aysin

Руслан Айсин

15 августа 2017

F
Официально федеративный договор о разграничении полномочий между Татарстаном и Российской федерацией истёк 11 августа. Говоря юридическим языком, возникла правовая коллизия, так как отношения между двумя субъектами строились на основе этого договора. Но это так, юридические тонкости, которые в современной российской политической действительности не имеют большого значения. Москва давно уже кроит и режет правовое полотно так, как ей выгодно, конъюнктурно необходимо.

Кремль умело манипулирует общественным мнением и тотально контролирует политическое пространство. Теракт в Беслане в 2004 году, к примеру, стал причиной отмены губернаторских выборов. Официальная причина звучала именно так. Потом выборы вернули, но какие-то вакуумные, несостязательные, с предрешенным результатом.

Кстати, в том же 2004 году истек первый договор между Республикой Татарстан и Российской Федерацией. Москва не собиралась его переподписывать. Вертикаль власти стояла нерушимо, а Путин лично повел борьбу с «региональной вольницей». Региональные элиты тогда были сильно прижаты — экономические, политические и административные полномочия перетекали в Москву. Россия из федерации превращалась в унитарное государство.

Казань же пыталась сопротивляться. Договор юридически оставлял за республикой особые преференции на фоне остальных субъектов страны. Политический вес Татарстана все ещё был большим. Минтимер Шаймиев устойчиво входил в лидирующей пелатон региональных лидеров, наряду с всесильным тогда мэром Москвы Юрием Лужковым.

Обуздать «татарскую вольницу» был призван нынешний куратор внутренней политики администрации Путина — Сергей Кириенко. Он в начале нулевых был президентским оком в Поволжском федеральном округе. Уже тогда отношения между ним и президентом Шаймиевым не сложились. Когда Кириенко приезжал в Казань с официальным визитом, Минтимер Шарипович демонстративно из города уезжал, тем самым показывая свое отношение к полпреду. Протокол обязывал президента РТ встречать полпреда как вышестоящего чиновника. Но Шаймиев его таковым не считал. Для него политическое позиционирование было важнее бюрократической субординации. Теперь же, как пишут и говорят в политической тусовке, Сергей Владиленович выступает в роли главного противника пролонгации договора. Старые обиды? Может быть. Они и в политике имеют место быть.

Первый путинский срок прошел под лозунгом «восстановления вертикали власти и приведения региональных законов в соответствии с федеральными». Процесс был непростой. Самым крепким орешком опять оказался Татарстан, который настаивал на том, что его Конституция принята на всенародном референдуме, а он выше любых законов, даже федеральных. Но и здесь правовой дискурс оказался принесен в жертву политическим обстоятельствам — местную конституцию синхронизировали с российской. 

К концу второго путинского правления, в 2007 году, Татарстан все же пролоббировал подписание нового договора, который был мало чем похож на первый, дебютный. Его содержание было кардинальным образом подчищено. Скорее, это был символический документ. Но для Татарстана он и такой, куцый, был важен. Элита понимала, что репрезентация власти зиждется на символических сваях.

Почему же Москва пошла на это, многие задаются вопросом? Дело в том, что Владимир Путин уже тогда принял решение о трансфере власти. На президентский пост должен был взойти его преемник — первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Технически задача решалась просто, но это только с виду. Нужен был консенсус элит. И региональных не в последнюю очередь. А Минтимер Шаймиев был не просто одним из авторитетных региональных лидеров, но и членом Высшего совета партии «Единая Россия», её сооснователем. Надо было сделать реверанс и в его сторону, а в его лице в сторону всех региональных элит. Не подмажешь — не поедешь. 

Правда, при либеральном Медведеве основной костяк региональных тяжеловесов был заменен, начиная от Шаймиева, Рахимова, Росселя и заканчивая Лужковым. Эпоха ушла в историю.

Теперь с окончанием срока договора 2007 года отправилась на полки истории еще одна эпоха. Татарстан, конечно, робко посылает сигналы Москве, что он хочет «третьего сезона». Но Москва устами «неназванных источников в АП» отвечает: нет, Путин этот вопрос для себя закрыл.

Остается одна надежда — ждать три года или больше, ведь ждали же второй договор. А судьба любит терпеливых.

В качестве компенсационного бонуса федцентр оставляет за Татарстаном наименование «президент» до 2020 года, когда истекает срок полномочий хозяина казанского кремля Рустама Минниханова. На следующий год выборы старого-нового президента, и совсем уж обижать Татарстан и татар, вторую по численности нацию в стране, между прочим, московский кремль не будет. Политтехнологически не выгодно. Татарстан традиционно выдаёт за партию власти на всех выборах одни из самых высоких результатов по стране, непочетно соревнуясь по этому показателю с северо-кавказскими республиками.

Даже на прошедшем десять дней назад шестом Всемирном конгрессе татар политическая элита республики очень осторожно высказалась о договоре. О его продлении речи не было, резолюция и спикеры лишь отметили, что «договор сыграл положительную роль в развитии страны и федеративных отношений».

Это показатель того, что Казань боится одной «неправильной» формулировкой вызвать раздражение Москвы. Еще никогда за 25 лет существования нынешнего Татарстана республика не была так слаба и растеряна. Как сказал один видный татарстанский функционер на условиях анонимности, у руководства республики нет сил и возможностей, да и желания, по большому счету, бороться за договор. В конце концов, он носит лишь символическое значение, а вот «Татнефть», которую могут федералы отобрать — это точно конец республики. История с банковским кризисом — это первый тревожный звоночек.

Такие настроения среди татарстанской элиты говорят об одном: этот раунд противостояния с Москвой проигран. Надо переходить к обороне экономического бастиона в лице «Татнефти». Кириенко же сторонник окончательного решения вопроса политической субъектности регионов и их руководителей. И, кажется, Путин его в этом полностью поддерживает.

Пока что всё идёт к тому, что в ближайшем времени договор точно подписан не будет. А дальше — как карта ляжет. Россия непредсказуемая страна…
Прошло ровно четверть века со времени первых президентских выборов в Татарстане. И это событие хороший повод поговорить о структуре власти в республике.


Главный в табели о рангах — президент Рустам Минниханов. Вторым номинально лицом считается Государственный советник — экс-президент Минтимер Шаймиев. Далее следует спикер Государственного Совета Фарид Мухаметшин и замыкает этот список — премьер-министр Ильдар Халиков.


Получается своеобразный правящий квадрат. Самая устойчивая геометрическая фигура. Но есть одна существенная проблема, которую я хочу осветить.

Предположим, что через пять лет, по истечению второго срока президентских полномочий, Рустам Минниханов вынужден будет оставить свой пост. Хотя по нынешнему закону главы субъектов Федерации могут избираться три срока подряд.

Пофантазируем, что в 2018 году в России будет новый президент, который, как и Дмитрий Медведев ранее, начнёт формировать свою команду из губернаторского корпуса. С 2008 по 2012 годы Дмитрий Анатольевич поменял свыше 50% глав регионов. В том числе, таких мастодонтов, как Юрий Лужков, Муртаза Рахимов, Эдуард Россель, и тот же Минтимер Шаймиев. И делал это, невзирая на их заслуги и авторитет.

В 2020 году истекает текущий срок Рустама Минниханова. Скажем, новый президент России найдёт его не слишком лояльным (вспомнят фронду по поводу непереименования из президента в главу, позицию по Турции и новый договор между РФ и РТ о разграничении полномочий и предметов ведения, который необходимо будет пролонгировать в 2017 году) и решит поставить нового человека.

В этом случае Минниханову придется искать вакантное место. Конечно, ему будут предлагать какой-нибудь пост на федеральном уровне. Такие предложения уже исходили из Москвы: ему прочили и кресло министра сельского хозяйства, и вице-премьера по инновациям вместо опального Владислава Суркова. Но Минниханов технично отказывался. Он понимал, что такое «повышение в Москву» означает неминуемо понижение политического статуса. Хотя формально всё и выглядит обратным образом.

В своё время, напомню, Шаймиеву предлагали стать полпредом в Поволжском федеральном округе. Но Минтимер Шарипович отказался. Дескать, где родился там и пригодился. Да и опыт показывает, что ушедшие из Казани в Москву теряли свой вес и потихоньку сходили с политической сцены, не говоря уже о том, что теряли свои позиции в Татарстане. Ведь весь их капитал базируется на авторитете Татарстана и влиянии в татарском мире.

Теряешь базу поддержки здесь, читай, что остаешься без тыла и прикрытия. Пример Рафгата Алтынбаева, Искандера Галимова, Фарита Газизуллина тому яркий образчик. Могут сослаться на министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, который успешно работает на федеральном уровне. Но этот самый успех стал возможен как раз благодаря фактору Татарстана, и ещё один существенный момент — господин Никифоров не выказывает амбиций, чтобы стать президентом Татарстана, в отличии от вышеупомянутой троицы, имевших такие виды.

Так вот. В этом случае придётся искать плацдарм для Минниханова в республике, чтобы сохранить своё влияние здесь. Но вот ведь в чём проблема, быть премьером в 65 лет и исполнять по сути технические функции Рустам Нургалиевич вряд ли захочет. После того, как он ушёл с этого поста эта должность из объёмно-политической стала сугубо номинальной. Всё решает президент. При Шаймиеве премьерский пост значил куда больше за счёт того веса, который ему придали сначала Мухаммат Сабиров, а затем и сам Рустам Минниханов. Первый президент Татарстана в большей степени был федеральным политиком и всячески подчёркивал и подкреплял этот факт. Поэтому Минниханов всецело концентрировался на экономике и финансах. Став президентом, он решил замкнуть на себя и функции премьера, оставив Ильдару Халикову лишь техническое назначение. Тем самым был смещён баланс, ранее выстроенный Шаймиевым.

Вряд ли новый постминнихановский президент захочет быть эдаким президентом-Медведевым при премьере-Путине образца 2008–2012 гг., может возникнуть конфликт интересов и раскол в элите, чего татарстанский истеблишмент всячески избегает, понимая возможные негативные последствия для всех сторон конфликта и для Татарстана в целом.

Конечно, есть ещё должность спикера Госсовета, который бессменно 18 лет занимает Мухаметшин Фарид. Ему в следующем году исполнится 70 лет. И вряд ли он останется на новый срок. Минниханов может переместиться туда. Но для этого нужно избраться в парламент. А это технически сложно сделать в короткие сроки. Там есть необходимые процедурные нюансы. Досрочно избраться нельзя, насколько я понимаю, даже если один из депутатов и сложит свой мандат. Это потеря драгоценного времени к тому же. Время, когда неизбежные рассогласования и подвижки в элите, может изменить баланс сил не пользу уже бывшего президента.

Остаётся должность государственного советника. Но этот статус пожизненно закреплён за Минтимером Шаймиевым. Не могут же быть два государственных советника?! Это нонсенс.

Тут интересная деталь. В 2010 году закон о госсоветнике принимался татарстанским парламентом в спешном порядке, писали его буквально на коленках. Боялись не успеть. Специфика власти такова, что ни в коем случае нельзя спрыгивать даже на пять минут с властного обоза.

Вон, был всесильный мэр Москвы Юрий Лужков, который реально претендовал в 1999 году на президентский пост и до последнего считался одним из самых влиятельных политиков России, а после отставки его как звать забыли, политически он обнулился. Стал Юрий Михайлович простым пасечником в кепке, и даже большие деньги его самого и супруги Елены Батуриной этот статус не изменили. Ну, не простой пасечник, а богатый, но при этом лишённый харизмы власти и её магнетизма. В другой ситуации, не при вертикали, он, бесспорно, остался бы значимым и большим политиком, с огромным бэкграундом, авторитетом и влиянием на общественно-политическую жизнь страны.

Полновластный хозяин Башкортостана Муртаза Рахимов после скандальной отставки в 2010 году, когда он пошёл в открытое противостояние с федеральным центром, перестал быть серьёзным фактором башкирской политики. И даже почётной синекуры ему не дали.

Российская традиция, при которой человек, лишённый властного эксклюзива, в момент становится «политическим аутсайдером», слишком хороша известна всем. Тем более нашим действующим политикам, знающим волчьи законы «мадридского двора».

Правда, есть один выход. Можно внести поправки в Конституцию РТ, с этим проблем не возникнет точно, и учредить новый институт — вице-президентства, вернее, реанимировать его. Сделать его выборным, скажем как в США, где президент и вице избираются тандемом, а можно и отдельно выбирать — через парламент.

Тогда властная конструкция в Татарстане станет пятиконечной звездой. Или пентаклем, кому как нравится.

Вот всем известный Пифагор утверждал, что такая звезда представляет собой математическое совершенство, так как скрывает в себе золотое сечение (φ ≈ 1,618). Ну это так, для любителей символизмов и сакральных знаков. А всерьёз подумать на этот счёт, думаю, стоит.

Бурная полемика развернулась вокруг переименования казанской улицы «Эсперанто» в «Нурсултана Назарбаева». Эмоции бьют через край, виртуальные баталии готовы вылиться в нечто большее, к примеру, пикеты недовольных горожан. Наверное, это нормально, когда происходит такая общественная дискуссия. Но для наших широт любая мало-мальская причина с оттенком политики тут же накручивается, нагнетается, приобретая особый отлив скандальности и напряжённости.

Не скажу, что я большой сторонник увековечивания в названиях улиц или населённых пунктов ныне действующих политиков, артистов или деятелей других сфер. Но мы живём в стране, где почитание номенклатурно стоящего над тобой — это въевшаяся, как запах краски в поношенное пальто, ментальная особенность. Что поделаешь. Хотя ведь Пушкин, тот, что наше поэтическое всё и написал:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

В честь другого «наше всё» — Владимира Путина в городе-герое Грозном назван проспект. Теперь их, улиц, проспектов, переулков в России целых девять (в одной Ингушетии — четыре!), и по этому показателю Путин догнал советского лидера Леонида Брежнева. И есть все основания полагать, что вскоре и обгонит. А в 2013 году в честь российского президента назвали улицу в городе Вифлеем, что в Палестинской автономии. «Хотелось бы еще пожить, конечно», — шутливо отреагировал Владимир Путин на прижизненную честь, оказанную ему палестинскими властями.

Казань, конечно, не Вифлеем, но своё место в большой истории имеет.

Что касается улицы Эсперанто. То, думаю, ничего страшного, что улица, названная в честь искусственного языка, уступает место ныне здравствующему человеку — президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Говорят, у него и корни татарские имеются. Плюс ко всему это чисто политический ход: укрепления добрососедских отношений между братскими тюркско-мусульманскими республиками на таком, пусть и символическом, уровне. Чем, к примеру, Назарбаев хуже какого-нибудь там местного партийного деятеля, в честь которого названа улица, или почему название «Поперечно-базарная» — это нормально и не безвкусица?! Всяко лучше, когда наименование улицы несёт в себе некий посыл, мессидж, имеет смысловое-информативное наполнение.

Я так понимаю, от нас, казанцев, сильно от переименования улицы не убудет, а делу высокому, пусть и с оттенком лести, послужит.

Депутаты Госсовета Крыма  отправили  в отставку первого вице-премьера республики Рустама Темиргалиева. Что тут скажешь? Мавр сделал своё дело, мавр может уходить. Тимергалиев был из числа казанских татар, инкорпорированных во власть. То, что это было чисто политико-тактическим ходом Кремля — совершенно очевидно. Формально он должен был олицетворять «татарское  измерение» новой крымской власти. То есть быть символической фигурой, представителем именно казанских татар, но из числа местной номенклатуры (до своего назначения он многие годы трудился на различных уровнях крымской властной вертикали). Отец Тимергалиева Ильмир Насихович — член исполкома Всемирного конгресса татар, бизнесмен. 

На начальном этапе «крымской эпопеи» Рустам Тимергалиев был административно основательно поддержан. Он в немалой степени отвечал за налаживание контактов с Татарстаном, который, в свою очередь, выступал переговорщиком с крымскими татарами. Так как крымскотатарский вопрос был и остаётся для Кремля ключевым. В политическом плане. Для этих же целей во власть был приглашён Ленур Ислямов, член Меджлиса крымских татар, московский бизнесмен, владелец тв-канала АТР. Но и его некоторое назад зачистили по формально бюрократической причине. 

Сурковским методам византийщины, изощрённых комбинаций, символических ходов — в Крыму приходит конец. Отныне всё будет жёстче, прямее, брутальнее по принципу: «Хватит цацкаться!». От этой разнокалиберной властной конструкции решено избавиться. Крым теперь субъект российской федерации. Никаких исключений в виде политической разноголосицы быть не может. Ислямов и стоящий за ним Меджлис и не думали вытягиваться по струнке параллельно местной и федеральной вертикали. А строптивых у нас не терпят. С ними обходятся просто: вешают ярлык «пятая колонна» и с вещами на выход. 

Крым вошёл в жёсткое российское пространство, которое на фоне украинского, где у Крыма была не только формальная, но и фактическая автономия, выглядит очень сурово и безраздельно хмуро. За примерами далеко ходить не надо. Местные жители хотели провести митинг в поддержку ДНР и ЛНР, но местные власти дали организаторам указкой по рукам. Дескать, не согласовали, бумажек нужных не собрали, да и вообще низовая инициатива — вредна и попахивает провокацией Киева…
Конечно, можно ещё притянуть и экономическую версию. На Крым сейчас обрушится небывалый поток денег из Москвы для поддержания местной экономики, чего стоит проект возведения моста через Керченский пролив стоимостью 350 млрд.рублей (на минутку, он будет самым дорогим мостом в мире).

Поднятие Крыма — для Путина это уже вопрос имиджевый. Принципиальный. 

Экономисты говорят, что Крым  ляжет тяжёлым бременем на хрупкие плечи российского бюджета. На такие «потоки» Москва будет сажать только своих проверенных людей, учитывая уровень откатов и распилов в нашей действительности, стоит ожидать, что до самого Крыма будут доходить не более 40-50% положенных средств. Вся современная отечественная история нас к этому приучила. Бюрократы подгоняют свои личные экономические интересы под политические и под этим прикрытием решают свои проблемы. 

Скорее всего, в одной точке сошлись эти два вектора: политический и экономический. На подходе геополитический. А это уже предъявление новой исторической ситуации, которая должна стать прологом к развёртыванию внутренне и внешне иной реальности.

Наезд на ТК «Дождь» — заказ администрации президента, направленный против последних медиа-ресурсов, ориентированных на Медведева. До этого было ликвидировано супер-агентство РИА-Новости, которое также входило в орбиту влияния медведевских. Зам.руководителя АП В.Володин решил поставить медиа-пространство под тотальный контроль Кремля. Принятие закона о немедленном блокировании любого сайта, заподозренного в крамоле, без судебного решения — часть этой общей стратегии. Кремль с третьим сроком Путина решил чётко следовать дорогой охранительства. Византийщину Суркова было решено забыть.  

Володин сторонник прямых и жёстких мер. Сурков же всё, что-то конструировал, создавал симулякры, надувал буффонов, курировал прожекты типа «Сколково» и т.д. Более того, Сурков сделал ставку на Медведева и активно помогал либеральным деятелям оппозиции в пику Путину. После провала Болотной проект «Второй срок Медведева» был закрыт и отправлен в архив. Кто сегодня вспомнит, что было в политологическом лексиконе нашей элиты несколько лет назад понятие «тандем»? Вождь и учитель должен быть один.  

Сегодня мы видим, что команду ДАМа добивают. Путин лично руководит правительством в ручном режиме. Белый дом уже ничего существенного не решает. Ключевые маршалы команды преемника выдавлены на политическую и административную периферию. Одиночество Медведева становится всё отчётливей. Опять-таки, выражаясь политологической терминологией, Медведев «хромая утка», или хромой медведь. Так патриотичней (он же ещё и председатель «ЕдРа»).  

Наверняка, вину за обрушение рубля и последующий за ним экономический спад возложат на команду премьера. Но вряд ли стоит ожидать скорейшей отставки самого Медведева. Так как именно такой, ослабленный, административно обескровленный ДАМ выгоден Владимиру Владимировичу. Борьба за право наследовать путинский престол идёт непрерывно. ВВП выгодно, чтобы ни одна из групп влияния не усиливалась чрезмерно. Их изматывающая борьба меж собой — залог его всевластия и лидерства.  

Новость дня: теперь ещё и ФСО будет активно мониторить блогеров, критикующих в своих постах власть. Что даст создание базы данных «нелояльных» властям? С ними будут вести профилактические беседы или препятствовать их общественно-политической деятельности? Их не будут брать на государственную службу? Или в один прекрасный день устроят блогерам символическую «Хрустальную ночь»?

Да и какой же штат надо держать, чтобы полноценно выполнить такой объём работы?! Кстати, ФСБ, ЦПЭ МВД, администрация президента давно занимаются отслеживанием в сети оппозиционных писак. Теперь вот «охранники» влезли. Как выяснилось, для этого выделен отдельный бюджет. А его надо освоить. Охранительство нынче в тренде. Для этого никаких средств не жалко.

Читать блогеров, конечно, дело не хитрое, но утомительно-тяжёлое. Так ведь начитавшись оппозиционных мыслей, справедливую критику в адрес своего начальства можно получить «сочувствующего крота». Как это было у Оруэлла в романе-антиутопии «1984», где главный герой повествования Уинстон Смит, работник Министерства Правды из апологета системы становится её ненавистником и в итоге решается примкнуть к вооружённому подполью.

Не раз и не два сравнивали желание наших властей, да и не только наших, американских, к примеру, установить тотальный контроль над своим населением. И прославленный роман, ставшего прижизненным классиком мировой литературы Дж.Оруэлла, неизменно вспоминался в этой связи. Для властей, то общество, где «Большой Брат следит за тобой»  — эталон, на который они подспудно равняются при конструировании отношений со своими подданными, для их оппонентов — лишнее напоминание о том, что «абсолютная власть развращает абсолютно». И этому зловещему замыслу надо противодействовать.

Отношение к власти в интернет среде всегда было с фигой в кармане. У нас ведь с публичным выражением протеста тяжеловато, а сеть позволяет с оговорками, конечно, безнаказанно критиковать власть и в хвост и в гриву. Да и традиция скептического отношения к власти в нашей стране насчитывает не одно столетие. Так что просто так выкрутить из коллективной психеи народа нелюбовь к бюрократии не представляется лёгкой задачей.

Оригинал статьи: https://www.poistine.com/blog/2014/01/10/nakinut-set-na-virtualnuyu-set

[Закончилась эпоха Бердыева в «Рубине»]

С поста главного тренера казанского «Рубина» уволен главный тренер Курбан Бердыев, директор клуба Громов и вице-президент команды Камиль Исхаков. Последний, кстати, долгое время был мэром Казани и опекуном «Рубина». Именно он пригласил в далёком 2001 году туркменского специалиста на пост рулевого команды, которая несколько лет безуспешно боролась за выход в элитный дивизион российского футбольного чемпионата. В первый же свой год пребывания в высшей лиге Рубин завоёвывает бронзовые медали чемпионата. Такого ни до, ни после «Рубина» не удавалось никому. Потом были два подряд чемпионства, завоеванный кубок России, сенсационная победа над будущим победителем футбольной Лиги чемпионов – «Барселоной» на её поле. О казанском клубе заговорили как о феномене. И успехи эти напрямую связывали с тренерским гением Бердыева. У клуба сложился свой игровой стиль. Но свой стиль, не игровой,  был и у Бердыева. Традиционные мусульманские четки и зелёный пиджак, в котором он неизменно появлялся на матчах команды в любую погоду, стали фирменными имиджевыми особенностями Курбана Бекиевича. Была в нём своя неповторимая харизма.

Увольнение Бердыева большая ошибка. Проблемы клуба стоит искать в неэффективном менеджменте. Именно они продавали ведущих игроков и получали с этого барыши. Бердыев самый успешный российский тренер последних лет. Он несколько раз выстраивал команду заново и всегда добивался результата. Бердыев для «Рубина», как Романцев для постсоветского «Спартака».

Громкой отставке предшествовала отповедь Президента Татарстана и по совместительству председателя попечительского совета клуба Минниханова, которую он дал руководству  «Рубина» на встрече с журналистами в четверг. «Если так будут играть, всех выгоню» в сердцах бросил Минниханов, отвечая на вопрос, что происходит в команде в последнее время.  Очевидно,  кто-то сильно накрутил против Бердыева президента и тот решил рубануть, что называется, с плеча. Долгое время Бердыев считался неприкасаемым. Его боготворили.  А он скромно отметал свои заслуги и говорил, что на всё воля Аллаха.

Ещё год назад против Бердыева была развязана грязная информационная кампания. Его обвиняли в коррупционных делах, серых схемах при продаже игроков и даже в вымогательстве денег у футболистов. Абсурдность обвинения была слишком кричащей. К этому моменту истекал действующий контракт Бердыева с клубом. Несмотря на это, Минниханов ещё на год пролонгировал контракт с наставником клуба. Но его противники не смирились.

Многие склонны считать, что те, кто реально контролирует финансовые потоки клуба, решили убрать неугодного Бердыева  и все неудачи команды списать на него. Кто незнаком с системой функционирования футбольных команд, проясню. Каждый тренер собирает коллектив под свои игровые схемы, свою игроцкую философию, подбирает соответствующих его тактической программе  футболистов.  Зачастую Бердыев находил молодые таланты и взращивал их до высоких футбольных стандартов. Он воспитал немало звезд европейского уровня, которых потом менеджмент задорого продавал в топ клубы. Распродав ведущих игроков, трудно рассчитывать на то, что команда без своих лидеров будет играть на прежнем уровне. Для этого нужны время, средства, воля, в конце концов. Ибо руководство всегда требует немедленных результатов. А это не просто.

Бердыева любят и уважают в Татарстане простые болельщики. Это скромный, набожный, искренний и честный человек. Но коррупционеры и прихлебатели, которые крутились возле клубной инфраструктуры, все-таки смогли сместить Бердыева. Все эти 12 лет «Рубин» уверенно ассоциировался с Бердыевым. Это было его детище, он вывел клуб на лидирующие позиции в России  и навел немало шороха в европейском футболе. Именно он, будучи вице-президентом Федерации футбола республики, настоял на том, чтобы власти вкладывали деньги в детский футбол. Это было одно из его условий продолжения работы в клубе. Сегодня в Казани одна из лучших в стране система ДЮСШ.

И последнее. Испанец Эусебио Сакристан главный на сегодня кандидат на пост главного тренера казанской команды.  Сегодня он занимает пост главного тренера «Барселоны Б». Это дочерняя команда каталонского клуба, выступающая во втором по рангу дивизионе испанского чемпионата.

К слову сказать,  лучшая команда современности «Барселона», по мнению специалистов, из четырёх сыгранных с «Рубином» встреч лишь один раз смогла одолеть крепкий бердыевский коллектив. Такого даже принципиальному сопернику каталонцев мадридскому «Реалу» не удавалось…  Будет ли «Рубин» таким же непобедимым на европейской арене при новом наставнике покажет время. А Бердыев своё имя в историю российского футбола уже вписал. 

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила в среду вернуть в выборные бюллетени графу «против всех», отменённую в 2006 году. Выступая на открытии заседания верхней палаты, Матвиенко заявила, что «этого требуют современные политические реалии, и прошедшие выборы показали, что мы живем в новых политических реалиях».

 

С эмоциональной точки зрения графа «чума на оба ваших дома», может, и выглядит привлекательной, перспективной, но с практической – абсолютно никакой решающей роли играть не будет. Кто не ходит на выборы и не верит в сам институт представительной демократии, тот и после введения дополнительной опции «против всех» посещать избирательные участки не будет. А какой смысл?Женщины народ не постоянный. В 2011 году Валентина Матвиенко уже высказывалась на эту тему, только имея в виду прямо противоположное. «Кто-то считает, что если будет существовать эта графа, то избирательная процедура будет более демократичной – это не так, эта графа – не панацея», – заявила она тогда. Интересно, а что она скажет ещё через пару лет, если, конечно, усидит на почётной, но политически невнятной должности спикера верхней палаты парламента?

 

Дело ещё в том, что протестные голоса, отданные за этого «безымянного кандидата», распределяются пропорционально набранным процентам между партиями, перешагнувшими проходной барьер. То есть, если, скажем, четыре партии прошли в Думу, то они же меж собой и делят голоса «против всех». И та же самая партия власти, как это ни парадоксально, может получить больше остальных при условии, что она занимает первое место. И где справедливость, спрашивается, если вы сказали всем своё «фи», а они его конвертируют в голоса в свою пользу. Прямо какая-то китайская шкатулка, расписанная хохломой умелыми мастерами со Старой площади.

 

Второе. Пресловутая графа позволяет оттягивать протестные голоса у оппозиции и тем самым размывать её результат. У власти-то электорат, нацеленный только на её политического представителя, а у оппозиции он размазан. И чем больше конкурентов на протестном поле, тем ниже шансов у отдельно взятой оппозиционной политической силы набрать максимум возможного.

 

И наконец. Предложение Матвиенко, которая естественно согласовала его в администрации Путина, должно, что называется, «встряхнуть» тех, кто игнорирует выборы, завлечь их ещё одним пряником, чтобы они охотно шли к избирательным урнам. Дескать, вы же все равно против всех, так придите и поставьте в бюллетени соответствующую галочку против одноименной графы. Тем самым власть, которая обеспокоилась низкой явкой на недавних выборах мэра Москвы, пытается заинтересовать разочаровавшихся в избирательной процедуре граждан. Чем выше явка, тем выше, соответственно, легитимность самой власти. Аксиома. И неважно, за кого вы отдали свои голоса, главное – приняли правила игры, а раз так – будьте добры не ругать и не жаловаться на власть, которую вы сами же и выбрали. Пусть и не самым честным путём.  

 

wordyou.ru

Недавно я провожал своего друга на вокзал. И увиденное там натолкнуло меня на написание этих строк. Полупустой вокзал в ранние часы был набит сотрудниками охраны. Причем в большинстве своем это были люди преклонного возраста, без намека на сносную физическую подготовку, лениво зевающие и ковыряющиеся в своих телефонах и гаджетах.

У меня возник вопрос, а зачем нужно такое большое количество охраны в помощь сотрудникам линейной полиции, которые контролируют объекты транспортной инфраструктуры? Сегодня любое учреждение, а вокзал тем более, нашпигованы камерами видеофиксирования, отслеживающими каждый шаг посетителя. Любую работу можно оптимизировать, систематизировать, отсечь ненужные издержки.

В настоящее время, по разным оценкам, в нашей стране от 800 до 900 тысяч работников частных охранных предприятий. И это, не считая министерство внутренних дел, ФСБ и ФСО. Свои специальные отряды имеются у Министерства юстиции, Управления судебных приставов и так далее. В итоге мы получаем многомиллионную армию силовиков, цель которых – охранять, запрещать, недопущать.

Конечно же, охрана необходима. Это требование времени и обстоятельств. Но во всем нужна своя мера, золотая середина, взвешенная позиция. Можно сказать, что охранительство и попытка тотального контроля через спекуляцию на тему безопасности – главное, чем озабочено сегодня государство. Ведь государство декларирует, что оно имеет эксклюзивное право на законное насилие. Это основополагающий постулат, на котором покоится сам принцип государства.

А платим, как обычно, мы

Раздутый штат сотрудников охраны тяжелым бременем ложится на плечи налогоплательщика, в данном случае за счет повышения стоимости проездных билетов.

Во-вторых, большая армия частных охранников – в своей кадровой основе вполне себе работоспособные мужчины средних лет, которые могли бы трудиться в других отраслях экономики и тем самым вносить существенный вклад в ее ВРП и ВВП. Они могли бы строить, трудиться на заводах, осваивать другие рабочие специальности, так необходимые нашей стране. А на деле мы имеем натуральное иждивенчество, когда принцип «ничегонеделания» становится нашей национальной чертой. Конечно, стоять или сидеть, разгадывая сканворд, легче и удобнее, но это вырабатывает не очень хорошие психоментальные характеристики.

Так повелось с советских времен, когда главным «мужчиной» в доме и социальном пространстве была женщина. Она отрабатывала на заводе, вкалывала на всех тяжелых участках (монтер путей, к примеру), отстаивала очереди, занималась воспитанием детей, облагораживанием быта, в то время как муж бесцельно просиживал на работе, беспробудно пил, валялся на диване и откровенно паразитировал на теле общества.

И сегодняшнюю работу многочисленных чоповцев, уныло просиживающих на вахтах или не спеша прогуливающихся по заданной инструкцией траектории, я рассматриваю как продолжение этой традиции иждивенчества.

В нашей стране и так высок уровень озлобленности и неприятия к окружающим. Многие иностранцы, приезжающие в Россию, отмечают, что наши люди очень недоброжелательны, хмуры, подозрительны. Сотрудники ЧОПа, зачастую не имеющие должного представления об элементарных правилах этикета и такта, лишь усиливают это впечатление.

 

Оригинал статьи
В информационной тени громкого и неожиданного ареста мэра Махачкалы Саида Амирова осталось увольнение министра внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики Жаудата Ахметханова и главы аналогичного ведомства по Архангельской области, генерал-майора полиции Павла Горчакова.  

 

Скорее всего, и спецоперация в Дагестане, и эти два увольнения — звенья одной цепи. Кремль, вернее Путин, решил провести кардинальную чистку номенклатурного аппарата (в том числе силового блока). Вообще, «выбивание» неугодных из своих кресел началось сразу с возвращением Путина на президентское кресло. В царскую немилость попали преимущественно люди Медведева — яркие представители его команды из либерального лагеря, ориентированные на Обаму и демпартию США. Самой громкой отставкой, без преувеличения, можно назвать уход «серого кардинала Кремля» Владислава Суркова, который активно действовал на антипутинском поле, щедро содействуя либерально-«болотной» оппозиции.

 

  Путин прекрасно понимает, что тот, кто контролирует свою бюрократию, тот и управляет страной. А ее трясет в последнее время. Запад делает все возможное, чтобы элиты сами «слили» своего шефа. «Список Магнитского» и другие превентивные меры лишают чиновников комфортного самочувствия. Ведь многие из них хотят отождествлять себя именно частью западного истеблишмента.  

 

Долгие годы Владимир Путин железной хваткой держал свое окружение. Он умело, по-византийски, «разруливал» всевозможные конфликты, возникавшие среди кремлевских группировок. Какую-то группу он усиливал, потом ее же намеренно ослаблял, сталкивал, мирил и так далее. Короче говоря, за счет этих нехитрых манипуляций он, выступая в качестве верховного арбитра, комфортно оставлял за собой право последнего слова и замкнул все правила игры на себя.  

 

Вторым эшелоном кремлёвская контратака обрушилась на лидеров так называемой «несистемной оппозиции»: посыпались аресты, судебные тяжбы, разбирательства, провокации и подставы. Что ни день, то наезд на «видного общественного деятеля», «гражданского активиста».  

 

Третьим направлением удара был выбран Северный Кавказ, который по своему значению куда как выше номинально «третьего» порядкового номера, ибо на Кавказ завязан мощный геополитический узел; слишком много интересов, векторов сошлись на этом небольшом географическом пространстве.  Здесь столкнулись интересы ведущих мировых игроков: США, Евросоюз, Турция, Иран, Израиль, Великобритания. Как и в 19 веке, Кавказ становится ареной большой политики.

 

  Путин понимает, что он де-факто не контролирует ситуацию в СКФО. Демонстративная лояльность лидеров северокавказских республик и местных силовиков ничего не означает. Часть из них ведёт свою игру. Уволенный Ахметханов трудился в должности министра три года, а Горчаков и того меньше — два! К слову, оба были назначены на свои должности в бытность президентства Медведева. То есть за это небольшое время они уже успели потерять/разменять доверие Путина.  

 

Думаю, что полуофициальные версии, которые наверняка будут озвучены, о том, что имело место возможная коррупционная составляющая, не должна вводить в заблуждение. Ну куда уж в нашей стране без этого! За это «уходят» единицы: где-то не поделился, где-то увёл лакомый кусок у своего конкурента… Здесь же игра идёт на крупные ставки. По выражению Збигнева Бжезинского, на «геополитической шахматной доске». Путин готовится отражать «шах», сделанный ему Западом.  

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире