12:02 , 11 августа 2017

Русское Зазеркалье Кэрролла. Москва

Москва образца 2017 года вполне могла бы вдохновить Льюиса Кэрролла на написание книги «Алиса в Зазеркалье». 150 лет назад он пробыл здесь около двух недель с 3 по 18 августа, периодически выезжая в провинциальные города.

Заселившись в гостиницу «Dusaux Hotel» (здание сохранилось, но было существенно перестроено, сейчас его занимает МЧС России), Кэрролл и его спутник Генри Лиддон несколько часов «...бродили по этому удивительному городу — городу белых и зеленых кровель, канонических башен, выдвигающихся одна из другой, словно в подзорной трубе, городу золоченных куполов, где, словно в кривом зеркале, отражаются картины городской жизни…»

Современная Москва, несомненно, первым делом привела бы в изумление Кэрролла своими «улучшениями»: благоустройством, реновацией, плиткой, бордюрами, пробками, «иностранными» рабочими — всей этой новой московской «красотой», от которой становится так душно и хочется сбежать. Картины «городской жизни» особенно напоминают кривое зеркало, когда возникают невольные сравнения не прекращающей меняться Москвы (иногда в ущерб историческому и  архитектурному наследию) с провинциальными, застывшими (иногда в 90-х, а иногда и ранее), большими и малыми, городами нашей необъятной Родины...         

150 лет назад, в первый же день пребывания в Москве, путешественники поехали на Воробьевы горы, откуда им открылась  «…величественная панорама на целый лес церковных колоколен и куполов с излучиной Москва-реки на переднем плане; с этих холмов армия Наполеона впервые увидела город…».

За 150 лет Москва, конечно же, изменила свой облик. Чтобы разглядеть колокольни и купола, надо пристально всматриваться. Притягивающим взгляд «лесом» стал международный деловой центр «Москва-Сити», диктующий свои визуальные, пространственные и жизненные законы.

«Утром мы долго и безуспешно искали англиканскую церковь… Позже я отправился на поиски один… Мистер Пенни, священник, оказался дома, и  я вручил ему рекомендательное письмо от Бергона; он и его жена приняли меня очень сердечно.»

Дневник Льюиса Кэрролла, 4 августа 1867 года.

Здание старой церкви и дом, которые посещал Кэрролл, не  сохранились. Вскоре после его визита на том же самом месте были построены новое здание церкви и дом настоятеля.  Здание пережило революцию, но в советский период использовалось не по назначению (в частности, в здании церкви располагалась фирма «Мелодия» — акустика очень нравилась советским музыкантам). В 1991 году в англиканской церкви снова начались богослужения. В настоящее время — это единственная англиканская церковь в Москве; богослужения проходят на английском языке, приход церкви интернационален — это люди из более чем сорока стран. В помещениях церкви расположены англиканско-православный образовательный центр, библиотека, воскресная школа и даже англоязычное общество анонимных алкоголиков.

Кэрролл и Лиддон за время своего путешествия посетили очень много православных храмов. И это неудивительно, ведь целью их визита было установление более тесных и дружественных связей между англиканской и  православной церквями. Побывали они и в Высоко-Петровском монастыре.

Монастырь и сегодня на месте, действует, стал еще старее (предположительно основан в 1315 году). Только в отличие от вылизанных и  отреставрированных своих собратьев, хранит в себе нечто необъяснимо заповедное, дышит и живет своей первозданной сутью.

После революции 1917 года территория монастыря существенно сократилась. Печально, что произошло это за счет уничтожения древнего некрополя. Современные раскопки показали, что на глубине более метра сохранились целые участки захоронений 16-17 веков.

В 18 веке, в период посещения монастыря Кэрроллом, некрополь Высоко-Петровского монастыря был одним из хорошо известных в Москве. Например, здесь были похоронены родичи Петра I по материнской линии – он происходил, как известно, из рода Нарышкиных. Однако некрополь Нарышкиных на территории обители был полностью засыпан после закрытия монастыря при советской власти.

В настоящее время часть некрополя постепенно раскапывается, а часть по-прежнему не принадлежит монастырю. На ней расположена игровая площадка детского сада.

Но вернемся к нашим героям. За несколько последующих дней Кэрролл и Лиддон обошли все достопримечательности Москвы, доступные туристам и сегодня: Храм Василия Блаженного, Кремль, Оружейную палату, наблюдали за венчанием, ели осетрину и щи, «осматривали троны, короны и драгоценности до тех пор, пока в  глазах у нас не зарябило от них, словно от ежевики», чередовали «экскурсии» с  поездками в Нижний Новгород, Сергиев Посад и Истру.

150 лет спустя мы со спутниками исследовали почти все достопримечательности столицы, отмеченные Кэрроллом в своем дневнике. Это приключение сложилось в какой-то безумный эклектичный калейдоскоп, и, конечно же, мы не раз обсуждали идею о том, что это разнообразие форм и смыслов, доступных путешественнику и 150 лет спустя, вполне могло вдохновить Льюиса Кэрролла на написание книги «Алиса в Зазеркалье». 

Иногда мы ступали след в след, следуя описаниям Кэрролла, и  жизнь (или Льюис с небес) посылали нам приключения вполне в духе Зазеркалья. На  Красной площади мы познакомились с парнем и девушкой, одетыми по европейской моде 1860-х годов. Ребята рассказали, что увлекаются историей и  костюмированными перевоплощениями. В Россию приехали на фестиваль и сбежали прогуляться и посмотреть на Кремль. Мы сфотографировали их, за нами потянулись российские туристы… Было весело наблюдать, как смущенные иностранцы, будучи не  в силах отказать людям, все соглашались и соглашались фотографироваться…

Вдруг к нам подошел дежуривший на площади полицейский и  сказал: «Тут нельзя фотографироваться. Скажите им». Мы попытались объяснить, что ребята — иностранцы, они не зарабатывают деньги, а по доброте душевной фотографируются с наивными провинциалами. Но полицейский не сдавался и все твердил, что «нельзя», не объясняя, конечно же, почему…

«…Домой мы пошли через Кремль и в последний раз любовались прекрасной анфиладой этих зданий в самое, возможно, прекрасное для них время – в чистом холодном свете луны стены и башни ярко белели, а на позолоченные купола лунный свет бросал блики, которые не сравнить с солнечными, ибо они не  погружают их в такую тьму…»

Дневник Льюиса Кэрролла, 18 августа, 1867 года.

Льюис Кэрролл застал Кремль белым. Через несколько лет побелка с Кремля начала осыпаться и обнажила красный кирпич. 150 лет спустя Кремль стал красным, а Россия по-прежнему напоминает Зазеркалье.

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


vejzmir_azohenvej 11 августа 2017 | 12:24

"на части некрополя расположена игровая площадка детского сада"

"Всё лучшее - детям!"


rgd_5 11 августа 2017 | 12:27

Юлия Буфина кинопродюсер: ... Картины «городской жизни» особенно напоминают кривое зеркало, когда возникают невольные сравнения не прекращающей меняться Москвы (иногда в ущерб историческому и архитектурному наследию) ...
***
Иногда?:)


rgd_5 11 августа 2017 | 12:40

Юлия Буфина: ... 150 лет спустя Кремль стал красным, а Россия по-прежнему напоминает Зазеркалье.
***
Это нужно в заголовок.:)

А в заключение добавить: А краснопузые ГБ-шники теперь сидят в Кремле и лепят новые кривые зеркала.:)


wowagera 11 августа 2017 | 18:28

Интересно..Спасибо!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире