anshakov

Михаил Аншаков

20 марта 2017

F

Не далее, чем вчера, произошло то, чего опасались следящие за развитием событий вокруг холивара Илларионов vs Яшин. Надежда на то, что Андрей Илларионов, обвинявший Илью Яшина в участии в операции прикрытия во время убийства Бориса Немцова, остановится, признает фактические ошибки, извиниться и отправится на недельку на курорт, поправить здоровье, о чем его просили многие, включая автора этих строк, окончательно рухнули. Илларионов опубликовал очередной пост, упорно настаивая на своих обвинениях, называя Илью Яшина «клеветником, лжесвидетелем, предателем» , а ранее «сливным бачком силовиков». Причем общий смысл, вытекающий из контекста из постов анонимных экспертов-комментаторов жестко модерируемого блога в Живом Журнале и на странице в Facebook, возводит Илью Яшина чуть ли не в соучастника убийства Немцова, помимо обвинений в провокационных действиях по заданию ФСБ, сексуальных связях с Борисом Немцовым и тому подобном. Если Илларионова не похитили и под пытками в подвалах Лубянки заставили делать то, чем он сейчас занимается, то это далеко за гранью моих представлений о допустимом в приличном обществе. Илларионов в вышеуказанном посте, обращаясь среди прочих ко мне, просит объяснить, почему мы защищаем «клеветника, лжесвидетеля и предателя», а не поддерживаем его неоспоримые выводы о причастности Яшина к участию в операции прикрытия. Сразу оговорюсь, что с Ильей Яшиным лично не знаком. Дело не в конкретном человеке, а в принципах. Поскольку Илларионов не пропускает мои посты у себя в ЖЖ, вынужден отвечать на других площадках.

 

«Разоблачение» базируется на выводе о том, что Яшин сознательно вводит всех в заблуждение: сначала сообщает журналистам, что услышал версию о  стрельбе из машины от Анны Дурицкой, а позже говорил, что воспроизвел слова оперативников; заявил, что появился на мосту до полуночи, а поскольку Ольга Шорина, сообщившая об убийстве, позвонила незадолго до полуночи, то не мог так быстро приехать. Илларионов даже провел «следственный эксперимент» и «установил», что проехать 3,8 км от кафе «Артефак» на Большой Дмитровке до Большого Москворецкого моста, минуя один светофор, по ночной Москве нельзя менее чем за 22 минуты.

 

Подобного рода аргументы и выводы, в принципе, не  заслуживают опровержения ввиду очевидной абсурдности. Любому, знакомому с  криминалистикой и уголовным процессом прекрасно известно, что путаница в мелких деталях вроде точного времени или обстоятельств от кого первым услышал то, что пересказал, в показаниях свидетелей – норма. У Яшина даже гипотетически никак не просматривается мотив сознательной лжи. Если заранее спланировал и  участвовал в операции прикрытия убийства, то настолько глупой и легко опровергаемой лжи как раз быть не должно. Когда свидетели по уголовному делу без сучка и задоринки в мельчайших деталях точно пересказывают одну версию, это как раз и может дать повод для подозрений. Дурицкая и Яшин ведут себя вполне естественно. Более того, Яшин там же на месте преступления в одном из  комментариев говорит: «Я не знаю деталей, то ли вышел человек, то ли из машины стреляли». Ссылку на интервью постили в ЖЖ Илларионова, но он ее игнорирует, как эти факты не  укладывающуюся в «разоблачение». Так называемый «следственный эксперимент», «доказывающий» невозможность проехать 3,8 км менее чем за 22 минуты – классический пример фальсификации. Опытный водитель, не встречая пробок, по ночной Москве спокойно проделает тот же путь за 8-10 минут даже с учетом вынужденной остановки на одном светофоре.

 

Последнее «доказательство» явного «предательства» Яшина по  версии Илларионова заключается в том, что, давая показания в Московском военном окружном суде, заявил: «Всерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова». Конспиролог-разоблачитель называет их «прямо направленными на защиту Путина», поскольку при жизни Немцов дважды говорил, что опасается Путина: «Если с одним из лидеров оппозиции что-то случится, то, значит, Путин это и организовал». При этом совершенно недобросовестно, вероятно с целью манипуляции игнорируются иные заявления Немцова, попавшие в паблик, где он как раз акцентировал внимание на опасности, исходящий от главы Чечни и  свидетельства близких Немцову людей, подтверждающих слова Яшина. Более того, Илларионову прекрасно известно, что процесс проходит с участием присяжных, которых конспирологией не проймешь.

 

Нашу публику при молчаливом бездействии Адвокатских палат успели приучить, что адвокат в политическом процессе – это шоумен, обязанный ее  развлекать и говорить, то что все желают услышать, занимаясь главным образом самопиаром. Но политическая шоу-адвокатура принципиально отличается от  адвокатуры профессиональной, задача которой – добиться в процессе максимально возможного результата с учетом всех обстоятельств результата.

 

Я тоже считаю, что без прямой санкции или косвенного, но  однозначно понятого, намека организатору со стороны первого в стране лица, никто бы не решился на подобное дерзкое преступление. Но единственная на  сегодня прямая ниточка из улик указывает в сторону главы Чечни. Ни Кадыров, ни  Путин не являются в этом процессе подсудимыми. От того, на кого укажет свидетель Яшин не будет зависеть упоминание в приговоре фамилии того или другого в качестве заказчиков, установление которых возможно только при смене режима и восстановления системы независимого правосудия. Крайне непрофессионально со стороны адвокатов семьи Немцова и свидетелей было бы  вместо версии, которую можно хоть как-то перед присяжными обосновать, настаивать в суде другой, основанной только на абстрактных конспирологических соображениях о том, что иначе не бывает. Присяжные этого не поймут, а развал дела, где на  скамью подсудимых хотя бы попали рядовые исполнители, точно не пойдет на  пользу. В случае оправдания их выпустят из под стражи, и можно с уверенностью полагать, что живыми их для нормального процесса получить больше никогда не  удастся. Тактика, выбранная адвокатами семьи Немцова, абсолютно верная и  профессиональная, и точно не Илларионову, не обладающему специальными познаниями, их в чем-то обвинять.

 

По итогам разбора данной ситуации напрашиваются определенные выводы. Но не о вине героя данной публикации в умышленном оговоре Яшина, фактической неправоты и необоснованности выдвинутых дилетантских конспирологических версий. Это, думаю, и так очевидно. Все описанное выше наводит на размышления о том, как такое вообще могло произойти с уважаемым очень многими, имеющим бесспорные заслуги перед обществом Андреем Илларионовым. Если и он скатился до подобного то, что же ждать от других. Корень проблемы мне видится в отсутствии в настоящее время запроса на этику и мораль, что не  позволяет сформироваться этическому стандарту для оппозиционной политической элиты, которая в настоящее время кооптируются главным образом по принципу медийности. Это дает преимущества всякого рода попсе с ее стремлением повысить уровень цитируемости и узнаваемости любым путем, включая участие в скандалах и  склоках. Когда-то попал в телевизор, далее пожизненно ты лидер общественного мнения по одну из сторон баррикад независимо от того, что делаешь и чего достиг. В здоровом обществе все должно быть иначе.

 

Один из отцов-основателей Китайской цивилизации мудрец Кун Фу-цзы в своем учении центральное место отвел описанию благородного мужа, который, независимо от своего происхождения, культивирует моральные ценности, знает свои обязанности и действует на благо общества, которому служит.

В частности, он говорил:

Благородный муж знает о своем превосходстве, но избегает соперничества. Он ладит со всеми, но ни с  кем не вступает в сговор. Изощренные слова губят добродетель. Несдержанность в  мелочах погубит великое дело.

В подражание великому мудрецу позволю записать несколько этических максим на туже тему: 

Благородный муж не занимается ловлей блох у других.

Благородный муж подтирает за собой результаты полемической неожиданности. Не окружает себя свалками нечистот в собственном доме или собственном блоге, не позволяя мусорить другим.

Благородный муж заботится о своем здоровье, включая психическое. Если оно пошатнулось, то не выходит из дома или стационара в люди, чтобы не распространять заразу.

 

В России наблюдается острый дефицит благородных мужей, а лидеров оппозиции, гигантов мысли и отцов русской демократии переизбыток. Одна из  дошедших до нас цитат учителя Кун дает основания предположить, что Великая Китайская цивилизация в момент своего формирования сталкивалась с аналогичной проблемой, и выход из тупика был ей найден:

Каждый может стать благородным мужем. Нужно только решиться им стать.

 

 

17 января 2017

Есть чем гордиться

Российские СМИ пафосно подают новость: советник Дональда Трампа по связям с бизнесом Энтони Скарамуччи заявил: «Я думаю, что русские готовы есть снег, чтобы выжить». Насчет снега не уверен, а вот то, что среднестатистический обыватель, сам того не ведая, потребляет вместе с подобной пропагандой еще примерно 8 кило пальмового масла на человека в год, включая грудных младенцев, в виде огнеопасного отечественного творога, импортозамещенных сыров и прочей молочки, примерно по 5 кило каррагинана, фосфатов и соевого изолята в виде «натуральных» российских колбас и мясопродуктов и большую кучу прочей условно съедобной дряни, это факт.

Ничто не помогает лучше усваивать за ужином в кругу семьи перед телевизором вторичный продукт как притупляющие чувство отвращения к нему патриотические чувства.

Общественность сложно удивить решениями российских судов, основанными не на праве, а на соображениях целесообразности. Да и сам термин «суд» в наших реалиях употреблять в изначальном смысле не верно. Российский суд – это как суверенная демократия. Прилагательное «российский» делает словосочетание антонимом суда в  его классическом понимании. Но все же два, опубликованных на этой неделе, судебных акта, заслуживают внимания как новый виток полета отечественной псевдоюридической мысли.

В  первом Дорогомиловский районный суд Москвы установил факт, имеющий юридической значение, государственного переворота на  Украине в феврале 2014 года, в результате которого была изменена Конституция Украины, незаконно отстранен от должности Президент Украины и прекращены полномочия Верховной Рады VII созыва, антиконституционным способом сформированы органы власти, которые в настоящее время являются нелегитимными. Во втором Ульяновский районный суд Ульяновской области признал запрещенной к  распространению на территории Российской Федерации информацию, содержащуюся на  испанском сайте «Хамон-шоп» http://www.jamonshop.es , продающим хамон, произведенный испанскими фермерами.

Стилистические обороты первого текста судебного акта наводят на мысль, что его автором, вероятно, была Джахан Поллыева под редакцией Владислава Суркова: «Многонациональный народ Российской Федерации, соединенный общей судьбой на своей земле, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и  справедливость, призван согласно преамбуле Конституции утверждать права и  свободы человека… В связи с этим жители полуострова Крым, обладавшего организационной автономией от Украины, ощущая свои духовные истоки, неразрывную взаимосвязь с Россией и отчужденность от Украины, провели на основе международных общедемократических принципов референдум от 16 марта 2014 года, на котором приняли решение об историческом воссоединении Крыма и Севастополя с  Россией». Как указано в Послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию (2014 год), «В Крыму живут наши люди ... именно  здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации…».

Многоликая, но монолитная русская нация с херсонесским духовным истоком была защищена решением Ульяновского районного суда Ульяновской области не от самой вражеской заразы – хамона и пармезана, от нее нас защитил пару лет назад нацлидер Путин В.В., запретив ввоз и распорядившись «в целях обеспечения продовольственной безопасности» жечь ее и давить бульдозерами, а уже от созерцания сего заморского непотребства на страницах испанского сайта «Хамон-шоп», заблокированного отечественными интернет-провайдерами. По авторитетному мнению прокуратуры Ульяновской области, которое разделил «суд», само наличие реализуемой неопределенному кругу потребителей испанской еды на испанском сайте образует состав административного правонарушения на территории РФ.

Желание российских судов дать политическую оценку и пропагандистский отпор возмутительным действиям народа соседней страны, от которого к нам сбежал «проффесор Янукович», или предпринимателям страны далекой, рассказывающих о  возможности купить у них нормальную еду, в свете текущего политического контекста объяснимо. Правда, это только врачи бывают без границ. Но когда Дорогомиловский районный суд Москвы, разбирая события на Майдане в Киеве, ссылается на российский Федеральный закон от 25.06.2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», а Ульяновский районный суд Ульяновской области постановляет, что запрет на реализацию хамона на территории РФ должен подразумевать ограничение на деятельность испанского магазина, продающего в Испании испанскую еду, это уже напоминает не банальное желание угодить агитпропу, а правовое безумие, перешедшие в хроническую стадию. 

Впрочем, данный феномен имеет объяснение. Представьте ситуацию – непосредственный начальник, от которого зависит ваша карьера и благополучие, тронулся умом. При этом продолжает ходить на работу, пытается руководить, но его приказы и  распоряжения все больше отдают неадекватностью. Что делать подчиненным в этом случае? Заявить прямо: «Михаил Иваныч, вам бы к доктору», нельзя. Обидится и  отомстит. Самые сообразительные винтики системы, наученные использовать любую ситуацию себе на пользу, безумие начальства рассматривают как шанс продвинуться по службе. Надо лишь принять новую стратегию поведения. Если у  начальника случилось очередное обострение, сопровождающееся параноидальным бредом, подчиненные, желающие сделать карьеру, вынуждены, оставаясь в здравом уме, имитировать у себя аналогичные симптомы. И чем заметнее, тем лучше. Как это выглядит со стороны не важно. Главное, чтобы условный Михаил Иваныч не заметил фальши и чувствовал себя комфортно среди таких же как он  «единомышленников», соревнующихся в давке бульдозерами гусей, обличении загнивающего Запада или Киевской нелегитимной хунты, напавшей на свой Донбасс. 

Общественность живо обсуждает обнаружение в квартире полковника ГУЭБиПК (бывший ОБЭП) восьми миллиардов. В основном натужено возмущается, пытаясь скрыть зависть. Занятно, что на этом фоне остаются незамеченными куда более интересные подробности нашей действительности. Вот, например, что пишут официальные источники: «Министерство образования и науки России подготовило топ-10 самых востребованных направлений подготовки и специальностей в вузах страны в 2013 году. Как сообщает официальный сайт, самый большой конкурс на бюджетные места были на специальность «экономическая безопасность»: всего в вузах их было 255, конкурс составил 41,2 человека на место, средний балл ЕГЭ – 78,4 балла». 
Не космонавт или летчик, не нефтяник, не бизнесмен, не актер или режиссер. У российских детей, родителей, бабушек и дедушек иные грезы.
Профессия экономическая безопасность — ныне заветная мечта отечественных абитуриентов, пик чаяний их предков, сулящая правильно пристроенному чаду наилучшее будущее из возможных в России, допуск в самые сливки общества, в элиту. Каста новых аристократов — решал-безопасников не только получила реальную власть в стране, но и совершила переворот в массовом сознании, утвердив в нем собственные стереотипы представлений о добре и зле, престижности, долге, пути к успеху и процветанию.
Про кремлевскую шпану часто говорят, что она не способна дать новую идеологию, тупо паразитируя на советском наследии. Но действительность опровергает этот тезис. Народ проникся навязанной идеей всеобщего охранительно-воровского блага и готов на все, чтобы пристроить отпрысков в решалы. Причем, показанный сюжет про 8 миллиардов способен вознести конкурс на данную специальность вообще до небес.

Со вчерашнего дня лента Фейсбук заполнена жалобными всхипываниями френдов по поводу очередного преступления кровавого режима, сатрапы которого прикрываясь законом «О воинской обязанности и военной службе» коварно забрили лидера молодежного крыла «Парнас» Михаила Конева в армию, от которой он то ли косил, то ли бегал. Дело обычно но подробностей пока нет. Волосы на голове дыбом. Жуть. Пришлось поинтересоваться, кто такой Михаил Конев. Оказалось, что «молодой перспективный политик», предводитель системно-либерального комсомола партии «Парнас», которую политкукушата Михаил Касьянов и Борис Немцов несколько лет назад отжали у Владимира Рыжкова. По закону бутерброда, отжатое считается честно нажитым активом, который должен приносить политдивиденты новым владельцам. И, согласовав с Кремлем условия договорного матча, команда Михаила Касьянова сейчас занимается тем же, что и вся остальная оппа-оппа-зиция — изображает жертву, старается вызвать к себе жалость и сочувствие в качестве дежурных мальчиков для битья. Сюжетный поворот со злодейским похищением сотрудниками военкомата оппозиционного молодежного лидера прекрасно вписывается в эту повестку дня и общий сценарий.
Михаил Конев, мягко говоря, не обладает брутальной внешностью и богатырским телосложением. Любой, прочитавший новость, непроизвольно проронит слезу, представив, что юноше в армии придется непросто. Отсюда рефлекторное желание мальчика срочно спасти и всеми силами вырвать из рук военкомов. Уже появляются сообщения, что сочувствующие выходят на пикеты, собирают подписи. Я бы тоже присоединился, так как имею представление о нашей призывной армии, дедовщине и прочих прелестях. Мне тоже искренне жаль парня.

Но есть одно но. На сцене сразу появились официальные лица партии с заявлениями, что Миша Конев — похищен за то, что участвует в оппозиционной деятельности под руководством старших товарищей, в том числе видного борца с кровавым режимом Михал Михалыча Касьянова, а целью похитителей является ослабление набирающего мощь оппозиционного движения, который возглавляет бывший премьер правительства. Вроде как и не уклонист, а действительно лидер оппозиции и политзаключенный получается. А это в корне меняет дело.

Лидера оппозиции мне не жалко. Более того, я категорически настаиваю, что лидеров оппозиции противопоказано жалеть, а им самим вызывать к себе жалость, изображая жертву. Миссия лидера оппозиции — сражаться. И не важно, что врагов много и они сильнее. Не важно кто победит. В любом случае он не должен бежать с поля боя или молить о пощаде, еще не сразившись, если дело правое, если он лидер, а не нанятый загримированный актер. Самурай отличается от простолюдина не катаной на поясе, а этикой.

Причем не стоит путать уклонение от поединка, когда тебе бросают вызов, с идей непротивления злу насилием. Последователи Махатмы Ганди принадлежали как раз к высшим кастам, если не по происхождению, то по присущей этике. Они не уклонялись, когда английские солдаты били их по голове дубинками. Падали, теряли сознание, но не уклонялись. Этим вызвали в индийском обществе прежде всего уважение, этим подтверждали свое право на власть, право лидера. Если бы уклонялись, если бы старались вызвать сочувствие и жалость, не победили бы никогда.

Наша политпопса — нынешняя медийная гламурная оппа-тусовка жалкая сама по себе, а когда еще и мы начинаем ее жалеть, то теряем последний шанс привлечь народ или хотя бы значительную часть общества на свою сторону.

Хотя сама по себе этика сложная для понимания дисциплина, в России никогда не была популярна и никогда глубоко не изучалась, но даже при отсутствии понимания, народ на уровне интуиции чувствует кастовую принадлежность претендующих на власть и сопутствующее этому право быть или не быть лидером. Шудрам народ не готов добровольно подчиняться. Только по принуждению и пока нет альтернативы как сейчас.

Получил сегодня в прокуратуре презабавный документ: «Обвинительный акт по обвинению Аншакова М.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ – сокрытие имущества, подвергнутого описи и аресту» (далее по тексту – Сборник анекдотов), доставивший массу удовольствия от прочтения. Настроение резко улучшилось.

Выходные данные Сборника: Издательство — Хамовническая межрайонная прокуратура, 2015 год, тираж 2 экземпляра, 335 листов. Составители: коллектив безымянных авторов под руководством заместителя Хамовнического межрайонного прокурора г. Москвы юриста 1 класса Ткачева Д.И.

Аннотация: Содержит забавные юморески, зажигательные анекдоты, комедийные бессмыслицы и прочую галиматью в исполнении хамовнических межрайонных прокуроров. Издан в жанре пародии на российское право.

Теперь разберем самую суть и самую жесть.

Анекдот 1. Демонстративное сокрытие.

Формула обвинения звучит так: «Аншаков М.Г. обвиняется в сокрытии имущества, подвергнутого описи и аресту, совершенного лицом, которому это имущество вверено». Речь идет об описанных в мае 2012 года в одном из наших офисов компьютерного блока питания 1999 года выпуска, монитора 2001 года выпуска и металлического ящика для хранения бумаг, оцененных всего на сумму — 1200 рублей, которые мне были переданы на ответственное хранение. Судебные приставы-исполнители, совершив опись данных сокровищ, с чувством выполненного долга убыли восвояси. Вспомнили о числящихся в качестве хранимых предметах через три года, удостоив офис нежданным личным визитом. Им сообщили, что в связи с расторжением договора аренды и переезда организации, имущество перевезено в другой офис по соседству и обещали все в лучшем виде представить. Однако, слуги закона решили не утруждать себя бессмысленными телодвижениями. Ограничились составлением акта осмотра на месте, где удостоверили факт фактического переезда и указали новый адрес хранимого имущества уже с моих слов. И опять пропали на полгода. В начале октября узнаю, что нахожусь в федеральном розыске в связи с сокрытием (?) описанного имущества, когда был снят с поезда и в наручниках доставлен в ОВД. Сразу после этого пытаюсь указать дознавателю, который ведет дело, на наличие записи в акте осмотра, где черным по белому указан новый адрес хранения. Это не производит никакого впечатления. Тогда заявляю письменное ходатайство о проведении осмотра тех самых предметов. Опять ноль реакции. И лишь после нескольких жалоб приезжает судебный пристав исполнитель в виде юной девицы, которая тем не менее «сокрытое» имущество обнаруживает. Хотя, вероятно, желая не прослыть полной дурой, в акте осмотра делает игривую пометку о том, что ей не совсем нравится лакокрасочное покрытие металлического ящика для хранения бумаг, называя его «небрежным». Вроде все на месте, по отличительным признакам все соответствует, но вот покрашен как-то «небрежно». Разумеется, в акте описи от 2012 года ничего про качество – брежность или небрежность покраски, не говорится, так как его составлял пристав противоположного пола, вроде как мужчина, который в отличие от юной прелестницы не старался казаться сильно умным. После чего мы с адвокатом просим дознание уголовное дело прекратить, чтобы правоохранители далее не позорились. Отказывают. Итог: имущество в целости и сохранности, не закопано под покровом ночи в подмосковном лесу, его место нахождения прекрасно известно приставам, о перевозке в другой офис в связи с переездом организации, где оно вполне себе открыто хранится, письменно сообщено. Но сторона обвинения усматривает здесь сокрытие.

Анекдот 2. Распоряжение в форме перевозки.

При составлении акта описи имущества в мае 2012 года, был выбран стандартный для таких ситуаций режим хранения в виде запрета распоряжения без запрета права пользования. Дознание, а потом и прокуратура утверждают, что перевозка имущества без осуществления других юридически значимых действий с ним является нарушением данного запрета. Подобная трактовка термина совершенно не соответствует его значению, закрепленному в правовой доктрине. В частности, «Большой юридический словарь» (Под ред. А. Я. Сухарева. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М, 2007) определяет: «распоряжение — одно из правомочий собственника вещи, позволяющее ему совершать такие сделки, как купля-продажа, поставка, дарение, аренда и др. В результате актов распоряжения имуществом осуществляется его отчуждение, а также передача во временное владение и пользование другому лицу, в залог, сдача на хранение и др. Распоряжением определяется юридическая судьба вещи, т.е. либо прекращается, либо приостанавливается право собственности на нее». Таким образом никакого распоряжения имуществом при его смене хранителем места хранения не происходит, что должно быть понятно любому лицу с юридическим образованием, даже если оное наряжено в прокурорский китель.

Анекдот 3. Описали, арестовали, определили хранителя, забыв ему передать на хранение.

При осуществлении описи и ареста имущества в мае 2012 года судебный пристав-исполнитель по малопонятной причине использовал форму акта, которая не соответствует Приложению № 19 к Приказу ФССП России от 31.01.2011 № 28, вводящему формы процессуальных документов для исполнительного производства. В нем отсутствует графа, куда вносятся сведения: Ф.И.О., должностное положение, адрес лица, которому передается арестованное имущество. Более того, вместо составления приложения к акту (требование вышеупомянутого приказа), где необходимо в соответствии с требованием закона под роспись передать хранителю, то есть мне, имущество, либо составить отдельный акт передачи на ответственное хранение, судебный пристав-исполнитель добавляет в акт три страницы с одинаковым номером «2». На них перечисляет все им описанное. Причем на этих страницах нет ни подписи составителя акта, ни моей. Юридическая сила подобного документа без подписей ничтожна. Фактически имущество описали, арестовали, определили ответственного хранителя — меня, но забыли мне же передать описанное на ответственное хранение под роспись как требует ч. 2 ст. 86 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Однако, прокуратура все равно считает, что даже не получив под роспись описанное имущество, я несу ответственность за его сохранность.

Анекдот 4. Сразу два разных постановления о возбуждении одного уголовного дела.

Еще один казус из серии «что они там курят». У всех нормальных преступников бывает по одному постановлению о возбуждении уголовного дела на одну злодейскую душу или группу. Мне же, не знаю из уважения или за особые заслуги, вручили целых два. Одно прислали по почте, другое передали при явке на допрос. Текст отличается, хотя и не сильно. Но самое интересное, что отличаются номера дела. В одном случае это № 224254 в другом № 225180. Без всякого сомнения, данный фокус может быть украшением любого шапито.

Анекдот 5. Долго и упорно скрывался, не меняя места жительства и работы.

Как уже писал выше, 1 октября сего года решил съездить по делам в город Самара. Купил билет на фирменный поезд, подошел к подножке вагона, и тут нарисовались три оперативника из Хамовнического РОВД. Надевают наручники, везут в отдел. Там узнаю, что уже полтора месяца нахожусь в федеральном розыске. Позже из материалов уголовного дела узнаю, что меня еще пару месяцев разыскивали до того. Причем отсутствуют рапорта, телефонограммы, объяснительные, протоколы опроса свидетелей, вообще какие-либо документы, которые могли быть основанием для объявления в федеральный розыск. Вообще ничего нет. За все последнее время я не менял ни места жительства, которое совпадает с местом постоянной регистрации, ни места работы. По роду деятельности принимал участие в массе публичных мероприятий, включая судебные процессы по некоторым делам, широко освещавшимся в СМИ. Парик не покупал, усы, бороду не отращивал, в женское платье, чтобы тайком пробраться домой или на работу, не переодевался. Кроме того, закон вообще не позволяет объявить человека сразу в федеральный розыск, минуя местный, когда он подозревается в совершении преступления, относящегося к категории менее тяжких. Обязательный порядок – сначала местный розыск. Если скрывается, только потом при отсутствии результатов оперативно-розыскных мероприятий, объявляется федеральный. Но и это еще не все. Сразу после того как меня «нашли», задержав на вокзале, еще до появления на первом допросе была в срочном порядке сформирована группа дознавателей из трех человек. В постановлении о создании группы сказано: «исходя из сложности расследуемого уголовного дела и его большого объема поручить производство дознания группе дознавателей из трех человек». Так прямо и написано: «сложности» и «большого объема». Фактически был мобилизован целый отдел дознания заниматься раскрытием данного «преступления века» с одним единственным эпизодом, где вообще делать практически ничего не надо, а требуется только дать правильную квалификацию действиям по имеющимся документам.

Я повторно прошу всех не описывать предстоящий процесс как «репрессии кровавого режима» в отношении политических оппонентов, потому что он скорее напоминает по уровню подготовки и жанру комедию, а не драму. Если меня таким образом хотят наказать, то это просчет. Вместо этого они со мной еще намучаются, а наказаны будут сами публичной демонстрацией собственной некомпетентности, никчемности и беспомощности.


Инцидент с СУ-24 в свете международного и российского воздушного права выглядит следующим образом: военный самолет, не имеющий опознавательных знаков ВВС, ввиду чего принадлежность его невозможно определить, не реагируя на  запросы по радио и не используя специальный для военной авиации отличительный позывной в радиопереговорах, вторгся в воздушное пространство Турции, которая реализуя право на самооборону его сбила. При этом турецкие власти руководствовались ст. 51 Устава ООН, которая содержит следующую норму: «В случаях вооруженного нападения на члена Организации Объединенных Наций допускается осуществление права на индивидуальную или коллективную самооборону».

Вторжением военного самолета в воздушное пространство Турции были нарушены положения ратифицированной Россией Чикагской конвенции 1944 года, ст. 3 которой гласит: «никакое государственное воздушное судно Договаривающегося государства не производит полета над территорией другого государства и не совершает на ней посадки, кроме как с разрешения, предоставляемого специальным соглашением или иным образом, и в соответствии с  его условиям». Одновременно были нарушены положения  Воздушного кодекса РФ статьи 33 (Государственная регистрация и государственный учет воздушных судов), где содержится норма, предписывающая обязательный порядок регистрации всех государственных (военных) воздушных судов. Причем ст. 34 Воздушного кодекса РФ  (Обозначения наносимые на воздушные суда) прямо предписывает иметь соответствующую маркировку: «На государственные воздушные суда наносятся знаки государственной принадлежности и учетные опознавательные знаки. 2) на воздушные суда государственной авиации, используемые для осуществления военной, пограничной, милицейской, таможенной служб, а также для выполнения мобилизационно-оборонных задач, — знаки государственной принадлежности, установленные Правительством Российской Федерации». Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 марта 2010 г. № 127 «О знаках государственной принадлежности на воздушных судах государственной авиации» в  качестве обязательной маркировки государственных (военных) воздушных судов утверждены: «изображение пятилучевой звезды».

Тяжкие последствия данного инцидента являются следствием преступных приказов ответственными должностными лицами министерства обороны РФ, осуществляющими руководство группировкой российский войск в Сирии. Налицо все признаки преступления, предусмотренные статьей 293 УК РФ (Халатность), то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, и статьей 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), то  есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, выразившиеся в отдании приказа о снятии с военных воздушных судов, используемых в операции в Сирии, обязательных опознавательных знаков, запрета на использование позывных, принятых в российской военной авиации, ответов на запросы и предупреждения представителей турецких ВВС, что привело к  невозможности идентификации СУ-24 как российского и принятия решения об  уничтожении самолета.

Виновные в отдании преступного приказа должны понести ответственность. Для чего будем обращаться в Главную военную прокуратуру.

Со времен древнего Рима, где зародилось право в его современном понимании, известна максима «Fiat iustitia, et pereat mundus», что в переводе означает «Да свершится правосудие, хоть мир погибнет». Разумеется, древние римляне не призывали буквально разрушить мир, если это потребуется для осуществления правосудия. Данное выражение скорее следует считать метафорой, отражающей представления о необходимости торжества примата законности над целесообразностью. Причем при отходе от данного принципа неизбежна деградация не только самой правовой, но и политической системы, а также морали и нравственности, ввиду жесткой взаимосвязи данных регуляторов поведения людей в социуме. Именно свидетелями этого процесса, который привел к краху уже многих империй, включая несколько рейхов, мы в настоящее время являемся. Его особенностью, которая, вероятно, будет отдельно отмечена историками будущего, изучающими развалины несостоявшейся империи «Русского мира» во главе с несостоявшимся императором Владом Таврическим или Владом Лукавым, кому как больше нравится, является только скорость деградации. Когда другие государства тратили на аналогичный процесс саморазрушения века или по крайней мере десятилетия, мы делаем то же самое ударными темпами, стремясь выполнить планы пятилетки за три дня.

Российскому обществу, включая большинство представителей юридического цеха, не только не свойственен правовой идеализм, заразивший в свое время древних римлян, напротив, господствующим представлением о праве и справедливости в России является правовой нигилизм с его основным принципом — «цель оправдывает средства». И тут важно понимать то, что приятным следствием и бесплатным приложением не всегда на первый взгляд практичного правового идеализма являлась как раз та самая империя, о которой грезит российский обыватель-телезритель. Римляне ее получили не столько в силу мощи имперского оружия, что было следствием стабильного государства, а ввиду привлекательности для других народов своих новаций и достижений в сфере правовой культуры. Построение империи — это процесс созидания. Тогда как насаждение принципа правового нигилизма — это процесс разрушения правовой культуры, а мнимая сила не является адекватной заменой праву. Из всего сказанного следует один вывод — империя нам не грозит, так как российское общество сейчас не способно ни к каким культурным новациям или элементарной адаптации своего государственного устройства под современный уровень общественных запросов. Деградацию же описывать неинтересно, в том числе по причине непредсказуемости ее хода и результатов. Фактически возможно все — от катастрофических и апокалиптических сценариев до постепенного угасания и распада.

Читатель вряд ли нуждается в примерах, доказывающих приведенный тут тезис об отсутствии у нас правосудия. Живя в России, практически каждый сколько-нибудь социально активный гражданин может привести их немало из своего личного опыта, не говоря уже про то, о чем мы узнаем из медиа. Но, думаю, будет не лишним для наглядности здесь указать один, очень характерный по своей сути. Полтора года назад ряженное в форму казаков и патриотов быдло устроило показательный погром в офисе Общества защиты прав потребителей. Демонстративно оскорбляя сотрудников, пытались надевать им на голову полиэтиленовые пакеты, высказывать угрозы физической расправы, громить мебель. Руководили хулиганскими действиями журналисты телеканала НТВ, отдававшие указания в какой кабинет заходить, как встать перед камерой, когда начать и когда прекратить. Сюжет, снятый во время погрома, был показан в прайм-тайм в эфире НТВ в программе «ЧП» под заголовком «Казаки приструнили правозащитников».

В тот же день было подано заявление в районный отдел полиции. Выезжала группа оперативников и криминалистов, был составлен протокол осмотра места происшествия. Но этим и ограничились. Никаких мер к задержанию погромщиков сотрудники полиции не предприняли, хотя данные организаторов преступления и его непосредственных участников известны. Организатором погрома оказался помощник депутата Государственной Думы от фракции «Единая Россия» Водолацкого В.П. некий Николай Дьяконов. Ранее этот субъект отличился в погроме художественной выставки «Духовная брань», организованной Маратом Гельманом на Винзаводе. В мае 2012 года он был награжден именной шашкой от Президента России с надписью «За верность и усердие». Таким образом Владимир Путин «отблагодарил казаков за верную службу, активную гражданскую позицию и участие в общественной жизни страны». Добиться от полиции возбуждения уголовного дела по факту хулиганских действий в офисе ОЗПП на протяжении полутора лет так и не удалось. Полиция и прокуратура на все обращения и жалобы отвечали формальными отписками, в которых значилось, что правоохранительные органы считают, что погром проходил в рамках закона.

И здесь нет ничего на первый взгляд необычного ни в действиях самих погромщиков, уверенных в своей полной безнаказанности, ни в участии телеканала НТВ в организации спецмероприятия, единственной целью которого был выпуск заранее поставленного в медиа-план сюжета. Также отказ полиции при молчаливом одобрении прокуратуры возбуждать уголовное дело при наличии всех очевидных признаков хулиганства по мотивам политической, идеологической ненависти или вражды (ч. 2 ст. 213 УК РФ) и известности фигурантов погрома, не может считаться ошибкой. Это, как и многие другие аналогичные примеры, конечно, не формальная ошибка, а показательное торжество принципа «цель оправдывает средства», ставшего основополагающим и руководящим для правоприменителей. Это то, что обществу оставили от права, после многочисленных примеров надругательства над ним при молчаливом согласии большинства, и то, что станет причиной еще одного краха, еще одной недоимперии.

Сегодня получил постановление о возбуждении уголовного дела по «преступления века» — незаконным действиям в отношении имущества, подвергнутого описи и аресту (ч. 1 ст. 312 УК РФ). Речь идет про компьютерный блок питания 1999 года выпуска, монитор 2001 года выпуска и металлический шкаф для хранения бумаг. Сумма «ущерба» 1500 рублей. Получил также постановление о производстве дознания группой дознавателей с формулировкой: «исходя из сложности расследуемого уголовного дела и его большого объема поручить производство дознания группе дознавателей из трех человек». Так прямо и написано: «сложности» и «большого объема». Настолько сложного, что для изобличения преступника нужна группа из лучших и проверенных сотрудников. Само уголовное дело строится на данных акта описи и ареста имущества от 16 мая 2012 года, в котором сегодня к моему некоторому изумлению обнаружилось 5 листов, вместо трех изначальных, с перечислением предметов описи. Причем на этих 2-х дополнительных листах нет моей подписи, а три листа имеют одинаковый порядковый номер — №2. Добавив в акт два лишних листа эта группа дознавателей привнесла в дело объем и даже сделала его сложным. Но не в смысле проведения дознаниям, так как с ним по сути все ясно – есть факт топорной фальсификации и отсюда можно притянуть состав преступления, а в смысле сложно понимаемой формулы возможного обвинения, по которому я, вероятно, буду проходить как совершивший сокрытие имущества на сумму 1500 рублей без видимого мотива, так как оно было сокрыто только по документам дознания, а в реальности продолжает существовать в неизменном виде, находясь по прежнему у меня на ответственном хранении.

Технические уголовные дела

По этому делу меня задерживали на прошлой неделе, сняв с поезда «Москва-Самара» и доставив в наручниках в ОВД «Хамовники».
Сразу после задержания я был в некотором недоумении. Гадал, чтобы это значило. Оказалось, банальный сбой в матрице, который вскрыл новую схему, взятую на вооружение компетентными органами, присматривающими за неблагонадежными гражданами. Для реализации вполне понятного желания включить прослушку, наружку, перлюстрацию корреспонденции требуются формальные основания. Наши компетентные органы, конечно, имеют возможность осуществлять слежку вообще за кем вздумается, не утруждая себя согласованиями с прокуратурой и судом. Но тогда могут возникнуть проблемы с процессуальным закреплением собранной информации. На практике вызывающего подозрения в своей благонадежности гражданина прикрепляют к какому-нибудь уголовному делу, делая заочно его фигурантом. В рамках этой схемы получают все необходимые санкции и согласования на проведение оперативно-розыскных мероприятий, накапливая интересующую информацию о субъекте, которого объявляют в розыск. Сам он, конечно, ни сном, ни духом. Расследование на время розыска приостанавливается на неопределенный срок. Дело, как правило, банальная уголовка к политике отношения не имеющая. Оно должно соответствовать двум критериям. Во-первых, его можно легко завести, скажем по заявлению подставного потерпевшего, например, в связи с угрозами или шантажом по телефону или электронной почте, якобы, от лица, похожего на того, кто интересует наши службы политического сыска. И также легко можно закрыть потом, когда отпадет необходимость, по просьбе самого «потерпевшего». Во-вторых, в материалы дела никто посторонний не должен соваться. В нем среди фигурантов, кроме подставного потерпевшего, никого не должно быть. По этой причине не подходят политические дела, к которым приковано общественное внимание и к материалам которых могут получить доступ другие подозреваемые, обвиняемые и их адвокаты. Далее, накопив нужную информацию, фигуранта из дела выводят, а его само закрывают. Информацию используют в другом процессе, если считают это необходимым.

Сбой в матрице

Вот так было и с данным техническим уголовным делом, которое, конечно, не планировалось передавать в суд и, тем более не планировалось изначально привлекать меня к уголовной ответственности. Просто, когда необходимость в слежке бы отпала, его бы закрыли в связи с истечением срока давности, который, кстати, истек еще полтора года назад. И я никогда бы не узнал о его существовании, если бы в матрице не произошёл сбой.

1 октября я прибрел билеты на фирменный поезд «Москва-Самара» за пару часов до его отхода. В описанной схеме главное – нечаянно не найти разыскиваемого. На этот случай, вероятно, существует номер телефона ответственного товарища, которому должны доложить об обнаружение «опасного преступника», а он дать команду «не задерживать, продолжить наблюдение за объектом и сбор сведений». 1 октября ответственного товарища, судя по всему, на месте не оказалось. Оперативники, которым за пару часов до отбытия поезда поступило сообщение, что находившейся в федеральном розыске государственный преступник пытается сбежать из Москвы в сторону китайской границы, решили на свой страх и риск брать. И, сами того не подозревая, сорвали всю спецоперацию, раскрыв наличие технического уголовного дела.

Теперь непонятно, что они будут с ним делать. Закрывать, это означает не только имидживые потери для правоохранительной системы, которая потерпит в глазах общественности публичное поражение, что подорвет миф о ее всесильности и принципиальной невозможности с ней бороться, но еще и чревато необходимостью признания за мной права на реабилитацию, что уж совсем ни в какие ворота. Так что тут система должна будет мобилизоваться, упереться и довести дело о преступлении века до суда. Именно поэтому создана целая группа дознавателей. В свою очередь суд должен тогда вынести самый «справедливый и гуманный приговор», обвинительный, разумеется. Как они это с учетом всех обстоятельств собираются делать, пока не понятно. Так что продолжение у истории обязательно будет.

Не стоит изображать жертву

А пока я бы хотел заострить внимание на одном важном аспекте такого рода процессов. Я не собираюсь изображать жертву, и прошу не писать о всем происходящим как о «факте репрессий кровавого режима в отношении политических оппонентов». Вообще считаю ущербной стратегией, когда представители оппозиции любят кричать на каждом углу о действительных или мнимых преследованиях со стороны власти, часто сильно преувеличивая масштаб. Общество должно видеть в представителях оппозиции не тех, кого вечно бьет власть, а тех, кто может давать сдачи. Оппозиция не должна просить защиты у общества, апеллируя к жалости. Продуктивнее как раз показывать беспомощность, никчёмность и непрофессионализм представителей системы, пытающихся организовать преследования. Именно это и будет нашей целью в предстоящем процессе.

Режим вороватой шпаны с мировоззрением и кругозором мелких уголовников не может преобразоваться в «кровавую хунту», так как в этом формате они будут вынуждены сначала для проведения новой политики привлечь на свою сторону и поделиться властью с лугандоским активом и другими истинными «патриотами», а потом уступить им место. И тогда какой-нибудь популярный народный «герой» вроде Гиркина, постепенно расчищая себе путь наверх, рано или поздно доберётся до трона, а его обитателей вместе со всей придворной челядью без всякого сожаления отправят в подвал фотографироваться. Нынешний режим прекрасно осознает данную перспективу. Кровавая хунта нам не грозит.
Основной механизм самосохранения системы блеф и запугивание. Их цель – заставить всех бояться при том, что реальной возможности провести массовые репрессии у них нет. Россия – это концлагерь, где зеков держит в повиновении малочисленная команда охранников-инвалидов, списанных с фронта, которым выдали в 10 раз меньше патронов, чем количество заключенных. И они контролируют ситуацию не оружием, а страхом. Их надо перестать бояться. И когда охрана это почувствует, она разбежится сама.
В связи с чередой громких политических судебных процессов, которых, очевидно, еще будет немало, считаю уместным поделиться своими соображениями про так называемую политическую адвокатуру, шансы на выигрыш подобных дел, оценку их обществом. Кстати, сам термин «политическая адвокатура» не известен ни в одной стране мира, кроме России. Везде, независимо от особенностей политического режима, функционирует только одна адвокатура – профессиональная. 
Политические дела в России выиграть нельзя. «А что можно?», — спросите вы. На самом деле довольно много, если подходить к ведению дел со стороны защиты профессионально. Можно вытащить из дела фактуру и, сопоставив ее с формулой обвинения, наглядно и доказательно объяснить, почему подсудимый не виноват. Именно – «не виноват», а не «заслуживает снисхождения». Что он преследуется за деяние, которое не совершал или которое не представляет никакой общественной опасности. Здесь основная задача – убедить публику, что политзаключенные для рядового гражданина опасности не представляют, не покушаются на его права и интересы, не наносят вреда ничем. Покушаются они только на интересы действующей власти, которые не совпадают с интересами общества. Что их поступки не продиктованы аморальностью или безнравственностью. При формировании общественного мнения именно к морали и нравственности эффективнее апеллировать, которые понятны и более строго определены, чем закон, который трактуем стороной защиты и обвинения по-своему. 

На практике сейчас сформировалось два подхода к ведению политических дел: классический, представленный профессиональной адвокатурой (пример – дело «Юкоса») и так называемая «политическая адвокатура» (пример – дело Pussy Riot). Если к первой у меня только одна претензия – это трансляция для публики преимущественно формально-юридических оснований, на которых строится позиция защиты. Тогда как действеннее уделить больше внимания аспектам несправедливости и негуманности закона, который может применяться так, что успешная компания «Юкос» фактически разоряется, отчего и бюджету, и ее рядовым работникам наносится ущерб. То есть настаивать, что при несправедливости и негуманности закона его нельзя применять исходя из теории права. Обществу будет понятнее формула Jus est ars boni et aequi (право есть искусство добра и справедливости), чем «обвинение неверно трактует ст. … УК РФ». В остальном профессиональная адвокатура, ведущая некоторые политические дела, выглядит вполне достойно и демонстрирует в целом профессиональный подход.

Чего нельзя сказать о политической адвокатуре, которая в настоящее время окончательно оформилась по разряду — разновидность шоу-бизнеса. Сам термин уже давно воспринимается в профессиональной среде как пошлое ругательство. Поп-звезды политической адвокатуры еще ни в одном процессе не продемонстрировали мастерство владения высокой юридической техникой. Работа с общественным мнением сводится к самопиару, а новости с их участием появляются обычно в рубрике «скандалы». При этом нарушаются все писанные и неписанные нормы морали и адвокатской этики. Чего только стоит череда возмутительных эпизодов с участием представителей политической адвокатуры во время процесса Pussy Riot: попытка регистрации товарного знака Pussy Riot, пока подсудимые находятся под стражей; сначала заявляют: «неизвестно кто подавал заявку на бренд», потом всплывает, что «неизвестно кто» – это жена Фейгина; заключение контракта на съемки фильма опять же в обход участниц группы; проведение пресс-конференции, где уже адвокаты выдвигают обвинения против своих подзащитных в дискредитации и оговоре после истории с «потерянными» ключами и паспортом; многочисленные публичные заявления, что Кремль коварно затеял процесс и использует в данном деле подсудимых с целью навредить их всемирно известным адвокатам. Сначала говорят всем: «мы за посадку денег не берем, работаем бесплатно» и пиарятся на этом заявлении, потом выясняются, что на самом деле очень даже берут, хотя сами не афишируют этот нюанс. Все это является настолько откровенным и серьезным снижением профессиональных стандартов, что позиция Адвокатской палаты Москвы, которая в свое время не нашла оснований для лишения статуса адвокатов, в этом случае вызывает недоумение.
Сейчас модно рассуждать о достижении дна по разным поводам. Считать, что поп-группа адвокатов Pussy Riot – это дно адвокатуры неверно, так как подобная оценка относительна и быстро устаревает. Например, в другой публичной профессии – в журналистике еще совсем недавно считалось, что дно – это Караулов и Доренко. Теперь те времена воспринимаются с ностальгией по еще относительно приличным профстандартам.

Несколько дней назад звезда процесса Pussy Riot Марк Фейгин постарался обратить на себя внимание, что ему удалось. Поскольку пример наиболее наглядно демонстрирует сделанные в статье выводы, приведу для иллюстрации запись из Twitter, перепощенную его коллегами.

https://twitter.com/mark_feygin/status/636870133764464641



https://twitter.com/mark_feygin/statuses/636994323997949953



Тут требуется кое-что пояснить. Когда адвокат Фейгин изрекает: «заднеприводное животное» и «не ровня ему», это в его системе координат вовсе не оскорбления, как может показаться нормальным людям. Здесь надо понимать, что политическая адвокатура, как разновидность оппозиционного шоу-бизнеса, вместе с нашей политпопсой, живет в ином измерении с иными представлениями о социальных взаимосвязях, со своими жесткими иерархическими законами. Статус любого представителя данного круга определяется исключительно только уровнем известности, наиболее точным показателем которой является количество читателей в Twitter. Ничто другое, включая институт репутации, таланты, профессионализм, компетентность, значения не имеет. И тут по законам шоу-бизнеса любой скандал с участием оппозиционных звезд идет им только на пользу. Больше скандалов и грязных историй, значит больше тех, кто за ними следит и подписывается на обновления. Отсюда выше иерархический статус и уважение внутри звездной оппозиционной тусовки. Фейгин, исходя из этого, точно определил мое место в этой системе (примерно в 20 раз меньше подписчиков, чем у него), а значит имеет право называть так. Причем, он одновременно вынужден подчиняться тем же строгим правилам политпопсовой иерархии и признавать, что, например, по сравнению с @xenia_sobchak «не ровней» и животным с упоминаемым выше приводом будет уже сам @mark_feygin Кем считают, дорогой читатель, представители этой тусовки тебя, лучше вообще не знать. 

Разумеется, слетевшая в очередной раз с катушек звезда будет привлечена к ответственности, и получит еще один желаемый повод для самопиара на фоне заявлений о преследованиях ее кровавым режимом. Но не в этом суть. А в том, что пора признать, что у нас теперь фактически функционируют две адвокатуры с двумя различными стандартами адвокатской этики — профессиональная адвокатура и политическая адвокатура. Причем последняя в статусе неприкасаемой, так как «нельзя критиковать оппозицию» и «своих не сдаем». Но два профессиональных стандарта в одном сообществе уживаться долго не смогут. При его бездействии, как было с покойной российской журналистикой, неизбежно победит самый низкий и необременительный стандарт.

И никому не советую упрекать господ Фейгина и Полозова или других политических поп-адвокатов в чем либо. Ответом на это со стопроцентной уверенностью будет очередная пресс-конференция с примерным анонсом: «Знаменитые российские адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов готовят очередное сенсационное заявление для мировых СМИ о том, что против них организована информационная кампания с целью дискредитации, в связи с участием в деле одной украинской летчицы». Кстати, кто-то еще помнит, как там ее фамилия? Это я к тому, что шоу продолжается. Ждите в ближайшее время новостей из Ростовской области в рубрике «скандалы, интриги, преследования» с участием ваших, дорогие читатели, обожаемых звезд.

(Продолжение следует).

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире