antorix

Антон Чивчалов

18 августа 2017

F

Это список стран из статьи «6 стран, в которых опасно владеть Библией» на сайте Christianity Today. В одних странах, таких как Северная Корея и Узбекистан, иметь Библию запрещено в принципе, в других действуют различные ограничения, связанные с языком, переводом или способом использования. Например, в Марокко нельзя иметь Библию в переводе на арабский.

Я добавил к этому списку Россию, потому что со вчерашнего дня он пополнился седьмой страной. Городской суд Выборга предсказуемо проштамповал абсурдный запрет «Перевода нового мира» (ПНМ), который распространяется миллионными тиражами на десятках языков мира. В России иметь русскую версию теперь приравнено к экстремизму, а экстремизм – статья уголовная. Штрафом можно не отделаться.

Ничего подобного нет ни в одной стране цивилизованного мира. Удивляет именно та удалая дерзость, с которой у нас сегодня делаются такие вещи. Запретить крупное международное религиозное движение? Пожалуйста. Запретить один из самых популярных в мире библейских сайтов или журналов? Конечно, нет проблем. Запретить один из самых распространенных в мире переводов Библии? Да без вопросов. Ученые, религиоведы, правозащитники, международные организации что-то там возражают? Это их проблемы.

Можно долго расписывать атмосферу сюрреалистического театра абсурда, в которой проходил суд. В судебном органе светского государства разбирались религиозные догмы, выяснялось, правильно или нет учение о Троице или есть ли у Бога личное имя. Оказалось, что суд знает ответы на эти вопросы. Экспертиза по делу представляет собой плагиат из Википедии, выполненный людьми без необходимого образования. Суд отклонил все ходатайства адвокатов ответчика, словно считая их пустым местом. Эти и другие занятные подробности процесса вы можете прочитать самостоятельно в текстовом репортаже двух последних дней.

Суд проигнорировал законы Российской Федерации, в частности статью 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которому «обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании». Адвокаты привели выписки из нескольких авторитетных научных изданий, подтверждающих, что ПНМ – это общеизвестный перевод Библии, но им все равно пришлось доказывать этот факт, поскольку прокуратура утверждала, что данный перевод не является Библией. Конечно же, доказательства были отклонены.

За многое из того, за что запретили ПНМ, можно запретить и официальный православный Синодальный перевод (СП). Суду не нравится, что в ПНМ есть имя Бога Иегова – оно есть и в СП. Не нравится эпизод с уничтожением Содома и Гоморры – он есть и в СП. Не нравятся предполагаемые ошибки и искажения текста – они в обилии имеются в СП, в этом блоге я приводил немало примеров. Суду не нравится, что ПНМ представляет собой двойной перевод с английского (что не совсем так) – СП в части Ветхого Завета представляет собой двойной перевод с греческой Септуагинты, а в части Нового Завета это перевод с искаженного источника Textus Receptus. «Эксперты» ничуть не боятся демонстрировать суду свою некомпетентность, но суд это не интересует. Его не интересует вообще ничего.

Эти же самые эксперты (Крюкова, Батов, Котельников) ранее анализировали песню про кровь и вампиров. Они пришли к выводу, что в ней нет ничего экстремистского. По их мнению, «увлечение ужасами – нормальное явление в определенных субкультурах». Но для Библии даже субкультуры не оправдание. В нашей стране есть место для субкультуры вампиров, но не может быть места для субкультуры читателей некоторых переводов Библии. Библия проиграла вампирам.

Оригинал

28 июля в Выборге возобновляется одно из самых нелепых судебных дел последнего времени. Ленинград-Финляндский транспортный прокурор подал иск о признании экстремистской и запрете… Библии! Речь идет об издании Библии, выпущенном свидетелями Иеговы под названием «Священное Писание — Перевод нового мира» (ПНМ). Учитывая новейший судебный опыт, скоро Россия почти гарантированно станет первой страной в мире, в которой под запрет попадет отдельный перевод Библии. Подобной практики мировое судопроизводство еще не знало.

Можно спорить о том, хороший это перевод или нет, правильный или неправильный и т.д., и т.п. Такие споры важны и нужны. Но они должны вестись в научном сообществе или в СМИ, но никак не в судах и прокуратурах. И даже если научное сообщество решит, что какой-то перевод не очень хорош, это в любом случае не может быть поводом для его запрета и абсурдного клеймения «экстремистским». Экстремистский перевод Библии — это нечто совершенно новое и в судопроизводстве, и в переводе, и в библеистике.

Сама идея — запрещать в судебном порядке плохие переводы — уже вызывает изумление. То, что некачественный перевод объявляется экстремизмом, вызывает изумление вдвойне. То, что суд светского государства пытается решать церковные вопросы, окончательно пробивает дно. «Заведомый бред», — охарактеризовал процесс член Совета по правам человека при Президенте России, адвокат Владимир Ряховский.

Экспертиза, подготовленная автономной некоммерческой организацией «Центр социокультурных экспертиз», попирает все принципы светского государства, потому что представляет собой богословский трактат, направленный на защиту православной веры. Например, в нем защищается догмат о Троице со ссылкой на студента семинарии. Там же утверждается, что имя Бога не должно писаться как «Иегова». И это при том, что это имя точно так же пишется во многих других переводах, включая официальный православный Синодальный перевод!

Экспертиза выполнена с нарушением всех процессуальных требований. Например, заявленные эксперты — Крюкова, Тарасов, Котельников — не имеют необходимого образования и квалификации. Суд заказывал комплексную лингвистическую и религиоведческую экспертизу — ни один из «экспертов» не является ни лингвистом, ни религиоведом. Кроме того, текст «исследования» представляет собой сплошной плагиат, сотканный из традиционной антисектантской риторики из Интернета. Вся экспертиза из более чем ста страниц — какая-то насмешка над судом.

Но гораздо интереснее то, чем вообще занимаются в выборгском суде на деньги налогоплательщиков. Там обсуждают религиозные учения и спорят о толковании библейских стихов! Этот юридический фарс длился весь прошлый год под изумленные взоры ученых и иностранных наблюдателей, и 28 июля он переходит на новый виток: прокуратура подготовила увесистую экспертизу с целью доказать, что данная Библия является экстремистской. А экстремистской она является потому, что неправильно толкует христианство. Не много, не мало! Именно такое обвинение озвучила один из экспертов обвинения Наталия Крюкова: ПНМ «позволяет транслировать иную, отличную от христианской традиции, систему вероучительных и нравоучительных текстов».

Людей, хоть немного знакомых с Библией и христианством, приведет в ступор следующий аргумент: Библия является экстремистской, потому что в книге Бытие говорится о том, как Бог уничтожил Содом и Гоморру. Но ведь ровно это же самое написано в любом издании Библии в мире, включая православное! Авторы экспертизы словно не боятся показать, что сами никогда не читали Библию. А ведь один из них (Котельников В.С.) окончил православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

Их не интересует не только логика, но и сама Библия как литературный памятник. Даже если Библия — не слово Божье (иначе в суд логичнее подавать непосредственно на Бога, который по-экстремистски уничтожил Содом и Гоморру), то это все равно важный литературный и исторический труд, обладающий общепризнанной значимостью. «Эксперты» же снова и снова вменяют в вину ПНМ различные общеизвестные библейские стихи, словно цитировать эти стихи само по себе является преступлением! Именно поэтому правозащитник Людмила Алексеева прокомментировала данный процесс следующими словами: «Если их не остановят знающие люди, это будет позорище на весь мир, потому что Библия — это великая книга, которую читают не только христиане всего мира, а вообще во всем мире».

Являются ли теперь экстремистскими другие переводы Библии, в которых упоминается имя Бога или Содом и Гоморра, например православный Синодальный? Могут ли сами свидетели Иеговы использовать Синодальный перевод, или за это их тоже потащат в суды? Скорее всего, выборгский суд оставит эти вопросы без ответа.

Сообществу библейских переводчиков в России придется гадать: по каким критериям переводить Библию, чтобы не оказаться в суде? Куда дальше пойдет судебное регулирование библейского перевода и с какими последствиями? Если государство хочет запугать читателей ПНМ в России (которых, к слову, сотни тысяч), то оно одновременно запугивает и переводчиков Библии, которые теперь могут легко угодить в экстремисты, потому что неправильно поставят запятую. Можно только догадываться, какой урон это нанесет отечественной школе библейского перевода и авторитету российской библеистики, и так не очень высокому.

Кто-то может сказать: свидетели Иеговы запрещены, а значит, должна быть запрещена и вся их литература. Это юридически ошибочный аргумент. 20 апреля Верховный суд РФ запретил не свидетелей Иеговы как религию, а конкретный список из конкретных юрлиц (в количестве 396). Все ликвидированные юрлица являются российскими, и ни одно из них не является ни издателем, ни правообладателем ПНМ, который распространяется во всем мире на сотнях языков. Следовательно, упомянутое решение Верховного суда не имеет никакого отношения к данному библейскому изданию.

Городской суд Выборга посылает гражданам России четкий сигнал: им можно читать только официально одобренную Библию, которая поддерживает официально одобренные учения. В противном случае их ждут уголовные статьи с соответствующими сроками (а экстремизм — статья именно уголовная). Готовы ли россияне к такой реформе в сфере религии?

Умные люди стремятся учиться на ошибках прошлого и не повторять их. Все, что происходит сегодня в Выборге, уже происходило в средние века, когда авторов «неправильных» переводов Библии сжигали на кострах вместе с их переводами. Тогда тоже собирались суды и объявляли: такой-то перевод плохой, неправильный, еретический. Потом наступила оттепель, европейцы поняли, что перегнули палку, и сегодня перевод Библии в Европе уже не является уголовно наказуемым деянием. Кстати, библейский перевод как научная дисциплина от этого только выиграл. Науке репрессии вообще никогда не шли на пользу.

Мы, конечно же, всегда хотим идти собственным путем, чужой опыт нам не указ. Особенно мы любим делать что-нибудь в пику Западу. Но все равно сложно понять, кому в современной России выгодна охота на еретические переводы Библии. Неужели православной церкви? Если это так, то способность этой церкви столь эффективно манипулировать правоохранительной системой вызывает неподдельное благоговение.

По сообщениям СМИ, военкомат Бахчисарайского района Крыма потребовал от 18-летнего призывника – свидетеля Иеговы по вероисповеданию – в письменной форме отречься от веры. Призывник получил повестку с требованием «предоставить документы о перемене веры». В этом случае он получил бы право на альтернативную гражданскую службу (АГС) взамен военной, а иначе – суд и тюрьма.

В российской и украинской прессе разгорелся нешуточный скандал. Всего за два дня об инциденте сообщили десятки изданий. Тогда военный комиссар Павел Врублевский поспешил откреститься от истории, заявив, что надпись на повестке поддельная и написана «неустановленным лицом», и затем написал жалобу почему-то в ФСБ. По ироничному совпадению, именно ФСБ является вдохновителем преследований свидетелей Иеговы, как ранее, в советский период, этим занимался КГБ. В поселке Кугеси (Чувашия) ФСБ занимается проверкой другого призывника этой же религии.

Затем военком вызвал к себе призывника и при свидетелях, под диктофон потребовал извинений за клевету. Верующий также должен признаться в том, что сам вписал компрометирующую военкомат надпись о «перемене веры». Иначе ему грозит иск за клевету с компенсацией морального вреда.

Я видел фотографии повесток. Их две, а не одна. На них есть все необходимые номера, даты, подписи и печати. Текста на них больше, чем на скриншоте, опубликованном СМИ: сверху имеется полное ФИО и адрес призывника, написанные абсолютно тем же почерком, что остальной рукописный текст. Это подтвердит любая графологическая экспертиза. В СМИ эта часть обрезана из соображений конфиденциальности.

Верующий не намерен признаваться в подделке документов. По его словам, он получил повестки полностью заполненными лично из рук сотрудника по имени Марина Александровна в кабинете № 10. Мне очень интересно, продолжает ли Марина Александровна работать в военкомате, поскольку военком заявляет, что ни один из его сотрудников надпись не делал.

Таким образом, позиция военкомата выглядит так: призывник раздобыл пустой бланк повестки, заполнил его от и до, каким-то непостижимым образом поставил печать военкомата и подпись военкома и принялся клеветать на него. Или еще более фантастический вариант: он нашел незаполненный бланк, но уже с печатью и подписью, и затем заполнил. И сделал он это два раза, заполнив два бланка чуть по-разному, с разными датами и номерами.

Эти повестки – не единственный источник информации об инциденте. По словам призывника, он имел и устные беседы с работниками военкомата, которые говорили ему то же самое: пройти АГС, будучи свидетелем Иеговы, нельзя. Для начала необходимо сменить веру.

Конечно же, более вероятным кажется другое объяснение: военкомат Бахчисарайского района просто сделал то же, что уже происходит в разных частях России. Военкоматы уже запрещали молодым свидетелям Иеговы право на АГС, такие случаи фиксировались в Чувашии и Татарстане. И везде подразумевалось при этом, что призывнику стоит поменять религию, и проблемы не будет.

Меняй веру – или в армию

Эта история плачевным образом характеризует уровень юридической грамотности некоторых военных. Согласно статьи 59 Конституции РФ, альтернативная гражданская служба может быть предоставлена призывнику в случае, если «его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение воинской службы». Как видим, призывнику необязательно даже быть верующим, необходимо лишь иметь «убеждения». Это может быть, скажем, атеист-пацифист. Никакое формальное членство в организациях тоже не требуется. Человек может (или мог) состоять в какой угодно организации, но только наличие определенных убеждений является критерием для прохождения АГС.

Да, Верховный суд 20 апреля ликвидировал юридические лица свидетелей Иеговы. Некоторые военкоматы интерпретируют это таким образом, что убеждения свидетелей Иеговы автоматически становятся преступными. Это еще одна ошибка – решение суда относится только к юрлицам и не имеет никакого отношения к взглядам и убеждениям физических лиц. Суд никак не оценивал верования граждан России. Ничего подобного нет в решении Верховного суда, в чем легко убедиться, если просто почитать его. В военкоматах, видимо, читать решения судов не принято.

Если гражданин России определенным образом понимает Библию и религию, это не может являться причиной для ущемления его прав. В случае крымского призывника мы имеем классический пример дискриминации по религиозной принадлежности, и дискриминации с самым экзотическим средневековым привкусом. Пещерное инквизиторское сознание пробудилось и бодро заявило о своих правах, изумив журналистов и просто мыслящих людей.

Данный инцидент примечателен и по другой причине. В других военкоматах отказ в прохождении АГС мотивировался якобы экстремизмом призывников. Загадочный вид экстремистов, отказывающихся брать в руки оружие, – тема для другого разговора. Столь же удивительно и то, что военкоматы пытаются отправить в армию людей, которых считают экстремистами.

Но в Бахчисарае мы ясно видим: вовсе не экстремизм беспокоит военкомат. От призывника не требуют отказаться от экстремистских взглядов или прекратить заниматься экстремизмом. Неважно, совершает ли призывник экстремистские деяния. Нет, военкомат интересует только то, во что он верит. Военкомат хочет стать министерством по делам религий.

Кстати, какую религию хотят видеть военкоматы у призывников? Хотя повестка верующего из Бахчисарая об этом умалчивает, рискну предположить: такую, которая позволит взять оружие и идти убивать людей по первому приказу. Вот такая религия, видимо, будет иметь зеленый свет, одобрение и аплодисменты во всех военкоматах.

В России начали арестовывать свидетелей Иеговы. Похожие процессы уже были либо ведутся в настоящий момент, однако пока никто не оказывался за решеткой. Но 25 мая 2017 года Советский районный суд выдал постановление о заключении под стражу гражданина Дании (!) Денниса Кристенсена. Он уже несколько дней находится в СИЗО в здании УФСБ города Орла. Да, выбор первой жертвы в лице иностранного гражданина выглядит странно. Консульство Дании поставлено в известность.

Всего неделю назад главный специалист по «сектам» Александр Дворкин на совещании в Госдуме уверял, обращаясь к свидетелям Иеговы: «Собирайтесь вместе на квартирах, обсуждайте свою веру, никто вам мешать не будет». Прошло всего несколько дней, и мы увидели, насколько «сектовед всея Руси» плохо представляет себе ту новую реальность, к созданию которой он приложил столько сил. Видимо, она вышла из его контроля и зажила самостоятельной жизнью. Кристенсен был арестован именно на квартире за частным обсуждением своей веры с друзьями. Если даже Дворкин, профессор духовной академии и эксперт Минюста, не знает, куда мы движемся, то кто знает? Они заварили кашу, которая заварилась не так, как они хотели.

Группа бравых бойцов ФСБ в масках и с автоматами наперевес вторглась в частную квартиру по улице Железнодорожной и принялась переписывать паспортные данные граждан и изымать личные вещи. Нет, не патроны или наркотики, а планшеты, ноутбуки и Библии в православном Синодальном переводе. Нескольких человек допрашивали до утра следующего дня. У нескольких верующих в домах прошли обыски. Заведено уголовное дело.

26 мая ресурс «Свидетели Иеговы в России» сообщил, что Деннису Кристенсену избрана мера пресечения в виде двух месяцев содержания в СИЗО г. Орла. Это не первый случай, когда у верующих отнимают Библию и тащат в суды, но это первый случай после 1980-х годов, когда в России свидетель Иеговы оказывается за решеткой только потому, что он свидетель Иеговы. Происходит именно то, о чем предупреждали юристы: простой факт ликвидации юрлиц, которые создали верующие, будет трактоваться местными чиновниками и правоохранительными органами так, что в России больше нельзя исповедовать веру свидетелей Иеговы в принципе, ни в каком виде, даже просто обсуждая ее с друзьями у себя дома.

Когда я пишу о свидетелях Иеговы, кто-нибудь обязательно напишет в комментариях: как можно их защищать, они такие-сякие, они делают то-то и то-то. Безусловно, каждый вправе любить или не любить любые религии, это и называется светское государство. Каждый также вправе верить или не верить тому, что о них рассказывает телевизор или вышеупомянутый господин Дворкин. Но важно при этом понимать, что ничто из этого не относится к тем реальным уголовным делам, которые заводятся на верующих. В этих делах нет ни разрушения семей, ни переливания крови, ни отказа от службы в армии – ничего из тех популярных страшилок, которые мы привыкли читать в современной российской прессе.

В случае Денниса Кристенсена уголовное дело заведено по статье 282.2 УК РФ – создание экстремистской организации. Общеизвестно, что свидетели Иеговы не занимаются экстремизмом, это признают даже их религиозные оппоненты. В данном случае верующие просто собрались для обсуждения Библии, как они делают это повсюду в мире. Мыслящие люди вне зависимости от конфессии, такие как Андрей Кураев, понимают: если сегодня абсурдные и нелепые ярлыки навешиваются на одну группу граждан, завтра они могут навешиваться на другую и третью. Этот процесс стихиен и непредсказуем.

Статья 282.2 предполагает от 6 до 10 лет лишения свободы. «Преступление» Кристенсена уже классифицировано как тяжкое. При этом в деле нет ни одного потерпевшего. Удивительный юридический казус: можно совершить тяжкое преступление, в котором нет потерпевших. Это вообще фирменный знак российского экстремизма от религии: преступление есть, потерпевших – нет. Это достойно отдельного изучения на юридических факультетах.

Экстремизм, «закон Яровой» и оскорбление чувств верующих – это три главных инструмента, которые сегодня используются для фабрикации религиозных процессов. Это три важных элемента новой машины политических репрессий. Деннис Кристенсен – политзаключенный. Крайне важно знать, что многие представители старшего поколения российских свидетелей Иеговы имеют на руках удостоверения жертв политических репрессий, выданные им еще в советские годы. И вот мы видим, как исторический маятник качнулся в обратном направлении, и репрессии возобновляются – чтобы, видимо, однажды качнуться обратно и породить новую плеяду граждан с аналогичными удостоверениями в кармане. Вот такое хождение по граблям.

Дело Руслана Соколовского было цветочками. Настоящие ягодки, настоящие религиозные процессы с реальными посадками нас еще ждут. Россия, двадцать первый век.

«Спартак» стал чемпионом России. Джамалу не пустили на «Евровидение». В стране идет религиозная война. Так выглядит сводка главных новостей. Правда, не о всех из них вы прочитаете в ведущих СМИ.

30 апреля житель села Луцино (Московская область) бросил бутылку с зажигательной смесью в дом соседей. Сгорело два дома и автомобили. Причина? Ему не нравились религиозные взгляды соседей, исповедовавших религию свидетелей Иеговы.

В этот же день в Ачинске (Красноярский край) местный житель разбил окно в доме молитвы. Когда верующие попросили его перестать это делать, он агрессивно заявил, что будет и дальше портить их имущество.

2 мая в Калининграде неизвестные разбили окно в доме семьи свидетелей Иеговы. Верующие говорят, что у них всегда были хорошие отношения с соседями. Единственная «проблема» – их религиозные взгляды.

В 2011 году в Кабардино-Балкарии во двор богослужебного здания бросили боевую гранату Ф-1 с выдернутой чекой, которая лишь чудом не взорвалась. Когда саперы ее обезвреживали, они поместили ее под специальный саркофаг, но даже при этом взрыв был настолько мощным, что саркофаг взлетел на высоту 15 метров.

Это далеко не единственные и не последние случаи. Уже не один год верующие подвергаются всевозможным актам насилия. Фиксируются избиения, нападения с холодным и огнестрельным оружием, а также акты вандализма самых разных видов. Автор этих строк лично знает людей, которых избивали палками и угрожали пистолетами – исключительно из-за их религии. Только потому, что последние предлагали поговорить о Боге.

Все больше людей в нашей стране считают себя участниками некоего крестового похода против других граждан. В этой необъявленной священной войне лишь чудом пока нет настоящих жертв – тех, что на кладбищах. Зато уже есть жертвы в больницах, инвалидных креслах и с травмированной психикой. «Свидетелей Иеговы уберег Бог», написал ReligioPolis после инцидента с гранатой.

Сколько еще он будет их уберегать? Когда появятся первые жертвы? Судя по текущим тенденциям, это лишь дело времени. Однажды граната обязательно взорвется, камень обязательно попадет в чью-то голову, в сгоревшем доме найдут трупы детей. Да, вероятно, виновных найдут и даже накажут. Но кто понесет ответственность за более глубинную причину происходящего – разжигание в стране религиозной ненависти и вражды?

Правоохранительные органы бездействуют. СМИ, которые ежедневно разжигают ненависть по отношению к верующим, делают это абсолютно безнаказанно. Судебная система, которая могла бы остановить волну насилия, 20 апреля умыла руки. Верховный суд не просто проигнорировал проблему, он де-факто усилил ее, окончательно развязав руки преступникам. Ведь теперь, поджигая, избивая и убивая свидетелей Иеговы, каждый будет искренне думать, что поступает по закону. Адвокаты предупреждали именно о таком развитии событий – все призывы остались проигнорированы.

Россия всегда будет на стороне сил мира, сказал сегодня Президент. Есть разные виды мира, например мир религиозный. Что делается для поддержания такого мира в нашей стране? Все вышеперечисленное – прямой результат того, что пресса по всей стране вот уже почти 20 лет разжигает ненависть по отношению к верующим определенных религий, разжигает целенаправленно, упоенно и совершенно безнаказанно. Неизбежным следствием этого становится то, что эта ненависть перетекает со страниц газет и обретает физические очертания в виде гранат, пистолетов и бутылок с зажигательной смесью. Но это никому не интересно, об этом не пишут ведущие СМИ. Ведь гораздо интереснее говорить о «Спартаке».

Сегодня страна отмечает день победы над гитлеровской Германией. В гитлеровской Германии тоже были люди второго сорта, в частности евреи и свидетели Иеговы. Сегодня, в этот день, не мешает вспомнить, как все начиналось.

Городской прокурор предупреждает гражданина Л. о том, что он является «неофициальным представителем движения «Свидетели Иеговы»», а в его квартире проходят неразрешенные сборища для… молитв и чтения Библии. Так и написано: «Периодически для чтения библии и совершения молитв организовывает встречи с соверующими». Если гражданин Л. не прекратит эту опасную деятельность, он будет оштрафован или посажен в тюрьму. Нет, это не из полицейской хроники Северной Кореи и не из материалов испанской инквизиции XV века. Это из предупреждения от 17 апреля 2017 года, выписанного прокурором Кузьминым В.В. в адрес гражданина Левина А.Н., проживающего в городе Бугульма, Республика Татарстан, Российская Федерация. Полная скан-копия предупреждения выложена на сайте «Эха Москвы» для всеобщего недоуменного изучения.

Думаете, единичный казус? Отнюдь. Вот цитата из предупреждения в адрес жителя города Аши (Челябинская область): «Дважды в неделю, в строго установленные дни, собирал в жилом доме по улице Вавилова людей для совместного чтения молитв, обсуждения библейских заповедей и убеждений религиозной организации «Свидетели Иеговы» с раздачей информационных брошюр». Что грозит столь опасному преступнику? Штраф до 50 тыс. рублей. Дело уже направлено на рассмотрение судье, сообщает челябинское агентство новостей «Доступ».

А вот что происходит в Арзамасе (Нижегородская область) и о чем лично известно автору этих строк. Прокуратура города Арзамас подала в суд иск о запрете незарегистрированной (!) группы свидетелей Иеговы. То есть группы, которой де-юре просто не существует. Это просто несколько людей, которые знакомы друг с другом и которые периодически собираются для чтения Библии и молитвы. На сайте суда уже есть информация о предстоящем слушании. Теперь эта «группа» будет «ликвидирована» решением суда, и полиция получит карт-бланш на разгон любых собраний этой «группы» в любом месте, в любое время и на любую тему. Насколько я понимаю, теперь они не смогут вместе почитать Библию даже на кухне за чашкой чая.

Это всего три эпизода, которые стали достоянием общественности буквально за пару дней. И это только крошечная вершина айсберга. Вы читаете эти строчки, а множество прокуроров от Калининграда до Камчатки строчат новые предупреждения и подают новые иски, о чем мы узнаем уже совсем скоро. Начата непредсказуемая по своим последствиям операция по демонтажу свободы вероисповедания и по легализации религиозной дискриминации. Той самой, которая прямо запрещается Конституцией РФ.

В статье 19 Конституции мы читаем: «Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». Однако, исходя из логики вышеописанных действий правоохранительных органов, определенная группа граждан лишается целого ряда конституционных прав исключительно по признаку их религиозной принадлежности, а именно принадлежности к вероисповеданию свидетелей Иеговы. Верующим других религий можно собираться, читать Библию и молиться, а этим гражданам – нельзя. Это явный, неприкрытый, абсолютно официальный религиозный геноцид.

На апрельском процессе в Верховном суде, посвященном свидетелям Иеговы, представители истца – Министерства юстиции – убеждали суд в том, что речь идет только о ликвидации юрлиц, а личные взгляды, права и свободы граждан никто трогать не будет. Правда, они тут же оговорились, что в некоторых случаях суды все же смогут возбуждать уголовные дела против верующих. Сейчас реализуется самый пессимистичный сценарий: эти «некоторые случаи» превратились во «многие случаи» или даже «все случаи». В Хабаровске ФСБ уже предупредила верующих, что их ждут уголовные статьи. Или вспомним длительную тяжбу в Таганроге, где 16 верующих получили уголовные статьи просто за то, что собирались и читали Библию. Решение Верховного суда от 20 апреля стало спусковым крючком, который запустит аналогичные дела по всей стране. Правоохранителям дана команда «фас», сезон охоты официально объявлен – и это при том, что верующие готовят апелляцию.

«Власти говорили, что осуждаются лишь отдельные виды литературы, и что права конкретных верующих это не затронет. А затем возбудили десятки уголовных дел, – напоминает адвокат Виктор Женков, представляющий интересы верующих в Верховном суде. – Силовики теперь уверены, что свидетели Иеговы запрещены в России и что в стране нельзя быть приверженцем этого учения, поэтому против верующих нужно применять санкции».

Сейчас уже стало окончательно ясно, что настоящая цель правоохранителей – не юридические лица и даже не имущество верующих. Целью являются именно взгляды, религиозные убеждения, причем убеждения мирные и отсылающие к Библии в каждом пункте. Об этом, кстати, тоже говорилось на слушаниях. «Экстремистскими признаны не цитаты Библии, а интерпретации того, что написано в Библии», – честно заявила на суде представитель Минюста Светлана Борисова.

А вот что вменяется в вину верующим в Арзамасе согласно иску прокуратуры (орфография сохранена): «Внушение присутствующим в наличии Иегова на земле и в другом (загробном) мире и отрицание существования Бога». Оставим за скобками противоречие первой части утверждения второй (есть Иегова, но нет Бога). Заметим, что проблема для прокуратуры – именно религиозные взгляды, вера в Иегову, в загробную жизнь или отрицание Бога. Что думают на эту тему верующие в загробную жизнь других конфессий, а также атеисты, отрицающие Бога? Спокойно ли им спится? Прокуратуры уже на тропе войны.

Это не только легализация дискриминации и возвращение к репрессиям советских лет. Это также колоссальный ущерб для имиджа государства, дискредитация судебной системы, которая не способна отличать настоящих преступников от виртуальных, и удар по внутренней безопасности страны. Последний момент стоит пояснить отдельно. Уже сейчас полиция, прокуратура и суды вынуждены с утра до вечера охотиться на беззащитных женщин с Библиями, которые в своем абсолютном большинстве никогда не нарушали законы. Как это отразится на борьбе с преступностью? Каких новых бюджетов и расходов это потребует? Не увидим ли мы создание религиозной полиции по типу некоторых ближневосточных стран?

Когда вал подобных процессов достигнет своего пика (не забываем, что власти хотят делегализовать почти 200 тысяч верующих), деятельность судов, прокуратуры и полиция будет просто парализована нескончаемым потоков предупреждений, арестов, проверок, исков и апелляций. «Трудно представить себе, что власти на местах, действительно, смогут помешать более чем 170 000 людей, объединенных в более чем 2000 общин, собираться несколько раз в неделю, как делают свидетели во всем мире», – пишет Oxford University Press. Автор подытоживает: «В России недостаточно полицейских, чтобы постоянно следить за каждым членом организации». Государство решило переключить работу правоохранительных органов с реальной преступности на виртуальную. Несложно догадаться, как это отразится на уровне настоящей преступности, который в России и так не самый низкий.

К счастью, сейчас об этом пишут все больше и больше. Но по-прежнему недостаточно, чтобы вывести эту проблему на адекватный уровень общественного внимания и обсуждения. Большинство людей не в курсе того, что происходит, а именно: Россия хочет стать первой европейской страной, которая в новой истории пытается карательными мерами репрессировать и загнать в подполье огромную религиозную общину, состоящую из сотен тысяч граждан, из больших семей, из целых поколений верующих со сложившимся укладом и традициями. Это самый радикальный демонтаж гражданских свобод за всю историю постсоветской России, репрессии против отдельных граждан тают на фоне массовости этого нового проекта. Невозможно понять, зачем это делается и кому это нужно. Но это происходит.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире