aromicsnews

Роман Афанасьев, редактор сайта, Токио

16 апреля 2011

F
Когда за огурцы хватается премьер Японии, значит исправить ситуацию уже никто не может. Народ японский, видимо, уже окончательно перестал есть овощи из префектуры Фукусима. Теперь нужна показательная акция, чтобы восстановить доверие к отечественной продукции. «В жертву» сельхозпромышленности принесли высопоставленного японского политика.



Оригинал
В таких случаях обычно говорят «тебя только за смертью посылать». Обошел сейчас ночью рядом с домом 4 комбина в надежде купить воды. Нету. Японцы всё скупили. Воду из-под крана в Токио вроде пока не стоит пить малышам, так говорят по ящику. Взрослым вроде бы не опасно, но народ впечатлившись самим фактом наличия каких-то элементов сверх нормы смел с полок бутилированную воду.
Японцы нервничают. То хватались за хлеб и булочки, то лапшой запасались в прок и макаронами, то батарейки зачем-то скупили, как сказал мой бывший коллега с «России», чтобы «слушать радиоприёмники, когда не будет света». Одно радует, что весь этот дефицит длился не долго. Так же и с водой, полагаю, будет. А вот с чем проблем пока еще не было — так это с пивом, виски и вином. Уже не так грустно.

Вообще, вся эта котовасия с продуктами мне чем-то отдаленно напомнила ситуацию в постсоветской России. Я помню, как с родителями занимал очередь за молоком и хлебом ещё до открытия магазина. Иначе было не купить свежие продукты. На прилавках были только замороженные ананасы. Уже будучи взрослым меня посещала мысль, что этот уникальный жизненный опыт созерцания дефицита вряд ли пригодится. Ошибался, по крайней мере от части. Опыт жизни в России мне пригодился, чтобы сравнить с тем, что происходит в Токио сейчас. Вывод: пока ничего страшного с продовольствием не происходит. Оригинал
16 марта 2011

Баланс белого

Освещение катастрофы в Японии мне напоминает снежок, который катится вниз по склону Фудзи. В первые минуты было мало информации, потом все больше и больше. Событие обрастало страшными подробностями. Снежок превращался в гигантский ком снега несущийся с огромной скоростью внизу по мозгам людей. Но перелом похоже уже наступил. Ком достиг конечной точки и стал таять. В эфире японских телекомпаний всё меньше кадров с подземными толчками, сотрясающимися офисами и потоками грязной воды сгребающих в кучу машины, дома, суда на городских улицах. Всё больше сюжетов заряженных положительной энергией. Кого-то нашли, спасли. Вот пример: на третий день катастрофы нашли среди обломков беременную женщину. Она сегодня родила. Или вот ещё чудо — дедушка плавал на куске крыши почти два дня, пока его не сняли военные. Выражаясь языком коллег-телевизиощиков в эфире появились человеческие истории. Истории с хорошим концом. Все время быть плохо не может. Иначе можно с ума сойти. Ну, или впасть в депрессию. Да, есть проблемы, не могут доставить одеяла в пострадавшие районы, не хватает бензина, в каком-то районе вчетвером едят один онигири, трясет каждый день. Но в целом, я, конечно же, могу ошибаться, мне показалось, что перелом в освещении события произошел. Это чувствуется. Появилось надежда на нормализацию ситуации.

А в России тот самый снежный информационный ком ещё не достиг конечной точки. В Токио работают журналисты всех крупных телекомпаний. Подгоняемые редакционным начальством журналисты готовят самые острые материалы. Добавим к этому дух соревновательности самих журналистов. И если на японском ТВ появился баланс негативной и позитивной информации, то в России этим и не пахнет. Зрителями российского зомбо-ящика ещё предстоит пережить то, что Япония уже пережила. Задержка по времени в несколько дней. Держитесь!

P.S. Я не знаю, что будет завтра, но я верю в лучшее.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире