13:53 , 13 января 2012

Проект «Авторы»: Анатолий Олегович Брусникин

В данном случае я не ставил себе задачи писать как-то принципиально по-другому или чрезмерно конспирироваться.
На задней сторонке первого романа, прямо сверху – двусмысленная рекомендация Б.Акунина («Лучше, чем у Брусникина, у меня вряд ли получится»), прозрачная анаграмма «А.О. Брусникин», узнаваемый архаичный стиль с прибавкой медовухи и т.п.

В содержательном смысле меня, собственно, привлекали две вещи.
Во-первых, давно тянуло написать просто исторический роман, без детективной интриги. А во-вторых, решил, что будет интересно взглянуть на историю России с непривычной для меня стороны.

Сам я (и Акунин тоже) по образу мыслей – западник и даже космополит.
Но мне хотелось попробовать на зуб и противоположное мировидение – «почвенное», славянофильское. У нас ведь чаще всего, если кто-то патриот, так обязательно ненавидит всё чужое и трясется от ксенофобии. А мой Брусникин не такой. Он уважает чужое, но любит и ценит своё. В общем, это такой патриотизм, с которым у меня противоречий нет.

732476
Анатолий Брусникин – тихий музейный работник
(Лицо представляет собой микс моей физиономии с интеллигентным визажем
владельца парижской дизайнерской студии, делавшей морфинг)


Однако главный интерес ягоды-брусники и основная интрига заключались в издательско-книготорговом эксперименте.

Меня занимала следующая бизнес-задача.

Предположим, есть некий неизвестный писатель, в которого издательство готово серьезно вложиться, потому что твердо верит в перспективность этого автора.

Как действовать?
Сколько денег вложить в «раскрутку», чтобы не остаться в минусе? Какие использовать методики? Какова последовательность шагов?

Я поговорил на эту тему тет-а-тет с Яном Хелемским, начальником издательства «АСТ».
Мне, помнится, польстило, что он сказал, даже не прочитав рукопись первого брусникинского романа: «Я в игре, мне это очень интересно».

Рекламная кампания была дорогущей, назойливой, агрессивной.
Она привела в раздражение литературных критиков, но дело ведь затевалось не для них. По магазинам был разложен миллион брошюр с первой главой романа – это как в супермаркете дают попробовать новый сорт колбасы или сыра. Люди читали образчик – и покупали мой (то есть брусникинский) «Девятный Спас».

Стартовый тираж в 250 тысяч, невероятно нахальный для нового имени, был отпечатан одновременно в нескольких типографиях и ушел за месяц или за два, полностью окупив затраты на рекламу.
Все дальнейшие допечатки пошли в чистый плюс. Сейчас суммарный тираж «Спаса», кажется, составляет тысяч шестьсот или семьсот.

732477
Герои русского фольклора в схватке с Петровской эпохой

При выпуске второго романа («Герой иного времени») – опять-таки ради чистоты эксперимента – я убедил издательство вообще отказаться от рекламы.
Надо было проверить, какой высоты тесто может подняться на дрожжах предыдущего бестселлера.

С первого захода, безо всяких билбордов, ситиформатов и баннеров, продалось 120 тысяч.
Меньше, чем у «Спаса»? Разумеется. Но не в смысле издательской прибыли. А потом тоже были допечатки.

732478
Роман, написанный для самого себя. За это и люблю

Через неделю выйдет третий роман Брусникина.
Он посвящен событиям Крымской войны. Поскольку никто этой книжки еще не читал, расскажу про нее чуть подробней.

Первоначально я собирался назвать ее «Практическое пособие по конструированию романтического дискурса с последующей его деконструкцией», но потом решил: пусть лучше называется «Беллона».
Тоже малопонятно, зато красиво.

732479
Кто запамятовал: Беллона – это богиня войны

Там две части, лишь до некоторой степени связанные между собой.
Первая – подростковая, очень славная и пушистая: про паруса и пушки, романтическую любовь и мужскую дружбу. Вторая – взрослая. Вероятно, поэтому киноправа на первый том были куплены еще на стадии рукописи, а второй вряд ли когда-нибудь будет экранизирован.

***

Начинается роман таким вот прологом:

И вдруг я понимаю, что такое жизнь.
Я ее вижу.

Платон Платонович красиво сравнивал жизнь с фарватером, а человека – с кораблем, и некоторое сходство, конечно, имеется.
Проживаешь день за днем, будто плывешь от бакена до бакена, и через кабельтов пенный след за кормой уже не виден. Однако ж сравнение неправильное. Вот уж не думал, что когда-нибудь не соглашусь с таким человеком! Это у Платона Платоновича жизнь – фарватер, а сам он похож на трехпалубный корабль, у меня же, и вообще у людей обыкновенных, всё не так.

Ведь фарватер, как известно всякому моряку, представляет собою единый водный проход, установленный для безопасной навигации судов, а у каждого человека курс следования свой собственный, и рифы с милями тоже персональные: кто-то потонет, а другому хоть бы что.

И с кораблем дюжинную личность я сравнивать бы тоже не стал.
Это правда, что каждое судно имеет свой нрав, свою натуру и планиду – не зря у нашего брата корабль считается живым существом. Однако человек на корабль непохож. Тот в каком классе со стапелей сошел, в том же и окончит свои дни. Никогда фелюке не вырасти в корветы, а, скажем, фрегату не выродиться в шлюпы. С людьми же приключаются самые разные перемены или, по-ученому сказать, метаморфозы. Иной из нас, пока доследует до порта окончательной приписки (или до дна морского – это уж как судьба), раз по десять поменяет и тоннаж, и оснастку.

Даже удивительно, как это я сейчас о таких вещах думаю.
Я много о чем сейчас думаю. Вот смотрю в одну точку и вспоминаю, как Платон Платонович, обучая меня правописанию, втолковывал: «Запомни, Герасим: никакая книга, никакая реляция и никакая мысль не может считаться законченною, пока ее не завершит точка».

Вон она, моя точка, я ее вижу.
Она черная.

Но точка, которой всё заканчивается, сама по себе важности не имеет.
Она всегда и у всех одинаковая. Важно, что было перед точкой: написанное тобою и про тебя. Что не вырубишь топором.

Жизнь лежит передо мной, будто длинный-предлинный лист, вроде тех, на которых писали в древние времена, когда бумагу не резали на страницы, а сворачивали в свиток.

Я вижу неровные строчки, сливающиеся в чернильную канитель, и букв не разобрать, потому что мелкое и незначительное в памяти обыкновенно не застревает.
Но есть и картинки. Они как распахнутые окошки, я могу в них заглянуть.

И я заглядываю в каждое, ни одно не пропускаю.
Почему-то я знаю: на это времени у меня хватит.

Оригинал

Комментарии

75

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


demonid 13 января 2012 | 19:19

Григорий Чхартишвили один из самых достойных и умных людей нашего времени.


13 января 2012 | 19:25

Такая незатейливая реклама... Даже бесплатно читать не буду.


13 января 2012 | 19:27

Такая незатейливая реклама... Даже бесплатно читать не буду.


alex_andre 13 января 2012 | 19:42

С наступающим Старым Новым Годом!


casalinga 13 января 2012 | 20:07

Любопытно, иногда так случается, одна за другой попадаются в руки книги на одну тему, или каким-то образом связанные. Прочитала «Сагу о живых кораблях» Хобб, читаю «Осаду» Реверте и вот новый роман «про паруса и пушки». По крайней мере, не придётся читать ссылки на морские термины :)))


13 января 2012 | 20:08

А "Юрий Милославский" не Вы написали?


yuda 13 января 2012 | 20:15

Вот "бизнес-задача" Вас и портит.


gippopo_triste 13 января 2012 | 20:20

Странно. Мне достаточно было открыть "Брусникина", прочитать две строки и с чистым сердцем закрыть, понимая, что это дерьмо и фальшивка.


13 января 2012 | 21:14

Чхартишвили это Донцова в штанах. Для кого то он великий писатель, а я не смог ни одну его книжку дочитать до середины. Не мое.


zvit 13 января 2012 | 21:56

Вроде бы Акунин граммотный человек, а пишет хрень. Исторический Славянофилизм это сложное явление. В нём два аспекта-первый комплекс неполноценности перед Западом, т.е. зеркальное отражение Западничества. Если последние говорили, что до тех пор пока в точности не сделаем как на Западе ничего здесь хорошего у нас убогих не выйдет, то Славянофилы наоборот утверждали, что мы лучше, духовнее чем меркантильный Запад, и если всё по нашему, по православному, то куда как лучше чем на Западе выйдет. На что Тургенев им ответил знаменитое "Дай только русскому мужику волю, он такую буржуазию произведёт в дублёных тулупах, что куда там немцу." Второй аспект это Великодержавный Русский Национализм и Империализм. Своих неправильных Славян-поляков полагалось свинчивать, зато за чужих в Османской Империи и в Габбсбургской болели душёй несказанно, но тем полагалось признавать, что Русский Народ есть не только защитник, но и Старший Брат, а Православный Царь есть надёжа и защита. Подобное видение Мира изложенное Аксаковым на Первом Славянском Конгрессе в Москве, привело к скандалу, когда отец Чешского Национализма- Палацкий дал резкую отповедь подобного рода теориям. Не лучше обстояло дело и с Сербами, Илья Грашанин в своём "Начертании". прямо писал:" ...Мы боремся против Турецкого Ига, не для того что бы попасть под Русское. ... Россия отсталая, азиатская страна, которая не может являться положительным примером для Сербии, примером являются передовые страны Европы, в первую очередь Франция." Окончательно Славянофильство как серьёзное политическое движение после болгарского фиаско, когда большинство Болгар отвергло статус Русского Протектората, де факто, на Болгарский престол вопреки желанию Александра Третьего был призван Фердинанд Саксен-Кобург-Гота. Большинство поздних Славянофилов перешло в лагерь откровенной реакции и агрессивного национализма в духе Православие, Самодержавие, Народность и именно из их среды и вышли такие деятели царствования Александра Третьего как Катков и Победоносцев.


14 января 2012 | 00:22

Девятный Спас прочел, очень здоровская книга, огромное Спасибо Брусникину.


14 января 2012 | 02:15

Смешал писатель все вместе - свое творчество, политику, реальную жизнь. Манипуляция фамилиями, то скрывать, то раскрывать, то мужчины, то женщина, 1,2, 3, 4 фамилии. Ну в творчестве еще понятно, хотя по-моему есть перебор уже. Даже некий рекорд. А вот в политических дискуссиях стыдится, избегает настоящей фамилии. Но попытки в политике - это уже не творчество. Называйте себя своим именем или творите. И только. Перекорежит вас эта политика и фамилии не спасут.


nightowl 14 января 2012 | 03:12

Смешал "писатель" все вместе ...
------------------------------------------
В медицине это называют шизофренией с осенне-весенними обострениями ...


rababan Владимир Салмин 14 января 2012 | 12:50

Чорт подери! До последнего надеялся, что Брусникин и Борисова - не Акунин. У Григория Шалвовича от Акунина столько написано, чо прочитать не успеваешь, а тут еще и эти двое)))


chernyshevsky 14 января 2012 | 22:32

василия розанова за его проект "авторы" в 1914 году выперли из петербургского рфо.
а вы, борис акунин, не боитесь обвинений в беспринципности?


olga51 14 января 2012 | 22:35

Григорий Шалвович, извините, а над современным детективом, спрятавшись за Незнанским, не хотите поработать? У нас по-моему, только одному Турецкому из генеральной прокуратуры и верят (а может и не верят - слишком белая ворона). Иногда так хочется прочитать, что зло наказано, ну или почти наказано. В самом начале этой серии были любопытные вещи.


gvi 15 января 2012 | 00:15

Уважаемый Борис! Проблема России не Путин и Чуров,а ее Конституция, из которой следует: благополучие страны зависит от воли одного человека. Есть другое мировоззрение. Решение проблемы: Програма20121947. Валерий. http://samlib.ru/editors/g/grebennikow_w_i/i.shtml ссылка на Программа20121947


gerasimov67 13 января 2012 | 14:55

Для "особо одарённых": судя по интеллектуальным вашим комментариям в адрес Писателя создается впечатление, что последней прочитанной вами книгой являлся "Букварь". Это уже хорошо, при современной системе образования.
Борис Акунин - один из ярких , самобытных и талантливейших авторов, имеющих свой стиль изложения, свой писательский почерк! Удачи вам, Борис!!!
Не обращайте внимания на митрофанушек!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире