Эхо» транслирует речь Собянина на сегодняшнем Совете Думы. Близко к тексту: «Без принудительного выселения программа реновации не имеет смысла». Это он о сносе пятиэтажек.

У города, объясняет мэр, презревший бумажки о собственности, нет средств вести долгие суды с владельцами квартир. Поэтому или они соглашаются на предложенный вариант сами, или будут осчастливлены насильно. А дальше уже можно и подсластить пилюлю: и замечания-то учтем, и бизнесу-то компенсируем, и об ипотеке позаботимся – вы только выселяйтесь безропотно.

Я не могу исключать, что кому-то (особенно на первых порах) на самом деле повезет получить новую, «более лучшую» квартиру. Но это не отменяет того, что вся «реновация» насквозь пронизана коррупцией (раз решает чиновник, а не житель), что она отдает все на произвол мэрии и что, наконец, в России есть уже опыт других «строек века» наподобие Сочи, о котором сегодня Собянин как раз и говорил. А уж как выселяли на юге России, руководствуясь олимпийской целесообразностью, – эта история слишком хорошо известна.

И снова напомню: остановить принудительное выселение можем только мы сами. Для этого нужно стать кандидатами в муниципальные депутаты, чтобы начать контролировать то, что происходит в вашем районе. Сейчас на https://mundep.gudkov.ru решили «пойти во власть» и заботиться о своем районе уже 672 человека. Однако мест еще хватает, всю статистику можно увидеть на сайте. Присоединяйтесь!

Оригинал

31 марта 2017

Ирония судьбы

Ирония судьбы: школьником, залезшим на столб на Пушкинской площади 26 марта, оказался Роман Шингаркин, сын экс-депутата от ЛДПР Максима Шингаркина. Того самого экс-депутата, который в законопроекте требовал еженедельно исполнять в школах гимн для поднятия патриотизма.

В интервью Шингаркин-старший подчеркнул, что «действия сына не означают, что он или его семья — оппоненты Путина».

Юность, как писал Ибсен, — это возмездие.

Возможно, сын экс-депутата, на самом деле, никакой не оппонент Путина. Трудно в 17 лет быть оппонентом 64-летнего диктатора, скрывающегося за экраном телевизора. Это не оппонент, это называется совсем по-другому.

Не факт, что те подростки, что были на Тверской, вскоре не вырастут, не наденут пиджаки и не вступят в «Единую Россию», или как она тогда у них будет называться. Но может быть хотя бы сейчас, пока этого не произошло, их родители успеют задуматься.

«По словам школьника, он может рискнуть принять участие в несанкционированной демонстрации, когда ему исполнится 18 лет, чтобы не втягивать родителей».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире