aleksliss

Александр

25 января 2011

F
25 января 2011

Надежды нет

В очередной раз убеждаюсь, гордиться Ставрополем возможно только с негативным оттенком. Лето 2010 – теракт у дворца культуры, сейчас вот – убийство Владимира Слизаева, криминального авторитета, если судить по заявлениям оперативных работников и расползающимся по городу слухам.

Точной информацией о случившемся располагают лишь сами заказчики убийства и, возможно, умы из следственного комитета. Обычный люд теряется в догадках.

Убийство поражает своим объемом, даже для криминальных разборок. Убийство няни и собаковода меня лично, почему-то, особо задело.

Однако нельзя не порадоваться тому факту, что восьмилетний мальчик и двухнедельный младенец уцелели. Убийцы то ли не посчитали их опасными, то ли пожалели. Второе, впрочем, бредово звучит.

Что известно простым смертным о случившемся (это я про себя)?

1. В.Слизаев, по кличке Хан, контролировал то ли половину, то ли треть территории Южного рынка, одного из трех крупных рынков в г. Ставрополе. Напрашивается версия о перераспределении сфер влияния и денег соответственно.

2. В 2003 г. на  Слизаева уже совершали покушение. Тогда, после обстрела машины, он сам был ранен а жена – погибла. Через несколько лет исполнителей покушения нашли и посадили.

3. Еще раньше, в одной из разборок был убит приемный сын Хана – Стас. Версии и причины происходящего широки и обширны, и все они доступны в сети Интернет.

Продолжаем.

4. Непосредственных свидетелей убийства нет. Опрошенные соседи тщательно открещиваются – мол, ничего не видели, ничего не слышали и вообще не знали, кто там живет. С одной стороны вполне логично – стены забора и, как говорят, система наблюдения такая, что даже если приспичит за хлебом-солью к нему сходить – не докричишься. С другой же стороны – слухи и народная молва растекаются очень быстро, так что вполне логично предположить, что народ очень даже хорошо знал, Кто там живет и Чем этот человек занимается.
Вывод – свидетелей не найдут. Все боятся последствий. И, если честно, правильно делают. Себе дороже.

5. Судя по разговорам с людьми из правоохранительных органов, «месть» была исключена из списка версий. По их сбивчивым объяснениям было понятно только одно – какая-то информация на этот счет есть, но сказать её они мне не скажут.

Впрочем, лично я месть тоже бы исключил. Как минимум потому что, когда мстят – не различают ни пола, ни возраста, а значит, детей убивают тоже. Аргумент слабый, конечно, но лучше чем ничего.

6. Из тех же разговоров выяснено, что даже следствие, занимающееся этим убийством, не тешит себя надеждой найти реального заказчика. Никто не говорит о «глухаре», тем более (цитирую): «При такой-то шумихе и личного вмешательства московских властей», но… Надежда только на поимку исполнителя. И то, при таком-то внимании к делу, лично я боюсь как бы не «повесили» это дело на кого-нибудь вообще «левого».

А всем нам известно, что в России, равно как и в Советском союзе, очень любили именно такое решение проблем:

Спихнуть преступление на подходящую кандидатуру, и все довольны: заказчики, потому что они на свободе, и уже без конкурента; общественность – тем что «преступник» найден. Одному только «козлу отпущения» невесело.

Что касается связи с нашумевшей Кущевкой – простому народу об этом ничего не известно. А строить ничем не подтверждаемые умозрительные конструкции – это уж, увольте, не ко мне.

7. Говорят, что Слизаев следил за преступным «общаком» то  ли Ставрополя, то ли всего Ставропольского края. Какие выводы из этого факта и факта последующего массового убийства можно сделать, думаю, сами понимаете. Однако, это лишь слухи. Так же слухи доносят до нас информацию о возможной причастности Хана к наркотрафику на Северном Кавказе. Но это тоже только слухи.

Единственно, что хотелось бы уточнить, что версия «разбой», муссируемая сейчас в СМИ, лично мне кажется уж слишком наивной. Потому что очень сложно представить, что эти самые «разбойники» со своими «разбойными» намерениями пробирались на охраняемую территорию Хана и потом еще убили всех, окромя детей. То ли они сумасшедшие были, то ли не сразу поняли, с кем связались.

Так что одно можно сказать точно. Дело, как и многие другие, полно загадок и вопросов, а надежды, что на них будут найдены ответы — нет.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире