cur_blog

Центр Управления Расследованиями

25 июля 2017

F
2790252

Наша встреча с хакером Авророй началась с квеста. Я должен был зайти в лондонское кафе The Old bush and bull, сесть за определенный столик, неспешно выпить кружку пива и, убедившись в отсутствии чего-то подозрительного, отправиться в туалет. В последней кабинке сзади унитаза я обнаружил приклеенный скотчем клочок бумаги с адресом для встречи в парке неподалеку. Мне предлагалось погулять взад-вперед по главной аллее с яблоком в левой руке. На схеме был также заботливо указан продуктовый магазин. Я успел преодолеть дистанцию трижды, съел пол-яблока и уже подумал, что никто не придет, как сзади меня окликнул мужской голос. «Извините, что заставил вас ждать, — неожиданно появился Аврора. — Мне нужно было убедиться, что вы не привели «дружков»».

На вид Авроре лет тридцать пять, небольшого роста, широкие плечи, глаза скрывают темные очки. «Интервью пройдет прямо здесь, на ходу. Если устанете ходить, можем некоторое время посидеть на скамейке. По этому маршруту нет камер», — пояснил мой новый знакомый.

Когда вы первый раз что-то взломали?

— Это было еще в России. IRC-сервак, тогда они были на коленках. Красивые ICQ-номера угоняли. Но, наверное, самое первое — это игры Sinclair ZX, которые я не мог проходить. Через Assembler менял значение и добавлял жизни или времени. Мне первый комп привезли родители из-за границы. Сначала это было просто интересно, потом переросло в хобби и постепенно стало основным занятием потому, что начало приносить намного больше денег, чем мои «обычные профессии».

Как вообще попадают в хакерскую среду?

— Мне не нравится этот термин. Он популяризирован Голливудом и вами, журналистами. Есть несколько уровней иерархии в этой среде. У каждого проекта есть руководитель — это менеджер или, хотите, автор идеи, кто придумывает весь сценарий взлома, иногда он же общается с заказчиком. В начале он подбирает способы, набирает определенную команду и контролирует весь процесс. А непосредственно взлом исполняют другие люди сугубо узкого технического характера. Они тоже высококлассные спецы разного профиля — ведь тем, кто взламывает сотовые сети, не обязательно разбираться в приемах социальной инженерии или в написании вирусов. Иногда требуется предварительная информационно-аналитическая работа по открытым источникам. Для нее даже могут вполне легально наниматься уважаемые эксперты.

Из ваших слов следует, что нет универсальных хакеров, есть узкопрофильные специалисты. Как тогда собирается команда, перед которой, например, стоит задача, взломать несколько почт человека, достать информацию с его устройств?

— Примерно так же, как и везде в IT-индустрии: назначается проджект-менеджер, заказ разбивается на мелкие задачи, ведется тайминг. Как и говорил, по задачам и сценарию набирается специалисты. Если что-то разовое и простое — то в некоторых случаях заказ может выполнить какой-нибудь кустарь-одиночка.

Как вообще зарабатывают хакеры? Взломы на заказ людей и ведомств, кража больших объемов данных, какие-то крупные международные проекты?

— Все что вы перечислили. Добавил бы еще проекты по обеспечению кибербезопасности. Каждый случай уникален и требует тщательной подготовки. Например, однажды нам понадобился промышленный альпинист, чтобы отключить базовую станцию — хотя сейчас задействовали бы дрон. Есть много способов получить данные. Всегда есть те, кому эти данные нужны. Это конкурирующие интересы, общественный интерес. Иногда публикация данных приостанавливает процессы, которые надо остановить.

Чем вы руководствуетесь при выборе цели?

— Зависит от фактора успеха и персоналии — надо еще «заслужить» взлом (смеется).

А Путина случайно не взламывали?

— Такого уровня люди пользуется стерильными девайсами. И Путин, в отличие от Медведева, сам не увлекается девайсами. Но, к счастью для нас, у него куча друзей, помощников и советников, которые пересылают документы с визами «ВВП», «доложить», «к исполнению». Сами помощники и приближенные к телу люди тоже чаще всего ведут бурную переписку. Кое-что попадает к нам, и мы с интересом читаем. Хотя почти у каждого мы видим одно и то же: покупки дорогой недвижимости и предметов роскоши, отдых на дорогих курортах. Много признаков коррупции, иногда с конкретными фактами. Обычные человеческие слабости. Идейных людей почти нет. Многие их увлечения — это лишь угодливое потакание интересам начальства. Если вы понимаете, о чем я. Вот раньше Ельцин любил теннис, и почти все в правительстве начали играть в теннис.

На вас выходили российские спецслужбы? Просили что-то взломать?

— Документы не показывали, но по разговорам было понятно, что за люди. Мы отказались.

Почему отказались?

— Непрофессионализм. Поражает очень низкий уровень защиты IT-решений, используемых Минобороны, ФСО и ФСБ. Такое ощущение, что защиту делали люди, купившие дипломы. Наверно, это результат общей деградации системы и массового отъезда за рубеж толковых ребят.

Что конкретно не так с защитой у российских спецслужб?

 — Много чего. Например, сотрудники качают игры и фильмы через торренты. Объяснять, что от этого бывает, не буду.

Если у наших спецслужб и вообще госорганов все так плохо, почему нет общественно полезных утечек вроде Wikileaks?

— США и другие развитые страны имеют влияние во всем мире, поэтому к ним повышенный интерес международных хакеров. И язык английский универсальный. Россия же для хакеров — страна медведей, пьющих водку под балалайку. Язык русский им не понятен. Поэтому так мало желающих почитать переписку пьяных медведей на загадочной кириллице.

Расскажите про скандал с «Шалтаем-Болтаем», которых курировала ФСБ? Вы же с ними знакомы?

— Были некоторые дела с ними. Иногда мы делали для них определенные проекты, иногда, наоборот, обращались к ним для публикации различных материалов. Я общался с Льюисом пару раз до его ареста. И довольно давно знал, что у «Шалтая-Болтая» есть связи и источники среди спецслужб. Впрочем, это сотрудничество их не защитило.

Что получала от этого сотрудничества ФСБ, а что «Шалтай-Болтай»?

Группировка «Шалтай-Болтай» — это не хакеры в классическом понимании, и взломами они сами не занимались, покупали услуги настоящих специалистов, иногда через нас. Они стали известны благодаря публикациям переписки первых лиц, а позже наладили торговлю взломкой через различные каналы — посредников и перекупщиков. Например, ставший известным магазин компромата joker.buzz («Биржа информации»), раскрутился в основном на материалах «Шалтая». Многие СМИ уверены, что это проект «Шалтая». Но у меня другая информация. Мы тоже размещали на «Джокере» некоторые материалы, после общения с ними появились большие сомнения в их технической квалификации — думаю, там просто торгаши. Понятно, что теперь, чтобы ФСБ отчиталась перед Путиным, на всех, кто мог быть связан с «Шалтаем» (и ФСБ такую связь сможет доказать), повесят всех собак. Но на самом деле информацию добывали настоящие спецы, о которых мало кто знает. Там и русские, и китайцы, и мексиканцы. Достать их практически невозможно.

Приговор Льюису оказался весьма мягким. С чем это связано? Действительно имела место разборка Минобороны и ФСБ? Что о Льюисе и компании говорят в профессиональной тусовке?

— Да, мы считаем, там внутренние разборки. «Тусовка» с интересом следила за развитием событий. Шалтай был слишком публичным проектом, поэтому очень рискованным.

Интервью взял корреспондент ЦУРа Сергей Канев. Где купить взломку, есть ли у хакеров идеология, существуют ли невзламываемые почты и мессенджеры и легко ли было вскрывать почтовые ящики сотрудников Минобороны — читайте в полной версии интервью. https://medium.com/@tzurrealism/aurora-760709a7bb1e

Если 17 июля «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» не сможет обжаловать свою ликвидацию, то в силу вступит решение Верховного суда, признавшего организацию экстремистской, а ее имущество — подлежащим конфискации. Примерно 175 тысяч вкладчиков, инвестировавших в земное «царство», останутся ни с чем. Центр управления расследованиями оценил размах крупнейшей постсоветской национализации — у иеговистов есть по меньшей мере 211 объектов недвижимости в 57 регионах кадастровой стоимостью 1,9 млрд руб. Государство получит самую дорогую часть, но чтобы забрать все, придется сильно постараться.

С 1993-го по 2017 год у религиозных организаций свидетелей Иеговы (*) накопилось 438 адресов регистрации в России. Мы проверили всех собственников этих объектов недвижимости, и 211 адресов оказались связаны с иеговистами. Из найденного нами имущества, по данным ЕГРН, российские и зарубежные объединения «свидетелей» владеют 118 объектами, еще 93 находятся в собственности у руководителей и учредителей местных отделений и их родственников. Кадастровая стоимость этой недвижимости, расположенной в 57 регионах страны, составляет 1,9 млрд рублей.

2775908

2775912

Самые ликвидные активы свидетелей Иеговы находятся в Санкт-Петербурге — 11,4 га земли с несколькими зданиями общей площадью 9 625 кв. м. Так, в поселке Солнечное на берегу Финского залива на 10 га располагался теперь уже пустующий главный штаб иеговистов с жилыми и техническими постройками. Там и был зарегистрирован «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» — головная организация свидетелей Иеговы. Еще один коммерчески привлекательный участок размером в гектар — на Коломяжском проспекте, 21. Там иеговисты построили Зал Конгрессов на 2000 человек, использовавшийся для больших праздников и лекций. Кадастровая стоимость всех объектов религиозной организации в Петербурге — 780 млн рублей, рыночная может оказаться вдвое больше.

Московское отделение иеговистов держится скромнее — в столице «свидетелям» принадлежит только одно здание. Зато оно находится на территории усадьбы «Михалково» Паниных у Головинских прудов, его площадь — 3194,7 кв. м, кадастровая стоимость — 297 млн рублей. В 2010 году префектура Северного округа заявила, что здание было незаконно приватизировано АОЗТ «Московская тонкосуконная фабрика имени Петра Алексеева» и продано «Управленческому центру свидетелей Иеговы в России». Однако отнять недвижимость у иеговистов не получилось — сегодня домом владеет австрийская община организации.

Больше всего недвижимости мы обнаружили на юге страны в Ставропольском и Краснодарском краях — 31 объект кадастровой стоимостью 202 млн рублей. Ставропольские адепты «свидетелей» одними из первых подверглись жесткому прессингу со стороны сотрудников правоохранительных органов. В марте 2016 года во время обысков у иеговистов в здании богослужения нашли литературу, внесенную в Федеральный список экстремистских материалов. Свидетели Иеговы утверждают, что литература была им подброшена. На своем канале в Youtube они опубликовали видеозапись с камер наблюдения, где видно, как люди в масках достают из карманов какие-то бумаги и кладут их в стол. В это же время обыски проходили в Карачаево-Черкесской республике в здании местного отделения иеговистов, где тоже были обнаружены экстремистские материалы.Год спустя за распространение запрещенной литературы суд ликвидировал карачаево-черкесскую организацию и передал ее имущество государству. Согласно ЕГРН, сейчас на принадлежавшие ей здание (298,5 кв. м) и землю (857 кв. м) приставами наложен запрет на отчуждение.

Теперь государству должно отойти все имущество запрещенной организации. Впрочем, за полгода активы «Управленческого центра свидетелей Иеговы в России» и его подразделений существенно уменьшились — как только угроза ликвидации стала реальной, российские религиозные организации начали дарить или жертвовать имущество иностранным представительствам свидетелей Иеговы. С января по конец апреля 2017 года иностранцам успели передать 74 объекта недвижимости кадастровой стоимостью 402 млн рублей. Главными дарополучателями стали общины иеговистов в Швеции, Австрии, Испании, а также «Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов Пенсильвании», которому с 2010 года принадлежит (с обременением права в пользу «Управленческого центра») штаб иеговистов в Санкт-Петербурге.

Государство уже начало пресекать попытки передачи недвижимости. В Ставропольском крае местная организация иеговистов пыталась подарить землю (2 851 кв. м) и Зал Царства (1 161,6 кв. м) в станице Незлобной «свидетелям» из Дании. Региональное управление Росреестра отказалось регистрировать сделку. Датская община в начале июня попыталась оспорить отказ в Арбитражном суде Ставропольского края, но суд не принял заявление, посчитав спор ему неподсудным. Еще в марте 2017 года в Ставрополье сделки с иностранными организациями «свидетелей» регистрировались, и местные общины успели подарить три объекта недвижимости иеговистам из Австрии.

В итоге по состоянию на июнь 2017 года иностранные общины свидетелей Иеговы владеют большей частью найденной нами недвижимости. Им принадлежит 65% (16,4 га земли и 25 072 кв. м зданий и помещений, всего 78 объектов) кадастровой стоимостью более 500 млн рублей. 93 объекта находятся в собственности у руководителей, учредителей российских отделений и их родственников, но это самые скромные активы — 11,5% российской недвижимости (2,7 га земли и 6 020 кв. м зданий) стоимостью 175 млн рублей. И только 23,5% недвижимости (5,4 га и 13 989 кв. м, всего 40 объектов) принадлежит напрямую российским юридическим лицам «свидетелей», зато она самая дорогая — не менее 660 млн рублей. Это распределение может позволить иеговистам сохранить большую часть имущества — если сделки по его передаче не будут оспорены.

У государства такая возможность есть, считает старший партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Ирина Адамова: «Так как имущество передавалось по договору дарения, то можно будет доказать, что это притворная сделка для переоформления титульного собственника именно для того, чтобы избежать конфискации этого имущества. Если прокурор докажет, что сделки заключались, чтобы избежать исполнения судебного акта, а не для безвозмездного дарения, то государство сможет присвоить это имущество».

На недвижимость, которая в собственности у руководителей, учредителей местных организаций и их родственников, государство вряд ли сможет претендовать. По словам Ирины Адамовой, прокуратуре придется доказать, что здание было куплено на деньги этой религиозной организации, а не на средства владельца. Сделать это и конфисковать имущество будет гораздо сложнее, чем в случаях с дарением иностранным организациям.

Другие подробности крупнейшей постсоветской национализации — в расследовании ЦУРа.

(*) Свидетели Иеговы — деятельность организации запрещена на территории РФ

Телерадиоведущий Владимир Соловьев за последние дни успел прославиться дважды. Сначала потоком оскорблений в адрес «двух процентов дерьма», вышедших на антикоррупционный митинг 12 июня. Затем — как успешный бизнесмен, получивший от Сбербанка за три года 316,5 млн рублей за какие-то неизвестные услуги. ЦУР решил разобраться, что это за услуги и заметил интересную закономерность — с тех пор, как компания Соловьева «СВ Консалтинг» в конце 2014 года начала консультировать Сбербанк, на «Вестях ФМ» льются соловьиные трели во славу крупнейшего банка страны, а его топ-менеджеры регулярно гостят в эфире «Полного контакта» ведущего. Особенно важные новости финансового сектора могут быть и главной темой передачи — например, что Сбербанк «стал сервисно-айтишной компанией». Ну а самые нежные чувства Владимир Соловьев питает к «блестящему аналитику» с «пионерным мышлением» — главе банка Герману Грефу. Вероятно, вполне искренне, так как джингл «На правах рекламы» мы услышали только в двух передачах из двадцати.

В пресс-службе банка нам сказали, что договор с «СВ Консалтинг» от 12 декабря 2016 года на 101,6 млн рублей не связан с передачей: «В рамках договора «СВ-Консалтинг» оказывает Сбербанку большой объем услуг, в том числе по координации работы западных консалтинговых агентств в ситуациях, когда возникают хозяйственные споры за рубежом. При оказании консультационных услуг привлекаются команды экспертов международного уровня».

В пресс-службе ВГТРК (куда входит «Вести ФМ») тоже заявили, что ни Соловьев, ни его компания не имеют отношения к рекламе в передаче «Полный контакт»: «Контракты со Сбербанком заключаются на весь холдинг ВГТРК, Соловьев — просто ведущий. Если у нас есть большой контракт со Сбербанком, то он, естественно, будет его отрабатывать в эфире».

Продолжаем разбираться.

Источник

2771936

В последние годы Главное разведывательное управление (ГРУ) Генштаба РФ* терпит провал за провалом. Списки работающих под прикрытием гуляют по интернету, сотрудников высылают после шпионских скандалов, высокопоставленные разведчики гибнут при странных обстоятельствах, а все руководство спецслужбы сидит под американскими санкциями. Грушники связывают это не только с успехами зарубежной контрразведки, но и с подрывной деятельностью родной ФСБ. Их ответкой чекистам, как выяснил Центр управления расследованиями (ЦУР), стало разоблачение хакерской группы «Шалтай-Болтай» и ее куратора — полковника ФСБ Сергея Михайлова.

Массовый слив работающих под прикрытием военных разведчиков произошел 15 июля 2014 года на российском сайте «Военные материалы» (Warfiles.ru), где появился материал некоего Владимира Колпакова «Война в шпионской триаде Путина». В ней рассказывалось о том, что между российскими спецслужбами идет ожесточенная подковерная война за финансовые потоки, а Владимир Путин с самого прихода в Кремль последовательно уничтожает лучшие кадры ГРУ. А в заключение автор Колпаков, казалось бы, выступающий на стороне ГРУ, неожиданно выложил список 79 российских военных разведчиков, работающих под прикрытием в США, Европе, Азии и Южной Америке. Статья быстро была удалена, но ее вместе со списком грушников успели перепечатать десятки российских и иностранных сайтов. Как рассказал источник ЦУРа в Минобороны, «такой подставы в истории ГРУ еще никогда не было» — «все мужики ходили в шоке».

Через год после слива в сеть резидентуры ГРУ в Минобороны разгорелся новый громкий скандал: на электронную почту министра обороны Сергея Шойгу пришло письмо от хакерской группировки «Анонимный интернационал» (он же «Шалтай-Болтай») с предложением застрелиться или подать в отставку. Свою «просьбу» хакеры обосновали тем, что им удалось взломать почтовый ящик помощницы бывшего начальника Департамента военного строительства генерала Романа Филимонова — 30-летней Ксении Большаковой и в их распоряжении оказались документы под грифом «Совершенно секретно»: пароли и доступы на служебные почтовые серверы Минобороны, планы и сметы строительства базы для ракет «Искандер-М» под Калининградом и личная переписка некоторых «лампасников» из Генштаба.

В начале июля 2015 года этот лот был выставлен на продажу на «Бирже информации», позже «Шалтай-Болтай» выложил скриншоты нескольких писем. Пока руководство Минобороны решало, как реагировать на происходящее, хакеры опубликовали открытое письмо начальнику начальнику военной контрразведки ФСБ генерал-полковнику Александру Безверхнему. Цитата: «Мы с сожалением убедились в полной некомпетентности сотрудников ряда подразделений Министерства обороны РФ в области информационной безопасности, а если говорить более конкретно — в преступной небрежности. Через бесплатные почтовые сервисы типа yandex.ru, mail.ru и американский gmail.com передавались незашифрованные служебные документы, часто представляющие собой секретную информацию, связанную с обороноспособностью РФ. С печалькой отмечаем, что если данная информация стала доступна нам, то с большей степенью вероятности она могла быть доступна и спецслужбам ряда заинтересованных стран». В конце своего послания «Шалтай-Болтай» предложил Безверхнему выкупить оцененный в 350 биткоинов (по курсу на дату письма — 6,2 млн руб.) архив помощницы Большаковой со скидкой 50%.

«Можете себе представить, что чувствовал Шойгу, когда директор ФСБ Бортников разложил перед президентом бумаги и стал докладывать об издевательском письме в контрразведку, сливе нашей резидентуры в интернет и хроническом бардаке в центральном аппарате Минобороны, — рассказал все тот же источник в военном ведомстве. — Вернувшись к себе в кабинет, Шойгу потребовал срочно найти тех, кто стоит за хакерами».

Руководил оперативной группой по делу «Шалтая-Болтая» заместитель начальника ГУ Генштаба РФ генерал Сергей Гизунов, напрямую докладывавший о результатах разработки главе ГРУ генерал-полковнику Игорю Сергуну, а после его скоропостижной смерти в январе 2016 года — генералу Игорю Коробову, возглавившему спецслужбу. Военная разведка установила, что автором письма министру обороны Шойгу и в ДВКР ФСБ был один из основателей «Шалтай-Болтай» Владимир Аникеев (Льюис).

Удивились грушники, когда обнаружили, что Аникеев-Льюис завербован ФСБ, а его непосредственным куратором является руководитель одного из подразделений ЦИБ ФСБ полковник Сергей Михайлов, боровшийся с распростанившими список резидентуры ГРУ сайтами. Ко всему прочему военная разведка установила, что Михайлов имел негласные контакты с американскими спецслужбами. Как конкретно грушникам удалось вычислить хакеров и их куратора чекиста Михайлова, наш источник в Минобороны сообщить отказался. Сказал только, что Шойгу обо всем доложил Путину и тот вызвал на ковер директора ФСБ Александра Бортникова.
После разбора полетов у Путина ФСБ взяло в оперативную разработку полковника Михайлова и его хакерскую агентуру. Вскоре в рамках уголовного дела о неправомерном доступе к компьютерной информации были арестованы члены «Шалтая-Болтая» Владимир Аникеев (Льюис), Александр Филинов и Константин Тепляков (Мартовский заяц). Следом за госизмену арестовали самого Михайлова, его заместителя Дмитрия Докучаева и главу отдела расследований компьютерных инцидентов «Лаборатории Касперского» Руслана Стоянова. По версии следствия, пользуясь служебным положением, они регулярно снабжали информацией представителей спецслужб США. Попутно лишился должности непосредственный руководитель Михайлова — начальник ЦИБ ФСБ генерал Андрей Герасимов, входивший в попечительский совет Лиги безопасного интернета.

21 мая стало известно, что ФСБ установила тесно связанного с «Шалтаем-Болтаем» создателя «Биржи информации»—им оказался бывший главный редактор газеты «Ижевский наблюдатель» Андрей Некрасов, несколько лет назад получивший политическое убежище в Литве. Он был объявлен в розыск вместе с подельником Александром Глазастиковым (Болтай), непосредственно торговавшим компроматом.

Корреспондент ЦУРа встретился в Лондоне с авторитетным хакером по прозвищу Аврора, восемь лет назад покинувшим Россию. Он не отрицал, что причастен ко многим взломам почтовых ящиков высокопоставленных чиновников и силовиков из России. Дело «Шалтая-Болтая» Аврора прокомментировал так:

— Я знаком почти со всеми из «Шалтая-Болтая» и с Льюисом тоже. Как только он стал работать под крышей ФСБ, то потерял чувство опасности. Я его об этом несколько раз предупреждал, а он говорил, что все нормально и опасаться нечего. А Некрасов вообще появился перед арестами и не при делах. Он только по части продажи информации и не в курсе всей технологии. Теперь, чтобы ФСБ отчиталась перед Путиным, на них повесят все.

Подробности этих и других эпизодов войны российских спецслужб — в расследовании ЦУРа.

*В 2010 году ГРУ было переименовано в Главное управление Генштаба РФ, но новая аббревиатура так и не прижилась.

2770170

Отстраненный полгода назад от эфира после выхода передач о шести покушениях на Владимира Путина телеведущий Андрей Караулов «бомбит» администрацию президента, правительство, Законодательное собрание и даже Федерацию независимых профсоюзов просьбами устроить ему встречу с президентом или хотя бы передать письма. Пока безуспешно. В аппарате Совета федерации нам показали два письма, отправленных Карауловым Валентине Матвиенко. В них Караулов умоляет президента вернуть его в телеэфир, возмущается, почему он «с Навальным все это время боролся один».

Первое письмо [орфография и пунктуация сохранены]:

Дорогой Владимир Владимирович, пишу не Начальнику, а другу.

Беспомощность всей нашей идеологии перед Навальным меня ошеломила. Это ничтожество на глазах превращается в символ… непонятно чего. Как допустили? Где были все наши службы (прежде всего идеологические)? Почему после фильма Навального о Медведеве с Навальным все это время боролся я один? Почему, когда мой фильм «Глазами клоуна» о Навальном получил —  как только мы разместили его в Интернете — 9 (!) хакерских атак, и ФСБ, когда я обратился к чекистам, через нашего бывшего куратора А. Комелькова [об этом человеке читайте ниже. — ЦУР], не сумели наш фильм защитить? Почему никто не подумал о его распространении в Интернете, если фильм доказательный, собирает сотни тысяч просмотров, а главное — единственный на сегодняшний день на эту тему?

У Навального — по его планам — теперь так: фильм —  и через три-четыре недели митинги на улицах. Герои будущих роликов: Ротенберги, Матвиенко, Тимченко, Ковальчук и молодые Ковальчуки («курчатник» не трогают, у. М.В. есть заслуги в физике, особенно коллайдер), Святейший, а с середины октября — бесконечный треп о Путине, минимум две серии, включая личную жизнь Президента.

Сам Навальный к фильму о Медведеве не имеет никакого отношения. Он умудрился при нашем бездействии стать «брендом»: любой желающий, хоть Ходорковский, хоть кто, под этой «торговой маркой» может разместить любую чепуху о ком угодно. И за четыре миллиона рублей, как в случае с Медведевым, «Парикмахер» (Навальный начинал 11 лет назад как парикмахер) озвучит что угодно.

Самое ужасное: мне некому это все рассказать. Зная, что у Шмакова [Михаил Шмаков — председатель Федерации независимых профсоюзов России. — ЦУР] планируется встреча с Президентом, я рассказал ему все, что знал на тот момент. Сейчас мое беспокойство только возрастает: Медведеву приготовлен «вариант Лазаренко», и, если бы мы 13 марта не разместили «Глазами клоуна» в Интернете (а я по-прежнему сижу без эфиров, не понимаю за что наказан, хотя очень хочу вернуться на ТВЦ), — так вот, если бы мы не поторопились, то уже в среду 15-го Навальный продал бы ролик о Медведеве компании ARD, немцам. И фильмец пошел бы гулять по всей Европе, вслед за ARD его собирались показать шведы, итальянцы и французы — это только то, о чем я знаю твердо. Еще я знал, что немцы с их педантичностью старательно изучат контрдоводы фильма «Глазами клоуна». И сделка по продаже в Европу — сорвется.

Сорвали. А почему контрдоводы, почему не работать на опережение? О том, что можно ждать сейчас от Навального, я предупредил Алексея Алексеевича [Громов — первый заместитель руководителя администрации президента, курирует СМИ. — ЦУР] примерно две недели назад. Не напрямую, прямой связи нет, через общих знакомых. Громов — молодец, во-первых — услышал, во-вторых—поверил, и даже, как мне говорили, проводил в АП какие-то совещания. Все другие, как Сережа Новиков [начальник управления администрации президента по общественным проектам, много лет работает с Сергеем Кириенко. — ЦУР], даже не сочли нужным снять телефонную трубку.

Наш фильм «Страсти по Исаакию» сделал все, чтобы сорвать все февральские митинги на Марсовом поле. «ПАРНАС» и «Яблоко» планировали их (под видом встреч населения с депутатами, что не запрещено законом) проводить весь февраль.

По Навальному у меня есть конкретный план очень быстро разделать всю эту глупость, но даже я не могу бороться с ними в одиночку.

Ваш Андрей Караулов.

P.S. Через 3–4 месяца в «Художественной литературе» выходит мой «Русский ад» [первое издание романа в двух томах вышло в 2011 году — «Русский ад. На пути к преисподней» в «Эксмо», «Русский ад-2. Встреча с дьяволом» — в «Алгоритме». — ЦУР] — роман-эпопея о 90-х, их полный портрет, книга посвящена Вам, постараюсь передать через Диму Пескова, может, найдется у Вас минутка ее полистать: обидно сознавать, что Пушкин никогда не читал Достоевского!

Караулов заявил ЦУРу, что он «Путину ничего не писал и эту ***** комментировать не будет».

2763500

Второе письмо Караулова Путину читайте в материале ЦУРа.

07 июня 2017

Вот тебе крест

В Москве встретились два друга: комиссованный сержант ДНР Юра и журналист Жора. 27-летний Юра приехал получить крест от бывшего премьера Бородая и побиться на мечах в клубе исторической реконструкции. Между делом герои пьют, гуляют по Москве и рассказывают истории о жизни и смерти: «У нас был случай в Донецке на какой-то съемной квартире. Дончане воевали в батальоне «Донбасс» у Семена Семенченко. Их отпустили в увольнение, они одели гражданку, пересекли границу, в розыске их нету, ну шо? Мужик с паспортом, донецкая прописка, домой еду. Их пропустили. Они устроили там микродебош, соседи вызвали милиционеров, чтобы их успокоить. Один ходил по квартире в форме с украинскими шевронами. Милиционеры охренели и повязали их. Приехали эмгэбэшники разбираться, а они очень долго повторяли одну фразу: «Так мы ж в увольнении, шо вы?» Типа, мы ж не в окопе с автоматом, я ж тут водку пью, шо? Шо не так?»


Фильм Александра Расторгуева, Центра управления расследованиями и Радио Свобода.

Курортный город Геленджик с недавних пор стал местом притяжения бизнеса и власти. Здесь на территориях бывших пансионатов и землях лесного фонда неподалеку от «дворца Путина» строятся или уже построились люди, близкие к президенту: его сват Николай Шамалов, «повар» Евгений Пригожин и патриарх. Даже прямые запреты судов их не останавливают. На Тонком мысу Геленджика пять фигурантов списка Forbes собираются открыть гольф-клуб. Нам удалось обнаружить и идентифицировать еще один объект сверхэлитной недвижимости неподалеку. Владения на Тонком мысу на Прибрежной, 2 действительно выдающиеся. На берегу моря на шести гектарах ландшафтного парка построены вертолетная площадка, собственная котельная и два трехэтажных дома площадью 6 752 кв. м и 2 371 кв. м. Тот, что побольше — с бассейном на крыше и стеклянными стенами со стороны геленджикской бухты. Чтобы установить личность хозяина, корреспонденту ЦУРа Илье Васюнину пришлось устраиваться в это имение 27-м садовником, а Анастасии Горшковой пройти ускоренный курс «придворной архитектуры» начала XXI века. Загадочные владения расположены по соседству с аэропортом Геленджика и по документам проходят, как «база отдыха». На вопрос, чей дом за зеленым забором, местные отвечают: «Кто-то из Кремля, у них тут у всех дачи. Строят уже год. Нет, полтора».

Рассмотрев дома поближе, мы нашли очевидные сходства стиля с уже известными нам строениями, принадлежащими другу Путина — крупнейшему акционеру банка «Россия» и медиамагнату Юрию Ковальчуку. Что на Тонком мысу строится именно он, стало окончательно ясно, когда мы дозвонились до архитектора Евгения Меркурьева, владельца проектировавшей «базу отдыха» архитектурной мастерской, с сайта которой за несколько дней до нашего звонка таинственным образом исчезли проекты других домов Ковальчука.
На вопрос про проект в Геленджике он воскликнул:

— Я не могу комментировать данную информацию!

— Почему?

— Потому что не могу. Ну елки-палки! Мне и так уже по башке настучали. До свиданья. Не звоните мне больше. Извините.

Все это, а также уникальная съемка «дворца Путина» — в репортаже-расследовании «Лицо пансионного возраста»

ВИДЕО
916144

Шарж Константина Куксо

2742086

Дело об убийстве девятилетней Марины с многочисленными ошибками следствия, уничтоженными вещественными доказательствами, подменой внутреннего органа, эксгумацией тела, пытками деда девочки и доведением его до суицида, началось с короткого сообщения об утонувшем ребенке, поступившего на пульт Крымского ОВД 30 июня 2015 года в 11:30 утра.

Два года назад у 61-летнего жителя станица Нижнебаканская Владимира Рябичева погибла девятилетняя внучка, а пять лет назад, во время наводнения в Крымском районе, он чуть не погиб сам.

Когда с гор пошла вода, Рябичев вышел на улицу перед своим домом — переставить машину во двор. Не успел: его настиг поток, который в считанные минуты накрыл станицу. Пенсионера прибило к соседскому забору, он схватился за него и метр за метром, преодолевая поток грязи и воды, дополз до своего дома. О наводнении в районе напоминают стоящие до сих пор полуразрушенные покинутые дома — нехарактерная для Краснодарского края картина.

Мы встречаемся в Крымске с свахой Рябичева, Мариной Негребой — ее зовут так же, как погибшую девочку — и едем в Нижнебаканскую. Вот уже два года Марина Негреба пытается выяснить, как погибла девочка, которую признали сначала утонувшей, а потом — убитой. Дорога от Крымска к Нижнебаканской идет вдоль местной речки — в ее притоке, Барабашевой щели, было найдено тело ребенка.

Как только мы садимся в машину, Негреба начинает перечислять доказательства, что маленькая Марина никак не могла утонуть здесь сама: сегодня местные речки, которые в 2012-м вырывали из земли заборы, уносили дома и сельскохозяйственную технику — просто небольшие ручьи, которые можно перейти вброд.

Марина сама не могла утонуть, повторяла Негреба в Москве, на приеме у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, к которому она поехала после того, как местные следователи признали гибель внучки несчастным случаем. Уголовное дело возбудили, но неожиданно для семьи главным подозреваемым стал Владимир Рябичев — дед девочки по отцу.

До того, попасть в изолятор, Рябичев был крепким мужчиной — ходил на охоту и смог противостоять стихии, которая накрыла станицу. Сегодня он встречает нас на крыльце деревенского дома, опираясь на палку: после визита к Бастрыкину местные оперативники решили доказать, что убийца внучки — это он, Рябичев, и есть. Пенсионер прошел местный изолятор, пытки и избиения, пережил инсульт.

От Бастрыкина больше новостей не было, а перед семьей теперь стоит двойная задача: найти убийц девочки и доказать, что Рябичев невиновен. А перед следствием — поместить деда в психиатрическую лечебницу и закрыть висяк.

2726572

Подробности — в материале Центра управления расследованиями

Три недели назад Владимир Путин принял ряд решительных антисанкционных мер. Президент освободил своих ближайших друзей от уплаты налогов в России. Центр управления расследованиями выяснил, как пытается сохранить западный уровень жизни в российских реалиях и что строит на 22 гектарах на Рублевке друг Путина Геннадий Тимченко.

Скупать земли в селе Знаменское на Рублевке миллиардер начал еще до наступления санкций, в марте 2012 года. Среди прежних хозяев скупленных земельных наделов мы нашли Антона Германовича Силуанова, министра финансов России. Силуанову в Знаменском с 2009-го по 2014 год принадлежало два участка общей площадью чуть менее четверти гектара: 839 и 1547 кв. м. В декларации министра за тот период следов этой недвижимости найти не удалось. Не заметна в министерской декларации за 2014 год и прибыль от продажи этой собственности, при том что кадастровая стоимость проданной земли сегодня составляет около 13,5 млн рублей. Возможно, чиновник просто поменялся с Тимченко (в Знаменском, где Усманов подарил фонду друзей Медведева свою усадьбу, это, видимо, принято). Во всяком случае, после сделки с Тимченко у Силуанова, судя по декларации, земли в собственности стало на полгектара больше.

Мы обратились за разъяснениями в пресс-службу Силуанова и получили вот такой ответ: «У вас неточная информация. Указанные в вашем запросе земельные участки отражены в опубликованных декларациях министра в составе объединенного земельного участка. Все доходы от реализации недвижимого имущества отражены в декларациях, опубликованных в установленном законодательством порядке и формате. Земельные участки перешли новому владельцу в рамках сделки, осуществленной в строгом соответствии законодательству РФ». Но ни один из участков, указанных в декларации Силуанова за 2013 год, не подходит под это объяснение. Первый — 1579 кв. м (долевая собственность 0,5). Но знаменскими участками министр владел без жены. Второй — 6979 кв. м, это заметно больше четверти гектара. Другой землей рядом с двумя участками в Знаменском, которая могла бы вместе с ними войти в состав этого большего объединенного участка, он, по открытым данным Росреестра, никогда не владел.

В итоге к 2015 году в полном распоряжении Геннадия Тимченко оказалось 11 земельных участков общей площадью 22,3 га кадастровой стоимостью 1 558 124 949 рублей 78 копеек. Бизнесмен начал на подконтрольной территории масштабное строительство. Коробка многоуровнего дома почти готова. Сам особняк скрыт от посторонних глаз искусственными холмами и перелеском. Еще возведен хай-тек-бункер непонятного хозяйственного или спортивного назначения (Тимченко вообще любитель подземных убежищ — на берегу Женевского озера у него есть подземный теннисный корт). А прямо на берегу Москвы-реки оборудована вертолетная площадка на два посадочных места.

Но большая часть территории пока пустует (ведутся масштабные ландшафтные работы), хотя очертания участка начинают напоминать гольф-поле с искусственным прудом.

Подробнее о новых владениях Тимченко и его соседях — в расследовании ЦУР.

2725524
Шарж Константина Куксо

Друг Владимира Путина Геннадий Тимченко хотел построить себе VIP-теплоход предположительно за 1,2 млрд рублей, но из-за проблем с бизнесом его пришлось продать недостроенным. Судно уплыло друзьям другого друга Владимира Путина  —  госменеджера №1 Игоря Сечина  —  Искандару Махмудову и Андрею Бокареву. Теплоход, при Тимченко называвшийся «Танаис», друзьями Сечина был переименован в «Княгиню Ольгу»  —  как та океанская яхта стоимостью свыше $150 млн, на которой журналисты рассмотрели Ольгу Сечину, а Басманный суд не рассмотрел.

Подробности в расследовании

2701014

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире