akselenc

Илья Рождественский

20 декабря 2014

F

Приговор по делу «Ив Роше» будет оглашен 15 января. В пятницу обвинение попросило для братьев Алексея и Олега Навальных 10 и 8 лет заключения соответственно. «Эхо Москвы» рассказывает о последнем заседании резонансного процесса.


С особым цинизмом

– Давайте приговор через два года огласим, а я до тех пор буду под домашним арестом сидеть! – возмущался Алексей Навальный. В начале заседания прокуроры попросили продлить ему меру пресечения: домашний арест истекает 14 января, гособвинители настаивали, что срок следовало увеличить ещё на месяц. Никто из адвокатов или подсудимых смысла в этом не увидел: решение по делу ожидалось либо до Нового года, либо сразу после. Судья Елена Коробченко, впрочем, усмотрела в ходатайстве логику и удовлетворила его. Она также позволила огласить показания Бруно Лепру, бывшего гендиректора «Ив Роше Восток», а ныне главу группы компаний «Единая Европа», которой принадлежит торговая марка «Иль де Ботэ». Защита безуспешно пыталась добиться допроса Лепру, однако судья и прокуроры отвечали, что доставить ключевого свидетеля в Замоскворецкий суд невозможно, поскольку он находится в Китае.

1743162

Именно с заявления Бруно Лепру в СК началось дело братьев Навальных. По данным защиты, на топ-менеджера было оказано давление: он согласился обратиться в правоохранительные органы только после того, как его компания подверглась многочисленным проверкам. Из зачитанных в пятницу показаний следовало, что о возможном ущербе в результате сотрудничества с Олегом Навальным он узнал только от следователей. Примечательно, что точно таким же образом об ущербе узнали ещё несколько человек, выступивших в суде. Например, об этом рассказывала представитель потерпевшей стороны Ирина Тимченко, юрист ООО «Многопрофильная процессинговая компания».

Завершив стадию судебного следствия, стороны перешли к прениям. Слово взяла прокурор Надежда Игнатова.
– Мошенничество – орудие интеллектуальное, его проявления – современные и всё более изощрённые! – изрекла гособвинитель. По её словам, Навальные в обстановке строжайшей конспирации в преступных целях зарегистрировали кипрский офшор Alortag Management Limited, а на него в 2008 году оформили новую компанию ООО «Главное подписное агентство». Сама процедура регистрации уже представляется прокурорам подозрительной. В дальнейшем братья вступили в сговор, и Олег Навальный, воспользовавшись своим служебным положением (он в то время занимал пост начальника департамента внутренних почтовых отправлений «Почты России»), склонил компанию «Ив Роше Восток» к заведомо невыгодному сотрудничеству. В результате «Главподписка» с 2008-го по 2012-й годы оказывала транспортные услуги по завышенной цене. При этом сама фирма не владела автотранспортом, а перевозку грузов из Ярославля передоверила компаниям «Автосаго». Жертвой этой же схемы пала и ООО «Многопрофильная процессинговая компания» (её грузы возила фирма «М-Сити»). Общий ущерб составил около 31 миллиона рублей, средства была обналичена как «через уплату налогов», так и через «Кобяковскую фабрику по лозоплетению», которая принадлежит семье Навальных.

Сам Алексей Навальный утверждал, что «Главное подписное агентство» было создано, чтобы организовать подписку на СМИ через интернет, но идею не удалось реализовать, и вскоре Навальный отошёл от дел, передав компанию брату. Однако прокуроры не поверили оппозиционеру. По словам гособвинителя Игнатовой, Навальный продолжил руководить фирмой, о чем свидетельствует его личная переписка.

Пока прокурор Игнатова выступала в прениях, её коллега Марина Розова безучастно рисовала что-то на листе бумаги. Алексей Навальный же практически не отрывался от ноутбука. Лишь изредка он поднимал голову и смотрел на процессуального оппонента: его лицо выражало крайнюю степень недоумения

– В завершении моего выступления я процитирую известного русского юриста XIX века, – неожиданно заявила Игнатова; по залу прокатился смешок. – Как человек времён первоначальных прибегал для похищения имущества главным образом к топору и кистеню, а человек нашего времени к тайному взятию чужого, то вскоре – что уже весьма заметно теперь – преобладающее место этих способов заменит орудие интеллектуальное, хитрость, обман; следовательно, социальная сторона мошенничества очень заманчива.

Фамилию юриста она по неизвестным причинам называть не стала, однако найти цитату не составляет труда: это Иван Фойницкий, криминалист, товарищ обер-прокурора Уголовного кассационного департамента Правительствующего сената. Именно эта его сентенция приведена во многих статьях по юриспруденции и финансовому мошенничеству.

1743132
Компания «Ив Роше» не угадала с баннером к своему юбилею

Закончив цитировать классика, прокурор отмела доводы подсудимых, что потерпевшие узнали об ущербе от следователей, и сослалась на 2-ю статью Конституции России: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Затем гособвинитель Игнатова попросила для Олега Навального 8 лет колонии общего режима, а для Алексея с учётом приговора по делу «Кировлеса» – 10 лет заключения. Также она потребовала для фигурантов дела по 2 года ограничения свободы.

Запрошенное наказание стало шоком для присутствующих в зале. Родители братьев не сразу поняли, о каком сроке идёт речь, и переспросили у сидевших рядом. Когда им объяснили, Людмила Ивановна Навальная не смогла сдержать слёз, а Анатолий Иванович, казалось, ещё около получаса глядел в одну точку.

Не смешите наше импортозамещение!

Справиться с эмоциями им немного удалось к середине речи адвоката Кирилла Полозова. К тому моменту уже успел закончить свое выступление представитель «Ив Роше» Вадим Кодол, который лишь коротко отметил, что Бруно Лепру покинул парфюмерную компанию не под давлением, а по личным обстоятельствам. Представитель МПК Тимченко выступать в прениях отказалась. В свою очередь адвокат Полозов, как и в течение всего процесса, принялся обстоятельно излагать свою точку зрения, ссылаясь на показания свидетелей.

Так, он обратил внимание на докладную записку финансового и административного директора «Ив Роше» Кристиана Мельника, из которой следует, что стоимость услуг «Главподписки» была ниже рыночной. Защитник отметил, что никто силой не держал «Ив Роше» и МПК, их устраивало качество услуг и стоимость, поэтому договоры пролонгировались. Он также подчеркнул, что контракт с МПК прямо предусматривал привлечение третьих лиц, однако теперь это вменяется Олегу Навальному в вину. В действительности же Олег Навальный, хорошо знакомый с логистикой, брал на себя обязательства организовать грузоперевозки и с этой целью искал на рынке исполнителей.

Речь адвоката Полозова получилась весьма продолжительной. Его коллеги были лаконичнее. Адвокат Ольга Михайлова сконцентрировалась на нарушениях, допущенных при возбуждении дела, и на политической мотивированности преследования.
– Отсутствие доказательств, фальсификации, отклонение всех ходатайств защиты, нежелание допросить потерпевших от «Ив Роше» свидетельствуют о том, что цель процесса – дискредитация политика Навального, – подчеркнула Михайлова.

Адвокат Вадим Кобзев своё выступление начал с того, что процитировал все эпизоды, где упоминается Алексей Навальный. Таких нашлось сравнительно немного, и ни один из них, по мнению защитника, не был доказан.
– Суть обвинения сводится к набору субъективных суждений, которыми комментируется объективная деятельность, – отметил Кобзев. Вина его подзащитного, как следует из материалов дела, заключается в нескольких пунктах: Алексей дал своему брату реквизиты и документы фирмы, а также посоветовал сотрудников.
– Предприятие было создано законно. У нас капитализм, хоть и феодальный. Мы получаем написанную сухим канцелярским языком историю успешного бизнеса Олега Навального, но не Алексея, – пояснил адвокат.

1743154

Под занавес выступления Вадим Кобзев, подтверждая тезис о политической мотивированности дела, процитировал интервью представителя СК Владимира Маркина газете «Известия» от 12 апреля 2013 года.

– Но если бы в деле не было Навального, то, наверное, и дела не было бы?
– Возможно, его бы не было так скоро, потому что число и силы следователей, увы, ограниченны. До банальной растраты с «распилом» руки могли дойти не так быстро. Но если фигурант всеми силами привлекает к себе внимание, можно даже сказать, дразнит власть – вот, мол, я какой весь в белом на общем фоне, то интерес к его прошлому увеличился и процесс выведения на чистую воду, естественно, ускорился.

Таким образом, заключил Кобзев, даже в СК признают, что преследуют Навального из-за его оппозиционной деятельности.
– Не смешите наше импортозамещение! – сформулировал Кобзев своё отношение к доказательствам.

Олег Навальный в прениях выступать не хотел, но речь прокуроров подтолкнула его к тому, чтобы ответить. Он подчеркнул, что «Главподписка», созданная, по версии следствия, для осуществления мошенничества, была открыта зимой 2007 года, когда Олег Навальный ещё даже не работал в «Почте России».
– Преступление становится не только интеллектуальным, но и мистическим! Это не для суда, а для программы «Битва экстрасенсов».

Он заметил, что у МПК и «Ив Роше» были проблемы с доставкой грузов, в том числе, в Ярославль. И Олег Навальный помог разрешить эти сложности. Теперь же следователи почему-то заявляют, что понимают в перевозках больше, чем он. Даже в прениях вопросы бизнеса и логистики вызывали у подсудимого куда больший энтузиазм, чем вопрос собственной невиновности.
– Следователь Нестеров и ещё 15 его помощников круче, чем все производственные службы «Почти России», и они знают, как нужно было обрабатывать почту. Мы почему-то все тупили эти 5 лет, а они знали, что просто нужно всё было вывезти и, видимо, сбросить в океан. Я требую, чтобы суд меня оправдал. Требую, чтобы органы следствия и прокуратуры попросили у меня прощения, надели белые рубашки и ушли в монастырь!

– Вы здесь все, вместе взятые, создаёте иллюзию законности. При этом нам не дали даже допросить потерпевшего! – возмущался в прениях Алексей Навальный. – Я разбираюсь в фабрикации уголовных дел. Получается, что в Кирове суды и прокуратура работают лучше, чем в Москве!

По его словам, дело на него было заведено после того, как в декабре 2012 года он призвал всех выйти на несанкционированную акцию на Лубянке.
– Вот вы попросили 10 лет лишения свободы. Статья за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности тоже предполагает 10 лет лишения свободы. Поэтому если кто-то считает, что завтра все всё забудут, то это не так. Мы дойдём до той точки, когда все понесут ответственность, – в голосе подсудимого чувствовалось плохо скрываемое раздражение.

Жить не по лжи

Прения перетекли в последнее слово. Первым выпало выступать младшему из двух братьев.
– Я понял, что у нас сегодня такой литературный день, когда идут ссылки на высказывания адвокатов. Я думал сейчас, может прочитать кусок из «Процесса» Кафки или речь Джулса из «Криминального чтива», но я подумал, что в принципе здесь все, наверное, знают, что это такое. Судье не очень интересно, а прокуроры всё равно не поймут. Поэтому я, наверное, по-другому построю свое последнее слово.

Олег поддержал брата в его борьбе, сказал, что готов заплатить за это цену, и предупредил судью Елену Коробченко, что она создаёт опасный прецедент, ставя вне закона любую посредническую деятельность.
– Я недавно смотрел фильм, там есть цитата героя, она мне очень понравилась. Она имеет отношения к делу гораздо больше, чем все 127 томов к моему преступлению, больше, чем показания всех свидетелей. Этот фильм называется «Стражи галактики». Там есть такая фраза: «Я есть Грут». Эта фраза имеет больше смысла и больше объясняет, чем вы все здесь делали несколько месяцев.

1743134

– Это, наверное, моё шестое или седьмое, может быть, даже десятое последнее слово, – начал говорить Алексей Навальный, который решил посвятить своё выступление битве «между добром и нейтралитетом». – Люди, смотрящие в стол, — это же по большому счету такое поле битвы, которое происходит между теми жуликами, которые захватили власть и нормальными людьми, которые хотят что-то изменить. Мы же бьёмся за людей, которые в условиях, когда нужно просто не делать какую-то подлость, они её делают. И наша битва за людей, смотрящих в стол: объяснить вам ещё раз, чтобы вы не смотрели, а сами себе признались, что, к сожалению, в нашей прекрасной стране, вся власть, всё, что происходит, основано на бесконечном вранье.
Навальный вспомнил про события на Украине, «болотное дело», пресс-конференцию Владимира Путина, свои антикоррупционные расследования и про дворцы приближённых к президенту.

– Извините, что я вас в философию уже втягиваю, но жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть. И в какой-то момент мы будем понимать, что не имело смысла вообще ничего из того, что мы делали, для чего мы смотрели в стол и молчали. Смысл имеют в нашей жизни только те моменты, когда мы делаем что-то правильное. Когда нам не нужно смотреть в стол, а мы можем просто посмотреть друг другу в глаза, просто поднять эти глаза. Может быть, плохую вещь сейчас скажу, но даже взятие заложников меня не остановит, – отметил Навальный, имея в виду своего брата и подсудимого по делу «Кировлеса» Петра Офицерова. – Потому что всё это в жизни не имеет смысла, если терпеть бесконечное враньё, если быть согласным со всем.


Алексей Навальный признал, что тактика, когда в плен берут его друзей и родственников, весьма действенна, но он намерен и дальше сражаться с хунтой, захватившей власть в стране.
– Я буду продолжать призывать людей участвовать в коллективных действиях, в том числе реализовывать своё право на свободу собраний. У людей есть законное право на восстание против этой незаконной, коррумпированной власти, против хунты, которая всё украла. Я призываю всех абсолютно – может быть, это наивно звучит, и над этими словами принято иронически смеяться и ухмыляться – жить не по лжи. Но ничего другого не остаётся.

Оглашение приговора назначено на утро 15 января. Вечером в этот же день уже запланирован народный сход на Манежной площади. На момент сдачи текста принять участие в мероприятии изъявили желание более 8 тысяч человек.

В Москве 12 декабря у здания Центробанка прошла акция протеста. На пикет вышли те, кто несколько лет назад взял ипотеку в валюте. В акции приняли участие около 60 человек, но, как рассказывают заёмщики, всего в группе, где они обсуждают свои дальнейшие действия и пытаются помочь друг другу, состоят около 500 человек. Митингующие потребовали зафиксировать платежи по курсу доллара на момент покупки квартир, а также чтобы государство и финансовые институты разделили валютные риски с заёмщиками. Коллективное письмо, в котором была изложена эта позиция, было после пикета передано в приемную ЦБ на имя главы регулятора Эльвиры Набиуллиной. «Эхо Москвы» публикует рассказы людей, которые из-за кризиса могут в ближайшее время оказаться на улице.

1689562

Элина Лебеденко

5-6 лет назад многие брали кредит именно в валюте, потому что это было выгоднее: были пониженные процентные ставки, была бóльшая сумма кредитования, банки соглашались на погашение задолженности в течение более длительного срока. Были почти льготные условия для заключения договоров. А власти в лице Алексея Кудрина, занимавшего в то время пост министра финансов, уверяли, что с курсом доллара ничего не случится.
На момент заключения договора моя семья должна была ежемесячно платить 40 тысяч рублей, что мы и делали в течение 7 лет. Сейчас плата выросла до 90 тысяч в месяц. Теперь мы боремся за то, чтобы у нас осталось жилье. Мы все граждане Российской Федерации, поэтому мы просим власти о защите. Мы не хотим оказаться неплательщиками по кредитам, но мы не хотим оказаться и без крыши над головой.

Ольга Кучковская

Мы не ничтожный процент, как нас называют на федеральных телеканалах. Эта проблема коснулась тысяч семей. Беря кредиты в банках, мы не думали, что имеем дела с «шарашкиными конторами». Мы думали, что шли к профессионалам, которые оценивали наши доходы и советовали брать ипотеку в валюте. Естественно у нас возникали вопросы относительно валютных рисков. Но менеджеры говорили, что доллар не прыгнет выше 40, что будет валютный коридор. И нам обещали, что мы сможем рефинансировать ипотеку. Но обо всех тонкостях этого процесса нас никто не предупредил. Если бы нам сказали, что нам по сути придётся взять новый кредит по новым ставкам, а все предыдущие платежи сгорят, то мы бы лучше остались в съемных квартирах.
Почему на нас возложен весь финансовый риск за форс-мажор в стране? Вот и Владимир Владимирович говорил, что кредитные организации не должны перекладывать весь риск на заемщиков.

1689564

Екатерина Петухова

Банки постоянно грозят забрать квартиры. Они постоянно пугают коллекторами. Они говорят, что им всё равно, что у нас маленькие дети и больные родители, что у нас это единственное жилье. Мы оказались заложниками системы. У государства есть деньги на докапитализацию банков, на Крым и Олимпиаду, а на нас, граждан этой страны, денег нет.

В Москве 12 декабря у здания Центробанка прошла акция протеста. На пикет вышли те, кто несколько лет назад взял ипотеку в валюте. В акции приняли участие около 60 человек, но, как рассказывают заёмщики, всего в группе, где они обсуждают свои дальнейшие действия и пытаются помочь друг другу, состоят около 500 человек. Митингующие потребовали зафиксировать платежи по курсу доллара на момент покупки квартир, а также чтобы государство и финансовые институты разделили валютные риски с заёмщиками. Коллективное письмо, в котором была изложена эта позиция, было после пикета передано в приемную ЦБ на имя главы регулятора Эльвиры Набиуллиной. «Эхо Москвы» публикует рассказы людей, которые из-за кризиса могут в ближайшее время оказаться на улице.

Елена Беляева

Нам не дали ипотеку в рублях, сказали, что для этого у меня маленькая зарплата. Зато условия по валютному кредиту были полностью выполнены. В банке сказали, что через год я смогу рефинансировать кредит, но через год доллар сильно вырос.
Даже за убийство по неосторожности дают 3 года. А мы по той же неосторожности попали в кабалу на 25 лет.

Елена Малышева

Если посчитать по курсу, то моя квартира стоит 25 миллионов рублей, хотя в реальности никто за неё больше 9 миллионов не даст. Я уже заплатила банку 10 миллионов. Когда я только взяла кредит, ежемесячные платежи были по 50 тысяч рублей. Сейчас уже до 200 тысяч доходит. Где я возьму деньги? Мы тратим на оплату ипотеки абсолютно всё: мамину пенсию, дочкину зарплату, всё. У нас больше нет денег. Я больше не могу платить, у меня нет печатного станка. Я жду, когда меня выгонят на улицу. У меня 82-летняя мама, которая болеет, у меня ребенок, которому я ничего не могу дать. Я взяла эту ипотеку, чтобы оставить квартиру в наследство, чтобы было хоть что-то. Мне остаётся только кричать и молить о помощи наши власти.

1689566

Светлана Горбунова

Когда тебя ребёнок просит что-то купить, а ты при зарплате в 50 тысяч должен в месяц отдавать 70 тысяч по ипотеке, то ты будешь волосы на голове рвать. Ты и ребенку ничего дать не можешь, и за детский сад не в состоянии заплатить, за коммуналку, за всё. Нас довели, мы стали нищими.

В столичном районе Люблино во вторник прошёл традиционный «Русский марш».
В этот раз акция собрала едва ли не меньше всего участников за последние годы: по оценкам «Эха Москвы», националистов было не более 2,5 тысяч; ГУВД насчитало 2 тысячи человек. Около 20 человек в результате оказались в отделении полиции. Впрочем, небольшое число праворадикалов, посетивших мероприятие, стало не главной проблемой этого марша. Шествие показало, что никогда прежде раскол среди националистов не был столь глубоким.

Это наш русский марш

– Там жидовня, тут жидовня, а мы друг с другом ругаемся! – голос бабушки полубезумного вида нёсся над улицей Перерва.
Старушка пыталась донести свою мысль до стоящих рядом сотрудников полиции, однако получалось у неё плохо. Плюнув, она двинулась дальше, ругаясь на стражей правопорядка. Вскоре она оказалась в начале первой колонны, которую организаторы называли общенационалистической.

Ожидания заявителей мероприятия не оправдались несколько раз.
Первое разочарование постигло их во время тяжёлых переговоров с московскими властями. Согласовать мероприятие удалось лишь после продолжительных консультаций, первоначальная заявка на 30 тысяч участников была урезана до 10 тысяч, митинг и концерт после завершения шествия были запрещены. Лидер объединения «Русские» Дмитрий Дёмушкин перед стартом марша сетовал, что ему не разрешили быть заявителем акции и попросили вообще на год отстрочить проведение каких-либо мероприятий, приуроченных к 4 ноября, но на это националисты пойти не могли.

– Думаю, мы за это поплатимся, – грустно вещал Дёмушкин, за которым неотступно следовали журналисты, так что интервью ему приходилось раздавать буквально каждые пять метров. – Белов после того разговора был арестован. На меня в Казахстане, где я никогда не был, завели дело.

В разговор неожиданно вмешался растрёпанный старичок, который решил поинтересоваться, какая у Дёмушкина партия.
Видного деятеля националистического движения он явно не признал. Впрочем, мало кто из националистов сейчас готов сказать, что Дёмушкин является лидером ультраправых: по мнению многих радикалов, он скомпрометировал себя связями с властями. Надпись на асфальте на подходе к улице Перерва, гласившая, что «Дёмушкин – предатель Руси», на фоне таких настроений выглядела символично. У проходящих мимо радикалов она вызывала улыбку.

1471592
Александра Поткина (Белова) на этом марше не забыли. Баннер с его фотографией несли националисты из первой колонны

Дёмушкин надеялся, что к акции примкнут все националистические силы.
Не готов он был принять только «большевиков и содомитов». Ожидания частично оправдались: марш получился не менее пёстрым, чем обычно, но куда более разобщённым. В первой колонне расположились все, кто не причислял себя к конкретному движению и кто готов был встать под чёрно-жёлто-белым флагом. Спереди оказалась группа школьников, которая стала развлекать себя скандированием лозунгов, давно уже находившихся под запретом для националистов.

– Россия для русских, Москва для москвичей! А ну-ка, давай-ка, ******* (уезжай) отсюда! – ритмично начали юноши и девушки. Лица организаторов резко переменились, но прежде, чем они успели отреагировать, над толпой пронёслась следующая кричалка

– *****, Кавказ, *****! – не унимались школьники. Полиция попробовала заглушить эти вопли с помощью мегафонов, но преуспеть в этом деле стражам правопорядка не удалось. Достучаться до юношей и девушек попытались и организаторы: они объявили, что глагол в фразе следует заменить на слово «доить».

1471594

– Доить, Кавказ, доить! Поняли? – надрывался мужчина с бейджиком, но вызвал у колонны лишь смех. Впрочем, школьники успокоились и нашли для себя более невинную забаву.

– Кто не прыгает, тот чурка, хэй-хэй! – юные националисты всеми силами стремились показать, что их нельзя причислить к выходцам с Кавказа или из Средней Азии, и прыгали так высоко, как только получалось.
Утомившись, они затянули сначала «Катюшу», но вскоре выяснилось, что слова они помнят довольно плохо, поэтому пришлось перейти на гимн России. Нестройность исполнения искупалась силой, с которой каждое слово буквально выталкивалось из глоток.

Русский — значит трезвый!

В середине марша разгорались нешуточные страсти.
Во второй колонне стояли около 20 человек с плакатом «Славяне, объединяйтесь», а также с флагами нескольких государств восточной Европы. Следом за ними расположилась группа с флагами незарегистрированной Национально-демократической партии. Помимо традиционных плакатов против нелегальной эмиграции, на которых было написано «Москвабада нам не надо», у них с собой были ещё и флаги Новороссии. А в нескольких метрах позади НДП встала колона язычников-родноверов. В руках у них были не только флаги с изображением коловрата, но и баннер «Русские против войны с Украиной».

1471596

В тылу марша замерли колонны ультрарадикалов и сторонники Русского объединенного национального альянса.
Последних было немного, но до начала шествия они вели себя весьма активно. Они скандировали «Слава Украине! Героям слава!» (аналогичные речёвки у них были про Россию и Белоруссию) и «Селп и молот – смерть и голод!», а также призывали свергнуть чекистский строй, провести люстрацию и затем задуматься о реформах.

Хотя колонны готовы были двинуться уже в 13 часов, старт шествию был дан лишь спустя час.
Колонны тронулись с облегчённым рёвом «Русские, вперёд». Школьники развлекались впереди, поджигая файеры, кидая друг в друга древки флагов и скандируя «Москва – не Кавказ, Аллах – *******» (гомосексуалист). Особую их радость вызвал дедушка с плакатом, на котором была написана цитата из Александра Суворова «Мы – русские! Какой восторг!». Казалось, что вопли бьющихся в экстазе юношей и девушек выбьют стёкла в домах.

Тем временем между родноверами и сторонниками НДП разгорелась словесная дуэль.
Колонна НДП скандировала «Слава России, слава Новороссии!», колонна язычников отвечала барабанными боем и пространными речами.

– Русичи! Славяне! Я желаю вам стойкости и победы над сионизмом. Не поддавайтесь на телевизионную пропаганду, не убивайте братьев украинцев! Помните, что в России и на Украине во власти сидят сионисты. Хватит быть пушечным мясом в их руках! – проповедовал мужчина с барабанов.
К сионистам он причислил президента Украины Петра Порошенко и предпринимателей Аркадия и Бориса Ротенбергов.

1471602

Сторонников продолжения войны на востоке Украины практически не было.

– Я говорю, война это плохо. Я служил в армии и прекрасно понимаю, что это такое. Ведь гибнут простые люди, – уверял человек с плакатом «Власть, земля, работа, бизнес — русским».

– Здесь есть православные и родноверы, есть большевики и монархисты, есть сторонники и противники Новороссии. Это нормально, ведь сюда вышел весь народ, а в народе есть разные точки зрения. Главное, что нас объединяют кровь, права и общие интересы. А идеи, они только разъединяют, – примирительно отвечал на вопросы журналистов грузный мужчина с флагом ДНР.

Как будто в подтверждение этих слов общенационалистическая колонна начала скандировать «Украина, мы с тобой».

1471604

Ни митинг, ни концерт столичные власти не согласовали, поэтому акция завершилась примерно за полтора часа.
Пока националисты медленно расходились, темнокожий корреспондент BBC брал интервью у Дмитрия Дёмушкина. Тот продолжал утверждать, что отрицает украинцев как нацию и считает их такими же русскими, как и жителей Москвы. «Возможно, даже более чистыми, учитывая обстановку», – конкретизировал Дёмушкин.

1. 20 октября водитель снегоуборочной машины 60-летний Владимир Мартыненко в 20.00 прошёл медосмотр и заступил на смену. В составе группы из пяти автомобилей под руководством ведущего инженера 50-летнего Владимира Леденёва он чистил поле аэродрома, когда неожиданно задел ковшом какой-то предмет. Мартыненко вышел из кабины примерно на 40 секунд, чтобы проверить технику, и после этого потерял колонну из виду. Связавшись с инженером Леденёвым, Мартыненко узнал, где находится группа, и получил указание догонять спецтехнику, но в какой-то момент он потерял ориентир. Водитель попытался выйти на связь с инженером, однако сделать это не удалось, и некоторое время Мартыненко ехал наугад к тому месту, где, как он думал, находились остальные снегоуборщики (http://infosud.ru/incident_publication/20141024/272445453.html).

Примерно в это же время 23-летняя диспетчер-стажёр Светлана Кривсун под руководством опытного 35-летнего диспетчера Александра Круглова, который в 2007 году спас более 140 человек, предотвратив аварию Ту-204 авиакомпании «Владивосток-авиа», дала разрешение на взлёт самолету Falcon 50. В 23:57 бизнес-джет, набрав скорость 248 километров в час, начал отрываться от земли, но задел стойкой шасси снегоуборочную машину Мартыненко, упал на взлётно-посадочную полосу и загорелся. Погибли глава компании Total Кристоф де Маржери и трое членов экипажа.

2. Был ли Владимир Мартыненко пьян в момент катастрофы? В Следственном комитете настаивают, что в его крови нашли 0,6 промилле алкоголя, однако перед работой Мартыненко проверили врачи, он был трезв. Теоретически у него была возможность выпить, потому что после окончания работы снегоуборщиков никто не осматривает. Адвокат водителя Александр Карабанов утверждает, что его подзащитный не пьёт, поскольку страдает хроническим заболеванием сердца. Он также отмечает, что в материалах дела нет справки, которая бы однозначно говорила об алкогольном опьянении водителя: есть лишь предварительный вывод врача, который на основании косвенных признаков предположил, что Мартыненко мог быть пьян. Косвенные признаки – это дикция и поведение. Но стоит учесть, что в Мартыненко врезался самолёт, мужчина чудом остался жив и был в шоковом состоянии.

Адвокат обращает внимание, что проверка на алкоголь занимает около 15 минут, это знает каждый водитель, но в СК обещают предоставить экспертизу в течение 5-7 рабочих дней. В пользу того, что Мартыненко был трезв, говорят и действия самих следователей: сразу после катастрофы они начали допрашивать водителя и проводить с ним иные следственные действия, что было бы незаконно, если бы он был пьян. Почему же СК до сих пор настаивает, что Мартыненко был в состоянии алкогольного опьянения, чем это подтверждается?

3. Следствие настаивает, что ведущий инженер аэродромной службы Внуково Владимир Леденёв «допустил выезд снегоуборочной машины под управлением Мартыненко на летное поле без сопровождения, после нарушения радиосвязи не смог вернуть снегоуборочную машину, но не предупредил о выезде диспетчерскую службу аэропорта» (http://tass.ru/proisshestviya/1529657). Сам Леденёв говорит, что не разрешал снегоуборочной технике занимать рабочую взлётно-посадочную полосу. Мог ли инженер понять, что радиосвязь барахлит и что с ним пытается связаться Мартыненко? Мог ли он узнать, что у него не работает рация, если он сам в тот момент не пользовался ей? Этот вариант представляется маловероятным.

4. Диспетчеры Александр Круглов и Светлана Кривсун, по версии СК, должны были «принять меры для освобождения взлётной полосы». Якобы по их недосмотру на полосе оказалась снегоуборочная техника. Однако видимость той ночью не превышала 350 метров. Но самое главное заключается в другом: у диспетчеров нет технической возможности следить за полем по приборам, поскольку оборудование было установлено не в полном объёме. «Штатно оно работает при наличии двух антенн. У нас оно было в урезанном виде. Автомобили на летном поле могли появляться и исчезать, когда за ними наблюдали на локаторе. Таким образом, может быть путаница – есть метка или нет», – рассказал 23 октября диспетчер по рулению аэропорта Внуково Фарит Тажетдинов. По словам диспетчера посадки Александра Федулеева, оборудование во Внуково не позволяет достоверно определить наличие на летном поле автомобиля: «Мы можем определить, есть самолет на полосе или нет. А автомобили на локаторе выглядят в виде точки по диаметру менее миллиметра» (http://www.interfax.ru/403521). Их слова 24 октября в эфире «Эха Москвы» подтвердил глава профсоюза авиадиспетчеров России Сергей Ковалев. То есть диспетчеры не видят на локаторе, какие объекты есть на лётном поле. Они узнают об этом только тогда, когда их об этом предупреждают сотрудники аэропорта по радиосвязи. И если раньше в разных концах полосы сидели два диспетчера и следили за тем, что там происходит, то в последнее время диспетчер остался один, и при плохой видимости он не видит вей обстановки.

5. Можно ли было предотвратить катастрофу? Возможно, если бы у инженера и водителя снегоуборочной техники работала радиосвязь. Или если бы в аэропорту был установлен полный комплект локационного оборудования. Так не стоит ли следователям выяснить, почему Внуково работает именно с таким набором техники? Почему аэропорту было разрешено принимать самолеты, хотя диспетчеры могут не знать в силу технических причин, что происходит на поле?

6. Не стоит ли следователям перестать таскать сотрудников Внуково на допросы, доводя их до обмороков? Не стоит ли оказать медицинскую помощь людям, оказавшимся в стрессовой ситуации? Не стоит ли показать врачам Владимира Мартыненко, в которого, повторюсь, на скорости почти 250 километров в час врезался самолет; у которого постоянно болит голова и который ещё в четверг говорил, что не спал двое суток и не ел, а работать со следователями закончил за несколько часов до того, как его доставили в Басманный суд?

И не стоит ли российским пилотам и авиадиспетчерам объявить забастовку в знак солидарности с коллегами? Ведь в любой момент, продолжая работать в существующих условиях, они могут оказаться в аналогичной ситуации.

В Москве в воскресенье прошёл «Марш мира». По данным полиции, в акции приняли участие около 5 тысяч человек. Организаторы говорят о 100 тысячах активистов, а волонтёры из Союза наблюдателей России насчитали 26 тысяч демонстрантов. Мероприятие посетили не только противники военных действий на территории Украины, но и те, кто желал поддержать Новороссию.

Хрупкое перемирие

Согласовать «Марш мира» оказалось едва ли не проще, чем какую-либо из предыдущих акций. Столичные власти утвердили заявку организаторов, не внеся в неё никаких изменений: маршрут привычный – от метро «Пушкинская» по бульварам до проспекта Сахарова; численность – до 50 тысяч человек; сбор в 16.00, начало движения в 17.00, окончание в 19.00; митинг запланирован не был. Принять участие в демонстрации захотели партии «Яблоко», РПР-ПАРНАС, Партия прогресса, «Альянс Зеленых», незарегистрированная Партия 5 декабря, движение «Солидарность», националисты, антифашисты, анархисты, ЛГБТ-активисты и другие. При этом в официальном разрешении формулировка «Марш мира» не фигурировала, а была указана куда менее изящная конструкция: «Выразить и сформировать общественное мнение по поводу нарушения прав человека, законов, Конституции и международных обязательств РФ, а также норм международного права, высказать требования их соблюдения». Это несоответствие породило некоторую путаницу: глава департамента региональной безопасности столицы Алексей Майоров утверждал, что в мэрии заявку на такую акции не получали, оппозиция настаивала на обратном, некоторые СМИ со ссылкой на анонимные источники утверждали, что мероприятие не состоится. Впрочем, эта казуистика на ход акции никак не повлияла.

1399826

Подготовка к «Маршу» сопровождалась мощной рекламной кампанией. Ролики, призывающие прийти на акцию, появились в радиоэфире и на экранах на станциях метрополитена (впрочем, столичные власти, как сообщил официальный твиттер мероприятия, решили проверить эту агитацию. На специальном сайте можно было подписать резолюцию против войны, а известные деятели культуры, актёры, писатели, журналисты, активисты и политики записывали ролики с призывом посетить мероприятие.



По словам организаторов, акция должна была стать «естественным продолжением» «Марша мира», который состоялся 15 марта. «Мы требуем прекращения безответственной агрессивной политики российской власти. Эта политика не только принесла войну на землю Украины, стоила жизни уже тысячам украинцев и россиян. На украинской земле погибают и попадают в плен военнослужащие российской армии, в том числе срочной службы; это уже прямое, незакамуфлированное военное вторжение, которому нет оправдания», – говорилось на странице мероприятия в Facebook (https://www.facebook.com/events/516658901802881/?fref=ts). На этой же странице своё участие в «Марше» подтвердили почти 8 тысяч человек, ещё 10 тысяч присоединились к соответствующей группе в ВКонтакте. Однако в действительности людей пришло куда больше. Были те, кто поддерживал официальный Киев, те, кто не одобрял ни действия России, ни Украины, были и те, кто выступал за Новороссию. Их пребывание на этой акции, впрочем, было комично и трагично одновременно.

Россия это сила! Путин наш герой!

Ещё до начала шествия на домах, которые окнами выходят на бульвары, стали появляться флаги самопровозглашенных Донецких и Луганских народных республик. Около 15.00 люди с этими же флагами начали подходить к рамкам на Пушкинской площади, но затем они отошли к памятнику, где и стали дожидаться своих товарищей. Среди них легко можно было узнать завсегдатаев «русских маршей» и членов запрещённой Национал-большевистской партии. Скрываться они особо и не пытались: над головой развевалась знаменитая «лимонка», на некоторых были майки с надписью White pride.

1399830

Достав барабан, сторонники отделения Донбасса начали скандировать «Новороссия!». Они также стали раздавать газеты, за которые, по их словам, на Украине могли бы посадить на 15 лет, и другие листовки не менее интригующего содержания.

1399834

Собравшись с духом, присутствующие зарядили: «Донбасс – русский город! Луганск – русский город!». Ни один украинский город не был обижен, все они были признаны русскими. На этом друзья Новороссии решили не останавливаться: «Россия всё, остальное ничто! «Наши МиГи сядут в Риге! Россия от Владивостока и до Порт-Артура!». Завершилось выступление воплями, что Путин – настоящий лидер. Окружающие уже плохо сдерживали смех, но тут перед беснующимися активистами возник человек, которого на Пушкинской площади мало кто ожидал увидеть – основатель «Ассоциации православных экспертов» Кирилл Фролов. Сложно сказать, насколько в изменённом состоянии находилось его сознание: запах алкоголя не ощущался, но взор Фролова утверждал, что без воздействия некоторых препаратов, вероятно, не обошлось. Он немедленно провозгласил, что участники «Марша мира» – это проклятые богом «болотники»: «Они устраивали многочисленные провокации и срывали строительство храмов в Москве! Они бьют в самое сердце, в нашу веру, в нашу родину».



1399836

Кирилл Фролов, основатель «Ассоциации православных экспертов»

Сторонники ДНР с некоторым недоверием покосились на своего внезапного союзника и попытались передислоцироваться. Но не успели они занять новое место на площади, развернуть флаги и открыть рот, чтобы проскандировать что-нибудь жизнеутверждающее, как между ними и камерами вновь возник Кирилл Фролов, который немедленно пообещал почтеннейшей публике, что он «не лох как Янукович» и что в Москве Майдана не будет. Пока православный эксперт рассуждал, кто кого предал в руководстве Новороссии, его новоявленные друзья решили действовать кардинально и устремились к входу в метро, чтобы провести рекогносцировку. Но преодолев 200 метров, они вновь обнаружили рядом с собой Кирилла Фролова, который рассказывал какому-то журналисту, что Иуд надо искоренять. Кажется, в этот момент активисты сдались. Они решили, что на шествие не пойдут, а будут стоять у рамок и объяснять присутствующим, почему участники «Марша» – фашисты.

На всё это с изумлением взирали организаторы акции. Они попытались объяснить полиции, что это провокаторы, пытающиеся устроить контрмитинг и сорвать проведение мероприятия, но преуспеть им не удалось. Стражи правопорядка отрешённо наблюдали за происходящим и лишь попросили убрать флаг НБП, но в ответ услышали возмущённое: «А если они начнут кричать нацистский лозунг «героям слава»!?». Через 20 минут флаг вновь развевался над головами активистов, которые начали кричать организаторам шествия, что те узурпаторы и что они тоже хотят маршировать в защиту мира.



1399838

Тем временем накалилась ситуация у здания «Известий». Там друг напротив друга замерли колонны «Яблока» и ДНР. Лидер партии Сергей Митрохин с невозмутимостью ледокола двинулся сквозь толпу к рамкам, путь ему преградили, и пробираться пришлось практически с боем.



1399840

Определить в завязавшейся потасовке, кто кого и зачем бьёт, было довольно сложно. В какой-то момент сторонники Новороссии оттаскивали своих соратников друг от друга. Только вмешательство ОМОНа принесло мир и спокойствие, и активисты устремились к дополнительным рамкам. На их пути опять появился ОМОН. Пока активисты размышляли, что же делать дальше, они едва не избили случайного прохожего и порвали в клочья флаг Украины, а затем пошли на штурм. ОМОН расступился, пропустил активистов за рамки без досмотра и окружил их, не давая пройти вперёд. В таком оцеплении сторонники Новороссии оставались до тех пор, пока не прошли все остальные колонны. Тогда их препроводили по бульварам и отпустили в метро. Своё триумфальное шествие по центру столицы они заканчивали под лозунгом «Хочешь война? Поедешь Колыма».

Украине нужен мир! Банду Путина в сортир!

На бульварах тем временем начиналось шествие. Полиция, руководствуясь лишь ей понятными инструкциями, выборочно запретила проносить на марш некоторые транспаранты. В результате у рамок остались лежать плакаты с надписями «Война с Украиной – позор и преступление России», «Нет кремлёвскому фашизму», «Оккупация Украины – безумие Путина» и «Руки прочь от Украины». При этом фактически аналогичные по содержанию «Нет войне с Украиной» и «Путин, хватит врать и воровать» были одобрены.

Шествие практически полностью обошлось без традиционных лидеров оппозиции. В толпе изредка мелькали Борис Немцов и Михаил Касьянов (в них ближе к концу марша провокаторы бросили помидоры и ботинок), Сергей Митрохин и Григорий Явлинский, Михаил Шац и Татьяна Лазарева, однако толпу заводили не они.

1399842

По ходу движения колонн демонстранты несколько раз столкнулись со сторонниками Новороссии. Те стояли за заграждениями в районе Трубной площади и рядом с поворотом к проспекту Сахарова, иногда доставали яйца, помидоры и шары с краской и начинали их кидать. Полиция при этом практически не вмешивалась и не спешила кого-либо задерживать.

В основном между активистами с обеих сторон завязывались оживлённые дискуссии, в ходе которых, впрочем, точки соприкосновений найти не удавалось.
– Украины больше нет! Украины больше нет!
– Ну что вы кричите? Учебник по истории лучше почитайте!
– Как можно поддерживать митинг, если его организатор Виктор Шендерович — русофоб?
– Мы против войны на Украине!
– Так почему же тогда ваш Давидис поддерживает киевскую хунту!?

Колонны шли вперёд, демонстранты сменялись, смысл диалогов оставался прежним. Изредка из-за заграждения начинали скандировать «Либерализм – дерьмо!» и «Порошенко – людоед». С бульваров им отвечали возгласы «Нет Путина, нет войны!», «Путин вор, а Крым не наш!», «Россия! Украина! Дружба, а не война!».

1399844

Время от времени над бульваром начинала звучать знаменитая речёвка украинских фанатов «Путин – *****» (нехороший человек). Леворадикалы затянули привычное «Мир хижинам, война дворцам» и «Люди гибнут на войне, а буржуй сидит в тепле», а националисты скандировали «Слава Киевской Руси, Новороссия соси!».

В начале колонны, приближавшейся к концу маршрута, царили удивительные для таких мероприятий тишина и спокойствие. Куда веселее было в середине.

1399884 Однако общая атмосфера была, скорее, напряжённой. Улыбались мало, спорили много. «Марш мира» объединил разных людей с очень разными представлениями о том, что происходит на Украине, какую роль в этих событиях играет Россия и что надо делать дальше. За этими дискуссиями практически никто не заметил, как в самом хвосте появились несколько человек, призывавших раздавить «звёздно-полосатую гадину».

1399858
Всего, по оценке «Эха Москвы», в акции приняли участие от 35 до 40 тысяч человек. Расходились под музыку The Beatles «All You Need is Love», вероятно, единственно возможную в такой атмосфере.

Замоскворецкий суд в четверг приступил к изучению доказательств по делу Алексея и Олега Навальных. По версии следствия, они оказывали транспортные услуги по завышенным ценам, а их жертвами стали компании ООО «Ив Роше Восток» и ООО «Многопрофильная процессинговая компания». Общий ущерб превысил 31 миллион рублей. Предполагалось, что суд начнет допрашивать свидетелей, однако в зале никто из тех, кто мог бы пролить свет на преступную деятельность братьев, так и не появился. «Эхо Москвы» не теряет надежд выяснить, чем же дело «Ив Роше» отличается от «Кировлеса».


Счастье в мелочах

– Триумф российского правосудия! Спасибо большое! Такого давно не было! – часто такие слова из уст главного подсудимого последних полутора лет слышать явно не приходится. Алексей Навальный торжествовал. Пару минут назад судья Елена Коробченко удовлетворила его ходатайство и смягчила условия меры пресечения. Навальный, на которого постоянно подают в суд и который сам называет это «большой проблемой» просил разрешить ему общаться с ответчиками и со своими представителями по гражданским делам. Председательствующая неожиданно пошла ему навстречу. Теперь оппозиционеру запрещено разговаривать лишь со свидетелями по делу «Ив Роше».

1350871
Постановление судьи Елены Коробченко

– Ура, я могу с вами поговорить! – подсудимый буквально бросился к журналистам, потом посмотрел на своего сопровождающего из ФСИН и ухмыльнулся, – Сергей Игоревич недоволен, теперь меня бессмысленно записывать на видеорегистратор.
Оказалось, что суд впервые примерно за четыре года удовлетворил существенное ходатайство, заявленное Навальным.

Объяснение у него нашлось лишь одно.
– Думаю, это связано с тем, что Европейский суд принял коммуникацию по моему домашнему аресту в очень короткие сроки. И Россия до сентября должна дать ответы. Не думаю, что они испугались; скорее, снимают самые одиозные положения домашнего ареста, чтобы потом иметь меньше сложностей в ЕСПЧ. Ничем другим объяснить не могу. Хотя, возможно, меня полюбила Ольга Егорова или Анна Зотько (Ольга Егорова – председатель Мосгорсуда; Анна Зотько – судья Люблинского суда; именно ей часто выпадает рассматривать гражданские дела, по которым Навальный проходит в качестве ответчика).

Тем временем обвинение приступило к исследованию доказательств. На первом заседании был установлен соответствующий порядок: сначала должны быть допрошены свидетели, затем изучены материалы дела, после чего на вопросы предстояло ответить потерпевшим. Однако в четверг прокуроры Розова и Игнатова решили, что целесообразнее начать с оглашения письменных материалов, поскольку никто из свидетелей в суд не явился. Чтение одного лишь списка документов, которые гособвинители намеревались изучить, занято двадцать минут. Список ужасал и потрясал, оглашение всех указанных листов грозило затянуться на несколько дней.

Потерпевшие на вопрос председательствующей, поддерживают ли они ходатайство обвинения, ответили дежурной фразой: «На усмотрение суда». Других слов они, кажется, в этом процессе пока не произносили. А вот адвокат Ольга Михайлова отреагировала более бурно и поинтересовалась, почему был внезапно изменен порядок представления доказательств, почему не пришли свидетели и какие действия предпринимались, чтобы свидетели все же были допрошены. Наконец, Михайлова попросила хотя бы передать стороне защиты список материалов, которые предлагается огласить, чтобы адвокаты могли с ним ознакомиться. Ответ прокуроров был несколько обескураживающим.
– Сошлитесь на норму закона, в соответствии с которой я должна вам его дать, – гособвинитель Розова сделала каменное лицо. – Мы не обязаны это делать!
– В таком случае это не уважение к другой стороне, учитывая количество материалов дела, – развела руками Михайлова и села на свое место. Надо признать, что обычно стороны действительно взаимодействуют в ходе процесса по таким вопросам, чтобы сэкономить время, даже если участники процесса желают друг другу тяжелой и продолжительной болезни.

Судья Коробченко уже начала говорить, что ходатайство удовлетворено, когда вмешался Навальный, которому слово почему-то не предоставили.
– Ваша честь, я хотел бы изложить свою аргументацию. Очень мало людей в этой комнате понимают, о чем уголовное дело. Оно сложное, в нем черт ногу сломит. Если мы сейчас начнем читать документы из 128-го тома, то мы никогда ни в чем не разберемся. Должна быть логика, – вещал Навальный. – Дело фабриковалось известным образом. Прибегают сотрудники ФСБ, устраивают у всех 24 обыска, всех пугают и берут показания под диктовку. А сейчас прокуроры не будут вызывать свидетелей и просто зачитают показания. И мы не сможем ни у кого спросить, как же было на самом деле.

Однако предложение Навального разобраться сначала, в чем заключаются претензии потерпевших, а уже потом изучать свидетельства о рождении и почтовые инструкции, было решительно отвергнуто. Тогда в последний бой вновь ринулась адвокат Михайлова, которая попыталась выяснить, просили ли прокуроры у суда повестки, чтобы вызывать свидетелей, и сделали ли они хоть что-нибудь, чтобы обеспечить их явку. Гособвинители на это раздраженно заметили, что сами решают, как им представлять доказательства. После десяти минут препирательств стало понятно, что сторона обвинения не приложила никаких усилий, чтобы в суд пришел хотя бы один человек.


Огнетушители и Газель-бычок

Следующие три с половиной часа были заняты непрерывным бубнежом. Передавая друг другу тома дела, прокуроры читали материалы. При этом они оглашали не все документы целиком, а лишь названия и буквально в двух словах пересказывали суть. Таким образом, теперь на прочитанные листы можно ссылаться в суде, с точки зрения УПК они считаются исследованными. Однако адвокаты время от времени обращали внимание, что прокуроры упускают важные детали, оглашая документы не целиком, а частично. В ответ сторона защиты получала недовольные взгляды.

1350869
Братья Алексей и Олег Навальные

Имя Алексея Навального в 30-ти томах уголовного дела встретилось лишь несколько раз. Его упомянули в связи с приговором по «Кировлесу» и в связи с лишением его статуса адвоката. Больше о старшем из братьев речи не шло. Зато Олег Навальный явно должен был предстать как главный злодей. Его имя фигурировало буквально в каждом документе. Впрочем, довольно сложно назвать эти материалы изобличающими доказательствами, после изучения которых Навальный-младший должен раскаяться и во всем признаться. Прокуроры прочитали договоры на оказание услуг, должностные инструкции, заявления и приеме на работу и о переводе на другое место работы, копии дипломов, свидетельство о рождении, справки с места жительство, протоколы осмотров и десятки других, столь же увлекательных документов.

Присутствующие тем временем сражались со сном. И если журналисты в своем большинстве из этой схватки вышли победителями, то один из представителей потерпевшей стороны уронил голову на грудь и опасно клонился вправо, угрожая упасть со стула на своего коллегу. Казалось, что за ходом оглашения следят только адвокаты Кобзев, Полозов и Михайлова, которые иногда поправляли своих оппонентов, когда те ошибались в имени, или обращали внимание суда, что речь идет о тарифах за 2005 год, то есть за период, который выходит за хронологические рамки предполагаемого преступления.

Сам Навальный быстро заскучал. Лишь однажды он предпринял попытку устроить перерыв на обед, но потерпел неудачу и продолжил обмениваться записками с женой.

1350867
Twitter Алексея Навального во время заседания суда

Время шло. Прокуроры рассказывали, как Навальные покупали огнетушители за 18 тысяч рублей и как грузы перевозились на неведомом автомобиле Газель-бычок. Суть преступления века все еще оставалась весьма туманной. Отчаявшись набрать информацию на новостной выпуск, девушка, работающая на одном из порталов, известных своей скандальной репутацией, открыла YouTube, включила изобличающий Навальных ролик о деле «Ив Роше» и начала расшифровывать закадровый голос, чтобы потом, видимо, использовать этот текст как собственный в своем сюжете. Но тут внезапно 30 томов кончились, и прокуроры запросили перерыв.

Защита предприняла еще одну попытку выяснить, когда же появятся свидетели. В ответ судья Коробченко призналась, что направлять повестки она считает нецелесообразным. Из зала адвокаты братьев Навальных выходили изрядно удивленные: еще ни один процесс не стартовал с оглашения материалов, суд всегда сначала допрашивает потерпевших и свидетелей. Алексей Навальный за подобным поведением прокуроров увидел стратегию на время всего разбирательства.

– Они не хотят видеть в зале суда живых людей, которым можно задать реальные вопросы, потому что дело тогда начнет разваливаться. Задача прокуратуры – замурыжить процесс, чтобы мы без конца читали какие-то бумаги. Прочитали все тома и ушли на приговор.

Проверить эту догадку можно будет 29 августа. Всего в деле 200 свидетелей, возможно, хотя бы один из них к следующей пятнице появится в суде. Если же нет, то, по самым скромным расчетам, чтение оставшихся 100 томов дела займет более 10 часов. Свидетелей же, как известно еще по делу «Кировлеса», может и совсем не быть.
Люблинский суд столицы во вторник частично удовлетворил иск заместителя мэра Москвы по вопросам транспорта Максима Ликсутова к Алексею Навальному. Оппозиционер должен будет выплатить чиновнику 100 тысяч рублей компенсации, ещё полмиллиона в качестве оплаты адвокату Ликсутова и 200 рублей госпошлины. Также политик обязан опубликовать на своём сайте опровержение информации, которая ранее была размещена в блоге и касалась деятельности заместителя Сергея Собянина. Как это будет делать Навальный, которому запрещено пользоваться интернетом, остаётся загадкой. «Эхо Москвы» разбиралось в деталях этого дела.

Наш пингвин

27 мая в блоге Алексея Навального появилась запись «Ну вот здесь мы точно прижали жулика к стенке». Речь в ней шла о том, что Максим Ликсутов нарушил норму законодательства, запрещающую чиновникам иметь активы за рубежом. По данным Фонда борьбы с коррупцией, Ликсутов является акционером офшорной кипрской компании Intellectico Holdings Limited, ему принадлежит 12,75% компании (1275 обыкновенных акций общей стоимостью 216,75 евро). Это подтверждается выпиской из регистрационного департамента Министерства торговли, промышленности и туризма Республики Кипр, которая также была обнародована на сайте.

1347308

Таким образом, по мнению Навального и его сторонников, Ликсутов нарушил законы «О противодействии коррупции» и «О запрете на владение иностранными активами». Более того, в ФБК выяснили, что компания Intellectico Holdings Limited некоторое время назад была акционером ЗАО «Трансмашхолдинг», одного из крупнейших подрядчиков столичного правительства, участвовавшего в многомиллиардном тендере на поставку вагонов для метрополитена. Кипрская фирма в августе 2007 года выкупила 5,87% акций «Трансмашхолдинга». Затем, по сведениям ФБК, доля была передана другим офшорным структурам. РБК, ознакомившись с отчётом ТМХ «Об итогах дополнительного выпуска ценных бумаг» (август 2007 года), обнаружил в списке акционеров за февраль того года компанию Intellectico Holdings Limited.

Вскоре Максим Ликсутов на своей странице Facebook прокомментировал обвинения.

1347310

2 июня от имени Алексея Навального в блоге появилась запись «Наш пингвин прячет совсем не робко». В тексте отмечалось, что 29 мая акции Ликсутова были переданы номинальному собственнику Alfo Trustees Limited.

12 июня около 10 утра на ленты информагентств вышло заявление президиума Совета при мэре Москвы по противодействию коррупции. Из него следовало, что деятельность Максима Ликсутова была тщательным образом проверена, нарушений обнаружено не было. Через несколько минут появилось следующее сообщение: Максим Ликсутов подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. «Все документы о выходе из состава акционеров Intellectico holdings limited, в том числе и передаточные распоряжения, я подписал 6 декабря 2012 года, тогда же была внесена соответствующая запись в реестр акционеров компании. В этот момент мои права как акционера были прекращены», — рассказал чиновник. Почему раньше Ликсутов говорил о 2010 годе, осталось загадкой.

На эту несостыковку обратили внимание и в ФБК. Там также усомнились в выводах проверки: «Вообще отлично придумано, когда состав коррупционеров совпадает с составом антикоррупцинеров примерно на 146%. Пишешь им жалобу: вы коррупционеры, вот доказательства. Они отвечают: мы провели совещание и решили, что мы не коррупционеры, а доказательства не принимаем». Впоследствии в мэрии отказались предоставить материалы проверки сторонникам Навального из «Партии Прогресса».

1347314
Заместитель мэра Москвы Максим Ликсутов

В исковом заявлении Ликсутов указал трёх ответчиков: самого Навального, Фонд борьбы с коррупцией и сотрудника ФБК Георгий Албурова, принимавшего активное участие во всех расследованиях. Заместитель мэра потребовал опровергнуть несколько записей из блога Навального и взыскать в пользу чиновника 1 миллион рублей в качестве компенсации, 200 рублей госпошлины и ещё полмиллиона для оплаты адвоката: ««Благодаря» публикациям ответчиков, снижается уровень поддержки населением многочисленных проектов развития и модернизации городского общественного транспорта, поскольку в своих публикациях ответчики внушают гражданам, что я — «жулик», «испытывающий любовь не к транспорту, а к бюджетным средствам, выделенным на транспорт»». Ликсутов также потребовал провести слушания в закрытом режиме, поскольку в ходе рассмотрения могли быть затронуты аспекты его «личной жизни, служебной информации, а также коммерческой тайны третьих лиц». При этом сумма исковых требований выросла до 3,5 миллионов.

Это нечто экстраординарное

По решению председательствующей судьи Анны Зотько разбирательства действительно были закрыты от слушателей. Однако сотрудники ФБК быстро нашли выход: несколько человек написали заявления, стали представителями Фонда по иску и начали активно писать в социальные сети, рассказывая, как проходят слушания. Этой уловкой им тем не менее удалось воспользоваться лишь однажды во время заседания, на котором были решены процессуальные вопросы, а затем рассмотрение иска было отложено. Предполагалось, что во вторник заседание также не состоится, поскольку юрист правозащитной ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов, представляющий интересы Навального, находится в отпуске. На переносе настаивал оппозиционер, с ним согласился и представитель истца, но судья Зотько в этой просьбе неожиданно для всех отказала. Ознакомившись с уточнённой версией иска, председательствующая исключила из числа ответчиков ФБК и Георгия Албурова и уменьшила сумму требований до 1 миллиона рублей. Зал опустел, Навальный остался в одиночестве. Его положение оказалось крайне затруднительным: его никто не защищал, у него не было документов, необходимых для участия в процессе, воспользоваться компьютером он не мог. Во время короткого перерыва он попытался найти копии всех документов, однако сделать это оказалось довольно сложно. Когда же приставы и сотрудник ФСИН, сопровождающий Навального, попытались отвести его обратно в зал, политик на мгновение «потерял лицо».

— Да оставьте меня в покое! Почему я вас должен слушаться!? Вы что, судья!? — всё сильнее раздражался Навальный. Затем он попросил своих сторонников принести ему хоть какие-нибудь документы. В результате за материалами отправился Георгий Албуров, а Навальный в это время коротко объяснил, что случилось.
— Дамир в отпуске, и мы об этом предупреждали. В прошлый раз мы договорились с судьёй, что мы отложимся. Но видимо они поняли, что сейчас удобный момент, чтобы поймать меня. И извините, что я на вас наорал, — обратился Навальный к приставам, — но просто тут совсем беспредельная ситуация.

Албуров вовремя вернуться не успел. Когда он появился в коридоре, Навальный уже несколько минут был в зале. Попытка передать ему бумаги не увенчалась успехом: приставы совершенно не горели желанием никому помогать. Следующие полчаса солировал один из давних соратников Навального Николай Ляскин, который всеми правдами и неправдами пытался пропихнуть документы в зал. Попутно он успел познакомиться со всеми приставами.

— Судья не знает, что я готов вмешаться в процесс. Так давайте мы доведем до неё эти сведения! Давайте мы сейчас откроем дверь, пока помощник пьет чай, и отдадим Навальному документы. Суд и так уже нарушает все мыслимые и немыслимые положения. Надо просто открыть дверь и сказать: «Документы Навальному».
— Можете передать их через экспедицию, — приставы сдаваться не собирались.
— Да хоть через «Почту России»! — парировал Ляскин. — Вот вас как зовут?
— Алексей, — в глазах пристава тревога начала сменяться тихим ужасом.
— Алексей, я понимаю, у вас идиотская работа, вы связаны со многими нехорошими людьми, но иногда надо включать голову и пытаться сделать правильные вещи, — речь Ляскина всё больше походила на воскресную проповедь. — Возможно, эти вещи зачтутся вам наверху, или вы просто сегодня будете одну ночь в жизни спать спокойно.
— Спокойствие моего сна к вам вряд ли относится! — перешёл в наступление пристав.
— Я хочу сделать так, чтобы у вас все было хорошо на душе. И чтобы Алексея Анатольевича были документы, — по степени своей назойливости Ляскин мог бы дать сто очков вперёд свидетелям Иеговы.
— Мне это безразлично, — пристав ушёл в глухую оборону.
— Ваше безразличие — это ваша проблема, с которой вам надо бороться! — продолжил душеспасительные беседы сторонник Навального. — Книжки развивают милосердие и понимание окружающего мира!

Пристава Алексея спасла рация, которая неожиданно призвала его на другой пост. Его коллега остался охранять дверь в одиночестве.

— Я смотрю, Алексей тут давно работает, а вы недавно. У вас еще есть шанс встать на путь исправления! — с прежним энтузиазмом принялся Ляскин за новую жертву.
— Я еще раз повторяю, мы не откроем дверь, — сопротивление было вялым, но довольно упрямым.
— Почему!? Да, вам начальство не прикажет стрелять в детей или избивать невинно задержанных, но ведь вы должны понимать, что не все идиотские указания надо выполнять, — не сдавался Ляскин. Нового сотрудника ФССП, который медленно приближался к месту событий, он встретил жизнерадостной улыбкой.
— Здрасьте а вас как зовут? — поинтересовался оппозиционер, чем вызвал взрыв хохота в коридоре. Присутствовавшие сквозь слёзы посоветовали приставу ретироваться, но он не воспринял эти слова всерьёз.
— А вам зачем моё имя? — недоверчиво спросил вновь прибывший.
— СМС вам писать буду! Давайте всё заново, — сказал Ляскин и в пятнадцатый раз завёл речь о том, как Навальному плохо и одиноко без документов. Бесконечную дискуссию прервал секретарь суда, который всё же забрал бумаги и отдал их Навальному. После этого Ляскин принялся обрабатывать сотрудницу PR-службы департамента транспорта и уже через час стал обладателем её контактов и приглашения прийти в ведомство и устроиться на работу.

1347316

Тем временем Алексей Навальный сражался против адвоката Максима Ликсутова. Сам заместитель мэра в суд так и не пришёл, хотя остальные представители власти, например, депутаты от «Единой России» Сергей Неверов и Игорь Руденский, судившиеся с Навальным под председательством этой же судьи, предпочли встретиться со своим оппонентом лицом к лицу. Из-за двери доносился скрип стула Навального, по которому журналисты гадали, какая сейчас идёт стадия процесса. Как вскоре выяснилось, гадания соответствовали действительности.

Ровно в шесть часов судья Зотько огласила решение. Навальный должен опубликовать опровержение, заплатить 100 тысяч рублей Ликсутову, полмиллиона в качестве оплаты для его адвоката и ещё 200 рублей госпошлины. Резолютивную часть пришлось оглашать дважды, поскольку Навальный заявил, что не понимает смысл решения.
— Вы отлично понимаете, что я не мог осуществлять защиту без своего представителя!
— Решение понятно? — наседала Зотько.
— Я не понимаю, как вы вынесли такое решение без моего представителя.
— Решение понятно?
— Нет.
— Вам еще раз огласить решение!?
— Да, расскажите, как вам удалось… — начал говорить Навальный, но судья Зотько действительно начала читать заново. На это у неё ушло около трёх минут.

— Сроки и порядок обжалования вам понятны? — вновь спросила Зотько.
— Вы выносите решение в обход законодательства! Я не понимаю, почему в закрытом процессе вы выгораживаете Ликсутова, крупнейшего коррупционера, — упорствовал Навальный.
— Мотивированное решение будет готово в течение пяти дней. Судебное заседание закрыто, всего доброго, — объявила судья и хлопнула дверью.

Уже на улице Алексей Навальный дал волю эмоциям. Казалось, он забыл, что общаться с прессой ему запрещено.



К Ликсутову у Навального осталось много вопросов. Как напомнил оппозиционер, в эфире «Эха Москвы» чиновник утверждал, что у него никогда не было офшоров. Однако документы говорят об обратном. Кроме того, представитель Ликсутова рассказал «Ведомостям», что заместитель мэра владел акциями кипрской фирмы, но избавился от них до поступления на госслужбу. В силу ряда проволочек сделка могла быть официально закрыта лишь весной этого года, хотя фактически это произошло несколько лет назад.

Адвокат Ликсутова Вячеслав Долженков, получивший за один день работы полмиллиона рублей, решением суда остался доволен, обжаловать его он не собирается. Как сообщалось ранее, компенсацию по иску (100 тысяч рублей) Максим Ликсутов планирует передать Московскому конно-спортивному клубу инвалидов.
Замоскворецкий суд в четверг начал рассматривать дело «Ив Роше», по которому в качестве обвиняемых проходят братья Алексей и Олег Навальные. Слушания оказались практически закрыты для публики: в небольшой зал поместились лишь около 20 человек, а трансляция была запрещена по решению судьи. «Эхо Москвы» продолжает внимательно следить за процессом, до боли напоминающим дело «Кировлеса».

Лжепредприятие
Татарская улица пустовала: четыре автобуса с полицией, около 20 журналистов и примерно столько же активистов оказались утром в четверг у здания Замоскворецкого суда, где должно было стартовать разбирательство по делу «Ив Роше». Впрочем, даже такое количество слушателей не поместилось в зале на четвертом этаже, и бóльшая часть желающих понаблюдать за процессом отправилась вниз, где была организована трансляция. Защита просила, чтобы эта же картинка транслировалась в интернете (для этого требовалось воткнуть буквально один провод), однако судья Елена Коробченко в удовлетворении ходатайства отказала. А буквально через пять минут после того, как прокурор начала оглашать обвинительное заключение, председательствующая запретила и трансляцию в стенах суда: ей принесли записку, в которой говорилось, что звук кем-то передаётся в сеть, и судья сочла, что это недопустимое нарушение. Взамен в зал внесли три скамейки, но разместить всех желающих внутри всё равно не удалось.

1337386
Алексей Навальный и адвокат Вадим Кобзев

Пока сотрудники суда разбирались с возмутителями спокойствия, а председательствующая находилась в совещательной комнате, секретарь решила навести порядок в зале.
– Уважаемая сторона защиты, выдерните, пожалуйста, провод из компьютера, иначе у нас тут всё электричество накроется, – произнесла девушка, указывая на шнур, тянувшийся к компьютеру Алексея Навального.
– А как мы с материалами работать будем!? – возмутился оппозиционер. – Или нам все тома надо с собой носить!?

Дискуссия продолжалась ещё минуты полторы, и под конец поступило предложение поставить в зале дизельный электрогенератор, чтобы никого не обижать. После перерыва Навальный, узнав, что на первом этаже экран больше не работает, вновь заявил ходатайство, чтобы организовать трансляцию в интернете, но в ответ услышал от прокурора, что в зале в этом случае будут присутствовать «лишние люди, которые будут только мешать». Судья с этим доводом согласилась, и оглашение обвинительного заключения продолжилось.

Из материалов можно было сделать вывод, что Олег Навальный – это дьявол во плоти. Вся его деятельность в течение нескольких лет была направлена только на то, чтобы создавать фиктивные компании, получать контракты, которые заведомо невозможно было выполнить, обманывать контрагентов и отмывать полученные преступным путём деньги. На этом фоне бледнел даже дважды судимый Алексей Навальный, который всего лишь создал компанию «Главное подписное агентство». Для этого была приобретена оффшорная компания на Кипре, которая стала учредителем, а возглавил её знакомый Навальных, не осуществлявший реального руководства. Впоследствии Олег Навальный, воспользовавшись своим положением сотрудника «Почты России», ввёл в заблуждение руководство фирм ООО «Ив Роше Восток» и ООО «Многопрофильная процессинговая компания» и вынудил их заключить невыгодные договоры на оказание транспортных услуг. В результате компании потеряли чуть больше 31 миллиона рублей. Полученные средства братья легализовали с помощью Кобяковской фабрики по лозоплетению, принадлежащей их родителям. Слово «лжепредприятие» в своём выступлении прокурор произносила примерно каждые четыре минуты.

Олег Навальный, которому в этом процессе досталась та же роль, что и Петру Офицерову по делу «Кировлеса», с гособвинителями явно согласен не был и изложил свою версию произошедшего. Не успел он встать, как получил хлопок по спине от Алексея, который таким образом, видимо, прозрачно намекнул младшему брату, что спину стоит держать ровнее.

1337390
Олег Навальный

Из речи Олега Навального следовало, что компанию «Главное подписное агентство» действительно придумал Алексей. Предполагалось, что фирма будет помогать оформлять подписку на СМИ через терминалы и интернет, но реализовать задумку не удалось, и некоторое время компания не функционировала. В конце 2007-го года Олег познакомился с представителем «Ив Роше Восток» Жанной Бадовой, которая рассказала, что у парфюмерной фирмы возникли проблемы: они занимались перевозкой посылок из Ярославля в Москву, но у их подрядчика не было пропусков на въезд в центр столицы, поэтому машины приезжали только ночью в период пиковых нагрузок, часто простаивали сутки, и компания несла транспортные потери. Олег помог организовать перевозку грузов по выгодному тарифу, найдя фирму, возившую из Москвы в Ярославль мясную продукцию. Обратно машины шли пустые, поэтому ему удалось договориться о выгодной цене за доставку.

– «Ив Роше» ежегодно в августе пролонгировала договор, и ни разу никаких вопросов не возникало. «Ив Роше» могла также обратиться к другой компании, в этом отношении никаких ограничений не было, – резюмировал Олег.

Аналогичная ситуация была и с «Многопрофильной процессинговой компанией». Был заключен контракт на перевозку счетов клиентов «Ростелекома» в труднодоступные населённые пункты в Уральском и Приволжском федеральном округах. И с «Ив Роше», и с «МПК» были прекрасные отношения до тех пор, пока в эти фирмы не пришли сотрудники ФСБ.

А что вы улыбаетесь?

Следующие 20 минут участники процесса обречённо слушали адвоката Олега Навального Кирилла Полозова, который, казалось, решил посостязаться в увлекательности повествования с прокурорами. Наконец, настала очередь Алексея.

– Моё отношение к обвинению примерно такое же, как и у вас, ваша честь, ведь вы же запретили трансляцию. Это говорит нам всем одно: «Мы не хотим, чтобы вот эту ахинею слышало большое количество людей». Потому что это бред. Сфабрикованные прокуроры на лжесуде прочитали ложное судебное обвинение. А что вы улыбаетесь, товарищ майор? – неожиданно обратился Навальный к прокурору. – Вы читаете, как Навальный зарегистрировал компанию: с преступными целями обратился к адвокатам, с преступными целями оформил доверенности, с преступными целями открыл расчётный счёт в банке. Ну так уберите преступные цели, и всё будет прекрасно! Вершина всего этого – незаконные сфабрикованные выплаты лицам. Это у вас незаконные выплаты, а в нормальном мире это называется «белая зарплата».

1337384
Алексей Навальный и адвокат Ольга Михайлова

Голос подсудимого становился всё громче, и к Навальному начал медленно приближаться пристав, видимо, опасаясь, что тот сейчас на кого-нибудь бросится. Навальный тем временем продолжал бушевать.
– Вы, может, не обратили внимание, но вы же реально сказали, что признаком легализации явилась уплата налогов и сборов!

В этот момент замечание оппозиционеру сделала уже судья, попросив его говорить чуть потише.
– Простите, я думал, что все заснули, – улыбнулся подсудимый. – Я испытываю большую эмоциональную вовлечённость, ведь вам же вам на флешке принесут приговор, где будет пять или шесть лет!

Причина возникновения этого уголовного дела, по мнению Навального, вполне очевидна. В декабре 2012 года он призвал своих сторонников выйти на несанкционированную акцию на Лубянке (мероприятие завершилось задержаниями). В течение недели после того, как он опубликовал пост в своем блоге, появились сразу три уголовных дела.

1337388
Скриншот страницы блога Алексея Навального, 13 декабря 2012 года

На политическую мотивированность обратили внимание и адвокаты, подчеркнувшие, что дело расследовалось ведомством Александра Бастрыкина, которого Навальный назвал «иностранным агентом» (http://lenta.ru/news/2012/07/26/accuse/). Защитники также упомянули о ряде процессуальных моментов, о которых речь неоднократно шла на предварительных слушаниях: так, Навальный якобы совершил преступление, воспользовавшись своим статусом адвоката, хотя адвокатом он стал в действительности только через год после указанных событий.

Выслушав стороны, судья Коробченко установила порядок исследования доказательств, прислушавшись к мнению прокуроров: сначала допрос свидетелей, потом изучение письменных материалов, затем выступление потерпевших. Сразу допрашивать представителей пострадавших компаний, как настаивала защита, судья отказалась, хотя Алексей Навальный напомнил ей, что в деле есть заявление от «Ив Роше Восток», из которого следует, что компания не только не понесла потерь в результате сотрудничества с «Главным подписным агентством», но и, напротив, извлекла выгоду, поскольку услуги по перевозке стоили на 4-15% дешевле, чем у других контрагентов.

Исследование доказательств может занять немало времени. В деле не только 130 томов, но ещё и около 200 свидетелей, из них почти 50 человек – это водители с Украины. Есть также граждане Франции. И вызвать их всех в суд будет непросто. Допросы должны начаться в следующий четверг. Кстати, хотя Алексей Навальный просил, чтобы ему разрешили ездить из дома в Замоскворецкий суд на метро в сопровождении сотрудника ФСИН, ему в этом было отказано. Так что добираться до Татарской улицы ему ещё несколько месяцев придётся на машине ведомства.
Басманный суд Москвы в четверг вечером арестовал двоих фигурантов дела о катастрофе в столичном метрополитене. Старший дорожный мастер службы пути ГУП «Московский метрополитен» Валерий Башкатов и помощник дорожного мастера пути Юрий Гордов следующие два месяца проведут в изоляторе. По версии следствия, именно по их вине стрелка на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский бульвар» была закреплена с помощью проволоки, что и привело к аварии, в результате которой погибли 22 человека и ещё более 200 пострадали. Сами подозреваемые придерживаются иной точки зрения относительно произошедшего. «Эхо Москвы» разбиралось в подробностях.

Догадки

К утру четверга количество версий аварии превысило все разумные пределы. Следователи, эксперты и сотрудники метрополитена озвучили сразу несколько причин, которые могли бы привести к сходу поезда с рельс.

В СК уверены, что при прокладке стрелочного перевода, который должен был вести на строящийся участок Калининско-Солнцевской линии, были допущены нарушения. Механизм был зафиксирован обычной 3-миллиметровой проволокой, которая не выдержала нагрузки (http://www.sledcom.ru/actual/407706/). В раках этого дела были задержаны Валерий Башкатов и Юрий Гордов, однако официальный представитель ведомства Владимир Маркин пообещал, что круг подозреваемых будет расширяться. Так, в рамках расследования были проведены обыски в «Ингеокоме», «Мосинжпроекте» и ГУПе «Московский метрополите»

Эксперты как подтверждали эту версию, так и опровергали. Главный редактор портала «Мир метро» Дмитрий Аксенов рассказал «Новой газете», что стрелку надо было закрепить с помощью «костылей» по обеим сторонам, однако работы, вероятно, не успели завершить и сделали «времянку» из проволоки: «Такие времянки кладут на путях, где максимум один поезд в день со скоростью пять километров в час ходит или на строящихся линиях. Но на действующей ветке недопустимо! Это как дверь машины примотать проволокой». В свою очередь в профсоюзе работников метро усомнились в правдоподобности такого предположения. «Саму же стрелку замотать на проволоку просто невозможно, ведь любой инженер понимает, какие могут быть последствия», – подчеркнул представитель организации Василий Шеляков.

1290670

2.Мастера действительно могли подписать акт о приеме работ под давлением со стороны начальства

3.Под поезд могли попасть неизвестные предметы, которые оставили сколы на бетоне. Возможно, это были детали прошедшего впереди состава

4.Существовала версия, согласно которой в районе места аварии могли быть подвижки грунта. Но эта гипотеза была опровергнута членами экспертного совета, рассказал директор Научно-исследовательского проектно-изыскательского и конструкторско-технологического института оснований и подземных сооружений Вячеслав Ильичев.

5.Падение напряжения могло привести к ложному срабатыванию сигнализации, в результате которого поезд сошёл с рельсов. Эту версию озвучили в МЧС.

6.Дефект мог быть в колёсной тележке вагона.

7.Бракованные детали поезда. По данным «Русской планеты», проблема таких деталей существовала давно и привела к конфликту в метрополитене.

Это спектакль

Материалы по аресту Башкатова и Гордова в Басманном суде ждали утром, поэтому журналисты начали собираться рядом со зданием с 8 часов. Вскоре стало известно, что бумаги привезут не раньше 2 часов дня. Однако наступило 7 часов вечера, пока из СК привезли все документы, пока конвой доставил подозреваемых и пока нашлись свободные судьи. Наконец, мимо изрядно ошалевших от ожидания корреспондентов и операторов провели Валерия Башкатова. Первые же минуты заседания преподнесли сюрприз: следователь попросил удалить из зала только рассевшихся представителей прессы, мотивируя это тем, что на свободе остаются пока не установленные лица, причастные к совершению преступления. Из СМИ они могут почерпнуть информацию о процессе и сформировать линию защиты. Судью Александра Васина, впрочем, такие доводы не убедили, и он отказался закрывать слушания от зрителей. В дальнейшем председательствующий иногда вольно обращался с нормами УПК, забывая поинтересоваться мнением сторон по некоторым вопросам. Зато он очень внимательно выслушал 65-летнего Башкатова, который, проработав в метро с 1994 года, рассказал, что в работах по установке стрелки он принимал участие только 7 июля.

1290668
Валерий Башкатов

– 6 июля была уложена левая рама и закреплена на скрутку 5-миллиметровой проволокой. На следующий день была положена правая рама, её закрепили на струбцину. Однако стрелочный перевод не функционировал, поскольку не был подключен к тяге, и движение было предусмотрено только по прямой, – пояснил Башкатов, который, видимо, не спал с момента задержания; судья внимал с интересом. – Мы закончили работу 7 числа. Последующий монтаж проводился уже без меня. Я проверил скрутку, она была надёжной. Все работы осуществлялись под техническим надзором Гордова. Его подчиненные всё проверяли, никаких неисправностей обнаружено не было. Скрутка должна была оставаться до установки тяги, то есть пока стрелка не должна была начать функционировать, такая скрутка предусмотрена проектом производства работ.

Чтобы осмыслить услышанное, судье потребовался 15-минутный перерыв, после которого он выслушал доводы защиты. Адвокат Рыбкин отметил, что не имеет смысла утверждение следователя, будто Башкатов, обладая техническими познаниями, может внести коррективы в документацию и скрыть улики. Доводы обвинения не основаны на материалах дела. Кроме того, Башкатов не намерен скрываться и уезжать от жены, детей и внуков. Он также страдает от заболеваний, которые не позволяют ему находиться в изоляторе. Защита попросила избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

– Домашний арест вы рассматриваете как возможную меру пресечения? – поинтересовался судья.

– Да, рассматриваем! – закивала в зале супруга Башкатова Любовь.

– Ну хорошо, жена рассматривает, – согласился Васин и удалился в совещательную комнату.

Пока судьи не было, родственники фигурантов дела успели пообщаться с журналистами. По их словам, все происходящее – это спектакль, а мера пресечения уже давно определена. «Мой супруг и его помощник ни в чем не виновны, схватили первых попавшихся, отвечать за ЧП должно руководство, а не простые сотрудники, которые профессионально выполняли свою работу», — заметила Любовь Башкатова. Пессимистичный прогноз подтвердился, когда председательствующий появился в зале и огласил решение: арест до 15 сентября.

В это же время начался процесс по 43-летнему Юрию Гордову. Его супруга Изебалла Юдина ранее рассказала «Новой газете», что её муж работал по семь смен подряд и был крайне ответственным человеком: «Гоняли, как Сивку-бурку, а теперь решили окончательно доконать». Следователь вновь попытался закрыть процесс от прессы, однако судья Валентина Левашова на его уговоры не поддалась. Озвученное затем ходатайство полностью совпадало с тем, которое было оглашено на процессе по Башкатову. Было, впрочем, и одно исключение: не только Гордов, по версии обвинения, мог оказать давление на свидетелей, но и на него могли повлиять заинтересованные лица, от которых его, соответственно, необходимо «спрятать» в изоляторе.

1290674
Юрий Гордов

Юрий Гордов, проработавший в метро с 1992 года, с такой позицией не согласился.

– Все документы у нас проверяются, прошиты, что-то вписать или изменить, в принципе, нереально. Кроме того, у нас на работе есть практика, что при заведении уголовного дела от человека избавляются. Так что я не могу на кого-то воздействовать: если я просто выйду на работу, то мой первый день станет последним, меня вынудят написать заявление об уходе.

О том, что произошло со стрелкой, можно было судить из показаний Гордова, которые он дал ещё в статусе свидетеля. Из документа следовало, что Гордов, контролировавший ход работ, знал о проволоке: завершить монтаж стрелки вовремя не успели, поэтому становили «времянку», которая должна была продержаться до тех пор, пока сотрудники метрополитена не зафиксируют механизм. Полностью провести работы за отведенное время было нельзя, поскольку сильно поджимал график.

– Причиной аварии является дефект колесной пары, – отметил Гордов. – Или негабаритной были колесные тележки, или какая-то часть днища. То, что я видел, отношения к стрелке не имеет. Поэтому хотел бы дождаться решения государственной экспертизы. Такие случаи уже были, например, на станции «Театральная», но тогда обошлось без жертв.

Пресса и участники процесса покидали здание уже после 10 часов вечера. Изабелла Юдина вышла со слезами на глазах и тут же достала сигарету: судья Левашова предсказуемо арестовала её супруга. Через две минуты оператор одного из московских телеканалов попытался отогнать её и нескольких журналистов от крыльца, поскольку они курили прямо в кадре.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире