Читал я тут воспоминания Альберта Шпеера (1905-1981), который был сначала любимым архитектором фюрера (чертовски талантливым), а потом сменил профессию и стал министром вооружений (весьма эффективным).


Шпеер (справа) готовится к долгой славе. Еще не знает, что Рейх окажется не тысячелетним.

Мемуары эти широко известны.
Чаще всего у нас цитируют пересказ разговора с Гитлером о Сталине. Шпеер пишет, что Адольф отзывался об Иосифе с большим уважением, видел в нем родственную душу и поэтому приказал хорошо обращаться с плененным Яковом Джугашвили.
Беседа происходит в разгар ожесточенных сражений на Восточном фронте, и вдруг фюрер роняет, что подумывает после победы оставить Сталина правителем, потому что этот человек отлично умеет управляться с русскими.

Пассаж, конечно, яркий, что и говорить.
Заставляет призадуматься. Но меня в книге золотого мальчика, первого ученика по всем предметам, больше всего поразила не видовая солидарность монстров, а сам Шпеер. Точнее, невероятная трепетность его чувствований по отношению к Гитлеру.
Главный нерв книги – переживания из-за того, что кумир то погладит по шерстке и почешет за ухом, то вдруг стукнет тапком по носу.

Хотя нет, это не собачья, а скорее очень женская, даже девичья привязанность.

В этой связи я стал думать, что всякая диктаторская власть признает наличие лишь одного самца-оплодотворителя.
Поэтому в свите властителя могут выжить и уцелеть лишь те соратники, кто ведет себя немужским образом. Вертикаль власти возможна (и вообще заметна), лишь когда она окружена сплошными горизонталями. Всякое проявление маскулинного поведения губительно для карьеры, а иногда и для жизни. Приветствуется и вознаграждается добровольная самокастрация.
Неслучайно в историческом Китае, где существовал самый древний, испытанный временем институт централизованной власти, карьеру при дворе могли сделать только евнухи.

Вот как должен выглядеть юноша, имеющий хорошие шансы на служебный рост при тоталитарной системе правления:


Юный евнух демонстрирует свою безопасность для Вертикали.

А теперь посмотрите, как выглядят первые лица Третьего Рейха – прямо какое-то шоу транссексуалов (прошу прощения у подлинных транссексуалов).

Феминно-истероидный Геббельс:



Самый страшный человек государства Гиммлер (по виду абсолютная гражданка Парамонова):



Склочница и интриганка Борман:



Даже бравый ас Первой мировой Геринг, мимикрируя вслед за изменением климата, с годами превратился в жирную расфуфыренную бабу:



В мужском шовинизме тоже прошу меня не обвинять.
Просто мне больше нравится, когда мужчины ведут себя по-мужски, а женщины по-женски; и мужчины женского склада, равно как и женщины мужского склада, мне как-то, скажем, не близки.

Особенно, если они занимают ключевые посты в государстве.

В следующем посте будем любоваться окружением Сталина, нашего отечественного Супер-Самца, в одиночку оплодотворявшего всё стадо на протяжении трех десятилетий.



Оригинал

Комментарии

420

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


dadsard 12 января 2011 | 15:22

Черняховский на нашего и.о. президента похож.


mamasita 12 января 2011 | 22:44

Все это за уши притянуто. Любая преданность должна трактоваться как что-то бабское и кастратское? Самураи не были евнухами, однако животы себе вспарывали после смерти хозяина. От чрезмерного раболепия, видимо. По женственности своей натуры.
Добровольная кастрация существовала и по сей день существует только в сектах. В Китае кастрировали рабов и детей из нищих семей, заручившись согласием родителей, а вовсе не их собственным - детей никто не спрашивал. Никакой преданностью там и не пахло. О каком взлете карьеры речь? Бесполого смотрителя за женами и счетовода? Да, возможно, это лучше голодной смерти. Но "нежная привязанность" евнуха к хозяину (видимо, в расчете на блестящую карьеру) - не смешите. У всех этих людей, окружавших что Сталина, что Гитлера, был выбор - и они его сделали. Мне неприятны и те, и другие, но вряд ли их преклонение перед хозяевами держалось исключительно на страхе или мужской несостоятельности. А как быть с двумя народами, добрая половина которых вполне искренне обожала своих тиранов и готова была умереть за них?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире