aleksashenko

Сергей Алексашенко

15 июня 2017

F

Что общего между Борисом Ельциным и Владимиром Путиным?

Над чем может задуматься Алексей Навальный, находясь в вынужденном отпуске?

Над чем может задуматься Вячеслав Володин, во время летнего отпуска?

Оригинал

Об экономических программах Титова и Кудрина

Нужна ли Путину экономическая программа, вообще?

Кудрин ищет свое место в правительстве

Наивность Титова поражает

2763964

Важная оговорка: я «программы Кудрина» в полном ее виде не читал. Просто не смог получить. Все, к кому обращался, говорили, что не видели полного текста. Поэтому мои комментарии относятся только к тексту 32-страничной презентации. Насколько известно, в написании документа принимали участие большое количество экспертов; многие из них являются лучшими в стране специалистами в своей области. Уже поэтому готов поверить, что в полном тексте содержится большое количество конкретных наработок и предложений, которые предлагают адекватные решения назревших проблем. Но в итоговой презентации их нет, поэтому не ищите в моем тексте ответов на все вопросы.

2763966

Главный же вопрос: что является целью программы и насколько она реалистична? Прямого ответа на первую часть вопроса я не нашел, но косвенный ответ звучит привычно: обеспечить темпы роста российской экономики, которые будут превышать общемировые. Судя по презентации, этой цели предполагается достичь между 2021 и 2023 годом (в зависимости от того, как будет расти мировая экономика), то есть во второй половине очередного президентского срока Владимира Путина. У меня, однако, возникли сомнения относительно реалистичности такого прогноза, и ими я поделюсь.

Странная цепочка угроз

Для начала отмечу, что ⁠мне совершенно непонятна логика цепочки угроз, которая выстроена в документе: «Потеря Россией ⁠статуса технологической ⁠державы – рост экономики, отстающий от среднемировых темпов – невозможность ⁠поддержания обороноспособности на достаточном уровне – невозможность обеспечения достойной ⁠жизни ⁠граждан страны».

С одной стороны, потеря статуса технологической державы относится к будущему (оставлю за скобками вопрос, может ли Россия в нынешнем состоянии считаться технологической державой), а вот замедление экономического роста уже случилось. В презентации отчетливо показано, что за 10 лет, с 2008 года, средние темпы роста составили 1% в год (а если убрать докризисный 2008-й, то этот показатель уменьшится вдвое).

С другой стороны, непонятна связь между темпами роста экономики и уровнем жизни населения. Посмотрите на Европу или Японию, которые растут гораздо медленнее, чем весь мир, но население которых на недостойное качество жизни не жалуется. Если же говорить о том, что России нужно снова догонять Португалию, то темпы роста экономики лучше сравнивать с Индией, Китаем, Африкой.

Еще менее логичной для меня выглядит связь снижения обороноспособности с низким уровнем жизни граждан. С моей точки зрения, хронической болезнью российской экономики является завышенный (относительно масштабов и качества экономики) уровень военных расходов и уровень милитаризации – кстати, именно об этом говорил в 2011 году тогда вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, называя причины конфликта с бывшим президентом Дмитрием Медведевым.
Однако вся эта цепочка угроз хорошо понятна и вполне укладывается в систему координат того единственного человека, который был заказчиком и читателем программы, – Владимира Путина. Для него любое упоминание о его неудачах и ошибках недопустимо, а военная мощь – единственный признак великой державы. Из чего я делаю первый вывод: текст программы и ее идеология не являются оптимальными с точки зрения авторов документа, а подгонялись под заранее заданные жесткие ограничения.

С санкциями будем жить лучше, чем без них

Одним из таких ограничений стала «нормальность жизни в условиях санкций», то есть в документе нет не то чтобы оценки, но и полфразы о том, насколько катастрофическими в долгосрочной перспективе (а стратегия – документ на перспективу) являются российская агрессивная внешняя политика и ставшие ее следствиями западные санкции и суверенная самоизоляция.

То есть в основание всех последующих прогнозов и предложений заложена предпосылка, что добиваться отмены санкций, то есть возвращать Донбасс Украине, Россия не намерена. Эта предпосылка является основой для следующей порции сомнений, которые я бы назвал методологическими.

Рассуждая о необходимости ускоренного роста экономики в условиях сокращения трудоспособного населения (количества рабочей силы), авторы программы дают свой рецепт: повышать совокупную производительность. В этом месте требуется лирическое отступление. В современной эконометрике принята точка зрения, согласно которой рост экономики обуславливается тремя факторами: 1) количеством рабочей силы, 2) количеством капитала (очень грубо, оборудования) и 3) совокупной факторной производительностью, которая объединяет в себе и повышение качества рабочей силы, и повышение производительности оборудования, и появление новых технологий (например, интернета или блокчейн). И вот здесь, как мне кажется, авторы программы (осознанно или нет?) допускают ошибку.

С одной стороны, они говорят, что в условиях санкций невозможно быстрое наращивание объема капитала, то есть никакого инвестиционного бума не ожидается. Но, с другой стороны, авторы программы считают, что каким-то чудом в условиях технологической блокады российская экономика сможет значительно поднять производительность существующего технологического потенциала, опираясь исключительно на собственные силы. И за счет этого фактора, по расчетам авторов программы, будет обеспечивать две трети искомого экономического роста.

Ответа на вопрос, как жизнь в условиях санкций может совмещаться с созданием «стратегических консорциумов с участием ведущих зарубежных компаний», за счет которых предлагается осуществить технологический рывок, в презентации не содержится. Точно так же не содержится ответа на вопрос о сочетаемости сохранения санкций и подписания Соглашения о преференциальном торговом режиме с Евросоюзом.

Ни слова о политике

Знаете, конечно, надежда умирает последней, но я бы на таких надеждах стратегию не строил. И последний блок сомнений, который делает для меня предлагаемую стратегию не более чем упражнением для ума, связан с тем, что в документе полностью отсутствуют какие-либо намеки на политические реформы. Я даже не буду говорить о политической конкуренции, свободных и честных выборах, независимых средствах массовой информации – готов предположить, что при составлении «технического задания» для Алексея Кудрина все эти моменты были тщательно вычеркнуты.

Действуя в узких коридорах возможностей, которые были оставлены заказчиком авторам программы, они сами называют такие направления реформ, как «успешные регионы» и «независимая и справедливая судебная система». Называют, но никак не расшифровывают. Все, на что хватило смелости и пороху в части федеративных отношений, звучит так: «лидирующим по показателям регионам могут быть предоставлены дополнительные полномочия» – без расшифровки, какие это полномочия и когда они могут быть предоставлены.

А в отношении развития судебной системы сказано лишь про «увеличение независимости судей», чего для отчета добиться будет очень легко, так как рост от нулевой отметки в любом случае выглядит значительно. Фраза об «усилении роли прокуратуры как инструмента надзора за правоохранительными органами» в презентации есть, а вот фразы о роли парламента или гражданского общества – нет.

Я осознанно не стал останавливаться на фантастических прогнозах авторов стратегии об успехах системы образования к 2024 году. И не потому, что мне не нравятся амбициозные цели, а потому, что уверен – такие цели могут достигаться за счет раскрепощения потенциала людей, работающих в этой системе, и в первую очередь за счет вывода системы высшего образования из-под ежоворукавичной опеки государства. Не посчитал я нужным оценить и прогнозируемые темпы развития транспортной инфраструктуры – цель построения к 2024 году 1200 км высокоскоростных железных дорог или соединения городов с населением свыше 1,5 млн человек прямыми скоростными автомобильными дорогами с разрешенной скоростью не менее 130 км/час мне нравится, но я вижу, что для строительства железной дороги Москва – Казань, решение о строительстве которой было принято президентом Путиным четыре года назад, нет еще ни проекта, ни денег; а автодорога Москва – Петербург строится уже девять лет, и неизвестно, когда этот процесс закончится.

Всем понятно: реализация проектов, включенных в стратегию и связанных с бюджетным финансированием, на 146% зависит от того, удастся или не удастся перезапустить российскую экономику. Ресурсы для реализации всех этих хотелок связаны не столько с перераспределением бюджетного пирога, сколько с увеличением его размера. Но если для вашей задачки уже дан правильный ответ – темпы роста экономики России не могут оказаться ниже среднемировых, – то что вам остается делать?

Но заказчик будет доволен

Максимизировать обещания, насколько прекрасной станет жизнь страны через шесть лет. К следующим президентским выборам – когда у заказчика должно возникнуть не желание уйти из Кремля, а желание порулить еще немного. Вот такая получилась программа у Алексея Кудрина. Думаю, заказчик остался доволен – получилось ровно то, что он заказывал: много красивых и правильных слов, никаких принципиальных изменений существующей системы и фантастически прекрасные прогнозы.

Чего изволите, одним словом!

Оригинал — здесь

Источник

Интересная страна Россия! Что российское государство не задумает сделать, все «автомат Калашникова» получается! Вот еще один пример из жизни.

В марте глава Сбербанка Герман Греф на лекции для студентов МФТИ дает свой футуристический прогноз и заявляет, что внедрение технологий блокчейн является, по сути дела, панацеей для задыхающейся экономики — «...основные технологические проблемы, мешающие массовому внедрению технологии, будут решены через полтора года. И «взлет» этой технологии через 1,5 года, а это явно не какое-то далекое будущее, можно планировать… (впрочем) ... пока неясно, как влияет технология блокчейн на «все сферы нашей жизни».

В качестве комментария отмечу, что никакая технология сама по себе не может обеспечить ускорения экономики — блокчейн, как и любая другая технология, это инструмент повышения производительности труда. Кто-то им может воспользоваться уже сегодня и получить желаемый результат, а кому-то понадобится еще лет 10-20, чтобы понять, как и где можно эту технологию использовать.

В мае премьер-министр Медведев, выступая в Петербурге на юридическом форуме, заявляет о необходимости правового регулирования блокчейна. «Было бы желательно, чтобы, когда мы вплотную начнем соприкасаться с так называемым блокчейном, распределенными сетями, мы хотя бы представляли себе, как будут выглядеть основные параметры регулирования, какова здесь роль национальных законодательств, даже при понимании того, что сам блокчейн — это абсолютно автономная система ... (но) ... в человеческом обществе все сложнее».

Опять-таки в качестве комментария позволю себе для начала немного улыбнуться — законодательно регулировать технологию блокчейна, это как законодательно ограничить действие закона всемирного тяготения; а потом приходится грустить — все, что способна «родить» российская власть это зарегулировать и чуть позднее запретить.

В июне на экономическом форуме первый вице-премьер Шувалов называет три направления, где государство видит возможности использования новой технологии. На первое место, что вряд ли удивительно, ставится задача построения «большого брата» — создание общей платформы для идентификации личности, которая свяжет банковские операции, госуслуги и вопросы безопасности государства. Особенно веселит меня задача идентификации личности в стране, в которой бюрократия не может даже использовать (не то что соединить) базы данных ИНН, СНИЛС, заставляя своих граждан запоминать все эти комбинации, требуя предъявить в качестве единственного подтверждающего документа анахронизм современного мира, бумажный паспорт.

Вот такой «автомат Калашникова» собираются создать наши чиновники. Теперь на основе технологии блокчейн. Ждем появления единственных поставщиков технологических продуктов, которые позволят создать информационную базу с использованием суверенной версии технологии блокчейн: с одной стороны, система (по определению) будет децентрализованной, а с другой (по другому определению) будет находиться «под колпаком у Мюллера».

Блокчейн — технология, позволяющая выстроить передаваемую информацию в виде цепочки. При этом каждая следующая запись (блок) содержит информацию о предыдущих записях, что создает распределенную базу данных, так как вся информация содержится одновременно у всех участников данной информационной цепочки, поскольку вся цепочка автоматически обновляется у каждого участника после внесения в нее последних изменений.

Оригинал

Первый вице-премьер Игорь Шувалов на днях сообщил нам, что президент Путин «заболел цифровой экономикой». Поскольку в каждой шутке есть доля шутки, то к любой болезни президента нужно относиться внимательно. Особенно президента страны, в которой от его настроения и его мнения зависит слишком много. Потому что последствия такой болезни могут быть поистине непредсказуемыми. 


Первые публичные признаки болезни Владимира Путина проявились в его публичном выступлении на Питерском экономическом форуме, где он уделил «цифровой» тематике значительную часть своего (в целом, не яркого и не запоминающегося) выступления. Для начала Российский президент очень четко показал, что для него цифровая экономика (или шире, цифровая жизнь) это, главным образом угроза, а только потом возможности.


Вот его слова: «…необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни. При этом все решения должны приниматься с учётом обеспечения информационной безопасности государства…»

В этом отрывке, как под увеличительным стеклом, видны все составляющие политики российского президента: 1) немедленно зарегулировать все, что можно, 2) «цифра» угрожает безопасности государства (в том виде, как Путин ее понимает). Поскольку я считаю, что все новое и яркое в России появилось не благодаря, а вопреки государству, то от сказанного я скорее ожидаю появления нового «закона Яровой», на котором неплохо заработают пара госкорпораций и членовкооперативаозеро, нежели чем создания институциональной среды, в которой развитие цифровой экономики будет выгодно и жизненно необходимо для тех, кто хочет выжить в конкурентной борьбе.


Вторая цитата из президентского выступления также говорит очень много о его, Владимира Путина, картине мира – он искренне верит, что после его приказа все желаемое немедленно произойдет. Вот слова президента: «... намерены кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики…По моему поручению Правительство подготовило программу развития цифровой экономики. Обращаю внимание – нужно чётко определиться с источниками, механизмами и объёмами её финансирования…» 


Про правительственную программу лучше промолчу – пока я не видел ни одной такого типа программы, которая бы привела к достижению поставленных целей, и уж тем более я не могу поверить, что какая-либо правительственная программа может предсказать появление «российского Амазона» или заставить бизнес сделать то, что ему не выгодно. А вот про подготовку специалистов …


Предположим, что в России существует совершенная бюрократия. Которая немедленно берётся за исполнение президентских указаний и исполняет их добросовестно. Но дьявол, как известно, в деталях … Большинство российских ВУЗов управляются государством, планы приема студентов на ближайший учебный год уже свёрстаны и не могут быть изменены, т.е. Если набор студентов на новые специальности и будет увеличен, то только в следующем году. Но для того, чтобы этих студентов учить, нужны учебные планы, программы и, самое главное, преподаватели, которых в России просто не существует, поскольку государство делает все возможное, чтобы бизнес не сливался с образованием.


Но, вернусь к своей гипотезе о работоспособной бюрократии – предположим, все эти проблемы будут преодолены к следующей компании по набору студентов, и, начиная с 2018 года число студентов с «цифровой» подготовкой будет расти на 20% ежегодно. Это означает, что через 4 года, в 2022 их число увеличится в два раза, а к 2026 году – в 4 раза. Добавим еще четыре года на обучение – получаем 2030-й год. Знаете, я думаю, если российская экономика будет ждать исполнения поставленной президентом Путиным задачи, то «цифровая» экономика промчится мимо России точно также как промчались мимо нашей страны скоростные железные дороги, ставшие нормой жизни и для Европы, и для Китая.


Прочитав еще раз все, что Владимир Путин сказал вчера про цифровую экономику, я подумал: а, может, зря министры заразили российского президента «цифровой болезнью»? Может, лучше было бы, чтобы он оставался в здоровом неведении, а цифровая экономика в России развивалась бы сама по себе?


Оригинал
01 июня 2017

Два мира, два ...

Немного о конкурирующих программах Кудрина и Титова.
И о двух мероприятиях, проходивших в Берлине

ОПЕК готов продлить действие соглашения об ограничении добычи нефти

Подвиг Евгения Миронова: необходимое, но не достаточное условие

Путин встретится с Михаилом Прохоровым: бизнес или политика?

Оригинал

Скажите, если Вы поздравляете кого-то с днем рождения, то, когда Вы это делаете? Как правило, в день рождения; ну, если закрутились-замотались, то — на следующий день; ну а если совсем что-то чрезвычайное, то…
8 мая на сайте www.kremlin.ru появляется следующее сообщение:

Глава государства поздравил своего бывшего руководителя с 90-летием. В.Путин приехал домой к Л.Л.Матвееву вместе с коллегами по работе в ГДР — Николаем Токаревым и Сергеем Чемезовым. Президент тепло поздравил Л.Л.Матвеева с юбилеем, а также с наступающим Днём Победы и предложил поднять тост за здоровье юбиляра.
В качестве подарка В.Путин вручил Л.Л.Матвееву президентские часы и экземпляр газеты «Правда», выпущенный в день рождения именинника в 1927 году.

Если сообщение появляется на сайте Кремля рано утром, то следует предположить, что встреча состоялась накануне поздно вечером, когда пресс-служба еще не работала. Готов предположить, что 90-летний старичок настолько был взволнован предстоящим событием, что не спал до глубокой ночи и ждал приезда своих бывших подчиненных. Готов, если бы не одно «но» — президент подарил юбиляру «экземпляр газеты «Правда», выпущенный в день рождения именинника», а на фотографии, размещенной на сайте хорошо видна дата — 17 апреля 1927 года.

В этой связи возникает вопрос, а когда в действительности состоялась эта встреча? Неужели и, правда, через три недели после юбилея?

Оригинал

Пора бить в барабаны и литавры – программа Кудрина готова! Об этом сам бывший вице-премьер заявил в пространном интервью ИТАР-ТАСС. Ключевые моменты интервью (курсивом) с моими комментариями (обычным шрифтом) ниже.


1.             Предложения экспертов готовы в полном объеме. Мы предлагаем проект Стратегии модернизации общественных институтов и экономики…. Стратегия должна стать документом, объединяющим разные слои населениямы ее вообще не будем представлять на рассмотрение широкой публики.


Здесь, на мой взгляд, содержится очень важный тезис – не для вас, холопов, мы старались! Сидите у своих телевизоров, компьютеров и гаджетов и не лезьте в государевы дела. Стратегия, конечно, должна объединять, но что в ней написано, вам знать не положено!



2.             Стратегия состоит из трех главных приоритетов и нескольких проектов. Главные приоритеты — люди, технологии и госуправление.


Заявка неплохая. А вдруг осмелел Алексей Леонидович и сейчас всю правду-матку резать начнет?! Но, как станет понятно ниже, люди – это образование и здравоохранение; нет места ни политическим свободам, ни гражданским правам, ни защите прав собственности и человеческой жизни, ни обещанным в начале интервью «общественным институтам»


3.             Самый главный вызов, который стоит перед страной, — это рост производительности на основе новых технологий. За шесть лет все изменения, которые произойдут в мире в отраслях, в профессиях, еще не покажутся столь грандиозными. … И если мы эти шесть лет … не будем сами перестраиваться, то  потом мы окажемся у разбитого корыта, мы не успеем за теми трендами, которые развиваются в мире.


Сложно поспорить. Хотя, на мой взгляд, нашего президента этим напугать невозможно – слабовата аргументация для того, чтобы начать реальные реформы.


4.             … нужно на 0,8% ВВП увеличить расходы на образование … Новейшие достижения в робототехнике, биотехнологиях, генетике должны стать обычной практикой для студентов и преподавателей. Сто пятьдесят университетов страны должны обладать всеми ключевыми компетенциями в самых современных отраслях.


Я поддерживаю образование, как приоритет, и поддерживаю увеличение расходов на образование. Только, простите, в поставленные цели я не верю. Как можно за шесть лет 150 университетов насытить всеми ключевыми компетенциями, а новейшие достижения науки и технологий сделать «обычной практикой». Речь идет о десятках тысяч преподавателей, которые от этих передовых достижений далеки как Земля от Марса, но других преподавателей взять негде. Этих переучить? Включая тех, кто своровал диссертации и помогал другим их воровать? Знаете, горбатого могила исправит! Может лет за 25 и можно достичь поставленной цели, но за шесть…. Не верю! – говорил в таких случаях Константин Станиславский.


5.             …в ближайшие годы нам нужно нарастить подготовку программистов для реализации этих задач (цифровизации всех (!!!) отраслей). И если я сказал, что в 2024 году в основном цифровизация ведущих отраслей должна быть завершена, то значит, надо прямо с  сегодняшнего дня начинать в университетах решать эту проблему. Но университеты пока не почувствовали этого спроса, а предприятия не поняли, в какой мир они уже перешли, что через три-четыре года им будет нечего ловить. 


Таких фантазий себе Госплан не позволял – за шесть лет подготовить столько программистов высочайшего уровня, чтобы через те же шесть лет завершить программу цифровизации всех отраслей. Похоже, весь документ написан, исходя из гипотезы о  том, что через шесть лет (к завершению очередного срока Владимира Путина) Россия догонит и перегонит не только Португалию, но и Южную Корею с Финляндией. После чего Владимир Путин сможет со спокойной совестью уйти на покой. А если нет, то  нет! – как в том старом анекдоте.


6.             Важная часть наших предложений касается здравоохранения. Без улучшения здоровья и активного долголетия у нас не будет высокой производительности труда в стране. (Надо увеличить расходы на здравоохранение) на  0,7% ВВП тоже за шесть лет.


Активное долголетие – это про повышение пенсионного возраста. Про пенсионную реформу – ни слова, а про то, что работать нужно дольше, пожалуйста. Что же делать со здравоохранением? – остается под покровом тайны.


7.             На дорожное строительство и хозяйство, на создание новых скоростных магистралей, внедрение технологий в современном транспорте мы также предлагаем увеличить финансирование на 0,8% ВВП.


— А за счет чего вы предлагаете увеличить расходы?

— Некоторые из этих мер уже заложены в бюджете, как, например, снижение оборонных расходов…. Также мы предлагаем сокращение общегосударственных расходов.

— Мы предлагаем смягчить бюджетное правило, увеличив заложенную в нем цену на нефть с $40 до $45, это должно дать примерно 0,5% ВВП, а также примерно на полпроцента ВВП увеличить целевой дефицит. То есть не снижать его до 1% ВВП, как это предусмотрено сейчас, а сохранить на уровне 1,5% ВВП.


            Посчитаем. Образование (0,8% ВВП) + здравоохранение (0,7%) + дороги и транспорт (0,8%) = 2,3% ВВП. Минус 0,5% (увеличение дефицита) получается 1,8% ВВП, т.е. половина расходов на оборону, все затраты на закупку вооружений и военной техники. Вы в это верите? А как тогда ВПК жить будет?


8.             — Что предусматривают ваши предложения для того, чтобы российская промышленность была участником цепочек создания новых технологий?

— Справедливый вопрос. Во-первых, нам нужно научиться использовать технологии, созданные другими, создать условия для обмена технологиями и привлечения инвестиций в уже созданные технологии, которые поднимают производительность труда в разы. Во-вторых, создать условия для того, чтобы мы сами создавали такие технологии.


В 2014 году Россия аннексировала Крым и стала активным участником военного конфликта на востоке Украины после чего в  отношении многих российских банков и компаний странами Запада были введены санкции, в том числе практически полный запрет на передачу России современных технологий. Вряд ли Алексей Кудрин этого не знает, но как выйти из такой ситуации он не говорит. Хотя, наверное, хорошо знает.

Про то, что за шесть лет Россия создаст условия для создания современных технологий … не знаю даже, плакать или смеяться… неужели Кудрин сам в это верит, или знает, что Путин поверит?


9.             — Какие реформы предполагаются в сфере государственного управления?

—Без перестройки государственного управления, изменения технологий в государственном управлении, изменения порядка набора специалистов ничего не получится  …. нужно изменить требования по набору кадров…. В результате государственное управление по численности сократится, а по эффективности возрастет в разы.


Как все просто! Нужно всего лишь подготовить новых чиновников! Почему, попав в существующую среду, которая выжигает все честное, справедливое, разумное, они смогут этой среде противостоять и смогут ее  изменить, Кудрин не говорит.


10.         — Будет ли в ваших предложениях отдельный политический блок?

— В  реализации всех этих мер есть вопрос доверия. На наш взгляд, реализация этих предложений существенно поднимет доверие к власти и проводимой политике. Если стратегия наталкивается на недоверие, то многие ее предложения не окажутся воспринятыми или будут встречены с непониманием. Если же стратегия будет представлена как взаимосвязанная система мер, которая с первых же шагов будет неукоснительно исполняться, то доверие будет нарастать буквально по месяцам.


Вот и вся политическая составляющая. Это даже хуже, чем просто сказать: мы эти вопросы не затрагивали, т.к. у нас не было на это мандата. А вешать лапшу про то, что доверие к власти вырастет из-за того, что на будет делать то же самое, что творит сейчас … Или Алексей Кудрин считает, что они умеют по-другому? Не кошмарить бизнес? Не пилить бюджет? Не брать взяток, напрямую или через благотворительные фонды? Не сажать политических оппонентов в тюрьму, не убивать их и не выжигать глаза?  Не воровать голоса на выборах? Могут, но не хотят? А тут, прочитав что-то, неожиданно захотят?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире