boris_vis

Борис Вишневский

25 ноября 2016

F

«Мемориал» сделал необычайно важное дело — разместил на сайте 40 тысяч имен сотрудников НКВД эпохи «Большого террора» (1935-39 годы). Ранее, в мае, соответствующая база данных были издана на компакт-диске.

В ней — те, кто получил в это время специальные звания НКВД, от сержанта до генерального комиссара. И получил их за организацию и исполнение репрессий против «врагов народа».

Член правления «Мемориала» Ян Рачинский считает, что «почти все палачи в этом справочнике есть, но не все, кто есть — палачи». По его словам, среди персонажей справочника процентов 90 имели непосредственное отношение к репрессиям, хотя есть и пограничники, и пожарные, и финансовые работники, и сотрудники отдела кадров и т.п. — они тоже получали подчас спецзвания.

Многие годы «Мемориал» собирал имена жертв репрессий.

Теперь, наконец, названы имена палачей.

Тех, кто арестовывал и пытал, мучил и убивал, составлял фальшивые обвинения и выбивал нужные показания.

Подавляющее большинство из них не были наказаны за свои злодеяния.

И закончили свою жизнь в полнейшей уверенности, что останутся в памяти потомков уважаемыми и добропорядочными людьми.

«Мемориал» разрушил стену: имена палачей названы.

Да, сталинских палачей уже не наказать — но можно и нужно о них помнить.

То, что сайт «Мемориала» почти  сразу стал испытывать проблемы — не случайно: недаром глашатай Путина Дмитрий Песков назвал вопрос об обнародовании имен чекистов «чувствительным».

Сегодняшние палачи почувствовали угрозу: вдруг и их имена впоследствии будут названы?

И станет известно, кто в ответе за сфабрикованные дела и неправосудные приговоры, за избиения и пытки?

И не защитят от позорной огласки никакие законы о «персональных данных» и «праве на забвение»?

Награждение патриарха Кирилла орденом «За заслуги перед Отечеством» первой степени, заявление президента Владимира Путина о том, что Кирилла можно сравнить с Иоанном Златоустом и удачно совпавшее с этим воспоминание Путина о том, что, возможно, его крестил отец патриарха, примечательны не только тем, что высшего ордена удостоен глава церкви, живущей в «симфонии» с властью и во всем ее поддерживающей. И не только тем, что Иоанн Златоуст был известен скромным образом жизни, в чем патриарха упрекнуть трудно.

Они примечательны еще одной яркой иллюстрацией двойственности (чтобы не сказать резче) «генеральной линии» путинизма. С одной стороны – постоянная ностальгия по Советскому Союзу и советской эпохе, с другой стороны — постоянная апелляция к православным ценностям и традициям. Между тем, эти два направления принципиально несовместимы!

Напомним, что в 1988 году в результате переноса праздников пасхальное воскресенье – 4 мая – предполагалось сделать рабочим днем. Однако, после обращений руководства РПЦ в ЦК КПСС, Пасху неожиданно сделали нерабочей. Больше того – именно тогда впервые за долгие годы верующих поздравляли с телеэкранов.

Средства массовой информации активно освещали и празднование 1000-летие крещение Руси – еще за год-два до того это казалось абсолютно невозможным. Но в стране шла перестройка, «плюрализм мнений» становился нормой, и именно это позволило радикально изменить взаимоотношения церкви и государства.

До того – если кто забыл – человек, открыто признающийся в том, что верит в Бога, должен был отказаться от возможности сделать светскую карьеру. Просто потому, что для этого ему нужно было вступить в комсомол, а в дальнейшем – в КПСС, а членство в коммунистических организациях и вера в Бога были несовместимы.

Именно благодаря Михаилу Горбачеву и прочим «либерастам», регулярно шельмуемым сейчас на государственных телеканалах, ситуация изменилась кардинально: свобода совести и свобода вероисповедания стали реальностью. А затем и советская власть ушла со сцены.

Если бы история пошла по другому пути, то телевидение вряд ли бы показывало сейчас фильм, посвященный юбилею патриарха Кирилла, а Владимир Путин – рассказывал бы о факте своего крещения (о котором скромно умолчал, поступая на работу в КГБ, а затем – вступая в КПСС).

Впрочем, в этом случае мы, скорее всего, и не знали бы кто такой Путин.

Пикеты, которые православные священники (в том числе, Григорий Михнов-Войтенко — сын Александра Аркадьевича Галича) проводили в Петербурге против печально известного закона об уголовной ответственности за «оскорбление чувств верующих», были связаны со скандальным применением этого закона против защитников парка Торфянка.

Вдумаемся: граждане, которые защищают свой парк от незаконной, по их мнению, застройки (которая сейчас отменена, а для храма ищут другое место), объявлены «оскорбителями чувств верующих» и рискуют попасть под уголовную статью.

Потенциальными преступниками названы люди (многие из которых — православные), отстаивающие свое конституционное право на благоприятную окружающую среду, которое не менее важно, чем право на свободу вероисповедания.

Получить до года лишения свободы могут люди, единственная «вина» которых заключается в борьбе за сохранение своего места отдыха от «парковой застройки», которая в последние годы стала одной из «визитных карточек» РПЦ.

Раз за разом церковники стремятся получить под строительство новых храмов участки в зеленых зонах. Не на свободных пространствах — в благоустроенных парках, лучшие участки которых они требуют передать под очередной храм, называя защитников парков «безбожниками», «храмоборцами» и «ненавистниками православия».

Против них выступают агрессивные «защитники веры», подобные боевикам из печально известного движения «Сорок сороков», противостоящего защитникам Торфянки.

Против них выступает прогосударственное телевидение, изображающее их в столь же лживо-неприглядном виде, в котором оно привыкло изображать оппозиционеров.

Против них выступает руководство РПЦ, оскорбительно именующее их «сектантами» и «язычниками».

Теперь против них хотят использовать еще и уголовную статью — представив защиту парков как «оскорбление чувств верующих» (при том, что чувства в принципе нельзя оскорбить).

Без сомнения, это — акция устрашения всех, кто решится защитить свой парк от «храмостроительства». И рискует не только быть объявленным «безбожником» или «язычником» (хотя и безбожники, и язычники имеют в светском государстве «Российская Федерация» ровно такие же права, как и православные), но и оказаться за решеткой.

Статья УК об наказании за «оскорбление чувств» должна быть отменена как можно скорее. Пока церковники не объявили «оскорбительным» для своих нежных чувств любое несогласие с их планами и с их мнением.

Представляется, что основания для ее отмены — более чем убедительны: она, по сути, выделяет верующих в привилегированную группу, чьи чувства подлежат особой защите. И нарушает конституционные принципы светского государства, свободы мысли и слова и свободы выражения мнений и убеждений.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин нашел массу недостатков в президентской кампании в США.
Оказывается, и досрочное голосование там было, и президент Обама занимался агитацией и в кампании использовались «административный ресурс» и «грязные методы», от которых в России «уже отвыкли, и вообще в США большие проблемы с политической культурой. Не то, что у нас.
Технология маскировки бревна в своем глазу соломинкой в чужом столь же традиционна для российской пропаганды, как и раньше для советской — но сейчас г-н Володин очень уж звучно уселся в лужу. Что называется, чья бы корова мычала.
Главным и единственным методом агитации на выборах последних полутора десятков лет у «Единой России», где состоит Володин, был метод рыбы-прилипалы — мертвой хваткой прилепиться к Путину, который, в свою очередь, поддерживал единороссов. А на минувших думских выборах весь Петербург (и, думаю, не только он) был увешан постерами с цитатами Путина, восхваляющими «Единую Россию».
Что касается «административного ресурса» и «грязных методов», то на единороссов, не стесняясь, работала вся бюрократическая машина — администрации всех уровней, избиркомы, прокуратура и полиция вели себя как отделы их избирательного штаба. СМИ, подконтрольные власти, не жалели сил, агитируя за «ЕР» и ее кандидатов (оппозиция при этом находилась в ситуации информационной блокады). Весь «подневольный электорат» — бюджетники, военные, курсанты, ветераны, работники жилкомхозов и социальных служб, — был мобилизован для голосования за «партию власти». Суды же смотрели на все это широко закрытыми глазами — в том числе, на любые факты незаконной агитации и подкупа избирателей со стороны единороссовских кандидатов.
В США есть (и немало) недовольных РЕЗУЛЬТАТАМИ выборов.
Но ничего не слышно о массовом недовольстве их ЧЕСТНОСТЬЮ (и потому никто эти результаты не оспаривает).
Ничего не слышно о собраниях в школах, где представители губернаторов или мэров объясняли бы учителям и родителям, за кого надо голосовать.
Ничего не слышно о переписывании протоколов голосования и «каруселях» на избирательных участках (только что неопровержимые доказательства «каруселей» были предъявлены суде в Петербурге — на участках, где избранным был объявлен печально известный депутат-гееборец).
Ничего не слышно о том, чтобы военных строем вели голосовать за одного из кандидатов, или чтобы члены избиркомов выпрыгивали из окон, пытаясь унести избирательные документы.
Ничего не слышно об избирательных участках, где с полицией выгоняют оппозиционных наблюдателей, или где главы муниципалитетов пропихивают расческой в урну стопку «вбрасываемых» бюллетеней.
Зато регулярно слышно о другом — ни разу не встречавшемся в России: СМЕНЕ ВЛАСТИ на выборах. Не «рокировочки», а реальная смена власти — когда граждане вручают власть другой партии, отправляя прежнюю в оппозицию. Когда эта смена воспринимается не как национальная катастрофа, ведущая к хаосу и нестабильности, а как гарантия того, что новая власть будет думать об интересах граждан, если хочет продолжить свое пребывание на этом месте.
Вот в чем бы следовало брать пример со страстно ненавидимой российскими номенклатурными политиками и российскими пропагандистами Америки. И с других стран, где власть считает себя слугами народа, а не его хозяевами.
Впрочем, объяснять это Володину и его товарищам бессмысленно: несменяемость власти, основанная на нечестных выборах — единственная гарантия их политического существования.
Но оно не будет так долгим, как они рассчитывают.
У нас уже была одна партия, которая полагала, что будет у власти всегда.
Чем она закончила — известно.

Результат рассмотрения запроса Минюста России в Конституционный суд, — можно не исполнять решение Европейского суда по правам человека о выплате экс-акционерам ЮКОСа 1,86 млрд евро, — легко предсказуем: конечно же, можно! Собственно, для этого (главным образом) в прошлом году и создавался механизм, позволяющий не выполнять решения ЕСПЧ в случае, если они противоречат российской Конституции.

Решение ЕСПЧ основано на том, что в «деле ЮКОСа» была нарушена 6-я статья Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на справедливое судебное разбирательство»). Что чистая правда: никаким «справедливым судебным разбирательством» в этом деле и не пахло.

Никакого «противоречия Конституции» в решении ЕСПЧ нет и в помине. Потому что в Конституции есть статья о защите собственности, но нет ни слова о том, что можно конфисковывать собственность компаний, необоснованно накладывая на нее арест и незаконно проводя процедуру банкротства (с передачей «нужным людям»). Между тем, именно эти нарушения и констатировал ЕСПЧ, вынося свое решение.
Кроме того, в Европейской конвенции в разделе о Европейском суде по правам человека, имеется статья 46 «Обязательная сила и исполнение постановлений». Где прямо сказано, что «Высокие Договаривающиеся Стороны (в том числе и Россия, ратифицировавшая Конвенцию) обязуются исполнять окончательные постановления Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами». Без всяких оговорок о возможности неисполнения решений ЕСПЧ…

Тем не менее, трудно в данном случае сомневаться в будущем решении Конституционного суда (рассмотрение пройдет 15 декабря).
Закон, принятый в декабре 2015 года, дает возможность отступить от возлагаемых на Россию решением ЕСПЧ обязательств, «если такое отступление является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов».
Нет никаких сомнений: блестящие юристы, сидящие в креслах членов КС, сумеют обосновать, что исполнить решение по «делу ЮКОСа» ну никак нельзя без нарушения «основополагающих конституционных принципов». Например, принципа справедливости: неужели может быть справедливым решение иностранного суда, присуждающее Кремлю штраф за конфискацию собственности у открытых противников власти? Тем самым будет решена важная государственная задача — сэкономить для страны почти 2 миллиарда евро. Может быть, один-два судьи напишут особые мнения — их потом очень интересно будет прочесть. Но не более того.

Что дальше? А дальше — по проторенной дорожке отправятся другие неприятные для российских властей решения ЕСПЧ, исполнение которых будет заблокировано.

Выяснится, что решения ЕСПЧ, констатирующие фальсификации на выборах в России, или отсутствие свободы собраний, или свободы слова (с настоятельным требованием изменить соответствующее законодательство), конечно же, нельзя исполнять, не нарушая Конституцию — ведь подобные кощунственные предположения уже есть грубое покушение на наш суверенитет.

И только что принятое решение ЕСПЧ о незаконности отстранения «Яблока» от выборов в Карелии в 2006 году, никак не исполнить, не выходя за рамки Основного закона. И с исполнением решений ЕСПЧ, констатирующих незаконность отказов семьям российских военных в жилье, будут проблемы.

Наконец, выяснится, что невозможно исполнить решения ЕСПЧ, которые устанавливают ответственность российских властей за убийства, похищения и пытки во время двух чеченских войн. Ведь в Чечне, если кто не помнит, всего лишь «наводился конституционный порядок» и шла «контртеррористическая операция». А указы Бориса Ельцина, начавшие войну, были признаны соответствующими Конституции (заметим, тогда с особым мнением выступал, в том числе, нынешний председатель КС Валерий Зорькин)...

Восстанавливать свои нарушенные права через ЕСПЧ, — после исчерпания всех способов судебной защиты в России, — российским гражданам станет труднее.

Что, как думается, было еще одной целью создания механизма блокировки.

«Мы вынуждены были защищать русскоязычное население на Донбассе», — заявил Владимир Путин, выступая на форуме «Россия зовет».

Тем самым был показан очередной пример беззастенчивого перехода российской власти от «наглая ложь!» к «ну да, а что такого?».

Говоря о Крыме, Кремль сперва категорически отрицал участие российского спецназа (неуклюже загримированного под «зеленых человечков») в крымской спецоперации весной 2014 года. Потом признал, что российские военные там были. А потом рассказал, что президент Путин лично принимал решение о «присоединении Крыма», и приказал направить в Крым спецподразделения ГРУ, морскую пехоту и десантников под видом «усиления охраны наших военных объектов в Крыму», чтобы «блокировать и разоружить украинские воинские части».

Говоря о Сирии, Кремль сперва заявлял, что российские военные действуют только против террористов запрещенного ИГИЛа. А потом признал, что их задачей является «стабилизация законной власти в этой стране». То есть, сохранение у власти сирийского диктатора Асада.

Говоря о Донбассе, Кремль категорически отрицал какое-либо вмешательство России в мятеж, поднятый на востоке Украины. Называя «доведенными до отчаяния сторонниками федерализации» хорошо вооруженных граждан с тщательно скрываемыми лицами, захватывающих административные здания и отделы милиции на Донбассе и Луганщине, берущих заложников и превращавших женщин и детей в «живой щит». При этом никак не объяснялось, откуда у «мирных шахтеров и трактористов» новейшие российские автоматы и гранатометы. И даже после расследований моего коллеги по «Яблоку» Льва Шлосберга о гибели псковских десантников нам продолжали вдохновенно врать, что никаких российских военных на востоке Украины нет…

Потом Путин заявил, что там есть люди, которые «занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере».

Наконец, теперь признается, что Россия, мол, «была вынуждена защищать русскоязычное население». Позвольте спросить — от кого надо было «защищать»? Ни единого доказательства каких-либо «преследований» русскоговорящих граждан на востоке Украины не приводилось — как ранее не приводилось никаких доказательств опасности, якобы угрожавшей русскоязычным гражданам в Крыму, от которой их надо было немедленно спасать, «присоединяя» Крым…

Что сейчас яростно отрицают в Кремле? Причастность к бомбежкам Алеппо и авиаударам по гуманитарным конвоям?

Сегодня мы соберемся у Соловецкого камня на Троицкой площади в Петербурге, чтобы вспомнить Анну Политковскую.

Десять лет назад мы собрались здесь впервые — оглушенные убийством, под проливным дождем, оповестив друг друга «по цепочке».

Принесли портрет Анны, зажгли свечи и положили цветы.

И с тех пор каждый год в этот день, — здесь. Отложив любые важные дела…

В одном из своих последних интервью Политковская заявила, что главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов не пускает ее больше в Чечню, поскольку «сейчас опасность куда серьезней, чем в предыдущие годы. И я с ним согласна, потому что сейчас опасность вызвана конкретными людьми, конкретно для меня — людьми, которые пообещали убить».

На прямой вопрос, — кто эти люди?, — следует прямой ответ: Рамзан Кадыров. «Потому что ему не нравится моя последовательная позиция касательно того, что он — государственный бандит, и что это одна из самых трагических ошибок Путина». И добавит: «Надо же быть честными. Нельзя мириться с меньшим злом, боясь, что будет большее. Нужно бороться до конца».

5 октября 2006 года Политковская скажет, выступая на радио «Свобода»:

«Моя личная мечта в день рождения Кадырова только об одном. Я говорю об этом совершенно серьезно. Я мечтаю о том, чтобы он сидел на скамье подсудимых».

Через два дня ее убьют.

...7 октября к Соловецкому камню не приходят питерские чиновники — кроме «смотрящих» из комитета по законности. И не приходят питерские депутаты — кроме «яблочников».

Скорее всего, появление здесь считается признаком вопиющей нелояльности тому, кто, как и его приближенные, ненавидел Анну Политковскую.

Кто после ее убийства три дня отмалчивался, а потом заговорил. Но так, что лучше бы молчал.

«Это убийство нанесло России больший урон, чем публикации Политковской».

«Эта журналистка была острым критиком действующей власти в России. Она была известна в журналистских и правозащитных кругах, но ее влияние на политическую жизнь в России было минимальным».

«У нас есть информация, и она достоверная, что многие люди, которые прячутся от российского правосудия, давно вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире»...

Анна была убита в день его рождения.

И я до сих пор не верю, что это случайное совпадение.

Мы будем приходить сюда каждый год. Пока не будет названо имя заказчика убийства Анны и он не будет осужден. И пока работа журналиста в России не перестанет быть одной из самых опасных профессий.

До встречи вечером у Соловецкого камня.

04 октября 2016

Защитникам Носика

Многие мои друзья рады, что приговор Носику свелся к штрафу, хоть и большому, и пишут, что его деяние вообще ненаказуемо. Ну да, немного погорячился. Чуток перегнул в полемическом задоре. Но не сажать же за это? И в очередной раз требуют отменить статью УК о наказании за разжигание национальной и религиозной вражды. Мол, нельзя наказывать за «мыслепреступление».

Что же, придется по пунктам.

Первое. Блог Носика (если кто читал первоисточник, а не пользуется пересказами) — людоедский. По моему мнению, подходящий под определение нацистского. Тут я согласен с Андреем Пионтковским, Павлом Литвиновым и Гарри Каспаровым, которые крайне резко отозвались об этом блоге — хотя и остались в либеральной среде в подавляющем меньшинстве. При том, что у меня лично нет ни малейших причин испытывать симпатии к тоталитарному сирийскому режиму, отвратительному сирийскому диктатору и к самой Сирии, где исправно находят приют террористы, в том числе атакующие Израиль.

Когда призывают к убийствам по национальному признаку — это нацизм.

Когда заявляют, что «только спасибо скажут», если Сирию сотрут с лица земли — это нацизм.

Когда заявляют «х…, Владимир Владимирович, ковровыми, не стесняйся, а что дети, которые погибли при бомбёжках, с тебя на том свете спросят, зачем ты их убил — лично я в загробную жизнь не верю» — это нацизм.

Второе. Сажать ли за это? Думаю, что нет. Наказывать ли за это? Думаю, что да. И тот факт, что персоны, совершившие более серьезные проступки, уходят от наказания (по такой логической схеме защищает Носика Навальный, хотя и называет его пост «неприемлемым»), ничего не меняет.

Любые призывы «стереть», «уничтожить» или «превратить в радиоактивный пепел», — в том числе, звучащие постоянно от разного рода мерзавцев в российском телеэфире, — должны быть наказуемы.

Что касается Носика, давайте мысленный эксперимент по принципу максимальной инверсии: все то же самое — про Израиль.

Много ли сочувствия вызовет у защитников Носика человек, который напишет, что обрадуется, если Израиль сотрут с лица земли, призвав «не стесняться» и «х… ковровыми» по всем, включая детей? Его слова тоже сочтут ненаказуемым полемическим преувеличением?

Третье. Призывы к насилию и дискриминации по национальному признаку, разжигание национальной вражды  — не «мыслепреступление» (хватит уже этой демагогии), а совершенно конкретное деяние, которое должно быть наказуемым. Ибо подобное слово ОБЯЗАТЕЛЬНО превращается в дело.

Ну сколько можно напоминать о п. 2 ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах? «Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

Не нравится? Предложите Генассамблее ООН отменить этот пункт. А заодно предложите отменить смертный приговор, который Юлиусу Штрайхеру вынес Нюрнбергский трибунал.

Последнее. Самый «убойный» аргумент защиты Носика, — в том числе, используемый им самим, — что его судят, по сути, за поддержку штурма Алеппо.
Однако, почему из этого следует невиновность Носика?

Может быть, из этого следует преступность штурма Алеппо?

01 октября 2016

Захарова и шлепок

Спикер российского МИДа Мария Захарова, при которой дипломатическая риторика деградировала до уровня трамвайного хамства, посмеялась над заявлением министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона — о том, что стыд является самым мощным оружием, которое Запад может использовать против России.

Ей очень весело: нашли, чем угрожать — стыдом! Еще бы к совести воззвали — к словам, в принципе отсутствующим в кремлевском лексиконе…

Адам Михник когда-то сказал: патриотизм определяется мерой стыда, который человек испытывает за преступления, совершенные от имени его народа.
Эти — стыда не испытывают.

Ни за отправку бандитов на восток Украины, ни за бомбардировки гуманитарных конвоев и госпиталей в Сирии, ни за сбитый «Боинг».
Им все — божья роса.

В ответ на очередное уличение во вранье, — как написал когда-то Фазиль Искандер, лишь «наглая улыбка обесчещенного».
Когда убили Павла Шеремета, Захарова назвала Украину «братской могилой для журналистов и  журналистики».
Как будто в России не были убиты Анна Политковская и  Юрий Щекочихин, Наталья Эстемирова и  Михаил Бекетов, Лариса Юдина и  Анастасия Бабурова, Пол Хлебников и  Тимур Куашев, и  многие, многие другие.

В подавляющем числе случаев не  найдены и  не  наказаны ни  убийцы, ни  организаторы, ни  заказчики.
Но никак не припомнить беспокойства ни Захаровой, ни ее начальников по этому поводу…
Впрочем, про таких все давно уже сказал гениальный Евгений Шварц.

«Когда в моде был загар, он загорел до того, что стал черен, как негр. И тут загар вдруг вышел из моды. И он решился на операцию. Кожу из-под трусов – это было единственное белое место на его теле, — пересадили ему на лицо. С тех пор он стал чрезвычайно бесстыден, и теперь пощечину называет просто «шлепок».

Летом 2014 года, когда был сбит малайзийский «Боинг», — еще до начала расследований, до начала оправданий российских пропагандистов, до абсурдных заявлений об «украинском истребителе», якобы сбившем самолет, я написал очень простую вещь.

Украинская армия не могла сбить «Боинг» просто потому, что не имела воздушных целей для атаки. У так называемых «сепаратистов» тогда абсолютно точно НЕ БЫЛО авиации, по которой Украина могла бы стрелять.

Стрелять могли только «сепаратисты» (точнее, или российские диверсанты, или пророссийские боевики, потому что никакого сепаратизма в Донецке никогда не было). И стрелять — по украинским воздушным целям.

Я и сегодня придерживаюсь этой же гипотезы.

И потому, на мой взгляд, грош цена всем «версиям», которые все эти годы придумывает российская пропаганда для оправдания виновных, всем «экспертам», которых она выставляет на международное посмешище, и всем гневным заявлениям российского МИДа.

Заметим: НИ РАЗУ официальные российские представители и официальные российские СМИ даже в качестве версии не выдвинули предположение о вине «сепаратистов». У них всегда виновата только Украина.

Перепутали «сепаратисты» пассажирский «Боинг» с транспортным украинским АН-26 (который могли пытаться сбить) или не перепутали,  — не так важно.

Важно, что погибли 298 человек, что совершено ужасное преступление, и преступники или приехали из России, или пользовались российской поддержкой. И они должны за это понести наказание.

Да, отравленные пропагандистским ядом, многие (возможно, большинство) граждан моей страны не поверят никакому расследованию, никаким логическим выводам и доказательствам вины «сепаратистов» и тем более — вины российских властей. И будут продолжать верить в вину Украины.

Точно так же они когда-то верили в вину «врагов народа» и в то, что Сталин — великий вождь и учитель, что генетика с кибернетикой — лженауки и продажные девки империализма, что Иосиф Бродский — тунеядец, а Андрей Сахаров — клеветник, что польских офицеров в Катыни расстреляли фашисты, а секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа — гнусная выдумка. Сегодня они же верят в то, что Россия — «осажденная крепость», а в высоких ценах и низких пенсиях виноват Обама.

Некоторые верят в это до сих пор.

Но постепенно приходится — скрипя зубами, — признавать правду.

Так же будет и с «Боингом».

Светлая память погибшим. И нет прощения убийцам и их покровителям.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире