boris_vis

Борис Вишневский

28 июля 2016

F

Перестановки, сделанные Путиным – все эти броуновские перемещения губернаторов в полпреды, полпредов в таможенники и генералов в губернаторы – это не «государственный переворот», как обеспокоенно пишет уважаемый Дмитрий Гудков.

Они не имеют ровно никакого значения.

И без этого на большинстве ключевых постов в государстве – или бывшие сослуживцы Путина, или его недавние охранники: больше он никому не верит.

Везде, где можно, расставляются не самостоятельные и инициативные, а послушные исполнители приказов, которые к тому же никогда не будут претендовать на серьезную политическую роль. «Умные нам не надобны, надобны верные». Так Путина учили в КГБ.

Путин не понимает (и никогда не поймет), что опора на этих «янычар» — огромная ошибка. Расставляя их по всей «вертикали», он еще больше замыкает лично на себя принятие всех мало-мальски важных решений: никто из них не решится ничего важного сделать, не получив на это высочайшее добро.

Он еще больше отрезает себя от реальной информации о положении дел в стране: никто из этих бесчисленных генерал-жандармов никогда не осмелится сообщить ему что-то неприятное, а будет только рапортовать о победах и достижениях.

Наконец, он не понимает, что как только Система зашатается – именно эти люди «сдадут» его первыми. С радостным усердием. Спасая себя и выговаривая себе за это место при следующем правителе.

Так уже много раз было. И не только у нас.

«Отсутствие российских спортсменов — лидеров по многим дисциплинам — заметно снижает, будет снижать накал борьбы, а значит, и зрелищность предстоящих соревнований. Хочу вас заверить в том, что мы-то здесь, в России, будем на наших спортсменов-лидеров смотреть как на победителей Олимпийских игр со всеми вытекающими отсюда последствиями административного и материального характера».

Так Владимир Путин успокаивает российских спортсменов, которых не пустили в Рио: мол, будем считать вас победителями, и призовые дадим такие же, как если бы вы выиграли Олимпиаду…

Можно и нужно сочувствовать тем российским спортсменам, которые имели реальные шансы победить, не применяли допинг, но не поедут на Олимпиаду.

Но виноваты в том, что они не поедут, не «враги», а российские спортивные чиновники, в том числе — давшие команду уничтожить допинг-пробы легкоатлетов. И теперь точно так же нельзя достоверно определить «чистых» легкоатлетов, как невозможно достоверно установить результаты выборов, если после них спешно уничтожены бюллетени (известная технология сокрытия фальсификаций)...

Что касается предложения «смотреть как на победителей» на спортсменов-лидеров «со всеми вытекающими последствиями», то завоевать олимпийское золото стремятся отнюдь не только из-за щедрых призовых.

Были времена, когда олимпионики вообще не получали ничего, кроме медалей, или получали символические суммы — но разве тогда спортсмены меньше стремились к победе? Титул олимпийского победителя — пожизненный, дающий неоспоримое право на место в истории, — высшее, что есть в спорте, а победа на Олимпиаде — мечта любого спортсмена, независимо от «последствий материального характера».

Предлагая спортсменам, которые не попадут в Рио, эти «последствия», Путин фактически говорит им: все измеряется только деньгами. Вопрос только в цене.

Скорее всего, мало кто из спортсменов от этого предложения откажется: спортивный век короток, не у всех есть профессия, которая позволит потом найти себе другие место в жизни, а тем, кто продолжает спортивную карьеру, надо тренироваться и при этом на что-то жить. Но «смотреть как на победителей» на них будут только в России. Они ими будут только по «версии Путина».

С таким же успехом, кстати, можно смотреть на российских футболистов, как на чемпионов Европы — 2016 по той же «версии Путина». И заплатить им призовые, как чемпионам. Но играть они от этого лучше не станут…

Тем российским спортсменам, кто поедет на Олимпиаду, — желаю успеха.

А всем, кто будет смотреть Олимпиаду, — желаю помнить, что победа в олимпийском состязании — не победа страны над врагом, а неудача — не поражение в войне.

Что олимпийские состязания не должны комментироваться в стилистике Великой Отечественной.

Что на Олимпиадах нашим спортсменам противостоят другие спортсмены, а не солдаты воюющих с Россией государств.

И что лозунг «О спорт, ты — мир», не должен заменяться лозунгом «О спорт, ты — война».

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на Ютубе «Спросите Вишневского: моя позиция по актуальным вопросам.

Помощник российского президента Андрей Белоусов (недавно обеспокоившийся укреплением рубля) предложил Владимиру Путину разработать альтернативу экономической программе Алексея Кудрина — на основе доработанного доклада «Столыпинского клуба» (куда входят такие персоны, как Борис Титов, Сергей Глазьев и Евгений Тарло). С чем президент согласился, и о чем радостно сообщил г-н Титов.

Программа Кудрина (точнее, Центра стратегических разработок) предусматривает макроэкономическую стабильность, низкую инфляцию, снижение дефицита бюджета, упор на частные инвестиции, а также прекращение «холодной войны» с Западом — чтобы привлечь иностранные инвестиции.

Доклад «столыпинцев», если прочитать его внимательно, предусматривает обратное: главный инвестор — государство.

Оно должно обеспечить новые инвестиционные проекты «доступным и долгосрочным кредитным капиталом».

Оно должно обеспечить рефинансирование ЦБ  коммерческих банков и «капитализацию институтов развития» на общую сумму «не менее 1,5 трлн. рублей в год в течение 5-ти лет».

Оно должно обеспечить «кредитование частно-государственных проектов в области развития инфраструктуры».

При этом предлагается (видимо, чтобы собрать в бюджет дополнительные деньги для этой господдержки) перейти на прогрессивную шкалу подоходного налога, налогов на недвижимость, имущество и землю. Отменив тем самым одно из немногих экономических достижений путинского периода.

Это — очень опасный путь. Потому что давно известно: государство — очень плохой инвестор. Потому что оно рискует не своими деньгами, а нашими. Деньгами, которые складываются из наших налогов.

Деньги украдены? Пошли впустую? Не дали эффекта? Образовались убытки? Выросла инфляция? Это никак не отразится на личном благосостоянии или карьере чиновников, которые выступают от имени государства-инвестора. Граждане заплатят новые налоги, и бюджетный карман снова наполнится. После чего из него снова можно будет выделять деньги для новых проектов…
Зато открывается масса возможностей для создания «окологосударственного» бизнеса. В том числе, пресловутых «частно-государственных проектов», где раз за разом оказывается, что расходы государственные, а доходы частные. Как, например, в печально известном проекте Западного скоростного диаметра в Петербурге, где «концессионеры» так хорошо устроились, что требуют деньги из бюджета города в качестве компенсации недополученной ими прибыли.

Полтора триллиона рублей в год, которые требуют выделять «столыпинцы» — это по десять тысяч рублей с каждого жителя России.

По сути, они хотят обложить нас всех таким налогом. «Столыпинским налогом».

Хотим ли мы его платить?

Что думские партии, все более неотличимые друг от друга, что их растущие младшие прокремлевские партнеры — не более, чем оттенки серого.

Оттенки серого поддерживают политику президента — как внешнюю, так и внутреннюю: дон Рэба безгранично умен и всегда начеку.

Оттенки серого поддерживают логику «осажденной крепости», страдая одновременно манией величия и манией преследования: снаружи — враги, внутри — предатели, единственные союзники — ФСБ и Нацгвардия.

Оттенки серого поддерживают принцип «государство важнее человека»: человек — не более чем винтик государственной машины, несогласие с властью — «экстремизм», противодействие ей — «терроризм».

Оттенки серого поддерживают военно-полицейское государство: не хватает денег на лекарства для детей, но хватает на танки, ракеты и слежку за гражданами.

Как там говорил тот сантехник? Когда еще не было «антитеррористического пакета»? «Тут всю систему менять надо»?

Вот ровно это «Яблоко» и предлагает: менять систему. Но только правительство и парламент, но и президента. Менять политику, следствием которой является экономика. Именно этим оно радикально отличается от «серых», которые правительство еще могут покритиковать, а президента — никогда.

...Двадцать лет назад, когда Григорий Явлинский впервые баллотировался на президентский пост, у страны был шанс — пойти другим путем.

Избежать построения криминально-олигархического режима и призванной его сохранить операции «Наследник».

Избежать второй чеченской и взрывов домов в Москве и Волгодонске.

Избежать полицейщины и «закручивания гаек».

Шанс не был реализован — страх одержал победу над совестью.

Слишком у многих искусно заглушенная совесть уступила искусно раздутому страху.

Сейчас — второй шанс: сперва — думские выборы, через полтора года (а может быть, и раньше — исключить это нельзя) — президентские, кандидатом на которых «Яблоко» видит Явлинского.

Если упустить этот второй шанс — третий может уже и не представиться.

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на YouTube «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Ну наконец-то найдена причина, по которой в 2016 году не состоится вторая индексация пенсий: Британия виновата!

Не верите? Зря: замминистра финансов Айрат Фаррахов именно так и сказал. Мол, результаты референдума в Великобритании о выходе страны из Евросоюза «усилили волатильность на рынках» и это «повлияет на доиндексацию пенсий в России в нынешнем году».

Чиновника тут же поддержали единороссы: глава комитета Госдумы по труду и социальной политике Ольга Баталина заявила, что «Единая Россия» не будет настаивать на повышении пенсий в соответствии с фактической инфляцией в нынешнем году. Вот в 2017 году — обязательно. А сейчас — не будет…

Закон обязывает индексировать пенсии на уровень инфляции.

Но в начале 2016 года по настоянию правительства пенсии (при 13-процентной инфляции за 2015 год) были увеличены только на 4%. С обещанием, что во второй половине года проведут еще одну индексацию.

Та же Баталина, помнится, в октябре 2015-го заявляла, что пенсии в России в следующем году будут повышаться два раза: в феврале и осенью.

А теперь — передумала. Британия помешала, понимаешь…

Представляется, однако, что причина вовсе не в Британии.

И не в отсутствии денег: они есть на «силовиков» и на Крым, на огромные зарплаты и «спецпенсии» чиновников.

Причина — в отсутствии совести у тех, кто экономит на пенсионерах.

Не забудьте об этом, когда придете на выборы.

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Петербургский Горизбирком отказался регистрировать инициативную группу референдума по «мосту Кадырова» и изменению принципа присвоения названий улицам, площадям, набережным, мостам в нашем городе.
Чтобы нам отказать, избирком сперва придумал требования, которых нет в законе, а потом обвинил нас в их невыполнении.

«Нарушения» усмотрели в том, что в протоколе собрания инициативной группы (в нее вошли «яблочники» и гражданские активисты, а также кинорежиссер Александр Сокуров) нет отдельного пункта об избрании председательствующего на собрании и секретаря, которые потом подписали протокол. И вообще, «нет фактического подтверждения» того, что члены группы были на собрании. Сомнения есть у комиссии, понимаете ли…

Неважно, что задача избиркома — содействие в реализации избирательных прав, а не создание помех в их осуществлении.
Неважно, что ходатайство о проведении референдума подписано всеми участниками собрания.
Неважно, что мы практически в онлайне выкладывали в Сети фотографии с собрания (в том числе, фото, где ходатайство подписывает Александр Сокуров).

Неважно, наконец, что точно такие же по форме ходатайство и протокол шесть лет назад уже проходили проверку в Горизбиркоме (когда мы добивались референдума по «Охта-центру»), и были признаны соответствующими закону о референдуме Санкт-Петербурга, который в этой части не менялся.
Все это неважно — решалась не юридическая, а политическая задача: «не пущать!».
Потому что это очень страшно: инициированное «снизу» волеизъявление граждан по тем вопросам, ответ на которые может быть для власти неприятен.

В последний раз референдум (и то он формально назывался «опросом») проходил в нашем городе 25 лет назад — 12 июня 1991 года, когда решался вопрос, вернуть ли Ленинграду его историческое название «Санкт-Петербург».
С тех пор никаких референдумов проводить не позволялось. Ни по каким вопросам. Ни при каких обстоятельствах. Все блокировалось или на уровне Горизбиркома, или на уровне Законодательного Собрания.

Судя по настроениям в Петербурге, результат референдума по «мосту Кадырова» несложно предсказать — для властей он будет убийственным.
Значит, референдум нельзя допустить.
Конечно, мы обжалуем отказ в регистрации инициативной группы в ЦИКе — как незаконный.
И параллельно — обсудим подачу новой заявки, указав в ней все, что от нас требуют (хоть этого и нет в законе).

Хотя мы не уверены, что на следующем этапе Горизбирком еще в чем-нибудь не усомнится. И еще чего-нибудь не потребует — например, отпечатки пальцев членов инициативной группы на протоколе. Или справки от психиатров о том, что все члены группы пребывают в здравом уме и ясной памяти.
Но если кто-то считает, что мы отступим и откажемся от намерения провести референдум — он ошибается.

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно – канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам. В последней программе обсуждаем, в том числе, тему «моста Кадырова».

Если выборы будут честными — «Единой России» не позавидуешь.
Представьте: вышли единороссы на поле, а правила одинаковы для всех: если можно — так всем, если нельзя — так никому.
И отстранить соперников от игры никак невозможно.
И игроков в команде единороссов не впятеро больше, чем у соперников.
И ворота у соперников такие же (а не в два раза выше и в три раза шире).
И судья не является 12-м игроком единороссовской команды.
И забивать из офсайда единороссам не позволяется.
И за нарушения им дают карточки (а могут и удалить).
И счет матча заранее неизвестен (а после матча его никак не переписать).
Кто лучше сыграл — тот и победил…
Впрочем, я же обещал: ни слова об Уэльсе.

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Мне будет очень жаль, если российские легкоатлеты не поедут на Олимпиаду-2016 в Рио.

Мне будет очень жаль тех спортсменов, кто годами к этому готовился и никаким допингом никогда не пользовался.

Но виной тому — не «антироссийская политика» и не «происки» тех, кому «не нравятся наши победы» (о чем сейчас в очередной раз начнут голосить по федеральным телеканалам).

Виной тому — жажда власти приватизировать спортивные успехи, превращая спортивные арены в площадки противостояния России, как «осажденной крепости», с окружающим миром. И вытекающий из нее принцип «победа любой ценой».

И вообще: кто-то верит, что если не стесняются подделывать результаты выборов, то постесняются подделывать допинг-пробы?

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко все-таки подписал постановление о «мосте Кадырова».

На мой взгляд, это – очень большая ошибка.

Это — открытое пренебрежение общественным мнением, которое достаточно очевидно: считанные единицы за эти дни осмелились публично выступить за «мост Кадырова».

90 тысяч подписей в Интернете — против.

Множество известных петербуржцев, начиная с Александра Сокурова и Олега Басилашвили — против.

Четверть депутатов ЗАКСа — против.

И все равно. Несмотря и вопреки.

Причина, на мой взгляд, одна. И это вовсе не искреннее обожание, которое в Смольном испытывают к Ахмату Кадырову.

Это не допускающее двойного толкования указание из Москвы.

Причем, с такого уровня, где приказы не обсуждают, а докладывают об исполнении.

Сомнения и колебания – признак нелояльности.

Как там у моего любимого Евгения Шварца?

«А еще господин дракон велел передать, что всякое сомнение будет наказано как ослушание».

Руководитель пресс-службы губернатора Андрей Кибитов объясняет это решение тем, что «страна не делит героев по национальной принадлежности».

Но в таком случае куда уместнее было бы увековечивать память не Кадырова (о котором питерские власти вдруг вспомнили через 12 лет после его гибели), а скончавшейся 13 июня Токтогон Алтыбасаровой из Киргизии, которая во время Великой Отечественной войны усыновила 150 детей из блокадного Ленинграда. Имя этой замечательной женщины должно быть на карте нашего города – я сегодня направляю обращение об этом в Топонимическую комиссию.

Что касается «моста Кадырова», то Петербургское «Яблоко» будет добиваться референдума по этим вопросам: у Горизбиркома еще неделя на проверку наших документов. Если все нормально — они передаются в ЗАКС, который должен оценить наши вопросы: можно ли выносить их на референдум.

Попытаются заблокировать — пойдем в суд. Будем бороться до конца. За то, чтобы власти уважали мнение горожан, а не демонстративно им пренебрегали.

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно – канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Премьер-министр «денег нет, но вы держитесь» Медведев установил прожиточный минимум на душу населения за первый квартал 2016 года аж на 324 рубля больше, чем за четвертый квартал 2015 года.

Было — 9452 рубля в месяц, стало — 9776 рублей.

Просто какой-то аттракцион неслыханной правительственной щедрости.

Считается, что на указанные 9776 рублей подведомственное население должно иметь возможность прожить в течение месяца.

Этого должно хватить на продукты, непродовольственные товары и оплату услуг (квартплата, общественный транспорт и так далее).
Не мне одному хочется поставить эксперимент на правительстве во главе с премьером.

Выдать им по 9776 рублей и предложить на эти деньги продержаться в течение месяца. С переводом в статус обычных граждан — без всего того, что раньше нагло забирал дракон, впоследствии оказавшегося в руках лучших людей города.

По окончании месяца посмотреть, кто выжил.

Впрочем, если вспомнить, что прожиточный минимум за четвертый квартал 2015 года был НИЖЕ, чем за третий — повышению сейчас и на 324 рубля, граждане, видимо, должны верноподданно радоваться…

* * * * *
Одно из главных назначений прожиточного минимума — определять малоимущих, имеющих право на социальную помощь.

У кого доход ниже прожиточного минимума — тот малоимущий.

Соответственно, если размер прожиточного минимума очевидно занижен (как в приведенных случаях) — то и официальных малоимущих в стране оказывается меньше, чем реальных. Значит, и денег на помощь надо меньше: можно сэкономить.

Такая вот, применяемая уже много лет, бесстыдная социальная арифметика.

«Ну так денег же нет!», — немедленно заведет правительство старую, старую песню, отвечая на жалобы о малости прибавки к прожиточному минимуму.

Вранье, господа. Деньги есть. Просто вы их тратите на другое.

На «силовиков», армию и чиновников, на бандитские «республики» на востоке Украины и мосты в Крым, на поддержку бизнеса «друзей президента» и присосавшиеся к бюджету госкомпании.

Несколько цифр: в 2015 года топ-менеджеры «Роснефти» получили в месяц в среднем по 26 млн. рублей (около 2600 прожиточных минимумов), «Сбербанка» — по 16 млн. рублей (около 1600 прожиточных минимумов), «Газпрома» — по 13 млн. рублей (около 1300 прожиточных минимумов).
Это все, что вам надо было знать о правительственном бесстыдстве и о том, что «нет денег»...

* * * * *
«Какая у «Яблока» экономическая программа?», — спросили недавно на телевидении у моего коллеги Сергея Иваненко, ожидая, что он начнет перечислять умные, но длинные тезисы, и его тут же можно будет оборвать, не дав ничего сказать.
Ответ был короток и убийственен: «Поменять персонал».

P.S. Уважаемые читатели, для тех, кому интересно — канал на Ютубе «Спросите Вишневского»: моя позиция по актуальным вопросам.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире