currenttime

«Настоящее время»

21 августа 2017

F

Евгений Сафонов поспорил со своей 83-летней бабушкой и решил убедить, что хорошо было не только «в Союзе». Как только летом 2017 года заработал безвизовый режим для Украины, бабушка и внук собрали документы, взяли коляску, чтобы женщине было легче передвигаться, и вместе отправились в Париж

До этого путешествия 83-летняя Светлана Григорьевна Стаценко ездила лишь с мужем в Карелию и на Байкал на машине. За границей никогда не была — «а мы тогда и не хотели особо». Но на вопрос внука, хотелось ли взглянуть на какую-нибудь другую страну, ответила, что на Париж посмотреть хотелось бы.

Светлана Стаценко в прошлом преподаватель литературы, и Париж хорошо знает по романам Дюма и Гюго.

«На биометрический паспорт подались за день до того, как стало известно про безвизовый режим», — рассказывает Евгений. Коляска, по его словам, никак не повлияла на маршрут: в Париже везде есть съезды с тротуара на проезжую часть, пандусы.

«А вот прокатить бабушку по Киеву я не смог — попробовал, это невозможно», — замечает Евгений.

Попав в Париж, бабушка, по его словам, не упускала возможности сунуть в сумочку все, что в нее помещалось: бумажный пакет из супермаркета, пластмассовый нож, листовки с рекламой...Зачем? По ее словам, ей нужны были доказательства поездки.

Париж Светлане Григорьевне понравился. «Тут красивее, чем в Одессе, Петербурге, Кишиневе и Хабаровске», — призналась она. Но больше всего женщину впечатлили люди. Когда она вставала из кресла, к ней всегда кто-то подбегал, чтобы помочь — охранник в музее, официант, посетитель кафе, портье, случайный прохожий. «Совершенно незнакомый мне человек, я встретилась с ним взглядом — а он мне улыбнулся!» — удивлялась бабушка.

А еще ее впечатлили мотоциклы, оставленные без присмотра, большие чистые автобусы, размеры Лувра… Но на вопрос, где лучше: в Советском союзе или за границей, бабушка попросила внука больше не затрагивать тему.

Оригинал

17 августа 2017

«Я Россию любил»

Киргизского фермера и депутата Хамзу Эгембердиева не впустили в Россию на медосмотр после операции на сердце. Больного продержали 8 часов в камере в полиции в аэропорту Домодедово и депортировали без багажа и объяснений. Но не в Бишкек, а в другой город в Кыргызстане, в 1000 км от того, где он живет.

Попасть в Россию киргизский фермер и депутат поселкового совета Хамза Эгембердиев теперь не сможет несколько лет. В конце прошлой недели его депортировали из Москвы, куда он приехал на повторное обследование после сложной операции на сердце. Теперь Эгембердиев как на дежурство ходит к зданию российского консульства в Бишкеке и пытается добиться справедливости – отмены решения о запрете въезда.

В посольстве России в Кыргызстане Настоящему Времени пока не ответили на запрос о случае с Эгембердиевым.

«Как будто я самый страшный преступник! – возмущается мужчина. – Они поймали меня и даже в туалет в сопровождении отправляли».

Россия Эгембердиеву не чужая. Его отец во Второй мировой войне воевал под Москвой в Красной Армии, и сам фермер в молодости тоже служил в советской армии – был сержантом во Владивостоке.


«Отец мой защищал Москву, в которую сын его не может попасть», – констатирует Эгембердиев. – Наша «вторая родина» Россия называется".

Когда ему по состоянию здоровья потребовалась операция на сердце, Эгембердиев сразу же решил, что лечиться будет в Москве. В Центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева ему сделали сложнейшую операцию, после которой фермеру пришлось долго восстанавливаться.

В Москву он ехал на повторный медицинский контроль и обследование. Вез с собой в сумке целую кипу справок с диагнозом российских врачей и фотографиями из того самого московского научного центра. Но в отделении полиции аэропорта гражданину Кыргызстана не поверили.

«Он говорит: цель поездки? Знаешь, где остановишься? – рассказывает Эгембердиев. – Я говорю: в больницу еду, у меня в сумке документы, на обследование».

Но на его документы в фирменной папке в сумке никто из полицейских даже не взглянул. Полицейские просто взяли и отправили фермера в камеру предварительного заключения.

«Там душно, человек 18-20 сидели, комната тесная, – рассказывает Эгембердиев. – Мне плохо стало. Там дежурный сидит, я ему стучу и говорю: «Мне плохо, я послеоперационный человек, у меня сердце больное».

Несмотря на его жалобы, выпустили Эгембердиева лишь через восемь часов. За что его держали за решеткой – так и не объяснили. Зато сразу предупредили: из здания аэротерминала гражданина Кыргызстана не выпустят. И депортировали в Ош, хотя прибыл Эгембердиев из Бишкека.

«Он мне говорит: в Ош полетите, – вспоминает фермер. – Я говорю: «Что мне в Оше делать? Я из Бишкека!» А он говорит: «Это тоже твоя родина, Киргизия». А я говорю: там тысяча километров, как мне оттуда домой добираться? У меня денег нет!» А он говорит: «Это ваши проблемы».

Багаж пассажира, видимо, так и остался в Москве: свой чемодан Эгебердиев не нашел ни Оше, ни позже в Бишкеке.

«Мне написали акт о непринятом багаже и номер билета, – жалуется он. – Сказали: «Как появится – отправим в Бишкек». Я потом звонил, а здесь его тоже нет. И одежду потерял, и надежду потерял, все потерял короче».

Сам Эгембердиев считает, что его не пустили в Россию из-за того, что у него были киргизский паспорт и борода.

«Не понравилась, по-моему, борода, – говорит он. – А мне не 25 лет, мне уже 54 года, с бородой нормально, седая борода. Чего мне, бриться, что ли?»

«Я, честно сказать, Россию любил», – признается фермер после всех своих приключений. Но теперь его отношение изменилось. Эгемдердиев объясняет, что депортация может испортить его репутацию: в родной Васильевке под Бишкеком он – уважаемый человек, депутат. Именно поэтому он хочет добиться отмены решения о его депортации из России.

Оригинал

Российские инженеры переехали в Украину и делают ядерную бомбу для неонациста из Германии – это сюжет романа американского классика технотриллеров и альтернативной истории Тома Клэнси «Все страхи мира», по которому в Голливуде даже сняли фильм.

Сюжет, в котором «русские», как принято называть на западе выходцев из бывшего СССР, делают какое-то страшное оружие, способное уничтожить мир, давно укоренился в мировой культуре.

Русские Ivan’ы – злые гении, пьющие дурачки с фамилиями на выбор – Гоголь, Петров и Брежнев. Если не суровые северные и скуластые сотрудники Кей-Джи-Би, то непременно изобретатели сверхоружия, для которых и правда ракету украсть — да что там, плевое дело.

«Армагеддон»

В фантастическом фильме 1998 года с Брюсом Уиллисом и Беном Аффлеком, наверное, впервые за долгое время показали хорошего русского. Полковник, исследователь космоса, немного расхристанный. В шапке-ушанке и футболке с красной звездой. Кажется, с перегаром – экран запахи не передает.

Вечно полупьяный персонаж с фамилией Андропов в итоге оказывается едва ли не главным героем истории, рискуя собой спасает планету, американских астронавтов и ученых, и заодно всю мировую космическую программу.

«Джеймс Бонд 007: Золотой глаз»

Один раз умным русским ученым была даже девушка Джеймса Бонда — в фильм «Золотой глаз», где впервые агента ее величества сыграл Пирс Броснан, а М. стала Джуди Дэнч. Программистка с ракетной базы по имени Наталья Семенова в исполнении Изабеллы Скорупко чудом выжила на ракетной базе «Северная» где-то в Сибири.

Но вопреки традиции коварных русских шпионок в стиле Маты Хари она стала подругой и единственным соратником Бонда в его неравной борьбе с мировым злом и корпорацией СПЕКТР. В самый главный момент Наталья не забывает свои навыки программиста и взламывает вражеский секретный компьютер.

«Железный человек – 2»

Идеальный русский ученый с помятым лицом (русский значит трезвый – это только на «Правых маршах» работает, в голливудском сознании все немного иначе) герой Микки Рурка из «Железного человека – 2». Естественно, злодей. Но очень талантливый.

Иван Ванко – коротко, и чтобы сразу было понятно, что русский – гений-изобретатель. У него на руках умер отец – Антон Ванко, тоже ученый-гений, по сохранившимся папиным чертежам герой Микки Рурка собирает дуговой реактор и подключает его к хлыстам – из-за этого у злодея и прозвище Хлыст.

В этом самом устрашающем костюме русский злодей был в шаге от того, чтобы всех переубивать. Но добро победило, конечно же. Тем более что впереди еще столько серий фильма.

«Стар Трек»

Сериал Стар Трек – старый, 1966 года – хоть и снимался в разгар Холодной войны, советских ракет на Кубе и хрущевского ботинка на трибуне ООН, русские там – добрые и умные.

Действие сериала разворачивается в XXIII веке. Научная миссия звездолета Enterprise призвана исследовать космос. И во втором сезоне «Стар Трека» ключевым персонажем становится русский ученый по имени Павел Чехов, который помогает остальным участникам путешествия по галактике в забавных костюмах и с нелепыми прическами открывать загадки Вселенной.

«Стиратель»

Фильм 1996 года «Стиратель» не совсем про ученых, зато про украденные ракеты. Режиссер Чак Рассел собрал, кажется, всю развесистую клюкву штампов и золотую малину кинематографического ада. Автор фильма «Маска» решил свести зрителя с ума. На втором часу кажется, что ты не в кинотеатре, а в доме умалишенных. Имеется даже сцена битвы с выпавшими из аквариума крокодилами.

Вселенский злодей в «Стирателе» – Сергей Иванович Петровский. Наркотеррорист из СНГ с замашками властелина мира. Естественно, Сергей Иванович пытается завладеть сверхмощным и суперсовременным оружием. Которое загадочным образом утекает из военной компании в страны Третьего мира. Ничего страшного. Арнольд Шварценеггер всех спасет.

Оригинал

15 августа 2017

Побег от Иваново

История «сепаратизма в Юрьевце» берет свое начало еще с 90-х годов: уже тогда многие жители хотели видеть свой город в более успешной Нижегородской области, с которой у Юрьевца больше социальных и экономических связей. Но власти Ивановской области юрьевцев отпускать к соседу не хотят

Юрьевец — живописный городок в Ивановской области, родина Андрея Тарковского. По словам местных активистов, он еще не умер, но уже вовсю готовится к этому. Владимир Терентьев рассказывает, что в проблемы в городке на всех фронтах: вдоль горьковского водохранилища не достроена плотина, закрыты почти все промышленные предприятия и даже одна из школ, город не газифицирован и благоустройства не видел долгие годы, а работа осталась в только социальной сфере. Даже хлеб в Юрьевце не производят на месте, а привозят из Пучежа и Кинешмы.

Население города за 20 лет сократилось в два раза из-за того, что молодежь уезжает прочь.

Недавно юрьевчане решили поднять вопрос о переходе в соседнюю Нижегородскую область. Соседний Сокольский район смог перейти в Нижегородскую область еще в 1994 году во времена губернаторства Бориса Немцова, и жители Юрьевца часто ссылаются на то, как там комплексно улучшилась жизнь после перехода.

Еще одним толчком к «сепаратизму» для юрьевцев стал недавний референдум в Крыму. «Его тоже надо было проводить с разрешения киевской власти, да? — замечает Терентьев. — Но сумели же как-то обойти? А у нас, оказывается, невозможно обойти».

Большинство горожан идею перехода к более богатому соседу поддержали. Но власти Ивановской области отпускать городок не захотели. Губернатор развернул против активистов целую кампанию: грозил увольнениями. А чтобы окончательно отбить желание проводить референдум, на членов инициативной группы начали давить силовики.

Оригинал

Новая газета" просит возбудить уголовное дело в связи с избиением при задержании её корреспондента Худоберди Нурматова (Али Феруза). Об этом в интервью Настоящему Времени заявил главный редактор издания Дмитрий Муратов.

«Мы подаем официальное заявление в следственные органы с просьбой возбудить уголовное дело по факту избиения и издевательства в отношении господина Нурматова (корреспондент «Новой», работает под псевдонимом Али Феруз – НВ). То, что мы знаем, мы, как свидетели, расскажем при допросах», – заявил в интервью Настоящему Времени Дмитрий Муратов.

Главный редактор «Новой» рассказал новые подробности избиения Али Феруза (Худоберди Нурматова) в ночь с 1 на 2 августа, когда его перевозили из Басманного суда в Центр временного содержания иностранных граждан.

«Вот его отмудохали в «Газели» со словами «кто ты такой», «таких как ты надо выжигать» и прижигали электрошокером. А потом нанесли (если это был один удар, то мощнейший) удар, у него сейчас огромная гематома – она сфотографирована, ее можно посмотреть, – сообщил Дмитрий Муратов. – Я видел много побоев в своей жизни, много травм, ранений, всего навидался. Но хочу сказать, что 23 на 22, примерно, сантиметра, багрово-фиолетовая гематома со стороны левой лопатки. То есть удар, вообще-то, был нанесен в область сердца».

На вопрос, связано ли преследование Феруза с тем, что он является сотрудником «Новой», Дмитрий Муратов не ответил.

«Я не хочу каким-то образом подчеркивать роль газеты, хайп вокруг этого создавать. Нам это совсем не интересно. У нас была одна задача: постараться убедить всех, что этого человека нельзя отдавать на погибель», – заявил Дмитрий Муратов.

В начале апреля «Новая газета» опубликовала расследование, в котором утверждалось, что в Чечне уже несколько месяцев идет облава на геев. Анонимные источники в силовых структурах рассказали изданию, что речь идет о более чем сотне мужчин. Как минимум трое были убиты, сообщалось в статье, и газета предполагала, что жертв может быть больше.

После публикации расследования журналистам «Новой газеты» стали угрожать расправой, в том числе публично. Главный редактор издания обратился за защитой в Кремль, после чего пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посоветовал руководству Чечни использовать «только законные методы» для воздействия на редакцию.

«У нас в стране только один человек способен вести диалог и быть огромным авторитетом для Рамзана Ахматовича Кадырова – это Владимир Владимирович Путин. Ко всем остальным Кадыров относится с презрением. Не к своей элите и своим друзьям, а к российской политической элите, к истеблишменту, к медиа. Он всем может заплатить и всех может пригласить на корпоратив. Всех этих людей он давным-давно не уважает. А уважает и слышит он только одного человека, единственного человека – Владимира Путина», – считает главный редактор «Новой газеты».

Восьмого августа Апелляционная инстанция Московского городского суда приостановила решение Басманного районного суда о выдворении в Узбекистан Али Феруза.

Феруз родился и закончил школу на Алтае, где родилась его мать, но юность провел в Узбекистане, где занимался гражданским активизмом. Редакция «Новой газеты» утверждает, что восемь лет назад журналист был вынужден покинуть Узбекистан, поскольку его пытались вербовать местные спецслужбы.

Узбекские власти много лет добивались депортации журналиста из России на родину. На получение убежища в России он подал документы только в 2014 году, но в убежище ему отказали.

В марте Феруза задержали в центре Москвы за нарушение миграционного законодательства, а 1 августа снова задержали и на этот раз в спешном порядке решили депортировать.

Оригинал

13 августа 2017

В северном изгнании

На Аляске живут чуть больше 740 тысяч человек, и помимо индейцев и эскимосов здесь обитают русские старообрядцы. В 1968 году, после эмиграции из Сибири, они на Аляске построили церковь, а потом и основали деревню – Николаевск.

Проповеди и молитвы в американском Николаевске с населением в 300 человек до сих пор звучат на старославянском языке. Женщины здесь носят сарафаны, которые шьют сами, а мужчины – косоворотки и длинные бороды.

Старообрядцев отлучили от Русской православной церкви еще в конце XVII века, после того, как те отказались принять церковные реформы патриарха Никона, которые должны были унифицировать богослужебные обряды и «книжную справу» – переводы Священного писания. После раскола старообрядцы попали в немилость церкви и российских монархов. Противников реформы наказывали ссылкой, а некоторых – даже смертной казнью.

Старообрядчество делится на два основных течения: поповцы и беспоповцы. То есть на тех, у кого есть священники, и остальных. Жители Николаевска долгое время относили себя к беспоповцам, но потом все-таки приняли священство.

Перед тем как переехать на Аляску семья Марии Фефеловой вместе с общиной старообрядцев долгое время жила в Китае. Но когда там к власти пришли коммунисты, они бежали: сначала в Бразилию, а потом и в Штаты. В США уехавшая из Китая община раскололась надвое: одни остались в штате Орегон, другие уехали на Аляску.

«Везли детей в горы, чтобы сохранить Христову веру», – объясняет Мария.

Себя Мария считает русской, но ее дети уже называют себя американцами. При этом детей Марии удалось обучить русскому языку, а с правнуками женщина найти общего языка уже не может: те говорят только на английском.

Работы в американском Николаевске немного. Мужчины раньше занимались рыбалкой и судостроением, но сейчас бизнес пошел на спад. Но в городке все еще работает небольшое кафе-магазин, где можно заказать блюда русской кухни, а также купить матрешку или, например, кокошник.

При этом все попытки обратить их в другую веру жители Николаевска пресекают на корню: «правильной» верой они считают только свою.

Оригинал

Для Ваага это лето отличается от многих других. Впервые за долгое время он не поехал в Россию на сезонные заработки. Решил остаться дома. Теперь ремонтирует двушку на окраине Еревана. Причину не ехать в Россию объясняет просто: стало не выгодно.

«Рабочих мест очень мало, на квадратный метр три человека стоят. И расценки тоже не те, доллар поднялся, расценки старые остались. Если сравнишь, как будто поехал, поработал, поел и приехал. Большинство просто не хотят ехать. Тут у себя на родине, никто документы не спрашивает, тут живешь в нормальных условиях», – рассуждает Ваагн Арутюнян.

Однако найти работу на месте получается далеко не у всех. Поэтому северное направление по-прежнему актуально для армянских рабочих мигрантов.

Денег на родину стали отправлять значительно меньше. С 2014 года, когда против Москвы ввели санкции после аннексии Крыма, сумма переводов из России в Армению сократилась на 38 процентов. В этом году ситуация выправилась. Но новые санкции, по словам специалистов, вновь больно ударят по объему переводов, и по армянской экономике в целом.

«Ухудшение состояния экономики Российской Федерации непосредственно отражается, отражалась и будет отражаться на экономике Армении, – считает экономист Баграт Асатрян. – Будут и другие последствия. Так или иначе, мы единое экономическое пространство, и пострадают все участники».

Специалисты отмечают, что проблемы возникнут и у предприятий Армении, ориентированных на экспорт. Ухудшение состояния российской экономики может привести к очередному ослаблению рубля, который постепенно становится основной валютой для торговли в зоне Евразийского экономического союза.

Могут возникнуть проблемы и в политике. Армения традиционно находится в сфере влияния России, и Еревану впредь придется проявлять особую гибкость, выстраивая отношения с Западом.

«Пока американцы разделяют зоны ответственности. Скажем, карабахский вопрос – это отдельная тема, санкции против России – это вторая тема, двусторонние отношения с Арменией – совершенно третья, – считает политолог Арег Галстян. – Но Армения является стратегическим союзником России и входит в пророссийские интеграционные проекты. Когда бьют по России – автоматически бьют и по Армении».

В санкционном списке США оказалось и другое значимое для Армении государство – Иран. Однако санкции против Тегерана пока формальные, и это нивелирует риски для Еревана. Но жесткая риторика президента Трампа против Тегерана и еще большее ухудшение российско-американских отношений вызывают у закавказской страны.

Оригинал

Сегодня в России работает около 42 тыс детских оздоровительных лагерей. Почти все находятся на грани рентабельности, а условия отдыха в них мало изменились за последние 50 лет: многоместные палаты, удобства на улице. Но и такой отдых все равно пользуется спросом у родителей и детей

Сегодня в России работает около 42 тыс детских оздоровительных лагерей. Почти все – на грани рентабельности: работа у них сезонная, никаких льгот по налогообложению нет. Цены слишком высоко не поднимешь: если это сделать – детей просто не будет.

Неудивительно, что за последние 15 лет количество детских лагерей только в Московской области сократилось в три раза. Некоторые покинутые комплексы купили за бесценок инвесторы и переделали их в частные базы отдыха. Но множество лагерей по-прежнему стоят заброшенными и интересуют разве что сталкеров.

Что такое отдых в российском детском лагере сегодня? Настоящее Время съездил в один из типичных лагерей – «Дзержинец», который находится в 35 км от Новосибирска в красивом еловом лесу. Это «классика» летнего детского отдыха в России: 7 одноэтажных кирпичных корпусов, в трех из них удобства — по-соседству.

Дома выглядят скромно и местами даже потрепанно, но, несмотря на это уже более полувека каждое лето заполняются до отказа.

Саша Воробьев ездит в «Дзержинец» с шести лет почти каждый год, когда у родителей получается взять путевку. Его, как и остальных детей, не волнует, что в туалет ночью нужно идти на улицу, что спортоборудование в лагере сильно устарело, а играть приходится в луже.

Родителей такие вещи обычно беспокоят, но мама Саши рада и тому, что в этом году хотя бы удалось достать путевку: лагеря в области закрывают, а спрос на детских отдых растет.

«Родитель, когда выбирает лагерь, в первую очередь думает о чем? О том, чтобы было безопасно, хороший досуг, хорошее питание, — рассуждает Олеся Воробьева. — Несмотря на то, что этот лагерь не является современным по нынешним форматам, у него есть традиции, устои. Это все с лихвой перекрывает какие-то недостатки, которые есть в плане удобства».

Главное неудобство для детей – в «Дзержинце» негде искупаться в летнюю жару. Неподалеку есть речка, но на содержание пляжа у лагеря денег нет. И даже если бы лагерь нашел средства, походы к воде после недавно принятого «Закона о детском отдыхе» стало почти невозможно организовать по всем правилам.

«Сложнее стали все документальные вопросы, которые касаются вывода детей за территорию лагеря, – рассказывает вожатая «Дзержинца» Анна Сергутина. – По закону пляж нужно содержать, оборудовать, каждый год все это чистить, следить, нанимать дополнительных сотрудников: спортинструктора, спасателя. К сожалению, нам не могут этого обеспечить».

Зато в «Дзержинце» есть квалифицированные вожатые: людей без профильного образования и специального годового курса подготовки сюда просто не берут. Анна Сергутина рассказывает, что ездила отдыхать в «Дзержинец» еще ребенком, а потом решила вернуться вожатой. Но, по ее словам работа с детьми – это прежде всего призвание: сюда точно не приходят, чтобы заработать.

«Зарплата, если по-честному, достаточно небольшая, особенно в сравнении с тем, если работать в городе, – признается девушка. – Но самые чистые эмоции ты получаешь именно от детей. Все, что ты вкладываешь в них, ты получаешь обратно. И поэтому это самое ценное, и неважно сколько за это платят».

Зато вопрос «сколько платить», важен для родителей. «Дзержинец» существует как за счет денег от Министерства соцразвития, так и благодаря продаже коммерческих путевок: 21 день отдыха в лагере стоит 20 тыс. рублей ($330). Желающих отдыхать за эти деньги – хватает.

«По путевкам Министерства соцразвития сюда приезжают дети бесплатно, цена путевки не менялась. Проблем с путевками у нас не возникает. Другое дело, что «Дзержинец» никогда не теряется, и у нас много коммерческих заездов», –рассказывает директор лагеря Марина Щербакова.

Этим летом в Новосибирской области работают около 80 детских лагерей. Цена путевки варьируется от 7 до 30 тысяч рублей за смену. Муниципальные лагеря деньги получают в основном из областного и местного бюджетов, в них условия поскромнее. Частные берут дороже: 10 дней в языковом лагере обойдутся в 23 тыс. рублей ($380).

Оригинал

В Житомирской области соцслужбы сначала отобрали, а затем по решению суда вернули детей родителям-родноверам — неоязычникам-вегетарианцам, живущим по старым славянским обычаям. Соцслужбы и сельсовет утверждают, что за детьми не было присмотра, а родители жалуются на нетерпимость окружающих к их вере

Дмитрий Шевелюк и Елена Батенькова перешли в родноверие несколько лет назад. Сменили имена (теперь они Светозар и Светозара) и начали жить по старым славянским обычаям: ведут здоровый образ жизни, закаляются, не пьют, не курят, не едят мяса. Педагог по образованию Светозара зарабатывает сеансами массажа, а ее муж проводит уроки йоги и медитации. А еще Светозара уже два года не носит обувь, чтобы, по ее словам, лучше чувствовать землю.

В село Буки Житомирской области семья переехала полтора года назад. И уже через пару недель соседи резко выступили против их образа жизни.

«Да вся улица была против того, что они так плохо воспитывают детей, — возмущается Галина Мазяр, жительница села Буки. — За детьми они вообще не смотрят, дети беспризорные. Маленький мальчик голодный ходил к соседке: «Дайте что-то есть». Вынесли ему хлеба и сала, он наелся».

«Приходили еще в том году, говорят «Мы хотим кушать», — вспоминает еще одна жительница села Буки, Марина Светельская. — Мы им: «А что вы будете кушать?» А они: «Мама-то нам не разрешает, мясо и макароны мы не кушаем. Взяли хлеб, огурец, помидор и все».

«Бегут голые, рисуют себе интимные места маркером. Очень много чего есть, чего вообще не должно быть в семье», — жалуется Олег Маслюковский, еще один сосед родителей-родноверов.

После всех этих жалоб соцслужбы отобрали детей у Светозара и Светозары и на время поместили их в реабилитационный центр. Соцработники говорят, что не раз предупреждали взрослых о том, что заберут детей.

«Верой родители просто покрывают свою безответственность, — заявляет Мария Присяжнюк, начальник службы по делам детей и семьи Тетеревского сельсовета. — Но вера и сыроедство к этому не имеют никакого отношения! Мы отобрали детей у родителей, у которых был ненадлежащий уход за своими детьми. Последней каплей стало то, что дети начали покидать населенный пункт и попрошайничали в Житомире».

Родители с обвинениями соцслужб в свой адрес категорически не согласны. Причины конфликта видят в другом: в интересе властей к их дому и непонимании.

«Наш образ жизни просто будоражит все село. Будоражит людей, что дети обливаются зимой, что здоровый образ жизни, здоровое питание. Что они не пользуются медициной, — замечает Светозар Шевелюк. — С Лёвой с самого его рождения, как он родился, мы в медицину просто не обращались».

В администрации подтверждают, что дети из семьи родноверов попали в центр реабилитации совершенно здоровыми. Но вегетарианскую диету, на которой их держали родители, все равно категорически не одобряют.

«Они периодически едят у нас мясо. Бывает и такое, что они не говорят родителям, что ели это: они боятся быть непринятыми», — замечает Мария Гонохина, психолог реабилитационного центра «Солнечный дом», где дети родноверов прожили некоторое время.

Родители при этом навещали детей каждый день и привозили им еду, к которой те привыкли.

Спустя месяц суд разрешил вернуть детей родителям. Осенью, правда, их могут забрать снова: сельсовет деревни Буки уже подал соответствующий иск. Но пока в семье родноверов о новом судебном процессе стараются не думать.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире