dastafyev

Дмитрий Астафьев

16 февраля 2015

F

Почти ежедневно большие дяди говорят о возрождении «своего», «родного», отечественного производства. Миф о  том, что сейчас экономика повторит, то что было после дефолта 1998 года муссируется всеми — от мала до велика. Даже сам солнцеликий, загибая пальчики и  хмуря бровки, повторяет «импортозамещение» как мантру.  Кажется, еще немного и даже руководство РПЦ начнет использовать это слово в конце молитв. Вместо «аминь».

Я не буду разбирать экономическую часть этого мифа. Не буду говорить, что в РФ налоговая нагрузка выше, чем даже  (!) в ненавистных Штатах. Об экономике этого вопроса и без меня написано много и толково. Поэтому мой текст посвящен другому слабому месту этих надежд.

Более того, я даже рискну не  согласиться с теми специалистами, которые считают, что полный провал идеи импортозамещения в текущей обстановке обусловлен лишь экономическими причинами. Напротив, в данном случае они видятся мне глубоко вторичными. Основные же  препятствия — организационные и институциональные.

Действительно произошедший в 1998 году дефолт во многом оказал поддержку российскому производителю. Появились целые отрасли. Например, большинство специалистов сходится во мнении, что именно  тогда родилась современная российская пищевая промышленность. Телекоммуникационный и IT сектор тоже начинает свою взрослую жизнь откуда-то с тех времен, не говоря о ритейле. А металлургия так и вовсе смогла выжить во многом благодаря упавшей (вслед за курсом) цене реализации, что положительно отразилось на экспорте.

Однако нужно понимать две очень важные вещи. «Яд полезен в малых дозах и только при определенных условиях». Девальвация серьезная, существенная действительно может быть полезна если: есть много денег и/или есть неиспользованные производственные мощности (законсервированные мощности). Что по сути одно и тоже, а именно: когда ваша валюта резко дешевеет, вы получаете возможность продавать продукцию на экспорт по заниженной цене. Необходимый объем экспорта можно обеспечить, вводя новые мощности (быстро их построив), либо расконсервировав мощности ранее замороженные.

Увы, ни первым, ни вторым Россия сейчас не располагает. Это нужно просто принять как данность и не заниматься самообманом. Это первое.

Последнее на что можно надеяться – это средний и малый бизнес, да и вообще предпринимательская активность. Вот об этом и пойдет речь.

От сложного к запутанному.

Структура федеральных органов исполнительной власти по состоянию на 2000 год (отбрасываю два самых тяжелых года, когда правительство «лихорадило») насчитывала 67 органов управления. Немаловажная деталь состоит и в том, что 10 из них были комитетами. А комитет — это больше координационный орган, скажем так, стоящий над той или иной отраслью.

По состоянию на сегодня исполнительная власть насчитывает 93 органа. И только два комитета: по  рыболовству и делам молодежи.

Таким образом, структура исполнительной власти усложнилась на 38%, а если отбросить комитеты (которые как правило непосредственным контролем не занимаются, а занимаются координацией), то выходим на цифру 59%. Пятьдесят девять процентов. Для чистоты расчетов следовало бы к 93 прибавить еще семь госкорпораций. Однако, учитывая, что в  теории госкорпорации не оказывают прямого регулирования (на практике это, естественно, иначе), я не буду принимать их во внимание.

Если вам эти цифры ничего не  говорят, то представьте, что в компании, где вы работаете, вдруг стало на 59% «начальников» больше, и подумайте, как это скажется на вашей работе.

Оценить ситуацию непосредственно с контрольно-надзорными органами весьма сложно, так как в Российском законодательстве перечень таковых попросту отсутствует. В этом непростом деле нам может помочь КоАП РФ. Где, сравнивая редакции 2001 и 2014 годов (глава 23), нетрудно заметить увеличение числа надзирающих с 61 до 69, рост на 13%. Но на самом деле, это не очень объективно, так как КоАП РФ с этой точки зрения скорее декларирует сферы надзора.

Важно сделать еще одну оговорку: ни перечень надзорных органов, ни их компетенции, ни связь между собой не  отражены в одном месте. Этот вопрос неоднократно ставился еще в 2000-ых. Сегодня 2014, но все по-прежнему. Стабильность.

Неконтролируемое размножение.

В государственных органах и  органах местного самоуправления по состоянию на 2000 год трудилось 1161,5 тысяч человек. Хочу отдельно заострить внимание на том факте, что из них 999,1 тысяч относится к исполнительной власти в регионах.

В 2013 году – уже 1548,1 тысяч человек, из которых 1228,2 тысяч приходится на исполнительную власть в  регионах.

Армия чиновников выросла на  33,2%. Исполнительной власти в регионах — только на 22,9%. То, что регионы отстают от центра объясняется очень легко – у нас вертикаль. Неподдельную радость вызывает и рост «судебной власти и прокуратуры», где численность выросла больше чем на 100%.

Еще стоит обратить внимание на  то, что изменения в органах местного самоуправления составили всего 9,4% (рост с 448 тыс. человек до 490 тыс.). Что лишний раз подтверждает наличие той самой вертикали.

Так же из численности чиновничества выпадает штат госкорпораций, которые я отбросил выше. Однако, стоит помнить, что их штат насчитывает десятки тысяч человек.

Эффективность бюрократии

Об эффективности нашего, родного законодательства слагаются легенды, а правоприменительной практике завидует даже туманный Альбион. Вы удивитесь, но в России есть действительно неплохие законы, есть даже хорошие, но почти повсеместно отсутствует системность. А ведь  именно целостность правовой системы определяет ее привлекательность с точки зрения бизнеса, особенно бизнеса иностранного, «приносящего» инвестиции извне.

Даже если посмотреть на банальный пример процедуры регистрации индивидуального предпринимателя (ИП) или общества с ограниченной ответственностью (ООО), то мы легко обнаруживаем срок регистрации в 5 рабочих дней. Оставим в стороне тот момент, что это на самом деле долго и в большинстве стран ненавистной Европы компания регистрируется за  1 день (один день) в том числе иностранным гражданином. Здесь важно другое. А  работает ли хотя бы эта норма? Реально ли зарегистрировать компанию за пять рабочих дней?

Я даже ссылок приводить не буду. Вам достаточно набрать в поисковике что-то вроде «за сколько можно открыть ООО» или «сколько занимает регистрация ИП» и вы увидите, что самый популярный ответ – «это зависит от отделения налоговой службы, где вы будете регистрироваться». У нормального человека это не укладывается в голове – как может зависеть норма, закреплённая законодательно от того, кто ее исполняет?

Да, срок регламентирован. Однако вместе с ним и регламентировано бесконечное количество «но» и не спешите радоваться, многие из этих «но» разбросаны по разным кодексам, законам, актам, приложениям и далее везде.

Вы решили заняться бизнесом? Решили открыть компанию? Начинаете процедуру регистрации? Браво! – скажут вам в  любой нормальной стране. 14.25 КоАП РФ и штраф до 5 тысячи рублей – скажут вам в России. Именно так, определят наше государство стоимость любой неточности в  поданных документах, пусть хоть улицу в адресе вы с ошибкой написали – право вас «штрафануть» уже имеется. Конечно, в реальности до штрафов доходит крайне и крайне редко, но въедливый читатель заметить, что само наличие такой возможности делает любые споры с налоговой инспекцией (производящей регистрацию) бессмысленными.

В целом же, хорошо иллюстрирует эффективность российской бюрократии страховая отрасль. С 1993 года «под» кем только страховщики не были.

  • 1993 – 1996 : Федеральная служба России по надзору за страховой деятельностью;
  • 1996 – 2004 : Департамент страхового надзора Минфина РФ;
  • 2004 – 2011 : Федеральная служба страхового надзора;
  • 2011 – 2013 : Федеральная служба по финансовым рынкам;
  • 2013 – н.в. : Центральный банк РФ
Казалось бы, реформы на лицо, должно быть лучше, должно быть эффективнее. Но только за последние два года (далеко до Крымских событий и санкций, пришедших с ними), со страхового рынка ушли не просто страховые компании, а компании, входящие в топ-20. Одно только банкротство ОСАО «Россия» принесло убытков на 2 млрд. рублей (это сотни тысяч автовладельцев по всей стране), которые возмещаются не с выручки от проданного имущества, нет, а из компенсационных фондов РСА, то есть из кармана всех владельцев полиса ОСАГО по сути.

Спираль недоверия

Берусь утверждать со всей ответственностью – власти сейчас не доверяет никто, даже самые ее ярые адепты. Даже фанаты путина и последователи проханова. Согласно опросам, лишь доверие к путину держится на уровне 80%. А вот правительству доверяет уже лишь 27%. Доверие к  контрольным и надзорным ведомствам, правоохранительной системе зачастую еще ниже. О партии «жуликов и воров» даже не стоит упоминать. В реальности властным институтам в России не доверяет никто.

Будет глупо объяснять причины недоверия со стороны предпринимателей. Особенно тех, кто прошел через жернова заказной судебной системы или столкнулся с нездоровым аппетитом бюрократии. С  ними все очевидно.

Гораздо интереснее посмотреть на  поддерживающих власть. Путин в их глазах, конечно, ни в чем не виноват. Он  вообще ангел, посланный нам богом. Виноваты, конечно, американцы и Западная Европа, которая по разным версиям лежит под янки то ли с конца второй мировой, то ли с конца СССР.

Однако, и это самое интересное, проблемы есть, и они более чем ощутимы. Не выдержал отряд натиска неприятеля. Удались врагу диверсии на земле русской. Были бы мы действительно сильны, никого бы так не волновал курс доллара. Но нет, от рублей избавляются все без исключения, а обменников по стране больше, чем автоматов с газировкой в советские времена. Кстати, в городах загнивающей гейропы, вроде Парижа, Лондона и Берлина, вы не увидите такого количества пунктов обмена валют, как в Москве.

Чем же отличается ситуация в  нулевых от сегодняшней? Во-первых, не было антизападной риторики. Даже Путин говорил, что все беды в  нас самих. В 1998-ом никому в голову не пришло заподозрить американский след в  дефолте. Спокойно сняли правительство, назначили новое, уступив давлению оппозиции. Президент и вовсе спустя год извинился и добровольно ушел в отставку. Сейчас же Россия ни в чем не виновата. Она в кольце врагов-стоматологов, мечтающих вырвать зубы у мишки, леопарда и зайки.

Не желая признавать и публично обсуждать реальные причины происходящего, власть сама загнала себя в ловушку и  сомкнула круг недоверия, включив в него даже тех, кто власть поддерживает.

Доказательства

Было бы неправильно, оставить данный материал только лишь с «голыми» умозаключениями и выводами. Но найти подтверждение полного фиаско экономической политики «эпохи пу» не составляет никакого труда.

К сожалению сайт Росстат’а не предоставляет сколь-нибудь широких данных по экономической активности, относящихся на период «проклятых» 90-ых, но «кое-что» обнаружить удается.

Так в 2005 году (с этого года Росстат дает нам данные) в Российской Федерации действовало 112 тыс. юридических лиц. Из них, 41 тыс. предприятий была образована в период с 1990 по  2000 год. Однако, в 2013 году картина существенно меняется: всего предприятий 92 тыс., а тех, что были созданы в 90-х остается уже 20 тыс. То есть половина компаний, «рожденных» в период с 1990 по 2000 год были закрыты.

Тут следует обязательно проверить гипотезу: быть может политика правительства здесь ни при чем и предприятия вовсе не закрылись, а были «переформированы» под обновленное законодательство? Посмотрим данные за несколько лет.

Таблица 1. Распределение предприятий по дате начала хозяйственной деятельности

по состоянию на 

Всего

                                 из них по годам начала хозяйственной деятельности

1960 и ранее

1961-1980

1981-1990

1991-2000

2001

2002

2003

2004

2005 год

111 967  

20 646  

12 456  

3 869  

41 366  

5 699  

7 144  

8 228  

7 409  

2013 год

92 082  

8 303  

5 148  

1 544  

20 652  

3 017  

4 188  

4 262  

4 473  

Изменение

— 19 885  

-12 343  

-7 308  

-2 325  

-20 714  

-2 682  

-2 956  

-3 966  

-2 936  

-18%

-60%

-59%

-60%

-50%

-47%

-41%

-48%

-40%

 

Итак, мы видим, что изменение количества предприятий находится во вполне четких границах – от 40% до 60%. Причем наивысшие показатели относятся к еще советской экономике, что как раз и  обоснованно от части приспособлением к новому законодательству в сфере организации и ведения хозяйственной деятельности.

Важно отметить, что, несмотря на  то, что Росстат не дает данных о количестве образованных предприятий в 90-ых, мы видим, что в 2005 году их было 41 тыс. (понятно, что по состоянию на 2000 год их было существенно больше). Между тем за период с 2000 год по 2010 год (тоже 10-ть лет, но уже при путине) было образовано всего 45 тыс. новых предприятий. И это те самые «золотые» 10-ть лет с невероятными ценами на  энергоносители, прочной вертикалью и непоколебимой стабильностью.

Не менее печальную картину нам демонстрирует и демография хозяйствующих субъектов, где совершенно отчетливо прослеживается тренд на увеличение коэффициента «смертности» и уменьшение коэффициента «рождаемости» предприятий.

Причем «смертность», как можно заметить, растёт опережающими темпами.

Важно еще раз отметить, что наихудшая динамика приходится на наилучший период (с точки зрения внешней конъюнктуры) в экономике РФ, что является неоспоримым подтверждением того, что «корень зла» заключается во внутренних, институциональных проблемах страны.

К сожалению, объективно отследить изменения в части индивидуального предпринимательства по открытым данным Росстат'а не представляется возможным, так как нам доступна информация лишь с  2008 года, когда на экономику России уже оказывал существенное влияние мировой финансовой кризис. Посему, сделаем заметку на полях, с 2008 года по 2013 год численность занятых в сфере индивидуальной предпринимательской деятельности сократилась с  8,31 млн. человек до 5,43 млн. человек. То есть можно говорить о том, что 2,88 млн. человек оставили попытки создать собственное дело в России, либо работать в микропредприятиях, что предполагает более сознательное отношение к работе, нежели в крупных компаниях.

Что имеем?

В период с 2000 года по 2014 год власть существенно «приросла» и «усложнилась». И было бы не так худо, если бы  не та самая пресловутая вертикаль, что означает de facto прирост контролеров на местах (в регионах) со смещенным в столицу центром принятия решений. Именно в таких условиях и множится коррупция, когда любая здравая инициатива будет бесконечно вертеться на вертикали, как сами знаете на чем.

Вернемся к тому с чего начали. Существенная девальвация может быть полезна если:

  1. Есть деньги, много денег;
  2. Есть законсервированные производственные мощности.
  3. Или есть условия для развития малого и среднего бизнеса.

Увы, к концу этой статьи и третий пункт можно смело вычеркивать. Нет сейчас условий в России для развития среднего и малого бизнеса. Ситуация с периода 1998 – 2000 существенно изменилась, причем в худшую сторону. Надзирателей стало больше. Законодательство в целом усложнилось. Ни одна из с помпой заявленных реформ по  сути ни к каким результатам не привела. Экономическая статистика упрямо  показывает на плачевную динамику. А предпринимательская активность не то чтобы снижается, а зачастую просто отсутствует из-за тотально подорванного доверия к  власти даже среди «своих».

Причем проблемы начались не  сегодня, не с Крымом, не с санкциями. Болезнь развивалась в течение последних (как минимум) десяти лет, но была не так заметна в силу случайных, не зависящих от правительства и лично красносолнышко обстоятельств, а именно высоких цен на  нефть и газ. Сейчас же, капельница с который был связан больной опустела, и мы сразу же почувствовали всю глубину и весь масштаб запущенного недуга.

Поэтому все эти разговоры о том, что «ох, как сейчас нашьем своего» так и будут оставаться лишь разговорами. До  реального производства дело так и не дойдет – кто же захочет высовывать голову, когда голодная армия чиновников, приросшая полумиллионом человек, жадно вглядывается в пересохшую землю с надеждой заметить новый свежий росток?

Нет, увы, в таких условиях медикаментозное лечение ни к чему не приведет – необходима реанимация.

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире