aleksashenko

Сергей Алексашенко

08 декабря 2016

F
08 декабря 2016

Что важно?

Сделка по продаже 19,5%-ного пакета «Роснефти» успешно завершена, и министр финансов может спокойно вздохнуть — средства Резервного фонда останутся нетронутыми еще пару месяцев. На что нужно обратить внимание? Вижу четыре сюжета:

Первое, Игорь Сечин, «поставивший на измену» весь экономический блок правительства, окончательно устранил его из каких-либо проектов, связанных с его компанией. Вся сделка прошла вне зоны видимости министров и вице-премьеров; подозреваю, что даже премьер узнал о ней незадолго до того, как о ней сообщили информационные агентства. Успешная продажа акций — пацан сказал, пацан сделал! — безусловно, поднимет и без того высокую оценку Сечина в главном кремлевском кабинете, и, значит, нам нужно ожидать каких-то внешних проявлений этого. То ли активы какие-то перепадут «Роснефтегазу», то ли «Газпром» поделится доступом к трубе, то ли…

Второе, долгое время едва ли не главным условием продажи акций ставилось то, что новый акционер не должен длительное время претендовать на места в Совете директоров. Что, несомненно, вызывало странные чувства у потенциальных покупателей. Теперь, судя по словам президента — «приход новых инвесторов… в органы управления будет улучшать корпоративные процедуры, прозрачность компании» — это условие снято, и, в какой-то мере, Игоря Сечина заставят жить по правилам, а не по понятиям.

Третье, всей правды об этой сделке мы долго не узнаем. По крайней мере, до тех пор пока ее возглавляет Игорь Сечин. И главное неизвестное здесь это вопрос: получили или нет новые акционеры какие-то иные бенефиты в рамках этой сделки? С Glencore проще. Эта компания могла довольствоваться долгосрочным контрактом с «Роснефтью» на продажу существенной доли ее нефти, возможно, даже, на около рыночных условиях — будучи одним из крупнейших мировых трейдеров, Glencore умеет зарабатывать на продажах нефти, и ее цель удерживать максимальную долю этого рынка.

С катарским фондом сложнее — нефть им не нужна, а вот убытков от этой сделки шейхи явно не хотят получать. И, судя по тому, как структурируются все иные сделки арабских фондов в России, можно предположить, что «Роснефть» (или «Роснефтегаз») выдали суверенному фонду защитный опцион на случай падения цен, обязавшись в таком случае выкупить акции назад. Следовательно, все, что здесь предстоит узнать, это есть ли такой опцион и каковы его условия.

И, последнее, по порядку, а не по сути. Никакой приватизации «Роснефти» не произошло. Как государство (или Игорь Сечин, что, правда, уже почти одно и то же) рулило без каких-либо сдержек этой компанией, так и будет продолжать это делать.

...и что еще важно?

Неожиданное продолжение про сделку с акциями «Роснефти». Компания Glencore, которая названа одним из покупателей, похоже, столкнулась с многочисленными вопросами акционеров — а это акционерное общество, чьи акции торгуются на Лондонской бирже -относительно покупки и выпустила пресс-релиз, который говорит о следующем:

1) сделка еще не закрыта, т.е. акции «Роснефти» юридически еще не проданы,
2) сама компания Glencore вложит в покупку акций всего $300 млн.; если верить Игорю Сечину, то доля Glencore в компании-покупателе составит 50%, т.е. катарский фонд вложит такую же сумму, $300 млн., а остальное?
3) остальная сумма, т.е. 10,5 млрд.евро за вычетом $600 млн., будет предоставлена компании-покупателю неизвестными банками, которые возьмут на себя практически весь риск сделки; риски Glencore и катарского фонда ограничены суммой $300 млн. для каждого,
4) как и ожидалось, Glencore получила дополнительную квоту на продажу экспортной нефти от «Роснефти» в объеме 220 тысяч баррелей в день плюс «дополнительные возможности в будущем», которые пока останутся под покровом тайны для всех.
5) сделка может быть закрыта (т.е. продажа акций «Роснефти» может юридически состояться, если стороны, включая банки, договорятся обо всех условиях и подпишут все документы.

Какие выводы из этого следуют?

1) Сечин ввел Путина в заблуждение; по крайней мере, в той части, которая была показана по телевизору,
2) Скорее всего финансировать сделку будут российские банки, которым, следует ожидать, «Роснефть» прогарантирует все риски (или разместит у них соответствующие депозиты),
3) если все это так, то по сути дела «Роснефть», как этого и хотел Сечин, сама себя выкупила.

Оригинал

Денежно-кредитная политика Банка России в  ближайшие полтора года останется умеренно жесткой. «Умеренно жесткая политика означает, что  мы будем формировать ставки в  экономике на  уровне несколько выше инфляции», отметила глава ЦБ Эльвира Набиуллина на  пленарном заседании Госдумы в  пятницу.
Центральные банки, устанавливая свою ставку, никогда не  ориентируются на текущую инфляцию, они принимают решение, исходя из того, какой уровень инфляции они ожидают через 9-12-15 месяцев. Это связано с тем, что повышение или понижение ставки оказывает влияние на экономику со значительным лагом.
Поэтому, когда российский ЦБ принимает решение о своей ставке, то он должен смотреть на ту инфляцию, которую он ожидает через год. А это, как нам заявляют со всех трибун, 4 процента годовых. То есть сегодняшняя ставка (10 процентов) «лишь несколько выше инфляции», всего-то на 6 процентных пунктов. Думаю, ни одна экономика в мире не может продемонстрировать эффективность, которая окупит  столь высокую процентную ставку.  


Механизм действия процентной ставки прост: ее повышение транслируется банками на процентные ставки заемщикам, которые снижают спрос на  кредиты, что ведет к снижению спроса и снижению инфляционного давления. И  наоборот – снижение ставки ведет к повышению спроса на кредиты.
Однако председатель российского ЦБ с этим не согласна. «Есть распространенное заблуждение, что  снижение ставок сейчас и  быстро могло  бы сделать для  компаний заемные ресурсы дешевле»,  —говорит она, утверждая, что  снижение ключевой ставки окажет только  краткосрочное стимулирующее воздействие на  экономику. «Низкие ставки в  текущих условиях могут стать причиной роста привлекательности вложений в  долларовые активы и  вызвать ослабление рубля. Это приведет к  ускорению инфляции и  обратному росту ставок»,  — отметила Набиуллина. Следовательно, за  коротким периодом экономического роста экономика снова может прийти к  спаду, добавила  она.

Знаете, здесь не только мухи и котлеты хорошенько перемешаны, здесь еще и металлической стружки подмешано достаточно. И, боюсь, российская экономика может поперхнуться этой смесью. Глава российского ЦБ считает, что если кредит в экономике подешевеет, то все – и компании, и граждане – побегут покупать доллары, поскольку они станут привлекательными. И это при том, что процентные ставки по валютным депозитам вплотную приблизились к нулевому уровню.

Дешевые кредиты, действительно, провоцировали атаку на рубль. Так было осенью 2008-го и осенью 2014-го. Но эту атаку совершали не граждане и не компании, а банки, которые получали практически неограниченные дешевые кредиты у Центробанка. Сегодня Банк России посадил банковскую систему на голодный паек – кредиты банкам не выдаются вовсе, но не потому, что банки в них не нуждаются, а  потому, что Банк России регулирует объем кредитов не через процентную ставку, а  простым бюрократическим решением – хочу дам, хочу не дам. В такой ситуации представить себе атаку на рубль просто невозможно!

Я с уважением отношусь ко многому, что делает Банк России – после многих ошибок и мучений, наконец, он перешел к плавающему курсу рубля; хотя банковский надзор по-прежнему хромает на обе ноги, ЦБ последовательно расчищает банковскую систему от жуликов и воров (правда, зачастую перекладывая обязанность компенсировать украденное на налогоплательщиков); на фондовом рынке начались (пусть и единичные) расследования фактов манипуляции рынком. Но главной задачей Банка России остается устойчивая макроэкономическая ситуация, которая опирается на низкую инфляцию и устойчивый рост.  И мне странно, что, заявляя о своей политике инфляционного таргетирования, Банк России продолжает с опаской смотреть на возможные колебания курса рубля, и жертвует экономическим ростом ради его стабильности.

Те, кто сталкивался с переломами костей знают, что на преодоление их  последствий – атрофирование мышц –требуется тем больше времени и болезненных упражнений, чем дольше ты носишь гипс. Высокая процентная ставка это гипс для экономики. На определенном этапе этот «гипс» необходим, чтобы привести систему в равновесие, но маниакальное стремление заставить экономику носить «гипс» постоянно неизбежно приведет к тому, что ее возвращение к нормальной жизни будет максимально затянуто.

Эльвира Сахипзадовна, снимите гипс! Экономике нужно двигаться!

Оригинал

Задержание и арест министра экономики Алексея Улюкаева в очередной раз породило волну разговоров о «либералах» в правительстве, к которым традиционно относят министров экономического блока и руководство Центрального банка. Я не люблю эти разговоры и считаю, что деление на «силовиков» и «либералов», возможно, обосновано имело место до «дела ЮКОСа» (разгрому которого, кстати, сильно поспособствовали «либералы» Кудрин и Греф), а вот после на вершине российской бюрократической пирамиды, в правительстве и в администрации президента, оставались только те люди, которые были готовы исполнять любое решение президента (или премьера) Путина, независимо от того, насколько сильно согласны или не согласны с этим решением были исполнители.

Я, вообще, плохо понимаю, как можно говорить о либеральном экономическом блоке в стране, где доля государства в экономике выросла с 35% в  2005-м до 70% в 2015-м, при том, что персональный состав экономического блока меняется совсем мало. Но бюрократия устроена так, что она не может остановиться ни на какой отметке – у хорошего чиновника всегда найдется аргумент, который позволит ему внести предложение о национализации еще чего-нибудь.

Очередное предложение на эту тему прозвучало от начальника главного управления ЦБ по Центральному федеральному округу Ольги Поляковой, которая, выступая в Думе, предложила завести государственный реестр вкладчиков и их вкладов, заведовать которым (реестром) должен или сам Центральный банк, или Агентство по страхованию вкладов, которое вот-вот станет полностью подконтрольно Банку России. 
Заявленный аргумент в поддержку этой идеи, на первый взгляд, звучит весомо: Центральный банк не может найти способ предотвращения махинаций банкиров, которые «прячут» вклады граждан в разные схематозные уголки. Спору нет – вклады населения надо защищать. Но, скажите, а почему средства компаний, малых и крупных, которые находятся на банковских счетах защищать не нужно? Как показала мировая практика, лучшим средством защиты средств вкладчиков является действенный банковский надзор. Если надзорный орган, каковым в России является Центральный банк, будет добросовестно выполнять свою работу, то он должен отзывать лицензии у банков не в тот момент, когда они уже проели весь свой капитал и начинают выносить из здания стулья и скрепки, а тогда, когда капитал банков еще составляет положительную величину, когда банк может полностью рассчитаться со всеми вкладчиками. Создание же реестра вкладчиков и вкладов проблему отвратительного банковского надзора в России никак не помогает решить; потому что создание системы банковского надзора – это создание работоспособного института, который не  сможет работать в отсутствие других институтов, важнейшими из которых являются суд и правоохранительные органы; а вот создание очередного реестра – это возможность для чиновника сначала освоить и попилить бюджет, а потом уже и огосударствить очередной сегмент бизнеса.

Озвученная идея о создании реестра меня пугает тем, что от нее останется всего один шаг до следующего «логичного» предложения: а, давайте, разрешим принимать вклады населения только государственным банкам?! Думаете, такое нереально? Но тогда, объясните, почему реальностью стало создание Банком России Национальной системы платежных карторганизации, которая взяла на себя функции, выполняемые во всем мире коммерческими организациями? Или почему стало возможным создание тем же  Банком России Национальной перестраховочной компании, которая тоже собирается потеснить частный бизнес?

Одним словом, never say never – никогда не говори никогда! Монополия госбанков на вклады населения для чиновника вещь удобная – даже, если в таком банке что-то украдут, то государство быстро придет на помощь и даст ему денег. Не верите? Посмотрите, за последние десять лет, редко в каком законе о федеральном бюджете нет статьи о выделении денег тому или иному госбанку. А иногда и всем сразу!

Оригинал

30 ноября 2016

А ты кто такой?

Помощник президента Андрей Белоусов, по совместительству председатель Совета директоров компании «Роснефть», задал нескромный вопрос Исполнительному директору «Роснефти» Игорю Сечину: «А не расскажете ли Вы, любезный Игорь Иванович, каким образом Вы собираетесь продать и одновременно купить (не то) государственный (не то негосударственный) пакет акций «Роснефти»? Видите ли, бюджету очень-очень нужны деньги!»

Комичность этого сюжета перехлестывает через край. Вроде бы, как речь идет о приватизации, за которую в России отвечает правительство, а смотрящим за правительством является сам Андрей Белоусов; и именно правительство должно решать каким образом будет продаваться пакет акций нефтяной компании. Но получается, что правительство не только не в курсе происходящего (можно, правда, предположить, что единственным, кто был в курсе, являлся Алексей Улюкаев), но даже и не пытается влезть в эту сложную игру. Только не подумайте, что Андрей Белоусов решил «Ответить по полной» Игорю Сечину, который со своими корешами из ФСБ поставил помощника президента вместе с первым и обычным вице-премьером «на измену» за одну только мысль о том, что продажа «Башнефти» может пойти не по-сечински. Мотив активности помощника президента гораздо более прозаический: он просто волнуется за то, что ему, как председателю Совета директоров «Роснефти» нужно успеть провести все корпоративные процедуры, на которые по закону требуется несколько дней.

И подумалось здесь мне: неужели Андрей Белоусов стал таким наивным, что боится, что найдется в стране кто-то, кто заметит нарушение «настоящим Игорем Ивановичем» каких-то там процедур, написанных «Игорем Ивановичем ненастоящим»? А если найдется, то какой суд согласится принять его иск? Не говоря уже о том, что признать процедуру перекладывания акций «Роснефти» из кармана почти-государственного «Роснефтегаза» в карманы почти-негосударственных «дочек» и «внучек» «Роснефти»?

Думаю, что Андрей Белоусов не дождется ответа на поставленные вопросы. Вернее, дождется, но получит их одновременно с теми документами, которые он, как председатель Совета директоров компании «Роснефть», должен будет подписать «с листа», практически не читая, потому как бюджету очень нужны деньги, и на чтение каких-то там бумажек просто нет времени. Вы спросите на чем основана моя догадка? А на очередной остроумной фразе пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, сказавшего журналистам, обратившимся к нему за комментариями: «Андрей Рэмович Белоусов не нуждается в наших комментариях».

Вам все понятно, Андрей Рэмович?

Оригинал

Московская театральная жизнь – это то, чего мне сильно не хватает в сегодняшней жизни. В Москве бываю нечасто, короткими набежками, всегда перед приездом смотрю афишу, но, как-то, не сильно везло. На этот раз, повезло, попал на премьеру «Царя Эдипа» в Вахтанговском театре.
Греческая трагедия настолько специальное искусство, что ставить его берутся не часто. Сильные характеры, четкие сюжеты, не допускающие двусмысленных трактовок – как говорится, все сказано до нас. Как сделать все это актуальным? Чтобы зритель понимал, что написанное почти две с половиной тысячи лет назад настолько же актуально сегодня, как и вчера.

Римас Туминас сказал о своем замысле Сказал так: «Это очень важный проект, так как он соединит в себе две влиятельные театральные традиции: мастерство греческого театра в воплощении древней трагедии и русскую школу психологического театра…. Хочется поставить спектакль о главном — о человеческом достоинстве, о чести, о сильном человеке, о лидере, который смог наказать себя сам: выдворить себя из страны, уйти из жизни нищим. Сегодня такого практически нет. Все они (лидеры), во всяком случае, в большинстве своем, чувствуют себя не виноватыми ни в чем. Все оправдывается. Все возможно. Все дозволено. Хотелось бы поднять флаг чести и достоинства человека».

Ему удалось и то, и другое. А, на мой, взгляд, даже больше. Безумно сильная концовка спектакля, когда колесо судьбы, перемалывающее всех и вся, практически наезжает на зрительный зал, заставило меня сравнить «Эдипа» Туминаса с «Покаянием» Абуладзе – судьба России последних ста лет, страны, которая попала в такие жернова истории, что выбраться из них пока никак не удается; да, нынешнее поколение россиян, и политиков, и простых граждан, вроде бы не несет никакой ответственности за то, что случилось 100, 80, 70, 60 или 50 лет назад; но точно также Эдипу его судьба была предначертана богами; он делал все, что мог, чтобы ее избежать, но … Эдипу страшной ценой пришлось заплатить за свои поступки, чтобы сделать свой город счастливым. России это, очиститься от своих грехов, сделать еще предстоит. И, видимо, уже при следующем политическом поколении. А пока этого не случится колесо судьбы продолжит нас ломать.

Оригинал

Я много раз критически отзывался о бессмысленной, на мой взгляд, программе санации банков, которая так полюбилась всем ее участникам (Минфин, ЦБ, АСВ). Расходы на финансирование этой программы уже превысила полтора триллиона рублей, а с учетом процентов, которые предстоит выплатить, федеральному бюджету предстоит заплатить намного более 2 триллионов рублей.  



Схема до  банальности проста:
ЦБ сквозь пальцы смотрит, как разворовывается банк, у  которого исчезает не только капитал, но и средства клиентов; после этого те же люди в ЦБ, которые надзирали за этим банком принимают решение о том, что его надо спасать (хотя из 30 случаев санации еще не один банк не смог восстановить полноценные функционирование); опять-таки те же самые люди выбирают банк, который будет санировать фактического банкрота и принимают решение о том, сколько денег на это благородное дело нужно выделить;  после этого те же самые люди выдают АСВ кредит на 6-8-10 лет под 0,5% годовых (я не оговорился – под пол-процента в год); после этого на этот раз уже не все, но те же самые люди в более узком составе едут в здание АСВ, где, уже будучи членами Совета директоров АСВ, принимают решение о выдаче миллиардных кредитов под 0,51% годовых банкам-санаторам. После этого банк-санатор на все полученные деньги покупает у Минфина ОФЗ под текущую доходность и получает гарантированный доход, а Минфин из средств федерального бюджета на протяжении этих 6-8-10 лет платит процентный доход по облигациям в  пользу банков-санаторов, а по окончании срока обращения ОФЗ должен будет вернуть полученные в долг деньги.


Справедливости ради, следует сказать, что чуть более 20% от затраченных полутора триллионов санируемые банки погасили какими-то активами, переданными на баланс АСВ, реальная стоимость которых, правда, никому не  известно, т.к. информации о том,  что это за активы,  зачем они нужны АСВ, что АСВ с ними сделало или собирается сделать  — на сайте АСВ не имеется.

Поскольку внятных и  прозрачных критериев, какой банк нужно спасать, а какой – нет, никогда не было, и уж тем более к анализу предлагаемых планов спасения никто кроме чиновников не  привлекался, то, очевидно, что денег ушло много, а с результатами – как говорил, Виктор Степанович, «получилось, как всегда». Более того, по прошествии некоторого времени стало выясняться, что выделенных денег стало санаторам не  хватать, и в ЦБ полетели многочисленные просьбы «подбросьте немножечко», ведь, «те , что ты выслал на прошлой неделе, мы давно уже съели!» 

Кому-то, например, банку СМП, которым владеет членкооперативаозеро по фамилии Ротенберг, отказать было никак нельзя; кому-то устраивали допрос с пристрастием, но в итоге все равно приходилось выделять деньги. То есть взваливать на бюджет все новые и  новые долги. А бюджет у нас теперь, как известно, сидит без денег, и любая незапланированная копейка расходов  доводит до белого каления министра финансов (по совместительству председателя Совета директоров АСВ). Мне думается, что это – нескончаемый поток новых решений о  выделении денег – стало одной из главных причин проведенной недавно зачистки в  надзорном блоке Банка России.

Когда мне вздумалось оценить итоговые результаты деятельности уволенных «надзирателей», я по привычке пошел на сайт АСВ в надежде скачать привычную таблицу о программах санации, их условиях и объемах выделенных денег. И … этой таблицы на привычном месте я не нашел. Получается, что чиновничья кошка хорошо почуяла, чье мясо съела, и решила спрятать всю информацию о «съеденном мясе». Чтобы никто неудобных для чиновников вопросов не задавал.

Придется этих чиновников разубеждать: информацию найдем, вопросы задавать будем и персонально ответственных называть тоже будем.


Итак, кто эти люди:


Совет директоров Банка России

Совет директоров АСВ

Набиуллина Э.С.
Силуанов А.Г.  
Лунтовский Г.И.

Акимов М.А. — Первый заместитель Руководителя Аппарата Правительства
Тулин Д.В.

Барсуков С.В. — Директор Департамента Минфина 
Швецов С.А.

Игнатьев С.М.
Юдаева К.В.

Исаев И.О. – Генеральный директор АСВ
Иванова Н.Ю.


Лещевская Ю.А. — Директор Департамента

Минэкономразвития
Поздышев В.А.

Малышев Ф.И. – референт Администрации Президента
Скобелкин Д.Г.

Моисеев А.В. – замминистра финансов
Чистюхин В.В.

Набиуллина Э.С.
Симановский А.Ю.

Подгузов Н.Р. – замминистра экономики
Игнатьев С.М.
Поздышев В.А. – зампред Банка Россиb
Савинская Н.А.

Симановский А.Ю.
Сухов М.И.

Сухов М.И.



PS У меня имеется таблица, о которой я говорю, по состоянию на 1 октября 2015 г. Если у  кого-то есть более свежая версия, поделитесь, пожалуйста!










































Часто, обсуждая статистические сводки, приходится говорить, что есть ложь, большая ложь и статистика. Потому что, например, соединяя в одной строке производство сыра и сырного продукта можно предоставить начальству доказательства успехов политики импортозамещения. А то, что этот самый продукт не содержит ни капли животных жиров — так это не по статистической части!

Но бывают и обратные ситуации, когда политики в своих интересах преднамеренно искажают статистическую информацию. Так, например, Банк России проделывает огромную и очень качественную работу по составлению платежного баланса, документа, который является одной из наиболее важных статистических форм, позволяющих понять, что происходит в экономических взаимоотношениях страны с остальным миром, есть или нет угроза устойчивости курса национально валюты. Публикации этой статистической формы ждут все эксперты и аналитики. Не сомневаюсь, ждут и внимательно изучают ее и в Кремле.

Но когда российский президент выходит на сцену и произносит фразу: «По сравнению с прошлым годом чистый вывоз капитала из России за три квартала текущего года сократился, прошу внимания, в пять раз, до 9,6 миллиарда долларов. Напомню, что за три квартала прошлого года вывоз капитала составил свыше 48 миллиардов долларов» — у меня в голове немедленно рождается вопрос: кто и зачем подставляет российского президента, заставляя его искажать действительность? Тем более, делать это на инвестиционном форуме «Россия зовет!», где, как минимум, половина участников знает, что такое платежный баланс, умеет его читать и понимать.

Дело в том, что в 2015-2016 году Центральный банк проводил с российскими банками разнообразные операции (например, кредитование в иностранной валюте или ведение долларовых корреспондентских счетов), которые вносили сильные искажения в статистику. Тем более это важно учитывать, если вспомнить, что в 2015-м Банк России валютные кредиты давал, а в 2016-м стал требовать их погашения.

Для того, чтобы устранить влияние этих операций на итоговые таблицы, и чтобы содержащиеся в них данные более адекватно отражали реальное положение вещей, эксперты Банка России ввели в стандартные таблицы дополнительные строки, в которых показали масштабы этих операций и «очистили» важный для российских реалий показатель «отток капитала» от их влияния. Вот как выглядят эти строки:

2608468

Действительно, есть $9,6 млрд. за три квартала этого года и $48,1 млрд. за три квартала года предыдущего, но ... эти объемы оттока капитала даны ДО корректировок, которые Банк России считает правильным произвести, чтобы понимать происходящее в экономике. А после корректировок объемы оттока капитала равны $21,4 млрд. и $37,7 млрд., соответственно. И разница становится не пять раз, а чуть меньше двух.

На первый взгляд, не Бог весть какая разница — подумаешь, в два раза или в пять?! Да, и отток капитала, действительно, уменьшился! Но если сравнить показатели оттока капитала с сальдо счета текущих операций (СТО) — а это есть результат экономического обмена (торговля товарами, услугами, заработная плата, проценты и дивиденды, и т.д.) России со всем остальным миром, — то оказывается, что разница есть, и эта разница большая.

Традиционно считается, что устойчивость платежного баланса и, следовательно, курса российского рубля опирается на устойчивое положительное сальдо СТО. В этом году данный показатель стал быстро снижаться: с $54,4 млрд. за 9 месяцев 2015-го до $15,6 млрд. в 2016-м. И если сравнить объемы оттока капитала с сальдо СТО, то в версии российского президента ничего серьезного не происходит: отток капитала меньше положительного сальдо СТО. А вот в версии российского Центробанка слабость платежного баланса немедленно проявляется — отток капитала в полтора раза больше положительного сальдо СТО. А это означает, что рубль находится далеко не в столь комфортном положении, как это может показаться, глядя на его динамику в последние месяцы.

Я далек от мысли, что российский президент сам заходит на сайт Центрального банка и отыскивает там нужные ему для выступления данные. Конечно, это делают его помощники. И в случаях, когда они вкладывают в текст президентской речи заведомо неадекватную информацию, меня мучают два вопроса: Они делают это осознанно, считая всех слушателей полными идиотами, или по своей неграмотности? А, если по неграмотности, то сводки для президента тоже неграмотные?

Оригинал

13 октября 2016

Факт считать планом!

«По отношению к ВВП расходы федерального бюджета снизятся с 19,8 процента в 2016 году до 18,5 процента в будущем году и 16,2 процента в 2019 году… все мы прекрасно понимаем: это непростая задача. Но мы считаем, что эта задача правильно сформулирована, и очень аккуратно собираемся двигаться по этому пути, не нарушая наших обязательств в социальной сфере перед гражданами России.» — такими словами описал президент Путин современную бюджетную политику России, выступая на форуме «Россия зовет!» К приведенным им данным следует добавить еще то, что в 2013-м и 2014-м годах расходы федерального бюджета к ВВП составляли 20% и 20,9%, соответственно.

Сжатие бюджетных расходов в условиях кризиса — процесс болезненный и, зачастую, неизбежный. Многим странам в моменты экономического спада или падения цен на основные сырьевые товары приходится сталкиваться с недостатком доходов в казне и делать непростой выбор между сокращением расходов и наращиванием госдолга. Не у всех стран такой выбор существует, так, если посмотреть на Украину, то наши соседи не могут при всем желании существенно увеличить дефицит бюджета и нарастить государственный долг просто потому, что сегодня емкость внутреннего рынка крайне незначительна и он не может дать Минфину больших денег по тем процентным ставкам, которые ему под силу обслуживать. Поэтому для Украины выбор формулируется по другому: сокращение расходов или финансирование дефицита за счет «печатного станка» и разгон инфляции.

России, в этом отношении, гораздо лучше: нашему Минфину не обязательно сокращать расходы бюджета, так как он может и на рынке денег занять (как у российских инвесторов, так и у иностранных), или активы какие-то продать (Башнефть, Роснефть и далее по списку), или использовать средства резервных фондов. Но он выбрал другую политику и получил поддержку правительства и президента в ее проведении — замораживание общей суммы расходов и перераспределение расходов между статьями по мере необходимости. (Мне такая политика кажется неправильной — я считаю, что столь сильное сокращение государственного спроса оказывает избыточное депрессивное давление на экономику и загоняет ее в стагнацию. Но о правильности или неправильности бюджетной политики российского Минфина я порассуждаю как-нибудь в другой раз; цель этой заметки в другом).

Когда у вас имеется общая сумма расходов и при этом какие-то из них должны обязательно расти, то какие-то другие обязательно будут сокращаться. В этом и состоит «бюджетный маневр» времен текущего кризиса — отобрать у одних, ради того, чтобы дать другим.

Президент Путин уверен, что при проведении такой политики социальные обязательства государства выполняются в полном объеме, что звучит более, чем странно. А как тогда быть с неполной индексацией пенсий в 2016 году после скачка инфляции в 2015-м? А как быть с тем, что у работающих граждан уже три года подряд конфискуются пенсионные накопления, которые им должны начисляться по закону? А как быть с приостановкой действия отдельных положений 24 федеральных законов в 2015-2016 гг., устанавливающих порядок индексации социальных выплат, пособий, компенсаций, денежного содержания государственных гражданских служащих, денежного довольствия военнослужащих, оплаты труда судей и иных выплат — а чтобы совсем было понятно, нужно сказать прямо: в 2015-2016 годах размеры указанных выплат, пособий и компенсаций, осуществляемых за счет средств федерального бюджета, не индексировались, как того требовали 24 закона.

Спорить нельзя: все эти действия были совершены на основании на основании законов, то есть правительство и президент, действуя по двум известным принципам 1) закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло, 2) Мое слово, что хочу, то и делаю! Хочу дам, хочу возьму обратно!, — то пропихивали через парламент законы, устанавливающие одни правила и объемы социальным выплат из бюджета, то заменяли их другими, отменяющими действие первых.

Конечно, к словам президента о полном выполнении социальных обязательств можно отнестись формально, по-бухгалтерски, заявив: что написано в законе про социальные обязательства, то и профинансировано; а то, что законы перед этим поменялись, так это другая история. Но мне эта история сильно напоминает практику, широко распространенную в Советском Союзе, где повсеместно звучал лозунг: «выполнение плана — долг, перевыполнение — честь!» и где в последний рабочий день каждого года директора предприятий, не справившихся с выполнением плана, сидели допоздна в своих кабинетах и ждали: придет или не придет заветная телеграмма от министерства, которая гласит: «Факт считать планом!» Ведь если ты получал такую телеграмму, то можно было считать, что жизнь удалась, а если не получал — то и должность потерять можно было.

И услышав от российского президента о ненарушении социальных обязательств государства при сокращении бюджетных расходов, я подумал: человек, придумавший ту, советскую телеграмму, был бы рад услышать, что его дело живет и побеждает при том, что и Советского Союза давно нет, и экономика в России давно перестала быть плановой.

Оригинал

02 октября 2016

Работа есть работа

Замечательное заявление сделала председатель Центризбиркома Элла Памфилова: «могли бы наблюдателями быть 4,5 миллиона человек… если бы партии с ними хорошо поработали, они могли бы прийти не только проголосовать, но и понаблюдать….Но не может Памфилова или ЦИК, извините мы всем составом, мы за себя должны отвечать, за свою работу. Но за избирателя, на наблюдателя мы не можем сделать работу.»

Извините, Элла Александровна, моя работа, как как гражданина, как избирателя, состоит в том, чтобы заплатить налоги, за счет которых Вам и Вашим коллегам в избиркомах по всей стране платят зарплаты и  премии, прийти на избирательный участок и проголосовать; а Ваша и только Ваша работа состоит в том, чтобы обеспечить честные выборы. Ну или хотя бы для начала честный подсчет голосов.

Наблюдатели – это люди, которые готовы жертвовать своим временем и силами, чтобы помочь Вам. Но это не их РАБОТА, это их желание сделать страну лучше и честнее. И не надо обвинять людей в том, что они не в достаточном количестве пришли на участки наблюдать за тем, как Ваши коллеги фальсифицируют результаты голосования.

Потому что, если встать на Вашу позицию, то охраной общественного порядка должна заниматься не полиция, а отряды самообороны. А  образованием детей могут заниматься не государственные школы, а родители, выдавая своим детям аттестаты о среднем образовании и принимая у них ЕГЭ. Ведь все это – и подсчет голосов на выборах, и охрана общественного порядка, и среднее образование – является функциями государства, за исполнение которых мы, налогоплательщики, платим зарплату врачам, учителям, полицейским и полицаям, и членам избирательных комиссий. И Вам лично!

Работа есть работа. Если Вы согласились стать председателем Центризбиркома, то Вы должны были понимать, с чем Вам предстоит столкнуться на своем рабочем месте. Если Вы не можете справиться с этой работой потому что Вам кто-то мешает – скажите, кто. Если Вам мешают нормы закона – внесите предложения об их изменении. А если Вам просто не хватает сил противостоять бюрократической системе, то уйдите в отставку и не надо обвинять других людей в том, что они не  захотели выполнять вместо Вас Вашу работу.

 

30 сентября 2016

Нет куда ходить…

Признаюсь сразу, часто использую этот термин — цугцванг, ситуация в шахматах, когда любой ход ухудшает твое положение, а  ходить надо. Потому что он очень четко и понятно описывает, где ты в данный момент находишься. Или кто-то другой….

В данном случае речь идет о президенте Путине и МН-17 — привычка врать и отрицать факты, которая стала нормой политики российского руководства, загнала российского президента в такой тупик, из  которого нет хорошего выхода. Вот, что ему делать после опубликования результатов работы международной группы следователей? Которая, как справедливо отметил путинский пресс-секретарь, ни в чем Россию (пока) не обвинила?

Вариант первый — признать, что использование российского БУКа в Донбассе было санкционировано на самом верху; пусть не президентом, как верховным главнокомандующим, а министром обороны или каким-то его замом, курирующим войну на востоке Украины. Сами понимаете, что после того, как Кремль два года отрицает участие российских военных в боевых действиях на востоке Украины, такое признание будет равнозначно признанию в том, что все эти два года Кремль (и лично президент) беззастенчиво врал. В этом раскладе наивный вопрос — а что, российские офицеры-операторы БУКа не могут отличить гражданский самолет от военного? — звучит как-то по-детски…

Вариант второй — пойти по пути полковника Каддафи, который в случае со взрывом американского самолета РА-103 над Локкерби, пошел на «сделку со следствием» (с Западом), сдал своих людей, согласился на международный суд над ними и выплатил приличную компенсацию ($10 млн. на каждого погибшего) в обмен на снятие с Ливии санкций. Но Каддафи было хорошо (в тот момент, конечно!) — взрыв самолета на Локкерби был осуществлен с использованием бомбы, погруженной в багаж. Там не было никакой ракеты. А здесь?! «Сделка со следствием» будет означать, что российский верховный главнокомандующий должен признать, что в его армии любой майор на время своего отпуска может спокойно вывести ракетную установку из расположения своей части, проехаться на ней тысячу километров по территории страны, при этом ни один пост ГИБДД этим не заинтересуется и не сообщит об этом в ФСБ. Боле того, исчезновения этой ракетной установки (и, как минимум, пары ракет «потерянных» по пути) в той самой воинской части никто не обнаружил не только во время отпуска майора, но и по его возвращении, когда уже стало известно и про сбитый «Боинг», и про то, что с высокой степенью вероятности именно этот БУК побывал на Донбассе. Это ж сколько голов должно полететь и сколько генералов и полковников должны лишиться своих постов после этого? А что должен после этого отвечать верховный главнокомандующий на своей очередной пресс-конференции, когда ему зададут вопрос: Почему трамваи в России оснащаются устройствами ГЛОНАСС, а ракетные установки — нет?

Вариант третий — продолжать все отрицать и надеяться, что рассосется. Но, ведь, уже хорошо понятно, что не рассосется! Западная машина, может, и медленно работает, но она работает и рано или поздно раскопает всю правду, найдя пару десятков свидетелей, которые подтвердят, какой БУК стрелял, откуда он приехал и кто отдавал приказ на уничтожение гражданского самолета.

А теперь поставьте себя на место российского президента и скажите, что бы сделали Вы на его месте?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире