alexeyerlikh

Алексей Эрлих, врач-кардиолог из Москвы

18 мая 2016

F
Спор о решении Госдумы о внесении изменений в закон об обороте лекарственных средств набирает обороты. С защитой этого решения выступил депутат Гудков. Он написал, что мол раньше за ввоз препаратов могли уголовно наказать, а теперь есть возможность ввозить эти препараты http://echo.msk.ru/blog/dgudkov/1767544-echo/
Но мне кажется, что депутат Гудков и его коллеги по думе ошиблись. Ведь ни в законе об ОБороте лекарственных средств (http://www.consultant.ru/…/2f83905386fba9be32b129bf200996d…/), ни в статье 228 УКРФ ничего не говорится ни отказом наказании за ввоз сильнодействующих и ядовитых веществ. В УКРФ говорится о наказании за незаконный оборот наркотических и психотропных веществ (http://www.zakonrf.info/uk/228/). А поправки, принятые Госдумой, касаются сильнодействующих и ядовитых веществ. А это совсем не одно и то же. То есть, это во многом совсем разные препараты. И мне очень хочется, чтобы и депутат Гудков и его коллеги поняли, что поправки, которые они приняли, вовсе не облегчают провоз препаратов, а наоборот, всё ещё больше запутали.

Большой резонанс вызвало решение Госдумы запретить «ввоз в страну сильнодействующих препаратов для личного пользования».

Хочется поговорить о том, насколько это решение справедливо или не справедливо, насколько бесчеловечно (как говорят многие из тех, кто его комментирует). На всякий случай, вот ссылка на страницу Госдумы с описанием этого решения.

Итак, сначала встанем на сторону Госдумы и защитников этого запрета. Во-первых, вчерашнее решение — это не абсолютный запрет. Это лишь запрет на ввоз этих сильнодействующих и ядовитых веществ без рецепта. То есть, как наверняка объяснят депутаты, если у Вас есть рецепт от врача, ввозите сколько хотите. Во-вторых, что же это за вещества? «Все лекарства сильнодействующие» — говорят. Это да! Но запрет касается только определённых веществ из определённого списка. Вот он: http://www.zakonprost.ru/content/base/81978. Там 122 сильнодействующих и 65 ядовитых веществ. Из сильнодействующих бОльшую часть составляют психотропные, «успокаивающие», снотворные препараты, а также сильный аналгетик трамадол и анаболические стероиды, а из ядовитых — редко используемые из-за большой токсичности вещества (кроме, наверное, скополамина, входящего в состав многих комбинированных препаратов и эргометрина). В-третьих, скажут Вам депутаты, все эти препараты вполне можно купить в России. Ну и в-четвёртых, запрет ещё не вступил в силу, ведь принят вчера только во втором чтении. То есть, на первый взгляд, кажется, что Госдума приняла очень технические и вполне безобидные поправки к закону «Об обращении лекарственных средств».

Но давайте посмотрим на это с другой стороны. Конечно, принятый вчера документ — это не в полной мере запрет. Это ограничение. Но даже само это ограничение (есть рецепт — ввози, нет рецепта — нельзя) является во многом издевательством и выглядит вполне бесчеловечно, так как даёт в руки проверяющих органов (таможни) инструмент для вольной трактовки: ввозит препарат не сам пациент, а его родственник/знакомый — можно разрешить, а можно и не разрешить. Рецепт выписан более 1 месяца назад — можно разрешить ввоз, а можно не разрешить. Ну а потом, любое подобное ограничение — это путь к ещё большему административному издевательству государства над людьми. Ведь в рецепте прописано то, сколько надо лекарства — например, 20 таблеток. Это значит, что препарат невозможно ввезти даже с небольшим запасом. А ведь это вполне реально, что даже те препараты (тот же трамадол, который часто используется у онкологических пациентов) сегодня в аптеках есть, а завтра — раз, и исчезнут, как это уже было со многими лекарствами. При этом техническая возможность ввезти препарат из-за рубежа, конечно, остаётся. Но возможность осуществить это крайне затрудняется. В принципе, как мне кажется, подобные запреты/ограничения существовать не должны. Ну или могут быть использованы, когда государство а) легко обеспечивает своих больных всеми доступными препаратами, и б) использовало все средства для борьбы с наркобизнесом. Ни того, ни другого сейчас нет.

Просто в очередной раз государство руками Госдумы решает свои проблемы за счёт своих граждан. И пусть этот вчерашний запрет/ограничение во многом чисто технический, он является очередным маленьким шагом по ущемлению наших возможностей спокойно жить. Таких маленьких запретительных шагов уже сделано много-много. И когда-нибудь каждый из нас обязательно их на себе почувствует. И тогда жизнь и здоровье людей будут под угрозой из-за таких чисто технические решений депутатов/чиновников, не смотрящих в будущее.

Бывают и радостные новости! Например, о том, что из продажи наконец-то изымаются так называемые, биологически активные добавки (БАД). Хотите поговорить об этом? Давайте. Для начала, почему изымаются. Оказывается в этих БАДах обнаружено лекарство. Ведь любой БАД для публики чем хорош, тем, что содержит «только натуральные компоненты», и никакой химии«, и «травки всякие безвредные». Так?

Ну и мало кого из публики интересовало, что вещества, которые продаются под вывеской «БАД», поэтому и не считаются лекарствами, что не только не прошли никаких клинических испытаний на пользу, но и мало изучены на безопасность, и даже не получили Российский сертификат на право называться лекарством (а уж их-то Минздрав раздаёт направо и налево), поэтому и считаются «добавками».

То есть, в баночку с БАДом производитель теоретически может засунуть что угодно. И хорошо, если это будет просто высушенная трава. Самые наглые и бесстыжие производители пихают в свои БАДы НАСТОЯЩИЕ ЛЕКАРСТВА. И это просто ужас! Ведь в этом случае БАД может и правда помогать (улучшает половую потенцию, например). Но только в отличие от лекарств, покупатель не знает ни дозу лекарства, которую принимает, не знает ничего о побочных действиях и потенциальном вреде. И понимая это, можно быть уверенным, что изымаемые сейчас Роспотребнадзором БАДы убили несколько человек.

Несколько лет назад похожая история произошла в США, где из продажи изъяли БАД, снижающий холестерин, в котором нашли огромную дозу статина — лекарства аналогичного действия. И в этом контексте новость о том, что обманные псевдо-БАДы изымаются из продаж, конечно хорошая. Но есть и здоровая ложка дёгтя! И она в том, что, мы ничего не знаем о том, что содержится в других БАДах, которые ещё остаются на полках в аптеках (кстати, странно, что эти субстанции, которые по медицинской пользе ничем не отличаются от мела и лаврового листа, продаются в аптеках, а не в бакалее).

Не знаем, потому что настоящую проверку на безопасность эти субстанции не проходят (и это даёт возможность производителям класть в банки с БАДами что угодно, не обращая внимание на показания и противопоказания и не предупреждая об этом). Поэтому, мне кажется, что самое правильное, что сейчас может сделать Росздравнадзор и Минздрав — призвать граждан с целью безопасности совсем отказаться от БАДов, учитывая их потенциальный вред. Это первое.

А второе, наложить мараторий на выдачу новых разрешений для БАДов, а все имеющиеся срочно проверить на содержание настоящих лекарств и на общую безопасность. Это было бы очень полезно!

Допинговый скандал с российскими спортсменами, которых стимулировали препаратом мельдоний, в топах новостей.  Мельдоний — это некий активатор метаболизма, то есть обмена веществ, теоретически (!) облегчает процессы восстановления повреждённых тканей. Вот цитата из инструкции: «Повышает работоспособность, уменьшает симптомы психического и физического перенапряжения, способствует повышению выносливости». Вот ещё цитата оттуда же, о том, где может применяться это вещество: «...пониженная работоспособность; физическое перенапряжение, в т.ч. у спортсменов». https://www.youtube.com/watch?v=Xh9jAD1ofm4&feature=youtu.be И после этого, в интервью Эху профессор Калвиньш заявляет, что «препарат не создавался в качестве допинга». И далее, в интервью, совсем уж странное заявление о том, что современная медицина живёт по принципам доказательной медицины, и что если про какое-то вещество доказано в клинических исследованиях, что оно допинг, то да! А если не доказано, то, извините, это не допинг и скандал носит политический подтекст. Не хочется повторять общее место про мух и котлеты, но придётся. Они отдельно, господин профессор Калвиньш, отдельно!  Ибо препарат мельдоний и другие подобные ему метаболические субстанции, которые активно применяются в медицине (преимущественно в России и бывшем СССР), практически не имеют нормальной доказательной базы. Нельзя самоцитироваться, но вот пример того, как проводились клинические исследования с одним из самых распространённых в России препаратов для лечения инсульта. Ни одно из них не даёт оснований для его практического использования. То же и с мельдонием. Вот ещё показания для его использования из инструкции: В составе комплексной терапии — ИБС (стенокардия, инфаркт миокарда), хроническая сердечная недостаточность, кардиалгия на фоне дисгормональной дистрофии миокарда, острые и хронические нарушения мозгового кровообращения (инсульт, цереброваскулярная недостаточность). https://www.youtube.com/watch?v=Xh9jAD1ofm4&feature=youtu.be «Ого!» — скажете вы, — «какое суперлекарство». Но вот только радоваться не спешите. Лучше спросите профессора Калвиньша о том, какая доказательная база у этих показаний. А впрочем, не спрашивайте. Ибо никакой! Но про это говорить, видимо, не хочется. Тут же нет политической составляющей. А про допинг поговорить можно — там, ясное дело, «происки Запада». А на самом деле, антидопинговый комитет и не должен проводить никаких клинических исследований. Он включает препарат в допинговый список только по одной лишь  его потенциальной (!) возможности улучшать спортивные результаты. И всё. И не надо подменять понятия и пытаться использовать «доказательную медицину» там, где не надо. Лучше бы использовали её тогда, когда это надо, профессор.

Помните недавнюю историю о том, как на МКАДе ДПСник задержал движение и не пропустил машину «Скорой помощи» из-за надвигающегося начальственного кортежа? Не помните? Вот она, смотрите. Я тогда написал запрос в прокуратуру Московской области и вот вчера получил ответ из Московского управления ГИБДД (№ 45/3/167701508294) за подписью врио замначальника Н.М.Кощеева.

2446684

Суть такова: «проведённой проверкой установлено, что сведения...с информацией о том, что сотрудник ДПС при обеспечении автомобилей специального назначения не пропустил автомобиль скорой медицинской помощи с находившимся в ней грудным ребёнком, не нашли своего объективного подтверждения».

Что означает этот пронизанный цинизмом и подменой понятий текст? Что ребёнок был не грудной? Что это был не ребёнок? Что в машине не было пациента, но она ехала на вызов к грудному ребёнку? Не к грудному? Не к ребёнку? Да какая разница, Кощеев! Это всё болтовня. «Скорую» вопреки всем правилам ПДД задержали. И даже если она мигалку включила не сразу, то пропустить надо было сразу как включила. Кощеев, Вы этого не знаете? 

Это значит, что в следующей такой задержанной «Скорой» в ожидании кортежа будет погибать мама этого ДПСника, а другая «Скорая» не доедет до детей этого Н.М.Кощеева. И знаете, кажется они (они — это все, кто считает, что из-за начальства можно задержать «Скорую») к этому готовы. А знаете почему? Да потому у них в голове всё перепуталось или они совесть совсем потеряли. Потому что, «автомобиль специального назначения», это не кортеж чиновника! Это «Скорая помощь»! Это у неё специальное назначение. А у чиновника назначение очень общее, обычное. Запомните это, Н.М.Кощеев! Ну и ещё, конечно, для меня, для всех нас приоритет ПДД над законом о Госохране (или каким там ещё) абсолютно очевиден. И эта история должна быть поводом ещё раз задуматься о том, что нам с вами важнее, наши близкие и их здоровье или удобство чиновников. 

Чиновники должны ждать и уступать!

Важная новость из области «охраны общественного здоровья» пришла сегодня с заседания Правительства РФ, где решили ввести дополнительный налог на «дешёвую и вредную еду» (http://www.newsru.com/russia/05feb2016/napalmu.html).

Объясняется это, конечно же, пользой для россиян. Многие такие продукты (яркий пример — пальмовое масло) вредны для здоровья, а значит, нужно сократить их потребление. Производители всяких «вредностей» в результате введения дополнительного налога повысят цены, а россияне будут вынуждены отказаться от покупки «вредных» товаров и перейдут на абсолютно здоровое питание. Ну и бюджет поправится немного. Вот только я очень сомневаюсь, что затея Правительства оздоровить сограждан удастся. Ведь альтернативы-то многим продуктам с тем же пальмовым маслом нет, а общая небогатость и десятилетиями выработанные привычки покупать определённые продукты никуда не денутся. Промышленная выпечка, большинство сортов конфет и прочих сладостей, прочие кулинарные товары, почти вся «заморозка», сыры, опять же… Спектр товаров, где используется пальмовое масло очень богат. В результате большинство из нас будут всё равно покупать нездоровые продукты. И простой рост цен радикально не поможет. Ну, то есть, конечно, будут люди, которые откажутся от покупки «вредных» товаров. Но вот я боюсь, что это затронет особенно небогатых, которые в результате перейдут на ещё более неполезные товары. И кажется, что оздоровления-то никакого не будет. А вот совсем другой пример. Американское Агентство по контролю за лекарствами и пищевыми продуктами (FDA) в прошлом году постановило, что в самое ближайшее время (3 года) из всех (!) американских продуктов будет полностью (!) удалены транс-жиры (http://22century.ru/med-n-health/15849) — это наиболее мощные «ускорители» роста атеросклеротических бляшек. В результате все американцы буду всегда покупать продукты без этих вредных компонентов И вот именно такое решение видится мне абсолютно правильным и связанным с действительным желанием уменьшить в стране число больных, уменьшить число сердечных приступов. В отличие от желания пополнить прохудившийся бюджет за счёт кошельков граждан, делая вид, что заботятся об их здоровье.

Делать вид и делать дело — чувствуете разницу…

Министр здравоохранения предложила запретить выпускникам медицинских ВУЗов работать в частных клиниках, не поработав предварительно какой-то срок в государственных медучреждениях (http://www.interfax.ru/russia/490215). И многие накинулись на Веронику Игоревну, мол «крепостное право», «она бы ещё паспорта отбирала», «да разве больше проблем в медицине нет» и проч. А я вот хочу заступиться за министра. Ведь в её рассуждениях как минимум есть логика: «государство вас учило-учило, извольте и вы отдать государству долг и поработайте на него 2-3-5 лет, а потом идите в свою коммерцию». И даже если перестать думать о том, что молодые неопытные доктора коммерческим клиникам не нужны, есть в логике министра как вполне разумное, так и странное. Разумное: министр таким образом решает кадровую проблему (это не секрет, что врачей в стране не хватает, особенно в поликлиниках и в небольших городах). Но решит ли? Очень сомнительно. Ведь кадровая проблема в медицине порождена не только низкими зарплатами (низкими-низкими, уважаемые чиновники! как бы вы не рапортовали, зарплаты в медицине остаются невысокими). Для молодого врача хорошая зарплата — это важно, конечно, но не только. Ведь хорошая зарплата — это не за красивые глаза, это прямое следствие знаний и умений. И именно их надо получать молодому врачу! А делать это лучше всего в крупных центрах больших городов, а не в заштатных районных больничках (никого не хочу обидеть), где новое оборудование может гнить на заднем дворе, современные лекарства только на страницах медицинских журналов, да и сами эти журналы большая редкость. Ну вот обяжет Минздрав выпускников работать госучреждениях. А в таких «заброшенных» местах врачей всё равно не появится. Они будут добиваться мест там, где чему-то смогут научиться. И кстати, это скорее всего не будут частные клиники (немногие из них имеют возможность «работать на перспективу», занимаясь обучением молодёжи). Значит, опять возвращаться к идее распределения? Но уже сто раз доказана, что план с  распределением после медВУЗа не только неосуществим, но и заранее провальный. А вот если министр наоборот, обяжет частные клиники брать на работу молодых врачей с обязательством уволить их через 5 лет, то вскоре в государственные больницы/поликлиники придут опытные хорошо обученные специалисты. Впрочем, и мы все, и даже в Минздраве прекрасно понимают, что подобные «решения» только лишь жалкий паллиатив, ничего не изменят. Не хочется заканчивать текст банальностью, но… ...улучшения наступит только тогда, когда придёт время радикальных перемен: не 3%, а 7-10% бюджетных денег на здравоохранение, не суррогат страховой системы, а любой из её нормальных видов, не план по прививкам и диспансеризации, а настоящая профилактика. И вот после этого подумаем, где лучше работается молодым врачам.

Вот эта ужасная история из Белгорода, с видеозаписью, на которой человек в медицинской одежде (врач) избивает/убивает пациента

И уже почти 80% читателей сайта Эха не могут найти в себе сил, чтобы оправдать этого человека. Но тут же рядом на сайте ещё одно голосование: об охотнике, застрелившим четырёх человек, защищая свою семью. И тут более 90% людей готовы его понять и простить.

Люди! Опомнитесь! То есть, вооружённый дядька, который защищает близких, вам понятен (ну да, мачо, клинтиствуд, семеросмелых), а безоружного мужика, который защищает своих близких (а медсестра, с которой рядом проводишь до 80 часов в неделю, пусть даже не жена и не любовница, хотя и такое тоже может быть, несомненно близкий человек), вы готовы обвинить только потому, что он врач?

Написано, что к медсестре «приставали». Что это? Лапали и плевали в лицо (как мрази в Кёльне)? Ударили? Угрожали изнасилованием? Но в каком случае «приставали» для вас, обвинителей, серьёзная вина, а в каком, вы готовы простить её и допустить такое «приставание» к своей дочери или жене? Кстати, кто из вас, обвинителей, не кричал, что мол если бы был на площади в Кёльне, то первым бы дал в зубы тварям-обидчикам? Все кричали!

А чем отличается история в Белгороде от истории в Кёльне? Да ничем! Вообще, общество во главе с журналистами порой с пиками наперевес бросается на каждый случай, где вина медиков очевидна (а человек избивший/убивший другого нарушил закон и будет отвечать), но порой проходят мимо регулярных случаев нападения на медиков. Да в каждой больнице почти ежедневно в приёмных отделениях пьяное мурло угрожает жизни и здоровью врачей, медсестёр и санитарок…

Наверное, и правда пора сильно ужесточить ответственность за такие нарушения в адрес медиков (есть же строгое наказание за нападение на полицейских). Да и медикам самим надо уметь защищать себя юридически (при первых признаках угрозы вызывать полицию!!!). Но пока приходится защищать себя кулаками. И в результате трагедия: пациент умер, врача посадят, а 80% продолжат жить в искажённой реальности.

Пишу этот текст в состоянии крайнего возмущения материалом Эвелины Геворкян о 29-й больнице (http://echo.msk.ru/blog/evelina/1673262-echo/). И возмущён я даже не потому, что речь идёт о моей больнице (хотя, и поэтому тоже). Кажется, это более серьёзная проблема, касающаяся общения журналистов и медиков. Монитор слежения за родовыми залами, и послеродовыми палатами, висящий в коридоре крайне возмутил общественность. Неуважение к роженицам… Нарушение частной жизни пациентов… Нарушение закона о неприкосновенности частной жизни… Даже 23й статьи конституции… Этот материал стал бы, несомненно, журналистской удачей, если бы автор удосужилась сама хоть отчасти соблюсти журналистскую этику и проверить факты, которые комментировала. Итак, в коридоре висит монитор слежения, и в материале написано, что «за интимным процессом родов может наблюдать не только дежурная медсестра, но и проходящие мимо студенты, родственники других рожениц, охранники, уборщицы». Не написано только одно, но главное — что висит этот экран не просто в больничном коридоре, не в коридоре обычного отделения, а в родовом отделении.  Скажу для тех, кто не знает, нет более закрытого для посторонних отделений, чем этот коридор. Там нет никого, чьё присутствие могло бы нарушить интимность процесса родов. Студенты? Они и так всё видят и не на экране, а непосредственно на родах — для этого и ходят в больницу и учатся. Они не посторонние. Охранники? Нет там никаких охранников — их в штатных ситуациях даже близко к родовому отделению не подпускают. Уборщицы? Так они же и санитарки и непосредственно ухаживают за женщинами, то есть, тоже не посторонние. Кто там ещё остался? Родственники? Так их маршрутизация проходит в стороне от этого экрана. Можно много слов написать об интимности родов и о «подсовывании бумажек». И даже про адреналин и стресс для персонала (а это уж совсем нелепо). И даже можно привести слова «эксперта», что «вдали от посторонних глаз» всё гораздо комфортнее. А ещё можно постебаться над хорошим оборудованием. Можно… Но можно хотя бы внутри себя понять, зачем нужен этот экран. Что благодаря ему медсестра может быстро отреагировать на возникшую проблему, может быстро придти на помощь. Очень жаль, что Эвелина Геворкян поспешила слепить «горячий блин» из полученной фотки, очень жаль, что не потрудилась разобраться. Не удивительно, что врачи сквозь зубы общаются с журналистами, ожидая от них всякого вранья, а журналисты ради материала готовы верить любым небылицам о медиках.  Ребята, нам это нужно? Мы, врачи и журналисты должны помогать друг другу, а не гадить. Все люди должны помогать… Вот и прошло возмущение — остался противный осадок…

Ужасная новость — префект ЦАО г. Москвы умер на стадионе во время футбольного матча от сердечного приступа. Ужасно это само по себе, конечно. Но и ужасно потому, что молодой совсем человек умер очень быстро: самая частая причина такой смерти — угрожающее жизни нарушение сердечного ритма, в результате которой сердце перестаёт нормально работать, и человек через 3-5 минут безвозвратно погибает. За эти 3-5 минут можно попытаться человека спасти, проводя ему непрямой массаж сердца и быстро устранить аритмию специальным электрических разрядом, с помощью прибора дефибриллятора.

Не знаю, как всё обстояло сегодня, но почти уверен, что на стадионе, где собираются десятки тысяч человек такого прибора не было. Врачам «Скорой» и доехать ещё надо, и на трибуны добежать… А делали ли непрямой массаж сердца в сегодняшнем случае, я не знаю.

О том, что места скопления людей в России — вокзалы, аэропорты, стадионы, концертный залы и проч. — должны быть оборудованы дефибрилляторами врачи уже устали говорить. Но от разговоров этих необходимая помощь ближе не становится. Не буду считать деньги, но это прекрасно, что в Москве миллиарды рублей потрачены на благоустройства поликлиник. Н 

о ещё одна сегодняшняя жертва внезапной сердечной смерти должна стать ещё одним поводом для того, чтобы общество и власти услышали бы врачей: бросьте тратить деньги на лавочки-цветочки и оборудуйте общественные места дефибрилляторами!

Бросьте тратить деньги на псевдосоциальную рекламу и ежедневно по ящику обучайте людей, как проводить непрямой массаж сердца и как пользоваться дефибриллятором! Бросьте принимать дурацкие законы и примите закон об априорной невиновности тех, кто оказывает первую помощь! Правда — это очень важно.

Сегодняшняя жертва непонимания важности этой проблемы не последняя. Или для того, чтобы что-то сдвинулось надо, чтобы жертвы внезапной сердечной смерти появились в Кремле?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире