aleksashenko

Сергей Алексашенко

08 апреля 2017

F
08 апреля 2017

Заметки на ходу

Пишу статью, работаю с базой данных МВФ из World Economic Outlook и получился вот такой интересный график – как росли страны после кризиса 2008 года?

 

Понятно, что ситуация у всех разная, и кто-то тот кризис не заметил вовсе, а кто-то залетел как следует. Но для сравнения взял 2009 год за 100 и дальше протянул темпы роста за следующие семь лет. Что тут можно сказать?




Во-первых, Россия, занимая 147-е место из 189 стран, явно не худшая в этом ряду – больше половины Евросоюза «болтается» между отметками 100 и 110, не говоря уже о Венесуэле и  Греции. Ливию и Украину вряд ли стоит рассматривать в данном сравнении – цена войны колоссальна и для той, и для другой страны.

Во-вторых, средние темпы роста индийской экономики за эти семь лет (7,36%) вплотную приблизились к Китаю (8,1%), а, значит, Индия в результате реформ премьера Моди серьезно разогналась и будет в ближайшую пару десятилетий предъявлять растущий спрос на сырье, что, конечно, хорошо для российской экономики.


В-третьих, и президент Путин, и премьер Медведев в своих выступления, говоря о причинах российского экономического кризиса, постоянно говорят о «внешнем факторе», которого, конечно же, не существует. Помимо России в 2015-2016 гг., т.е. два года подряд, экономический спад зафиксирован в 8 странах —  Бразилия, Бурунди, Суринам, Тринидад и Тобаго, Йемен, Пуэрто-Рико, Макао, Эритрея, — на долю которых приходится 2,9% мирового ВВП по ППС (паритету покупательной способности).

Оригинал

…продолжаю «мучаться» со своей статьей, идет тяжело, но зато еще один побочный результат. Возник простой вопрос – а сколько российская экономика недополучила за третий президентский срок Владимира Путина? И можно ли наверстать упущенное?

После глобального финансового кризиса 2007-2009 гг. два года (2010-2011) российская экономика росла темпами, превышающими рост мирового ВВП, но, начиная, с 2012 г. ситуация поменялась на противоположную. А в 2015-2016 гг. в России зафиксирована рецессия, хотя вся мировая экономика продолжала набирать темпы роста. На приведенном ниже графике хорошо видно это отставание, которое началось задолго до снижения мировых цен на нефть и введения западных санкций против России.


Если бы российская экономика в 2012-2016 гг. росла со скоростью 4% ежегодно, то в 2016 г. российский ВВП был бы на 19% больше (безо всяких ухищрений со стороны Росстата). А совокупное накопленное отставание — упущенный рост – за эти пять лет составил 43% от уровня ВВП 2016 года.  Вот эти два показателя, на мой взгляд, являются вполне наглядной оценкой стоимости экономической политики Владимира Путина. Политик, в которой отсутствует верховенство права, зато процветает коррупция и кумовство. Политики, в которой парламент не является местом для дискуссий, а любимым видом деятельности правоохранительных органов является кошмарение бизнеса. Политики, в которой нет денег для повышения пенсий и  зарплат, но есть деньги на производство никому не нужных танков, на поддержку бандитов на востоке Украины, на посмешивший многих поход «Адмирала Кузнецова» вокруг Европы и на охрану силами ФСО многочисленных резиденций, принадлежащих благотворительным фондам, услугами которых (резиденций) может пользоваться только российский премьер-министр.

Можно ли наверстать упущенное? Теоретически – да. Если предположить, что мировая экономика будет расти со скоростью 3,3-3,5% ежегодно, то для того, чтобы к 2030-му году – то есть к завершению двух президентских циклов (2018-го и 2024-го) – российская экономика смогла это сделать, она должна, начиная с  текущего года ежегодно расти на 0,75 процентных пункта быстрее, т.е. со  скоростью 4-4,3% в год. Но такого оптимизма не видно ни у Минэкономики, ни у группы Кудрина, и даже сам Владимир Путин говорит о том, что опережать мировую экономику возможно лишь к 2020-му году .

На днях стали известны первые прикидки прогноза нового министра экономики Максима Орешкина, который решил сразу «взять быка за рога» и выполнить поставленную задачу – в его прогнозе в целевом сценарии (успех которого опирается на набор структурных реформ, перечень которых пока неизвестен даже самому министру; в базовом сценарии – без реформ – российский ВВП растет на 1,5% ежегодно) в 2020 г. российская экономика растет на 3,1%. (Почему-то в  документах Минэкономики говорится, что это и есть опережение мировой экономики, хотя 3,1% — это ее фактический рост в 2016 г., и основные прогнозы говорят о  том, что она еще немного ускорится). А до того времени, 2020-го, экономика России будет постепенно разгоняться, что означает – отставание от мировой экономики будет лишь нарастать. Если прогноз Минэкономики будет вещим, и на обещанные темпы роста российской экономике удастся выйти, то для достижения той же цели – компенсировать упущенное за последние пять лет – темп роста экономии нашей страны на протяжении следующих десяти лет (2021-2030) должен превышать рост мировой экономики на 1,5 процентных пункта, т.е. расти со скоростью 4,8-5% в  год.


Примерно через полгода, с высокой степенью вероятности, мы узнаем о  решении Владимира Путина пойти на очередной президентский срок, после чего услышим набор его предвыборных обещаний и увидим, будут ли там стоять такие амбициозные цели. Или прочитаем между строк банальную фразу: «Кому я должен, тому прощаю?»


PS. Да, кстати, если бы российская экономика с 2012 года росла на те же самые 4%, то в 2030 году ее объем был бы на 30% больше, чем в том амбициозном прогнозе, который мы услышим/не услышим (ненужное зачеркнуть) от Владимира перед мартовским голосованием.

Оригинал

Людям свойственно заблуждаться. И это, зачастую, не зависит ни от уровня образования, ни от занимаемой должности. И реакция на заблуждения тоже бывает не всегда той, какую следовало бы ожидать. Так, согласно опросам ВЦИОМ, примерно треть россиян верят, что Солнце вращается вокруг Земли — есть результаты опросов 2007 г. (29%) и 2011 г. (33%), более свежих данных мне найти не удалось, но не думаю, что ситуация сильно изменилась. Однако вместо того, чтобы поощрять публикацию в России научно-популярной литературы, власть объявляет фонд «Династия» (который этим занимался) иностранным агентом, лишает самостоятельности Академию наук, превращая ее в организацию, подотчетную правительству, в котором докторов наук, конечно, много, но …. Или, вот, бывший председатель Госдумы Борис Грызлов настолько поверил в чудодейственные возможности «фильтров Петрика», что чуть было не добился выделения огромных бюджетных средств на эти цели. Но Кремль не дает в обиду верного «бойца» и ставит его на позицию главного переговорщика в рамках Минского процесса, где, вообще-то говоря, требуется более трезвое устройство мозгов.

К людским заблуждениям можно и нужно относиться по-разному – к каким-то с усмешкой, к каким-то с настороженностью. Но есть такие заблуждения, от которых зависят жизни и судьбы людей, и тогда носители этих заблуждений представляют опасность для общества, и тогда государство должно сделать все возможное, чтобы эти заблуждения не были апробированы на практике.

Скажите, Вы готовы доверить свое здоровье врачу, который считает, как в Средневековье, что все болезни лечатся кровопусканием? Или можно оставлять на работе следователя, который, опять-таки, как в Средневековье, считает, что пытка ведьм ради получения признательных показаний не только допустима, но и обязательна?
Недавно мне пришлось прикоснуться к одному судебному процессу, который идёт в Москве и подходит к своему завершению – по крайней мере, прокурор уже озвучил свою позицию и потребовал приговорить обвиняемого к семи годам тюрьмы. Поскольку дело связано с банковскими операциями и взаимоотношениями банка с клиентами меня пригласили подготовить экспертное заключение со стороны защиты, и я получил доступ к материалам дела.

Уже сама суть обвинения вызвала у меня насторожённость – руководителя компании обвиняли в том, что он вместе с руководством банка задним числом (то есть через несколько месяцев) создал депозит в коммерческом банке, размер которого (депозита) составлял почти половину от всех привлечённых банком средств; а потом, потребовав от лица компании возврата депозита, совершил, таким образом, хищение средств банка. Я много повидал «чудес» в российской банковской системе и видел много разнообразных схем хищения средств. Некоторые из них отличались простотой и незатейливостью; другие – хитростью, доводящей до головокружения. Но вот такого – создания задним числом депозита размером в четверть баланса банка – видеть не доводилось. Но, чего в жизни не бывает?! И я углубился в материалы дела…

И тут мое удивление выросло до нечеловеческих размеров: в материалах дела находились все (!!!!) документы, которые показывали появление денег на счетах компании, которые пришли несколькими переводами из другого банка, при этом платежи проходили через платежную систему Банка России, и соответствующие подтверждения о прохождении платежей были следователем получены и приобщены к материалам дела; в материалах дела находятся депозитные договора, которые компания подписывала с банком, и на основании которых средства компании размещались на депозиты в течение нескольких месяцев; есть в деле и отчетность банка, которая сдавалась в Банк России, в которой отчетливо видны переводы денег компании с одного депозитного счета на другой, а также специальная форма отчетности о крупных клиентах банка,, которая сдавалась в Банк России, и в которой эта компания указана в качестве крупнейшего вкладчика с указанием точной суммы ее депозитов в банке.

Одним словом, для любого человека, который хотя бы немного понимает, как устроена банковская деятельность, как проходит движение денежных средств между банками и между банками и их клиентами, из материалов дела становится очевидно, что история этого депозита прослеживается с самого первого дня, и никаких сомнений в том, что он (депозит) действительно существовал, быть не может. А раз депозит существовал, то перевод компанией принадлежащих ей денег в любом направлении может быть, чем угодно, но только не хищением средств банка (в чем обвиняет следствие и прокурор живого человека).

Следует добавить, что деятельность самого банка неоднократно проверялась и надзорному-инспекционными подразделениями Банка России, и АСВ, и экспертами, назначенными судом – все они не могли пройти мимо этого депозита (такой громадный он был по масштабам банка), но ни одна из этих проверок не высказала ни малейшего сомнения в его существовании.

Всякому, кто знает, что такое банк и система бухгалтерского учета, хорошо понятно, что нельзя просто так создать депозит компании в банке, и, таким образом, увеличить обязательства банка, не увеличив его активов или не уменьшив обязательств банка перед третьими лицами. То есть когда кто-то размещает депозит в банке, то эти средства банк может держать на своём счете, или в кассе в виде наличных денег, или выдать кредит, или купить какие-нибудь ценные бумаги и т.д. Одним словом, разместить тем или иным способом полученные средства. Или погасить свои обязательства (вернуть привлечённый депозит или полученный кредит) перед другими клиентами. Следовательно, если поверить гипотезе следствия, то банк, создав задним числом огромный депозит, и каким-то образом изменивший всю свою отчётность, должен был провести не менее масштабную операцию по внесению изменений в активную часть своего баланса. Следов которой (такой операции) в материалах дела и в результатах работы проверявших не обнаружилось.

В ходе процесса и защита, и обвиняемый пытались рассказать всю эту историю судье, которая, очевидно, руководствуясь своими заблуждениями, уверенно заявляла, что все свои аргументы защиты высосала из пальца только для того, чтобы избавить обвиняемого от наказания, из того, что в материалах дела находились все перечисленные выше документы, она делал только один вывод – все эти документы были поддельными (!), изготовленными задним числом после того, как обвиняемые создали подложный депозит. Все!!!! Включая банковские платежные документы не только самого банка, но и того банка, откуда деньги пришли, включая информацию о прохождении платежей через серверы Центрального банка, включая десяток форм отчетности, сдававшихся банком в Банк России, на протяжении нескольких месяцев… Я даже задумался, сколько сотен человек из различных подразделений Центрального банка нужно было бы вовлечь в такую операцию по созданию документов, подтверждающих подлинность несуществовавшего по мнению следователя, прокурора и судьи депозита? Я во многое готов поверить, но, простите, в такую масштабную фальсификацию документов внутри Банка России и его платежной системы, извините, как говорил Константин Сергеевич Станиславский: «Не верю!»

Через несколько дней судья огласит свой приговор. Шансов на то, что она преодолеет свои заблуждения, и поверит, нет не в научные, но в факты и документы, у меня, у подсудимого, у адвокатов крайне мало – слишком много и открыто она демонстрировала свою позицию в ходе многомесячного процесса. И мой вопрос, адресованный государству, звучит так: скажите, вы, правда, считаете, что судье, которая считает, что Солнце вращается вокруг Земли, можно доверять судьбы людей?

PS. Я осознанно не называю ни фамилию судьи, ни имя обвиняемого, ни название банка, чтобы меня не обвинили в давлении на правосудие. Но я это обязательно сделаю сразу после оглашения приговора.

Кремлевские политтехнологи уже какое-то время ломают головы над тем, с какой программой может пойти Владимир Путин на следующий президентский срок. Не думаю, что у них много, как говорил Остап Бендер, «плодотворных дебютных идей». Закручивать гайки лозунг непопулярный. Экономическое процветание обещать сложно, не наступив на горло своей внешнеполитической песне. Борьба с коррупцией опасна своими непредсказуемыми последствиями, того и гляди попадет в сети крупная рыба типа «димон»; не то, чтобы на него кто-то специально будет охотиться, просто таких димонов много, и все они одним лыком шиты. Лозунг «со мною было хорошо, поэтому дайте еще порулить» — звучит слишком цинично, особенно для молодого поколения, которое никого другого и не знает. Не знаю, какое решение примет кремлевский синклит, и гадать на эту тему не собираюсь. Но мне кажется, что я знаю, какая мысль будет главной в голове действующего российского президента — мысль о том, а что будет после мая 2024-го?

Кремлевские мудрецы ужу озвучили тезис о том, что это будет последний президентский срок Владимира Путина. Возможно, он еще и сам не до конца с этим согласен, и возможно, какая-то группа людей разрабатывает возможные сценарии того, как он сможет сохранить свою власть. Здесь в дело может пойти и покрывшееся мхом Союзное государство России и Беларуси — почему-бы не перезапустить его, избрав Путина президентом, а Лукашенко— вице-президентом? Или еще проще — присоединить Беларусь по крымскому сценарию, только всю сразу, чтобы некому было «права качать» в международных судах. А можно провести очередную «рокировку», отдав Дмитрию Медведеву кремлевский кабинет, но забрав у него пост руководителя «Единой России», которая станет партией парламентского большинства и добьется назначения своего премьер-министра, руками которого Путин и будет управлять страной. Можно, на крайний случай, и Конституцию поменять, сняв лично для Путина на всенародном референдуме ограничение в виде двух сроков. Может быть и такое.

Но, если предположить, что заявление о «последнем сроке» не было самодеятельностью, то вопрос о преемнике, несомненно, станет главным вопросом следующих шести лет. Только не надо ждать ярких сцен и публичных спектаклей. Это Борис Ельцин в поисках преемника менял премьеров и вице-премьеров с пугающей частотой. Владимир Путин будет вести эту работу по-другому, в привычном ему стиле «спецоперации», когда крайне ограниченный круг людей вокруг него будет понимать его замысел. А остальные должны будут ловить сигналы и довольствоваться слухами и намеками. А, может, Владимир Путин, вообще, никого не захочет посвящать в свои планы, и будет вести сеанс одновременной игры политических шахмат сразу на нескольких досках, обсуждая с разными командами советников различные сценарии и кандидатуры. С каждым днем эта задача будет увлекать его все сильнее и сильнее. Никакие другие проблемы не будут его беспокоить больше, чем наивный вопрос — кто после меня? Кому доверить то, что создавалось с таким трудом? И сможет ли этот избранник сохранить то, что получит в наследство?

Появившийся по историческим причинам разрыв между датой выборов американского президента и днем его инаугурации создал политический феномен «хромой утки» — действующий американский президент, который уходит со своего поста вроде бы еще остается хозяином Белого дома, но его влияние стремительно уменьшается, т.к. все хорошо понимают, кто будет править бал в следующие четыре года, а сам уходящий президент традиционно воздерживается от принятия серьезных решений, оставляя свободу рук своему преемнику.

В Америке этот промежуток времени занимает чуть больше 70 дней. В России «сезон хромой утки» будет длиться шесть лет, и все шесть лет Владимиру Путину предстоит мучаться и держать в тайне ответ на вопрос, кого же он выбрал. Потому что, как только он об этом объявит, то его реальная власть будет сдуваться, как воздушный шарик на морозе. А, ведь, именно этого — потери власти — российский президент опасается больше всего.

Представляете, какими содержательными для страны будут эти шесть лет?

Оригинал

Сегодняшняя акция, прошедшая, без преувеличения, по всей стране показала всем, что:

1) Алексей Навальный больше не лидер московских хипстеров и офисных хомячков. Он стал политиком федерального уровня, пожалуй, единственным, кто может собрать одновременные митинги под своими лозунгами в сотне городов страны. Он стал единственным политиком, в поддержку которого на улицу вышли школьники, и, значит, будущее за ним.

2) Запрет на общение оппозиционных политиков с избирателями (запрет на их появление на федеральных телеканалах) является мощным инструментом подавления и одурманивания общественного мнения в России. Власть не намерена отказываться от его использования; более того, нам несомненно предстоит увидеть на экранах очередной сезон политической истерии в исполнении известных персонажей.

3) ОМОН и Нацгвардия с дубинками и автозаками являются единственной реальной силой, которая поддерживает существующий в стране политический режим. Нигде в стране на улицы не вышли сторонники Путина, которых, как утверждают социологи, 86%, не говоря уже о том, что никто не стал даже заикаться о защите «неДимона».

4) Разговоры о политической оттепели, разошедшиеся в медиа-пространстве, несколько недель назад, следует окончательно признать, пузырями газа, вырвавшимися на поверхность болота, и несколько разнообразившими его вид.

5) Новый «главный» по внутренней политике, Сергей Кириенко, или ничем не отличается от старых, и не готов предложить никаких новых идей относительно того, как власти нужно строить отношения с обществом, или просто не имеет никаких реальных полномочий, довольствуясь ролью добросовестного исполнителя-технократа. Кстати, вы обратили внимание, что его было не видно и не слышно?

6) Очевидно, у власти, у Кремля, у Путина нет никаких содержательных идей, которые можно предложить обществу, нет никаких ответов на вызовы времени, нет никакого желания думать о будущем страны и делать хотя бы что-то для улучшения жизни россиян. Единственной целью, людей, оккупировавших властные кабинеты, является удержание власти для того, чтобы «неДимон» мог любоваться своими уточками, а Ротенберг положить на свой счет еще несколько миллиардов.

7) В России начался новый политический сезон. Сценарий которого предстоит еще только написать. И сценарий которого зависит от нас с вами. А не от Кремля и его политтехнологов.

Оригинал

В прошедшую пятницу в эфире «Эха Москвы» я пообещал показать график изменения цены на нефть и курса рубля и вот исполняю это обещание.

Три комментария:

1) Обратите внимание на то, что на левой вертикальной шкале показан именно КУРС РУБЛЯ, а не привычный нам всем курс доллара, который мы слышим несколько раз на дню. Курс рубля измеряется в долларах за 100 рублей. Для удобства приведу несколько соотношений:

$4,0/100 ₽ = 25 ₽/$
$3,0/100 ₽ = 33,3 ₽/$
$2,5/100 ₽ = 40 ₽/$
$2,0/100 ₽ = 50 ₽/$
$1,5/100 ₽ = 66,67₽/$

2) На графике отчетливо видно, что движение курса рубля с середины 2011-го года полностью определяется движением цены на нефть.

3) Эта зависимость не работает в ежедневном режиме. Иногда бывают эпизоды, когда цена на нефть растет, а рубль на это реагирует не сразу (начало 2015-го или середина 2016-го).

Оригинал

Сегодня, по прошествии трех лет, говорить о Крыме, с одной стороны, очень просто: Россия воспользовалась ослаблением украинской власти и, проведя отлично спланированную военно-политическую акцию, аннексировала полуостров. Агрессия России признана таковой мировым сообществом – на этот счёт 27 марта 2014 г. принята специальная резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, положения которой относительно российской оккупации Крыма были подтверждены резолюцией в декабре прошлого года. Помимо России всего 6 стран признают Крым российской территорией, названия которых стоят того, чтобы быть перечисленными – Афганистан, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Северная Корея, Сирия. Как говорится, вопрос «С кем вы мастера культуры?» — в такой ситуации является риторическим.


Можно сколько угодно ссылаться на волеизъявление народа, на так называемый референдум, но голосование под дулами автоматов, трудно называть свободным, точно также как проведение голосования вопреки нормам законодательства Украины, частью которой в любом случае Крым являлся на  момент голосования, нельзя назвать законным.  

Для меня в переводе на бытовой язык ситуация с Крымом выглядит очень просто. Жили-были два брата, назову их Никодимом и Ерофеем. Никодим был посильнее и побогаче, зато Ерофею в наследство от бабушки достались семейные реликвии. Ерофей брат плохо ухаживал за своим домом, не ремонтировал его, не  менял выбитые стекла — то, говорил, денег нет и обязательно сделаю ремонт, как хороший урожай случится, то, говорил, разведусь со старой женой, женюсь по новой и вот тогда ... Вот, как-то его дом начал не то чтобы рушиться, но подкашиваться, да и в сарае появился какой-то непонятный дымок. Побежал Ерофей в сарай, стал кликать соседей на помощь стену дома подпереть, чтобы не рухнули окончательно, и в этот момент Никодим вбежал в его дом, схватил семейные реликвии и унёс к  себе. А когда его соседи стали спрашивать: Ну как же так? – он, не моргнув глазом, отвечал: А если бы я их не забрал себе, то прибежал бы сосед Васька, с  которым у нашей семьи исторически вражда, и забрал бы их себе. Так, Васька в  этот момент был в командировке в соседнем районе, кричат хором соседи! Ну и что, отвечает Никодим, его хлебом не корми, дай нам гадость какую-нибудь сделать.

С другой стороны, говорить о Крыме сложно потому, что этот разговор нужно вести о том, какой мы хотим видеть нашу страну, как мы  хотим строить отношения со своими соседями, хотим или не хотим мы уважать базовый принцип международных отношений, принцип нерушимости границ.

Особенность (впрочем, не уникальная) российского авторитарного режима состоит в том, что в нашей стране нет верховенства права, нет власти закона, но при этом все свои решения российская властная группировка оформляет законами. Это неизбежно будет осложнять переход страны к нормальной жизни, каковой (переход) рано или поздно случится. В какой-то момент России понадобится отменить огромное количество законов, которые сегодня блокируют нормальное развитие страны и общества. Для примера назову: запрет на создание избирательных блоков, муниципальный фильтр при выборах губернаторов, право президента увольнять губернаторов по своему усмотрению, запрет быть избранным для лиц, осуждённых за тяжкие преступления (к каковым относится, например, Михаил Ходорковский, и каковым ещё недавно был и снова может стать Алексей Навальный), «закон Димы Яковлева» (о же «закон подлецов»), «закон Яровой»  и многие другие нормы законодательства, которые наплодил путинский режим за время своего правления только ради того, чтобы иметь возможность удерживать власть в России.

Но, если со многими из этих законов понятно, что делать – отменить; хотя не факт, что сделать это будет просто – нужно будет, чтобы после ухода Владимира Путина от власти (по тем или иным причинам) нынешний состав Государственной думы (или другой, который буден назначен Кремлём через 5-10-15 лет, но который принципиально ничем не будет отличаться) проголосовал за их отмену. Но как исправить ситуацию с теми законами изменением Конституции, которые случились в связи с аннексией Крыма – непонятно.

Пойти по пути непризнания итогов «референдума» 2014 года и признать нерушимой российско-украинскую границу по состоянию на 1 марта того года? Сильно сомневаюсь, что в России найдётся хоть один политик, который готов будет предложить этот путь «искупления грухов», и ещё больше сомневаюсь, что ему удастся получить поддержку российского общества, населения Крыма, российского парламента.

То ли нужно будет решение Конституционного суда о том, что процедура присоединения Крыма была осуществлена с нарушением Российской Конституции, то ли в связи с появлением вновь открывшихся обстоятельств какой-то районный суд примет решение о том, что результаты крымского «референдума» были фальсифицированы, то ли ещё какое-нибудь судебное решение, которое позволит запустить юридический маховик в обратную сторону.

Но даже появление такого решения не даёт ответа на  вопрос, а что делать с населением Крыма, которое Кремль интенсивно коррумпирует – кого через повышение пенсий, кого через возможность поехать на учебу в  Москву, кого через обширные госзаказы для оборонных предприятий, кого через возможность устроить массированный передел собственности в свою пользу.

Проводить ещё один референдум? Но по какому законодательству? Да и понятно, чем больше времени пройдёт с момента аннексии Крыма до того момента, когда Россия созреет до того, что крымскую проблему нужно решать, тем меньше шансов на то, что население Крыма проголосует за  возврат в Украину (если только наши соседи не совершат решительный реформаторский рывок, и за то время, пока Владимир Путин держит Россию в историческом болоте, серьёзно не трансформируют свою страну и экономику, что позволит Украине обогнать Россию по уровню жизни).

Понятно одно: проблему Крыма рано или поздно России придётся решать. Придётся, если она не захочет оставаться на веки вечные страной агрессором (пожалуй, единственной в современном мире), если она не захочет иметь своим соседом страну, в учебниках истории которой будет написано, что «весной 2014 года Россия осуществила агрессию против Украины и захватила часть украинской территории». И решать эту проблему придётся в диалоге с Украиной, и  вместе с украинскими властями нужно будет определить ту точку, в которую обе страны согласятся вывести ситуацию, и тот набор шагов, который предстоит для этого сделать.

Какой будет эта точка? – Не знаю. Возможно, это может быть специальный статус наподобие Аландских островов, которые совместно управляются Швецией и Финляндией. Возможно, Украина согласится на то, что Крым останется российским, но при условии какой-то материальной компенсации и, безусловно, при полной реституции прав собственности. Возможно, будет найдена ещё какая-то конструкция. Но искать ее придётся. Если мы, российские граждане, не  хотим чувствовать себя ворами. Каковыми мы сегодня являемся. Увы…

Перефразируя классика, России предстоит выдавить из  себя вора по капле. И чем раньше мы решим пойти по этому пути, тем меньше позора будет на нас и на наших детях, тем спокойнее мы будем спать.



Оригинал
Хотя ни в Кремле, ни в Белом доме не считают необходимым знакомиться с  результатами расследования Фонда борьбы с коррупцией (заметьте, на лично Алексея Навального — провести такое расследование в одиночку, пожалуй, можно, только нужно на год-другой забросить все остальные дела, а у Алексея одни судебные процессы и следственные действия сколько времени съедают! – а  коллектива людей, никто из которых, кроме самого Алексея, насколько мне известно не является осужденным), всем, кому интересно, как устроена жизнь в  России на самом верху вертикали власти, с этим расследованием познакомиться надо.

Но познакомиться с расследованием – это не все. Нужно еще четко понимать, о чем в расследовании говорится. Какие из него нужно делать выводы. И вот здесь начинаются «разброд и шатания». Так, глубоко уважаемый мною Николай Сванидзе, занял позицию, что мол, существует «презумпция невиновности и презумпция доверия, так сказать, людям – она заставляет, все-таки, ждать прямых доказательств. А прямых доказательств пока что нет.» А не менее уважаемый Алексей Венедиктов просто вводит своих слушателей в заблуждение, говоря: «Теперь что касается сути – коррупция, не коррупция. Знаете, есть «коррупция» – термин юридический, и это пусть разбираются юристы…. Является ли это взяткой? В широком смысле, мне кажется, что да, потому что, ну, у нас это не регулируется.»

Извините, коллеги, но то, что описано в расследовании, в полном смысле слова есть взятка и коррупция, и  все это у нас регулируется. И, судя по всему,  российский премьер-министр Дмитрий Медведев является небанальным взяточником, отстроившим с применением всех своих юридических знаний фантастическую схему, которая должна была его обезопасить со всех сторон.





Для меня все написанное в докладе ФБК будет являться «прямыми доказательствами» коррумпированности российского премьер-министра до тех пор, пока «товарищ Кто-то» из администрации Кремля или из Следственного комитета не убедит меня в обратном. С документами, выписками с  банковских счетов, подтверждениям свидетелей, прейскурантами и т.д.

Сделать это несложно. Просто «товарищ Кто-то» должен собрать и изучить документы. Для начала нужно исследовать деятельность сети благотворительных фондов, которые получили от российских олигархов громадные активы, в разы превышающие средства, которые тратятся в  России на благотворительность. И  сделать вывод, какой благотворительностью эти фонды занимаются. И заодно узнать, почему они не публикуют отчетность, которую положено публиковать по  закону.

После этого этот «товарищ Кто-то» должен определить, как используется вся перечисленная в расследовании недвижимость и  кто ей пользуется – и той, что расположена в Плесе с домиком для уточки, и той, что в Курской области, и той, что в горах в районе Псехако, и яхтами. Пользуется или не пользуется всем этим человек, которого зовут Дмитрий Анатольевич Медведев, 14 сентября 1965 года рождения, рабочее место которого находится по адресу: Москва, Краснопресненская набережная дом 2. И если пользуется, то кто платит за его пребывание там и по каким расценкам. А еще «товарищ Кто-то» должен узнать, пользуется ли этой недвижимостью кто-нибудь кроме гражданина Д.А.Медведева, и, если да, то по каким расценкам другие пользователи этой недвижимости оплачивают свое там пребывание.

А после всего этого «товарищ Кто-то» должен обобщить все эти факты и сделать вывод. Например, если выясняется, что гражданин Д.А.Медведев всей этой недвижимостью пользуется и при этом не платит за это ни копейки, то налицо факт незаконного обогащения, т.е. та самая коррупция, о борьбе с которой так много говорят в Кремле.

Согласно ст. 290 российского Уголовного кодекса взятка есть «Получение должностным лицом… лично или через посредника взятки в виде … иного имущества либо в виде … предоставления иных имущественных прав (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) за  совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя… если указанные действия (бездействие) входят в  служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе».

То есть, взятка это не обязательно, когда Алишер Усманов дает лично гражданину Медведеву деньги или недвижимость. Взятка это и когда эти деньги или недвижимость по указанию гражданина Медведева передаются тем благотворительным фондам, о которых говорится в расследовании ФБК. Да, в расследовании нет (и вряд ли ФБК может их найти в открытом доступе) прямых доказательств того, что Алишер Усманов передавал недвижимость в фонды по  указанию гражданина Медведева. Но для того и существуют следователи и  оперативники, чтобы найти эти доказательства или убедительно заявить, что Алишер Усманов передавал активы в фонды, будучи абсолютно уверенным в том, что эти фонды будут заниматься благотворительной деятельностью. А для этого нужно и  господина Усманова допросить, может быть, привлекая в помощь прокуратуру Швейцарии. И договоры о передаче активов посмотреть и те условия, которые там фигурируют. И проанализировать другие взносы на благотворительность, которые делал господин Усманов (а он, несомненно, один из крупных спонсоров такой деятельности в России) – вдруг выяснится, что таким образом, передавая недвижимость, господин Усманов расчищал балансы своих компаний, и это является для него нормальной практикой: нашел что-то ненужное в хозяйстве и отдал в благотворительный фонд. А еще нужно внимательно изучить весь бизнес господина Усманова и  сопоставить его с теми решениями, которые принимало правительство – нет ли там чего такого, что сильно способствовало бизнес успехам Алишера Бурхановича. Например, закон о 20%-ной доле иностранцев в российских СМИ, на основании которого акционеров компании СТС-Медиа вынудили продать Алишеру Бурхановичу свои активы за малую доли их стоимости. Или еще чего….

Возможно, все подозрения в адрес господина Усманова окажутся необоснованными. И я буду только рад этому. Но это не снимает подозрений в коррупции гражданина Медведева – ведь «имущественные права» (бесплатный отдых во всех этих замечательных местах) предоставлялись гражданину Медведву фондами «Градислава», «Дар» и «Фонд поддержки зимних олимпийских видов спорта».

А согласно принятому в феврале 2000 года постановлению Пленума Верховного суда России «О судебной практике по  делам о взяточничестве и коммерческом подкупе «По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.).»

По странному стечению обстоятельств все перечисленные выше фонды управляются с участием гражданина Ильи Елисеева, который кроме того управляет фондом «Соцгоспроект», которому принадлежит ООО «Скалистый берег», а проще говоря – виноградники в Краснодарском крае. А дальше следствие должно ответить на вопрос: совершал ли гражданин Медведев какие-либо действия в пользу гражданина Елисеева или управляемых с его участием фондов и компаний? Например, программа развития виноделия в России, которая будет на 90 процентов финансироваться из федерального бюджета будет способствовать процветанию его винодельческого бизнеса? Или, может быть, гражданин Медведев оказывал гражданину Елисееву «общее покровительство»? И тогда нужно ответить на вопросы, как часто они встречались или общались по телефону? И какие вопросы при этом обсуждали? Но мы хорошо понимаем, что «товарищ Кто-то» никогда этого не сделает. И ему будет казаться, вот как «хитро» я отмазал гражданина Медведева. Но, на самом деле, никого он не отмажет, а своим осознанным бездействием просто подтвердит вину гражданина Д.А.Медведева. И, следовательно, все, о чем сказано в расследовании ФБК называется одним хорошо известным словом – КОРРУПЦИЯ. Пусть и с юридическим лицом.

PS. А еще «товарищ Кто-то» обязательно должен проверить декларацию о доходах гражданина Медведева – отражены ли там полученные, подозреваю, бесплатно, «имущественные услуги», и заплачены ли с этих сумм положенные налоги? В конце-концов, Аль Капоне посадили за неуплату налогов, а чем гражданин Медведев хуже?

Оригинал

Проще всего говорить про ФБК и всю команду Алексея Навального — отличная работа! Молодцы! А теперь про российского премьер-министра, вернее про то, что мы о нем после этого расследования узнали.

Во-первых, те, кто говорил и говорит «Медведев лучше Путина», оказались неправы. Чем Медведев лучше? Тем, что он набирает себе недвижимость, а Путин передает мужу своей вероятной дочери активов на несколько миллиардов долларов? А самой, якобы, дочери в управление отдает 100 миллиардов рублей, собранных таким же самым способом, как Медведев собирает в свои благотворительные фонды.

Во-вторых, личные мысли премьера, которые он думает в свободное от работы время, связаны с тем, как бы красиво пожить, а совсем даже не с тем, как заработать. Мы можем сколько угодно говорить о ротенбергах-тимченко-шамаловых-ковальчуках-иижесниминетимчисла, но все-таки они берут себе что-то на чем можно заработать. Да и якобы зять президента тоже получил себе активы, которые приносят доход.

И здесь возникает третье. Один из самых первых уроков, который должен выучить начинающий инвестор состоит в том, что не все, что ты купишь, является активом. Активом можно называть только то, что приносит тебе доход. Если ты купил что-то, что требует дополнительных расходов, то это пассив. Так, например, квартира, в которой вы живете, является пассивом, т.к. требует постоянных расходов, связанных с вашим в ней проживанием. Возможно, когда-то вы ее продадите и на этом заработаете, и тогда она превратится в актив. Но, может, и не продадите никогда, а передадите детям в наследство, и тогда она всегда будет оставаться пассивом.

Такое длинное «предисловие» было необходимо для того, чтобы сказать, что инвестор из российского премьера — никудышний. Ну, повезло, человеку, дали олигархи денег на благотворительные нужды (а, что, хорошая и красивая жизнь премьера это разве не благо?!), и накупил этот человек себе домов, дворцов и хижин, да еще и яхт впридачу. Так на их содержание сколько денег нужно тратить, только представьте! Хорошо, пока ты премьер-министр, тебе олигархи помогают творить благо. А отправит тебя завтра президент послом на Занзибар? Или в Южную Осетию? И что? Неужели олигархи продолжат свое благое дело? Сомневаюсь…. И что тогда?

Окей, скажет бывший к тому времени премьер, продаем все и откэшиваемся! Сказать такое легко, а вот сделать? Предположим даже продать удастся, но, ведь, деньги от продажи всего этого добра достанутся благотворительным фондам, а не послу в Занзибаре… Окей, скажет посол, а давайте я все это куплю у фондов по дешевке, а потом продам и на этом хоть что-то заработаю! Хорошая мысль, но только к тому времени, не сомневайтесь, от этих фондов потребуют сдавать всю отчетность, установленную законом, на который правительство, возглавлявшееся когда-то этим послом, дало положительное заключение. И продать что-то по дешевке фондам не удастся. Вернее, продать они, может, и продадут, но потом кому-то придется сесть.

Да, ладно, скажет, читатель, чего там, какой актив, какой пассив, при чем здесь навыки инвестора, если это премьер?! Премьер-то, он, конечно, премьер. Но, с одной стороны, премьер в России должен принимать множество экономических решений, в том числе и по инвестиционным проектам. А, с другой стороны, российский премьер по совместительству является председателем Наблюдательного совета ВЭБа, где, уж, точно нужно уметь отличать пассив от актива.

Впрочем, может, потому ВЭБ и стал фактическим банкротом в очередной раз, что не только председатель его Наблюдательного совета, но и рядовые члены совета (по совместительству министры российского правительства) не могут отличить одно от другого?

Оригинал

Малый процент оправдательных приговоров в России обусловлен тем, что 90% подсудимых признают свою вину, сообщил в четверг заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов. «Многие критикуют модель действующего судопроизводства, но у нас из 100 подсудимых по делам 90 признают свою вину. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. 65% идут в особом порядке (особый порядок рассмотрения дела предусматривает признание вины, при котором подсудимому назначается не более двух третей от максимального срока наказания — ИФ)», — сказал Давыдов на открытии научно-практической конференции. – сообщило агентство «Интерфакс».

Владимир Александрович Давыдов не просто зампред Верховного суда России. Он еще и председатель Коллегии по уголовным делам. То есть руководитель органа, который «обобщает судебную практику», что в условиях российской вертикали судебной власти означает задает стандарты рассмотрения уголовных дел. В том числе и стандарты того, как нужно относиться к доказательствам обвиняющей стороны. То есть следствия. И по-Давыдову получается, как по-Вышинскому: признание  — царица доказательств.

И, похоже, невдомек судье Давыдову, что в том же 37-м почти все обвиняемые сознавались во вменяемых им преступлениях. Независимо от степени абсурдности этих обвинений. Причина такой «откровенности» обвиняемых хорошо известна и понятна – их пытали садисты, сидевшие на Лубянке в центре Москвы и на лубянках, разбросанных по всей стране. Человек не всемогущ, и очень небольшое количество людей может противостоять пыткам, связанным с физическим насилием. Поэтому и шли на признания, и выходили в залы суда с выбитыми зумами, переломанными позвоночниками, окровавленными лицами. Но советских судей это не останавливало. И мы знаем, почему. Потому что те приговоры, говоря сегодняшним языком, были политически мотивированными, их выносили совсем не те люди, которые сидели в судейских креслах.

Судья Давыдов, похоже, хорошо усвоил историю и практику работы советского суда. Главное не сомневаться в том, что следователь это твой коллега по цеху правосудия, что он заинтересован в поисках правды, а не в выполнении плана по передаче уголовных дел в суд. И если судья в этом убежден, то почему он должен сомневаться в доказательствах следствия. Даже если признания выбиты с помощью бутылки из-под шампанского или подвешивания за наручники на дыбу? Про дыбу и бутылку из-под шампанского в материалах следствия ничего не написано, газет судья не читает, в интернет в поисках новостей не заходит. А если, вдруг, подсудимый в ходе процесса решит отказаться от признаний и заявит, что они выбиты из него пытками, то ответ судьи Давыдова известен заранее – это все для того, чтобы оклеветать следствие и уйти от ответственности.

Можно сколько угодно говорить об отсутствии независимого суда в России. И это будет правдой – достаточно посмотреть на сводку новостей, где редко какой день обходится без вынесения политического приговора. Но это – не вся правда. Другая ее часть состоит в том, российские судьи находятся в зависимости не только от Кремля, Лубянки и местного царька, они еще зависимы и от судьи Давыдова. Который заявляет: «Сажали, сажаем и будем сажать!»

Как убрать политическую зависимость российских судей понятно. Нужна политическая конкуренция, свободные СМИ, резкое уменьшение функций председателей судов, лишение Кремля права принимать решения о назначении или неназначении судей и запрет под угрозой уголовного наказания чиновникам и силовикам всех мастей вступать в контакты с судьями. Это сделать нелегко, но ясно как. А вот как быть с искаженным человеконенавистническим сознанием судьи Давыдова и его коллег? Как заставить их вспомнить про презумпцию невиновности? Про состязательность сторон? Про право защиты на предъявление своих аргументов, которые для судьи должны быть не менее значимы, чем аргументы обвинения?

Может, нужно просто уволить судью Давыдова за его высказывание? Которое как нельзя лучше попадает под формулировку закона «О статусе судей» — «нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики , в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса». Но для того, чтобы его уволить, нужно представление президента и согласие Совета Федерации. А для того, чтобы один представил, а другие согласились, нужно, чтобы все они были заинтересованы в независимости российского суда. Но если суд будет независимым, то кто будет давать «двушечку»? И отбирать ЮКОС с «Башнефтью»? И покрывать воровство голосов на выборах?

Может, проще оставить как есть? – подумали в Кремле. И оставили.

Оригинал

28 февраля 2017

Горе от ума?

Выступая на  инвестиционном форуме в Сочи, премьер Медведев выдвинул неожиданную идею: «Новый план Правительства должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий. В этом контексте предлагаю уже в ближайшее время реализовать ряд шагов.

Во-первых, разработать механизм, который упростит хеджирование валютных рисков для российских экспортёров. У нас этого механизма просто нет. Речь идёт о создании единого окна, через которое экспортёры смогут зафиксировать будущий денежный поток от экспортных поставок в рублевом эквиваленте.

Хеджирование – слово красивое и не всем понятное. В экономических словарях для его разъяснения строятся длинные предложения, которые многих пугают. Я уверен, что российский премьер хорошо понимает смысл этого термина, но это не делает его идею менее странной. Нет, я не то, чтобы против хеджирования валютных рисков, но, как бы это поаккуратнее сказать, это явно не является философским камнем. Во-первых, неправда, что такого механизма нет. Он есть, и валютное хеджирование – стандартный банковский инструмент, который имеется в арсенале многих российских банков. Как государственных, так и негосударственных. Во-вторых, этот инструмент обоюдоострый – это игра с нулевой суммой: две стороны договариваются о покупке-продаже валюты в будущем по курсу, о котором они договариваются сегодня. С высокой степенью вероятности, тот курс, о котором они договорятся, не будет соответствовать тому, который в этот момент будет на  рынке. Значит, один из них выиграет, другой проиграет. А проиграть можно много. В мою бытность членом Совета директоров «Аэрофлота» прошло несколько дискуссий относительно хеджирования цены на нефть (принципиально этот риск для компании ничем не отличается от валютного риска), и мы, поддерживая идею в принципе, не смогли прийти к однозначному выводу о том, какой инструмент для этого нужно использовать. После этого менеджмент взял дело в свои руки, и ….  компания понесла огромные убытки. В-третьих, (это уже выползло из комментариев людей, посвященных в премьерские планы) эту идею планируется реализовать через какой-то госбанк. Например, ВЭБ (которому, похоже совсем нечем заняться). И здесь начинается самое интересное.

Если ВЭБ будет предлагать экспортерам рыночную услугу на конкурентном рынке, то  непонятно, что здесь нового, и сможет ли ВЭБ конкурировать с другими игроками. Если же ВЭБ будет предлагать неконкурентную, монопольную услугу, то варианта два: 1) это будет приносить постоянную прибыль ВЭБу, т.е. убытки экспортерам, 2) это будет приносить постоянную прибыль экспортерам, т.е. убытки ВЭБу.

Первый вариант выглядит для меня явно сомнительным – зачем, скажите, экспортерам соглашаться на невыгодные для себя условия? Если только не будет принят специальный закон, который сделает эту услугу монопольной… Второй вариант более реализуем в том плане, что ВЭБ это государственная организация, во главе Наблюдательного совета которой стоит тот же премьер Медведев, и которая меньше всего думает о прибыли. Вот, например, в своей предыдущей реинкарнации, когда ВЭБ был объявлен Банком Развития, эта организация наплодила столько убытков, что федеральный бюджет вынужден каждый год выдавать ей сотни миллиардов рублей. Да, конечно, в ВЭБ пришла новая команда, у нее новые приоритеты, новая стратегия, но … когда реализация новой стратегии начинается с масштабной рекламной акции – покупки названия стадиона ЦСКА – у меня адекватность и  команды, и стратегии порождает большие сомнения в своей адекватности. Реклама – двигатель торговли. Рекламировать свои услуги нужно тому банку, который их  продает. А какие услуги продает ВЭБ населению?

Ну, и  последнее. Премьер Медведев поставил эту проблему на первое место. То есть изменить структуру российской экономики, реализовывать новые инвестиционные проекты, развивать опережающими темпами малый и средний бизнес все эти годы мешало отсутствие механизма хеджирования валютных рисков? При том, что весь несырьевой экспорт (без вооружений) от силы составляет 20 миллиардов долларов в  год. Неужели премьер Медведев, действительно, в этом уверен? Или ему просто слово «хеджирование» понравилось?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире