dgudkov

Дмитрий Гудков

26 мая 2016

F

Мой близкий друг прекрасный экономист Дмитрий Некрасов вчера был вынужден срочно уехать за границу: ему непрозрачно намекнули, что могут посадить за терроризм.

Все началось позавчера, когда он вернулся из Европы во Внуково. Там его продержали час и спрашивали, какое отношение он имеет к терроризму. Нужно знать его – бывшего сотрудника Администрации президента и Федеральной налоговой службы, успешного бизнесмена, очень умеренного оппозиционера, чтобы понять всю абсурдность подобных вопросов. Впрочем, вы его знаете: в отличие от меня, его регулярно раньше приглашали на телеэфиры. Уж поверьте, что ни о каком экстремизме и уж тем более терроризме не может быть и речи.
Но даже его позиция эксперта-экономиста оказывается сейчас опасной. Еще бы: он, как и я, баллотируется в Думу от «Яблока» по Москве. И, по последним замерам, имеет шансы выиграть у Лысакова.

Естественно, я сейчас буду писать запросы во все инстанции и требовать ответа, что происходит.

Дима рассказывал мне, как люди в больших чинах предупреждали его о возможном деле. Он мне называл их фамилии и должности: люди весьма влиятельные и информированные. На прошлой неделе мы встретили общего знакомого. В совместном разговоре со мной и Димой Некрасовым он сказал «если вдруг в Думу пройдешь ты или вдруг пройдет Дима, то расстроятся совершенно разные люди, а те люди, которые расстроятся по поводу Некрасова, умеют только дела возбуждать, зачем ему это надо?». Позже уже мои источники в АП сообщили, что у Некрасова «есть серьезные проблемы».

Мы сначала думали, что запугивают, пока Диму не задержали во Внуково. Неясно, есть ли уже какое-то дело, но все понимают, что подписать постановление следователю – 2 минуты.

Только вчера мы вместе сидели в «Яблоке» и слушали главу ФАС, после этого он поехал на «Эхо», а потом у него оказался выключен телефон. Больше суток я не знал, где он и что с ним, пока не получил от него звонок уже из Европы. Ни он, ни я не хотим называть это эмиграцией. Пока это – вынужденная отлучка. Скоро Дима сам все напишет подробнее. Я прошу от вас максимально распространить эту информацию, чтобы отлучка не стала постоянной.

Оригинал

Правительство, гордясь собой, выпустило доклад об итогах антисанкций. Там много прекрасного: например, посчитали, посмотрев на потолок, сколько же проклятые буржуины потеряли от нашего эмбарго. Насчитали 9 миллиардов долларов.

Сколько потеряла Россия, стыдливо посчитать забыли. Вместо этого рассказали вот что: оказывается, повышение цен на продукты из-за антисанкций было «временным». Кончилось ли это время, снова промолчали. И да, россияне стали меньше есть нормальной еды: мяса, овощей, фруктов, сыра, колбасы, зато не смогли себе отказать в хлебе и макаронах.

Однако запрет на ввоз еды тут совершенно ни при чем, уверены в правительстве: это просто доходы россиян упали, поэтому и пришлось затянуть пояса потуже.

Я бы очень хотел посмотреть в честные глаза авторов доклада и спросить: а вот подорожание еды из-за за ваших запретов никак не сказалось на том, что россияне с упавшими доходами не стали ее покупать? И само падение — оно с бредовыми запретами тоже никак не связано? Сколько вы предпринимателей разорили, сколько людей без работы оставили?

Но нет, молчание. Вместо этого — «немного статистики». В России на еду теперь тратят до 38% семейного бюджета. А в развитых странах — 10-20%. То есть минимум в два раза меньше. Встаем с колен, хотя от голода и пошатывает.

Поэтому продолжай, дорогое правительство, жги дальше. И дорогой президент с дорогой Думой, куда, напомню, совсем недавно не были сокращены поставки черной икры. А мой закон об отмене антисанкций будет и дальше пылиться под сукном: недосуг парламенту, еще не вся икра съедена.

Оригинал

20 мая 2016

Skype и Viber

У меня для вас опять плохие новости. На этот раз в России хотят запретить звонить из интернета на обычные телефоны — то есть наиболее полезный функционал Skype и Viber.

«Зашито» это предложение в очень незаметном абзаце проекта постановления правительства: вот здесь, пункт номер 12, изложенный в новой формулировке.

Зачем это делается, я, наверное, могу догадаться: традиционным операторам связи невыгодно, что от них все больше людей уходит в интернет. Но если с звонками из смартфона в смартфон через какой-нибудь Facebook бороться трудно, то со связью «интернет-городской телефон» выход найден.

В общем, это история о неприкрытом лоббизме, который осуществляется через правительство. Там, что характерно, призывают успокоиться, но никаких комментариев не дают.

Тем не менее, если это постановление все же будет принято, эффект будет достигнут ровно обратный: традиционная телефонная связь, такая, знаете, «вертушка», отомрет еще быстрее.

Но наша правительственная Анна Каренина этого не понимает и упорно пытается затормозить поезд технологий.

Если я что-то не правильно понял, поправьте меня!

Оригинал

История с законопроектом о ввозе лекарств продолжает шуметь. Давайте я еще раз, совсем по буквам, объясню в чем там дело.

Сразу оговорюсь, что власть ругать можно и нужно: вы отлично знаете, что я не отношусь к ее сторонникам. Но тем важнее ругать ее за дело, разобравшись, чтобы не скатиться в популизм и не кричать по каждому поводу «Волки! Волки!». Потому что когда придут настоящие волки, мы этого уже не поймем.

Так вот, сейчас волков нет, законопроект хотя и кривой, но правильный.

Итак.

По закону «Об обращении лекарственных средств» почти все лекарства можно ввозить в страну без учета. Тут ничего не меняется.

Но в России существует список сильнодействующих, наркотических и ядовитых веществ, которые совсем (!) запрещены для ввоза в страну.
Этот список утвержден в 2007-м году и регулярно дополняется правительством — парламент к нему отношения не имеет.

Когда Россия создавала Таможенный Союз, то все законы принимались в спешке, в Думе, которая «не место для дискуссий», почти не обсуждались, поэтому вышло все плохо и криво.

А именно: ввоз сильнодействующих веществ из списка подпал под статью 226.1 УК РФ «Контрабанда».

«Незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия, его основных частей (ствола, затвора, барабана, рамки, ствольной коробки), взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники <...> наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового».

http://www.zakonrf.info/uk/226.1/

Обратите внимание на перечень: таблетки стоят в одном ряду с танками и ядерной бомбой: и это и есть качество нашей «законодательной работы». Причем если таблетки привезла «группа», то срок будет уже до 12 лет.

Из-за этого и возникали уголовные дела: так, однажды спортсмены, приехавшие в Россию, привезли с собой тестостерон (он входит в вышеуказанный список) — и получили уголовное дело. Были и другие случаи.

Этими вопросами занялся Конституционный суд и постановил, что закон в части именно сильнодействующих веществ необходимо менять — и сейчас Дума ровно это и делает.

Изменения предполагают, что вещества для личного пользования из списка (это по преимуществу анаболики и тестостерон) перестанут приравнивать к танкам и ядерным бомбам. Таким образом, закон убирает уголовную ответственность (из статьи 226.1 УК, где дается определение контрабанде).
Кроме того, закон разрешает ввоз лекарств с сильнодействующими веществами, которые раньше были вообще запрещены. То есть не запретят их ввозить без рецепта (этого и так было нельзя), а разрешат. При этом они всегда были рецептурными, что у нас, что за рубежом. Ввоз же простых лекарств и так разрешен без учета и рецепта, о чем я сказал выше.

Другое дело, что писать законы хорошо у нас не умеют, и в документе возник «нотариально заверенный перевод рецепта». Это нужно отменять, что я и сделаю, внеся соответствующие поправки. Но даже в нынешнем виде законопроект облегчает жизнь, а не запрещает.
Еще раз: он говорит не о запрете ввоза в РФ всех лекарств, а о разрешении ввоза лекарств, содержащих вещества из запретного правительственного списка.

Почему я решил подробно разжевать этот закон (кроме профессионального интереса)? — Потому что против популизма, что у власти, что у оппозиции. Они кричат об иностранных агентах, а мы — об убийстве граждан запретом на ввоз лекарств. В итоге я получил десятки обращений от людей, которые теперь боятся везти лекарства — и это вина не Думы, а нас самих, не разобравшихся в ситуации и увлекшихся популизмом. Давайте будем профессиональны — этого стране сейчас не хватает больше всего.

Оригинал

Важное про закон о ввозе сильнодействующих лекарств, вчера принятый Думой во втором чтении. Не успел написать вечером — ездил в МВД в связи с Анапой, но так и думал, что будет большое возмущение в Сети. «Мерзавцы», «Дума решила нас всех убить» — это самые мягкие определения. Возмущение вызвано следующей формулировкой в СМИ: «Госдума приняла во втором чтении законопроект, запрещающий ввозить в Россию лекарства для личного пользования без назначения врача».

Так вот, все, на самом деле, не так. Главное здесь не запрет, а разрешение. Пожалуйста, прочитайте и распространите этот пост.

До недавнего времени ввоз любых лекарств, в которые входят сильнодействующие вещества, приравнивался к контрабанде по статье 226.1 УК РФ. Это вышло из-за непродуманных изменений в законодательстве, которые спешно вносились для функционирования Таможенного союза.

После многих инцидентов и дел о контрабанде, о которых, в частности, избиратели писали мне, граждане справедливо возмутились этой абсурдной ситуацией и оспорили законность этой статьи в КС. И КС признал, что в той части, в которой статья распространяется на лекарства, она не соответствует конституции, приостановил действие статьи и обязал Думу устранить противоречие и ввести процедуру такого ввоза с описанием правил.
Дальше возникла другая проблема: если разрешить ввоз таких лекарств для личного потребления вообще без документов, то этой лазейкой могут начать пользоваться наркоторговцы, растворяя наркотики в лекарствах и проявляя прочие технические хитрости.

Отсюда возникает необходимость такие лекарства к ввозу разрешить, но с определёнными ограничениями.

Да, подобные ограничения тоже во многом абсурдны, но раньше людей, которые ввозили такие лекарства, вообще могли совершенно официально посадить ДО 7 ЛЕТ. Сейчас этот законопроект выводит людей, везущих лекарства родным, хотя бы из под этого удара уголовной статьи.

Да, наша система верна себе и параллельно создала кучу бюрократии для такого ввоза, но ситуация всё равно хоть немного, но улучшается по сравнению с тем, что было раньше.

Многие скажут, что нотариальный перевод (само по себе маразм) и рецепт врача можно подделать и наркоторговцев это не остановит. Да, может и не остановит. Но вот это уже и можно сделать предметом дискуссии: как принять такие нормы, которые и честным людям не помешают, и жуликов остановят. Но не тот факт, что людям якобы вообще запретили ввозить лекарства.

Я понимаю, что первая реакция на любой закон Думы негативная — парламент это заслужил. Но в данном конкретном случае произошла «гуманизация и либерализация» законодательства, пусть и корявая, но облегчающая нам жизнь, а вовсе не наоборот.

Оригинал

Только что был в МВД. Встречался с первым заместителем министра Александром Горовым: он согласился оперативно принять меня после нападения на сотрудников ФБК в Анапе. Я привез запрос, при мне же заместитель министра наложил резолюцию и приобщил к делу видеозаписи нападения, одну из которых он уже успел посмотреть до моего прихода.

Во-первых — спасибо за оперативность, это важно. Во-вторых — дело с «казаками» взято на контроль, остается ждать ответа на запрос. Понятно, что дело политическое, но пока у руководства МВД я не вижу никакого желания оправдывать нападавших.

Александр Владимирович также сообщил, что надзорная инспекция транспортной полиции Анапы уже получила команду расследовать инцидент и установить личности нападавших.

Такие нападения — это штурмовики и фашизм. Поэтому важно добиваться реакции на них максимально жесткой и быстрой реакции государства.
Короче, сделал, что смог.

2483810

Оригинал

Я на неделе обещал выложить видео обсуждения в Думе моего законопроекта об отмене статуса иностранных агентов для НКО. Сразу говорю: зрелище это очень тяжелое. В начале там мое выступление, а вот дальше начинается, с позволения сказать, «дискуссия».

Дискуссии в Думе сводятся к одному:
– Вы вредите бизнесу.
– Ах ты, агент Госдепа!
– Так страна не будет развиваться.
– Лови шпиона!
– Мы можем помочь экономике.
– Русофоб!

Вот, собственно, про это видео и есть (причем я оставил там только половину таких разговоров, все целиком они раза в два дольше). В конце я уже не выдержал и предложил всех депутатов, пересекающих границу РФ, называть иностранными агентами.

Я понимаю, что от Госдумы никто ничего не ждет – но посмотрите, как там на самом деле все устроено. Дело зашло дальше, чем вы представляете. Собственно, и вчерашний день с законом Яровой это подтвердил.

Оригинал

Только что обсуждали в Думе «антитеррористические» поправки Яровой. Про запрет на выезд для заподозренных в экстремизме, тюрьму для «международных террористов» с 14 лет, хранение всех пользовательских данных Рунета за 3 года и прочее тоталитарное безумие.

В Думе про права человека говорить бесполезно: Яровая четко заявила в конце, что они есть у людей, а не у преступников. Поэтому попытался обратить внимание депутатов хотя бы на экономическую составляющую.

Создание интернет-базы за 3 года — это (просто вдумайтесь) 200 миллиардов долларов. Наших с вами миллиардов, так как интернет-провайдеры возьмут деньги с нас, через тарифы, а государство — через налоги.

Естественно, что поиск по такой базе будет невозможен, а вот утечки — легко. Все наши письма, картинки, переписки, чаты — все это сможет получить не только товарищ майор, но и любой человек, который не поленится зайти на какой-нибудь Савеловский рынок. И это за наши же деньги.

Самое интересное, что со мной согласились даже представители ЛДПР (они, впрочем, и вовсе намекнули, что за измену партии стоит расстреливать).

Но что я услышал в ответ? — Про США. Все тот же стандартный набор про посольство, про ЦРУ, про иностранных агентов. Какое это отношение имеет к делу? — Никакого. Любые слова и аргументы разбиваются о глухую стенку. Однажды я все-таки найду ответ на вопрос, осознанно ли коллеги вредят стране или по непониманию. Но пока — не нашел. Голосование в первом чтении будет сегодня после пяти вечера.

Оригинал

Самое страшное кощеево яйцо в России — это семья президента. Особо смелые СМИ могут писать, что не так страшна Украина, как ее малюют, тихо поругивать Чайку и даже замахиваться на святое — виолончель Ролдугина, но вот тут — ни-ни.

Кто напишет — тому шило в бок. Теперь дело дошло до РБК. Дело о мошенничестве — и проверка практически всего руководства холдинга. Не творческой части, а финансовой — чтобы парализовать работу наверняка.

Как, неужели опять, ну ведь не могут же так открыто? — Могут-могут. Спор хозяйствующих субъектов отработан еще с начала двухтысячных. Протокол номер шесть за подписью беспокойного Лесина — и дело в шляпе. Гусинский в Израиле, НТВ — сами знаете где.

Не зря же ходили слухи, что время ультиматума, поставленного Кремлем для Михаила Прохорова, истекло. Была черная метка в середине апреля — а теперь пришли уже профессиональные гробовщики. Генпрокуратура подтвердила мошенничество — еще бы ей не подтвердить, там статьи РБК читают внимательно, кто ж еще о них напишет.

СМИ не сдается: только сегодня новая статья об устрицах при дворце Путина.

Может быть, хотя бы на этот раз мы не сдадим ведущее СМИ, как делали это все годы подряд? Ведь оно нужно нам не меньше, чем мы ему.

Оригинал

Вот такие веселые картинки появились в московском транспорте. Конкретно эта — в троллейбусе №18. Если это не оскорбление памяти ветеранов — тогда что?

Напомню, что знаменитая фотография слева была снята за секунды до гибели офицера. И трагедия заключалась в том, что долгие годы не могли выяснить, кто именно на ней изображен.

А фотография справа — там специально надета маска, чтобы не узнали. Разница очевидна.

Есть и другая разница — между фашизмом (не итальянской политической системой, а зверством, притворяющимся законом) и «экстремизмом». Фашизм — это прежде всего расчеловечивание. А «экстремизм» в России — это книги, ноутбуки и мышки, которые сжигают по суду и без, это репосты в соцсетях, за которые людей отправляют в тюрьмы.

Мне трудно понять, кому в голову могла попасть идея такого сопоставления.

Я не надеюсь, что дептранс (это же его сфера ответственности) одумается. Победу и ветеранов уважают только на словах, а на деле не видят разницы между страшными годами войны и нынешней борьбой режима с гражданами.

2479706

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире