currenttime

«Настоящее время»

28 июня 2017

F

В России набирает обороты бизнес-спор, который может стать «новым делом ЮКОСа». Государственная компания «Роснефть» и ее руководитель Игорь Сечин судится с одной из крупнейших в стране частной компанией АФК «Система» миллиардера Владимира Евтушенкова.

Накануне вечером по иску крупнейшей нефтяной компании России арестовали активы «Системы» – важного бизнес-конгломерата, владеющего, в частности, мобильным оператором МТС. Речь идет более чем о 170 миллиардах рублей – это почти ежегодная прибыль «Роснефти».

Что за спор и откуда такая сумма?

Суд между Сечиным и Евтушенковым касается компании «Башнефть» — это крупный нефтеперерабатывающий холдинг, который объединяет десяток различных предприятий Башкирии и соседних регионов. Занимается разведкой, добычей нефти, нефтепереработкой, нефтехимией, владеет сетью АЗС.

В 2016 году «Башнефть» контролировала 7% общероссийской переработки нефти, 4% добычи и 12% российского рынка бензина.

Как компания оказалась предметом споров между государственной и частной компанией – разбор НВ:

Что за компания АФК «Система»?

«Система» – редкий пример крупного российского бизнеса, не связанного с природными ресурсами. Холдинг Владимира Евтушенкова объединяет самые разные активы – от телекоммуникаций до медицинских клиник. Акции компании торгуются на Лондонской фондовой бирже.

Основной актив АФК «Система» – компания МТС, мобильный гигант, чья совокупная абонентская база в мире превышает 100 миллионов человек.

Но инвестиционный портфель АФК «Система» состоит преимущественно из российских компаний в различных секторах экономики, включая телекоммуникации, энергетику, розничную торговлю, высокие технологии, лесозаготовку и лесопереработку, фармацевтику, медицинские услуги, железнодорожные перевозки, сельское хозяйство, финансы, масс-медиа и туризм и прочие.

Сегодня в целом компания АФК «Система» формирует 1% всего российского ВВП. В компании заняты 150 тысяч человек. Если считать с членами семей, то АФК «Система» обеспечивает жизнь около 400 тысяч человек.

Чем обернется этот спор?

Российский политолог Станислав Белковский рассказал Настоящему Времени, что с победой в судебном процессе над Евтушенковым отношения Игоря Сечина и Владимира Путина могут начать ухудшаться, а также против него может собраться политическая коалиция – слишком много власти будет сосредоточено в одних руках.

— Станислав, хочется обсудить два вида последствий – политические и экономические – итогов борьбы Игоря Сечина и Владимира Евтушенкова, которого он, судя по всему, побеждает. Во-первых, политические: что, теперь Сечин самый главный? Или нет?

— Игорь Сечин всегда был самым главным в определенных вопросах. С одной стороны, нельзя эту фигуру абсолютизировать. В ряде отраслей и сфер как политики, так и экономики, начиная от определения преемника президента Путина в 2007 году, заканчивая, скажем, вопросами газа или оборонных отраслей, он никогда не был центральной или ключевой фигурой. Сейчас он полностью контролирует российский нефтяной сектор, но, конечно, в значительной степени неформально влияет на многие вопросы посредством своей дружбы и близких отношений с президентом Путиным.

— А может такое случиться, что он просыпается утром и больше не контролирует нефтяной сектор? Теоретически хотя бы.

— Нефтяной сектор – вряд ли, а ухудшения отношений с Владимиром Путиным можно ожидать. Потому что все-таки Игорь Сечин берет на себя очень много, а кто много получил, с того много и спросится. Это закон природы, а не только российской политико-аппаратной жизни. Владимир Евтушенков проиграл, в конечном счете, из-за того, что входил в команду, которая продвигала Дмитрия Медведева на второй президентский срок. Собственно, в этом и стал розыгрыш с гонениями на АФК «Систему» и, в частности, изъятием у этой корпорации нефтяной компании «Башнефть». Кроме того, известно, что Игорь Сечин, уже приобретя «Башнефть», хотел бы заменить нынешнего президента Башкирии Рустэма Хамитова на одного из своих близких людей, известно даже какого, но сейчас пока не будем об этом говорить. Поэтому эта комбинация таким образом и разыгрывается.

— Как долго длится месть, надо сказать – с 2012 года до 2017-го, 5 лет прошло.

— Когда арестовали Михаила Ходорковского 25 октября 2003 года, многие думали, что будет какая-то программа уступок, будет какой-то план компромисса, и Игорь Сечин, как оператор этого проекта, на это пойдет, предъявит этот план компромисса Владимир Путину, и все состоится в лучшем виде, и просидев недолго, Ходорковский выйдет из тюрьмы. Однако этого не случилось. Игорь Сечин добился двух обвинительных приговоров Михаилу Ходорковскому, и только 10 лет спустя, после полного изъятия основных привлекательных активов «ЮКОСа» в собственность «Роснефти», то есть перехода их под контроль Игоря Ивановича, Ходорковского отпустили, и то, потому что это нужно было сделать перед Олимпиадой в Сочи в рамках широкой программы Владимира Путина по улучшению отношений с Западом, программой, которая так и не реализовалась, но совершенно уже по не зависящим от Сечина причинам.

— И второй вопрос – экономический. Когда Игорь Сечин уже окончательно станет самым могущественным бизнесменом, который может у кого хочет, или как мы думаем у кого хочет, забрать что он считает нужным, а российская экономика спустя некоторое время станет богаче в результате этого или беднее? Если богаче или беднее, то насколько, как вы думаете?

— Как гласит русская народная экономическая пословица, мертвым пожар не страшен. Российская экономика не станет ни богаче, ни беднее, поскольку ее состояние определяется факторами, которые не подконтрольны даже великому и ужасному Игорю Сечину. Это и цены на нефть, и зависимость от внешнего кредитования, иностранных технологий, и эта зависимость сильно обнаружила себя в условиях санкций.

— То есть такой госкапитализм ни на что не влияет как система управления?

— Это не госкапитализм в чистом виде, поскольку госкапитализм предполагает наличие государства как субъекта экономики, которое принимает само решение в своих интересах, государственных, как это было, например, в Южной Корее в эпоху чеболей и много еще где. Наш госкапитализм – государство здесь не субъект, а инструмент удовлетворения определенных частных интересов, и «Роснефть» во главе с Игорем Сечиным – красноречивый тому пример.

Общее состояние экономики от Сечина не зависит, но, конечно, всякие действия типа того, что сейчас происходят с добиваемым Владимиром Евтушенковым, стимулирует создание определенной политико-аппаратной коалиции против Игоря Ивановича. И мне кажется, исход этой борьбы еще не предрешен, сколь бы велик и страшен не был глава «Роснефти».

Оригинал

Почему многие воспитанники психоневрологических интернатов гибнут в 18 лет

Детей с пороками развития после 18 лет в России переводят во взрослые психоневрологические интернаты. Для многих пациентов переезд оказывается смертельным. Если в детских интернатах на одного воспитанника приходится два сотрудника, то во взрослых за пациентами часто ухаживать просто некому
Женя Ефимов 1 июня стал совершеннолетним, но весит меньше тридцати килограммов. Для его состояния это не редкость: порой взрослый юноша со множественными нарушениями развития может весить вполовину легче здорового человека в том же возрасте. То, что мальчик дожил до 18 лет – колоссальная заслуга врачей, воспитателей и волонтеров.

2774668

Подростки с той же степенью инвалидности, что и Женя, почти не могут сами себя обслуживать. В 18-летнем возрасте они остаются совсем маленькими детьми.

«Эти детишки могут плохо выражать свои эмоции, но они хорошо знают людей вокруг, место, они знают тех, кто с ними общаются, – рассказывает Елена, мама Жени. – Они и так испытывают невралгические проблемы, а при переезде здоровье таких детей очень ухудшается».

Переезд, о котором говорит Елена, Женю ждет совсем скоро. После 18 лет детей с пороками развития в России переводят во взрослые психоневрологические интернаты. Такая же судьба ждет и Женю, и это совсем не радует его родных. В уютном детском заведении, даже если не считать родных и волонтеров, на одного воспитанника приходится по два сотрудника. Но во взрослых учреждениях за пациентами нередко ухаживать просто некому.

«Официальный диагноз был «сердечно-легочная недостаточность». Но это ни о чем», – говорит Галина. Женщина уверена, что переезд во взрослый интернат для ее сына был равносилен смертному приговору. Маловесные юноши и девушки со множественными нарушениями развития в учреждениях для взрослых буквально угасают. С ними перестают заниматься педагоги. На несколько специалистов приходятся десятки подопечных. Некоторых пациентов, чтобы они продолжали жить, надо переворачивать каждые два часа. Но персонал взрослых интернатов даже при желании не успевает помочь всем.

2774670

«Я видела, как лежал мужчина после инсульта. Его надо было переворачивать, но это делали только когда меняют белье», – вспоминает Галина Рыбалко.

Сын Любови Авсюк тоже скоро должен переехать в интернат для взрослых. Но он не умеет самостоятельно держать ложку, и, даже когда его кормят, может обедать более часа.

«Мой ребенок с такой скоростью есть не умеет, нужно 20 минут минимум, чтобы его накормить. А возможности такой во взрослых интернатах нет. Понятно, что мы потеряем в весе», – говорит Любовь Авсюк.

В администрации детского интерната в Павловске, где сейчас находятся Женя и сын Любови, понимают проблему. Но говорят, что юридически не имеют права содержать совершеннолетних вместе с теми, кому еще не исполнилось 18 лет. Единственное, что они могут предложить – реформировать взрослые учреждения так, чтобы те работали так, как работают детские.

2774672

«Между Психоневрологическим интернатом №3 и нашим учреждением подписан пилотный проект, который согласован с комитетом по соцполитике, – рассказывает Андрей Алексеенко, директор дома-интерната для детей №4. – Он позволит создать более комфортные условия вокруг таких детей, с большим количеством персонала и исключить деривационную среду».

Если эксперимент получит одобрение профильной комиссии, проект поможет в будущем продлить жизнь людям с инвалидностью. Но сыновья Любови и Елены могут просто не дождаться перемен. Матери детей с задержками развития говорят, что во взрослых интернатах такие постояльцы, как их сыновья, редко выживают больше года.

«Мы считаем, что сейчас выходом скажет не перевод, а наоборот, остановка перевода. И постепенно за год-два-три-четыре можно делать для них базу. Может быть, не в одном, в нескольких интернатах», – надеется Светлана Мамонтова из благотворительной организации «Перспективы». По ее мнению, задержать повзрослевших воспитанников с множественными нарушениями развития в детском интернате – самая правильная мера. Де-юре они может быть и 18-летние, но де-факто они навсегда останутся безобидными и беззащитными детьми.

Сыровар из Псковской области с 2011-го года не может стать полноправным россиянином. С тех пор Анвар Зуфаров женился, родил четверых детей, с нуля начал свое дело, завел скот, наладил производство домашних сыров, но фактически так и остался без главного документа – паспорта. Его последней надеждой была прямая линия с президентом. Но Владимир Путин не говорил о мигрантах. Тогда фермер решил выставить на торги свое хозяйство.

Анвара Зуфарова на Псковщине так и называют – «вечный узбек». В буквальном смысле, он застрял на бюрократической границе.

Дело тянулось годами: Анвар принципиально не давал взяток, по требованию российских властей снялся с консульского учета в посольстве Узбекистана, в итоге миграционная служба нашла повод лишить Анвара статуса соотечественника. При том, что он считает Россию своей родиной, а русский язык у него в отличие от узбекского – родной.

«Я попал в тупик. Я уже никогда не смогу получить паспорт Узбекистана, а соответственно не смогу законно находиться на территории России, – рассказал Анвар Зуфаров. – Это все по закону. Никто ничего не нарушает, страдаю только я».

Эту несправедливость Анвар не понимает, говорит – он приехал в умирающую деревню, открыл производство: «Здесь раньше было несколько тысяч жителей.А сейчас, чтобы Вы понимали катастрофу села, 150 человек. И то не факт».

Каждую неделю Анвар делает 100-150 килограммов сыра. Это полутвердые и так называемые вытяжные сорта. Для их производства постоянно нужно свежее молоко. У местных Анвар покупает его тоннами каждый месяц. Поэтому в деревне и продолжают держать коров, коз, овец.

Именно качеством своих сыров и прославились Анвар и Анна. Сейчас свою продукцию они возят во Псков, Москву, Петербург.

«Очень много людей, производств, даже местных, которые не скрывают, что используют пальмовое масло, – говорит сыровар Анна Перова, .у них даже идут тренинги на предприятиях для людей, которые там работают, что это хорошо. Это очень удешевляет. Есть люди, которые хотят прибыль, сверхприбыль, а когда делаешь из чистого молока сыр – не может быть сверхприбыли. Сыр – это концентрат молока».

У четы сыроваров пока не получается удовлетворить весь спрос. В результате покупатели сами стали приезжать к ним. Даже из столиц.

«В Печорах люди, которые имеют коров, тоже делают сыры. Какие-то плавленные, быстрые. А это – меня потрясло то, что это творческие люди. И они с такой любовью это делают», – рассказывает покупательница сыров Вера.

Анвар со своей женой придумали новый сорт сыра – с добавлением крапивы, но он уже не видит смысла развивать ферму. Хотел задать вопрос Владимиру Путину во время прямой линии о судьбе соотечественников, которые не могут получить гражданство, но все тщетно. И вот Анвар повесил в интернете объявление о продаже своей фермы.

«Раньше – в прошлом году мы это все выкашивали, заготавливали корм для козочек. Сейчас мы даже от этих коз откажемся. Ситуация до сих пор не ясна. Животину жалко, чтобы не мучилась, надо каким-то образом избавляться», – рассказывает Анвар.

«У моих друзей разной степени сложности но примерно такая же ситуация, много людей ко мне обратились ко мне, ждут, что ситуация повлияет и на их ситуацию тоже. На самом деле, – говорит сыровар, – не хочется сравнивать себя с человеком, который бросается на амбразуру ради всех, но не хочется, чтобы вопрос решился только для меня, чтобы это был только мой вопрос. Хочется, чтобы все глобально поменялось, чтобы система сделала волевой бросок через себя и начала видеть простых людей!»

В семье Анвара российское гражданство нужно не только ему. Миграционная служба депортировала его маму. Если проблема воссоединения с семьей не решится, Анвар допускает, что ему все равно придется уехать из России. Пусть и с российским паспортом.

Оригинал

«Мы все, наконец, осознали, что мы другие, не такие, как западный мир, а искусственное навязывание заморских принципов и законов ни к чему хорошему не приводит» — может показаться, что это слова из знаменитой «мюнхенской речи» президента Путина 10-летней давности. Речи, которая и стала тем водоразделом, моментом до и после в отношениях России и Запада. Но нет, это прямая речь образца 2017-го, и произнес ее новый президент Молдовы Игорь Додон на питерском экономическом форуме. Додон — частый гость в России. Настолько частый, что его оппоненты Молдове уже в открытую спрашивают — чьи интересы он, как президент страны, защищает? В Молдове назревает новый конфликт между президентом и правящей демократической партией. Суть спора — российские информационные программы, которые ретранслируют местные телеканалы. В парламенте таким образом решили бороться с пропагандой и дезинформацией, но президент не согласен, заявил, что закон, если его примут, не подпишет, а российский МИД вообще назвал все происходящее «информационной блокадой». В Молдове вещают все основные российские телеканалы и их молдавские филиалы принадлежат местным олигархам и бизнесменам из числа как сторонников, так и противников президента Додона. Так чего здесь больше — политики или экономики?

 — Во Франции первая власть ссорится с четвертой. Журналисты сразу нескольких изданий написали открытую жалобу на правительство Эмануэля Макрона, обвинив чиновников из его администрации и  кабинета министров в давлении на прессу. За последние два месяца таких жалоб уже две. Что пошло не так, ведь в ходе предвыборной кампании Макрон был «любимчиком» журналистов, его практически не критиковали.

 — Не успели в Штатах обсудить интервью популярной ведущей Мегин Келли с российским президентом, как она снова в центре медийного скандала. И вновь из-за выбора собеседника. На этот раз Келли решила поговорить с коллегой, радиоведущим, главой конспирологического ресурса Infowars Алексом Джонсом. История скандального интервью в материале программы.

 — Российский журналист Владимир Соловьев в радиоэфире «Вести ФМ» также не стал сдерживать эмоции. Накипело, наверно, после недавних очередных антикоррупционных протестов в День России, когда полиция только в Москве задержала более восьми с половиной сотен человек. Так что сказал Соловьев и что услышал в ответ?
 — На этой неделе Первый Канал показал 4 серии картины «Интервью с Путиным», сделанной для американского ТВ режиссером Оливером Стоуном. Лицензия на показ стоила несколько миллионов, но на расходы не скупились. Ведь с точки зрения пиара, такой фильм — просто мечта. Тем более когда в России вот-вот начнется президентская избирательная кампания. Как раскручивали этот фильм в России и как его восприняли в самих Штатах?

Оригинал

Во время акции оппозиции в Петербурге полиция задержала мать и дочь, которые вовсе не участвовали в акции, а оказались на Марсовом поле случайно. Дочери дали восемь суток, после чего мать попросила у суда такое же наказание. Настоящее Время поговорило с Элиной Муртазиной после ее освобождения

Элина Муртазина приехала в Петербург в гости из Моздока. 12 июня должна была познакомиться с молодым человеком своей дочери, 19-летней Ирины. Встречу назначили на Марсовом поле. Там, где в этот момент собирались участники антикоррупционного митинга.

«Захват произошел – было большое кольцо, мы туда даже не входили, нас туда втолкнули. Полицейский – не знаю, на них не было опознавательных знаков, каски только. Мы в круг не попадали, дочь схватили и втолкнули. Полицейский схватил, ногой пнул ее. У меня даже есть фотография – отпечаток берца военного на одежде. И еще дубинкой ударил, дочь очень сильно расплакалась, испугалась», – вспоминает она.

Вместо экскурсионного Петербурга Элина Муртазина открыла для себя город с другой стороны. Сначала ее и дочь долго держали в автозаке, потом до суда закрыли в отделении полиции.

«Нам не давали есть, часов восемь или девять мы провели в стоячем положении. У нас было два стула, по очереди люди сидели. Более сильные оставались стоять. Нам не давали воды. Через три часа нас было положено покормить, конечно же этого не было. Там был автомат, через который мы должны были купить себе кофе», – говорит Муртазина.

На антикоррупционной акции задержали больше пятисот человек. После 12 июня районные суды еще несколько дней работали практически круглосуточно. Дело Элины Муртазиной рассматривали в два часа ночи. Когда она узнала, что ее дочь приговорили к восьми суткам ареста, Муртазина сама попросила себе такого же наказания, хотя судья планировал задержать женщину только на одни сутки.

«Все, что я видела за эти двое суток, что происходило в отделениях, в частности в отделении №7 – то отношение к нам… Знать, что твой ребенок еще какое-то время будет в таких условиях находиться – можно с ума сойти!» – объясняет она свое решение.

Последние восемь суток в изоляторе Элина провела вместе с дочерью Ириной. Она вспоминает, что с ними было очень много молодых людей, людей в возрасте от 30 до 35 лет и редко – около сорока. В изоляторе никто не паниковал, не говорил, что совершил ошибку.

«Я размышляла над этим, к чему хотели прийти, арестовав такое количество людей. Хотели, наверное, чтобы люди посидели в камерах, подумали, но получилось наоборот – люди только больше ожесточились. Думаю, если будет следующий митинг – там будет еще больше людей», – считает Муртазина.

Сама Элина после освобождения признается, хотя и не шла митинговать, убеждения активистов и впоследствии сокамерников она разделяет. Говорит, что у нее на Кавказе тоже есть коррупция, и люди тоже от нее устали.

Оригинал

Американского студента Отто Уормбира арестовали за то, что он якобы сорвал в гостиничном номере агитационный плакат с Ким Чен Иром. За это преступление его приговорили к 15 годам тюрьмы. В заключении студент провел 17 с лишним месяцев. По неизвестным причинам американец впал в кому. Через неделю после освобождения он скончался в больнице в США, не приходя в сознание.

Российский режиссер около года провел в Северной Корее, где снимал документальный фильм «В лучах солнца». Режиссер уверен, что назначая 21-летнему американцу столь серьезное наказание, северокорейские власти были абсолютно искренни в оценке тяжести преступления. По местным меркам он совершил настоящее святотатство.

Виталий Манский объяснил Настоящему Времени, что категорически, ни в коем случае нельзя делать, если вы путешествуете по КНДР.

— Украсть что-либо достаточно сложно, особенно когда речь идет о пропагандистском материале, о плакате с вождем. Они испытывают особый трепет к этим изображениям. Я слабо себе представляю, как можно было его украсть

Как снимать кино в Северной Корее: там кругом такие очень длинные лозунги с бесконечными надписями, и нельзя снимать пейзаж города или какую-нибудь сцену, если лозунг не весь входит в кадр. Фрагмент лозунга не может быть в кадре! И поэтому он, конечно, совершил не очень разумный поступок.

— С точки зрения северокорейского человека, он какой-то прямо уж чудовищный?

— Ну, в общем, да.

— А что еще можно такое сделать для человека, который не в контексте северокорейских правил жизни, обычного человека, например, из Америки или туриста, что бы вызвало вот такую же реакцию?

— Все что угодно, что связано с каким-то их прочтением неуважения к их вождям. Все будет вызывать самую негативную реакцию. Вплоть до ареста и так далее.

— Это спецслужбы так работают или любой человек на улице такие испытывает эмоции?

— Я думаю, что любой человек. У них не только лик вождя – у них есть два цветка, изображения этих цветков приравнены к лику вождя, считается, что они выведены в честь этих вождей или вожди их вывели, я точно не помню.

— Кимченирия – есть такой цветок, Кимирсения.

— У меня даже мысли не было нигде там плакаты эти снимать со стены. В их табеле о рангах это полное безумие. Но даже [на фото и видео] нельзя снимать плакаты, на которые падает тень от солнца. Вот это уже считается – тень, падающая на лик вождя, – неестественной, незаконной.

— А в чем же тогда удовольствие для людей, которые живут в мире без таких запретов, приезжать в Северную Корею туристами?

— Это хороший вопрос. Прежде всего развеем некий миф о туристической Мекке в Северной Корее. Туристов крайне мало, и те туристы, это «так сказать туристы» – это люди, которые точечно понимают, зачем они туда едут. Туда очень сложно попасть, сервиса никакого нет, стоимость огромная не только для тех услуг, которые они предоставляют, но вообще очень большая. И даже Россия, как один из двух основных внешнеполитических партнеров Северной Кореи, в год получает 500 виз в КНДР.

— Чего уж говорить про Америку.

Оригинал

Московские врачи случайно обнаружили, что приемная мать на Магадане восемь лет почти не кормила усыновленного ребенка. Вместо этого она «лечила» его от неизвестной болезни, и даже собирала деньги в интернете. Сейчас судьбу мальчика решают чиновники – и могут отправить обратно в ту же семью.

В московской Морозовской больнице, куда попал ребенок, обнаружилось, что он просто голоден. Он начал много есть, но просил, чтобы об этом не рассказывали его маме – приемной матери, которая в тот момент была не с ним.

При поступлении в больницу мальчик весил одиннадцать килограммов. С конца марта Валерий (его фамилию врачи не называют) прибавил пять килограммов и вырос на 5 сантиметров.

Сейчас ребенок находится в лечебно-оздоровительном центре Минздрава, туда приехали сотрудники органов опеки Магадана, детский омбудсмен Анна Кузнецова, психологи, врачи и представитель Следственного Комитета – решать его дальнейшую судьбу.

«В бассейн хожу в соляную комнату на терапию. – А кушаешь хорошо? – Да. – Сколько раз в день? – Много», – говорит ребенок.

Валера нормально ест лишь последние пять недель. За это время его организм научился принимать пищу. Ребенок набрал вес и подрос. А еще недавно 11-летний мальчик выглядел на пять лет. В игровой комнате его любимое место – игрушечная кухня.

Последние восемь лет мальчик жил в приемной семье в Магадане. Местные органы опеки навещали его за это время только два раза. Московским врачам Валера рассказал, что дома его били, запирали в комнате и почти не кормили.

«Синдром называется – синдром Мюнхгаузена, когда мать симулирует заболевание ребенка. В частности его держали на слабительных препаратах – он показал пакет с этими лекарствами, когда он лежал в больнице, в принципе, что и вызвало подозрение у специалистов, которые работали с подобными состояниями детей, которые не лечатся, и мать была отстранена от посещений», – объясняет детский психиатр Нина Асанова.

На лечение неизвестного заболевания Валеры приемные родители собирали деньги через фонды. Эта информация доступна в интернете. Пока их лишь временно отстранили от опеки. Уголовное дело на них не заведено. Официальным опекуном мальчика сейчас остаются магаданские органы опеки. Несмотря на то, что в их отношении уже ведется расследование.

«Решением председателя СК уголовные дела переданы Главному следственному управлению, которое в настоящее время ведет предварительное следствие по этому делу», – говорит старший помощник председателя Следственного комитета Игорь Комиссаров.

Представитель магаданских органов опеки от комментариев отказываются. Уполномоченный по правам ребенка в Магаданской области не ответил, как приемной семье удалось довести мальчика до инвалидности.

«Мы бы хотели видеть его именно в Магаданской области как нашего горожанина, это наш ребенок, и мы хотели бы чтобы он вернулся в город в Магадан», – поясняет уполномоченный по правам ребенка в Магаданской области Денис Павлик.

Федеральный детский уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова с магаданским коллегой не согласна.

«Про Магадан пока речи не идет точно, потому что ему минимум еще полтора месяца предстоит реабилитация, поэтому ни о каком возвращении в Магадан пока речи нет. Есть человек – кандидат во временные опекуны, да пока так будем говорить, в отношении кого могут разрешить предварительную опеку», – поясняет она.

Кандидат на временную опеку уже был. Многодетная мать, в том числе и приемных детей – психолог Валеры Светлана Сулейманова. Москвичка хотела взять мальчика в свою семью. Сотрудники районного отдела опеки решение одобрили. Но вмешалась вышестоящая инстанция. Департамент труда и соцзащиты населения Москвы. Опекунство московской семьи отменили. Свое решение чиновники не комментируют.

«Мы не даем никаких комментариев, у нас есть официальная пресс служба, пожалуйста обратитесь в пресс-службу и в пресс-службе все комментарии, если сочтут необходимым», – сказала по телефону замруководителя департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Алла Дзугаева.

Валера говорит, что хочет остаться в Москве. По итогам совещания в реабилитационном центре в Подмосковье вопрос о временном опекунстве мальчика обещали решить в течение суток.

Новая семья и отказ чиновников

Среди врачей и специалистов, которые оказывали помощь мальчику из Магадана в Морозовской больнице, оказалась психолог Светлана Сулейманова. Ей 11-летний Валера рассказал о том, что приемная мать прятала он него еду, а отец и брат не вмешивались в ситуацию. Светлана Сулейманова решила взять мальчика под опеку.

Сама она в прошлом сотрудник детской комнаты милиции, воспитывает троих родных и пятерых приемных детей. Но взять мальчика в семью оказалось непросто. Против выступили и чиновники из Магаданской службы опеки и их московские коллеги из московского департамента соцзащиты населения под руководством Владимира Петросяна.

Вот что о решении чиновников говорит сама Светлана Сулейманова.

— Можете мне объяснить, почему столичные чиновники, знаете, когда нужно что-то, то все делается быстро, почему они так сопротивляются этому вашему желанию взять ребенка хотя бы под временную опеку и как-то обеспечить ему нормальную жизнь без голода и, видимо, других проблем?

— Знаете, я не могу вообще понять, чем мотивируют свой отказ и действительно оттягивают хотя бы временную опеку над данным ребенком сотрудники департамента труда и социальной защиты населения. Это непредсказуемые люди, которые, как я уже поняла за практически три месяца, действуют не в интересах ребенка, а в каких-то других интересах.

— Анна Кузнецова вам в этом смысле помогла? Анна Кузнецова, детский омбудсмен?

— Да, конечно. Потому что сегодня благодаря Анне Юрьевне и ее помощникам все-таки была достигнута договоренность о том, чтобы оформить предварительную опеку над ребенком, и он в ближайшее время попал в семью. Надеюсь, что все-таки эта договоренность будет выполнена, и ребенок окажется в нашей семье.

— Знаете, разные версии можно выстраивать по поводу столичных чиновников, и, главное, что сейчас довольно трудно об этом говорить, я честно вам скажу, чтобы вам не навредить, чтобы они в отместку не помешали вам ребенка взять, наверное, мне бы не хотелось стать человеком, который помешает этому. Но есть ли тут какой-то, на ваш взгляд, я не знаю, конфликт интересов между, может быть, магаданской опекой и столичной опекой, этим мальчиком, уголовным делом, весь этот клубок чиновничьих уже проблем, который с ребенком связан, может быть, и тесно, но они, наверное, о себе думают, он в чем заключается?

— Вы знаете, я не могу вам сказать, что движет данными ведомствами как московским, так и магаданским. Наверное, конечно, какие-то есть интересы. Но мне главное, чтобы вообще учитывались интересы ребенка.

— Вы, кстати, его видели сегодня?

— Ребенка я не видела сегодня. И, что самое интересное, меня не приглашают ни на какие конференции, ни на какие совещания, где решается вопрос по судьбе данного ребенка.

— Когда в последний раз вы его видели, что он вам говорил, когда это было?

— Это было в прошлое воскресенье, мне разрешили навестить ребенка, передать ему передачу, пообщаться. Действительно, поехали с мужем, встретились с ребенком в присутствии воспитателя, который находится с ребенком в период его реабилитации в реабилитационном центре. Естественно, пообщались, мальчик очень был рад нашему приезду, очень эмоционален, положительные эмоции и мы, и он действительно получили. Он рассказывал о своих достижениях, о том, что ему здесь нравится, почему нравится. Но все-таки всегда подытоживал, что я хочу к вам в семью.

Синдром Мюнхгаузена: как обманывать весь мир восемь лет подряд

Московское управление Следственного комитета возбудило несколько уголовных дел, под подозрение попала приемная мать мальчика из Магадана и те чиновники из местной опеки, которые должны были следить за ним, но возможно допустили халатность. Но мальчик в ближайшие дни может отправиться к ним в Магадан, где его поместят в детский дом до окончания следствия.

Первыми на эту историю обратили внимание сотрудники сайта Сознательно.Ру. Об этом рассказывает главный редактор издания Эвелина Геворкян.

— Что сейчас происходит с уголовным делом?

— Идет следствие, конечно же, представители СК и все задействованные структуры говорят, что нельзя ничего комментировать, потому что идет следствие. Мне лишь пишут в фейсбуке люди, живущие в Магадане, что до сих пор видят на улицах, в доме бывших приемных родителей Валеры, и насколько я понимаю, просто еще не начинали допрашивать никого. Ну, уголовное дело заведено.

— Два месяца прошло.

— Да, прошло два месяца, но, видимо, много других важных дел, и поэтому пока еще все в процессе.

— Приемная мать Валеры – у нее есть еще дети?

— У нее двое старших детей, и вот старший ее сын, собственно, там живет. То есть он был свидетелем, так скажем, того, что происходило, они вместе жили – старший сын и двое родителей.

— С ним тоже никто не разговаривал?

— Нет, пока ни с кем – ни с отцом, ни с матерью, ни с этим старшим сыном. Опять же, предположительно, пока предварительная экспертиза говорит о том, что у матери, скорее всего, случился этот синдром Мюнхгаузена, когда человек искреннее верит и всю свою жизнь посвящает лечению несуществующей болезни, и она это делала с ребенком. Что делали в это время отец и сын, потому что мальчик, как говорят, пытался иногда обращаться к папе и к брату, и они не верили и отправляли к маме?

— А что делали в это время органы опеки?

— Они должны были проверять два раза в год, говорят, что за последние три года они проверили дважды. То есть да, действительно, было меньше проверок, чем нужно. На самом деле ведь все были введены в заблуждение. Обычно в психиатрии в описании в учебнике говорят про эту болезнь, люди в среднем по исследованиям вводятся в заблуждение и верят все вокруг до четырех лет. Это очень долго, за это время много страшного происходит. А здесь это длилось восемь лет. То есть это особенный случай, когда восемь лет ей удавалось вводить в заблуждение всех окружающих и врачей, и членов семьи, и соседей, и всех.

— Можно ли сказать, что магаданская опека предпринимает какие-то экстраординарные меры для того, чтобы вернуть ребенка в Магадан и увезти его из московского региона?

— Тут интересная ситуация, ведь на них тоже завели уголовное дело о халатности, и вообще, поскольку это по закону, там, где выявлено правонарушение, в данном случае в Москве, по факту пребывания ребенка уже все, московская опека должна им заниматься. Магадан забыли, тем более, что прямой конфликт интересов: как можно им же вернуть ребенка, там по улицам ходят те же родители, потенциальные агрессоры?

— То есть их подозревают тоже в каком-то правонарушении.

— Конечно. Еще их никто не оправдал и не обвинил, идет следствие, они тоже под следствием.

— Но ребенка могут отдать им?

— Да. Конфликт и опасность, которая до сих пор над ребенком, то, что юридически почему-то (это самая главная загадка) государственный опекун мальчика – это Магадан. И вот сегодня было большое совещание, и именно там этой матери Светлане Сулеймановой, которая надеется ребенка этого взять себе в Москве, ей сказали: «Напишите прошение магаданским представителям опеки, и они до завтрашнего дня решат».

— На самом деле есть сейчас шанс, что Светлана Сулейманова, может быть, если опека рассмотрит его заявление, получит право… кстати, как это будет юридически называться?

— Это будет временная опека.

— А почему она так добивается этого права – воспитывать этого ребенка?

— Она говорит, что она, познакомившись с этой ситуацией, на самом деле там очень много людей сейчас неравнодушных, собственно, и мы как пресса подключились, там есть и психологи, и врачи, и просто свидетели всей этой истории – очень много людей сейчас болеет за мальчика. И вообще странно, по-моему, очевидно: если выявилось такое правонарушение, ну да, несчастье происходило 8 лет подряд, очевидно, что нужно быстрее пристроить ребенка в хорошую семью, его там будут кормить-поить, любить, и он будет выздоравливать, собственно, он уже идет на поправку очень сильно.

— Ты могла бы описать твое впечатление от того, что произошло после того, как ты опубликовала в первый раз информацию об этом мальчике?

— Произошла удивительная по сегодняшним временам история, когда действительно публичная огласка, эти перепосты в соцсетях и публикации в федеральных СМИ привлекли внимание, и после этого сразу же стала публично выступать Анна Кузнецова, детский омбудсмен, сразу СК делает заявление по телеканалам о том, что заведено уголовное дело по халатности против родителей. То есть пошел какой-то процесс. Это хорошая новость. Плохая в том, что до сих пор остаются вопросы: статус мальчика до сих пор не решен и он до сих пор не в семье, находится в больницах один. И я надеюсь, что магаданские чиновники позволят Светлане стать временным опекуном.

Оригинал

Обвиняемые в гибели ждут приговора суда, чиновники переписывают законы о детском отдыхе, а жители деревни, где произошла трагедия, пытаются сохранить память о погибших. Пока власти лишь обещают установить на месте гибели детей памятный знак, люди уже сами собрали деньги и открыли «Музей ангелов»

18 июня 2016 года на карельском Сямозере произошла трагедия. Подростки в возрасте от 12 до 15 лет, отдыхавшие в лагере «Парк-отель «Сямозеро» пошли в водный поход и попали в шторм. После того, как два каяка и один рафт (катамаран) перевернулись, 14 детей утонули.

Следствие утверждает, что ни один из четырех инструкторов, сопровождавших детей, не предпринял необходимых усилий для спасения их жизней, «а думал о спасении своей собственной». Позже стало известно, что дети предлагали инструкторам не выходить в плавание, так как слышали объявление о шторме, но инструкторы настояли на своем. Также известно, что тонувшим детям удалось дозвониться в администрацию местной больницы, но фельдшер сочла звонок шуткой и вовремя не подняла по тревоге спасателей.

Елена Якуненкова говорит, что помнит каждую деталь того страшного дня, кроме лиц погибших детей. Женщина вспоминает, что боялась на них смотреть: просто вытаскивала тела из воды. Всего с мужем и соседями они достали семерых погибших. Остальных выловили другие жители деревни Кудама.

Сегодня все 14 погибших детей смотрят со стены «Музея ангелов», который создан в деревне на Сямозере.

«Вот этот мальчик был в одних плавочках, самый махонький. Они были без жилетов», — показывает на фотографии Якуненкова.

«Мы нашли первых пятерых живых с инструктором, с этим мальчиком, сейчас могу запутаться. Потом еще девочку нашли, — вспоминает Владимир Дорофеев. — Девочку я вытащил одну, а второго ребенка я достать не мог: волна была, сшибало с ног. Глубина большая, он в тростнике был застрявший».

Жители Кудамы говорят, что погибших детей искали «всей деревней», «собирали их, искали по берегам».

Предприниматель Николай Столяров — еще один житель деревни Кудама. Он — один из создателей «Музея ангелов»: отремонтировал заброшенное здание и дал бывшему клубу вторую жизнь.

«Это было разрушенное здание, тут ничего не было, и как раз случилась эта трагедия, — говорит Столяров. — А поскольку дети — это по сути дела те же ангелы, то все так и получилось. К дате мы постарались музей сделать».

Сначала в музее появились ангелы, на чьи фигурки жители Кудамы всей деревней собрали деньги. Потом — таблички с именами, фотографии, рамки — их для музея сделали бесплатно. Затем сотрудница деревенской церкви написала иконы.

«Люди не спрашивают у нас потом конкретно какой-то отчет. Мы говорим: столько-то денег собрано, то-то купили, то-то заплатили, — рассказывает Елена Якуненкова. — Вообще люди у нас очень отзывчивые, конечно».

Кроме музея жители Кудамы установили также на озере поклонный крест — на том самом месте, где нашли первых погибших детей. Сюда постоянно приносят игрушки, сладости, цветы.

«На 40 дней мы ходили крестным ходом к кресту, народу было очень много, — вспоминают жители Кудамы. — С этими ангелами выходили, их освятили, носили к кресту, а потом обратно принесли, сюда поставили».

В будущем на этом месте хотят поставить памятник погибшим. Еще год назад памятник пообещали установить республиканские власти, но потом по каким-то причинам передумали.

Оригинал

«Смотри в оба»: День Дубинок, Kamikadze_d и виртуальная реальность.

12 июня Россия встретила очередной день независимости. Праздник, который в этом году отмечался в 25-й раз. Торжественные мероприятия и гуляния проводились во всех регионах страны, но для более, чем полутора тысяч российских граждан — этот день запомнился автозаками. Подконтрольные власти федеральные СМИ — и печатные и электронные скупо сообщали о протестах и арестах, а в вечерних эфирах этой новости уделили не более минуты. Первый материал этого выпуска «Смотри в оба» — о двух информационных реальностях одного российского Дня Независимости .

Как и в марте информацию об акциях протеста и задержаниях оперативно распространялась через социальные сети. Именно Рунет стал местом, где можно было в режиме реального времени следить за тем, что происходило на антикоррупционных митингах в Москве, Питере и других российских регионах. И пользователи соцсетей, как сторонники, так и противники подобных гражданских протестов, дали волю своим эмоциям.

Обещанного, как известно, три года ждут. Так и получилось, избравшись в президенты Украины в 2014-м, Петр Порошенко одним из своих обещаний сделал безвизовый режим между Украиной и Европейским Союзом. С  11 июня такой режим вступил в силу. Отныне граждане Украины при наличии у них биометрического паспорта могут спокойно до трех месяцев ездить по всем странам ЕС и Шенгенской зоны, за исключением Британии и Ирландии. По мнению официального Киева, безвиз стал шагом в сторону более тесной интеграции с Евросоюзом. А вот российские СМИ уверяют — это показуха.

Безвизовый режим, похоже, не предел. Украина, в лице Верховной Рады, официально заявила, что страна помимо интеграции в Евросоюз, будет стремится стать членом НАТО. Из бывших союзных республик в Альянс пока входят только страны Балтии. В Литве на этой неделе стартовали очередные натовские учения «Железный Волк». В них участвуют более 5 тысяч военных и офицеров из 9 стран альянса. Каждый раз учение в этом регионе вызывают протесты со стороны властей России и каждый раз федеральные СМИ пытаются преподнести их, как полное фиаско. Так было и совсем недавно с учениями «Весенний шторм» в Эстонии. Сюжет, показанный по телеканалу Россия-24, вызвал вопросы у эстонских журналистов и военных этой страны.

О выходе, на этот раз из Испании, вновь заявили власти Каталонии. Споры о референдуме ведутся там уже не первый год, Мадрид запрещает его проведение, но Барселона не сдается и объявляет новые даты. Референдум глазами испанских и каталонских СМИ.

Пока одни хотят отделиться, другие только и мечтают о вхождении. В Пуэрто Рико прошел очередной — пятый по счету — референдум о полноценном вхождении в состав США, этот остров сейчас имеет статус ассоциированной «американской территории», жители там имеют американские паспорта, но Пуэрто Рико — не штат. Этот остров — банкрот и власти надеются, что вхождение в США спасет их экономику. Американский конгресс пока молчит, а  в соцсетях острова во всю гуляют мемы — «Вот станем Штатом и как заживем!»

Смотреть с 40-ой минуты

Генеральный прокурор США Джефф Сешнс представляет свои показания на открытых слушаниях в Сенате. Он вызвался рассказать о своих контактах с представителями России и роли, которую он сыграл в увольнении директора ФБР Джеймса Коми. Выступление генпрокурора начнется в 21:30 по московскому времени. Настоящее Время ведет прямую трансляцию его выступления с синхронным переводом на русский.

Как заявил представитель министерства юстиции, Джефф Сешнс сам предложил сделать слушания в сенатском комитете по делам разведки открытыми. Он считает необходимым дать возможность американцам услышать правду о произошедшем из первых уст.

Ранее, во время процедуры его утверждения на пост генерального прокурора, Сешнс не упомянул о двух своих встречах с послом России Сергеем Кисляком незадолго до президентских выборов 2016 года.

Слушания в Конгрессе проходят в рамках расследования о предполагаемом вмешательстве России в ход президентских выборов в США. Власти РФ неоднократно отвергали все обвинения. Белый дом также отрицает любые связи с Москвой.

На прошлой неделе перед комитетом по разведке Сената США выступал бывший директор Федерального бюро расследований Джеймс Коми.

Согласно его показаниям, у него нет сомнений, что Россия и власти России имели намерение вмешиваться в процесс выборов в США и пытались это сделать. Но никаких свидетельств того, что это было реально сделано, у него нет. Первая кибератака, по его словам, произошла летом 2015 года, а всего их было несколько сотен.

На вопрос, просил ли президент США Дональд Трамп прекратить расследование о вмешательстве России, Коми ответил отрицательно. Таких просьб не поступало ни от Госдепартамента, ни от штаба Трампа, добавлял он.

Коми также был задан вопрос о разговоре с Трампом, во время которого тот якобы требовал от него прекратить расследование связей Майка Флинна с Россией. По словам Коми, встреча состоялась 14 февраля в Овальном кабинете в Белом доме, и Трамп, по его словам, попросил присутствующих оставить их наедине. Тет-а-тет президент заговорил о проблемах утечки секретной информации и перешел к теме Флинна.

По словам Коми, Трамп дважды назвал Флинна «хорошим парнем», и выразил надежду, что расследование в его отношении будет прекращено.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире