boltyanskaya

Нателла Болтянская

18 июня 2017

F

Гость — поэт Игорь Иртеньев
1. За окном сгустился сумрак сизый
2. Хочу я написать стишок
3. Вот нету в жизни счастья
4.Листья облетают
5. Чем так уж Сталин Вам не угодил
6.Помню, как с тобою на трамвае
7. Вот под лёд ушла трехтонка
8. Суровый сын нешуточной страны
9. Никому особо не мешая
10. Завесу тайны приоткрою
11. Что это движется там вдалеке
12. Зачем на свете ты живёшь
13. В стране воруют все, и стар и млад
14. Я верю, поздно или рано

Источник

Две новости из области международной политики.

Вице-президент Соединенных Штатов Майкл Пенс поставил в один ряд Россию, Иран и терроризм, перечисляя главные угрозы в современном мире. И — наш ответ Чемберлену — в Совете Федерации РФ вскоре появится комиссия, которая среди прочего займется наблюдением за «враждебной активностью» из-за рубежа. 7 июня в Совфеде пройдут слушания на тему предотвращения вмешательства во внутренние дела России. Новая структура сфокусируется на мониторинге «враждебной активности иностранных государств и международных организаций на российском направлении». Источники «Коммерсанта» назвали создание комиссии «вынужденной реакцией» на «резкое усиление внешней активности по мере приближения президентских выборов в нашей стране». Каналами враждебной деятельности будут считать «зарубежные и лояльные Западу российские СМИ» и «неправительственные организации, ставящие целью нагнетание протестных настроений в России».

Дежавю с размахом

После Второй мировой войны новости в очень похожей транскрипции появлялись в медийном пространстве неоднократно.

В 1948 году, во время обсуждения Всемирной декларации прав человека, известный специалист по правам человека (и человек этот печально известен) Андрей Януарьевич Вышинский говорил о том, что «...права человека немыслимы вне государства». Именно государство, по мнению Вышинского, и должно их обеспечивать. А государственный суверенитет вообще первичен. Как именно Советское государство обеспечивало права своих граждан на тот момент, даже говорить не буду. Суть несколько в другом. Согласно концепции другой стороны, права человека неотъемлемо принадлежат ему по праву рождения. Государство не может их регулировать. Дело государства — «не мешать» их реализации…

Но «самое справедливое» государство рабочих и крестьян ну никак не могло принять такие права, как право на эмиграцию, свободу слова, мнений и собраний.

С начала 1950-х годов США приняли концепцию сдерживания СССР в мировом пространстве. В акте Смута-Хоули, принятом еще в 1930 году, есть пункт о том, что, при наличии достоверной информации, что тот или иной товар произведен заключенными, директор Таможенной службы США имел право своей властью запретить его ввоз в страну. Экспорт леса из СССР, можно сказать, накрылся…. В 1950 году была получена информация о том, что при производстве советских крабовых консервов использовался труд японских военнопленных. Крабов постигла судьба леса. Возмущению СССР не было предела.

Много позже, в 1980-е годы, находившаяся тогда в США Людмила Алексеева по просьбе американских профсоюзов готовила информационный обзор о том, какие потенциальные экспортные товары производятся в различных советских лагерях.

Были ли этот и многие другие последующие акты направлены на то, чтобы «укусить СССР любым способом»? Были. Холодная война диктовала свои законы.
Поправка Джексона-Ваника вызвала жгучую обиду у советской власти.

2762652
Осужденные во время работы на швейной фабрике. Фото: Клипиницер Борис / Фотохроника ТАСС

Уже не говоря о менее известной, но чуть ли не более чувствительной поправке Стивенсона, принятой тогда же — в этой поправке с реализацией права на эмиграцию увязывалось предоставление американских кредитов на разведку недр.

Все эти действия США можно описать как регулирование экономической поддержки Советскому Союзу в зависимости от соблюдения им прав собственных граждан.

Любое неудобное Советской власти действие или реакция на какие-то события в СССР сразу же квалифицировались как вмешательство во внутренние дела Советского Союза.
А теперь о будущей комиссии Совфеда. Вот цитата из газеты «Приокская правда» от 20 декабря 1975 года ««Ну, а что, разве нельзя слушать западные радиостанции, ведь это же никто не запрещает?» Такой вопрос нет-нет, да и задают порой некоторые молодые люди. Что верно, то верно, таких запретов у нас нет. Но если следовать такой сверхнаивной логике, то можно серию подобных вопросов продолжить до очевидного абсурда. Скажем, с таким же успехом можно спорить о том, можно ли лезть под колеса близко идущего транспорта или прыгнуть с высотного здания просто так, из-за принципа? Отягощать человеческую жизнь надуманными запретами было бы крайне глупо. Да и нужны ли они мыслящим, умственно и нравственно здоровым людям?»

О терминологии— еще 2 декабря 1922 года в «Бюллетене официальных распоряжений и сообщений Наркомпроса» № 1 опубликована Инструкция Главлита его местным органам: «Главлит и его местные органы осуществляют все виды цензуры: военную, политическую, идеологическую и т.п.» (не упоминается цензура художественная, это упущение восполнено в ротаторном экземпляре «Инструкции»).

В чем заключается цензура — «в недопущении всякого рода печатных произведений, через которые проводится враждебная нам идеология в основных вопросах (общественности, религии, экономики, в национальном вопросе, области искусства и т.д.)»; «в изъятии из статей наиболее острых мест (фактов, цифр, характеристик), компрометирующих Соввласть и Компартию (в ротаторном экземпляре: «...направленных к ослаблению авторитета соввласти»).

Собственно, наказуемая деятельность и тогда, и позже сводилась к передаче информации о происходящем в стране на Запад, а также — трансляция реакции западного общественного мнения на происходившее в СССР. Хорошо, лютые годы красного террора и культа личности прошли.

Как на практике это осуществлялось в «вегетарианский» послесталинский период.

Вот информация из выпуска «Хроники» номер 26 от 5 июля 1972 года «5 мая московскому корреспонденту лондонской газеты «Таймс» ДЭВИДУ БОНАВИЯ было предложено покинуть СССР. В тот же день английское правительство выразило протест. За последние два года Д.БОНАВИЯ — двадцатый иностранный корреспондент, высылаемый из СССР. 6 мая лондонская «Таймс», протестуя против высылки своего корреспондента из Москвы, слово в слово перепечатала свой протест против высылки корреспондента «Таймс» из Берлина в конце тридцатых годов, заменив только название столицы и имя корреспондента. 13 мая «Таймс» указала, что за всю ее историю, кроме упомянутых двух случаев, был еще только один случай высылки ее корреспондента: в 1903 году Николай II выслал из России корреспондента «Таймс» за статьи о еврейских погромах и о революционном движении».
Вот фотокопия предостережения, объявленного годом позже диссидентке Мальве Ланда.

2762654

Неподцензурное издание «Хроника текущих событий», выходившее усилиями и затратами своих создателей, безусловно, относилось к категории «враждебных России и лояльных Западу» СМИ. В 1972 году через арестованного Петра Якира его авторам и редакторам КГБ передало следующий «месседж»: после каждого последующего выпуска «Хроники» будут арестовывать заложников, не причастных к текущему выпуску. Одну заложницу взяли — жену диссидента Вадима Делоне Ирину Белогородскую. После этого издание «Хроники» было приостановлено на год.

Ну, тогдашние диссиденты и впрямь «нагнетали протестные настроения», чего уж там. Не надеясь на успех, получая свои «семь плюс три» и другие сроки заключения за вышеозначенную деятельность, именуемую «клеветнической». И в некоторых случаях передача на Запад информации о положении конкретных заключенных попросту спасала тем жизнь и здоровье.

Ограничение контактов советских граждан с иностранцами доходило до смешного. Диссидент Сергей Ковалев вспоминал, как его на подходе к американскому посольству остановил капитан в валенках и отправил в отделение милиции. На требование Ковалева разъяснить, за что он задержан, ответ был «вы не задержаны, вы доставлены».
Ну, и на сладкое — отвечу с документами на вопрос, может, и впрямь клеветали. Вот переписка из уголовного дела Сергея Ковалева.

Органы признают (под грифом «секретно», конечно), что материалы, изложенные в «Хронике текущих событий», «соответствуют действительности».

2762650
2762656

Если вернуться к современному контексту, в век интернета практически любое публичное событие — жесткие задержания, попытки полицейских скрыть собственные личности и тому подобное — все это выкладывается в общий доступ на видео. Которое, как и показанные на нем действия, видимо, ставит целью «нагнетание протестных настроений в России».
Использованы материалы сайта Историко-просветительского общества «Мемориал» (категория «неправительственные организации»)
Сериала «Параллели События Люди»

Уголовного дела Сергея Ковалева, копию которого ему в 2010 году подарили литовские правозащитники.

Оригинал

Гость — Вадим Егоров

1. Что было? Всякое (стихи)
2. Юбилеи, юбилеи
3. Века середка (стихи)
4. Мои шестидесятые
5. Дождь смоет все следы
6. Письмо о письме (стихи)
7. Мы купались неглиже
8. Ланка
9. День рождения — день похорон
10. Любит женщина меня (стихи)
11. Б-г мне выдал женщину (стихи)
12. Облака
13. Запах банного мыла (стихи)

Гость — Алексей Морозов

1. Липецк
2. Маятник
3. Маруся или баллада о девственности
4. Леночка-2
5. Песенка о пользе холостого житья
6. Окурочки(стихи)

В четверг, 18 мая, в 19:00 журналист, документалист, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы Нателла Болтянская прочитает лекцию на тему «СССР и США. Права человека и начало Холодной Войны» на кафедре социальной антропологии Университета «Новой газеты»

Акции холодной войны и искреннее беспокойство. Как конгрессмены увлеклись правами человека и проиграли выборы. От маккартизма к внешней борьбе с коммунизмом. Что привело к поправке Джексона — Ваника (ограничение торговли со странами, препятствующими эмиграции граждан и нарушающих права человека). Как послевоенная Америка защищала права советских граждан. Реаль политик 50-х годов. Всё это и много другое в лекции Нателлы Болтянской «СССР и США. Права человека и начало Холодной Войны».

Нателла Болтянская — автор многосерийного документального фильма «Параллели. События. Люди» о диссидентском движении, лауреат премии Московской Хельсинкской Группы 2015 года, работала в качестве приглашенного исследователя в Институте Кеннана и Юридической Библиотеке Конгресса.

Как нас найти:
Ближайшее метро — Китай-город. Вам нужен выход из первого вагона из центра, в сторону улицы Солянка. Вы выходите в сторону Солняки и выходите на улицу Забелина; по ней проходите до конца (до церкви), поворачиваете направо, и через 100 метров начнется Хохловский переулок. Почти сразу вы увидите поворот направо в небольшой переулок (он поднимается вверх, это Большой Трехсвятительский). Заходите в него и поднимайтесь до конца Морозовского особяка (это красивый голубой дом по левую руку). Дойдя до конца этого дома, вы увидите слева двор и шлагбаум впереди. В глубине двора стоит жилое 9-этажое здание, мы находимся на его первом этаже, дверь с синей буквой Н над входом.

В 19:00 уже начинается лекция, сбор гостей — с 18:00, и мы очень просим Вас не опаздывать!

Оригинал

Гость — Гость Дмитрий Богданов

1. Примета (Булат Окуджава)
2. Главная песенка
3. Что такое душа
4. Раскрасавец двадцатых годов
5. Всю ночь кричали петухи
6. А что я сказал
7. Товарищ Надежда
8. Шарманка
9. Простая песенка Булата (стихи Е. Евтушенко, муз.Виктор Берковский)
10. Мой город засыпает Стихи Б. Окуджавы музыка Виктор Берковский
11. Ах, если б знать заранее (авторы те же)
12. Король ушёл на пенсию (стихи Б. Окуджава муз Владимир Дашкевич)
13. Печечка (слова Давид Самойлов муз. Дмитрий Богданов)
14. Божественная суббота (слова Б. Окуджава муз Виктор Берковский)

Гость — Поэт Александр

1. Наши деды дошли до Берлина
2. Хотят ли русские войны
3. Слава труду
4. Семечки содержат витамины
5. Как-то взялся мистер Горби
6. Такие люди
7. Импортозамещение
8. Гений (стихи Леонарда Коэна в переводе А. Елина)
9. Пустые хлопоты
10. Скоро будет сорок Ире
11. Бабье лето
12. Маргаритка

Гость Александр Перов

1. Сон про 29 апреля 1975 года
2. Сон Леона Верта
3. Полетать бы 
4. Блюз для….
5. Шестые склянки
6. Сретенский квадрат
7. Посвящение младшему сыну
8. Далекому другу
9. Душа моя без ручки чемодан

Оригинал

Что более нормально в человечьей реакции на преследование кого-то другого? Соучастие или желание отмежеваться? Подтолкнуть или удержать падающего? Попытаться получить выгоду от чьего-то падения? Булгаковский Алоизий Могарыч пишет донос на Мастера, желая переехать в его комнаты… Степа Лиходеев, увидев сургучную печать на двери Берлиоза, первым делом вспоминает о сомнительном разговоре, который он недавно вел с Берлиозом, «...разговор этот мог бы считаться совершеннейшим пустяком, но вот после печати»... Евгения Гинзбург вспоминает, что когда ее в 1935 году сняли с преподавательской работы «за примиренчество к враждебным элементам партии», прошлогодние студенты прислали ей букет цветов и записку с какими-то добрыми словами. Ольга Адамова-Слиозберг описывает, как к ней обратилась домработница с просьбой похлопотать за арестованного мужа. А муж самой Ольги на просьбу жены сказал: " ...ну вряд ли уж он совсем не виноват…». Его самого арестовали через неделю…

Наверное, были те, кто искренне считал, что у нас просто так не забирают. Знаю историю (и подобную же читаю в «Крутом маршруте») о партийной семье. Когда забирали главу семьи, мать отказалась проститься с «врагом народа». Когда вскоре пришли за матерью, четырнадцатилетняя дочь спросила ее, потянувшуюся обнять дочку на пороге: «А ты теперь тоже враг народа?»

Те, у кого арестовывали близких, оказывались в вакууме, в роли прокаженных. Вчерашние знакомые переходили на другую сторону улицы, чтобы не встретиться с ними глазами. Впрочем, иногда появлялись ночью и тихонько совали деньги. И это было актом огромного мужества по тем временам.


У покойного отца в институте работала зав. аспирантурой Екатерина Павловна. В 1936-м, кажется, она вышла замуж за человека по фамилии Каплан. В 1937-м его арестовали, и ей предложили отказаться от врага народа Каплана и вернуть девичью фамилию. Она ответила: «Я умру Каплан». Я ее видела на похоронах отца в 2000 году, ей было под 90, и она носила опальную фамилию по-прежнему.

Петр Якир в мемуарах пишет, что его одноклассница перестала общаться с ним после ареста своего отца. А когда арестовали Иону Якира, сама подошла к нему и сказала: теперь мы с тобой одинаковые.

Во время последнего сталинского пароксизма ненависти — я имею в виду дело врачей и сопутствовавшую ему антисемитскую кампанию — жители коммуналок, не таясь, планировали дележку комнат своих соседей-евреев в их присутствии.

Брежневская эпоха дала куда больше смелости нашим соотечественникам. От многих участников событий я слышала, что когда к ним приходили с обыском, то сразу появлялось множество друзей — просто поддержать. И на суды ходили, прорываясь с боем — как-то хоть глазами выразить сочувствие незнакомым людям. И подпольное издание «Хроника текущих событий» давало лагерные адреса узников, которые получали письма от обычных граждан, не друзей и не родственников.

Процессы 60-х годов вызвали небывалую подписную кампанию — письма в поддержку Даниэля и Синявского, Богораз, Литвинова, Горбаневской и других публично подписывали сотни людей, понимавших, что поддерживают тех, кого власть признала врагами.

Недавно говорила с учителями школы, в которой в 70-е годы учились несколько детей диссидентов. Однажды стало известно, что отца одного из них накануне арестовали. На первом же уроке учитель физики подошел к школьнику и сказал: мы с тобой!

2728190

Обыск в офисе «Открытых выборов». Фото: Александр Соловьев / Facebook

Сегодня ситуации доходят до казуистических. Несколько лет назад я оказалась в обществе «Мемориал» во время выемки документов в рамках очередной-внеочередной проверки. Вдруг в здание заходит явно посторонний человек и требует отвести его к проверяющим. На вопрос «зачем?» отвечает: я житель дома, в котором размещается «Мемориал» (дом в центре Москвы), вот как у нас мухлюют в доме, так пусть лучше нас проверяют, чем этих!

Конечно, пока еще все эти прокурорские танцы с проверками выглядят несуразно и смешно. Но шаг за шагом делается в совершенно определенном направлении. Хорошо бы успеть побыть порядочным человеком.

Я к чему все это веду? Ребята из Открытой России, чаю нальете? Или хоть кипятку, чай и конфеты принесу с собой.

Оригинал

Гость эфира — Наталья Кучер

1.Не сольются никогда ( Б. Окуджава)

2. Это счастье мое

3. Монотонный стук колёс

4. Я не могу спать

5. Я не такая

6. Отпускаю тебя

7. В моей душе покоя нет (стихи Роберта Бернса в переводе С. Маршака , музыка Андрея Петрова) 8. Не плети, привычка, сети 9. А город ещё не спит

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире