bychkova

Ольга Бычкова

18 октября 2013

F
18 октября 2013

Ольга Аросева

Пару лет назад я случайно оказалась в Театре Сатиры.

Некие литовские друзья попросили во что бы то ни стало заказать им билеты — из неких, своих, ностальгических чувств. Я пыталась отговаривать, предлагала что-то более правильное и модное. Но ностальгия есть ностальгия. Потом произошли еще какие-то случайные события. Те, кто хотел в Театр Сатиры, до Москвы по своим причинам не доехали — что уже совершенно не важно.

Короче, в итоге мы с подругой совершенно внезапно и неожиданно для себя оказались на спектакле «Как пришить старушку».

О самом спектакле ничего не скажу.

Но Аросева оказалась совершенно невероятная. Ей было уже хорошо за восемьдесят. Весь вечер не сходила со сцены. Все вокруг нее, фактически бенефис. Несколько переодеваний, песни, пляски.

Она до сих пор стоит у меня перед глазами, на этой нелепой сцене. В каком-то дурацком комбинезоне.

Это, конечно, совершенно потрясающий талант. Прожить жизнь от Сталина до Путина. Сохранять вертикальность почти девять десятков лет.

Поддерживать интерес. Острить. Носить дурацкие комбинезоны и красивые платья.

Крутая.

Задержано сколько-то тысяч нелегалов. И вся история с Бирюлевом свелась к «мигрантам» и «национализму».

И как-то сошли на нет разговоры о бездействующей и коррумпированной полиции. Не говоря уже о том, что у жителей Бирюлева нет никаких способов повлиять на жизнь своего района, что их никто и нигде не представляет, что система управления Бирюлевом в частности и Москвой вообще работает только в одну сторону — сверху вниз. И эта система не просто презирает всех копошащихся где-то внизу муравьев — она тупо не функциональна.

Ну ОК, давайте про мигрантов.

Оригинал
Вот вы, друзья, наверное, больше риторические вопросы задаете. А мне приходится, по долгу службы, формулировать их конкретно и в прямом эфире. Накоплена обширная статистическая база.

Не один и не два раза спрашивала я у идеологов и сочувствующих этому новому закону, о какой именно пропаганде сами-знаете-чего среди несовершеннолетних идет речь. Ну, то есть, где конкретные примеры этого разврата, мы же все за детей, всех порвем. Вы не поверите: не дают ответа. Нет документальных случаев никакой пропаганды — или, по крайней мере, никто из апологетов не смог ничего такого припомнить (а статьи про педофилию и так никуда не делись).

Поэтому вся трескотня про несовершеннолетних — это трескотня. И надо ясно понимать: за всем этим, кроме тупой гомофобии/тупой ксенофобии/элементарного людоедства, вообще ничего не стоит. И дальше удивляться тоже будет уже нечему.

Чтобы не было никаких сомнений.

Оригинал
Вас коробит лозунг «Смерть кремлевским оккупантам», пронесенный по Тверской? Да еще «в такой день»?

Господибожемой, какие мы трепетные. А вот кто-то, например, думает, что оккупанты — они и есть оккупанты, вне зависимости от прописки и времени года. Хотите поговорить об этом, ага.

Нельзя произносить слово «смерть» по отношению к неким, даже воображаемым оккупантам? Да-да. Еще нельзя произносить слово «Путин», «Богородица» и рисовать «пророков». Потому что все нарисованное и написанное немедленно превращается в настоящее. А как же. Мистическим, черт побери, образом.

А я так думаю, что авторам лозунга нельзя отказать в наличии литературного вкуса. Даже если кто-то уверен, что это дурной вкус.

Оригинал
Я не чувствую себя как-либо оскорбленной финалом истории с Бастрыкиным и «Новой газетой».

Во-первых, я полностью доверяю Муратову. Когда он описал этот ад с Сергеем Соколовым — я не сомневалась, что все правда. И точно также теперь у меня нет причин сомневаться в том, что делает Дима. Бастрыкин принес извинения и оправдания, Муратова они устраивают. ОК.

Во-вторых, мое отношение к угрозам в адрес журналистов и самоуверенности начальников не меняется — что бы ни происходило дальше. Я не считаю, что меня кто-то «использовал». Я пыталась выразить свое собственное отношение к безобразию. И совершенно об этом не жалею.

Оригинал
ОВД Басманное — довольно большое здание, в несколько этажей. Верхние выглядят вполне себе отремонтированными и ухоженными. Но нижний, где принимают задержанных, кажется нарочито малопривлекательным. Понимаю, что ради всяких сомнительных личностей не обязательно лишний раз проветривать помещение и наводить красоту. Однако все это не слишком гуманно и по отношению к полицейским, работающим в этом месте каждый день.

В тесном коридоре, где нас оставили ожидать, обнаружилась КПЗ. Запертая железная дверь, маленькое зарешеченное окошко. Под потолком внутри — мутно светящееся окно на волю. Что-то подобное я видела на экскурсии в Петропавловскую крепость. Иллюстрация не то чтобы застенков — скорее, непрошедшего времени.

Вся эта вчерашняя история опять про то же самое. Безумная, бессмысленная казенщина очевидно вступает в противоречие со здравым смыслом нормальных людей — протестующих, полицейских, кого угодно. Кажется, вопрос: «Черт побери, как это вообще может быть?» — самый главный. Можно задавать хоть каждый день, по всяким поводам.

Спасибо Нателле, Алине, Саше и Володе — компания оказалась хорошая.

Спасибо всем, кто писал, звонил и репостил. Спасибо за добрые слова и желание поддержать.

Оригинал
На выборах в Думу я, как и многие, голосовала за «Справедливую Россию». Тоже по необходимости. Думала: голосую не вообще, а за конкретных Хованскую, Петрова, Пономарева, Гудковых… Сегодняшняя «итальянская забастовка», чем бы она ни кончилась, не разочаровала. Уважаю чуваков, которые не сдаются и сбивают масло до последнего.

Оригинал
В канадском Квебеке, как оказалось, тоже «закручивают гайки»/ Местный парламент принял специальный закон «для недопущения несанкционированных митингов и массовых беспорядков». Предупреждать полицию за восемь часов до начала акции, никаких массовых собраний вблизи учебных заведений, полиция может переносить акцию в другое место. И штрафы нарушителям — от 7 до 35 тысяч канадских денег (правда, только студенческим лидерам, а не всем подряд).

Студенты возмущены «законом номер 78» и придумали вот такой сайт, с декларацией. Там все присоединяются и говорят примерно одно и то же: «Я не подчиняюсь». Можно навести курсор и увидеть, что это совершенно реальные люди.

780422

Оригинал
08 июля 2011

Сагра

Сагра — красивое место под Екатеринбургом. Красивое, как весь Урал, окруженное круглыми, невысокими горами, заросшее соснами и березами. Когда-то, в другой жизни, у моих родителей там была дача. А на соседней станции, под названием Исеть, на берегу озера — дача моей бабушки. Это места моего детства.

От электрички, от станции Сагра до дачного поселка нужно было пройти пару километров, огибая поселок, потом через поле, потом через небольшой лес. Или вначале через лес, а потом через поле — уже забыла. Дачники с местными пересекались мало.

Но иногда, летом, случались лесные пожары — и тогда местный Совет мобилизовал всех мужиков, деревенских и городских, тушить. Уральские леса — уже тайга, к пожарам относились серьезно, все шли. Мой отец тоже ходил с мужиками тушить пожары. Он надевал кирзовые сапоги, брал топор. Кажется, до серьезных пожаров в те времена и в тех местах дело не доходило.

Теперь там дошло до войны. Я очень давно не живу ни в Сагре, ни в Екатеринбурге, и мне некого спросить, как все было. Читаю интернет. Понимаю, что сагринские не пустили зло к своим домам. Не дали бандитам и наркоторговцам превратить Сагру в Кущевку. И если все так, как пишут — я, сагринская, горжусь этими мужиками, которые сохранили гордость. Потому что, когда мужик боится — хама, придурка, подонка — это ужасно стыдно. Думаешь: он же потом к жене пойдет, к детям — и как?

Если мужик трус — все рушится. Мне не нравится самосуд. И «мочить черных» — отвратительно. В Кущевке беспредельничали местные — какая разница? Но пока мужики будут трусить — бесполезно жаловаться на бандитов, коррупцию, прогнившую вертикаль, мигалки, начальство… кого вы еще там вечно боитесь? Сагринские не испугались стволов и численного превосходства зла. Значит — можно?
Мужики, хватит бояться.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире