akarabanov

Александр Карабанов

19 июля 2017

F

В последнее время я стараюсь «практиковать» православие. Основой этой религии является вера. А «вера начинается там, где заканчивается логическое объяснение». Канонически царская семья и Николай ll, причислены к лику святых. И я, как православный человек, не могу сомневаться в богоугодном житие нашего Царя.

В фильме «Матильда» режиссерское видение жизни Николая ll, не соответствует каноническому правилу, что неким образом действительно может оскорблять чувства верующих. При этом, Россия в соответствии со ст. 14 Конституции является светским государством и законодательной цензуры на искусство у нас нет. Кроме того, ст. 29 Конституции РФ закреплено, что каждый имеет право на свободу мысли и слова и никто не может быть принужден к отказу своих мыслей или убеждений.

Я считаю, что каждый, «художник» как импрессионист (перевод с фр. — впечатление), передаёт зрителю свои личные впечатления и переживания от изучаемого им «объекта», пропуская его через свою интеллектуальную и нравственную призму. При этом учитывая, что данный фильм был заявлен, как художественный, а не документальный.

Каждый человек, который решает потратить своё время в кинотеатре или художественной галереи, делает свой выбор основанный либо на авторитете режиссёра, либо на амплуа актёров, примерно предполагая свои впечатления, которые получит от соприкосновения с этим «искусством». Однако ст. 148 УК РФ содержит состав преступления «оскорбление религиозных чувств верующих».

К примеру, административный кодекс содержит ответственность за пропаганду и публичную демонстрацию фашисткой атрибутики. Квалифицировать действия режиссёра можно после проведения экспертизы сценария. По заявлению депутата ГД РФ Наталии Поклонской было проведено исследование сценария фильма «Матильда» и с юридической стороны надзорными органами никаких признаков оскорбления чувств верующих установлено не было. В любом случае, сам зритель исходя из своих убеждений и предпочтений для себя решает, за какое искусство он «голосует» потраченным своим временем и деньгами.

14 июня 2017 г. Госдумой в первом чтении был принят правительственный законопроект о внесении изменений в ФЗ № 214 «Об участии в долевом строительстве…». В нем ведется речь о создании и регулировании деятельности государственного Фонда помощи обманутым дольщикам.

Все же несколько настораживает тот факт, что это утверждение прошло «авансом». Ведь принять положительное решение по указанному проекту федерального закона парламентариям настоятельно рекомендовал Комитет ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. С условием, что с учетом всех замечаний он будет доработан ко второму чтению в тридцатидневный срок.

В своей практике я не раз сталкивался с ситуациями, когда на деле дольщику достается лишь выданный на руки экземпляр договора страхования, а добиться выплат страховых премий практически невозможно. Ведь, к примеру, при замораживании стройки, либо переносе сроков сдачи дома, подобная компенсация не положена. В результате — тысячи обманутых дольщиков, не получивших страховые выплаты, тысячи судебных тяжб, заканчивающихся ничем.

По оценке спикера Госдумы Вячеслава Володина порядка 24 млрд. рублей, которые по идее предназначены для выплат страховых премий обманутым дольщикам, просто аккумулируется на счетах страховых компаний. Еще ни один подобный договор страхования оплачен не был.

От себя хочу отметить, что именно после назначения Володина в Госдуму и началась позитивная динамика рассмотрения вопросов в защиту граждан, которые пострадали от инвестирования в недвижимость. Ведь спикер обозначил приоритет защиты прав обманутых дольщиков, в противовес интересам страховых компаний — это радует меня, как практикующего адвоката.

«Нет ни одного страхового случая. Можно поинтересоваться, куда деньги ушли, собранные с населения? Эти 18 млрд», — обратился спикер в ходе рассмотрения инициативы к официальному представителю правительства РФ, замминистру Никите Стасишину.

«Это нонсенс, — продолжил Володин. — У нас большое количество обманутых вкладчиков, дольщиков, соответственно, есть средства на выплату страховой премии, причем ни одного случая выплат не наступило. Как вы понимаете, эти деньги сейчас работают, приносят прибыль страховым компаниям, а люди остались один на один со своей проблемой».

По задумке авторов, новый закон должен устранить эту несправедливость. Дольщики будут застрахованы не только на бумаге, но и на деле. Для этих целей создается специальный государственный компенсационный Фонд. Он формируется за счет отчислений застройщиков. На данный момент речь ведется о сумме, равной 1,2% от стоимости каждого ДДУ в отдельности. Планируется, что тарифы будут дифференцироваться.

Средства Фонда будут расходоваться следующим образом:

1. В случае признания застройщика банкротом в судебном порядке, дольщикам выплачивается за неполученные квартиры компенсация, равная цене ДДУ.
2. Если по каким-то причинам застройщику не хватает денег, чтобы закончить возведение многоквартирного жилого дома, ему из средств Фонда будет предоставлен беспроцентный займ или даже пожертвование.

Однако, полагаю, что в нынешнем виде законопроект все же «сыроват» и вызывает немало вопросов. К примеру, в нем не оговорены нормы контроля за расходованием средств Фонда, какой орган будет за этим следить и проводить соответствующие проверки. Кроме того, создаваемый Фонд по своей сути и механизму деятельности является той же самой страховой компанией, только государственной, да еще и монополистом. До конца не решен вопрос о размере компенсационных отчислений, производимых застройщиками.

Соглашусь с мнением многих парламентариев о том, что дольщикам в итоге все же больше хочется получить квартиры, а не деньги, которые с учетом инфляции за годы стройки обесцениваются.

В заключении хочется сказать, что задумка неплохая и похоже, что должна разрешить финансовые проблемы если не всех, то большинства обманутых дольщиков. Но сейчас вопросов больше, чем ответов. Будем следить за судьбой закона.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире