aillar

Андрей Илларионов

22 июня 2016

F
М.Ходорковский дал большое, можно сказать, установочное (программное) интервью «Слону» «Нам необходимы примерно 40 млн человек», в котором довольно подробно осветил свои подходы к решению ряда политических, правовых, экономических, социальных задач. Мое внимание привлекла, в частности, возможная реализация на практике его политической программы, в том числе в части создания органа, которого он называет одновременно и «Круглым столом» и «Конституционным совещанием». Чтобы не было эффекта испорченного телефона, воспроизведу соответствующие цитаты из указанного интервью:

«– У вас написана подробная программа на этот счет?

– Да, программа есть. Возможно, не слишком детально прописанная, но я не вижу необходимости в том, чтобы все прописывать подробно. Когда начнется обсуждение за круглым столом, никакая готовая модель не пройдет. Только принципы…

Когда за круглый стол сядет семь, девять, пятнадцать человек, невозможно будет обсуждать проект до 118-го пункта. Главное – договориться по принципиальным вопросам. А дальше эксперты уже будут описывать их юридическим языком…

Правительство переходного периода по форме – это мягкая диктатура?

– Я бы не назвал это диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

А что с парламентом в это время?

– Лучше, чтобы парламент в этом участвовал, но я допускаю его роспуск. Важно понимать вот что: говорить, что сегодняшний парламент избран всеми людьми, – это вранье. Парламент избран одним человеком. И если вместо одного человека будет круглый стол из пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами, то это лучше, чем один, хотя хуже, чем сто миллионов избирателей.

А кто будет утверждать изменения в Конституции?

– Круглый стол. Никуда не денешься.

Нет ли в этом мины замедленного действия? Ведь потом можно будет придраться, мол, новая Конституция принята каким-то там круглым столом, практически стихийно сформированным.

– Когда мы говорим о круглом столе, мы подразумеваем конституционное совещание. На самом деле Конституция – это не кем-то утвержденная бумажка, это договор между людьми, которые готовы отстаивать свои интересы. Боюсь, это плохо сейчас прозвучит, но есть хорошее определение: Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин. Если у тебя есть право сесть за круглый стол (его дают люди, которые стоят за тобой), предъяви его и садись. Если предъявить нечего, тогда для тебя там места нет. Только такой договор и является Конституцией.

Да, в Америке тоже отцы-основатели сели и написали Конституцию, страна прекрасно по ней живет.

– Совершенно верно. В конце концов, если после честных выборов возникнет необходимость ее пересмотреть, то можно это сделать. Совещание политически значимых сил – это и есть основа власти в стране. Правила устанавливают те люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках.

Формула логичная, но мы живем в России, у нас нет «вооруженных мужчин и женщин».

– Я на это вам скажу, что они не обязательно должны быть вооружены автоматами. В Индии был человек, с которым Путин так хотел побеседовать, я думаю, в итоге побеседует. Он предложил форму ненасильственного протеста. Это страшная форма для тех, кто ее применяет, но действенная. Правильно говорят, что самое страшное – быть лишенным горькой человеческой радости убить в ответ, когда убивают тебя. Ненасильственный протест – это как раз тот случай, когда ты даешь себя убить. Наша страна в чем-то похожа на Индию, у нас люди в определенной ситуации готовы встать, упереться и стоять. И надо понимать, что по-другому конституции не принимаются.

И все же мне кажется, что революционной риторикой вы отталкиваете потенциальных сторонников. Может быть, нужны другие слова? Перемены, смена власти… Слово «революция» очень плохо звучит на русском языке.

– Существует несколько сценариев развития страны. Среди них есть вариант перемен, инициированных этой властью. В конце концов, был Горбачев, который привел к реформе Советского Союза. Не скажу, что это было бескровно, погибли сотни тысяч людей, как мы знаем, пусть не в Москве…

Ну да, Грузия, Прибалтика…

– Армения, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан. Это все Советский Союз. Тем не менее это была относительно бескровная смена власти. Нельзя исключать, что такая смена произойдет и сейчас. Тогда мое участие будет скромным. Есть Кудрин, Медведев и другие. Но, к моему глубокому сожалению, каждый лишний день Путина у власти делает этот вариант менее возможным. Более вероятным становится сценарий, когда холодильник победит телевизор и этим ребятам скажут: а кто вы такие? Тогда смена власти пойдет по более жесткому сценарию. Я, собственно говоря, или Навальный нужны, если смена будет жесткой. Это не значит, что мне это нравится. Я был бы рад, если бы Путин завтра встал и, как Дэн Сяопин, сказал: «Знаете, я ухожу…». Но я не верю в такой вариант. Значит, в какой-то момент его не станет, на его место придет какой-нибудь близстоящий отморозок – вряд ли кто-нибудь из более умеренных людей сможет захватить власть в этой ситуации – а вот после этого начнется…

То есть переходное правительство необходимо только в условиях революционной ситуации.

– Оно необходимо в любом случае. Но его может собрать, например, Медведев. У него есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов. Мы просто разбираем гораздо более неприятный сценарий, когда неясно, как это делать.

Возвращаясь к круглому столу или конституционному совещанию, у вас есть понимание, как распределятся голоса?

– За круглый стол сядут люди, за которыми стоят сторонники, вышедшие на улицу. Сейчас многие не понимают, но в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли.

То есть судьбу отечества будет вершить активная часть населения. Очевидно, она будет разбита на неравные группы интересов. За одним лидером окажется 3 млн человек, а за другим 500 тысяч.

– Но это не значит, что у первого будет шесть голосов, а у второго – один. Потому что если 500 тысяч готовы…

…умереть под стенами Кремля.

– Даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги. Вот почему на этапе революционной ситуации не важны голоса тех, кто останется сидеть на диване. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти. А революционная ситуация неизбежна, потому что этот президент тупо к ней ведет. Мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны, только когда дело дойдет до честных выборов».


Иными словами, политическая программа Ходорковского выглядит, похоже, следующим образом:

 — Путин уходит (как Дэн Сяопин);

 — переходное правительство собирает Медведев;

 — парламент может быть распущен;

 — вместо нынешнего парламента, избранного одним человеком, будет круглый стол из семи, девяти, пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами;

 — Круглый стол устанавливает правила политической жизни в стране: правила устанавливают люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках. Это совещание политически значимых сил является основой власти в стране. Право сесть за круглый стол дают люди, стоящие за спиной делегатов. Если сторонников нет, то таким делегатам места за Круглым столом нет;

 — Круглый стол (он же: Конституционное совещание) утверждает изменения в Конституцию (новую Конституцию);

 — новая Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин;

 — членами Круглого стола являются люди, за спиной которых находится меньшинство населения: даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги…. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти;

 — большинство населения участия в Круглом столе не принимает: в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли;

 — мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны только тогда, когда дело дойдет до честных выборов, до проведения которых будет действовать Круглый стол, основа власти в стране;

 — новые (честные) выборы организует и проводит Медведев: «У него (Медведева в качестве руководителя переходного правительства. – А.И.) есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов» (видимо, такие же, какие были у него в декабре 2011 года. – А.И.);

 — возможные члены Круглого стола/Конституционного совещания, рекомендуемые Ходорковским:

«Есть Кудрин, Медведев и другие», «Я, собственно говоря, или Навальный нужны»;

 — переходное правительство не стоит называть диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

Кажется, ничего из главного в политической программе Ходорковского не упустил… Может быть, добавить лишь его собственную оценку самого себя и своих коллег и соратников:

«– Евгений Чичваркин в фейсбуке выражает свое презрение «нищебродам», от высказываний Марии Бароновой, выдвижение которой в Думу вы поддержали, тоже подчас дух захватывает. Эти люди воспринимаются как члены вашей команды, и их взгляды ассоциируются с «Открытой Россией» и лично с вами. Вас это не беспокоит?

– Меня это, несомненно, беспокоит. Я не хочу, чтобы люди ассоциировали со мной те взгляды, которые я не разделяю. Но мне трудно себе представить, чтобы нормальные люди ассоциировали с ректором института то, что происходит в общежитии.

Но они ассоциируют…

– Я могу только сказать – имейте совесть. Я на это смотрю более спокойно, чем другие. Если мы хотим построить самолет, если мы готовим для этого специалистов, то должны где-то собрать молодежь. А она будет говорить о революции и о бикини… В общем, в общежитии будут происходить разные чудеса».


П.С.

Судя по кандидатам, рекомендуемым Ходорковским в Круглый стол/Конституционное совещание, и предлагаемым им принципам его формирования (вооруженные мужчины и женщины, за которыми стоят тысячи вооруженных сторонников), 7-9-15-членный состав Круглого стола/Конституционного совещания по Ходорковскому (при условии, что В.Путин уходит как Дэн Сяопин) может выглядеть так:

1. М.Ходорковский 2. Д.Медведев 3. А.Кудрин 4. А.Навальный 5. С.Иванов 6. С.Шойгу 7. А.Бортников 8. В.Колокольцев 9. А.Бастрыкин 10. В.Золотов, 11. Р.Кадыров 12. С.Собянин 13. Г.Зюганов 14. В.Жириновский 15. И.Стрелков

Это и будет тот самый желаемый Ходорковским Круглый стол/Конституционное совещание политически значимых сил, являющихся основой власти в стране, которое изменит нынешнюю Конституцию и тем самым установит в России новые правила жизни, которые их вооруженные сторонники будут готовы защищать с оружием в руках.

Оригинал



Как известно, на днях в Петербурге была открыта мемориальная доска Карлу Густаву Эмилю Маннергейму. Размещенная на ней надпись вызывает вопросы:

«Генерал-лейтенант
Русской Армии
Густав Карлович
Маннергейм
служил с 1887 по 1918 гг.
»

Во-первых, официальное название вооруженных сил России, в которых действительно служил Карл Маннергейм, — это «Русская Императорская Армия». Название «Русская Армия» относится к вооруженным силам, сформированным в ходе российской Гражданской войны адмиралом А.Колчаком в конце 1918 г. — начале 1919 г. , а затем — к частям, созданным генералом П.Врангелем в 1920 г. Ни в Русской Армии Колчака, ни в Русской Армии Врангеля генерал-лейтенант К.Г.Маннергейм не служил. Ко времени появления Русской Армии и воинское звание Маннергейма уже десять месяцев (с 7 марта 1918 г.) было другим — генерал от кавалерии. И это звание было присвоену ему не в русской, а в финской армии.

Во-вторых, беглый просмотр надгробий и памятников другим российским военачальникам начала прошлого века не обнаруживает частого упоминания Русской Армии (за исключением памятника ее Главнокомандующему П.Врангелю) — обычно упоминаются воинские звания, дворянские титулы, выборные должности:











В-третьих, Маннергейм завершил действительную службу в вооруженных силах России еще 3 октября 1917 г., когда по его собственной просьбе Временное правительство перевело его в резерв. В сопроводительном документе высказывалось сожаление, что Маннергейм не понял сложившихся в России «демократических преобразований и неправильно отнёсся к комиссарам Временного правительства».

18 декабря 1917 г. генерал вернулся в Финляндию. Первого января 1918 года из Хельсинки он отправил начальнику российского Генерального штаба письмо, в котором просил об отставке с российской службы на том основании, что Финляндия получила независимость, а он является финским подданным . Таким образом, самое позднее с 1 января 1918 г. сам Маннергейм никоим образом не считал себя связанным ни с российскими вооруженными силами, ни с самой Россией.

16 января 1918 г. сенат Финляндской Республики назначил Маннергейма Главнокомандующим финской армии, которая на тот момент состояла лишь из нескольких отрядов шюцкора, находившихся в процессе формирования. Дальнейшее хорошо известно — скоротечная, но, очевидно, самая кровопролитная (по числу убитых в единицу времени по отношению к численности населения) Гражданская (Освободительная — фин.) война, закончившаяся к маю 1918 г. полным разгромом российских частей в Финляндии и отрядов финской Красной Гвардии.

Как бы то ни было, начиная с 3 октября 1917 г., в крайнем случае — с 1 января 1918 г., Маннергейм не находился на действительной военной службе:
— ни в Русской Императорской армии (которой к тому времени уже не было);
— ни в армии Временного правительства (Революционной армии свободной России ), которое отправило его в резерв, и которое (Временное правительство) к тому времени уже тоже перестало существовать;
— ни в Рабоче-крестьянской Красной армии, созданной 15 января 1918 г. (против которой, а также против ее финских союзников Маннергейм воевал во время гражданской войны в Финляндии);
— ни в Русской Армии, созданной приказом адмирала А.Колчака через год — 3 января 1919 г.

Более того, с конца 1917 г. Г.Маннергейм ни дня физически не находился на территории России — ни советской, ни антисоветской, а с 1 января 1918 г. он официально объявил себя финским подданным.

Спрашивается: а почему же тогда на мемориальной доске последним годом службы Маннергейма, да еще и в некой «Русской Армии» , указан 1918-й год?

Упоминание «Русской Армии» на мемориальной доске, естественно, нелепо. Правда, его можно еще как-то понять — как неловкую попытку властей (в церемонии по ее открытию участвовали, в частности, руководитель президентской администрации С.Иванов и министр-историк В.Мединский) предъявить претензии на «русскость» этнического шведа с германскими и шотландскими корнями, родившегося на территории Великого Княжества Финляндского, ставшего затем фельдмаршалом и маршалом Финляндии, ее Главнокомандующим и Президентом, отстоявшего независимость своей страны в трех агрессиях, исходивших с российской территории).

Но как понять отлитое в металле утверждение нынешних властей о службе Маннергейма в «Русской Армии» в 1918 году?

Как попытку намекнуть на то, что, возглавляя финскую армию, Маннергейм на самом деле служил в «Русской Армии», которая была создана годом спустя?

Или как намек на то, что Маннергейм якобы тайно находился на службе большевистского правительства?

Или же как подготовку (в рамках идейного неприятия нынешним режимом коммунистического наследия) возможного отказа от признания предоставленной большевиками независимости Финляндии 31 декабря 1917 г. и, следовательно, как попытку рассмотрения финской гражданской войны января-мая 1918 г. в качестве военных действий, происходивших не на территории независимого государства, а на территории именно бывшей Российской Империи с участием «генерал-лейтенанта Русской Армии»? И, следовательно, как возможную претензию на территорию нынешнего соседнего государства как места проживания потомков «соотечественников» (согласно ныне действующему российскому закону о соотечествнниках)?

Или же есть еще какие-то объяснения?

П.С.
Мое внимание обратили на слова С.Иванова на церемонии открытия мемориальной доски, дающие, очевидно, ответ нынешней власти на сформулированный выше вопрос:
Иванов сообщил, что принес с собой на мероприятия два документа, связанных с Маннергеймом. Первый документ является рапортом-прошением фельдмаршала об увольнении с военной службы, написанным 1 января 1918 года. Маннергейм в документе просил предоставить ему пенсию. Во втором документе, который принес Иванов, содержалось распоряжение советского правительства о назначении пенсии Маннергейму в размере 3761 руб. «То есть, если называть вещи своими именами, генерал Маннергейм был советским военным пенсионером», — отметил глава администрации Кремля.

Во-первых, воинское звание Маннергейма на 1 января 1918 г. — не фельдмаршал, а генерал-лейтенант. Звание фельдмаршала ему будет присвоено 15 лет спустя, в 1933 г., причем ни в СССР, а в Финляндии, в знак благодарности за одержанную победу в Освободительной войне против в том числе и интервенции из Советской России.

Во-вторых, оригинальный ответ бывшего министра обороны России, генерала армии С.Иванова означает, что, с его точки зрения, быть военным пенсионером и находиться на действительной военной службе — это одно и тоже.

В-третьих, к моменту назначения Маннергейму в конце марта 1918 г. советской пенсии (безотносительно к тому, выплачивалась ли она ему на самом деле или нет) он уже служил Финляндии, причем на посту Главнокомандующего финской армией, уже в течение двух с лишним месяцев (с 16 января 1918 г.):
«В Генеральном штабе Петербурга письмо было зарегистрировано под номером 14/27.1, — за день до того, как началось разоружение русских в Похьянмаа. Дело Маннергейма начало свой долгий путь в бюрократической машине военного ведомства. Тогдашний руководитель военного министерства 21 февраля 1918 года принял решение об отправке Маннергейма на пенсию, к концу марта было получено решение и из министерства финансов. Размер пенсии составлял 3761 рублей в год, ещё 859 рублей в год из эмеритальной кассы. Всего Маннергейм прослужил в России 30 лет».

В-четвертых, у нас появился новый пример «логики мышления» нынешней власти, пытающейся использовать даже бюрократическую ошибку военного министерства в далеком 1918 г. (в условиях развала государства и хаоса, вызванного революцией) в качестве, так сказать, «аргумента» в лихорадочно склеиваемой столетие спустя идеологической концепции «русского мира». Оказывается, ошибочное назначение пенсии генералу в отставке перевешивает для С.Иванова бесспорную службу Маннергейма на посту Главнокомандующего финской армии, под руководством которого были уничтожены тысячи наших соотечественников, волею судеб оказавшиеся в Финляндии в 1918 г.

Оригинал

2502336

Вот лишь некоторые сообщения последних дней:

Резервный фонд за май снизился на 13,4% — до 2,551 трлн руб.

http://www.kommersant.ru/doc/3002148

Е. Альбац― Правильно я понимаю, что резервный фонд он истекает в начале 2017 года. А вопрос ФНБ зависит от того, поменяют закон осенью или нет. Просто Олег Вьюгин мне давал интервью для журнала «The New Times», и он ровно об этом говорит. Правильно я понимаю, что кубышка практически истекает в начале 2017 года.
Е. Гурвич― Если цены на нефть не поднимутся вдруг до прежних высот, то да. Резервный фонд в начале будущего года закончится.

http://echo.msk.ru/programs/albac/1778558-echo/

Средства в Резервном фонде могут закончиться уже в следующем году, полагают экономисты, опрошенные РБК… 14 из 32 экономистов и аналитиков, опрошенных РБК, полагают, что средства Резервного фонда закончатся в 2017 году. На начало 2016 года в нем было 3,6 трлн руб., к 1 июня уже только 2,6 трлн руб.

http://www.rbc.ru/finances/07/06/2016/5756b4d49a79477b03b63913?from=newsfeed

Как уже отмечалось, т.н. «исчерпание Резервного фонда» не представляет какой-либо серьезной экономической проблемы. Резервный фонд – это лишь часть международных резервов страны (наряду с Фондом национального благосостояния, а также с другими резервами, не относящимися ни к РФ, ни к ФНБ). Конкретное распределение всех золотовалютных резервов страны между их отдельными частями (счетами, фондами) есть результат субъективных бюрократических решений суверена, существенных для причастных к этому чиновников Минфина и Центрального банка, но по большому счету неважных ни для граждан страны, ни для профессионального экономического сообщества. Более того, Резервный фонд – это лишь относительно небольшая часть всех международных резервов России (на 1 июня 2016 г. – менее 10% от их общего объема). Даже в том случае, если Резервный фонд будет разделен на части, будет полностью использован (исчерпан), закрыт, объединен с Фондом национального благосостояния, влит в другие фонды, вновь включен во все международные резервы, никакого особого экономического смысла (ни кризиса, ни катастрофы, ни великой победы) в этом не будет.
http://aillarionov.livejournal.com/930762.html

Показатель, какой действительно имеет существенный смысл для понимания степени стабильности валютно-финансовой системы, – это общий объем международных резервов, а также его динамика. Международные резервы России за последние 13 месяцев выросли на 38,5 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. В случае увеличения бюджетного дефицита до 5% ВВП и финансирования его исключительно за счет международных резервов (без дальнейшего пополнения) их хватит примерно на 7 лет.

С 1 мая 2015 г. по 1 июня 2016 г. основные элементы золотовалютных резервов денежных властей России изменились следующим образом:
 — объем Резервного фонда уменьшился на 37,8 млрд.дол.;
 — объем Фонда национального благосостояния уменьшился на 3,3 млрд.дол.;
 — объем монетарного золота увеличился на 9,6 млрд.дол.;
 — объем валютных резервов, не включаемых в РФ и ФНБ, увеличился на 63,2 млрд.дол.;
 — объем всех международных резервов увеличился на 31,7 млрд.дол.

Трудно избавиться от ощущения, что кампания «Резервный фонд близок к исчерпанию» ведется в целях переключения общественного внимания на несуществующую «проблему» от реальных вызовов для нашей страны экономического, правового, политического характера: катастрофического падения доходов граждан, объема потребительских покупок, уровня жизни в ходе нынешней российской рецессии; от тотального разрушения в нашей стране правопорядка; от беспрецедентного наращивания Кремлем военных расходов, трат на спецслужбы и пропагандистскую машину; от нарастающей конфронтации с окружающим миром, чреватой новыми военными конфликтами.

П.С.
Дополнительным, хотя и несколько неожиданным, подтверждением несостоятельности популяризируемого сейчас утверждения «Денег нет» стало подписание на днях В.Путиным и Б.Нетаньяху соглашения о выплате пенсий тем нынешним гражданам Израиля, кто уехал из РСФСР до 1992 года и кто никогда не имел российского гражданства. На эти цели из государственного бюджета России предусмотрено выделение 5,4 млрд.руб.

Особую пикантность данной истории придают два факта:
 — для пенсионеров, являющихся гражданами России и проживающими на территории России, денег, как известно, не нашлось, а для пенсионеров – граждан Израиля, никогда не являвшихся гражданами России и не проживающими на территории России по крайней мере в последние 24 года, деньги были найдены;
 — для пенсионеров, являющихся гражданами России, не нашлось около 1000 рублей в месяц на одного человека (что составляет 8%-ную индексацию средней российской пенсии); для пенсионеров-граждан Израиля обнаружились около 6 тыс.руб. в месяц на одного человека.

Понятно, что указанное соглашение было одобрено В.Путиным не потому, что он особенно тронут благосостоянием бывших соотечественников, не менее четверти века проживающих за границей. Причиной подписания соглашения стали новые договоренности о геополитическом сотрудничестве с Израилем, за которые Кремлю пришлось расплачиваться в том числе и дополнительным пенсионным обеспечением для израильтян российско-советского происхождения.

Таким образом, в разгар проведения кампании «Денег нет» было получено новое подтверждение того, что в российском бюджете деньги есть, но их расходование происходит в соответствии не с гуманитарно-социальными, а с военно-геополитическими приоритетами Кремля.

Оригинал

Меня спрашивают: «А стоило ли вообще обращать внимание на заявление С.Гуриева про «близость Резервного фонда к исчерпанию»? Мол, это мелкий вопрос, не заслуживающий внимания».
Попробую пояснить, почему полагаю, что внимания вопрос заслуживает.

Как известно, 24 мая во время поездки Дмитрия Анатольевича в Крым одна из пенсионерок обратилась к нему с криком-мольбой: «Невозможно прожить, цены бешеные, неправильную индексацию нам рассчитывают! Что ж  такое восемь тысяч, это мизер, ноги об нас будут вытирать! Вы же обещали индексацию, где она?!» На что последовала облетевшая мир фраза: «Просто денег нет сейчас. Найдем деньги – сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья», – бодро произнес Дмитрий Медведев, засунув руку в карман, и на этой оптимистичной ноте общение с народом поспешил закруглить».

Три дня спустя, 27 мая, позицию Дмитрия Анатольевича с академической солидностью поддержал Сергей Маратович: «...возможности Министерства финансов и Центрального банка ограничены. Резервный фонд близок к исчерпанию».

«Эхо Москвы», разместившее ответы Сергея Маратовича на вопросы читателей, точно выделило главный месседж его выступления в виде кричащего заголовка: «Резервный фонд близок к исчерпанию», вынеся именно это утверждение на верхнюю рекламную полосу своего сайта.

Через несколько дней, 31 мая, в ответе автору этих строк Сергей Маратович так обосновывал правоту Дмитрия Анатольевича и свою: «При этом дефицит бюджета 2016 года (рассчитанного в предположении, что средняя цена на нефть в течение 2016 года составит 50 долларов за баррель)... ...простая экстраполяция текущих тенденций подсказывает, что если расходы не будут сокращены, а цены на нефть не повысятся, то Резервный фонд будет исчерпан летом 2017 года».

Несколько часов спустя в поддержку Дмитрия Анатольевича выступила Евгения Марковна, воспользовавшаяся «подсказкой» Сергея Маратовича, накануне появившейся на сайте ЭМ:
«Слушайте, вот, обрушились все на Медведева – мне его искренне жалко. Он честно сказал: «Денег нет». Он-то хорошо знает, что в Фонде национального благосостояния и в Резервном фонде там что-то такое там, примерно 8 триллионов рублей. Что для покрытия дефицита бюджета (что неизбежно)... Дефицит бюджета, даже если цена на нефть будет… Бюджет сверстан на цену нефти 50 долларов за баррель, да? Даже если средняя погода будет 50 долларов за баррель… Но выборы, поэтому всё равно дефицит будет. Там половину или около того придется отдать на покрытие дефицита бюджета.
Он понимает, денег нету никаких, да?»

Мы видим, как на наших глазах была проведена молниеносная, эффектная и, судя по числу лайков и репостов, вполне успешная кампания по убеждению миллионной аудитории «Эха Москвы» в том, что:
— у государства нет денег,
— а Дмитрий Анатольевич – честный человек.

Однако… у российского государства есть деньги.

Пока внимание либеральной общественности совместными усилиями Дмитрия Анатольевича, Сергея Маратовича, Евгении Марковны небезуспешно привлекали к несуществующей проблеме «близости исчерпания Резервного фонда» (составляющего сейчас менее одной десятой всех международных резервов) они, эти резервы, продолжали расти. За пять месяцев 2016 г. они увеличились на 21 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. О величине, структуре, динамике международных резервов более подробно сказано в тексте Десять небольших проблем.

Кроме того, имеющиеся у государства немалые деньги Кремль продолжал успешно тратить.
В частности, на военные цели.



Государственные расходы по статье «Национальная оборона» в 2010-2016 гг.

2495824
Источник: Минфин России и расчеты ИЭА по данным Минфина России.

По данным таблицы видно, что за последние годы военные расходы (в годовом измерении) были увеличены:
— с 1,3 до 3,7 трлн. руб.;
— с 12,6% до 23,8% от всех государственных расходов;
— с 2,8% до 4,6% ВВП;
— на 75% в постоянных ценах.
Для сравнения: за то же время российский ВВП в постоянных ценах вырос лишь на 5,4%.

То есть у нынешних кремлевских руководителей не нашлось нескольких сот рублей для индексации ничтожных пенсий.
Зато у них нашлись (например, в 2015 г.) три триллиона сто восемьдесят один миллиард триста шестьдесят семь миллионов рублей на войну. А в 2016 году военные расходы составят более 25 тысяч рублей на каждого российского жителя.

И с такими гигантскими ресурсами Путин и Медведев не смогли найти средств на повышение пенсий?
Обещанная восьмипроцентная индексация пенсий (около полутриллиона рублей) составляет для бюджета примерно такую же сумму, на сколько в этом году были фактически увеличены военные расходы.
То есть индексацию пенсий можно было безболезненно провести при неувеличении прошлогодних (уже огромных) военных расходов и без каких-либо нарушений макроэкономических показателей.

Иными словами, проблема не в том, что у российского государства нет денег, а резервный фонд близок к исчерпанию.
У российского государства есть деньги. И у него есть резервы.
Причем и те и другие продолжают увеличиваться.
Проблема в том, на какие именно приоритеты бодрые кремлевские руководители хотят тратить и на самом деле тратят общенациональные финансовые ресурсы.
Не на индексацию пенсий сорока с лишним миллионов пожилых российских граждан.
А на рост расходов на войну.
Мы знаем, какой выбор сделали бодрые лидеры.
И кто их в этом поддерживает. И кто пытается их оправдать.

Сейчас у Кремля есть почти четыре триллиона рублей на войну.
Шестнадцать триллионов в федеральном бюджете.
Почти тридцать триллионов рублей в бюджете расширенного правительства.
И еще 389 млрд.дол. золотовалютных резервов.

Но при этом у него не нашлось полутриллиона рублей на ничтожную индексацию крошечных пенсий нищих соотечественников.

Зато у него есть Сергей Маратович, рассказывающий доверчивым читателям, что «Резервный фонд близок к исчерпанию».
И Евгения Марковна, убеждающая слушателей ЭМ, что Медведев, заявивший несчастной пенсионерке: «Денег нет», – это честный человек.

Своим ответом мне Сергей Маратович Гуриев прояснил существенные стороны своей профессиональной, экономической, политической, этической позиции, за что широкие круги читателей, надеюсь, ему будут искренне признательны.

Прежде всего Сергей Маратович согласился со мной в том, что размер Резервного фонда на последнюю дату (1 мая 2016 г.), по данным Минфина России, составляет почти 45 млрд.дол. В принципе одного этого признания уже достаточно для того, чтобы завершить любые разговоры о том, что якобы «Резервный фонд близок к исчерпанию». Можно как угодно относиться к цифре 45 млрд.дол., но это не та сумма, какая в принципе может свидетельствовать об исчерпанности Резервного фонда или же о близости Резервного фонда к исчерпанию.

Однако на констатации этого факта Сергей Маратович не остановился и попытался обосновать свое первоначальное утверждение тремя предлагаемыми им прогнозами – путем «экстраполяции месячного темпа расходов в апреле 2016 г.», путем «экстраполяции годового темпа расходов» и путем «простой экстраполяции текущих тенденций». В итоге у него получились три варианта даты исчерпания средств Резервного фонда – «к 1 февраля 2017 года», «к 1 ноября 2017 года», «летом 2017 года». Кроме того, он упоминает еще один вариант прогноза (правда, оговариваясь при этом, что такого рода политика нежизнеспособна) – «к концу 2016 года». Итак, получились три (или даже четыре) варианта прогнозов исчерпанности Резервного фонда. Какой именно вариант сам Сергей Маратович считает более точным, пожалуй, не столь существенно, поскольку, по его мнению, Резервный фонд так или иначе будет исчерпан в период между концом 2016 г. и 1 ноября 2017 г.

Первая проблема с таким разъяснением первоначального утверждения «Резервный фонд близок к исчерпанию» возникает с временной интерпретацией слова «близок». Когда в экономической науке и публицистике говорят о «близости» даты исчерпанности валютных резервов, то обычно имеют в виду период длительностью в несколько дней или недель, в крайнем случае, в несколько месяцев. Именно в такие периоды (от нескольких недель до нескольких месяцев), в частности, автором данных строк делались прогнозы об исчерпанности валютных резервов и неизбежных в таких случаях девальвациях валют: российского рубля – в июне-августе 1998 г. (девальвация рубля произошла 17 августа 1998 г.), белорусского рубля – в апреле 2011 г. (девальвация произошла в мае 2011 г.), украинской гривни – в ноябре 2014 г. – январе 2015 г. (девальвация произошла в феврале, дефолт – в августе 2015 г.). Со своей стороны, Сергей Маратович еще совсем недавно называл для США краткосрочным период менее одного года, а для России – еще короче: «для США краткосрочным можно считать период до одного года… Для России… этот период, конечно, еще короче». Прошло совсем немного времени – и вот прогнозы на период более года, в том числе на 17 месяцев, по отношению к России у него стали уже не долгосрочными, даже не краткосрочными, а «близкими».

Как бы то ни было, и какая бы интерпретации «близости» ни была предложена – слова были уже произнесены (написаны), три (или четыре) прогноза сделаны публично, и теперь у нас у всех – и у непосредственных участников дискуссии и у читателей – появилась реальная возможность в течение ближайших 7-17 месяцев (с конца 2016 г. до 1 ноября 2017 г.) проверить, сбудутся ли сделанные Сергеем Маратовичем прогнозы, и выяснить, на какую дату средства Резервного фонда «исчерпаются», то есть окажутся нулевыми. Это второе.

Третья проблема с прогнозами Сергея Маратовича вызвана их, скажем мягко, вторичностью. Не исключено, что в своем первоначальном утверждении об «исчерпании средств Резервного фонда» он некритически последовал за некоторыми официальными лицами, международными организациями, популярными СМИ, вот уже некоторое время делающими заявления об исчерпании средств Резервного фонда.

Так, министр финансов А.Силуанов еще 24 апреля 2015 г. предупредил, что «Россия рискует исчерпать резервный фонд уже в 2016 году».
Полгода спустя, 27 октября, тот же А.Силуанов ужесточил свой прогноз: «Следующий год может стать последним для Резервного фонда».
Замминистра финансов Т.Нестеренко предложила более отдаленную дату: «средства резервных фондов РФ при текущих темпах их расходования могут быть исчерпаны в 2017-2018 годах».
В своем недавнем докладе Всемирный банк сообщил о проблеме «истощения Резервного фонда», что было интерпретировано газетой «Ведомости» в качестве однозначного прогноза: «Россия останется без резервного фонда к концу года».

Интересы сотрудников Минфина, делающих алармистские заявления, понять можно. Но от экономистов, кажется, не работающих на российское правительство, можно было ожидать более осторожного отношения к такого рода заявлениям.

Четвертую проблему представляет избранный Сергеем Маратовичем метод прогнозирования. Его прогноз, сделанный по данным одного (!) месяца, – дело в академической науке, прямо скажем, необычное, а ценность полученных таким образом предсказаний обычно не считается слишком высокой.

Но и другие два прогноза Сергея Маратовича также вызывают недоумение. Дело в том, что сколько-нибудь обоснованные прогнозы обычно строятся по выявленным тенденциям, наблюдаемым в развитии анализируемого явления в течение некоторого времени, и затем тем или иным образом описываемым той или иной моделью. Однако достаточно взглянуть на график динамики объема Резервного фонда в последние 8 с лишним лет, чтобы убедиться в том, что ее удовлетворительное математическое описание сделать, прямо скажем, непросто.

2494730

На графике видны и периоды (например, в 2008-10 гг.) значительного сокращения размеров Резервного фонда (на 116 млрд.дол., или на 82%) – со 141 до 25 млрд.дол. и периоды его быстрого увеличения (например, в 2012-13 гг.) – почти в 3,5 раза – с 25 до 86 млрд.дол. Причем в течение четырех месяцев (март 2009 г., апрель 2009 г., декабрь 2009 г., декабрь 2010 г.) средства Резервного фонда сокращались даже не на 5, а на 15 млрд.дол. ежемесячно и в конце концов достигли величины 25 млрд.дол. (то есть почти вдвое меньшего объема, чем нынешние 45 млрд.дол.). Несмотря на это Резервный фонд – как это ни странно;) – не исчерпался ни в 2009 г., ни в 2010 г.

Динамика движения объема Резервного фонда свидетельствует, в частности, о том, что важным фактором его изменений является не столько макроэкономическая ситуация, сколько субъективные решения, принимаемые непосредственно государственными властями. Именно так в январе 2012 г. решениями правительства Резервный фонд был увеличен на 36 млрд.дол. – с 25 до 61 млрд.дол., а в январе 2013 г. – еще на 14 млрд.дол. – с 62 до 86 млрд.дол. Представим себе – если правительство завтра или послезавтра вновь решит направить в Резервный фонд очередные миллиарды долларов, что Сергею Маратовичу тогда делать со своими сегодняшними прогнозами о «близости» его «исчерпанности»? А если правительство завтра или послезавтра решит вообще ликвидировать Резервный фонд? Или слить его с Фондом национального благосостояния? Или разделить его на несколько составных частей? Что тогда делать с сегодняшними прогнозами?

Поэтому сколько-нибудь серьезное научное прогнозирование динамики Резервного фонда (и это пятая проблема Сергея Маратовича) просто невозможно. Если, конечно, не называть прогнозированием попытки угадывания будущих решений правительства или же обнародование утечек информации из органов власти о готовящихся ими решениях.

Наконец (и это шестая проблема Сергея Маратовича), прогнозировать динамику (размеры, исчерпанность) Резервного фонда с макроэкономической точки зрения бессмысленно. Дело в том, что Резервный фонд – это лишь часть международных резервов страны (наряду с Фондом национального благосостояния, а также с другими резервами, не относящимися ни к РФ, ни к ФНБ). Конкретное распределение всех золотовалютных резервов страны между их отдельными частями (счетами, фондами) есть результат субъективных бюрократических решений суверена, вне всякого сомнения, весьма существенных для причастных к этому чиновников Минфина и Центрального банка, но по большому счету неважных ни для граждан страны, ни для профессионального экономического сообщества. Более того, Резервный фонд – это лишь относительно небольшая часть всех международных резервов России, менее 12% от их общего объема. Даже в том случае, если Резервный фонд будет разделен на части, исчерпается, будет закрыт, объединен с Фондом национального благосостояния, влит в другие фонды, вновь включен во все международные резервы (как это было до создания по инициативе автора этих строк первого Стабилизационного фонда), никакого особого экономического смысла (ни кризиса, ни катастрофы, ни великой победы) в этом не будет.

Показатель, в каком действительно имеется экономический смысл, – это общий объем международных резервов, а также его динамика. Поскольку о нем Сергей Маратович ни словом не обмолвился, то это его седьмая проблема. Объем всех международных резервов страны, как было отмечено еще в предыдущем тексте, в первые неполные пять месяцев 2016 г. вырос на 20 млрд.дол. Если же воспользоваться предлагаемым Сергеем Маратовичем «годовым темпом» (то есть с апреля 2015 г. по апрель 2016 г.), то все международные резервы России за это время выросли на 40 млрд.дол. – с 350 до 390 млрд.дол. Еще раз задумаемся над динамикой различных составных частей золотовалютных резервов: с апреля 2015 г. по апрель 2016 г. («годовой темп») Резервный фонд уменьшился на 31 млрд.дол., а часть международных резервов, не входящая в РФ и ФНБ, выросла на 70 млрд.дол., все резервы – на 40 млрд.дол. Так какой же «близостью исчерпания резервов» общественность пытаются запугать?

Восьмой проблемой Сергея Маратовича оказалось его предложение «сопоставить размер Резервного фонда с дефицитом российского бюджета (для финансирования которого Резервный фонд, собственно, и был создан)». Дефицит бюджета может финансироваться не только за счет средств Резервного фонда, но и из других источников. Если с этими источниками возникают проблемы, то для покрытия дефицита бюджета, естественно, будут использоваться все международные резервы – независимо от того, на каком счете они лежат, и как именно эти фонды называются. Поэтому размеры дефицита бюджета обычно сопоставляют не с размерами Резервного фонда (это малоинформативно), а со всеми золотовалютными резервами денежных властей. По российскому закону о государственном бюджете 2016 г. его дефицит был запланирован в размере 3% ВВП, т.е. это 34 млрд.дол. В том случае, если дефицит вырастет до 5% ВВП (это максимальная из существующих в настоящее время оценок), то он составит 57 млрд.дол. На фоне этих цифр прогнозного бюджетного дефицита еще раз назову общий объем всех международных резервов страны – 388 млрд.дол. Даже при условии, если часть средств ФНБ, отданных «в кредит» «друзьям кролика», уже утратила свою ликвидность и не сможет быть возвращена государству, существуют ли сколько-нибудь серьезные проблемы финансирования дефицита бюджета таких размеров (34-57 млрд.) при наличии таких международных резервов (388 млрд.)? Ответ на этот риторический вопрос очевиден – нет.

Девятой проблемой Сергея Маратовича оказалась его поразительная по устойчивости (и ошибочности) приверженность к т.н. «контрциклической политике расширения государственного спроса». Эту кейнсианскую «панацею» он поспешил отметить в обоих своих недавних ответах – и читателям ЭМ:

«Во время рецессии рекомендуется использовать денежную и бюджетную политику для того, чтобы восстановить спрос»;

и автору этих строк:

«Мое утверждение «Резервный фонд близок к исчерпанию» было сделано в контексте обсуждения ограничений контрцикличной бюджетной политики».

А три года тому назад он вообще посвятил ей отдельный панегирик:
«На горизонте нескольких месяцев денежная политика может повлиять на уровень ВВП. Поэтому денежная политика реагирует на внешние краткосрочные шоки – например, на временное падение совокупного спроса или на временный рост затрат. В отличие от бюджетной политики денежная политика – это более быстрый и гибкий инструмент, который позволяет немедленно отреагировать на краткосрочные шоки и сгладить их последствия. Например, если в экономике наблюдается снижение совокупного спроса (как сейчас в Америке или Европе), центральный банк может ответить увеличением предложения денег и тем самым помочь экономике восстановиться до ее нормального состояния».

Чем принципиально предложения Сергея Маратовича (Гуриева) отличаются от предложений Сергея Юрьевича (Глазьева) и Столыпинского клуба? Только тем, что глазьевцы и «столыпинцы» называют свой любимый инструмент «целевой денежной эмиссией», а Сергей Маратович предпочитает использовать для него же более изящный термин «контрциклическая денежная политика, реагирующая на краткосрочные шоки».

Наконец, десятой проблемой Сергея Маратовича стала по факту случившаяся попытка переключения общественного внимания (сознательная или бессознательная – другой вопрос) от реальных вызовов для нашей страны политического, правового, экономического характера на несуществующую «проблему» «близости исчерпания Резервного фонда». В обоих его ответах не оказалось ни слова ни о катастрофическом падении доходов граждан, объемов товарооборота, уровня жизни в ходе последней российской рецессии; ни о беспрецедентном наращивании Кремлем военных расходов, трат на спецслужбы и пропагандистскую машину; ни о тотальном разрушении в нашей стране правопорядка; ни о сознательном выборе российской властью экономико-политической модели, нацеленной против интересов абсолютного большинства российских граждан. Безусловно, это личный выбор каждого человека – о чем ему говорить, и о чем ему молчать. И какие именно слова подбирать для оценки действий российских властей. Как, например, такие, какие нашлись у Сергея Маратовича: «У меня нет никаких претензий ни к Владимиру Путину, ни к Дмитрию Медведеву».

Оригинал

С.Гуриев: «Резервный фонд близок к исчерпанию…»
http://echo.msk.ru/programs/bezkupur/1773136-echo/

Объем средств Резервного фонда на 01.05.2016 г.: 45 млрд.дол.
http://minfin.ru/ru/perfomance/reservefund/statistics/volume/index.php

Хммм…

П.С.
Судя по некоторым комментам, не все читатели поняли смысл постинга.
Суть дела заключается в том, что вопреки мнению известного российского экономиста Резервный фонд не только НЕ близок к исчерпанию, но и имеет на своих счетах приличную сумму — 45 млрд.дол. Для того, чтобы не вводить читателей «Эха Москвы» в заблуждение и знать реальную ситуацию с Резервным фондом, достаточно пары кликов.

П.П.С.
При сохранении темпов расходования средств, наблюдавшихся в течение последней рецессии (апрель 2014 г. — апрель 2016 г.), Резервного фонда хватит на 25 месяцев (более чем на два года).

Кроме этого, есть средства Фонда национального благосостояния — 74 млрд.дол.
Кроме этого, есть международные резервы России, не относящиеся к РФ и ФНБ, — 270 млрд.дол.

При сохранении темпов расходования средств, наблюдавшихся в течение последней рецессии (апрель 2014 г. — апрель 2016 г.):
— средств Фонда национального благосостояния хватит на 129 месяцев (почти на 11 лет);
— суммарных средств обоих фондов (РФ и ФНБ) — на 50 месяцев (более чем на четыре года);
— всех международных резервов России — на 110 месяцев (на 9 с лишним лет).

Наконец, за последние почти пять месяцев — с 1 января по 20 мая 2016 г. — ВСЕ международные резервы Российской Федерации НЕ УМЕНЬШИЛИСЬ, а ВОЗРОСЛИ — на 20 млрд.дол. — с 366 до 388 млрд.дол.

Иными словами, рисков исчерпания международных резервов России при условии сохранения нынешних темпов их использования в настоящее и обозримое будущее время НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Утверждение «Резервный фонд близок к исчерпанию» без предоставления общественности реальных данных как о состоянии этого фонда, так и без упоминания величин других частей международных резервов России, а также их общих размеров и их динамики есть либо свидетельство удручающей некомпетентности, либо намеренное введение граждан в заблуждение.

Оригинал
Вот поэтому:

Список Савченко


Мы призываем правительства стран мира ввести персональные санкции в отношении собственности, имущества, въезда на территорию этих государств фигурантов «списка Савченко» и членов их семей:


Весь список:
http://aillarionov.livejournal.com/908621.html

Оригинал

Познакомившись со свежим распоряжением В.Путина об утверждении положения о рабочей группе президентского Экономического совета и формировании ее состава, А.Олейник задается вопросом:
«Чем объяснить готовность либеральных экономистов по первому зову прийти на помощь властвующей элите, которая ранее не только проигнорировала другую подготовленную при активном участии либералов программу (Стратегия-2020), но и напрямую нарушила ряд ключевых для либералов принципов? Таких, как принципы верховенства закона и неприкосновенности частной собственности?»

Предлагаемые им самим ответы он находит не слишком убедительными – за исключением третьего, какой он называет утилитаризмом и прагматизмом:
«Во-первых, может быть,... вошедшие в рабочую группу либералы российские надеются «просветить» обладателей близкой к абсолютной власти? Но ведь эта попытка «просвещения» далеко не первая, а прогресс в сторону реализации либеральных ценностей отсутствует.
Во-вторых, возможно, речь идет о возрождении интереса российских либералов к так называемой «чилийской модели» (сильная и нелиберальная власть, реализующая либеральные реформы)?... Данную гипотезу, однако, опровергает систематическое нарушение представителями безусловно «сильной и нелиберальной» власти основных принципов экономического либерализма. Даже об относительно низких налогах – одном из немногих либеральных достижений, – видимо, вскоре придется забыть.
В-третьих, исключительно прагматические соображения откликнувшихся на консервативный призыв либералов тоже не стоит списывать со счета. Утилитаризм и прагматизм вполне согласуются с либеральными взглядами. Разработчики Стратегии-2020 были награждены – еще до начала ее реализации (точнее, сдачи в архив)».

Хотя применение стандартного термина «либералы» к указанной группе граждан вызывает сомнения, представляется однако, что большой загадки в произошедшем нет. Более удивительным было бы другое – если указанные в документе сислибы отказались бы работать на власть.

Путинское распоряжение напоминает не столько о кремлевских «печеньках», на которые столь падки представители т.н. «либеральной экономической элиты», сколько о неколебимой роли и неизменном месте системных либералов в качестве третьего источника и третьей составной части нынешнего российского политического режима – наряду с корпорацией сотрудников спецслужб и организованной преступностью.

Этот документ в очередной раз подтверждает принципиально единые цели, интересы, принципы действий всех трех указанных социальных групп – независимо от того, что происходит со страной: каких прав и свобод были и в дальнейшем будут лишены российские граждане; каким репрессиям они были и будут подвергнуты; кто из общественных и политических лидеров уже пал и еще падет жертвой заказных убийств; сколько миллиардов бюджетных долларов, похищенных при попустительстве (с помощью министров финансов) уже осело и еще осядет на офшорных счетах; какие вопиющие нарушения отечественного и международного права были и еще будут совершены этим режимом; в какие агрессивные авантюры он втянул и еще втянет страну; сколько тысяч и десятков тысяч чеченцев, грузин, украинцев, сирийцев, русских, людей других национальностей было и будет уничтожено этой властью.

Несмотря на преступления режима российские «либеральные экономисты» будут и в дальнейшем продолжать работать на него – « разрабатывать предложения для реализации мероприятий, касающихся приоритетов в осуществлении структурных реформ, мер по обеспечению устойчивого экономического роста, социально— экономического развития Российской Федерации».

Состав
рабочей группы Экономического совета при Президенте Российской Федерации по направлению «Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост»
(утв. распоряжением Президента РФ от 16 мая 2016 г. № 122-рп)

Кудрин А.Л. - декан факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет» (руководитель рабочей группы, по согласованию)
Кадочников П.А. - проректор по научной работе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации» (ответственный секретарь рабочей группы, по согласованию)
Акимов М.А. - первый заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации
Аузан А.А. - декан факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» (по согласованию)
Борисов С.Р. - председатель попечительского совета Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» (по согласованию)
Ведев А.Л. - заместитель Министра экономического развития Российской Федерации
Волков В.В. - научный руководитель Института проблем правоприменения негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Европейский университет в Санкт-Петербурге» (по согласованию)
Гордеев А.В. - губернатор Воронежской области (по согласованию)
Греф Г.О. - президент, председатель правления публичного акционерного общества «Сбербанк России» (по согласованию)
Гурвич Е.Т. - руководитель группы закрытого акционерного общества «Экономическая экспертная группа» (по согласованию)
Дробышевекий С.М. - директор по научной работе фонда «Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара» (по согласованию)
Дынкин А.А. - директор федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук
Идрисов Г.И. - руководитель научного направления «Реальный сектор» фонда «Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара» (по согласованию)
Катырин С.Н. - президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (по согласованию)
Клепач А.Н. - заместитель председателя государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» (по согласованию)
Кузьминов Я.М. - ректор федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Малева Т.М. - директор Института социального анализа и прогнозирования федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» (по согласованию)
May B.A. - ректор федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»
Назаров B.C. - директор федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский финансовый институт»
Никитин А.С. - генеральный директор автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (по согласованию)
Овчарова Л.Н. - директор Института социальной политики федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (по согласованию)
Орешкин М.С. - заместитель Министра финансов Российской Федерации
Полтерович В.М. - заведующий лабораторией федерального государственного бюджетного учреждения науки Центральный экономико-математический институт Российской академии наук (по согласованию)
Репик А.Е. - президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» (по согласованию)
Симоненко В. А. - начальник Экспертного управления Президента Российской Федерации
Синельников-Мурылев С.Г. - ректор федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации»
Фомичев О.В. - статс-секретарь — заместитель Министра экономического развития Российской Федерации
Халиков И.Ш. - Премьер-министр Республики Татарстан (по согласованию)
Шохин А.Н. - президент Общероссийской общественной организации «Российский союз промышленников и предпринимателей» (по согласованию)
Юдаева К.В. - первый заместитель Председателя Банка России (по согласованию)
Якобсон Л.И. - первый проректор федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (по согласованию)

Оригинал

17 мая – день рождения Галины Старовойтовой.
Вчера, в 70-ю годовщину со дня рождения Галины Васильевны, в Петербурге прошла конференция, посвященная ее памяти.
Среди выступавших был и Юлий Андреевич Рыбаков, напомнивший о нескольких сюжетах из политической жизни Галины Старовойтовой, в том числе и о законопроекте о люстрации, подготовленном Г.В.Старовойтовой.

Ю.А.Рыбаков:
«Я хочу сказать несколько слов о Галине Васильевне Старовойтовой как о разностороннем человеке и принципиальном политике. В конце 80-х – начале 90-х демократам, политикам первой волны, было непросто разобраться в своем окружении. Ведь оседлать волну перемен ради собственных интересов, внедриться в нашу среду хотели многие. Подчас приходилось сожалеть (все мы люди) о том, что кого-то не разглядели… Но у Галины Васильевны, хотя и она иногда ошибалась, при серьезной опасности хорошо работала интуиция:

Вот случай, о котором она рассказывала:

«однажды весной 1990 г., по завершении какого-то публичного мероприятия с ее участием, я столкнулась с неприметным человеком, который подошел и сказал:
 — Уважаемая Галина Васильевна! Мне очень нравится то, что Вы говорите, и то, что Вы делаете. Мне так хотелось бы Вам чем-то помочь! К сожалению, у меня никаких особенных средств нет. Зато у меня есть машина. Я могу работать у Вас шофером – возить Вас, куда Вам нужно, на Ваши встречи, по Вашим делам. И Вам не надо ничего мне платить – мне будет достаточно того, что я смогу просто помогать Вам.
Мудрая Галина Васильевна внимательно посмотрела в глаза молодого человека и твердо ответила:
 — Спасибо, не надо. Я как-нибудь на метро…
Этого человека звали Владимир Путин».

В области профессиональной ее важнейшим приоритетом были возникшие в период распада империи этнические и национальные проблемы. Так, в сентябре 89 года на проходившей в Питере всесоюзной Конференции демократических сил от лица Межрегиональной группы союзных депутатов она выступила за создание федеративного демократического государства, ориентированного на горизонтальные связи между суверенными республиками. Ей тогда задали вопрос: «Вы не боитесь, что процесс организации такого Союза породит огромные по масштабам национальные конфликты?» Она убежденно ответила, что сохранение существующей системы породит конфликты еще более масштабные…

Со временем ее понимание всей неподъемной сложности предстоявших испытаний стало глубже.

Когда спустя 3 года Борис Ельцин с трибуны съезда будет зачитывать Декларацию о суверенитете РСФСР, за самостийность проголосует чуть ли не весь зал.
Весь, да не весь.
Среди тех, кто не поддержал, – Галина Старовойтова. Она была едва ли не единственным демократом, который не стал голосовать за включение России в «парад суверенитетов», а на недоумение соседа по ряду депутата И.Кучеренко, скупо обронила:
– Это бомба…

Человек, которого потом будут винить чуть ли не в развале Союза, на самом деле не поддался общей эйфории, считая, что возглавлять «парад» рано, что стоит сохранить пусть даже мнимую, государственно-образующую метрополию до подписания нового союзного договора.

С этим можно не соглашаться, ведь возглавить парад суверенитетов было уже невозможно, он давно шел полным ходом, и Россия оказалась чуть ли не последней из уходящих… В любом случае ее неучастие – свидетельство самостоятельного мышления, неподверженности эмоциональному порыву, который захватил тогда даже коммунистов.

В отличие от красно-коричневых, Старовойтовой было свойственно сострадание к противнику. Когда в начале декабря 91 года 11 республик бывшего СССР подписали Алма-Атинскую декларацию, ту самую, завершившую ликвидацию Советского Союза и образование на его месте Содружества Независимых Государств, Михаилу Сергеевичу Горбачеву места там не нашлось… Судьба его отчасти напоминает историю короля Лира. Так вот из демократов, из МДГ, его навестила тогда только депутат Галина Старовойтова…

Ненависть к ней зрела еще с 92 года, когда, вызвав огонь на себя, Галина Старовойтова попыталась убедить Ельцина и тот съезд, на котором коммунисты составляли 87%, в необходимости временного запрета на профессии для лиц, осуществляющих политику тоталитарного режима. С тех пор времени прошло немало, клеветники и невежды уже врут о том, что демократы хотели расправы с рядовыми коммунистами. Но это не так. Вот текст того законопроекта:

«I. Преамбула.
Движение «Демократическая Россия» видит необходимость люстрации в качестве меры, препятствующей реваншу сил, возвращающих сейчас свои властные позиции. Введение этой меры не преследует цели мести за ограничения на профессии, фактически существовавшие в нашем обществе для людей, непричастных к КПСС или ее «вооруженному отряду ВЧК-КГБ». Мы отвергаем также обвинения в призывах к «охоте на ведьм» и в отрицании права на инакомыслие. На самом деле высокопоставленная коммунистическая номенклатура, в том числе и причастная к антиконституционным путчам, практически нигде в России – ни в центре, ни в регионах – не понесла ни моральных, ни материальных потерь, многие из ее деятелей остаются у кормила власти.
В то же время демократы (особенно среди военных), вставшие в 1991 г. на сторону Президента России, на сторону законной власти и продолжения реформ, повсюду в стране шельмуются, нередко подвергаются гонениям и увольнению.
Лицемерно защищаясь от несуществующей «охоты на ведьм», некоторые монстры прежнего режима, причастные к его кровавым преступлениям и далекие от покаяния, готовы и сейчас по первому сигналу продолжить массовые репрессии, неотделимые от практики ленинизма и сталинизма.
Наше общество, интеллигентно называя верных ленинцев и сталинцев инакомыслящей оппозицией, как будто бы больше озабочено их комфортом, чем душевным и материальным состоянием жертв ленинизма и сталинизма – все это, несмотря на широковещательные декларации о возвращении к общечеловеческим ценностям
Неприменение люстрации в 1991 г., после коммунистического путча, недоведение до конца суда над идеологией и практикой коммунистов сделали возможным возникновение крупной парламентской фракции в Государственной Думе России, состоящей из коммунистов, не отмежевавшихся от преступлений своей партии и открыто пропагандирующих сталинизм.
Движение «Демократическая Россия» констатирует отсутствие надежных политических гарантий в нашей стране против возврата к тоталитаризму. Учитывая сказанное, мы выступаем с инициативой разработки закона о люстрации.

II. Основная часть проекта.
1. Категории лиц, подлежащих люстрации
Определенным профессиональным ограничениям на время продолжения переходного периода (на срок в 5-10 лет) в соответствии с этим законом должны подвергаться следующие лица:
а) все бывшие освобожденные секретари партийных, производственных и территориальных организаций КПСС;
б) бывшие первые, вторые и третьи секретари райкомов, горкомов, обкомов и крайкомов КПСС;
в) работники центральных республиканских и союзных комитетов коммунистических партий, действовавших до времени первого Указа Президента России о запрете КПСС (включая секретарей соответствующих ЦК, но за исключением технического персонала).
Перечисленные категории лиц подвергаются профессиональным ограничениям в следующих случаях:
а) если в общем стаже их трудовой деятельности нахождение на указанных должностях в сумме составляет 10 и более лет;
б) если на 21 августа 1991 г. – день подавления коммуно-экстремистского путча – они занимали одну из указанных должностей и не заявили о выходе из КПСС добровольно;
г) действовавшие штатные сотрудники, включая резерв, и давшие подписку о сотрудничестве с органами КГБ, либо работавшие в этих органах на протяжении последних десяти лет перед принятием новой Конституции России (в 1993 году). Ограничения на профессии для активных проводников политики тоталитарного режима не распространяются на лиц, получивших должности в системе представительной или исполнительной власти в результате прямых свободных выборов, как формы волеизъявления народа (если деятельность этих лиц в КПСС и КГБ не скрывалась ими в ходе предвыборной кампании).

2. Сущность люстрации
Под ограничением на профессии для указанных лиц понимается временный запрет для них (на 5 или 10 лет) занимать по назначению или в результате непрямых выборов ответственные должности в территориальной исполнительной власти, начиная с глав администраций районов, городов, областей и вплоть до министров республик и Российской Федерации в целом (включая премьер-министров).
На срок до 10 лет для тех же лиц должна быть запрещена деятельность, связанная с преподаванием в средних и высших учебных заведениях;
на срок до 15 лет – преподавание в военных учебных заведениях и работа в средствах массовой информации.
Другие виды профессиональной деятельности, включая частное предпринимательство или работу в госсекторе, в том числе и на руководящих должностях, не возбраняются».

Как видите, речь шла о временном недопущении к исполнительной власти только номенклатурной элиты режима, тех партийных бонз и палачей, кто мог воспользоваться корпоративными связями и тайными ресурсами для саботажа и реванша.

Но, увы, тогда, после победы над путчистами, в интеллигентной, в первую очередь, правозащитной среде эта идея не нашла активной поддержки.

И Сергей Ковалев, и я, и десятки прошедших через репрессии демократов, зная свой народ, испугались волны сведения счетов, которая могла выйти из под контроля и, как нам казалось, перечеркнула бы общее движение к свободе.

Естественно, были против и те, кто, перекрасившись на скорую руку, мог, при ближайшем рассмотрении, оказаться лишенным возможности остаться у руля. Ельцин, хотя его лично эти меры и не коснулись бы (он вышел из КПСС раньше путча), был категорически против. Проект даже не вынесли на рассмотрение ВС.

Несмотря на ту неудачу Галина Васильевна еще будет готовить, теперь уже для Государственной Думы РФ, этот Закон о люстрации. Но ее убийство снимет этот вопрос из повестки дня Парламента…

Сегодня мне ясно, что, не поддержав Старовойтову, не заставив Президента сделать этот необходимый шаг, мы допустили тогда роковую ошибку.

Ее результат сегодня – засилье чекистов и бывших партократов на всех ключевых позициях, подавление гражданской активности, отсутствие политической конкуренции, стагнация существующего авторитарного режима.

Нам остается лишь надеяться, что ошибки прекраснодушных либералов будут наукой для того поколения, которое вернет нашу страну на столбовую дорогу демократии.
Жаль только, что среди них не будет Галины Васильевны Старовойтовой».

Оригинал

15 мая 2016 г.

C благодарностью мы воспринимаем заявление Старейшего Маршала Сейма Республики Польша Корнеля Моравецкого, выражающее осуждение беспрецедентной кампании против Владимира Буковского, ветерана антикоммунистической борьбы в СССР и во всем мире.
Для нас заявление Корнеля Моравецкого важно не только потому, что это голос видного европейского государственного деятеля в защиту Владимира Буковского, но и то, что этот голос раздался именно из Польши.
Солидарность поляков и русских в борьбе за свободу имеет многолетнюю традицию.
В последние годы ее символами стали Корнель Моравецкий и Владимир Буковский.
В мае 2010 г. мы (вместе с покойной Наталией Горбаневской) обнародовали открытое письмо, выражавшее обеспокоенность передачей расследования Смоленской катастрофы в руки российских властей.
Сегодня свою обеспокоенность кампанией против Владимира Буковского во весь голос выразил исторический лидер «Борющейся Солидарности» Корнель Моравецкий.
Низкий поклон и благодарность Корнелю Моравецкому, всем нашим польским друзьям!
За вашу и нашу свободу!

Владимир Буковский
Александр Бондарев
Андрей Илларионов
Виктор Файнберг

П.С.
Заявление Старейшего Маршала Сейма Республики Польша Корнеля Моравецкого

Выражаю свою глубокую обеспокоенность и возмущение беспрецедентным преследованием выдающегося писателя, правозащитника, бесспорного лидера советских диссидентов, ветерана борьбы против коммунизма в СССР и во всем мире, человека, которому польский народ также благодарен за освобождение из коммунистической неволи. На основе изученных мною фактов ведущегося дела, а также на основе беспристрастного анализа всего жизненного пути Владимира Буковского я уверенно утверждаю, что он стал жертвой отвратительной провокации, в которую, к сожалению, оказались втянуты судебные власти Великобритании. Я решительно протестую и требую скорейшего окончания всего этого дела и очищения имени Владимира Буковского от грязных обвинений.

Корнель Моравецкий

Для справки:
Корнель Анджей Моравецкий
Борющаяся солидарность (польск. Solidarność Walcząca, SW)

П.П.С.
В.Буковский, 24 апреля 2016 г.: «Я намерен держать голодовку до упора»
http://legal-omsk.ru/publ/14-1-0-306

П.П.П.С.
В.Буковский победил:
16 мая Королевский суд Кембриджа отложил слушания по делу бывшего советского политзаключенного Владимира Буковского до 12 декабря. Буковский, который до этого в течение 25 дней держал голодовку, заявил, что его требования удовлетворены и поэтому он прекращает голодать.
http://m.ru.rfi.fr/rossiya/20160516-vladimir-bukovskii-fsb-vse-znaet-pro-menya-ya-pro-nikh

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире