annarose

Анна Розэ

18 сентября 2017

F

Все-таки он проговорился! Ведущий кандидат партии «Альтернатива для Германии» Александер Гауланд потребовал пересмотреть роль немецких солдат во Второй мировой войне. 

Если французы и британцы гордятся своим королем или премьер-министром Уинстоном Черчиллем, то и немцы «имеют право гордиться достижениями немецких солдат в двух мировых войнах» — так прямо и  сказал Гауланд на собрании партии 2 сентября в Тюрингии. Случайно запись попала в интернет и позднее распространилась по немецким СМИ. 

Гауланд также предложил пересмотреть отношение к роли немцев во Второй мировой войне и времени национал-социализма с  1933 до 1945 года. «Нас не надо больше упрекать в этих 12 годах. Они больше не  касаются нашей идентичности. Поэтому мы имеем право возвратить себе не только  нашу страну, но и наше прошлое» (цитируется по: http://www.faz.net/aktuell/politik/bundestagswahl/afd-alexander-gauland-relativiert-verbrechen-der-wehrmacht-15199412.html).

Ранее Александр Гауланд предложил «утилизировать» в Анатолии государственного уполномоченного правительства ФРГ по интеграции Айдан Эцегуз. Политик с этническими турецкими корнями осмелилась утверждать, что нельзя идентифицировать «специфическую немецкую культуру вне языка».

 За это на Гауланда было подано несколько заявлений в разжигании национальной розни. Один из заявителей – бывший судья Конституционного суда ФРГ.

Ранее председатель отделения «Альтернативы для Германии» в Тюрингии Бьерн Хеке сказал о памятнике жертвам Холокоста в  Берлине следующее: «Мы, немцы, то есть наш народ, единственный народ мира, который посадил в сердце своей столицы этот позорный памятник». Еще кстати от него же: «Христианство и иудаизм представляют собой антагонизм. Поэтому я не могу ничего ассоциировать с понятием христианско-еврейского Запада». 

Ранее ведущий кандидат саксонского отделения «Альтернативы для Германии» Фрауке Петри предложила стрелять в  беженцев на границах. Она же призвала немцев рожать по трое детей, чтобы восстановить немецкую расу.

Какие-то параллели у кого-то в связи с этим возникают? Если нет – ничего не могу поделать. 

Не хочется даже упоминать, что этой партии симпатизируют некоторые российские парламентарии и некоторая молодая поросль из  некоторых молодежных организаций нашей страны. За эту партию в Германии в  массовом порядке голосуют переселенцы из стран СНГ. Да, у нее есть избирательный потенциал в восточных землях ФРГ (бывшей ГДР) и немножко на  западе Германии. В целом она набирает около 10 процентов голосов по опросам избирателей перед предстоящими выборами в бундестаг и точно там будет присутствовать. 

Вот что говорят о Гауланде и «Альтернативе для Германии» политики ФРГ. Начнем с Ангелы Меркель, которая, как всегда, осторожно выражаясь, отказывается от сотрудничества с ней в бундестаге: «Мы должны проводить четкую красную линию там, где идет речь о порочащих людей высказываниях и о расистских предубеждениях. Надеюсь, эту ясную линию проведут все партии» (цитируется по: https://www.welt.de/politik/deutschland/article168696834/Gauland-verteidigt-seine-Aussage-ueber-Wehrmachtssoldaten.html).   

Другие говорят жестче. Например, председатель фракции СДПГ в бундестаге Томас Опперман: «Эти высказывания показывают истинное лицо Гауланда как ультраправого милитариста. Мне не хватает силы воображения, чтобы понять, как можно хоть на йоту гордиться миллионами жертв, варварскими военными преступлениями и разрушением всей Европы».

Председатель партии «Союз 90-х/Зеленые» Джем Эцдемир, например, говорит вот так: «Расизм, антисемитизм, гомофобия, женоненавистничество постоянно присутствуют в рядах «Альтернативы для Германии» и к ним спокойно относится руководство партии».

Лидер Свободно-демократической партии Кристиан Линднер не может себе представить, что через несколько дней во главе оппозиции в бундестаге «будет партия с националистически-авторитарными принципами» (цитаты по газетам Welt и Süddeutsche Zeitung от 18.09.2017). 

Против господина Гауланда и «Альтернативы для Германии» выступил и внук графа фон Штауффенберга, возглавившего восстание против Гитлера в 1944 году. «Гауланд ссылается на моего деда Клауса Шенка графа фон Штауффенберг. Своими высказываниями он указывает на то, что якобы анализ прошлого Германии проводится неправильно или, по крайней мере, неправомерно односторонне. Якобы традиции и уважение к отчизне в  реальности существуют только в его партии.

Как внук борца сопротивления и немецкий патриот я считают возмутительным, что господин Гауланд ссылается на человека, который был убит людьми, ссылка которых на немецкую культуру принесла в мир громадную бесчеловечность. 

Господин Гауланд утверждает, что немецкая культура доминантна в Европе и для нее характерно, что она специфически немецкая. В качестве примера он ссылается на Иоганна Вольфганга фон Гете и  Генриха Гейне.

Гете и Гейне были в лучшем смысле слова гражданами мира и не являли собой представителей мелкого немецкого национализма или стремления к германскому господству «а ля» Гауланд. Картина мира Гете носила отпечаток его путешествий и его образования и определяется толерантностью и свободой духа. Он был настоящими борцом против мелочного немецкого национализма, которому молится Гауланд под восторженный вой его приверженцев» (цитируется по: https://www.welt.de/debatte/kommentare/article168740858/Auch-ich-liebe-Deutschland-aber-anders-als-Gauland.html)

Кажется, больше ничего добавлять не надо, чтобы понять, что с такой партией, по крайней мере, пока в ней есть такие кандидаты, брататься не стоит. Мой дед, ветеран войны, умерший в 2014 году в 95 лет, этого бы не понял. Думаю, те люди в нашей стране, которым на самом деле важен подвиг предков, освободивших Россию и Европу (ее вместе с союзниками) от  фашизма и национал-социализма, этого тоже не поймут.

Я не знаю, что надо еще сказать и какие доказательства привести. Даже если члены этой партии сейчас признаются в любви к России, через некоторое время они будут рассказывать о «русском плебсе». Даже если они представляют собой альтернативу Меркель и ее блоку, а также всем остальным партиям Германии, они не станут защитниками нашей страны на просторах Старого Света. Им не удастся подточить стабильные основы немецкой демократии и  государственности. А если и удастся, то мы первыми почувствуем негативные последствия этого. Наивно думать, что все будет иначе и в нашу пользу. История должна была бы нас научить…

Ну а бывшим соотечественникам с российскими и  немецкими паспортами в Германии хочется лишь напомнить, что они – желательный электорат этой партии, но нежелательные гости на просторах бывшего Третьего рейха. Беженцы и социальные иммигранты, укорененные в иной культуре и  в другом языке, следуя партийной линии насчет «понаехавших». Мои соболезнования. 

Министр юстиции ФРГ социал-демократ Хайко Маас заявил dpa: «Кто требует, чтобы мы гордились преступлениями немецких солдат во Второй мировой войне, пусть не удивляется, когда его упрекают в том, что он – правый экстремист. Все чаще «Альтернатива для Германии» показывает свою праворадикальную сущность. Она точно намеревается стать новой политической родиной неонацистов. Мы не имеем никакого права забывать, какие ужасные преступления совершила Германия. Наоборот: мы  должны взять на себя ответственность за наше прошлое, это сделает нас сильными».

Так с кем нам по пути?

  

«Валомат». Не подумайте ничего неприличного! Так называется игрушка для граждан ФРГ во время избирательной кампании. Ответив на десяток программных вопросов, можно узнать, какой партии ты отдашь свое сердце, а может, и душу. Играют многие азартно и с полным самозабвением. Однако все знают: в конце концов выиграет все равно Меркель.

По  последним опросам 83 процента граждан ФРГ не сомневаются, что «мамочка», «тефлоновая канцлер», «Энджи» и как ее только ни называют, снова станет канцлером. Но поскольку выбирают-то не прямо ее, а партии в бундестаг, в игре еще есть смысл. Глава правительства ФРГ может оставаться на своем посту бессрочно. Надо только, чтобы партия или блок, от которой он выдвигается кандидатом в канцлеры, постоянно выигрывали выборы в бундестаг, могли создавать действенную коалицию и парламент затем выставленную ими кандидатуру выбирал. Важно также, чтобы из него еще не сыпался песок. Но такого кандидатом и не выдвинут.

Партийный ландшафт Германии за последние годы резко поменялся. Как комета вспыхнула и прогорела партия «Пираты», впервые вылетели из бундестага на целый избирательный период свободные демократы, на волне притока беженцев всплыла «Альтернатива для Германии», драматично осели такие вроде бы успешные ранее «зеленые».

А  крейсер «Меркель» движется вперед неизменимым курсом, как магнит притягивая избирателей. 56 процентов немцев желают видеть «Ангелу» своим канцлером, несмотря на прочий состав бундестага или несогласие с курсом ее партии. Поэтому ее блок, даже если некоторые однопартийцы или представители «баварского филиала» — ХСС с Меркель и не согласны, постоянно выбирает ее кандидатом в канцлеры. Ведь именно она приводит соратников к власти.

После теледуэли с кандидатом от СДПГ Мартином Шульцем популярность консервативного блока ХДС/ХСС под руководством Меркель понизилась на два процента. Однако все же более трети граждан Германии (36%) хотели бы сегодня отдать за него свой голос. Соратникам Шульца приходится довольствоваться жалкими 23 процентами: катастрофа для некогда процветавшей рабочей партии — рупора трудящихся и профсоюзов.

«Дуэт вместо дуэли» назвали СМИ теледуэль канцлера и кандидата в канцлеры. Настоящая дуэль христианских демократов и социал-демократов, начавшаяся в послевоенное время и продолжавшаяся десятилетиями, похоже, закончилась в годы пребывания Ангелы Меркель на посту главы кабинета министров ФРГ. Умная, расчетливая, уравновешенная канцлер может разговаривать с народом. Однако именно она убила демократическую дискуссию в стране, «никогда однозначно не высказывая свое мнение», как на днях в интервью заявил Мартин Шульц.

Народ в ФРГ думает практично. Прямо по Брехту: «Сначала жратва, а потом мораль». Дело в том, что Германии никогда не жилось так «жирно и хорошо», как сейчас. Налоговые поступления бьют фонтаном, как и потребительский спрос, достигнут профицит бюджета, безработица на рекордно низком уровне, особенно среди молодежи, инфляции почти нет, ФРГ стала «чемпионом мира по экспорту», не говоря уже о футболе, что для общего настроения бюргеров тоже немаловажно. Короче, «Германия, в которой мы живем с удовольствием», как гласят избирательные плакаты ХДС, стала уже реальностью.

И  кто же все эти годы правил? Блок Меркель с младшей «сестричкой»-социал-демократкой. Коалиция. Совмещение несовместимого. Разнополярная любовь. Вынужденное единодушие.

Поэтому в теледуэли Меркель и Шульцу нечего было обсуждать. Сборы за проезд по автобану? Да, закон принят в Германии, но для немцев есть облегчения. Пенсия в 70 лет? Тоже не с Меркель. Понижение налогов? Подумаем, но пока что рано об этом. Вот и все разногласия.

Половину дебатов политики посвятили кризису, вызванному беженцами, который уже даже  самый ленивый журналист не называет кризисом. Экономически мощная Германия справится и с этим, не говоря уже о том, что итак все замалчивают — Германия на этом заработает и уже зарабатывает, как заработала миллиарды на евро-кризисе.

В  остальном Меркель и Шульц были почти единодушны. Против предложения канцлера пресечь выезд беженцев с их родины и их въезд на территорию Евросоюза председатель СДПГ не мог ничего возразить. Меркель намеревается добиться квалификации стран Магриба как «безопасных государств» и улучшить ситуацию «на местах». Ну, на этом многие уже поломали копья, однако, как пункт программы звучит хорошо.

Козырная карта Меркель, однако, соглашение с Турцией, которая как дамба селевой поток удерживает беженцев с Ближнего Востока и Афганистана. За это Турция получила деньги. За это канцлер ФРГ прощает Эрдогану арест немецких журналистов и предвыборную агитацию среди живущих в ФРГ 7 миллионов людей с турецким паспортом.

Вот уже 53 гражданина Германии сидят в тюрьмах Турции. Но Меркель важно соглашение по беженцам. За него она заставит замолчать немецкого сатирика и спустит на тормозах вопрос об арестах. Единственное, чем ошарашил Шульц на теледуэли — так это требованием срочно прекратить с Турцией переговоры по вступлению в Евросоюз и отказать ей во всяческой финансовой помощи. Меркель парировала: «А я итак всегда была против приема Турции в ЕС». Плюс-пункт.

Однако Меркель была бы не Меркель, если бы не запомнила этот ход конем и не сделала своевременную рокировку в таком узловом вопросе, как «беженцы и Анкара». За  неделю до выборов она заявила о намерении заморозить некоторые промышленные контакты с Турцией — небольшая, но ощутимая пощечина как Эрдогану, так и Шульцу.

В  остальных внешнеполитических вопросах расхождений мало — Шульц только  замахнулся на Трампа, но тоже как-то безвольно, вспомнив для порядку, как соратник по партии экс-канцлер Герхард Шредер отказался принимать участие в войне в Ираке — это да! Меркель же и ее партия неизменно верны трансатлантическому курсу Конрада Аденауэра.

Талант Ангелы Меркель — отбирать темы у других партий — проявился и в новой программе ХДС/ХСС. Теперь главный ее пункт — дигитализация, то есть предоставление возможностей скоростного интернета. В Германии с этим все еще проблемы. Не  проложены стекловолокнистые кабели. Да вот. Меркель обещала 50-битовый интернет для всех. То, что раньше требовали «Пираты». И где теперь эти разбойники морей? И где теперь «Зеленые», после того как Меркель отобрала у них отказ от «мирного атома», возобновляемые энергии и однополые браки? Иных уж нет, а те — 8%. С  новым симпатичным и динамичным лидером вышла вперед опять Свободно-демократическая партия, ратующая за либерализацию экономики (10%). Собирает своих коммунистов Левая партия (9%). Также на десяти процентах зависла «Альтернатива для Германии».

Меркель лишь соринку с жакетика сняла — и дальше. Что ей Гекуба? Все равно с этой партией из-за ее непонятного расистского настроя в Германии отказываются вступать в коалицию все остальные, не отказываясь, однако, посмотреть на ее дальнейшее развитие.

В  бундестаг она войдет. Как войдут в него и выше перечисленные четыре партии, а  также блок Меркель. Альтернатива вечной «большой коалиции» маловероятна. Однако «красные» социал-демократы пока не исключили «светофорной» коалиции с «желтыми» и «зелеными». Надежда может появиться и у коалиции цвета флага Ямайки — «черный» блок Меркель плюс «желтая» СвДП и «зеленые». Если «желтые» и «зеленые» захотят… Дамокловым мечом над Шульцем нависло решение о том, привечать «левых» или нет. На этот интересный вопрос он не ответил на дуэли. Но внезапный всплеск любви социал-демократов к коммунистам вроде бы исключен.

Так или иначе, катастрофических расхождений в программах с другими партиями ни у ХДС/ХСС, ни у СДПГ нет. Кто бы не был за улучшение образования и здравоохранения, а также социального положения семей, пенсионеров и прочих граждан? Расхождения, по  сути, только в деталях. Об остальном договорятся.

...Ах да, отношения с Россией. Если Меркель будет у власти, а она там будет, ничего не изменится. Если у власти будет Шульц, то нам будет еще хуже. Это вкратце.

Так что еще недельку немцы поиграют в «валомат». А помидор, кстати, в Меркель был брошен только один, да и тот пролетел мимо.

Сразу скажу, что в самолетах хотелось бы мне видеть симпатичных мужчин. Не обязательно молодых. Можно седых и с животиком. Главное – привлекательных и вообще – шармант.

Авиакомпании, которые этого не предоставляют, просто ужас какие отсталые и думают только о  предпочтениях половины человечества, пусть даже не прекрасной. Что же делать женщинам бальзаковского возраста (или возрастным, как принято называть вещи своими именами в России), летающих самолетами «Аэрофлота» и других авиакомпаний? Ведь из-за сильной мужской смертности их, женщин, даже больше, говорит молва. Так что они уже не половина, даже если и тоже не прекрасная. Вот сидит такая матрона в самолете – а перед ней красотка в 40-м размере ягодицами вертит, ресницами длинными хлопает, бюстом пышным размахивает – разве можно тут говорить о хорошем настроении? А ведь стюардессы призваны нести в массы радость и счастье!!!

Вот не понимают этого многие, я считаю. Особенно некоторые на одном политическом телеканале. Например, дочь видного политика и сама в будущем президент сказала, что хочет в  ресторанах и самолетах видеть только красивый и стройный обслуживающий персонал – а некрасивых ей не надо. Потом на радиоканале одном, тоже популярном и  политическом, зря модераторша пыталась одернуть красивого и молодого же  соведущего, чтобы он не особо выказывал свою любовь к молодым ядреным проводницам. А потом еще и позвонившего знаменитого журналиста пыталась смелая женщина убедить в том, что на западах уже давно не придают значения внешней красоте стюардесс. Не поверил ни тот, ни другой. А зря. Девушка с телевидения лучше осведомлена. Она провозгласила, что терпеть не может летать западными авиакомпаниями, какой-нибудь там третьесортной Air France, потому что комфорту там никакого нету и проводницы страшные. В «Аэрофлоте» до сей поры, по крайней мере, ей было лучше. А теперь вот и тут все изменится. Все!

Но как же утихомирить этих граждан, требующих, чтобы их окружала только определенная женская красота? Пусть самолеты опаздывают и сервис в них ужасный – главное, чтобы была вечно молодая и прекрасная «Она». Как же быть тем, кто любит седовласых мужчин с  театральными морщинами или пышнотелых женщин? Какими самолетами им летать? В  какие рестораны ходить?

Стало модным у  нас бороться против цензуры и за свободу мнения. Даже если это мнение шовинистки-расистски-дискриминирующее. Особенно у знаменитых и даровитых оппозиционно настроенных ко всему граждан это получается хорошо. Свободу своего немного далекого от цивилизованного западно-европейского бомонда мнение они, однако, ставят превыше всего. Даже превыше просветительской миссии журналиста, понимающего, как думать плохо и хорошо. Вот заметила: чем знаменитее в России медийная знаменитость, тем больше прав у нее. А если она за  оппозиции и демократии там разные – так вообще туши свет! Мне вот нельзя в моем блоге назвать кого-то по имени и фамилии, а потом присовокупить к этому обзывание, а им можно – даже в широких соцсетях. Тут маленьким неталантливым букашкам надо знать свое место. Как и толстым стюардессам. Мнение такое. Свободное.

Забудем о  российской цензуре и самоцензуре, отвлеклись. Как девушка с ТВ, так и ведущая радио, каждый в своем и по своим причинам, правы – нет в европах больше постулата красоты, а есть постулат профессионализма. Кроме того, с 2006 года в  Германии, например, действует Общий закон о равноправном отношении, разговорно именуемый «антидискриминационным законом». Запрещено немцам дискриминировать друг друга по возрастному, половому, религиозному, сексуальному признакам, а  также по признакам этнического происхождения и здоровья. Уппс! Про внешний вид тут ничего не сказано…

Так что российские стюардессы, пожаловавшись в суд, дали фору всем европейским законам и всем модераторам, жаждущим видеть красоток, разливающих сок в самолетах. Россия теперь — пионер свободы прав стюардесс! Теперь придется российским эстетам и  эстеткам довольствоваться малым, а вернее сказать, большим.

Кстати. В  авиакомпаниях цивилизованного мира, все ж таки есть предписания насчет внешности. Вот Lufthansa запрещает татуировки и пирсинги, а также желает «ухоженной внешности» от своих сотрудников. 50 лет назад в ее скрижалях было записано иначе: внешность должна была быть «привлекательной». Может быть, оттуда, из этих дискриминационных времен, идет и жаргонное название стюардесс в Германии – «соко-каталка». Хотя … западноевропейские бортпроводники и -проводницы могли и могут без всяких судов разливать в своих самолетах спиртные напитки. Но это далеко от темы. Короче, с давних пор стюардессы в Германии не должны стыдиться своего европейского 42-го размера или морщинок и седых волос.

Так что это – запретная зона для шовинистки настроенных эстетов. А вот красивым и жаждущим красоты во всех областях сферы услуг российским журналистам – пожалуйста, можно иногда прокатиться на самолетах Ryanair. Не особенно комфортно, бизнес-класса нет, зато вот по специальному календарю самые жаркие стюардессы появляются там в бикини. Свободу пляжной моде в ресторанах и самолетах! 

Филологу труднее жить. Он всегда наблюдает развитие языка и старается его понять. Переводчику еще труднее – иногда понятия приходится переводить предложениями. Журналисту легче: ухватил самое короткое – и пошел писать.

То, что гоголевское слово «чиновник» теперь обозначает «высокопоставленный сотрудник министерств и ведомств», это я себе уже уяснила. Слово «власти» — собирательное понятие всех, кто приказывает и управляет. Тоже понятно. «Власть» — это метафора высшей силы, которую называть по имени нельзя.

Теперь мучаюсь со  словом «политкорректность». Вроде как оно стало у нас в России ругательством. Кто как начнет защищать инвалидов на детских площадках там или полных женщин на  службе «Аэрофлота», так сразу ему в зубы это самое «политкорректный ты!». Хуже любого самого скабрезного слова стало это понятие.

Тут впору прямо  возопить со всеми депутатами и чиновниками вместе (или депутаты тоже чиновники?): «Запретить иностранные слова! Изгнать из оборота! Вычеркнуть из  словарей!»

Ведь как ни  стараюсь, не могу понять, в каком контексте это слово в России употребляется. Вот в Германии с недавних пор им жонглируют ультраправые. Чуть им скажут, что они того, немного расисты и ксенофобы, они в ответ: «Политкорректные вы все! Дискутировать не даете!» Новые исследования доказательно демонстрируют, что никто в прошлом году не упоминал это понятие больше, чем члены партии «Альтернатива для Германии». Ранее эту словесную дубинку всем под нос совали неонацисты. Самый известный ксенофоб Берлина бывший глава сенатского управления по финансам Тило Саррацин в своей знаменитой книжке «Германия самоуничтожается» заклеймил политкорректность как кляп для тех, кто хотел бы называть «негров неграми, а  низшую расу низшей расой». Да так заклеймил, что бывший президент ФРГ и бывший же  протестантский пастор Йоахим Гаук провозгласил в одной речи: «Политический класс может учиться на успехе книги Саррацина, что его (класса – АР) язык политической корректности вызывает у людей чувство, что настоящие проблемы должны замалчиваться».

Вот как немцы себя под Саррацином чистят! Не подойдешь теперь тут к расистам с указанием на  то, что их требования немного не в духе времени. Сразу люди подумают, что проблемы замалчиваются. Нам бы проблемы немцев! Мы бы их не замалчивали!

Ну вот что ж  делать носителям русского языка? Ведь у нас никто не выходил на улицы, как европейские студенты в 1968 году, с требованием прекратить употребление дискриминирующих по расовому, сексуальному или телесному признаку понятий. Не  было у нас, как в Америке, дискуссии об истинном языковом коде слов «политическая корректность». Политологи, политики и журналисты не ломали публично копья из-за допустимости этого словосочетания в политическом дискурсе, как это было в  Германии. У нас не было исходящих из этого требований прекратить общественную цензуру в защиту свободы дискуссии.

Мы просто решили для себя – все, кто искренне старается избежать, например, слов «негр», «жирная», «инвалид» и пр. или протестуют против любого вида дискриминации и гомофобии, не  имеют нам ничего сказать. Обзовем их политкорректными – и ша, Маня, не  волновайся. Унизим по полной – и дальше будем говорить и думать наше, исконное, свободно и легко. Заткнем быстро – и никакой дискуссии. Вот как-то так я себе объясняю как филолог, переводчик и журналист развитие и значение понятия «политкорректность» в русском языке. Может быть, скоро в словарях русского языка появится значение слова политкорректность с пометкой «разг., руг., окрашенное».  Типа – ты мне про то, что надо защищать меньшинства? Да иди ты со своей политкорректностью! И все тут. Велик и могуч, так сказать, и никто нам не закон.

 

 

 

 

 

Его движения были осторожны и робки, его улыбка дружелюбна, его глаза излучали доброту и спокойствие. Его звали Саид и был он сирийским беженцем. Познакомились мы на вечеринке у немца, нашего друга, во дворе старой виллы в  фешенебельном районе Берлина. Друг был айтишником, сирийский беженец тоже, жили они в одном доме.

Большинство попавших в Германию в 2015 году беженцев – из Сирии. Их около 400 тысяч человек. Далее по убывающей – беженцы из Ирака, Афганистана и  Пакистана, стран бывшей Югославии, Румынии и Болгарии. В том же году в страну приехало около полумиллиона иммигрантов из европейских стран, США и прочего мира.

Кто из них имеет право оставаться в Германии, а кто – нет, решат немецкие органы по делам мигрантов и беженцев. Основанием тому – женевская конвенция о  предоставлении защиты от политического преследования, а также убежища жителям военных регионов. У Саида не было больше дома в Сирии, погибли его родители, брат и сестра. Он с женой приехал в Германию и попал в Берлин по распределению. После того, как получил разрешение на пребывание, нашел себе работу программистом в фирме. В ФРГ недостаток математиков, инженеров, информатиков и  программистов, так что ничье место он не занял.

Вообще, в Германии существует недостаток медсестер и младшего персонала по уходу за  больными и престарелыми, сотрудников сферы обслуживания, врачей в сельской местности и строителей. Разве плохо, если эти места займут иностранцы, даже  если они мусульмане и беженцы, считают немцы? И даже если жители бывшей Югославии, а также цыгане из Румынии и Болгарии формально не претендуют на  убежище в Германии, угрозы для немецкого общества они не представляют. Даже если они привезут в Германию своих родственников, большой трагедии для страны в  этом не будет.

Ведь в Германии проводится огромная работа по интеграции всего общества и господствующий настрой немцев — радушное гостеприимство, желание помочь. Если посчитать всех местных ксенофобов, а также приверженцев теории чистоты расы и изоляции от остального мира, выбирающих ультраправую партию «Альтернатива для Германии», их наберется не больше тридцати процентов, скорее, двадцать пять. Сама эта партия после ряда скандалов постепенно уходит из рейтинга популярности.

Неонацисты с бейсбольными битами тоже собирают от силы пять тысяч приверженцев. Хотя, что греха таить, именно они поджигали в 2015 году общежития для беженцев, именно они до сих пор устраивают нападения на людей с иным цветом кожи. За год в ФРГ было зарегистрировано более тысячи уголовных деяний правоэкстремистского и ксенофобского толка. Об этом мало кто знает за пределами Германии.

Руководитель берлинского музея «Берлинский исторический бункер», кстати, в котором находятся экспонаты, лишь свидетельствующие о времени национал-социализма, сказал однажды перед иностранными журналистами: «Я радикально против обвинения всех мусульман в особой склонности к терроризму. Я вообще мало думаю о других расах. Мне стыдно за свою, когда я думаю о сотнях поджогов общежитий беженцев. Чем это отличается от прочего террора? Пока это существует в моей стране, рано говорить о том, что мы к нему не способны». Этот 35-летний немец положил в основу музея, рассказывающего о преступлениях его расы, два миллиона евро, заработанных им  собственным бизнесом.

Это также должны знать те, кто пишет о якобы «преемственности национал-социализма» в Германии или о «новой угрозе со стороны беженцев». Нет ее, этой угрозы, и за исключением менее трети общества в ФРГ никто не воспринимает беженцев как «чуму XXI века». Меньше всего ксенофобов и отторжения новоприбывших граждан Германии у немецкой молодежи. Уж точно совсем мало среди юных немцев убежденных приверженцев НДПГ или «Альтернативы для Германии». Консервативные взгляды характерны, скорее, для «тех, кому за 60». Как показывают опросы, именно в этой прослойке населения ФРГ больше всего требований «закрыть границы». Однако даже  председатель самой консервативной традиционной партии, Хорст Зеехофер, отказался от требования «минимальной границы для приема иммигрантов». Его Христианско-социальный союз выступает в блоке с Христианско-демократическим союзом Ангелы Меркель на  выборах в бундестаг, а сама канцлер всегда отвергала это требование соратников. Конечно, проблема неконтролируемого въезда мигрантов в Европу и Германию остается. По мнению Меркель, решать ее надо, улучшая условия жизни в странах исхода беженцев. Новое предложение Зеехофера – необходимо отсылать беженцев назад на границах ФРГ. И  то, и другое – трудно выполнимо. Стопроцентно действующего рецепта нет.

Не знаю, как в других государствах Европы, но вот в отношении Германии утверждения о новой ксенофобской волне не подтверждаются. Напротив, о чем молчат некоторые скрижали: в Германии с 2015 года вспыхнуло движение добровольной помощи беженцам, были образованы тысячи волонтерских организаций. В одном Берлине до сих пор в каждом районе работают центры помощи, люди, среди них много молодых, безвозмездно работают учителями немецкого языка, сопровождающими, помогают при посещении учреждений и больниц, создают группы интеграции, театральные кружки, креативные проекты. Народ несет в центры одежду и утварь, вплоть до  велосипедов. Если рассказывать параллельно к каждому «злому» факту о  многочисленных фактах «доброй реальности», не хватит газетных полос и времени вещания.

К сожалению, встречаются иногда в соцсетях комментарии типа прочитанного мной в  профиле одной юной российской подруги: «Эти немцы предпочитают негров-наркоманов». Это утверждение глупо, оно унизительно прежде всего для девушки, его написавшей, и оно не свидетельствует об открытости миру и  великодушии. Но это уже вопрос о том, что такое хорошо, а что такое плохо, которое должен каждый решать для себя.

Ни врожденного расизма и ксенофобии, ни врожденного фашизма не существует. Ему учит общество, в котором растет человек. Так вот, могу компетентно подтвердить: немецкое общество за прошедшие 70 лет в этом вопросе многого достигло. Главный посыл здесь – доброжелательность и дружелюбие к приехавшим просить помощи и защиты людям. А добро, как известно, спасет мир.

Мобильные телефоны – это, конечно, практично и удобно. Если ты находишься в пределах одной области Российской Федерации. Вот как-то нелогично, подумалось мне, все остальное из центра и по одной модели, а счета за мобильную связь взлетают в  невиданный космос, если ты переезжаешь из Москвы в Липецк и не заключил какого-нибудь рабского договора типа «свободен во всей России» с твоим оператором связи. 

Их, кстати, раз-два – обчелся. То есть, три во всей необъятной России. Не буду называть поименно, вы все из знаете. Насчет желания конкурировать там полный швах, иначе не приходилось бы клиентам платить поистине европейские цены за разговоры в  роуминге – да, так называется обслуживание вне твоей области на территории твоей паспортной родины. То есть, обслуживание вне области, где ты пришел к  дилеру оператора с твоим паспортом и купил свою симку. 

Всегда этому удивляюсь. Ведь в Германии роуминг между 16 федеральными землями отсутствует уже на протяжении 15 лет. Хорошо, Германия — маленькая страна. Но вот в немаленьком Евросоюзе он был только что отменен. То  есть, с немецкой симкой мне раньше было все равно, в Штутгарте я или в  Гамбурге, а теперь мне уже хоть Северное, хоть Эгейское моря по колено. Меня на  территории Европы обслужат по домашнему тарифу. Офигенно! Таково новое постановление Евросоюза. Короче, европейские власти обязали операторов связи ради защиты европейского потребителя изменить свою коммерческую стратегию. Те  пораскинули мозгами – и согласились. А что тут долго думать? 

У нас же – ни-ни, товарищи операторы зарабатывают, как им кажется, больше, если запретят всем звонить по домашнему тарифу, когда люди переезжают границу своей области. Не  знаю, правы ли они, но я на всякий случай по России езжу с двумя телефонами – в  одном лежит симка Москвы (один оператор), в другом – Липецка (другой оператор). А если во Владивосток на три дня приеду, то вообще ни с кем не разговариваю по  мобилу. Езжу туда редко. Так что не выгодно отстегивать месячную абонентскую плату или еще там какие-то денюжки. 

Вот не разбираюсь в микро— и макроэкономике, однако вопрос интересный – кто более продвинут и  зарабатывает больше: тот, кто заставляет клиентов покупать симки других операторов или заключать рабские договоры на «свободный доступ по России», или тот, кто предлагает по всей стране свободный доступ по домашнему тарифу без всяких наценок? 

Европейские капиталисты подумали, что свободный доступ без прикрас для всех в любой точке одной страны – и даже теперь Евросоюза – выгоднее. Какой бы великой страна или союз ни были. 

Может, пока нашим трем операторам не стоит замахиваться на Европу, а просто сделать свободный доступ к мобильной связи по домашнему тарифу для всех, скажем, от  Смоленска до Владивостока? Или я в коммерческом плане не права?

Выборы в Германии – нормальное дело. Однако в последнее время выборы на  региональном уровне стали прямо-таки настоящими хит-парадами. Все с трепетом смотрят на небольшие федеральные земли, например, 25 марта так было в земле Cаар (около миллиона жителей) или вчера – в Шлезвиг-Гольштейне (около 2,3 миллиона жителей). А вдруг там выиграет ультраправая популистская партия «Альтернатива для Германии»? А подтвердится ли народная любовь к социал-демократам, поднявшаяся на невиданные высоты в конце января, после выбора Мартина Шульца председателем СДПГ и главным ее кандидатом на пост канцлера?

Как ни странно, не подтвердилась. Да и «Альтернатива для Германии» в западных землях взяла на себя, как видно, роль громоотвода. Все, кто против, все равно, против чего, а еще те, кому хочется навсегда закупорить границы Германии, все равно, чем и как, задрав штаны, бегут за ней. Не больше. Но и, однако, не меньше. Вот и в Шлезвиг-Гольштейне «Альтернатива» набрала 5,8 процента и оказалась в ландтаге. В коалицию ее там. конечно, по-прежнему никто не возьмет. Однако уже хорошо, что СМИ в Германии начали рассказывать про эту партию. Раньше все лишь  говорили: «Чур меня, нацистский призрак!» Ну и дочурались – на территории ГДР партия стала просто народным фетишем: в земле Саксония-Ангальт она набрала чуть не 25 процентов голосов, а в избирательном округе Меркель земле Мекленбург-Передняя Померания – 21 процент.  Конечно, ни  одна из «старых» партий не хочет вступать с «Альтернативой» в коалицию, но в общем, пусть живет. Доказывает, что надо закрыть страну от мигрантов мусульманской веры. Немцам как-нибудь хватит моральных принципов и душевной твердости, чтобы не  скатиться в прошлое. Не думаю, что вдруг правые популисты снова накрепко завладеют сердцами и умами тевтонцев во всей Германии.

Теперь вот здесь, на удивление всех, с уже забытым в ФРГ ажиотажем развернулась реальная политическая борьба между консервативной ХДС и  СДПГ – партией Меркель и партией Шульца. Эти партии называют в Германии «традиционными всенародными». Пока что на выборах в бундестаг никто не доказал обратного – лишь СДПГ и блок ХДС/ХСС стабильно набирают там больше 20 процентов голосов, да и в федеральных землях обычно тоже. 

В Шлезвиг-Гольштейне ХДС в прошедшее воскресенье могла похвастаться 32,9 процента голосов (плюс 2,1 процент по сравнению с предыдущими выборами), СДПГ съехала на 26,7 процента (минус 3,7 процента). В парламент попали и «Зеленые» — 12,9 процента, а также свободные демократы (СвДП) – 11 процентов. Таким образом ХДС получила 24 кресла, СДПГ – 20, «Зеленые» — 10, СвДП – 8, «Альтернатива для Германии» — 4.  Партия датского меньшинства набрала три процента голосов, но по исключению для представительства национальных меньшинств тоже получит три кресла. Видимо, премьер-министром земли станет лидер местного ХДС Даниэль Гюнтер, образовав коалицию с «Зелеными» и свободными демократами. Она называется «коалиция Ямайка» — по цветам флага этой страны, которые соответствуют цветам ХДС (черный), СвДП (желтый) и «Зеленых».

Выборы в Шлезвиг-Гольштейне, как и выборы в земле Cаар показали, что на одном лишь Шульце социал-демократы далеко не уедут. Нужны реальные темы, которые могли бы доказать, что эта партия нужнее и ближе к  народу, чем ХДС. А таких пока нет. По всему спектру – от образования до  безопасности – избиратели больше доверяют консерваторам. Только 11 процентов граждан сейчас считают, что СДПГ реально может решить проблемы населения, ХДС в  этом вопросе доверяют 32 процента. Мартин Шульц за прошедшие два месяца скатился в рейтинге по опросам населения концерна RTL и журнала «Штерн» с 50 до 28 процентов. Меркель, напротив, опять достигла 47 процентов. Вопрос, по обыкновению, гласит: «Если бы завтра были выборы, кого бы вы хотели видеть канцлером?» Вот сегодня канцлером точно бы стала Меркель. Также лишь 28 процентов граждан ФРГ хотели бы видеть СДПГ лидером в  правительстве, это почти на 10 процентов меньше, чем еще два месяца назад. Блок ХДС/ХСС, напротив, по душе 36 процентам немцев – соответственно, на восемь процентов больше.

На следующей неделе предстоят выборы в самой крупной по  численности населения земле Германии – Северном Рейне-Вестфалия. Но даже если и  здесь победят консерваторы, строить прогнозы о сентябрьских выборах в бундестаг я бы не советовала. В последние два-три года долгосрочные прогнозы обычно стреляли мимо цели. Если кто и попадет теперь в яблочко – то лишь случайно. В  немецком партийном ландшафте все может стремительно измениться. Так произошло, например, с партией «Пиратов», которые надули паруса на теме интернета и минимального заработка для всех, а потом так же быстро и сдулись. В парламент земли Шлезвиг-Гольштейн они вчера уже не прошли. Если тематические поля «Альтернативы для Германии» хорошо засеет блок ХДС/ХСС, кто знает, доведется ли нам увидеть ее в бундестаге. Ведь уже сейчас ее рейтинг упал до 8 процентов. 

Кстати, в победе бывшего премьера Торстена Альбига и так называемой «прибрежной коалиции» в омываемой двумя морями самой северной земле ФРГ все были уверены еще пару недель назад. Но вдруг настроения избирателей изменились. Не удалось лидеру СДПГ и популярному министру экологии от партии «Зеленых» воодушевить избирателей своей политикой. 

Между прочим, в Шлезвиг-Гольштейне впервые в Германии минимальный возраст избирателя был понижен до 16 лет. Может быть, юношество все же больше верит консерваторам? А может, благодаря энергичной и заинтересованной молодежи участие населения в выборах в этой небольшой северной федеральной земле было намного выше, чем в 2012 году – 64,8 процента? Это, в общем-то, и есть главный успех. А то, что выборы непредсказуемы, как говорится, в природе вещей. Жизнь, в которой есть место неожиданностям, всегда интереснее. 

26 января 2017

Шульц vs. Меркель

Кто такой Мартин Шульц? Или лучше спросить – что значит Мартин Шульц для нас, россиян? Может быть, это просто бывший президент Европарламента, которого Берлускони в стенах оного некогда обозвал надзирателем концлагеря, а может, – будущий канцлер ФРГ?

Да, Шульц был главой Европарламента, при котором были приняты антироссийские санкции. На второй вопрос ответ будет несколько размытым. Только если в  непредсказуемой политической ситуации Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), главой которой сейчас стал Шульц, вдруг побьет все рекорды рейтинга у  избирателей, возможно, что у него появятся шансы стать канцлером. Ведь именно он, Мартин Шульц, только что был выдвинут и кандидатом на пост канцлера от этой партии. Такой головокружительный финт социал-демократам удался после добровольного ухода Зигмара Габриэля – шаг, за который совсем уж попавшего в немилость бывшего председателя СДПГ теперь все в Германии сильно хвалят.

СДПГ, как и руководимый Ангелой Меркель Христианско-демократический союз (ХДС), считаются в Германии «традиционными народными» партиями. С начала прошлого века СДПГ играет роль механизма, сдерживающего экстремистские движения –  например, фашистов и коммунистов в 20-е годы. Почти сто лет назад, во времена Веймарской республики, борьба социал-демократов против крайне правых и левых привела к  установлению демократической республики в 1918 году. Отсюда корень «демократическая» в ее названии. Корень «социал» там тоже не случайно. Именно СДПГ всегда боролась за социальную справедливость, за права «маленького человека», за стирание границ между богатыми и бедными, иными словами, за решение повседневных проблем граждан. То есть, эта, по сути, легендарная германская партия стояла в авангарде борьбы против капиталистического угнетения, умудряясь увязывать свое благое дело с истинно демократическими идеалами. 

За что же  выступает ее новый председатель? Мартин Шульц – человек, призванный вернуть СДПГ прежний смысл и прежнюю славу, которые за годы не совсем равноправного партнерства по «большой» правящей коалиции с ХДС/ХСС стерлись и выветрились из-за вороха компромиссов и уступок на кабинетном уровне. Шульц олицетворяет социал-демократа «до кончиков волос»: это человек «из низов», прошедший школу нужды и лишений и сделавший себя сам. Кроме того, Мартин Шульц, не имеющий высшего образования, может говорить на пяти языках, обладает прекрасным ораторским даром, тонко разбирается в литературе и работоспособен донельзя. В прежней жизни он был владельцем книжной лавки, не пьет, 26 лет назад в одночасье покончил с курением и не уличен в скандалах. Этому умному волевому человеку социал-демократы Германии и  доверили важную миссию – вывести СДПГ из провального рейтинга и привести ее назад к историческим корням.

Политически в  Германии Мартин Шульц – чистый лист. На международном паркете он проявил себя как блистательный тактик и мудрый стратег, однако ставить акценты во внутренней политике ему не приходилось. Ведь у канцлера in spe даже нет депутатского мандата бундестага. Однако с чисто немецкой точки зрения репутация Шульца весьма положительная. Он стал первым президентом Европарламента, которого граждане Германии реально заметили. И это плюс.

Далее, Мартин Шульц харизматичен, близок к народу, естественен и открыт. Это характеризует его как типаж, прямо противоположный чопорной, закомплексованной Ангеле Меркель, чурающейся близкого контакта с гражданами, буквально «высиживающей» любую ситуацию и избегающей прямых заявлений. Кроме того, явно на руку Шульцу то, что во внутренней политике он еще не успел замарать свою манишку.

Социал-демократы ФРГ надеются, что с Шульцем во главе им удастся поставить новые политические акценты. Новый председатель призван защищать демократию, которая из-за неловкой соглашательской и во многих аспектах популистской политики Меркель привела к появлению «привидений» национал-социализма на немецком политическом горизонте. Тут имеются в виду партия Альтернативу для Германии и разные прочие ксенофобские движения «патриотических европейцев». Шульц, будучи убежденным сторонником Евросоюза, также надеются его соратники, сможет показать и очертить для Германии истинную альтернативу, которая состоит не в закрытии границ и отчуждении от остального мира в рамках одной нации, а реальное эффективное сотрудничество с европейскими странами при решении глобальных проблем и обсуждении шагов в борьбе с миллионами новых вызовов.

Конечно, пока мало кто из экспертов в ФРГ серьезно считает, что Шульц станет канцлером. Времени для раскрутки партии и его самого до осени ничтожно мало. Консервативный блок под руководством Меркель по-прежнему сильно обгоняет СДПГ. Коалиция с  Левой партией, которая сделала бы кандидатуру Мартина Шульца вероятной после выборов, для него как представителя консервативного крыла социал-демократов не представима. Однако совсем уж исключать возможность внезапного роста популярности СДПГ в нынешнее турбулентное и непредсказуемое с точки зрения благоволения или немилости избирателей время также нельзя. Выборы «зеленого» премьер-министра в традиционно консервативной федеральной земле Баден-Вюртемберг показали, что нынче все возможно. Быть может, социал-демократам удастся беспримерное сальто мортале и СДПГ на выборах в бундестаг получит больше голосов, чем блок Меркель, а это будет означать, что Шульц станет канцлером. Кто знает… 

В любом случае Мартин Шульц останется на политическом Олимпе Германии – при более неудачном для него исходе выборов он, видимо, будет министром иностранных дел ФРГ. Это место до  осени для него подержит Зигмар Габриэль, после двух встреч с президентом Владимиром Путиным стяжавший в Германии славу друга России. Будет ли другом России Мартин Шульц? Тут уж бабушка надвое сказала. Если учесть его прежние высказывания в ходе украинского кризиса и правую позицию внутри СДПГ, вряд ли. Хотя, опять же, кто знает… Хуже Меркель в этом смысле может быть только Меркель.

 Ангела Меркель все делает ради власти. Удержаться на посту канцлера для женщины, родившейся в семье протестантского пастора и прошедшей партийную школу ГДР, – самое важное в жизни. Зависимость от власти, как говорят психологи, один из самых сильных наркотиков.

Для 62-летней Меркель сегодняшний партийный съезд в Эссене был коронованием на власть. Делегаты избрали ее председателем партии 89,5 процента голосов. За это скромная кандидат физических наук решила пожертвовать своими гуманистическими идеалами, за которые ее так превозносили все хорошие люди мира.  

В своей речи на съезде Христианско-демократического союза, во главе которого она стоит, канцлер ФРГ подчеркнула свою жесткую позицию в отношении беженцев. «Ситуация, как летом 2015 года, не должна и не будет повторяться, — заявила Меркель на съезде в Эссене. – Это было и остается нашей и моей заявленной политической целью». Кроме того, Меркель подчеркнула твердую решимость эффективнее депортировать иностранцев, которым было отказано в убежище.

Иными словами – вон из Германии, нежданные пришельцы, назад в свои неблагополучные, истерзанные голодом и войной страны. Жест гуманности – это была временная слабость «тефлоновой фрау». С течением времени оказалось, что за это Меркель может поплатиться рейтингом, а значит, и властью.

Что только ни делала фрау Меркель, чтобы вернуть ее, эту власть, себе. Хвалила ужасных, но добрых внутри, «зеленых», поднимала знамена против противной «Альтернативы для Германии» – второй послевоенной партии с коричневым налетом и успехом на региональных выборах. Все напрасно. «Альтернатива» достигла разгромных результатов именно в ее избирательном округе, а необузданные «зеленые» начали строить коварные планы в надежде на будущую коалицию с партией Меркель, консервативным Христианско-демократическим союзом. «Только не это!» — возопили все приличные консерваторы внутри партии. Меркель вняла. Надо ставить новые акценты, поняла Меркель. Гуманизм был забыт.

Оставляя себе лазейку для защиты своих действий в прошлом году, которые вызвали острую критику граждан ФРГ, оппозиции в бундестаге и соратников по партии, а также спровоцировали усиление ультраправых движений в стране, во время своей речи Меркель назвала ситуацию в 2015 году «особым гуманитарным ЧП». Председатель ХДС, однако, подчеркнула, что некоторые беженцы должны будут снова оставить Германию. Это значит, больше половины.

Меркель попыталась также особо отметить, что ее действия в 2015 году были продиктованы «гуманитарными мотивами». По словам канцлера, беженцы «тогда» искали в Германии защиту от войны, преследования и отсутствия перспектив. В тот момент они были приняты «как отдельные личности, а не как часть анонимной массы», подчеркнула Меркель. То есть, простите ради Бога мою слабость, но сердце не выдержало. 

«Тогда» — были личности, а до этого – вспомним ужасные картины в Лампедузе – не были и после этого быть перестанут. На руку канцлеру был случай с изнасилованием и убийством студентки во Фрайбурге, в котором подозревается беженец из Афганистана. Возмущенная «мигрантами» немецкая общественность, впереди всех латентные ксенофобы и расисты, у которых Меркель выбила почву из-под ног, рукоплескала канцлеру вместе с делегатами съезда. Власть и победа на выборах гарантированы. Канцлер в своей речи перед концом 2016 года послала всему миру однозначный сигнал, свидетельствующий о том, что гуманизм Германии и ее лично имеет свои границы – а именно там, где начинается потеря рейтинга у избирателей. «Не все, кто приехал к нам, могут остаться и останутся», — отчеканила канцлер в своей речи. Последовательность в политической линии выглядит по-другому.

Далее в этом же ключе Ангела Меркель похвалила соглашение между Евросоюзом и Турцией. «Оно спасает жизни, каждый день», — отметила председатель ХДС перед делегатами съезда партии. Проискам контрабандистов, перевозящим людей, по ее словам, необходимо положить конец. Соглашение с Турцией многократно подвергалось критике в Германии из-за политических уступок почти уже диктаторской стране, которые были сделаны для его подписания. Меркель,  тем не менее, не намеревается отступать от него, поскольку это – единственное средство удержать беженцев от пути в Германию через Средиземное море. Не оставляет сомнений, что и в этом случае Меркель руководствуется, скорее, желанием переизбраться на четвертый срок, чем гуманитарными мотивами, навеянными впечатлением от фотографий погибших детей на турецком берегу.

Под аплодисменты делегатов Меркель также потребовала запрета в Германии ношения мусульманских женских одеяний, которые полностью закрывают лицо и тело. Подобное однозначное заявление канцлером было сделано впервые. Его можно расценивать также как уступку ультраконсервативному баварскому «филиалу» ХДС – самостоятельной партии Христианско-социальный союз, которая поддержала кандидатуру Меркель на пост канцлера в рамках блока ХДС/ХСС. На протяжении 2016 года премьер-министр Баварии и председатель ХСС Хорст Зеехофер требовал запрета паранджи, никаба и прочих подобных одеяний, однако Меркель воздерживалась от комментариев. Теперь этот спорный момент между двумя «сестринскими партиями», как они называются в Германии, был разрешен. 

Меркель была бы не Меркель, если бы она не потребовала на одном дыхании «срочного» прохождения интеграционных курсов теми беженцами, которые уже давно находятся в Германии. Тем самым канцлер смягчила свое жесткое требование, однако опять четко очертила условия пребывания в стране – полная интеграция и стремление к ней. Этого от нее ожидали представители консервативного крыла ХДС, а также более консервативный ХСС. В то же самое время канцлер подвергла критике ксенофобскую травлю беженцев в интернете, где «исчезают все приличия». «Я тут скажу вам – так нельзя! Интернет – это не свободное от права пространство», — подчеркнула Меркель. (Очень гуманный жест, чтобы не критиковали левые.)

Применительно к своей политике в отношении беженцев канцлер наметила в своей речи важные вехи изменения своего курса, который многие критиковали как «бесхребетный». Теперь в отсутствии основных контуров иммиграционной политики Меркель упрекнуть невозможно. Ею был подан четкий сигнал как беженцам, так и, что не менее важно, другим странам Евросоюза. Германия больше не намерена играть роль спасительницы всех сирых, бедных и угнетенных мира сего – таков был посыл канцлера. Другие государства теперь должны придерживаться Дублинских соглашений и действовать в соответствии с ключом распределения беженцев по странам Евросоюза. С другой стороны, Меркель пообещала со всей строгостью обращаться с уже прибывшими и осевшими в стране беженцами. Тут уже стало ясно – конец халяве на всех уровнях.

Благоволение опасающихся за свой скарб и безбедное будущее бюргеров гарантировано. Своим ушлым маневром и поворотом на 180 градусов Меркель обеспечила себе победу на выборах осенью 2017 года. Трудно себе представить,  что должно произойти, чтобы этого не случилось. Ведь главный харизматичный политик ФРГ – социал-демократ Штайнмайер уже отодвинут на «запасной путь». Переступив через себя, канцлер согласилась допустить кандидатуру социал-демократа (просто исторический скандал для ХДС!) на выборах президента ФРГ. Народ успокоен – «черная чума» беженцев и мигрантов больше не грозит. Безработица падает, благодаря проекту Герхарда Шредера, из-за которого он потерял власть. ВВП растет. Как хороша демократия – где всегда можно найти темы для привлечения свободного избирателя!

В маленькой федеральной земле Мекленбург-Передняя Померания прошли выборы в местный ландтаг. Подумаешь, что за событие! Почему о  нем надо писать и говорить в России? Да, очевидно, потому, что новая партия «Альтернатива для Германии» заняла второе место по количеству голосов, обойдя Христианско-демократический союз, руководимый Меркель. Причиной этого стала ошибочная политика канцлера в отношении беженцев. Наконец-то избиратели дали ей это понять. Мы же в России ночи не спим, все ругаем тамошних беженцев — и террористы они, и преступники, и вообще, закат Европы.

«Третье место» в избирательной таблице – самое большое поражение партии Меркель на земельных выборах, хотя и не первое, а уже шестое на уровне отдельной федеральной земли. До этого были Бранденбург, Бремен, Гамбург, Рейнланд-Пфальц и Баден-Вюртемберг. Однако это – самое болезненное поражение. Потому, что выборы проходили в  избирательном округе самой Меркель, и потому, что избиратели «наказали» ее  триумфом «Альтернативы для Германии». По оценкам института социологических исследования Infratest, избиратели этой партии голосовали не за местных политиков, а за курс Меркель в отношении беженцев на общефедеральном уровне.

«Меркель проиграла», «Альтернатива для Германии» победила»,  — пишут и говорят российские СМИ. Так ли это? И так, и не так. Формально это соответствует заголовкам немецких газет. Да, Христианско-демократический союз потерял 4% по сравнению с прошедшими выборами и набрал 19% голосов. «Альтернативе для Германии» удалось поймать на один голос больше – пятая часть всех голосов (а на выборы пришел 61% избирателей) оказалась у нее.

Но для русского читателя, не знакомого с парламентской системой Германии, это звучит уж очень упрощенно.

Для того, чтобы понять, что произошло, надо знать, где, когда и при каких условиях проходили выборы, а также разбираться в партийном ландшафте ФРГ. Все это – очень муторные и трудные вещи. Однако упрощение вредит пониманию, если кто-то хочет понимать.

Где это произошло? Мекленбург-Передняя Померания – одна из  самых отсталых земель ФРГ, бывшая территория ГДР. Безработица, особенно среди молодежи, плохая инфраструктура, отток рабочей силы в западные земли, низкий ВВП, большие социальные проблемы. При этом – самая низкая в Германии доля мигрантов в населении – 3,7%. Почему-то именно на эту почву хорошо ложатся ксенофобские и  популистские лозунги, именно в ней они и застревают. А партия «Альтернатива для Германии» пока что никаких идей, кроме «долой Меркель» и «мигранты – вон из  Германии» не высказывала.

Более того, однажды председатель берлинского отделения партии Беатрис фон Шторх предложила стрелять в беженцев на границе. На  повторный вопрос она даже и не отказалась от этого своего высказывания. Председатель партии Фрауке Петри призвала немцев «рожать побольше блондинов и блондинок», чтобы в Германии было «больше истинных немцев». Таких фразочек у политиков партии можно набрать еще много. «Добро пожаловать в 1933 год», — говорят многие немцы.

Недаром после появления на горизонте «Альтернативы для Германии» зашла звезда Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Слишком много говорили неонацисты о Гитлере, слишком грубо взывали к старым идеалам, слишком велика среди ее членов была доля бритоголовых урок с битами, гонявшихся по улицам за  мигрантами. «Старые» неонацисты стали несалонными, вылетели из парламентов Тюрингии, Саксонии и вот теперь – земли Мекленбург-Передняя Померания именно благодаря новому конкуренту – волку в овечьей шкуре. Пока что многие связывают «Альтернативу для Германии» с ее отцами-основателями – профессором экономики и видным журналистом. В 2013 году это была совсем другая партия, протестная и в некотором смысле популистская, но с идеями, основанными на экономическом анализе, с людьми, которые думали о важных политических темах. Да, они были настроены против Евросоюза, да, они беспокоились о кошельках немцев в период греческого кризиса. Но они не были расистами.

После того как Фрауке Петри выиграла выборы и стала председателем партии, профессор Бернд Луке покинул ее ряды. «Я не хочу иметь ничего общего с этим коричневым отродьем», — заявил экономист. За ним ушли из партии двое других важных соратника. От «партии немецких профессоров и интеллектуалов» не осталось и следа. Теперь это только сборище ксенофобов, форсирующих избирательные таблицы за счет ошибочной политики Меркель в отношении беженцев. Да  и в Мекленбурге, по оценками Infratest, избирателей программа «Альтернативы» особенно не интересовала. Главное – проучить Меркель, рассказывали граждане социологам.

Об этом знают и другие партии. Поэтому существование «Альтернативы для Германии» с националистскими консервативными лозунгами, без убедительной программы будет мрачным и недолгим. Ведь ни одна из традиционных партий ФРГ, чтобы не  запятнать своего честного имени, не собирается вступать с ней в коалицию – ни в одном ландтаге, не говоря уже о бундестаге, а до абсолютного большинства «Альтернативе» еще далеко. Набрать феерический процент голосов, будучи «коричневой» партией, в  самой «коричневой» земле Германии да еще на фоне протестных настроений населения – все же далеко не головокружительный трюк.

Это означает: партия обречена, в лучшем случае, на кресла оппозиции. Если она готова будет снять «коричневый» налет, который помог ей  сейчас взлететь на невиданные высоты, у нее появятся реальные шансы. Потому что только тогда она перестанет загребать «протестных избирателей» у ХДС и СДПГ, а  также отвлекать «хороших бюргеров» от НДПГ. Только тогда она получит возможность собрать вокруг себя надежных и верных последователей.

Вот и на выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания победитель совсем другой – это Социал-демократическая партия Германии. Она набрала 30,6 процента голосов, потеряв около пяти процентов, да. Однако ее лидер Эрвин Селлеринг останется премьер-министром в этой земле. Кроме того, несмотря на  поражение, в кабинете министров будет присутствовать и партия Меркель. Как и  раньше, Селлеринг собирается взять ХДС партнером по правительственной коалиции. Так что, в принципе, ничего в Мекленбурге не изменится. Разве что «Альтернатива для Германии» станет самой сильной оппозиционной партией в парламенте. Но, опять же, без возможности блокировать все решения. Это на всякий случай объяснение – для тех, кто рисует провальные сценарии для демократии в ФРГ.

В реальности же эти выборы основательно ослабили позиции лично Ангелы Меркель. Теперь Христианско-демократический союз, видимо, окажется в  затруднительном положении насчет вопроса о выставлении ее кандидатуры на пост канцлера. «Четвертый срок» Меркель будет не так-то легко продавить у партнера по избирательному блоку – баварского Христианско-социального союза. Его председатель и премьер-министр земли Бавария Хорст Зеехофер давно выражает свое недовольство по поводу политики Меркель в отношении мусульманских беженцев. Он  даже уже грозился расторгнуть блок и идти на выборы самостоятельной партией.

Так что канцлеру явно придется еще подрожать до следующих выборов в бундестаг осенью 2017 года. Однако ее нимб любимицы избирателей и  безошибочного политика уже тает на глазах. После пощечины в родном избирательном округе он, видимо, скоро совсем исчезнет.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире