anastasia_antonova

Анастасия Антонова, студентка (г.Таллин)

10 октября 2014

F

В Эстонии принят закон о сожительстве. С перевесом всего в два голоса, но он вступает в силу с января 2016-го. Теперь однополые пары будут иметь равные права и обязательства — что немаловажно, такие же, как и традиционные .

Обсуждение эстонцами узаконивания однополыми парами отношений активно началось ещё весной прошлого года. Тогда в почтовые ящики многих горожан приходила петиция в защиту традиционной семьи. «Я против признания в качестве семьи сожительства однополых лиц», — значилось в этой бумаге. Тем, кто против гей-браков, предлагалось подписать петицию, указав свои данные. Против оказалось около 30 тысяч человек.

Я не получала эту петицию. Зато и письма с угрозами тоже никогда не получала, в отличии от инициатора закона о сожительстве, который был принят. Имре Соояэр в своём фэйсбуке опубликовал скриншот письма, который на русский переводится так: «Получите точно, чертово гомо-стадо…».

А вот премьер-министр Тайви Рыйвас, молодой и весьма симпатичный мужчина, был замечен накануне в кафе Sinilind, где эстонское гей-сообщество вместе со своими многочисленными сторонниками отмечало то, что был принят Закон о сожительстве…

«Закон о сожительстве даёт возможность регулировать имущественные отношения всех совместно живущих пар, обязательства содержания и прочие взаимные права и обязанности, а также права и обязанности по отношению к совместно воспитываемым детям. Достижение этой цели с помощью гражданско-правовых договоров на практике невыполнимо», – заявил президент Ильвес.

Эстонское правительство хочет стать членом европейской семьи и поэтому старается следовать европейским тенденциям. Но вообще все эти либеральный ценности свалились на нас как снежный ком. За них никто особенно-то и не боролся. Да, вышли из состава СССР спокойной и без потерь. Никто яро не боролся за права секс-меньшинств. Лично мне всё равно, законно или незаконно однополые пары сожительствуют. Они есть, и я не могу с этим ничего поделать. Да и не особо хочу, честно говоря. А на каких основаниях они сожительствуют, это уж их личное дело, меня не касающееся.

У нас в Таллине даже в самых опасных районах не бьют за то, что кто-то гей. У нас их не унижают. Не вижу необходимости защищать это меньшинство. От кого, собственно говоря? Всем всё равно на интимную сторону жизни другого человека.

А вот другое меньшинство, в которое и я вхожу, меня волнует по-настоящему. Это меньшинство – русскоязычное население Эстонии. Вот кого надо защищать — и на что обращать внимание…

Эстонское законодательство запрещает мне без причины поменять свою фамилию (Антонова) на ту, которую тут уже носят более пятисот человек… Как жаль, ведь мне так хотелось стать Ивановой!

Кстати, об Ивановых. Моя подруга, которой очень нравится своя фамилия, совсем не против, чтоб те люди, которые тоже хотят стать Ивановыми, стали ими.

Меня лично тоже не смущает то, что у некоторых Антоновых нет со мной никаких родственных связей. Да и помимо певца Антонова, я не знаю не одного своего однофамильца. А вот мой знакомый Павлов сказал, что не хотел бы знать больше десяти Павловых, не имеющих с ним родства.

Заголовки местных новостных порталов сделали акцент именно на русскоязычных фамилиях, хотя в списке 222 запрещённых фамилий и около половины из них — эстонские. Нельзя, например, менять свою фамилию на эстонскую Пыдер (что в переводе с эстонского означает «лось»). Но если кто-то из обладательниц редкой фамилии решит выйти замуж за Петрова, то она вправе будет взять фамилию мужа.

Забавно, что фамилия президента Эстонии тоже в этом списке. Наверное, многие хотели стать Ильвесами! Представьте, какой-нибудь Хунт долгое время мечтает стать однофамильцем президента, но нет: закон ему запрещает.

Моя бывшая одноклассница Свинцова решила сменить свою фамилию, но отнюдь не потому, что она распространённая. И то, что новая фамилия более эстонозвучащая, это вопрос десятый, заверила она меня.

А вот если я вздумаю сменить свою фамилию — а я имею право один раз поменять её, не выходя замуж за обладателя желаемой фамилии, — то я не выберу одну из распространённых (как у меня), а предпочту редкую. Хотя тут у меня возникнут проблемы, ведь с 2010 года нельзя взять и очень редкую фамилию. Такой считается та фамилия, которую носят меньше двадцати человек. Придётся просить их письменного согласия.

В общем, логика подобного закона для меня лично почти недоступна. Правительство боится, что будет сложно справиться больше, чем с 500 Антоновами на страну? Учитывая то, что разные имена, разные даты рождения, разный пол… И у каждого жителя, более того, есть свой личный код, состоящий из 11ти цифр…

Гораздо логичней выглядит закон штата Калифорнии, который гласит, что ни одно транспортное средство не может превышать скорость в сто километров в час, если оно едет без водителя.

Понятно, что не имя красит человека, а человек имя, но надеюсь, что мне не запретят выбрать своему ребёнку такое, которое я хочу? Всегда мечтала назвать дочь Клаудией.

Лучше бы с проблемой наркозависимых и безработицей среди молодёжи разобрались, а потом уже решали, какие фамилии можно брать, а какие нельзя. Вот такой вывод.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире