aillar

Андрей Илларионов

20 марта 2017

F
От редакции: «Эхо Москвы» проверит утверждения, изложенные в блоге Андрея Илларионова, и сформулирует свои вопросы Илье Яшину.


Е.Альбац, М.Аншакову, М.Бароновой, К.Боровому, А.Бородиной, Д.Гальперовичу, А.Колесникову, А.Кондаурову, А.Коху, Ф. Крашенинникову, О.Курносовой, Н.Митюшкиной, А.Морозову, Ж.Немцовой, К.Рогову, А.Рыклину, М.Слоним, К.Сонину, М.-Л.Тирмастэ, А.Черкасову, С.Шелину, М.Шнейдеру, Е.Шульман.

В последние несколько дней вы, уважаемые коллеги, приняли участие в общественной дискуссии, посвященной путаным показаниям И.Яшина относительно обстоятельств убийства Бориса Немцова. Дополнительное внимание к этой общественной дискуссии было привлечено рядом вопросов, публично заданных, в частности, автором этих строк, а также многими гражданами, желающими разобраться как в самом преступлении, так и в характере персоналий, выступающих в деле об убийстве в качестве свидетелей.

Однако ваше участие в указанной общественной дискуссии свелось пока (прошу извинить, если ошибаюсь) преимущественно или исключительно к обсуждению за моей спиной моей скромной персоны, моего душевного здоровья, прежних и нынешних мест моей работы, моих взглядов по широкому кругу вопросов – от деятельности Е.Гайдара до глобального потепления, проплаченности заданных мною вопросов Р.Кадыровым и ФСБ, влиянию на меня неведомых мне «чеченских юристов» и других подобных захватывающих ваше воображение тем.

Понимая, что эти темы являются для вас более волнующими, чем обстоятельства убийства Бориса Немцова, а также показания И.Яшина в связи с этим убийством, хотел бы предложить вам все же вернуться именно к этой теме, представляющей для многих российских граждан, включая и меня, гораздо бОльший интерес. Был бы признателен, если вы могли бы открыто и максимально публично – не только мне, но и всем интересующимся гражданам – ответить на следующие три вопроса.

1. 7 марта 2017 года (а также позже) И.Яшин признался, что автором лживой версии о стрельбе по Борису Немцову из открытого окна остановившегося автомобиля была не Анна Дурицкая, как это он сообщал 28 февраля 2015 г. (причем не в состоянии аффекта, не на месте преступления, не с «комком в горле», а почти через сутки после убийства в комфортной студии телестанции «Дождь»). Два с лишним года спустя Яшин признался, что авторами этой лживой версии были: «оперативник», «сотрудники МВД, сто раз уже это уточнял», «сотрудник СК». Таким образом, после того, как, по его собственным словам, он успокаивал «повисшую на его плечах в истерике» А.Дурицкую, т.е. самого близкого человека для Б.Немцова в его последний день жизни, Яшин ее тут же публично оклеветал. И эта клевета сохранялась нетронутой в течение более двух лет – до тех пор, пока ему не пришлось отвечать на публично заданные автором этих строк вопросы. Несмотря на это разоблачение мне (возможно, в отличие от вас) не приходилось слышать об извинениях Яшина – ни перед оклеветанной им А.Дурицкой, ни перед российскими гражданами.

В связи с этим, уважаемые коллеги, не могли бы вы указать ваши статьи, комментарии, реплики, в которых вы уже выразили свое отношение к клевете Яшина и к осуществленному им сливу в СМИ дезинформации силовиков от имени А.Дурицкой, весьма дорогого человека для погибшего Бориса Немцова. Приведите, пожалуйста, примеры того, как вы возмутились действиями Яшина, осудили его, потребовали извинений, удивились, не удивились, поддержали и т.п. Если таких публикаций, комментариев, реплик у вас еще не было, а вместо этого вы посвятили ваши силы обсуждению т.н. «неадекватности» автора этих строк, задающего Яшину «неправильные вопросы», то это означает, что вы де-факто не осуждаете, а поддерживаете клеветника и дезинформатора. В этом случае вы можете не отвечать на этот мой вопрос, ваше молчание будет самым красноречивым ответом на него.

2. Согласно многочисленным утверждениям Яшина, в том числе согласно его показаниям, сделанным во время 22-го заседания Московского военного окружного суда 30 ноября 2016 г., он узнал о нападении на Бориса Немцова из звонка Ольги Шориной: «Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту». Кафе Артефак» в феврале 2015 г. находилось по адресу ул.Большая Дмитровка, д. 32, стр. 1.

Ольга Шорина действительно позвонила Яшину в полночь или незадолго до полуночи с 27 до 28 февраля 2015 г.

В тот же самый день, 30 ноября 2016 г. (т.е. не в ночь убийства, а через полтора года после преступления), в том же месте (в зале заседаний Московского военного окружного суда) и, следовательно, совершенно не в состоянии аффекта Яшин заявил также: «Приехал на Большой Каменный, и только потом на Большой Москворецкий, но это было быстро. Чуть раньше полуночи я был там. Увидел тело Бориса».

В связи с этим, уважаемые коллеги, предложите, пожалуйста, какую-либо логически непротиворечивую версию описываемых событий, согласно которой Яшин, находившийся по адресу: Б.Дмитровка, 32, стр. 1, и получивший звонок от О.Шориной в полночь или незадолго до полуночи, оказался на Большом Москворецком мосту чуть раньше полуночи (возможные варианты: вертолет, ковер-самолет, телепортация, другие подобные версии).

И скажите, пожалуйста, какому Яшину лично верите вы и рекомендуете верить российским гражданам – тому, который узнал о гибели Немцова из звонка Шориной в полночь, или тому, который оказался после этого на Большом Москворецком мосту чуть раньше полуночи?

Еще раз напомню, что все приведенные выше заявления были сделаны Яшиным не в ночь убийства, а через полтора года после него; не на Большом Москворецком мосту, а в зале заседания Московского военного окружного суда; не в состоянии аффекта, а в ясном сознании и твердой памяти, причем под присягой.

Отсутствие ваших ответов на второй вопрос (так же, как и затянувшееся уже на две недели молчание на этот же вопрос Яшина), а также продолжение обсуждения вами моего «личного дела», персонального здоровья и тому подобных тем также будет весьма красноречивым индикатором не только для меня, но и для всех заинтересованных граждан.

В том же случае, если вскоре Яшин в очередной раз поменяет свои показания и вынужден будет признаться, что на месте преступления он оказался не «раньше полуночи», а в 00.20-00.25, что Дурицкую на мосту не видел и с ней не общался, а всю историю про повисшую на его плечах подругу Немцова он выдумал, то это станет, очевидно, еще одним подтверждением для вас, что проблема, конечно же, не в клевете и не в лжесвидетельствах Яшина и не в его активном участии в распространении дезинформации силовиков, а просто в том, что «нездоровые люди задают Яшину неправильные вопросы»? Не так ли?

3. При жизни Борис Немцов неоднократно (последний раз – незадолго до убийства, 10 февраля 2015 г.) говорил: «Боюсь, что Путин меня убьет», а также: «Если с одним из лидеров оппозиции что-то случится, то, значит, Путин это и организовал». И в ночь убийства на Большом Москворецком мосту и в последующих заявлениях Яшин говорил и сейчас продолжает говорить (только для СМИ) о возможной причастности Путина к убийству Бориса Немцова. То есть Яшин хорошо знал и знает, о чем думал и что говорил Немцов. Но, выступая в качестве свидетеля на заседании Московского военного окружного суда, Яшин не сказал ни слова о настоящей позиции Немцова. Наоборот, его свидетельские показания (то, что судом принимается в качестве документа) стали предательством Немцова, называемого им его другом, и оказались прямо направлены на защиту Путина: «Всерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова, — говорит Яшин. — Он понимал, что он создает проблемы ярославским политикам, что создает проблемы оппонентам в Москве, но всерьез угрозы он ожидал от Рамзана Кадырова».

Как вы думаете, уважаемые коллеги, во время заседания суда Яшин «забыл» о словах Бориса Немцова о Путине потому, что находился в состоянии аффекта? Или же он как обычно транслировал позицию, подсказанную ему «оперативниками», «сотрудниками МВД», «следователями СК»?

Впрочем отсутствие ваших ответов и на этот вопрос также будет вполне понятным.

Напоследок не могу не удержаться от, извините, кажется, совершенно риторического вопроса:
Чем, скажите, ваши нападки на людей, задающих корректные вопросы по общественно значимым вопросам, и ваша защита клеветника, лжесвидетеля, предателя, лица, неоднократно распространявшего дезинформацию силовиков, отличаются от практики путинистов и нашистов?

А.Н.Илларионов
19 марта 2017 г.

Оригинал

Сегодня, в ночь с 13 на 14 марта 2017 г., автором этих строк в присутствии двух свидетелей был проведен «следственный эксперимент» по движению с ул. Большая Дмитровка, 32, стр. 1 на Большой Москворецкий мост.

Как известно, выступая на 22-м заседании Московского окружного военного суда по делу об убийстве Бориса Немцова 30 ноября 2016 г., И.Яшин сообщил следующее о месте получения им информации о гибели Немцова и о своем движении на место преступления: Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту» и ей Аня позвонила. Я сначала приехал на Большой Каменный мост, потому что не понял. А потом на Большой Москворецкий.

Три с лишним месяца спустя, к 6 марта 2017 г., когда проявился заметный общественный интерес ко времени получения Яшиным информации об убийстве Немцова, длительности его движения к месту преступления, времени его появляения там, такого рода сообщение оказалось скорректированным. Вместо «я был в кафе Artefaq» появилась формулировка «я выезжал из кафе Артефак»: Когда мне позвонила Ольга Шорина и сообщила об убийстве, я выезжал из кафе Артефак рядом с Пушкинской. То есть ехать до места убийства мне было минут 10 по пустой дороге. По пути я сначала заехал на Большой Каменный мост (потому что не было понятно, о каком мосте речь), а потом уже на Москворецкий. Со мной в машине, к слову, были две подруги, которые все видели и слышали.

Еще одной особенностью последнего сообщения стала измененная длительность движения Яшина до места преступления. 6 марта 2017 г. он написал в своем ФБ: «То есть ехать до места убийства мне было минут 10 по пустой дороге». Однако 28 февраля 2015 г., т.е. тогда, когда мало кто обращал внимание на такие детали, в разговоре с К.Собчак он спокойно сообщил, что на время движения ему потребовалось 20 минут: «То место, где убили Немцова… я приехал через 20 минут».

Чтобы проверить, сколько времени на самом деле требуется для того, чтобы проделать этот путь, был проведен «следственный эксперимент».

В настоящее время ресторан «Artefaq» закрыт, в его бывших помещениях по тому же адресу находится караоке-бар «Choice». Именно там вчера вечером мы и начали наш эксперимент.

13 марта 2017 г.:

23.40 – находимся в зале караоке-бара «Choice», встаем из-за стола, одеваемся, поднимаемся по лестнице на уровень входа в бар, выходим во двор, поворачиваем налево в арку, выходим на ул. Б.Дмитровку, к нам сразу же подъезжает дежурящий для целей эксперимента автомобиль, садимся в него.
23.45 – начинаем движение в сторону Большого Каменного моста.
23.48 – пересекаем Тверскую улицу.
23.50 – движемся по Тверскому бульвару.

23.51 – проезжаем Никитские ворота.
23.54 – въезжаем на Большой Каменный мост (БКМ).
23.56 – съезжаем с БКМ направо под мост, выезжаем на Софийскую набережную.
23.58 – паркуемся под Большим Москворецким мостом (БММ).
14 марта 2017 г.:

00.00 – поднимаемся из-под БММ по лестнице на сам мост, идем в сторону Храма Василия Блаженного.

00.01 – идем по БММ, место убийства Немцова закрывает машина спецтранса.

00.02 – останавливаемся на другой стороне БММ напротив места убийства Б.Немцова.

Итак, вся дорога от начала движения из караоке-бара Choice (в 23.40) до места убийства Немцова на БММ (в 00.02) заняла 22 минуты.

Если считать длительность маршрута только с момента начала движения автомобиля от ул. Большая Дмитровка, д.32, стр. 1 (в 23.45) до места убийства на БММ (в 00.02), то получается 17 минут.

При этом следует иметь в виду, что:
— «эксперимент» проводился в «легкий день недели» – в ночь с понедельника на вторник, в то время как убийство Немцова произошло в «тяжелый день» – в ночь с пятницы на субботу, когда автомобильное движение в центре Москвы обычно бывает намного интенсивнее;
— погода во время эксперимента 13-14 марта 2017 г. была ясной и сухой, в то время как 27-28 февраля 2015 г. шел дождь;
— во время эксперимента не было ни какой-либо автомобильной пробки, ни какого-либо затруднения автомобильного движения, машин почти не было, наш автомобиль двигался с высокой скоростью, единственная задержка была на светофоре при пересечении Бульварного кольца и Тверской улицы в течение приблизительно 30-40 секунд;
— маршрут с учетом организации движения автомобильного транспорта в городе был выбран кратчайшим, а скорость движения – близкой к максимальной.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что длительность движения во время эксперимента оказалась или минимально возможной или близкой к минимально возможной; фактическая же длительность движения по указанному маршруту поздно вечером 27 февраля 2015 г. вряд ли могла быть короче, чем во время эксперимента 13-14 марта 2017 г.

Как известно, на 22-м заседании суда Яшин заявил, что на месте убийства он оказался незадолго до полуночи: Чуть раньше полуночи я был там. Допустим, этим временем было 23.55.

Следовательно, в том случае, если верна версия Яшина, согласно которой во время получения им сообщения об убийстве Немцова он выезжал (из) от кафе Артефак, уже находясь в автомобиле, то его движение не могло начаться позже 23.38 (за 17 минут до его приезда на место убийства).
Если же верна версия Яшина, согласно которой во время получения им сообщения об убийстве он находился в кафе Артефак, то его движение не могло начаться позже 23.33 (за 22 минуты до его приезда на место убийства).
Если же верна версия Яшина, какую он изложил в интервью Собчак (приехал через 20 минут), то его движение не могло начаться позже 23.35 (за 20 минут до его приезда на место убийства).

Таким образом, в зависимости от трех версий, сообщенных Яшиным, он должен был начать движение из (от) кафе Артефак не позже 23.33 – 23.35 – 23.38 27 февраля 2015 г.

В любом из этих трех случаев Яшин начал движение к месту убийства Бориса Немцова за 27-25-22 минут(ы) до звонка ему Ольги Шориной, произведенного около полуночи с 27 на 28 февраля. Следовательно, Яшин начал свое движение не из-за звонка Шориной и не в результате получения от нее информации об убийстве Бориса Немцова. Поэтому первое сообщение об убийстве Бориса Немцова Яшин получил не от Ольги Шориной, а от кого-то другого. От кого?

Тогда так же получается, что звонок от Ольги Шориной со вторым (вторым ли?) сообщением о гибели Немцова Яшин получил, уже будучи на Большом Москворецком мосту физически находясь рядом с телом Немцова. О чем он Шориной, кажется, ничего не сказал.

Следует также отметить, что добивание раненого Немцова вторым убийцей происходило в 23.33-23.37. Тогда получается, что движение Яшина к месту преступления началось тогда, когда около Бориса Немцова еще находился второй убийца, когда еще никто (ни А.Дурицкая, ни кто-либо другой) не успел еще позвонить по телефону 112. Следовательно, информацию о гибели Немцова Яшин должен был получить непосредственно от тех, кто непосредственно наблюдал за убийством (участвовал в убийстве?), причем тогда, когда смерть Немцова еще не наступила.

В связи с вышесказанным в целях расследования убийства Бориса Немцова и идентификации дополнительных свидетелей (участников) этого убийства у российской общественности возникает острая необходимость получения ответов на следующие вопросы:
1. От кого именно Яшин получил первое сообщение об убийстве Бориса Немцова?
2. В какое время Яшин получил первое сообщение об убийстве Бориса Немцова?
3. Почему это первое сообщение об убийстве Бориса Немцова, именно из этого источника и именно в это время получил именно Яшин?

Оригинал

Прежде всего следует отметить полезность формулирования в открытом пространстве интересующих общественность вопросов и вынуждения публичных лиц отвечать на них. Десять дней тому назад в этом блоге был задан вопрос «Кто автор этой лживой версии?» Имелась в виду версия об убийстве Бориса Немцова якобы в результате стрельбы из открытого окна автомобиля, остановившегося на Большом Москворецком мосту (так сказать, «рядовая чеченская версия»). Сегодня у нас есть на него ответ. За то, что он у нас появился, хочу особенно поблагодарить Сергея Степина, Сергея Новикова, Светлану Смирнову, кто своими точными, корректными, последовательными вопросами заставили И.Яшина все-таки ответить. Правда, пока только на один вопрос (из нескольких заданных).

Со всей дискуссией, давшей нам этот ответ, можно познакомиться здесь. Центральный же ее элемент выглядит так:

Svetlana Smirnova Илья Яшин Yashin, ответьте, пожалуйста, откуда вы сами узнали о версии стрельбы из автомобиля? Ведь именно вы её озвучили на мосту. Кто именно вам об этом сказал? Ибо вы ответили тут сегодня, что с Дурицкой вы не успели ни о чем поговорить.

Илья Яшин Эту версию мне на мосту озвучил один из оперативников. Вскоре это публично прозвучало от представителя МВД или СК (не помню точно — можно погуглить). Впрочем, вскоре следователи от этой версии отказались и пришли к выводу, что убийца шел за Немцовым. Дурицкая же была в шоке и ничего мне по сути сказать не успела за те несколько секунд, что я видел ее на мосту. Успел лишь обнять ее, после чего полицейские увели Аню обратно в машину.

Сравним это вынужденное признание с теми заявлениями, какие были сделаны Яшиным два года назад в эфирах «Открытой России», «Эха Москвы», «Дождя».

Дождь, 28 февраля 2015 г.:
Собчак: Ты – один из немногих людей, кто после вчерашней ночи и долгого допроса говорил с девушкой, которая в ту ночь оказалась с Борисом на мосту, с Анной. Расскажи, в каком она состоянии?
Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось
Собчак: А что она тебе сказала?
Яшин: Она не сказала ничего нового. Она мне сказала все то, что мы знаем. Я ее не допытывал, я пытался ее утешить, потому что она была в жутком состоянии. Конечно, ей очень сильно повезло, потому что те 7 выстрелов, которые были произведены в Бориса, вы знаете, что только 4 выстрела попали в него, 3 пули пролетели мимо…
Собчак: Но ты склоняешься на сегодняшний момент из того объема информации, который есть у тебя, ты склоняешься к какой версии?
Яшин: ...Борис был убит четырьмя пулями: одна пуля пробила ему голову, вторая попала в сердце, третья пуля прошла в печень, четвертая пуля прошла в желудок. Судя по всему, это работа очень профессионального убийцы. Он не выходил из машины.
Представьте: человек идет рядом с девушкой, машина останавливается, открывается окно и из пистолета «Макарова» производится несколько выстрелов, 4 выстрела попадают точно, ему даже не пришлось делать контрольный выстрел, подходить добивать. Он с расстояния попал в голову.>

Сопоставление описания этого т.н. «рядового чеченского преступления», столь хорошо известного по аналогичным случаям, происходившим в последние годы, описания, сделанного Яшиным 28 февраля 2015 г., с информацией, известной сейчас, а также с его же признанием, сделанным 7 марта 2017 г., позволяет сделать несколько наблюдений и выводов.

Два года назад Яшин утверждал, что с известием о гибели Бориса Немцова ему позвонила Анна Дурицкая. Сегодня мы знаем, что она ему не звонила.

Два года назад Яшин утверждал, что именно А.Дурицкая сообщила ему то, что случилось; все то, что мы знаем. Сегодня мы знаем, что Дурицкая или же вообще с ним не разговаривала, или ничего ему не сообщала, или же сообщила ему совсем другое, о чем он ничего общественности не сказал.

Два года назад Яшин говорил, что остановилась машина, открылось окно, и из него раздались выстрелы. Сегодня мы знаем, что ничего этого не было.

Два года назад Яшин утверждал, что было произведено 7 выстрелов. Не позже чем через полтора часа после убийства стало известно, что выстрелов было 6.

Два года назад Яшин утверждал, что одна пуля пробила голову Немцова. Как выяснилось, такой пули не было.

Два года назад Яшин подчеркивал, что убийце не пришлось делать контрольный выстрел, и потому ему не пришлось подходить добивать. Сегодня мы знаем точно, что убийц было минимум двое, причем второй специально подходил добивать упавшего и раненого Немцова.

Иными словами, своими интервью и выступлениями в СМИ Яшин создал фальсифицированную картину преступления, которая, возможно, оставалась бы до сегодняшнего дня господствующей или даже единственной, если бы не несколько обстоятельств, нарушивших эту «идиллию»:
устный отказ А.Дурицкой согласиться с этой лживой версией (факт, известный по следственному эксперименту)— появление в публичном пространстве видеозаписи всепогодной камеры ТВЦ, а затем видеопленки авторегистратора, зафиксировавшего момент убийства Немцовавторым убийцей («чистильщиком»);
— появление ряда независимых расследований, в т.ч.
расследования И.Мурзина;
публичное формулирование ряда вопросов Яшину, на один из которых он был вынужден ответить.

Как известно, Яшин был не единственным распространителем этой лживой версии событий. Точно такую же версию убийства вскоре после Яшина ночью 28 февраля 2015 г. изложила официальный представитель МВД РФ Елена Алексеева; к этой версии А.Дурицкую подталкивал следователь СК РФ, проводивший следственные действия днем 28 февраля; против этой версии явно не возражал адвокат А.Дурицкой и погибшего Б.Немцова В.Прохоров; эту версию продолжает поддерживать председательствующий на заседаниях Московского военного окружного суда Ю.Житников.

По словам Яшина от 7 марта 2017 г., эту версию ему рассказал на мосту один из оперативников.
Пока мы не знаем ни имени этого оперативника, ни его должности, звания, ведомственной принадлежности, ни настоящих времени, места и обстоятельств сообщения им указанной версии Яшину, ни, самое главное, – причин, по которым этот оперативник решил поделиться такой информацией с «оппозиционером».

Поправлюсь: единственное, что мы точно знаем, – это именно причину, по которой эта информация была слита Яшину.

Дело в том, что не менее важной частью подготовки и осуществления серьезного преступления, чем оно само, является подготовка и осуществление операции его прикрытия, предлагающей заинтересованной общественности правдоподобную версию случившегося. В условиях информационного общества важно не только, например, совершить убийство (напасть на соседнюю страну, аннексировать чужую территорию и т.п.), но и предложить публике версию, с какой она может согласиться, и в какую она действительно может поверить.

Исключительно важным элементом операции прикрытия является выбор канала вброса ложной версии преступления. Учитывая глубокое недоверие российской общественности к официальным информационным источникам, особенно из т.н. правоохранительных органов, ложная версия воспринимается гораздо эффективнее, если она вбрасывется через каналы, пользующиеся у общественности бОльшим доверием. Очевидные кандидаты на эту роль – близкие, родные, друзья, товарищи, знакомые жертвы преступления.

Попытки вбросить ложные версии совершенного преступления были предприняты не только через Яшина, но и через других близких Бориса Немцова, в частности, В.Прохорова и О.Шориной.

В.Прохоров:
Но вернемся в ночь убийства. Где-то в 3-4 часа мы с Ольгой Шориной (помощница Немцова в ПАРНАСе, — ред.) общались с начальником полиции Москвы Анатолием Якуниным. Какая версия убийства могла быть у нас тогда?... И вдруг, представьте, в разговоре со мной начальник полиции Москвы спрашивает: «А если это чеченцы?». Неожиданно. Но я, подумав, сказал: «Если чеченцы, то кадыровские». Он замолчал, окаменел. Очевидно, не ожидал такого.
https://www.ukrinform.ru/rubric-politycs/2058511-vadim-prohorov-advokat-semi-nemcovyh.html

О. Шорина:
...И когда следователи в первом допросе ночью спрашивали меня, могли бы это сделать какие-нибудь выходцы с Кавказа, единственное, что пришло в голову – только если сам Кадыров.
http://echo.msk.ru/programs/albac/1524804-echo/

Как видим, в отличие от И.Яшина В.Прохоров и О.Шорина не стали, по крайней мере, тогда же, 28 февраля 2015 г., поддерживать и распространять «рядовую чеченскую версию». Вместо этого они попытались, как минимум, переформатировать «рядовую чеченскую версию» в «кадыровскую чеченскую версию».

Тем не менее рассказы Прохорова и Шориной показательны, как минимум, еще в двух ипостасях.
Во-первых, обращает на себя внимание уже готовая (всего лишь через 3-4 часа после убийства Немцова) приверженность работавших с Прохоровым и Шохиной следователей и начальника московской полиции А.Якунина именно к «рядовой чеченской версии» и их «окаменение» от возникновения «кадыровской чеченской версии». Особенно при отсутствии у них в то время каких-либо фактов, улик, доказательств.

Таким образом, уже известных авторов/сторонников лживой версии убийства Немцова обнаруживается около десятка – от представителя МВД Е.Алексеевой до следователя СК РФ,  от председателя суда Ю.Житникова до начальника московской полиции А.Якунина, от «оперативника на мосту» до И.Яшина. За исключением Яшина все они – кадровые силовики. При этом следует задаться вопросом – мог ли быть соавтором такой «рядовой чеченской версии», например, Р.Кадыров?

А, во-вторых, и Прохоров и Шорина практически сразу же, через те же 3-4 часа после убийства, пусть с подсказкой, пусть и без особого желания, но все же выбирают для допрашивающих их оперативников (а также для себя и для оппозиционной общественности) главную (единственную) версию преступления – «кадыровскую чеченскую», отбрасывая при этом все остальные. При том же самом отсутствии у них для этого каких-либо фактов и доказательств.

Последующая двухгодичная эпопея со следствием, защитой, судом представляется одновременно и борьбой и симбиозом сторонников этих двух версий – «обычной чеченской» и «кадыровской чеченской», сторонников, включающих в себя, как известно, и такие организации, как ФСО и ФСБ. Любые другие версии и, собственно, самая главная и единственно реалистичная из них, не вынуждающая выбирать из двух спецслужб лучшую или худшую, – отвергаются и стороной власти (естественно), и стороной, призванной защищать интересы потерпевших и российского гражданского общества.

Как известно, операция прикрытия убийства Бориса Немцова с помощью различных «чеченских версий», изложенных общительными оперативниками, не закончилась 28 февраля 2015 г.

Не исключено, что те же или такие же оперативники помогали отважному Яшину посетить Чечню без ведома Кадырова для пущего раздражения последнего.
Видимо, те же оперативники помогали автору многочисленных докладов Яшину сочинять доклад «Кадыров. Угроза национальной безопасности». Разбор ФСБ-шного содержания этого доклада см. у А.Пионтковского в «Допросах Яшина».
Наверное, те же оперативники подсказали Яшину дать на заседании суда показания, что Немцов якобы «не опасался московских политиков, что всерьез Немцов опасался только одного человека, всерьез угрозы он ожидал от Рамзана Кадырова», тем самым полностью противореча не только тому, что неоднократно говорил об угрозах себе со стороны Путина Борис Немцов, но и то, о чем сам Яшин заявлял неоднократно, в том числе и ночью 28 февраля 2015 г. Но о возможной роли Путина Яшин предусмотрительно говорил не на суде, поэтому эти его слова не стали юридически оформленными показаниями.
А теперь, похоже, те же оперативники бережно прикрывают популярного автора ФБ, задолго до вынесения судебного вердикта столь бесстрашно разбрасывающегося по просторам родного интернета такими обвинениями, как «кадыровские убийцы».

*                         *                                *
Пока, увы, мы еще не знаем имен тех, кто на самом деле убил Бориса Немцова.
Но сегодня у нас есть серьезные основания полагать, кто заказал и организовал это преступление.
И мы уже точно знаем, кто осуществлял и продолжает энергично осуществлять операцию прикрытия этого убийства.

Оригинал
На поставленный в предыдущем постинге вопрос «Кто автор этой лживой версии?» лица, активно распространявшие ее 28 февраля 2015 года, пока не дали вразумительного ответа.

В то же время появилось несколько существенных деталей, характеризующих как саму эту версию, так и лиц, настаивавших на ней тогда и, кстати, придерживающихся ее даже сегодня. Тем не менее данный постинг посвящен не столько самой этой версии, сколько одному из самых известных каналов ее распространения — Илье Яшину — и времени, когда он оказался на месте убийства.

Как известно, многие граждане узнали о том, что Борис Немцов погиб в результате стрельбы из открытого окна остановившегося автомобиля, прежде всего именно от Яшина. Естественно, возник вопрос, откуда тот узнал об этой версии. Согласно пояснениям самого Яшина, эту информацию он получил от Анны Дурицкой:

Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра.
https://tvrain.ru/teleshow/sobchak_zhivem/ilja_jashin_ksenii_sobchak_druzja_predlagali_nemtsovu_nanjat_ohranu_no_on_otkazyvalsja_govorja_chto_esli_zahotjat_to_vse_ravno_ubjut-383131/

Казалось бы, все более или менее ясно: Яшин успел поговорить с Дурицкой до того, как ее увезли на допрос, когда она и сообщила Яшину, что случилось. Однако среди того, что в этой истории осталось неясным, есть несколько деталей. Например, непонятно, когда именно Яшин говорил с Дурицкой? Дело в том, что относительно времени их (состоявшегося ли?) разговора существуют две версии. Какие друг с другом не совпадают. И даже, строго говоря, противоречат друг другу. Особую пикантность обеим версиям доставляет то, что обе они имеют один и тот же источник — Илью Яшина.

Первая версия
Одна из этих версий в наиболее подробном виде изложена Яшиным на 22-м заседании Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:
Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту», и ей Аня позвонила. Я сначала приехал на Большой Каменный мост, потому что не понял. А потом на Большой Москворецкий...
...когда я приехал, там еще не было никого, кроме нескольких полицейских…
...Семененко интересуется, что говорила Дурицкая после убийства Немцова.
— Не помню точно, что она говорила. Она плакала, вроде говорила, что ей страшно. Ну, в общем, женская такая, извините, реакция…
Прокурор Семененко показывает Яшину фотографии гильз и трупа Немцова из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия. «Ко мне уже подбежала Дурицкая, гильзы я не рассматривал», — комментирует фотографии Яшин…
— Когда вы приехали и увидели Дурицкую, она подбежала к вам. Вы ее спрашивали, кто совершил преступление, кто стрелял, откуда, сколько людей было?
— У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили и задавать какие-то вопросы…>
https://zona.media/online/2016/30/11/nemtsov_22

Детализированный вариант временной реконструкции этой первой версии изложен ниже.

Согласно детализации номера телефона Анны Дурицкой за 27 февраля она позвонила по телефону 112 в 23.39.
В 23.50 Дурицкая позвонила помощнице Бориса Немцова Ирине Львовне. Разговор длился недолго — возможно, 2-3 минуты.
Примерно в 23.55 Ирина Львовна позвонила другой помощнице Немцова — Ольге Шориной. Очевидно, что этот разговор также длился недолго.
Около полуночи с 27 на 28 февраля О.Шорина позвонила И.Яшину.
Яшину, находившемуся, по его собственым словам, в ресторане Artefaq (ул. Б. Дмитровка, д. 32, стр. 1) потребовалось примерно 20 минут, чтобы доехать до места убийства (с учетом промежуточного заезда на Большой Каменный мост).
Можно предположить, что Яшин приехал на Большой Москворецкий мост примерно в 00.20-00.25.
В это время (в течение примерно минуты) он успел поговорить с Анной Дурицкой.
В 00.27 28 февраля Яшин послал свой твит с сообщением о гибели Немцова.

Вторая версия
Вторая версия событий также изложена Яшиным во время 22-го заседания Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:

Об убийстве ему сообщила помощница Немцова Ольга Шорина — она позвонила и сказала, что Бориса убили «на большом мосту».
— Сначала я не понял, о каком мосте идет речь, — говорил Яшин. — Поэтому приехал на Большой Каменный, и только потом на Большой Москворецкий, но это было быстро. Чуть раньше полуночи я был там. Увидел тело Бориса: он лежал на спине с открытыми глазами, неподалеку лежала гильза. Рядом были несколько сотрудников полиции и полицейская машина, из нее выбежала Дурицкая и повисла у меня на плечах в истерике. Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение.
https://openrussia.org/mobile/notes/702976/

Нетрудно видеть, что вторая версия практически полностью совпадает с первой. За одним небольшим исключением — Яшин почти точно указывает время своего прибытия на место убийства — чуть раньше полуночи.

Однако в этом случае временная реконструкция событий получается немного другой.
Если Яшин оказался на месте убийства Бориса Немцова чуть раньше полуночи, то есть, например, в 23.55, то это значит, что из ресторана Artefaq он должен был выехать, как минимум, за 20 минут до этого, то есть в 23.35. Следовательно, сообщение об убийстве Бориса Немцова он должен был получить не позже 23.32-23.34.

Но тогда возникают некоторые нестыковки, а также новые вопросы.
Во-первых, получается, что тогда, когда Шорина позвонила Яшину (примерно в полночь), Яшин, по его собственным словам, уже был на месте убийства (чуть ранее полуночи). Тогда сообщение Шориной об убийстве Немцова для Яшина не могло быть какой-либо новостью, потому что тот уже сам находился на месте преступления.

Во-вторых, если Яшин оказался на месте преступления еще до звонка Шориной, то, значит, об убийстве ему сообщила не Шорина, а кто-то другой. Кто же?

В-третьих, этот кто-то должен был сообщить Яшину об убийстве Немцова самое позднее в 23.32-23.34, т.е. тогда, когда было совершенно первое нападение на Немцова, в самом крайнем случае — в то самое время, когда к упавшему Немцову приблизился второй «чистильщик», произведший контрольные выстрелы. Поскольку первый звонок, какой смогла сделать Дурицкая, был звонком в службу 112 (в 23.39), то совершенно ясно, что она никак не могла звонить Яшину в 23.32-23.34. Тогда получается, что Яшину сообщили об убийстве Немцова не только одному из первых, и даже не просто самому первому, а тогда, когда само убийство еще не было завершено. И кто бы мог быть таким информатором? И почему Яшина так срочно информировали об убийстве Немцова?

Конечно, можно предположить, что, сообщая о времени, когда он оказался на месте убийства (чуть раньше полуночи), Яшин мог ошибиться, забыть, перепутать, что на самом деле он появился на мосту не в 23.55 27 февраля, а, например, на полчаса позже, в 00.25 28 февраля.

Но тогда возникают следующие проблемы.
Во-первых, время прибытия на место преступления названо Яшиным в ходе судебного заседания, то есть под присягой. Следовательно, если он ошибся, забыл, перепутал, то, получается, что он лжесвидетельствовал на суде.

Во-вторых, если Яшин оказался на месте убийства на самом деле не в 23.55, а в 00.25, то он физически не мог встретиться с Дурицкой и разговаривать с ней в течение даже одной минуты. Дело в том, что Дурицкую увезли с места преступления примерно в 23.50-23.55, так как через десять минут после ее звонка по номеру 112 (в 23.39) приехала полиция, практически сразу же ее посадили в полицейскую машину, которая ее тут же увезла:

— Что произошло, когда приехала полиция, и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.
https://tvrain.ru/teleshow/here_and_now/_mne_ne_objasnjajut_pochemu_menja_do_sih_por_derzhat_v_rossii_anna_duritskaja_ob_ubijstve_borisa_nemtsova_i_rabote_sledstvija_ekskljuziv_dozhdja-383219/

В-третьих, по словам Яшина, Дурицкая «выбежала из полицейской машины»:
Рядом были несколько сотрудников полиции и полицейская машина, из нее выбежала Дурицкая и повисла у меня на плечах в истерике. Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение.
https://openrussia.org/mobile/notes/702976/

Однако, по словам Дурицкой, из полицейской машины она не выходила:
И.Воробьева―И, соответственно, потом приехала полиция, но  она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая Достаточно быстро.
И.Воробьева ―Скорая помощь прибыла тоже на  место, я  правильно понимаю?
А.Дурицкая Я  не помню, я  потом села в  автомобиль полиции и  ничего после этого не  видела и  не помню.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1503470-echo/
Я поняла, что он мертв. Через какое-то время приехали полицейские, я села в их машину, и больше не выходила оттуда.
http://www.spb.kp.ru/daily/26546/3562786/

Наконец, если Яшин ошибся со временем своего появления на месте убийства, забыл, перепутал его и оказался там не в 23.55, а в 00.25, то тогда получается, что с Дурицкой он не говорил, а Дурицкая не рассказывала и в принципе не могла рассказывать ему какой-либо версии нападения на Немцова. Тогда ему рассказал эту версию кто-то другой. Кто?

В результате из показаний Яшина получаются две разные версии времени его появления на месте убийства Бориса Немцова.

Либо Яшин:
1) получил звонок об убийстве Немцова от Шориной около 00.00 в ночь с 27 на 28 февраля,
2) приехал на место преступления примерно в 00.25 28 февраля,
3) с А.Дурицкой на месте не виделся и не общался.

Но тогда рассказы Яшина о его встрече с Дурицкой и о стрельбе из открытого окна остановившегося автомобиля являются выдумками. Спрашивается:
— А кто же автор этих лживых историй?
— И зачем Яшину потребовалось их распространять?

Либо же Яшин:
1) получил звонок об убийстве Немцова в 23.32-23.34 27 февраля,
2) приехал (пришел, оказался) на место преступления «чуть ранее полуночи», примерно в 23.55,
3) успел пообщаться (в течение минуты) с Дурицкой.

Но тогда возникают вопросы:
— Кто позвонил Яшину и сообщил ему об убийстве Немоцова?
— Почему Яшина проинформировали об убийстве Немцова одним из первых, самым первым, когда убийство еще не было завершено, а смерть Бориса Немцова не была подтверждена?
— Почему Яшин стал распространять такую версию об убийстве Немцова, какую ему Дурицкая не рассказывала, и какая не соответствует действительности?

П.С.
В комментах к предыдущему постингу и в обсуждении его на других ресурсах меня спрашивают — а зачем «копаться» в показаниях Яшина?
Отвечаю — по меньшей мере по трем причинам:
— Прежде всего потому, что нам надо разобраться в том, кто и как совершил убийство Б.Немцова.
— Во-вторых, потому, что нам надо понять, насколько можно доверять показаниям главного свидетеля преступления — А.Дурицкой.
— В-третьих, потому что тем, кто воспринимает И.Яшина в качестве «одного из лидеров оппозиции», надо понять, в какой из этих двух версий он ошибся, забыл, перепутал.

Оригинал
Сегодня — вторая годовщина убийства Бориса Немцова.

Наши мысленные взоры вновь и вновь устремляются в ту февральскую ночь 2015 года, и мы в очередной раз пытаемся понять, что и как тогда произошло. В этом деле мы особенно расчитываем на помощь тех, кто может пролить свет на обстоятельства убийства, кто был там тогда, кто оказался там вскоре, кто участвует в ныне идущем судебном процессе в качестве свидетеля. Особенно, если этот кто-то еще и был близким соратником погибшего. Как, например, Илья Яшин.

Судя по тому, что он рассказывал ночью и днем 28 февраля 2015 г., Яшин оказался на месте убийства одним из первых. Если считать из круга коллег, друзей, товарищей, близких Б.Немцова (не считая А.Дурицкую), то самым первым:

Собчак: Мы поговорим еще сегодня о версиях, но я вначале хотела задать тебе вопрос. Ты — один из немногих людей, кто после вчерашней ночи и долгого допроса говорил с девушкой, которая в ту ночь оказалась с Борисом на мосту, с Анной. Расскажи, в каком она состоянии?
Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра.>
https://tvrain.ru/teleshow/sobchak_zhivem/ilja_jashin_ksenii_sobchak_druzja_predlagali_nemtsovu_nanjat_ohranu_no_on_otkazyvalsja_govorja_chto_esli_zahotjat_to_vse_ravno_ubjut-383131/

А.Плющев― ...по поводу гибели Бориса Немцова. Как ты узнал об этом? И что тебе известно вообще о случившемся?
И.Яшин― Мне позвонила подруга, которая с ним была. И, собственно, сообщила. Я был недалеко в центре Москвы, подъехал к Большому Москворецкому мосту, где, к сожалению, увидел труп моего товарища, Бориса Немцова.>
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1501830-echo/

Поскольку И.Яшину позвонила сама А.Дурицкая, поскольку он оказался на месте преступления первым из коллег, соратников, товарищей погибшего, поскольку именно ему удалось переговорить с А.Дурицкой сразу же на месте преступления, еще до того, как полиция увезла ее на допрос, и поскольку именно ему «она сообщила о том, что случилось», то особенно ценен рассказ Яшина об обстоятельствах этого убийства. Вот, что говорил он ночью и днем 28 февраля 2015 года:
Илья Яшин: «Убийство Бориса Немцова носит политический характер» (с 13-й сек.)


Эхо Москвы, 28 февраля 2015 г., 01:53:
А.Плющев― То есть Борис Немцов шел в сопровождении девушки, когда на него напали?
И.Яшин― Да, он был с подругой на Большом Москворецком мосту буквально в 100 метрах от кремлевских стен. Остановилась машина на мосту, из нее было произведено несколько выстрелов, как минимум 4, которые, к сожалению, стали смертельными.
А.Плющев― Девушка при этом не пострадала?
И.Яшин― Нет, девушку я видел. Мы успели перекинуться с ней парой фраз перед тем, как ее увезли на допрос. Она физически в порядке.>

Дождь, 28 февраля 2015 г.:
Собчак: А что она тебе сказала?
Яшин: Она не сказала ничего нового. Она мне сказала все то, что мы знаем. Я ее не допытывал, я пытался ее утешить, потому что она была в жутком состоянии. Конечно, ей очень сильно повезло, потому что те 7 выстрелов, которые были произведены в Бориса, вы знаете, что только 4 выстрела попали в него, 3 пули пролетели мимо…
Собчак: Но ты склоняешься на сегодняшний момент из того объема информации, который есть у тебя, ты склоняешься к какой версии?
Яшин: ...Борис был убит четырьмя пулями: одна пуля пробила ему голову, вторая попала в сердце, третья пуля прошла в печень, четвертая пуля прошла в желудок. Судя по всему, это работа очень профессионального убийцы. Он не выходил из машины.
Представьте: человек идет рядом с девушкой, машина останавливается, открывается окно и из пистолета «Макарова» производится несколько выстрелов, 4 выстрела попадают точно, ему даже не пришлось делать контрольный выстрел, подходить добивать. Он с расстояния попал в голову. При этом девушку не задели. Судя по всему, человек очень профессионально стреляет.>

Таким образом, картина убийства Яшиным была воспроизведена совершенно определенно:
1. Около идущих Немцова и Дурицкой останавливается автомобиль.
2. В автомобиле открывается окно.
3. Из этого окна из пистолета «Макарова» производится от 4 до 7 выстрелов, 4 пули попадают в Немцова, одна из них попадает ему в голову.
4. Автомобиль уезжает.

Поскольку Яшин сообщил, что ему звонила Дурицкая, поскольку он успел поговорить с ней до того, как ее увезли на допрос, поскольку в его рассказе она постоянно появляется, поскольку Яшин говорит, что это «она сообщила о том, что случилось», то понятно, что описание убийства, представленное Яшиным, — это передача им слов самой Дурицкой.

Однако полтора года спустя, 30 ноября 2016 года, на 22-м заседании Московского окружного военного суда по делу об убийстве Б.Немцова показания И.Яшина об обстоятельствах преступления оказались другими:

13:15
Семененко интересуется, что говорила Дурицкая после убийства Немцова.
— Не помню точно, что она говорила. Она плакала, вроде говорила, что ей страшно. Ну, в общем, женская такая, извините, реакция…
...
Адвокат Каверзин спрашивает…:
— Когда вы приехали и увидели Дурицкую, она подбежала к вам. Вы ее спрашивали, кто совершил преступление, кто стрелял, откуда, сколько людей было?
— У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы…
Между Каверзиным и судьей завязалась перепалка, поскольку Житников попросил не задавать повторные вопросы.
...
13:51
Теперь вопрос задает адвокат Садаханов:
— Вам известно, при каких обстоятельствах был убит Немцов. Не касаясь материалов дела, СМИ. Непосредственно у вас была информация?
— Я все на следствии сказал. Что вас конкретно интересует?
— Известно ли вам, каким способом, при каких обстоятельствах?
— Я сказал на следствии. Другой информации у меня нет.>
https://zona.media/online/2016/30/11/nemtsov_22

Пока общественности неизвестно, что именно Яшин сказал на следствии, но в зале суда он заявил, что не знает никаких особенных обстоятельств и подробностей убийства. То есть 28 февраля 2015 года он их знал и воспроизвел их, как минимум, трижды публично. А 22 ноября 2016 года он уже ничего о них не знал и не помнил.

Более того, если 28 февраля 2015 г. Яшин постоянно подчеркивал, что успел переговорить с Дурицкой, и ему «она сообщила, что произошло», то 22 ноября 2016 г. он уже «ничего не помнил», а у Дурицкой «была такая женская реакция».

Понятно, что ключевое событие, заставившие Яшина радикально изменить свои показания, произошло вечером 28 февраля 2015 г. Именно тогда появилась видеозапись ТВЦ, на которой, пусть и с невысоким качеством, пусть на расстоянии, пусть прикрытое уборочной машиной, все же оказалось запечатленным убийство Немцова. После появления этой пленки стало ясно, что описание, предложенное миру Яшиным, как минимум, трижды, затем широко растиражированное СМИ, не имеет ничего общего с действительностью. Иными словами, если бы не появилась эта видеозапись, то, возможно, до сегодняшнего дня отрабатывалась бы (а в суде доказывалась бы) версия об убийстве Немцова в результате стрельбы из окна остановившегося автомобиля.

Спрашивается, а почему же ночью и днем 28 февраля 2015 г. Яшин столь уверенно и столь определенно рассказывал версию, которая была заведомо ложной? Может быть, потому что ее ему рассказала Дурицкая? Но Дурицкая, судя по всему, эту историю ему не рассказывала.

Во-первых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, тогда, когда он приехал на мост, Дурицкая ему ничего содержательного не сказала, а он сам ее ни о чем не спрашивал: «У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы...»

Во-вторых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, на самом деле Дурицкая ему не звонила, ему звонила Ольга Шорина:
«— А на месте убийства были?
— Да, я его видел уже убитым. Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту», и ей Аня позвонила».

То есть это означает, что, рассказывая общественности 28 февраля 2015 г. о звонке Дурицкой ему, Яшину, сам Яшин отдавал отчет, что тем самым вводит общественность, мягко говоря, в заблуждение. Кроме того, похоже, что отношения между Дурицкой и Яшиным были, возможно, не столь доверительными, как об этом могло сложиться впечатление из рассказов Яшина о якобы ее звонке ему и об обстоятельствах убийства, якобы полученных им от Дурицкой.

В-третьих, и самой встречи Дурицкой с Яшиным в ночь убийства, возможно, вообще не было.
По крайней мере, сама Дурицкая ни разу о такой встрече не говорила.

Кроме того, реконструкция последовательности событий той ночи делает физическую возможность такой встречи крайне маловероятной.
Дурицкая позвонила помощнице Немцова в 23.50 27 февраля.
Помощница Немцова позвонила О.Шориной приблизительно в 23.55.
Шорина позвонила Яшину около полуночи.
Яшину потребовалось примерно 20 минут, чтобы доехать до места убийства.
В 00.27 28 февраля он послал свой твит с сообщением о гибели Немцова, находясь уже на мосту:
«Немцова застрелили. Он мертв».
Учитывая все эти факты, Яшин, очевидно, приехал на место убийства Бориса Немцова не ранее чем в 00.20, скорее всего, около 00.25 28 февраля.

В момент приезда Яшина на место гибели Немцова Дурицкая в течение уже не менее получаса находилась в полном окружении полицейских и ни с кем кроме них ни в какие разговоры уже не вступала. По ее словам, полиция приехала на место убийства «достаточно быстро», «через десять минут» после ее звонка по номеру 112 (звонок был сделан в 23.40), то есть примерно в 23.50 27 февраля. Полиция сразу же посадила Дурицкую в полицейский автомобиль и затем увезла ее для допроса, который без перерыва продолжался до 5 часов утра:

— Что произошло, когда приехала полиция, и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.
— Вас сразу же увезли? Куда вас увезли и долго ли вас допрашивали?
— Меня допрашивали до утра.>
https://tvrain.ru/teleshow/here_and_now/_mne_ne_objasnjajut_pochemu_menja_do_sih_por_derzhat_v_rossii_anna_duritskaja_ob_ubijstve_borisa_nemtsova_i_rabote_sledstvija_ekskljuziv_dozhdja-383219/

И.ВоробьеваИ, соответственно, потом приехала полиция, но она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая Достаточно быстро.
И.ВоробьеваСкорая помощь прибыла тоже на место, я правильно понимаю?
А.Дурицкая Я не помню, я потом села в автомобиль полиции и ничего после этого не видела и 
не помню.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1503470-echo/

Наконец, и это самое главное, судя по рассказам Дурицкой, описание убийства, распространенное Яшиным, не соответствовало тому, что видела она сама, и потому оно в принципе не могло исходить от нее.

Телеканал «Дождь», 2 марта 2015 г.:
— Откуда появился убийца?
— Я не знаю. Я не видела, потому что это происходило за моей спиной.
— За вашей спиной, то есть киллер был сзади? Он не вышел с лестницы?
— Я не знаю, откуда он вышел, но он был за спиной, сзади.
— А что произошло — вы обернулись, увидели человека в маске или без маски?
— Я не увидела человека. Обернувшись, я только увидела автомобиль светлого цвета, но я не увидела ни марку, ни номеров автомобиля, который уезжал.
— Вы увидели, как убийца садится в машину?
— Нет, я не видела этого.
— То есть просто стартующий резко автомобиль?
— Да.
— Анна, а какие-то звуки, крики, какие-то слова, может быть угрозы в ваш адрес, что-то еще было?
— Ничего не было.
— А какая марка машины была?
— Я не знаю, какая марка машины была.>

Эхо Москвы, 2 марта 2015 г.:
И.Воробьева Если я правильно поняла, Анна, вы не видели этого человека?
А.Дурицкая Нет.
И.Воробьева То есть он был у вас где-то за спиной?
А.Дурицкая Да.
И.Воробьева Анна, скажите, пожалуйста, что вы увидели, что вы смогли увидеть там?
А.Дурицкая Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет — я точно сказать ничего не могу. >

Таким образом, объяснения Дурицкой прямо противоречат рассказам Яшина.
Во-первых, выясняется, что Дурицкая не звонила Яшину и не сообщала ему о гибели Немцова.
Во-вторых, она ничего содержательного об убийстве Яшину не сообщала.
В-третьих, на месте убийства она с Яшиным, возможно, вообще не виделась.
Наконец, она не могла рассказать Яшину про стрельбу из открытого окна остановившейся машины, поскольку не видела ни того, кто стрелял, ни того, откуда стреляли.
Значит, источником рассказов Яшина об остановившейся машине, из окна которой стреляли в Бориса Немцова, была не Дурицкая, а кто-то другой? Кто?

Но, может быть, Дурицкая со временем изменила свои показания? Может быть, вначале, то есть 28 февраля, она действительно говорила про выстрелы из окна остановившегося автомобиля, а затем, после появления записи ТВЦ, сказала, что ничего не видела?

Вот материалы допроса А.Дурицкой днем 28 февраля (проведенного еще до появления видеозаписи ТВЦ), обнародованные на заседании Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:

Пройдя около моста, я услышала некие хлопки, подумала, что это какие-то петарды под ногами, начала смотреть под ноги, увидела, что он падает. После 5-6 выстрелов увидела автомобиль светло-серого цвета, который уехал неизвестно куда.
Следующая запись 17:32 — участники следственных действий едут на машине по маршруту, которым шли Немцов и Дурицкая: мимо храма Василия Блаженного, затем заезжая на Большой Москворецкий мост. На записи видна толпа людей, растянувшаяся по тротуару. Машина замедляет ход, приближаясь к месту убийства. «Дальше, — говорит Дурицкая. — Вот, где цветы». Автомобиль останавливается. Дурицкая смотрит на мост, пока следователь описывает для протокола место, где они остановились.
— Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?
— Я не знаю, я не видела машину.
— Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров.
— Я не помню, — отвечает Дурицкая, добавляя, что шла ближе к проезжей части.>

То есть днем 28 февраля участникам следственных действий — следователям и адвокату — Дурицкая говорила в принципе то же самое, что и 2 марта в эфирах «Дождя» и «Эха Москвы», — что она не видела машины даже в тот момент, когда та отъезжала.

Правда, двумя днями спустя, 2 марта, в эфире «Дождя» в присутствии невидимых зрителям людей она вынуждена была немного подкорректировать свои слова, «вспомнив цвет машины»: «увидела автомобиль светлого цвета».

Правда, полчаса спустя, в эфире «Эха Москвы», по дороге, по ее словам, на допрос, она вновь вернулась к своим первоначальным показаниям: « Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет — я точно сказать ничего не могу «.

Как бы то ни было, но «стрельбы 4-7 выстрелами из открытого окна остановившегося автомобиля», про которую рассказывал Яшин, приехавший на место преступления примерно через 50 минут после нападения на Немцова, Дурицкая, бывшая с Немцовым в момент атаки, не видела.

Тогда один из следователей, проводивших с ней следственные действия 28 февраля, делает ей «незаметную подсказку» про «необходимую машину»:
«Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?»
Однако Анна Дурицкая твердо отвечает ему:
«Я не знаю, я не видела машину».

Тогда на помощь «злому следователю» приходит «добрый адвокат» Прохоров и «поясняет»:
«Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров».
Несмотря на двойное давление — и со стороны следователя, а теперь еще и со стороны адвоката погибшего — девушка не поддается:
«Я не помню, — отвечает Дурицкая».
И добавляет, что «шла ближе к проезжей части», тем самым своими показаниями затрудняя утверждение Яшина и следователя, будто бы стрельба велась из окна автомобиля, находившегося на проезжей части моста.

Обратим внимание на то, что свидетель убийства Дурицкая настойчиво говорит о том, что не видела машины, а ее собственное положение в момент атаки в большой степени закрывало линию обстрела со стороны проезжей части. В то же время отсутствовавшие на месте преступления Яшин и следователь утверждают, что такая машина была, и что именно из нее раздались выстрелы. Адвокат Прохоров, похоже, помогает им в этом.

Следует заметить, что версию об остановившейся машине, из окна которой велся огонь, до вечера 28 февраля 2015 г. поддерживали не только они. Активное участие в ее распространении приняла Елена Алексеева, официальный представитель МВД РФ (2’15″ — 2’25″ видеозаписи):
«Внезапно подъехавший автомобиль. Из него было произведено несколько выстрелов. В результате четыре из них попали в спину..


Как видим, вопреки показаниям свидетеля А.Дурицкой, данным ею сразу же после убийства и затем несколько раз ею повторенным, как минимум, трое (а с учетом адвоката Прохорова четверо) граждан — соратник погибшего И.Яшин, официальный представитель МВД Е.Алексеева, неназванный следователь Следственного комитета, а также, похоже, адвокат убитого В.Прохоров — с полуночи до вечера 28 февраля придерживались другой версии преступления, согласно которой убийство Бориса Немцова произошло в результате выстрелов из открытого окна автомобиля, остановившегося рядом с шедшими Немцовым и Дурицкой. Первые двое из указанных четырех граждан сообщили эту версию общественности и СМИ, а третий и четвертый попытались заставить Дурицкую дать показания в подтверждение этой версии.

Вечером 28 февраля (т.е. в момент появления видеозаписи ТВЦ в открытом доступе), мир узнал, что версия убийства, распространенная Яшиным и Алексеевой и поддержанная неназванным следователем Следственного комитета и адвокатом Прохоровым, с самого начала была ложной.

Меня не очень интересует, каким словам И.Яшина рекомендуется верить — его первоначальным заявлениям 28 февраля 2015 г. или же его показаниям на судебном заседании 30 ноября 2016 г.
Меня не очень интересует, почему ночью 28 февраля 2015 г. официальный представитель МВД Е.Алексеева сделала ложное заявление об обстоятельствах убийства, слово в слово совпавшее с заявлениями Яшина, прозвучавшее за полчаса до этого.
Меня не очень интересует, почему следователь Следственного комитета пытался заставить А.Дурицкую дать ложные показания об обстоятельствах убийства Немцова.
Меня даже не очень интересует, почему адвокат погибшего Б.Немцова В.Прохоров помогал следователю Следственного комитета оказывать психологическое давление на А.Дурицкую с целью получения от нее желаемых для следствия показаний.
И меня даже не очень интересует, почему у таких четырех, на первый взгляд, разных людей оказались столь совпадающие позиции.

По большому счету меня интересует лишь одно — кто главный автор этой лживой версии, поддержанной этими четырьмя гражданами и запущенной городу и миру менее чем через час с момента убийства Бориса Немцова? То есть тогда, когда следствие по большому счету даже еще не приступило к своей работе? То есть тогда, когда в принципе еще нельзя было знать всех обстоятельств того, как на самом деле произошло убийство, но кому-то уже точно было известно, в какую сторону надо было направлять ход следствия и внимание общественности?

Когда будет названо имя главного автора этой лживой версии, прояснятся ключевые детали ответа на интересующий наше общество вопрос — кто именно убил Бориса Немцова.

Оригинал
В обсуждении несколько комментаторов обратили внимание на то, что несвободные политические режимы, несмотря на их одинаковый статус («несвободный» в терминологии Фридом Хауса) и одинаковое у них значение уровня политических прав (7 по индексу ФХ), все же имеют некоторые различия.

Для того, чтобы получить более полную картину сходства и различий таких режимов, в таблицу «Рейтинг несвободных политических режимов в 2016 г.» включены все страны и непризнанные территории, политический режим которых отвечает, как минимум, одному из следующих трех критериев:
— страны и территории, политический режим которых характеризуется Фридом Хаусом как «несвободный»;
— страны и территории, уровень политических прав в которых равен 7 по данным ФХ;
— страны и территории, суммарный рейтинг по компонентам политических прав и гражданских свобод в которых по данным ФХ равен 35 и ниже.

Таблица дает некоторое представление об оттенках автократического правления в 60 странах мира и предоставляет детализированную картину того места, какое среди этих несвободных стран занимает нынешняя Россия.

Рейтинг несвободных политических режимов в 2016 г.




Пояснения:
NF — несвободный политический режим
PF — частично свободный политический режим
Источник: Фридом Хаус.

Данные таблицы показывают, что российский политический режим по состоянию на 2016 г. является более несвободным, чем многие режимы, традиционно воспринимаемые в качестве мировых символов несвободы и авторитаризма, как, например, режимы Уганды, Габона, Мьянмы, Зимбабве, Мавритании, Венесуэлы, Ирака, Египта, Омана, Афганистана, Анголы, Руанды.

Что касается объема только политических прав (без гражданских свобод), то у российских граждан их меньше, в частности, чем у жителей таких стран и непризнанных территорий, как Джибути, ОАЭ, Иран, Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье.

Самой важной характеристикой, являющейся общей для тех 35 стран мира, уровень политических прав в которых равен 7, заключается в том, что смена власти и тем более политического режима в них не происходит в результате т.н. «выборов» — президентских или парламентских.

Поэтому участие в такого рода «выборных представлениях» сторонников настоящей оппозиции способствует только дальнейшему укреплению таких режимов. Граждане, искренне желающие сменить такую авторитарную власть и заменить такого рода несвободный политический режим, обязаны отдавать себе отчет в том, что смена власти и политических режимов в таких странах если и происходит, то не в результате т.н. «выборов».

Оригинал

Наконец-то взят новый рубеж политической деградации!

Последний (опубликован в январе 2017 г.) доклад Фридом Хауза о состоянии гражданских свобод и политических прав в современном мире сообщает, что Кремлю наконец-то удалось добиться того, что никак не получалось сделать в предыдущие два десятилетия – уровень политических прав в России опустился до 7 – самого низкого значения на шкале соответствующих измерений.

У этого безусловно выдающегося политического рекорда российской власти есть несколько важных характеристик, заслуживающих упоминания.

Во-первых, оценка политического режима на уровне 7 является не совсем обычной даже для времен СССР. Например, из 12 лет, для которых Фридом Хауз давал оценки уровня политических прав для второй половины периода власти Л.Брежнева (1972-1982 гг.), в 9 случаях их оценки были равны 6. То есть путинский политический режим уже опередил по своей жесткости бОльшую часть даже брежневского правления.

Во-вторых, Кремль доказал, что термин «зимбабвийская болезнь», регулярно использовавшийся, в частности, автором этих строк 10-15 лет тому назад для образного описания примера, которому, кажется, следовала политическая деградация в России, со временем оказался не совсем точным (см. график вверху). В отличие от нашей страны уровень политических прав в Зимбабве растет последние 8 лет и сейчас достиг невероятного для нынешней России значения – 5. Иными словами, для описания долговременного тренда политической деградации в более свободных, чем нынешняя Россия, странах (например, в Зимбабве, Венесуэле) теперь следует пользоваться более корректным термином – «российская болезнь».

В-третьих, достигнув по уровню политических прав значения 7, нынешний российский режим, в свое время пренебрежительно отвергший участие в «Группе 8», вошел в члены замечательной компании из 36 подобных же режимов с аналогичными параметрами, какие несомненно заслуживают поименного наименования:
на территории бывшего СССР (10) – Беларусь, Россия, Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Южная Осетия, Крым;
в Восточной Азии (5) – Китай, Тибет, Вьетнам, Лаос, Северная Корея;
на Ближнем Востоке и в Северной Африке (11) – Сирия, Западный берег р. Иордан, сектор Газа, Саудовская Аравия, Бахрейн, Йемен, Сомали, Судан, Южный Судан, Ливия, Западная Сахара;
в Латинской Америке (1) – Куба;
в Африке южнее Сахары (9) – Эритрея, Эфиопия, Чад, Центрально-Африканская Республика,  Экваториальная Гвинея, Конго (Браззавиль), Конго (Киншаса), Бурунди, Свазиленд.

В-четвертых, эту группу составляют, как правило, относительно небогатые страны – среди ее членов (за исключением нефтеэкспортеров Бахрейна, Саудовской Аравии, Экваториальной Гвинеи) нет ни одной страны с ВВП на душу населения по ППС валют с показателем, составляющим хотя бы половину от уровня душевых доходов в США и большинстве западных стран. Политическая диктатура создает непреодолимые препятствия для экономического роста и высокого уровня благосостояния граждан.

В-пятых, эту группу составляют, как правило, не слишком развитые страны – среди ее членов нет ни одной страны, находящейся в Европе за пределами бывшего СССР, в Северной и Латинской Америке (за исключением Кубы), в Австралии, Океании. В странах, сумевших войти в состав т.н. «первого мира», нет ни одной политической диктатуры.

Наконец, особенностью нового места нынешнего кремлевского режима является то, что падать ему – с качественной точки зрения, – строго говоря, дальше некуда, по крайней мере, в рамках шкалы, применяемой Фридом Хаузом для оценки уровня политических прав в странах современного мира. Что бы теперь режим ни сделал, но ниже оценки 7 он опуститься уже не сможет, – это самая последняя качественная ступень на лестнице, приведшей его вниз, на самое дно. Конечно, и специалисты и любители могут все же попытаться разбираться в оттенках черного – какой режим является более отвратительным – московский, южноосетинский, крымский, туркменский, сирийский, северо-корейский или экваториально-гвинейский. Но с качественной точки зрения они авторитарно однородны.

Какие практические выводы можно сделать из этого выдающегося достижения?

Во-первых, совершенно очевидно, насколько, как минимум, нелепыми на фоне установленного нового политического рекорда выглядят неустанные попытки популярного политолога Е.Шульман именовать нынешний российский режим гибридным.

Во-вторых, совершенно очевидно, насколько в условиях такого политического режима бесчестными являются попытки т.н. «оппозиционеров» вроде А.Навального, М.Ходорковского, их сторонников убеждать уважающих себя граждан принимать участие в проводимых этим режимом представлениях под названием «выборы».

В-третьих, совершенно очевидно, насколько в рамках такого политического режима бесконечно циничной является подготовка «экспертами» вроде А.Кудрина предвыборной программы В.Путину «по проведению реформ судебной системы, правоохранительных органов», других подобных «институциональных реформ».

Наконец, есть еще один и, пожалуй, самый важный вывод.

Состав замечательной компании, заслуженным и полноправным участником которой теперь стал и кремлевский режим, показывает, насколько в историческом, культурном, конфессиональном, образовательном и многих других отношениях даже сегодняшняя Россия (наряду с соседней Беларусью) радикально отличается от подавляющего большинства членов этой группы. Кричащее противоречие между фундаментальными характеристиками сравнительно развитого российского общества и господствующего над ним архаического политического режима неизбежно будет разрешено восстановлением необходимого соответствия.

Однако разрешение этого противоречия может быть двояким.
Либо архаический политический режим будет заменен на другой, соответствующий параметрам относительно развитого общества.
Либо же сами фундаментальные основы российского общества будут изменены в соответствии с требованиями архаического политического режима. И тогда наше общество неизбежно станет подобным другим несчастным, оказавшимся вместе с нами в мировом «авторитарном заповеднике» на политическом дне планеты.

Оригинал
Неполный месяц, прошедший со дня инаугурации Д.Трампа, полностью похоронил какие-либо надежды кремлевской администрации на «особые» отношения между «двумя крутыми парнями», на новую «перезагрузку», на снятие санкций, на признание новой администрацией (хотя бы де-факто) аннексии Крыма. Событий, приведших к этому выводу, случилось уже столько, что они уже не позволяют никакой иной интерпретации, кроме той, что мы находимся в начале нового периода конфронтации с США, который, судя по всему, будет более жестким, чем во времена администрации Обамы, и чем тот, какой скорее всего был бы в случае избрания президентом США Х.Клинтон. Грубейшая ошибка Кремля и прежде всего В.Путина, своими действиями всячески поддерживавших и, возможно, обеспечивших избрание Д.Трампа, который, не исключено, в конце концов может оказаться одним из могильщиков нынешнего российского режима, со временем войдет в учебники истории наиболее грандиозных провальных спецопераций.

Важнейшие события в этом ряду:
1. Демонстративное молчание Трампа на развязные комментарии Путина о наличии компромата на Трампа, сделанные на пресс-конференции 17 января.
2. Отказ Трампа говорить по телефону с Путиным в течение 8 дней после инаугурации несмотря на бесконечные дипломатические и беспрецедентные публичные запросы, осуществлявшиеся Д.Песковым.
3. Отказ Трампа от немедленной/скорой/близкой (самое позднее – в феврале) столь желаемой встречи с Путиным. Ныне на уровне слухов обсуждается возможность проведения встречи через 6 месяцев, но, учитывая нынешнюю динамику двусторонних отношений, не исключено, что такая встреча и летом может не состояться.
4. Отказ от продления договора по ограничению стратегических вооружений, о котором Трамп сообщил Путину во время телефонного разговора 28 января, что стало для собеседника своего рода ударом ниже пояса.
5.На фоне единственного и явно не очень плодотворного разговора с Путиным Трамп уже дважды говорил с президентом Украины П.Порошенко. Более того, сообщение пресс-службы Белого Дома о разговоре с Порошенко от 4 февраля информирует о возможной встрече Трампа с Порошенко в «ближайшее время». В аналогичном сообщении о разговоре с Путиным никакого упоминания ни о времени, ни и о самой возможности встречи с ним ничего не говорится. наче, чем унизительным для Путина, такое положение назвать трудно.
6. Заявление 2 февраля представителя США в Совете Безопасности ООН Никки Хейли о том, что санкции не будут сняты с России до тех пор, пока она не вернет Крым Украине.
7. Публичное де-факто согласие Трампа с мнением журналиста О’Рейли о том, что Путин – «убийца», и авторское уточнение, что таких «обычных убийц» «много вокруг».
8. Отставка 13 февраля прокремлевского помощника президента США по национальной безопасности М.Флинна.
9. Целый ряд заявлений пресс-секретаря США Ш.Спайсера на пресс-конференции 14 февраля (см. ниже), суть которых сводится к тому, что Трамп требует возвращения Крыма Украине.
10. Сегодняшний (15 февраля) твит Трампа, прямо утверждающий, что Крым был ЗАХВАЧЕН Россией.

Выдержки из пресс-конференции Ш.Спайсера 14 февраля:
MR. SPICER: ...the President has been incredibly tough on Russia. He continues to raise the issue of Crimea, which the previous administration had allowed to be seized by Russia. His Ambassador to the United Nations, Nikki Haley, stood before the U.N. Security Council on her first day and strongly denounced the Russian occupation of Crimea. As Ambassador Haley said at the time, the «dire situation in Eastern Ukraine is one that demands clear and strong condemnation of Russian actions.»
President Trump has made it very clear that he expects the Russian government to deescalate violence in the Ukraine and return Crimea.  At the same time, he fully expects to and wants to be able to get along with Russia, unlike previous administrations, so that we can solve many problems together facing the world, such as the threat of ISIS and terrorism.

...
Q   Secretary Mnuchin, since sanctions are directly relevant, obviously, to the Treasury Department, which is an agency that you now oversee, can you talk a little bit about plans to sanction Russia and if you'll keep Obama-era sanctions against Russia?
SECRETARY MNUCHIN: Our current sanctions programs are in place, and I would say sanctions are an important tool that we will continue to look at for various different countries. But it's a very important program within the Treasury Department.
Q   And for Russia specifically?
SECRETARY MNUCHIN: The existing policies are in place.
...
Q   Okay. So my question is about sanctions. You were very specific in talking about the sanctions against Crimea and that he doesn’t want to lift them until Crimea is returned. But the sanctions that Flynn was discussing were the sanctions for the election hacking.
MR. SPICER: Right.
Q   That's something the President could remove on his own if he wanted to. Is he committed to keeping those?
MR. SPICER: I think Secretary Mnuchin commented on that. There's no change in our current sanctions strategy with Russia, and I've got nothing for you on that.
...
Q   Yeah, just a quick question. You said earlier in your comments that the President has been incredibly tough on Russia. How is that possible? He has made comment after comment over the course of the campaign, the transition, where he defended Vladimir Putin. He had an interview with Bill O’Reilly where he, when he was asked if Vladimir Putin is a killer, he said, well, America hasn’t been that much better in this regard also. To me it seems, and I think to a lot of Americans it seems that this President has not been tough on Russia.  How can you say that?
MR. SPICER: Because I just walked through it. I think there’s a difference between the President wanting to have an understanding of how a good relationship with Russia can help us defeat ISIS and terrorism throughout the world. Look, the Obama administration tried to have a reset with Russia. They failed. They tried to tell Russia not to invade Crimea. They failed. This President understands that it’s in America’s national and economic interests to have a healthy relationship. If he has a great relationship with Putin in Russia, great. If he doesn’t, then he’ll continue on. But he’s not going to just assume that because it wasn’t able to happen in the past…
...
But with respect to Russia, I think the comments that Ambassador Haley made at the U.N. were extremely forceful and very clear that until --

Q   That was an announcement from Haley, not the President.
MR. SPICER: She speaks for the President. I speak for the President. All of us in this administration. And so all of the actions and all of the words in this administration are on behalf and at the direction of this President. So I don’t think we could be any clearer on the President’s commitment.
https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/02/14/press-briefing-press-secretary-sean-spicer-2142017-12

Д.Трамп, 15 февраля 2017 г.:
Крым был ЗАХВАЧЕН Россией во время администрации Обамы. Не был ли Обама слишком мягким по отношению к России?
Crimea was TAKEN by Russia during the Obama Administration. Was Obama too soft on Russia?
https://twitter.com/realDonaldTrump/status/831846101179314177

В нынешней ситуации у Кремля и Путина не остается другого выхода, кроме как принять вызов со стороны новой американской администрации и тем самым возобновить/продолжить конфронтацию с США и большинством стран окружающего мира – конфронтацию, какая, судя по всему, может оказаться гораздо более жесткой, а поcледствия ее – гораздо более непредсказуемыми, прежде всего для судьбы самого нынешнего российского режима, а также в целом для российских граждан.

Оригинал
Эту историю хорошо было бы включить во все российские юридические и политические учебники — и изучать, разбирать, применять на практике.



Court Refuses to Reinstate Travel Ban, Dealing Trump Another Legal Loss

Непосредственное содержание этой американской истории для российского уха звучит как чистая, совершенно беспримесная, ненаучная фантастика.

27 января президент Трамп подписал указ № 13769, запрещающий на период 90 дней въезд в США граждан из семи преимущественно мусульманских стран.
31 января Генеральный прокурор штата Вашингтон Боб Фергюсон, поддержанный губернатором штата и заявлениями от базирующихся в штате компаний Амазон и Mайкрософт, подал на этот указ иск в окружной суд США по округу Западный Вашингтон.
3 февраля окружной судья Джеймс Робарт принял решение в пользу истца — Б.Фергюсона — и наложил общенациональный запрет на исполнение указа президента Трампа.
4 февраля Министерство юстиции США от имени президента Трампа подало апелляцию в Апелляционный суд США по 9-му округу в Сан-Франциско.
8 февраля Апелляционный суд США единодушно (трое судей из трех) поддержал решение судьи Робарта и приостановил действие указа президента на период рассмотрения вопроса о его конституционности. Более того, в своем решении суд заявил, что президент пытался неконституционно утверждать, что вопросы национальной безопасности не могут рассматриваться и пересматриваться, даже если такие действия потенциально противоречат конституционным правам гражданам: «that ’national security concerns are unreviewable, even if those actions potentially contravene constitutional rights and protections».

В своем выступлении на пресс-конференции Б.Фергюсон говорит невероятные слова: «Мы — страна закона. Законы действуют для всех. Включая Президента Соединенных Штатов… Вот что решил Окружной Суд 9-го округа: «Нет такого прецедента, чтобы поддержать утверждение (президентской стороны) о невозможности рассмотрения/пересмотра (ее решений), которое очевидным образом противоречит фундаментальной конструкции нашей конституционной демократии»».

Перечитываю эти строчки, просматриваю в который раз видеоролики, но ощущение некоторой нереальности никак не оставляет меня.

Можете ли вы представить себе ситуацию, в какой, например, прокурор одной из российских областей обращается в суд с иском против указа российского президента, посвященного вопросам национальной безопасности; областной суд поддерживает именно его, провинциального прокурора; российский президент в ответ обращается с апелляцией в федеральный суд и тут же проигрывает его, причем получает от него еще и выговор за неконституционность своих действий?

Оригинал
Т.Снайдер написал текст «Двадцать уроков из ХХ века», поддержанный тысячами репостов. Мой вопрос заключается не столько в том, правильно ли Снайдер оценивает нынешнюю ситуацию в США, – мнения по этому поводу, в т.ч. и среди френдов в этом блоге, сильно разнятся. Мой вопрос заключается в другом – безотносительно к тому, что сегодня происходит в Америке, достаточно ли исполнения этих двадцати рекомендаций (представим на секунду, что эти советы исполнены в полном объеме) для того, чтобы избежать сползания свободной страны в авторитаризм и тем более в тоталитаризм – независимо от того, где это происходит – в США, в России, в любой другой стране. И если этих двадцати недостаточно, то что упущено? Что нужно еще?

Тимоти Снайдер. Двадцать уроков из двадцатого века
Американцы отнюдь не мудрее европейцев, сдавших демократию фашизму, нацизму или коммунизму. Наше единственное преимущество заключается лишь в том, что мы могли бы извлечь уроки из их опыта. Сейчас хорошее время, чтобы это сделать. Ниже представлены двадцать уроков из ХХ века, адаптированных к условиям сегодняшнего дня.

1. Не подчиняйтесь заранее. Большая часть власти отдается авторитаризму без принуждения с его стороны. В такие времена люди думают о том, чего захочет более репрессивное правительство, и начинают действовать соответствующим образом даже без запроса с его стороны. Вы уже так и постпили, не так ли? Стоп. Опережающее повиновение показывает властям, на что они могут рассчитывать, и усугубляет несвободу.

2. Защищайте институты. Защищайте суды или СМИ, суд или газету. Не говорите о «наших институтах», если вы не делаете их своими, действуя от их имени. Институты сами себя не защитят. Они обрушатся по принципу домино, если каждый из них не будет защищен с самого начала.

3. Помните о профессиональной этике. Когда власти показывают плохой пример, особенно важной становится профессиональная приверженность к честной судебной практике. Правовое государство трудно сломать без адвокатов, так же как трудно иметь показательные судебные процессы без судей.

4. Внимательно слушайте, что говорят политики, обращая внимание в их речах на определенные слова. Отмечайте интенсивное использование ими слов «терроризм» и «экстремизм». Резко реагируете, если они употребляют такие понятия, как «исключение» и «чрезвычайная ситуация», в их устах эти слова предвещают катастрофу. Насторожитесь, если они по любому поводу применяют патриотическую лексику.

5. Сохраняйте выдержку, если происходит немыслимое. Когда случается теракт, помните, что все диктаторы во все времена либо ожидают, либо планируют такие события для укрепления собственной власти. Помните о поджоге рейхстага. Внезапное бедствие, используемое для ликвидации ограничения властных полномочий, оппозиционных партий и тому подобного, – это испытанный трюк из гитлеровской книжки. Не поддавайтесь на него.

6. Будьте внимательны к нашему языку. Избегайте повторения фраз за толпой. Придумайте свой собственный способ сказать даже то, что, как вы думаете, говорят все. (Не пользуйтесь интернетом перед сном. Заряжайте гаджеты не в вашей спальне, а попробуйте почитать книги). Что читать? Можно «Силу бессильных» Вацлава Гавела, «1984» Джорджа Оруэлла, «Порабощенный разум» Чеслава Милоша, «Бунтаря» Альбера Камю, «Истоки тоталитаризма» Ханны Арендт, или «Ничто не истинно и все возможно» Питера Померанцева.

7. Выйдите из толпы. Кто-то это должен сделать. Легко следовать толпе в словах и поступках. Но если действуешь или говоришь по-другому, чувствуешь себя неуютно. Однако без этого неудобства нет свободы. И в тот момент, когда покажешь пример, заклятие статус-кво рухнет, и другие последуют за тобой.

8. Верьте в правду. Отказ от правды – это отказ от свободы. Если правды не существует, то невозможно критиковать власть, поскольку для этого нет никаких оснований. Если нет ничего, что было бы правдой, тогда все – спектакль. Кто платит, тот и заказывает музыку.

9. Исследуйте. Разберитесь для себя в том, что происходит. Уделяйте больше времени серьезным статьям. Субсидируйте журналистские расследования, подписываясь на печатные СМИ. Помните, что кое-что из того, что вы видите на вашем экране, создано для того, чтобы нанести вам ущерб. Разузнайте о сайтах, анализирующих зарубежную пропаганду.

10. Сделайте что-нибудь физически. Власти хотели бы, чтобы ваше тело, утопленное в кресле, размякло, а ваше внимание рассеялось по экрану. Выйдите на улицу. Физически окажитесь в незнакомых местах с незнакомыми людьми. Познакомьтесь с новыми людьми и идите с ними на марш.

11. Установите с ними зрительный контакт и начните разговор. Это не просто вежливо. Это способ остаться на связи с вашим окружающим миром, сломать ненужные социальные барьеры и прийти к пониманию, кому вы должны или не должны доверять. Если уж мы живем в такое время, когда политика строится на обвинениях, вам следует знать психологический ландшафт вашей повседневной жизни.

12. Возьмите на себя ответственность за внешний облик мира. Обращайте внимание на публичное появление свастики и других знаков ненависти. Не отводите взгляд и не привыкайте к ним. Убирайте их сами и показывайте в этом пример для других.

13. Не допустите появляения однопартийного государства. Партии, захватившие государства, когда-то были чем-то другим. Но они воспользовались историческим моментом, чтобы уничтожить своих политических соперников. Участвуйте в местных и региональных выборах, пока вы можете это делать.

14. Регулярно занимайтесь благотворительностью. Выберите проект и организуйте автоматические отчисления в его пользу. Тогда вы будете знать, что вы сделали свободный выбор, содействующий укреплению гражданского общества, помогая другим делать что-то хорошее.

15. Разберитесь в вашей личной жизни. Негодяи во власти воспользуются информацией о вас, чтобы вас сбить. Очистите свой компьютер от вредоносных программ. Помните, что электронная почта легко просматривается. Подумайте об использовании альтернативных форм Интернета, или просто пользуйтесь им меньше. Конфиденциальные разговоры проводите при личной встрече. По тем же причинам решите все ваши легальные проблемы. Авторитаризм использует шантаж и активно ищет крючок, которым вас можно было бы подцепить. Постарайтесь не иметь слишком много крючков.

16. Учитесь на опыте других стран. Поддерживайте ваши зарубежные дружеские контакты или заведите новых друзей за границей. Нынешние трудности здесь – это элемент общего тренда. Ни одна страна сама по себе не сможет его остановить. Убедитесь, что у вас и членов вашей семьи есть зарубежные паспорта.

17. Следите за полувоенными формированиями. Когда люди с оружием в руках, всегда утверждавшие, что были против системы, наденут форму и станут маршировать с факелами и портретами Вождя, конец уже близок. Когда полувоенные формирования Вождя и официальные полиция и армия сливаются в одно целое, игра окончена.

18. Подумайте, не нужно ли вам обзавестись оружием. Если вы носите оружие на государственной службе, пусть Бог благословит и поддержит вас. Но знайте, что дьяволы прошлого не раз вовлекали полицейских и военных в отвратительные деяния. Будьте готовы сказать им нет. (Если вы не знаете, что это означает, обратитесь в Мемориальный музей Холокоста США и попросите об обучении профессиональной этике вооруженного человека).

19. Будьте храбрыми настолько, насколько сможете. Если ни один из нас не готов умереть за свободу, то все мы умрем в несвободе.

20. Будьте патриотом. Нынешний президент им не является. Дайте грядущим поколениям хороший пример того, что такое Америка. Они будут нуждаться в таком примере.

Тимоти Снайдер, профессор истории Йельского университета,
15 ноября 2016 г.
https://www.facebook.com/timothy.david.snyder/posts/1206636702716110

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире