aillar

Андрей Илларионов

16 апреля 2017

F
В последнее время все более расхожим становится сравнение путинского периода российской истории с брежневским застоем. Решил сравнить главные экономические итоги полной путинской эпохи на сегодняшний день (17 лет, 2000-2016 гг.) и его двух подпериодов (9 лет, 2000-2008 гг., и 8 лет, 2009-2016 гг.) с итогами полной брежневской эпохи (18 лет, 1965-1982 гг.). Ну и, чтобы два раза не вставать, заодно сравнить и те и другие и третьи с экономическими результатами деятельности Н.Хрущева, И.Сталина, В.Ленина, Николая II, Александра III, других российских и советских руководителей.

В нижеследующих таблицах каждый заметный период российской экономической истории (истории соответственно Российской Империи, СССР, Российской Федерации) назван по имени лица, какое играло ключевую роль в проведении экономической политики в течение большей части соответствующего периода. Поэтому:
— период 1923-1929 гг. назван по имени А.Рыкова – председателя Совнаркома в то время, а не по имени И.Сталина, чей почерк экономического руководства становится отчетливым с 1929 г., т.н. «года великого перелома»;
— 1917 год исключен из рассмотрения, так как в течение этого года было четыре периода с весьма различавшейся экономической политикой, проводившейся соответственно правительствами Николая II, князя Г.Львова, А.Керенского, а также Совнаркомом В.Ленина;
— период 1982-1984 гг. объединен именами Ю.Андропова и К.Черненко – в силу краткости нахождения обоих у власти, а также в силу отсутствия существенный отличий в проводившейся ими экономической политике.

Кроме того, в силу значительных различий весь 17-летний путинский период (2000-2016 гг.) был дополнительно разделен на два подпериода:
– Путин-1, «мирный», 9 лет, 2000-2008 гг. (следует иметь в виду, что экономические последствия прямой агрессии против Грузии в 2008 г. отразились в масштабах экономического спада в 2009 г., то есть в следующем подпериоде) и 
– Путин-2, «агрессивный», 8 лет, 2009-2016 гг.

Табл. 1. Основные периоды экономической истории России в хронологическом порядке, 1885-2016 гг.
Главные авторы экономической политики Периоды, годы Абсолютный прирост ВВП на душу населения за весь период, % Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в течение периода, %
Александр III 1885-1894 29.4 2.9
Николай II 1895-1916 10.4 0.5
В.Ленин 1918-1922 -43.7 -10.9
А.Рыков 1923-1929 125.6 12.3
И.Сталин 1930-1952 112.9 3.3
Н.Хрущев 1953-1964 53.7 3.6
Л.Брежнев 1965-1982 51.4 2.3
Ю.Андропов, К.Черненко 1983-1984 3.2 1.6
М.Горбачев 1985-1991 -1.5 -0.2
Б.Ельцин 1992-1999 -35.2 -5.3
В.Путин весь 2000-2016 85.7 3.7
В.Путин-1 («мирный») 2000-2008 90.7 7.4
В.Путин-2 («агрессивный») 2009-2016 -2.7 -0.3
Источник: расчеты по материалам П.Грегори, А.Маркевича и М.Харрисона, А.Мэддисона, ФСС России.

Для удобства в проведении сравнений разместим указанные периоды российской экономической истории в порядке убывания среднегодовых темпов прироста ВВП на душу населения.

Табл. 2. Основные периоды экономической истории России в порядке убывания среднегодовых темпов экономического роста, 1885-2016 гг.
Главные авторы экономической политики Периоды, годы Абсолютный прирост ВВП на душу населения за весь период, % Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в течение периода, %
А.Рыков 1923-1929 125.6 12.3
В.Путин-1, «мирный» 2000-2008 90.7 7.4
В.Путин, весь 2000-2016 85.7 3.7
Н.Хрущев 1953-1964 53.7 3.6
И.Сталин 1930-1952 112.9 3.3
Александр III 1885-1894 29.4 2.9
Л.Брежнев 1965-1982 51.4 2.3
Ю.Андропов, К.Черненко 1983-1984 3.2 1.6
Николай II 1895-1916 10.4 0.5
М.Горбачев 1985-1991 -1.5 -0.2
В.Путин-2, «агрессивный» 2009-2016 -2.7 -0.3
Б.Ельцин 1992-1999 -35.2 -5.3
В.Ленин 1918-1922 -43.7 -10.9

Как представляется, данные таблицы дают немалую пищу для размышлений.

Что касается цели, упомянутой в первых строках этого текста, то выясняется, что:
— путинский период №1 («мирный», 9 лет, 2000-08 гг.) был одним из лучших в экономической истории страны за последние более чем 130 лет;
— путинский период №2 («агрессивный», 8 лет, 2009-2016 гг.) был одним из наихудших в экономической истории страны за последние более чем 130 лет;
— по среднегодовым темпам экономического роста (фактически – спада) второй путинский период (минус 0,3 процента в год) оказался хуже, чем 7-летний горбачевский период (минус 0,2 процента в год), 22-летний николаевский период (плюс 0,5 процента в год), двухлетний андроповско-черненковский период (плюс 1,6 процента в год), 18-летний период брежневского застоя (плюс 2,3 процента в среднем в год).

П.С.
В связи с появлением ряда комментов, ошибочно пытающихся приписать высокие темпы экономического роста в первом путинском периоде (2000-2008 гг.) более высоким уровнем мировых цен на энергоносители, а низкие темпы во втором путинском периоде (2009-2016 гг.) – их более низким уровнем, имеет смысл обратить внимание на фактическую разницу в ценах на энергоносители в течение этих двух периодов.

Табл. 3. Мировые среднегодовые цены на энергоносители по двум путинским периодам
Commodities 2000-2008 гг. 2009-2016 гг.
Crude Oil (petroleum), simple average of three spot prices; Dated Brent, West Texas Intermediate, and the Dubai Fateh, US$ per barrel 47.8 80.5
Crude Oil (petroleum), Dated Brent, light blend 38 API, fob U.K., US$ per barrel 48.3 83.6
Oil; Dubai, medium, Fateh 32 API, fob Dubai Crude Oil (petroleum), Dubai Fateh Fateh 32 API, US$ per barrel 45.1 81.2
Crude Oil (petroleum), West Texas Intermediate 40 API, Midland Texas, US$ per barrel 49.9 76.7
Commodity Fuel (energy) Index includes Crude oil (petroleum), Natural Gas, and Coal Price Indices 90.2 149.6
Crude Oil (petroleum), Price index simple average of three spot prices (APSP); Dated Brent, West Texas Intermediate, and the Dubai Fateh 89.5 150.9
Commodity Natural Gas Price Index includes European, Japanese, and American Natural Gas Price Indices 89.6 131.2
Natural Gas, Russian Natural Gas border price in Germany, US$ per million metric British thermal units of gas 5.8 9.1
Источник: МВФ

Мировые цены на энергоносители во втором путинском периоде были в полтора-два раза выше, чем в первом. Таким образом, динамика цен на энерогоносители не имела прямого воздействия на российскую экономическую динамику. Более того, с учетом многотриллионной ренты, полученной Россией во втором путинском периоде, фактический экономический провал второго путинского периода оказывается гораздо более глубоким, чем это отражено данными таблиц 1 и 2.

Оригинал

https://www.youtube.com/watch?v=-Kp8Yyc6O3k

13 апреля пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков публично похвалил заместителя постоянного представителя России при ООН Владимира Сафронкова за его выступление на заседании Совета Безопасности ООН: «Ничего оскорбительного сказано не было. Темы дискуссии весьма остры в Совбезе. Зачастую они касаются сущности и будущего международных отношений. И проявление мягкотелости чревато потом в будущем очень плачевными последствиями. Поэтому лучше отстаивать интересы нашей Родины именно сегодня, и, если приходится, достаточно жестко».

Как известно, накануне этой похвалы, на заседании СБ ООН 12 апреля В.Сафронков обрушился на представителя Великобритании, одного из спонсоров проекта резолюции Совбеза, осуждающего использование химического оружия в Сирии 4 апреля 2017 г.:
«Вы испугались, сон потеряли, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами. Вы этого боитесь. Все делаете для того, чтобы это взаимодействие было подорвано… Посмотри на меня, глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?» — обратился Сафронков к Райкрофту.
«Ты сегодня говорил, господин Райкрофт, не по повестке заседания, оскорблял Сирию, Иран, Турцию, другие государства. Господин председатель, просьба следить за порядком развития заседания, если некоторые безответственно, оскорбительно, сбиваясь на сленг, относятся к своему месту в Совете Безопасности ООН. Не смей оскорблять Россию больше!»

Выбор представителя Великобритании в качестве главной цели персональной атаки г-на Сафронкова был вызван, очевидно, выступлением на заседании Мэттью Райкрофта, в котором он, в частности, сообщил, что британские исследователи установили, что химическим оружием, примененным в районе Хан-Шайхуна в провинции Идлиб, был зарин или зариноподобное вещество:

(15:38-16:04 видео): «Британские специалисты по химическому оружию проанализировали образцы, полученные из Хан-Шайкуна. Они показали позитивные результаты на наличие отравляющего вещества нервно-паралитического действия зарина или же зариноподобного состава. Поэтому Великобритания разделяет оценку США, согласно которой весьма вероятно, что именно сирийский режим несет отвественность за химическую атаку на Хан-Шайкун 4 апреля».
«Chemical weapons’ scientists in the United Kingdom have analyzed samples obtained from Khan Shaykhun. These have tested positive for nerve agent sarin or a sarin-like substance. The United Kingdom therefore shares the US assessment that it is highly likely that regime was responsible for a sarin attack on Khan Shaykhun on the 4th of April».

МЭТТЬЮ РАЙКРОФТ (Великобритания) сообщил, что тесты, показавшие использование зарина в Хан-Шайхуне, продемонстрировали, что режим Ассада не уважает процесс Астаны, таким образом уничтожая доверие к Российской Федерации.
MATTHEW RYCROFT (United Kingdom) said tests showing the use of sarin in Khan Shaykhun demonstrated that the Assad regime had not honoured the Astana process, thus ruining the Russian Federation’s credibility.

Следует заметить, что США пошли на не совсем обычный шаг, опубликовав 11 апреля рассекреченный 4-х страничный доклад разведки о проведенной сирийским режимом химической атаке на Хан-Шайкун:

A significant body of pro-opposition social media reports indicate that the chemical attack began in Khan Shaykhun at 6:55 AM local time on April 4.
Our information indicates that the chemical agent was delivered by regime Su-22 fixed-wing aircraft that took off from the regime-controlled Shayrat Airfield. These aircraft were in the vicinity of Khan Shaykhun approximately 20 minutes before reports of the chemical attack began and vacated the area shortly after the attack. Additionally, our information indicates personnel historically associated with Syria's chemical weapons program were at Shayrat Airfield in late March making preparations for an upcoming attack in Northern Syria, and they were present at the airfield on the day of the attack.
Hours after the April 4 attack, there were hundreds of accounts of victims presenting symptoms consistent with sarin exposure, such as frothing at the nose and mouth, twitching, and pinpoint pupils. This constellation of symptoms is inconsistent with exposure to a respiratory irritant tike chlorine— which the regime has also used in attacks—and is extremely unlikely to have resulted from a conventional attack because of the number of victims in the videos and the absence of other visible injuries. Open source accounts posted following the attack reported that first responders also had difficulty breathing, and that some lost consciousness after coming into contact with the victims— consistent with secondary exposure to nerve agent.
By 12:15 PM local time, broadcasted local videos included images of dead children of varying ages. Accounts of a hospital being bombed began to emerge at 1:10 PM local, with follow-on videos showing the bombing of a nearby hospital that had been flooded with victims of the sarin attack. Commercial satellite imagery from April 6 showed impact craters around the hospital that are consistent with open source reports of a conventional attack on the hospital after the chemical attack. Later on April 4, local physicians posted videos specifically pointing out constricted pupils (a telltale symptom of nerve agent exposure), medical staff with body suits on, and treatments involving atropine, which is an antidote for nerve agents such as sarin.

https://www.nytimes.com/interactive/2017/04/11/world/middleeast/document-Syria-Chemical-Weapons-Report-White-House.html

Однако главное, за что Сафронков заслужил одобрение Кремля, – это не столько публичное хамство, опозорившее Россию, сколько то, что он наложил российское вето на проект резолюции Совета Безопасности ООН S/2017/315, внесенный Великобританией, США и Францией и направленный на проведение Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО) расследования применения химического оружия в Сирии 4 апреля 2017 г.

Проект резолюции, предложенный этими тремя странами, содержит, в частности, следующие положения:
«Совет Безопасности
...
4. напоминает о том, что в своих резолюциях 2118 (2013) и 2235 (2015) он постановил, что Сирийская Арабская Республика и все стороны в Сирии должны всесторонне сотрудничать с ОЗХО, включая МУФ, и Организацией Объединенных Наций, включая СМР;
5. особо отмечает, что это включает обязанность Сирийской Арабской Республики выполнять соответствующие рекомендации ОЗХО и Организации Объединенных Наций, включая МУФ и СМР, принимая персонал, назначенный ОЗХО или Организацией Объединенных Наций, обеспечивая проведение и безопасность мероприятий, устраиваемых этим персоналом, предоставляя этому персоналу, при выполнении им своих функций, незамедлительный и беспрепятственный доступ на какие угодно объекты и право их инспектировать, а также разрешая незамедлительный и беспрепятственный доступ к лицам, которых ОЗХО или Организация Объединенных Наций, включая СМР, имеет основания считать важными для целей своего мандата, и конкретно предусматривает, что это включает обязательность предоставления Сирийской Арабской Республикой в распоряжение СМР и МУФ следующей информации и реализации ею следующих шагов:
   a) планы полетов, полетные журналы и любая другая информация о воздушных операциях, включая все планы полетов или полетные журналы за 4 апреля 2017 года;
   b) имена всех командиров любых летательных аппаратов;
   c) организация встреч, о проведении которых поступают просьбы, включая встречи с генералами или другими офицерами, в течение не более чем пяти дней с даты поступления соответствующей просьбы;
   d) незамедлительное предоставление доступа к соответствующим авиационным базам, откуда, согласно заключению СМР или МУФ, могли быть совершены вылеты для нанесения ударов с применением химических веществ в качестве оружия;
6. просит, чтобы в своих докладах Совету Безопасности, представляемых каждые 30 дней во исполнение пункта 12 резолюции 2118 (2013), Генеральный секретарь сообщал о том, были ли предоставлены информация и доступ, о которых говорится в пункте 5;
7. напоминает о том, что он постановил в случае нарушений резолюции 2118 ввести меры согласно главе VII Устава Организации Объединенных Наций;
8. постановляет продолжать активно заниматься этим вопросом.
https://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=S/2017/315&referer=http://www.un.org/en/sc/meetings/records/2017.shtml&Lang=R

Утром того же 12 апреля, когда проходило заседание Совета Безопасности, в интервью телекомпании «Мир» В.Путин также призвал к проведению расследования применения химического оружия в Сирии:
«...для того, чтобы дать окончательный ответ, нужно тщательно расследовать это событие, другого пути нет. Именно это мы и предлагаем сделать. Причём все хорошо знают, всем хорошо известно, что по нашей инициативе и по инициативе Соединённых Штатов мы провели большую работу по ликвидации химического оружия, которое было у сирийских властей. Они всю свою работу исполнили, все свои обязательства выполнили, насколько нам известно. Это подтверждено соответствующей специализированной организацией в ООН. Вот если какие то сомнения возникли, можно провести эту проверку.
Вы знаете, ведь это нетрудно сделать с помощью современной техники, современных систем анализа, анализаторов. Если кто то из официальных властей применял, то так называемые «хвосты», остатки порошка, на технике, на территории, они не могут не остаться. Современная техника их точно зафиксирует. Ну чего проще: приехать на тот же аэродром, по которому наносились удары и якобы с которого стартовали самолёты с химическим оружием, и всё там проверить. Если наши партнёры говорят нам о том, что под удар сирийской авиации попали какие то мирные граждане, тогда пусть эти мирные граждане допустят на места этих атак наблюдателей ООН, международных организаций, и там надо всё проверить».

Нетрудно видеть, что Путин весьма убежденно говорил как раз о тех самых мерах, какие включены в проект резолюции ООН, внесенный Великобританией, США, Францией, в том числе:
— об обеспечении доступа к авиабазам, откуда могли быть совершены такие полеты;
— о получении международными следователями всей необходимой информации, относящейся к таким полетам.

Почему же Путин, одной рукой, казалось бы, предлагая проведение международного расследования химической атаки, другой рукой в то же самое время заблокировал решение Совбеза ООН о его проведении и тут же голосом Пескова похвалил Сафронкова за торпедирование этого решения?

Дело в том, что Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), занимавшаяся по поручению ООН уничтожением сирийского химического оружия и представившая 1 октября 2014 г. доклад о выполнении своего мандата, продолжает заниматься мониторингом выполнения Сирией своих обязательств и после этой даты.

24 августа 2016 г. ОЗХО представила в ООН доклад, в котором подтвердила факты применения сирийским режимом химического оружия уже после той даты, когда сирийские власти обязались прекратить его использование и полностью передать его для уничтожения:

Письмо Руководящей группы Совместного механизма по расследованию Организации по запрещению химического оружия-Организации Объединенных Наций от 24 августа 2016 года на имя Генерального секретаря
...
53.        В отношении случаев в Талманесе (21 апреля 2014 года), Сармине (16 марта 2015 года) и Мареа (21 августа 2015 года) Руководящая группа располагает достаточной информацией, чтобы прийти к выводу о причастных к ним действующих лицах.

Талманес, мухафаза Идлиб, 21 апреля 2014 года
54.        Руководящая группа изучила имеющуюся информацию относительно двух мест попаданий снарядов в Талманесе 21 апреля 2014 года. Имеется достаточно информации для вывода Группы о том, что инцидент на участке № 2 произошел после того, как вертолет Вооруженных сил Сирийской Арабской Республики (ВССАР) сбросил устройство, причинив ущерб дому из бетонных конструкций, а затем произошел выброс токсичного вещества, от которого пострадало население.
...
Сармин, мухафаза Идлиб, 16 марта 2015 года
56.        Руководящая группа изучила имеющуюся информацию относительно двух мест попадания снаряда в Сармине 16 марта 2015 года. Имеется достаточно информации для вывода Группы о том, что инцидент на участке № 2 произошел после того, как вертолет Вооруженных сил Сирийской Арабской Республики сбросил устройство, попавшее в дом, а затем произошел выброс токсичного вещества, совпадающего по характеристикам с хлором, от которого погибли все шесть находившихся в нем человек. Остатки устройства напоминают по конструкции «бочковую бомбу».
https://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=S/2016/738&referer=/english/&Lang=R

Несомненно, что проведение полномасштабного расследования специалистами ОЗХО непосредственно на территоии Сирии предоставило бы международному сообществу неопровержимые доказательства того, кто и каким образом организовал и совершил химическую атаку.

Пока внимание общественности привлечено к битвам на дипломатическом фронте, в самой Сирии, по предварительным сообщениям, проводится ликвидация улик, о необходимости выявления которых, говорится в обсуждаемом проекте резолюции СБ ООН, в частности, по выявлению имен всех командиров летательных аппаратов и организации встреч с ними, включая генералов и других офицеров:


Согласно информации сирийских источников, пилот ВВС САР Махмуд Сахури, принимавший непосредственное участие в химической атаке на Идлиб, был ликвидирован. Его взорвали в личном автомобиле через пять дней после совершения военного преступления по приказу сирийских властей. О происшествии, в котором погиб сирийский пилот, проинформировал журналист Асаад Ханна, опубликовав пост в своем микроблоге в Twitter.



Отмечается, что взрыв автомобиля Сахури, в котором находился сам пилот, произошел 9 апреля.
Как предполагается, Сахури был убит ввиду появившихся у Запада доказательств того, что в Идлибе применялось химическое оружие, поэтому Дамаск, возможно, «зачищает концы».

Не исключено, что через некоторое время российские власти все же снимут свое вето с резолюции СБ ООН по проведению международного расследования применения в Сирии химического оружия. Но это произойдет, очевидно, не ранее, чем они убедятся в том, что сирийский режим уже успел уничтожить все улики совершенного преступления.

А пока этого не произошло, Кремль искренне благодарит г-на Сафронкова за «отсутствие мягкотелости» и «жесткое отстаивание интересов Родины» для «будущего международных отношений» и выигрыша времени, в течение которого ожидается уничтожение всех улик преступления, в котором погибли 86 человек.

П.С.
МОСКВА, 14 апреля. /ТАСС/. Доверия к миссии Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) все меньше, работа ее специалистов настраивает на скептический лад. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, отвечая на вопрос ТАСС, собираются ли эксперты ОЗХО направиться из Турции в Сирию. «То, как они работали до сих пор, настраивает нас на крайне скептический лад, — подчеркнул он. — Доверия все меньше и меньше к их деятельности в силу того, что очевидные факты игнорируются, но при этом происходит сбор информации, который препарируется под заранее известные для них выводы».
http://tass.ru/politika/4182639?utm_source=twitter.com&utm_medium=social&utm_campaign=smm_social_share

Оригинал

Очередной текст Михаила Ходорковского «Главный террорист – системная коррупция власти» вызывает очередное недоумение.

Для начала автор «отпускает грехи» персонально В.Путину, – мол, он, Ходорковский, «никогда не обвинял лично Путина в организации убийств наших граждан». Мол, Путин, которого он, Ходорковский, «знал», якобы «был не способен на такое».

С одной стороны, никто от Ходорковского такого отпущения грехов Путину, кажется, и не требовал. С другой, наличие или отсутствие таких индульгенций – хоть от Ходорковского, хоть от кого-либо иного – не в состоянии изменить прочно закрепившееся в России и мире представление о том, по чьему приказу и в чьих интересах проводились и проводятся такие операции, как «вторая чеченская война», «рязанский сахар», «отравление полонием», «принуждение Грузии к миру», «аннексия Крыма», «русский мир», «война за Новороссию», «бомбежки Сирии», приведшие к убийству десятков и сотен тысяч граждан – и «наших» и «не наших».

Если для Ходорковского чеченцы, грузины, украинцы, сирийцы, а также российские военные и российские гражданские лица, погибшие в бесконечных авантюрах путинского режима, – не «наши», если жители взорванных домов на Каширском шоссе, улице Гурьянова, в Волгодонске – ему не свои, если Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Александр Литвиненко, Сергей Магнитский, Борис Немцов – ему чужие, то тогда уже совершенно неважно, считает ли он «своими гражданами», например, Василия Алексаняна или Александра Перепеличного.

Отпуская грехи лично Путину, Ходорковский тем не менее возлагает на него политическую ответственность. За что? За то, что тот «дал такую власть коррупционным кланам в своем окружении, что они в своей борьбе за сладкий кусок и влияние вполне способны если не организовать, то закрыть глаза, подтолкнуть организацию этого террора. Подтолкнуть и проложить дорогу террористам, переориентировав тех, кому граждане платят за свою безопасность, на борьбу с теми, кто мешает этим кланам красть!»

Стоп! Давайте разберемся, о чем говорит Ходорковский.
По его утверждению, Путин дал власть (очевидно, все-таки не коррупционным) коррумпированным кланам в своем окружении, которые способны:
а) организовать террор,
б) закрыть глаза на террор,
в) подтолкнуть организацию террора, подтолкнуть и проложить дорогу террористам.

Если не затрагивать малосущественный второй пункт – «закрыть глаза», то Ходорковский утверждает, что некие кланы в окружении Путина способны на:
а) организацию террора;
б) помощь в организации террора, прокладывание дороги террористам, то есть, по сути, на то же самое, что он указывает и в пункте (а) – на организацию террора.

А вот тут Ходорковскому следовало бы быть более подробным.
Если он столько знает об «организации террора коррумпироваными кланами в окружении Путина», то тогда ему надо открыто сказать российскому обществу, что ему известно об этом предмете.

Во-первых, какие именно кланы в окружении Путина он имеет в виду?
Кто туда входит? Имена? Явки?
Каким именно кланам Путин дал власть, чтобы те могли «организовывать террор», «подталкивать организацию террора», «прокладывать дорогу террористам»?
Ходорковский имеет в виду коррумпированный клан Д.Медведева?
Или И.Сечина?
Или Г.Тимченко?
Или братьев Ротенбергов?
Или братьев Ковальчуков?
Или С.Чемезова – С.Иванова?
Или В.Золотова – Р.Кадырова?
Или кого-то еще?
Или их всех вместе?
Это именно они организуют террор?
Это они прокладывают дорогу террористам?
Это они закрывают глаза на (свой) террор?

Во-вторых, если эти (или другие, или все) кланы в окружении Путина, по мнению Ходорковского, оказались коррумпированными («коррупционными» – так в оригинале), да еще и способными на организацию террора и «прокладку дороги террористам», то, спрашивается, а кто же персонально виновен в создании этой системы организованного террора? И именно за создание этой системы Ходорковский отпускает грехи Путину?

В-третьих, Ходорковский подчеркивает различие между «коррумпированными кланами в окружении Путина» и «теми, кому граждане платят за свою безопасность». То есть в отличие от «коррумпированных кланов в окружении Путина» Ходорковский считает некоррумпированными «тех, кому граждане платят за свою безопасность», т.е. спецслужбы и т.н. правоохранительные органы? Это, конечно, смелое утверждение, но Ходорковский, конечно же, имеет на него право. Но тогда, если коррумпированным кланам удается, по Ходорковскому, переориентировать спецслужбы и правоохранительные органы на борьбу с «теми, кто мешает этим кланам красть», то, значит, эти спецслужбы и эти охранительные органы тоже оказываются коррумпированными? И в чем же тогда принципиальное отличие «коррумпированных кланов в окружении Путина» от тех коррумпированных правоохранительных органов, «кому граждане платят за свою безопасность»?

В-четвертых, если Ходорковский знает, что коррумпированные кланы в окружении Путина способны на организацию террора, а «те, кому граждане платят за свою безопасность», уже «переориентированы» на борьбу с «теми, кто мешает коррупционерам красть», то есть с обычными гражданами, то тогда его призыв к обычным гражданам выходить на улицы наших городов становится его призывом к гражданам стать потенциальными жертвами террора как со стороны «коррумпированных кланов, способных на организацию террора», так и со стороны «тех, кому граждане платят за свою безопасность», но кто уже «переориентирован» на их подавление. Очень «мудрый» призыв.

Наконец, если, по Ходорковскому, систему нынешней российской власти формируют, во-первых, кланы, способные к организации террора, а, во-вторых, спецслужбы и правоохранительные органы, переориентированные на силовое подавление граждан, то, следовательно, главной проблемой нынешней России выступает не «системная коррупция власти», а система организованного насилия, подавления и террора, защищающая авторитарную власть и системную коррупцию.

А вот против этой главной российской проблемы – системы организованного насилия и террора Ходорковский не только не призывает бороться.
Он ее даже не называет.

Он лишь пытается «переориентировать» граждан на действия, неспособные привести к достижению объявленной им второстепенной цели, но способные превратить их в жертвы системы организованного насилия и террора, за создание которой он уже отпустил грехи Путину.

Оригинал

06 апреля 2017

Почему именно так?

 Когда они закончили подготовку списка, Золотов заметил:«Получается слишком много убивать – даже для нас».                                                                           История из книги Карен Давиша «Клептократия Путина».

Дискуссия по вопросу о том, кто это сделал, не смогла произойти – за отсутствием сколько-нибудь вменяемой иной точки зрения, кроме всем очевидной:
«Теракт в Питере ознаменовал собой переход количества в качество в российском общественном сознании. Народ с самого начала настолько ясно понял, кто несет ответственность за происшедшее, что если бы вдруг оказалось, что взрыв в метро и впрямь организовали какие-то оголтелые исламисты, ЭТО НАДО БЫЛО БЫ ЕЩЕ ДОКАЗАТЬ. Как хотите, но это – новая реальность российского социума».

Дискуссия по вопросу о том, зачем был нужен теракт, также не состоялась, потому что власть сама тут же и рассказала и показала, для чего он ей был нужен.

Если и остался какой-то недопроясненный пока вопрос – так это вопрос: «А почему теракт был организован именно так? В частности, почему так топорно?»

Действительно, даже по сравнению с предыдущими «активными мероприятими» подобного же рода – от «рязанского сахара» в сентябре 1999 г. до подрыва автобуса в Волгограде в октябре 2013 года – поражает количество очевидных проколов, обнаруженных практически сразу же. Назовем лишь некоторые из них.

1. Информирование в течение первых полутора часов о двух взрывах при состоявшемся лишь одном – по сути это аналог известного заявления Г.Селезнева 13 сентября 1999 г. о взрыве в Волгодонске за три дня до его совершения.

2. Отсутствие информации о типе использованного взрывчатого вещества.

3. Отсутствие заявления от ИГИЛ или какой-либо иной исламской организации о принятии на себя ответственности за теракт.

4. Заявление следствия о якобы обнаружении на втором взрывном устройстве генетического материала (чего именно – слюны? крови? мочи?) человека, объявленного предполагаемым убийцей. Что именно он якобы делал с сумкой (взрывчаткой), чтобы там смогли остаться следы его ДНК?

5. Поразительной является публикация в «Коммерсанте», цитата из которой требует аккуратного воспроизведения:
«По данным заслуживающего доверия источника «Ъ», спецслужбы знали о подготовке акции в Санкт-Петербурге, но информация у них была далеко не полной. Ее предоставил россиянин, сотрудничавший с запрещенной в нашей стране террористической организацией «Исламское государство» и задержанный после возвращения из Сирии. Этот человек, по данным собеседника «Ъ», занимал низшую ступень в иерархии боевиков, поэтому знал некоторых участников отправленной в Россию диверсионной группы. При этом даже со своими контактерами он поддерживал лишь телефонную связь.
Определив таким образом мобильные номера предполагаемых террористов и пробив их, оперативники выяснили, что все сим-карты были приобретены на рынках и не привязаны к реальным людям, поэтому были вынуждены ограничиться прослушкой переговоров боевиков, надеясь в итоге найти их самих или хотя бы выяснить подробности их замыслов.
Однако раскрыть всю сеть спецслужбы не успели — опытные эмиссары ИГ прибегали к помощи мобильников редко, а все их разговоры ограничивались короткими фразами, в которых не уточнялись имена, время и места встреч. После прогремевшего в метро взрыва оперативную игру пришлось срочно прервать, однако проведенная разработка все равно дала свои результаты — выявив телефонные номера, так или иначе задействованные среди участников сети, спецслужбы заблокировали их, разом лишив связи все подполье. Второй исполнитель, оставшись без связи, видимо, запаниковал и, отказавшись от исполнения задуманного, просто оставил сумку с бомбой под лавкой».

Комментарии к этому совершенно фантастическому тексту излишни – за исключением, возможно, лишь напоминания о том, что сумка со взрывчатккой на станции «Площадь Восстания» была обнаружена не «после прогремевшего в метро взрыва», а за полчаса до него.

6. Ну и, конечно, запущенная феерическая байка про бойца Росгвардии, случайно оказавшегося на месте и успешно обезвредившего обнаруженную бомбу, по поводу реалистичности которой наблюдатели уже успели поиронизировать. Кстати, именно эта байка, похоже, дает нам ключ к пониманию того, какая именно спецслужба имеет отношение к этой акции.

Плюс пара новых вопросов от А.Шипилова:

7. Пока я готовил вчерашний материал, по сети прошла информация, что тот самый парень, Акбаржон Джалилов, объявленный террористом-смертником — жив, и даже успел пообщаться с журналистами. Мне кинули ссылку на материал радиостанции «Свобода», где говорилось об этом, в «Свободе», в свою очредь, ссылались на агентство Росбалт. Мой источник в Росбалте информацию подтвердил и даже кинул мне ссылку, которой не было у «Свободы», на тот самый материал.
Журналисты Росбалта сделали то, чего почему-то не догадался сделать никто, кроме них: после того, как было озвучено имя террориста-смертника и были опубликованы ссылки на его профили в соцсетях, они просто взяли и позвонили по мобильному телефону, указанному в профиле. Им ответил сам Акбаржон Джалилов, живой и здоровый. Во всяком случае, человек, который им так представился. Испуганный и не понимающий что делать.
Росбалт тут же дал эту информацию в эфир. И что вы думаете? РИА-Новости, Лайф-Ньюсы, Итар-ТАССы, кинулись звонить и проверять ее? А вот не фига, они ее проигнорировали!
Вопрос — почему?
Только не отвечайте, что «не знали про это», мне ваша внутренняя кухня хорошо известна, эта информация была на ваших рабочих лентах в пределах нескольких минут после публикации.
Зато вот зарубежные СМИ кинулись проверять и честно дословно передали ответ, который они получили при звонке на телефон: «Обслуживание данного абонента прекращено».
Вам ничего не кажется странным? Нет-нет, я не про, то о чем вы подумали. Я готов согласиться заранее с любыми вашими аргументами о том, что телефон просто выключили и даже с тем, что корреспонентам Росбалта отвечал не Акбаржон Джалилов, а «пранкер Вован».
Я вас собственно, спрашиваю вот о такой формулировке ответа «Обслуживание данного абонента прекращено». Часто вы ее слышите?
Если ваш респондент выключил телефон или у него села батарейка, вы, в зависимости от оператора сотовой связи, услышите информацию о том, что «абонент недоступен» или «абонент находится вне зоны действия сети»… А вот то том, что его обслуживание прекращено — не услышите. Эта фраза может прозвучать либо если номер отключен за злостную (за очень злостную) неоплату, либо… ну вы сами понимаете, некто приказал оператору «отключить».
Вот такой у меня вопрос. Почему сразу же после публикации Росбалтом материала о беседе с человеком, назвавшимся Акбаржоном Джалиловым, по номеру, принадлежащему Акбаржону Джалилову, кто-то приказал оператору этот номер заблокировать?
И когда я после этого читаю сегодня на РБК о том, что прилетевшие утром в Питер родители Джалилова «опознали его голову», у меня уже нет твердой уверенности, что эта голова не была отделена от тела уже после того, как с Акбаржоном пообщались журналисты.

(Своего рода подтверждением обоснованности вопроса А.Шипилова является отсутствие А.Джалилова в официальном списке погибших в результате теракта в Санкт-Петербургском метрополитене на сайте Следственного комитета РФ. Следует ли из этого, что смерть А.Джалилова наступила в результате другого теракта, не в поезде питерского метро?)

8. Вот смотрите, стоило мне вчера опубликовать эти фотографии у себя на фейсбуке, как уже через десять минут у меня в комментариях началось столпотворение и бурная словесная драка на тему «она или не она».
Это нормально. Хотя такой спор абсолютно беспредметен, бесполезен и не даст никакого результата, сам факт его возникновения — вполне нормален.
Ненормальным было совсем другое. У меня на фейсбуке — 25 000 подписчиков и друзей, однако в комментариях светится только чуть больше сотни постоянных комментаторов и всех их я знаю в лицо.
Теперь же ко мне в комментарии привалила толпа совершенно неизвестных мне персонажей, которых у меня ни в подписчиках, ни друзьях — сроду не было. И все поголовно с одними и теми же тремя стандартными аргументами «против».
а) Форма ушей у женщин разная (по факту же на этих фотках ушей можно разглядеть лишь общие контуры ушей).
б) Одна женщина старше другой (при увеличении фрагмента до состояния видимости отдельных пикселей о признаках возраста говорить довольно нелепо)
в) У женщин разная линия волос на лбу (на деле ракурс съемки, увы, не позволяет точно оценить эту линию).

Нельзя сказать, что ситуация сильно впечатлила меня, но задуматься заставила. Обычный человек, рассуждая о похожести людей на фотографиях вряд ли будет оперировать специфическими профессиональными терминами, вроде «линии волос на лбу» или «рисунок мочки ушей». Но то есть он, конечно может это делать, но все же в массе своей будет смотреть на совсем другие вещи.
Использовать такую терминологию он будет только в том случае, если подцепил ее в готовом виде где-то на стороне. А где он ее мог подцепить? Ну как версия — в методичке, полученной от куратора, или на инструктаже где-нибудь в «Ольгино». Или пересекшись где-то в сети с тем, кто такой инструктаж проходил.
Ну, не секрет в общем-то, что в сети полно персонажей, которые усиленно занимаются поднятием своей самооценки, демонстрируя окружающим, как много они знают. Прочитав где-то, как им кажется, умную вещь, эти персонажи начинают ходить по комментам и эту умную вещь всем активно рассказывать, чтобы и их сочли за умных.
А сентенции насчет «ушных раковин» или «линии волос на лбу» — они и вправду выглядят «глубокомысленно» и «умно».
Короче, я сделал простую и очевидную вещь. Прежде чем забанить всю эту набежавшую свору (что заняло у меня почти два часа) я прошелся по их профилям, по другим постам, где обсуждалась та же тема, и увидел ровно то, что и ожидал увидеть.
Костяк из нескольких десятков человек на протяжении последних часов только тем и занимался, что набрасывался коллективно на любой пост в фейсбуке, где поднималась эта тема, и агрессивно разжигал споры на тему «это разные женщины». Заводя попутно многочисленных сторонников, желающих «выглядеть умными».
Я мог бы, конечно, спросить, с какой целью это делается. Но мне кажется, что этот вопрос уже сам по себе содержит в себе ответ. Не так ли?
Ну и напоследок. В общем-то, очевидная мысль, которая никому из спорщиков в голову почему-то не пришла. Как много бы «скорых» не выезжали бы на этот терракт, это все равно — не сотни, а десятки машин и, соответственно, десятки, а не сотни врачей и фельдшеров. Все эти люди оказались на виду. Персону девушки-фельдшера, выезжавшей на такой вызов скрыть невозможно. У нее коллеги, соседи, знакомые, начальство, друзья. Да и сама она, полагаю, не изолирована от соцсетей и тот факт, что она оказалась героиней не одного миллиона просмотров, этот факт, в общем-то должен был стать известным либо ей самой, либо кому-то из ее многочисленных знакомых уже в самые первые часы истории.
Прошло двое суток. Ну где?
Где тот единственный пост, который все бы прояснил, сказав: «Да вы что обалдели? Это же наша условная Анна Петровна Иванова из условной пятой бригады скорой помощи с условной второй подстанции!»
А нет такого поста до сих пор! И вы знаете, с каждым часом шансы на то, что он появится, стремительно падают.

Вернемся к сформулированному выше вопросу: «А почему же именно так?»

Похоже, что самым большим, жутким, животным личным страхом хозяина Кремля является страх перед неконтролируемым им (с его стороны) поведением большого количества людей.
Возможно, впервые эта психологическая травма появилась еще в декабре 1989 года, когда группа восточных немцев с очевидными намерениями окружила дрезденский офис КГБ.
Не исключено, что эта травма усилилась в 1996 г., после болезненного проигрыша на мэрских выборах в Петербурге А.Собчака, руководителем предвыборной кампании которого он был.
Она еще более усугубилась после побед народных революций 2003, 2004, 2005, 2010, 2013-14 годов в Грузии, Киргизстане, Украине.
Этот жуткий, все обволакивающий, страх хорошо почувствовал такой чуткий к душевным запросам руководства Е.Гайдар, в своем политическом завещании призвавший руководство режима не допустить того, чтобы не иметь последнего полка, способного стрелять в народ. Созданием Росгвардии год назад В.Путин исполнил завещание Гайдара.
Страх перед народом с неконтролируемым властями поведением превратился в панический ужас в ходе Арабской весны 2011 г. и особенно после публичной расправы над ливийским диктатором М.Каддафи.
Призрак уже российской революции неотступно преследовал его во время маршей несогласных 2007-2008 гг. и особенно в ходе массовых протестов 2011-2012 гг. на Сахарова и Болотной.

Неожиданные масштабы и широта протестных акций 26 марта нынешнего года, отразившие новое психологическое состояние российского общества, отмеченное всеми наблюдателями, поставили на повестку дня режима необходимость принятия самых срочных мер по немедленному слому этого нового психологического состояния.

Вспомогательным инструментом этих мер уже стали и еще станут действия по ужесточению контроля за социальными сетями.

Но главным способом по слому этого психологического настроя мог быть только более эффективный, неоднократно успешно примененный, инструмент – террор. Причем в отличие от убийства, например, Б.Немцова два года назад террор сегодня должен быть уже не селективным, нацеленным на устранение лишь отдельных персон, реальных и потенциальных лидеров массовых акций, лично способных организовывать и вести за собой множество людей. В новой ситуации, когда на улицы десятков городов самостоятельно выходят десятки тысяч граждан без каких-либо организующих их лидеров, террор не может оставаться лишь индивидуальным, он должен стать массовым, нацеленным на запугивание не только лидеров и активистов манифестаций, но и их рядовых участников.

Во-вторых, его надо проводить в символическом месте, жители которого должны быть наказаны за свои «прегрешения» перед режимом. Петербург, вторая столица страны, давший низкое число голосов «Едру» в сентябре 2016 г., возражающий против наименования моста именем Кадырова, сопротивляющийся передаче Исаакия РПЦ, выведший 26 марта на свои улицы 10 тыс. чел., наибольшее (по сравнению с населением города) число протестантов, постоянно фрондирующий по любым поводам, – кандидат номер один для проведения демонстративной экзекуции.

В-третьих, наказание по возможности должно быть не слишком тайным. Конечно, полностью раскрывать все детали его организации и осуществления не следует. Но важно, чтобы у всех заинтересованных зрителей четко возникло понимание относительно того, кто это сделал, и того, за что это было сделано. Точно так же, как это было в случае отравления Александра Литвиненко, – даже если бы не обнаружились те доказательства, какие были все же найдены, ни у кого не должно было возникнуть сомнения, кто это сделал и за что. Аналогичный месседж был послан и путем убийства Д.Вороненкова.

Наконец, времени на подготовку акции возмездия оказалось немного. Если вывод о ее необходимости появился по итогам анализа недавних массовых шествий, то, следовательно, решение было принято не ранее 27 марта. (Вот и в комментах подтверждают, что заявки на проведение антитеррористических митингов начали подавать 27 марта). А ближайшая поездка в Питер пришлась на 3 апреля.

Поэтому, отвечая на вопрос: «Почему теракт произошел именно так?», приходится отметить следующие его особенности:
— большого времени на его тщательную подготовку не было;
— он должен был быть проведен в символическом месте;
— он должен был быть проведен демонстративно, причем так, чтобы было понятно, кто наказывает, кого наказывает и за что;
— у него должно быть не одна, а, минимум, несколько жертв.

Да, и, конечно же, нельзя не отметить авторскую подпись – «вишенку» на террористическом «торте»: россияне должны знать, кого теперь им надо благодарить за их, так сказать, «спасение» от этого и будущих терактов:
«Взрывотехник ОМОНа Росгвардии обезвредил самодельное взрывное устройство на станции «Площадь Восстания» в петербургском метро. Об этом RT сообщил источник в Росгвардии».

Оригинал
От редакции: «Эхо Москвы» проверит утверждения, изложенные в блоге Андрея Илларионова, и сформулирует свои вопросы Илье Яшину.


Е.Альбац, М.Аншакову, М.Бароновой, К.Боровому, А.Бородиной, Д.Гальперовичу, А.Колесникову, А.Кондаурову, А.Коху, Ф. Крашенинникову, О.Курносовой, Н.Митюшкиной, А.Морозову, Ж.Немцовой, К.Рогову, А.Рыклину, М.Слоним, К.Сонину, М.-Л.Тирмастэ, А.Черкасову, С.Шелину, М.Шнейдеру, Е.Шульман.

В последние несколько дней вы, уважаемые коллеги, приняли участие в общественной дискуссии, посвященной путаным показаниям И.Яшина относительно обстоятельств убийства Бориса Немцова. Дополнительное внимание к этой общественной дискуссии было привлечено рядом вопросов, публично заданных, в частности, автором этих строк, а также многими гражданами, желающими разобраться как в самом преступлении, так и в характере персоналий, выступающих в деле об убийстве в качестве свидетелей.

Однако ваше участие в указанной общественной дискуссии свелось пока (прошу извинить, если ошибаюсь) преимущественно или исключительно к обсуждению за моей спиной моей скромной персоны, моего душевного здоровья, прежних и нынешних мест моей работы, моих взглядов по широкому кругу вопросов – от деятельности Е.Гайдара до глобального потепления, проплаченности заданных мною вопросов Р.Кадыровым и ФСБ, влиянию на меня неведомых мне «чеченских юристов» и других подобных захватывающих ваше воображение тем.

Понимая, что эти темы являются для вас более волнующими, чем обстоятельства убийства Бориса Немцова, а также показания И.Яшина в связи с этим убийством, хотел бы предложить вам все же вернуться именно к этой теме, представляющей для многих российских граждан, включая и меня, гораздо бОльший интерес. Был бы признателен, если вы могли бы открыто и максимально публично – не только мне, но и всем интересующимся гражданам – ответить на следующие три вопроса.

1. 7 марта 2017 года (а также позже) И.Яшин признался, что автором лживой версии о стрельбе по Борису Немцову из открытого окна остановившегося автомобиля была не Анна Дурицкая, как это он сообщал 28 февраля 2015 г. (причем не в состоянии аффекта, не на месте преступления, не с «комком в горле», а почти через сутки после убийства в комфортной студии телестанции «Дождь»). Два с лишним года спустя Яшин признался, что авторами этой лживой версии были: «оперативник», «сотрудники МВД, сто раз уже это уточнял», «сотрудник СК». Таким образом, после того, как, по его собственным словам, он успокаивал «повисшую на его плечах в истерике» А.Дурицкую, т.е. самого близкого человека для Б.Немцова в его последний день жизни, Яшин ее тут же публично оклеветал. И эта клевета сохранялась нетронутой в течение более двух лет – до тех пор, пока ему не пришлось отвечать на публично заданные автором этих строк вопросы. Несмотря на это разоблачение мне (возможно, в отличие от вас) не приходилось слышать об извинениях Яшина – ни перед оклеветанной им А.Дурицкой, ни перед российскими гражданами.

В связи с этим, уважаемые коллеги, не могли бы вы указать ваши статьи, комментарии, реплики, в которых вы уже выразили свое отношение к клевете Яшина и к осуществленному им сливу в СМИ дезинформации силовиков от имени А.Дурицкой, весьма дорогого человека для погибшего Бориса Немцова. Приведите, пожалуйста, примеры того, как вы возмутились действиями Яшина, осудили его, потребовали извинений, удивились, не удивились, поддержали и т.п. Если таких публикаций, комментариев, реплик у вас еще не было, а вместо этого вы посвятили ваши силы обсуждению т.н. «неадекватности» автора этих строк, задающего Яшину «неправильные вопросы», то это означает, что вы де-факто не осуждаете, а поддерживаете клеветника и дезинформатора. В этом случае вы можете не отвечать на этот мой вопрос, ваше молчание будет самым красноречивым ответом на него.

2. Согласно многочисленным утверждениям Яшина, в том числе согласно его показаниям, сделанным во время 22-го заседания Московского военного окружного суда 30 ноября 2016 г., он узнал о нападении на Бориса Немцова из звонка Ольги Шориной: «Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту». Кафе Артефак» в феврале 2015 г. находилось по адресу ул.Большая Дмитровка, д. 32, стр. 1.

Ольга Шорина действительно позвонила Яшину в полночь или незадолго до полуночи с 27 до 28 февраля 2015 г.

В тот же самый день, 30 ноября 2016 г. (т.е. не в ночь убийства, а через полтора года после преступления), в том же месте (в зале заседаний Московского военного окружного суда) и, следовательно, совершенно не в состоянии аффекта Яшин заявил также: «Приехал на Большой Каменный, и только потом на Большой Москворецкий, но это было быстро. Чуть раньше полуночи я был там. Увидел тело Бориса».

В связи с этим, уважаемые коллеги, предложите, пожалуйста, какую-либо логически непротиворечивую версию описываемых событий, согласно которой Яшин, находившийся по адресу: Б.Дмитровка, 32, стр. 1, и получивший звонок от О.Шориной в полночь или незадолго до полуночи, оказался на Большом Москворецком мосту чуть раньше полуночи (возможные варианты: вертолет, ковер-самолет, телепортация, другие подобные версии).

И скажите, пожалуйста, какому Яшину лично верите вы и рекомендуете верить российским гражданам – тому, который узнал о гибели Немцова из звонка Шориной в полночь, или тому, который оказался после этого на Большом Москворецком мосту чуть раньше полуночи?

Еще раз напомню, что все приведенные выше заявления были сделаны Яшиным не в ночь убийства, а через полтора года после него; не на Большом Москворецком мосту, а в зале заседания Московского военного окружного суда; не в состоянии аффекта, а в ясном сознании и твердой памяти, причем под присягой.

Отсутствие ваших ответов на второй вопрос (так же, как и затянувшееся уже на две недели молчание на этот же вопрос Яшина), а также продолжение обсуждения вами моего «личного дела», персонального здоровья и тому подобных тем также будет весьма красноречивым индикатором не только для меня, но и для всех заинтересованных граждан.

В том же случае, если вскоре Яшин в очередной раз поменяет свои показания и вынужден будет признаться, что на месте преступления он оказался не «раньше полуночи», а в 00.20-00.25, что Дурицкую на мосту не видел и с ней не общался, а всю историю про повисшую на его плечах подругу Немцова он выдумал, то это станет, очевидно, еще одним подтверждением для вас, что проблема, конечно же, не в клевете и не в лжесвидетельствах Яшина и не в его активном участии в распространении дезинформации силовиков, а просто в том, что «нездоровые люди задают Яшину неправильные вопросы»? Не так ли?

3. При жизни Борис Немцов неоднократно (последний раз – незадолго до убийства, 10 февраля 2015 г.) говорил: «Боюсь, что Путин меня убьет», а также: «Если с одним из лидеров оппозиции что-то случится, то, значит, Путин это и организовал». И в ночь убийства на Большом Москворецком мосту и в последующих заявлениях Яшин говорил и сейчас продолжает говорить (только для СМИ) о возможной причастности Путина к убийству Бориса Немцова. То есть Яшин хорошо знал и знает, о чем думал и что говорил Немцов. Но, выступая в качестве свидетеля на заседании Московского военного окружного суда, Яшин не сказал ни слова о настоящей позиции Немцова. Наоборот, его свидетельские показания (то, что судом принимается в качестве документа) стали предательством Немцова, называемого им его другом, и оказались прямо направлены на защиту Путина: «Всерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова, — говорит Яшин. — Он понимал, что он создает проблемы ярославским политикам, что создает проблемы оппонентам в Москве, но всерьез угрозы он ожидал от Рамзана Кадырова».

Как вы думаете, уважаемые коллеги, во время заседания суда Яшин «забыл» о словах Бориса Немцова о Путине потому, что находился в состоянии аффекта? Или же он как обычно транслировал позицию, подсказанную ему «оперативниками», «сотрудниками МВД», «следователями СК»?

Впрочем отсутствие ваших ответов и на этот вопрос также будет вполне понятным.

Напоследок не могу не удержаться от, извините, кажется, совершенно риторического вопроса:
Чем, скажите, ваши нападки на людей, задающих корректные вопросы по общественно значимым вопросам, и ваша защита клеветника, лжесвидетеля, предателя, лица, неоднократно распространявшего дезинформацию силовиков, отличаются от практики путинистов и нашистов?

А.Н.Илларионов
19 марта 2017 г.

Оригинал

Сегодня, в ночь с 13 на 14 марта 2017 г., автором этих строк в присутствии двух свидетелей был проведен «следственный эксперимент» по движению с ул. Большая Дмитровка, 32, стр. 1 на Большой Москворецкий мост.

Как известно, выступая на 22-м заседании Московского окружного военного суда по делу об убийстве Бориса Немцова 30 ноября 2016 г., И.Яшин сообщил следующее о месте получения им информации о гибели Немцова и о своем движении на место преступления: Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту» и ей Аня позвонила. Я сначала приехал на Большой Каменный мост, потому что не понял. А потом на Большой Москворецкий.

Три с лишним месяца спустя, к 6 марта 2017 г., когда проявился заметный общественный интерес ко времени получения Яшиным информации об убийстве Немцова, длительности его движения к месту преступления, времени его появляения там, такого рода сообщение оказалось скорректированным. Вместо «я был в кафе Artefaq» появилась формулировка «я выезжал из кафе Артефак»: Когда мне позвонила Ольга Шорина и сообщила об убийстве, я выезжал из кафе Артефак рядом с Пушкинской. То есть ехать до места убийства мне было минут 10 по пустой дороге. По пути я сначала заехал на Большой Каменный мост (потому что не было понятно, о каком мосте речь), а потом уже на Москворецкий. Со мной в машине, к слову, были две подруги, которые все видели и слышали.

Еще одной особенностью последнего сообщения стала измененная длительность движения Яшина до места преступления. 6 марта 2017 г. он написал в своем ФБ: «То есть ехать до места убийства мне было минут 10 по пустой дороге». Однако 28 февраля 2015 г., т.е. тогда, когда мало кто обращал внимание на такие детали, в разговоре с К.Собчак он спокойно сообщил, что на время движения ему потребовалось 20 минут: «То место, где убили Немцова… я приехал через 20 минут».

Чтобы проверить, сколько времени на самом деле требуется для того, чтобы проделать этот путь, был проведен «следственный эксперимент».

В настоящее время ресторан «Artefaq» закрыт, в его бывших помещениях по тому же адресу находится караоке-бар «Choice». Именно там вчера вечером мы и начали наш эксперимент.

13 марта 2017 г.:

23.40 – находимся в зале караоке-бара «Choice», встаем из-за стола, одеваемся, поднимаемся по лестнице на уровень входа в бар, выходим во двор, поворачиваем налево в арку, выходим на ул. Б.Дмитровку, к нам сразу же подъезжает дежурящий для целей эксперимента автомобиль, садимся в него.
23.45 – начинаем движение в сторону Большого Каменного моста.
23.48 – пересекаем Тверскую улицу.
23.50 – движемся по Тверскому бульвару.

23.51 – проезжаем Никитские ворота.
23.54 – въезжаем на Большой Каменный мост (БКМ).
23.56 – съезжаем с БКМ направо под мост, выезжаем на Софийскую набережную.
23.58 – паркуемся под Большим Москворецким мостом (БММ).
14 марта 2017 г.:

00.00 – поднимаемся из-под БММ по лестнице на сам мост, идем в сторону Храма Василия Блаженного.

00.01 – идем по БММ, место убийства Немцова закрывает машина спецтранса.

00.02 – останавливаемся на другой стороне БММ напротив места убийства Б.Немцова.

Итак, вся дорога от начала движения из караоке-бара Choice (в 23.40) до места убийства Немцова на БММ (в 00.02) заняла 22 минуты.

Если считать длительность маршрута только с момента начала движения автомобиля от ул. Большая Дмитровка, д.32, стр. 1 (в 23.45) до места убийства на БММ (в 00.02), то получается 17 минут.

При этом следует иметь в виду, что:
— «эксперимент» проводился в «легкий день недели» – в ночь с понедельника на вторник, в то время как убийство Немцова произошло в «тяжелый день» – в ночь с пятницы на субботу, когда автомобильное движение в центре Москвы обычно бывает намного интенсивнее;
— погода во время эксперимента 13-14 марта 2017 г. была ясной и сухой, в то время как 27-28 февраля 2015 г. шел дождь;
— во время эксперимента не было ни какой-либо автомобильной пробки, ни какого-либо затруднения автомобильного движения, машин почти не было, наш автомобиль двигался с высокой скоростью, единственная задержка была на светофоре при пересечении Бульварного кольца и Тверской улицы в течение приблизительно 30-40 секунд;
— маршрут с учетом организации движения автомобильного транспорта в городе был выбран кратчайшим, а скорость движения – близкой к максимальной.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что длительность движения во время эксперимента оказалась или минимально возможной или близкой к минимально возможной; фактическая же длительность движения по указанному маршруту поздно вечером 27 февраля 2015 г. вряд ли могла быть короче, чем во время эксперимента 13-14 марта 2017 г.

Как известно, на 22-м заседании суда Яшин заявил, что на месте убийства он оказался незадолго до полуночи: Чуть раньше полуночи я был там. Допустим, этим временем было 23.55.

Следовательно, в том случае, если верна версия Яшина, согласно которой во время получения им сообщения об убийстве Немцова он выезжал (из) от кафе Артефак, уже находясь в автомобиле, то его движение не могло начаться позже 23.38 (за 17 минут до его приезда на место убийства).
Если же верна версия Яшина, согласно которой во время получения им сообщения об убийстве он находился в кафе Артефак, то его движение не могло начаться позже 23.33 (за 22 минуты до его приезда на место убийства).
Если же верна версия Яшина, какую он изложил в интервью Собчак (приехал через 20 минут), то его движение не могло начаться позже 23.35 (за 20 минут до его приезда на место убийства).

Таким образом, в зависимости от трех версий, сообщенных Яшиным, он должен был начать движение из (от) кафе Артефак не позже 23.33 – 23.35 – 23.38 27 февраля 2015 г.

В любом из этих трех случаев Яшин начал движение к месту убийства Бориса Немцова за 27-25-22 минут(ы) до звонка ему Ольги Шориной, произведенного около полуночи с 27 на 28 февраля. Следовательно, Яшин начал свое движение не из-за звонка Шориной и не в результате получения от нее информации об убийстве Бориса Немцова. Поэтому первое сообщение об убийстве Бориса Немцова Яшин получил не от Ольги Шориной, а от кого-то другого. От кого?

Тогда так же получается, что звонок от Ольги Шориной со вторым (вторым ли?) сообщением о гибели Немцова Яшин получил, уже будучи на Большом Москворецком мосту физически находясь рядом с телом Немцова. О чем он Шориной, кажется, ничего не сказал.

Следует также отметить, что добивание раненого Немцова вторым убийцей происходило в 23.33-23.37. Тогда получается, что движение Яшина к месту преступления началось тогда, когда около Бориса Немцова еще находился второй убийца, когда еще никто (ни А.Дурицкая, ни кто-либо другой) не успел еще позвонить по телефону 112. Следовательно, информацию о гибели Немцова Яшин должен был получить непосредственно от тех, кто непосредственно наблюдал за убийством (участвовал в убийстве?), причем тогда, когда смерть Немцова еще не наступила.

В связи с вышесказанным в целях расследования убийства Бориса Немцова и идентификации дополнительных свидетелей (участников) этого убийства у российской общественности возникает острая необходимость получения ответов на следующие вопросы:
1. От кого именно Яшин получил первое сообщение об убийстве Бориса Немцова?
2. В какое время Яшин получил первое сообщение об убийстве Бориса Немцова?
3. Почему это первое сообщение об убийстве Бориса Немцова, именно из этого источника и именно в это время получил именно Яшин?

Оригинал

Прежде всего следует отметить полезность формулирования в открытом пространстве интересующих общественность вопросов и вынуждения публичных лиц отвечать на них. Десять дней тому назад в этом блоге был задан вопрос «Кто автор этой лживой версии?» Имелась в виду версия об убийстве Бориса Немцова якобы в результате стрельбы из открытого окна автомобиля, остановившегося на Большом Москворецком мосту (так сказать, «рядовая чеченская версия»). Сегодня у нас есть на него ответ. За то, что он у нас появился, хочу особенно поблагодарить Сергея Степина, Сергея Новикова, Светлану Смирнову, кто своими точными, корректными, последовательными вопросами заставили И.Яшина все-таки ответить. Правда, пока только на один вопрос (из нескольких заданных).

Со всей дискуссией, давшей нам этот ответ, можно познакомиться здесь. Центральный же ее элемент выглядит так:

Svetlana Smirnova Илья Яшин Yashin, ответьте, пожалуйста, откуда вы сами узнали о версии стрельбы из автомобиля? Ведь именно вы её озвучили на мосту. Кто именно вам об этом сказал? Ибо вы ответили тут сегодня, что с Дурицкой вы не успели ни о чем поговорить.

Илья Яшин Эту версию мне на мосту озвучил один из оперативников. Вскоре это публично прозвучало от представителя МВД или СК (не помню точно — можно погуглить). Впрочем, вскоре следователи от этой версии отказались и пришли к выводу, что убийца шел за Немцовым. Дурицкая же была в шоке и ничего мне по сути сказать не успела за те несколько секунд, что я видел ее на мосту. Успел лишь обнять ее, после чего полицейские увели Аню обратно в машину.

Сравним это вынужденное признание с теми заявлениями, какие были сделаны Яшиным два года назад в эфирах «Открытой России», «Эха Москвы», «Дождя».

Дождь, 28 февраля 2015 г.:
Собчак: Ты – один из немногих людей, кто после вчерашней ночи и долгого допроса говорил с девушкой, которая в ту ночь оказалась с Борисом на мосту, с Анной. Расскажи, в каком она состоянии?
Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось
Собчак: А что она тебе сказала?
Яшин: Она не сказала ничего нового. Она мне сказала все то, что мы знаем. Я ее не допытывал, я пытался ее утешить, потому что она была в жутком состоянии. Конечно, ей очень сильно повезло, потому что те 7 выстрелов, которые были произведены в Бориса, вы знаете, что только 4 выстрела попали в него, 3 пули пролетели мимо…
Собчак: Но ты склоняешься на сегодняшний момент из того объема информации, который есть у тебя, ты склоняешься к какой версии?
Яшин: ...Борис был убит четырьмя пулями: одна пуля пробила ему голову, вторая попала в сердце, третья пуля прошла в печень, четвертая пуля прошла в желудок. Судя по всему, это работа очень профессионального убийцы. Он не выходил из машины.
Представьте: человек идет рядом с девушкой, машина останавливается, открывается окно и из пистолета «Макарова» производится несколько выстрелов, 4 выстрела попадают точно, ему даже не пришлось делать контрольный выстрел, подходить добивать. Он с расстояния попал в голову.>

Сопоставление описания этого т.н. «рядового чеченского преступления», столь хорошо известного по аналогичным случаям, происходившим в последние годы, описания, сделанного Яшиным 28 февраля 2015 г., с информацией, известной сейчас, а также с его же признанием, сделанным 7 марта 2017 г., позволяет сделать несколько наблюдений и выводов.

Два года назад Яшин утверждал, что с известием о гибели Бориса Немцова ему позвонила Анна Дурицкая. Сегодня мы знаем, что она ему не звонила.

Два года назад Яшин утверждал, что именно А.Дурицкая сообщила ему то, что случилось; все то, что мы знаем. Сегодня мы знаем, что Дурицкая или же вообще с ним не разговаривала, или ничего ему не сообщала, или же сообщила ему совсем другое, о чем он ничего общественности не сказал.

Два года назад Яшин говорил, что остановилась машина, открылось окно, и из него раздались выстрелы. Сегодня мы знаем, что ничего этого не было.

Два года назад Яшин утверждал, что было произведено 7 выстрелов. Не позже чем через полтора часа после убийства стало известно, что выстрелов было 6.

Два года назад Яшин утверждал, что одна пуля пробила голову Немцова. Как выяснилось, такой пули не было.

Два года назад Яшин подчеркивал, что убийце не пришлось делать контрольный выстрел, и потому ему не пришлось подходить добивать. Сегодня мы знаем точно, что убийц было минимум двое, причем второй специально подходил добивать упавшего и раненого Немцова.

Иными словами, своими интервью и выступлениями в СМИ Яшин создал фальсифицированную картину преступления, которая, возможно, оставалась бы до сегодняшнего дня господствующей или даже единственной, если бы не несколько обстоятельств, нарушивших эту «идиллию»:
устный отказ А.Дурицкой согласиться с этой лживой версией (факт, известный по следственному эксперименту)— появление в публичном пространстве видеозаписи всепогодной камеры ТВЦ, а затем видеопленки авторегистратора, зафиксировавшего момент убийства Немцовавторым убийцей («чистильщиком»);
— появление ряда независимых расследований, в т.ч.
расследования И.Мурзина;
публичное формулирование ряда вопросов Яшину, на один из которых он был вынужден ответить.

Как известно, Яшин был не единственным распространителем этой лживой версии событий. Точно такую же версию убийства вскоре после Яшина ночью 28 февраля 2015 г. изложила официальный представитель МВД РФ Елена Алексеева; к этой версии А.Дурицкую подталкивал следователь СК РФ, проводивший следственные действия днем 28 февраля; против этой версии явно не возражал адвокат А.Дурицкой и погибшего Б.Немцова В.Прохоров; эту версию продолжает поддерживать председательствующий на заседаниях Московского военного окружного суда Ю.Житников.

По словам Яшина от 7 марта 2017 г., эту версию ему рассказал на мосту один из оперативников.
Пока мы не знаем ни имени этого оперативника, ни его должности, звания, ведомственной принадлежности, ни настоящих времени, места и обстоятельств сообщения им указанной версии Яшину, ни, самое главное, – причин, по которым этот оперативник решил поделиться такой информацией с «оппозиционером».

Поправлюсь: единственное, что мы точно знаем, – это именно причину, по которой эта информация была слита Яшину.

Дело в том, что не менее важной частью подготовки и осуществления серьезного преступления, чем оно само, является подготовка и осуществление операции его прикрытия, предлагающей заинтересованной общественности правдоподобную версию случившегося. В условиях информационного общества важно не только, например, совершить убийство (напасть на соседнюю страну, аннексировать чужую территорию и т.п.), но и предложить публике версию, с какой она может согласиться, и в какую она действительно может поверить.

Исключительно важным элементом операции прикрытия является выбор канала вброса ложной версии преступления. Учитывая глубокое недоверие российской общественности к официальным информационным источникам, особенно из т.н. правоохранительных органов, ложная версия воспринимается гораздо эффективнее, если она вбрасывется через каналы, пользующиеся у общественности бОльшим доверием. Очевидные кандидаты на эту роль – близкие, родные, друзья, товарищи, знакомые жертвы преступления.

Попытки вбросить ложные версии совершенного преступления были предприняты не только через Яшина, но и через других близких Бориса Немцова, в частности, В.Прохорова и О.Шориной.

В.Прохоров:
Но вернемся в ночь убийства. Где-то в 3-4 часа мы с Ольгой Шориной (помощница Немцова в ПАРНАСе, — ред.) общались с начальником полиции Москвы Анатолием Якуниным. Какая версия убийства могла быть у нас тогда?... И вдруг, представьте, в разговоре со мной начальник полиции Москвы спрашивает: «А если это чеченцы?». Неожиданно. Но я, подумав, сказал: «Если чеченцы, то кадыровские». Он замолчал, окаменел. Очевидно, не ожидал такого.
https://www.ukrinform.ru/rubric-politycs/2058511-vadim-prohorov-advokat-semi-nemcovyh.html

О. Шорина:
...И когда следователи в первом допросе ночью спрашивали меня, могли бы это сделать какие-нибудь выходцы с Кавказа, единственное, что пришло в голову – только если сам Кадыров.
http://echo.msk.ru/programs/albac/1524804-echo/

Как видим, в отличие от И.Яшина В.Прохоров и О.Шорина не стали, по крайней мере, тогда же, 28 февраля 2015 г., поддерживать и распространять «рядовую чеченскую версию». Вместо этого они попытались, как минимум, переформатировать «рядовую чеченскую версию» в «кадыровскую чеченскую версию».

Тем не менее рассказы Прохорова и Шориной показательны, как минимум, еще в двух ипостасях.
Во-первых, обращает на себя внимание уже готовая (всего лишь через 3-4 часа после убийства Немцова) приверженность работавших с Прохоровым и Шохиной следователей и начальника московской полиции А.Якунина именно к «рядовой чеченской версии» и их «окаменение» от возникновения «кадыровской чеченской версии». Особенно при отсутствии у них в то время каких-либо фактов, улик, доказательств.

Таким образом, уже известных авторов/сторонников лживой версии убийства Немцова обнаруживается около десятка – от представителя МВД Е.Алексеевой до следователя СК РФ,  от председателя суда Ю.Житникова до начальника московской полиции А.Якунина, от «оперативника на мосту» до И.Яшина. За исключением Яшина все они – кадровые силовики. При этом следует задаться вопросом – мог ли быть соавтором такой «рядовой чеченской версии», например, Р.Кадыров?

А, во-вторых, и Прохоров и Шорина практически сразу же, через те же 3-4 часа после убийства, пусть с подсказкой, пусть и без особого желания, но все же выбирают для допрашивающих их оперативников (а также для себя и для оппозиционной общественности) главную (единственную) версию преступления – «кадыровскую чеченскую», отбрасывая при этом все остальные. При том же самом отсутствии у них для этого каких-либо фактов и доказательств.

Последующая двухгодичная эпопея со следствием, защитой, судом представляется одновременно и борьбой и симбиозом сторонников этих двух версий – «обычной чеченской» и «кадыровской чеченской», сторонников, включающих в себя, как известно, и такие организации, как ФСО и ФСБ. Любые другие версии и, собственно, самая главная и единственно реалистичная из них, не вынуждающая выбирать из двух спецслужб лучшую или худшую, – отвергаются и стороной власти (естественно), и стороной, призванной защищать интересы потерпевших и российского гражданского общества.

Как известно, операция прикрытия убийства Бориса Немцова с помощью различных «чеченских версий», изложенных общительными оперативниками, не закончилась 28 февраля 2015 г.

Не исключено, что те же или такие же оперативники помогали отважному Яшину посетить Чечню без ведома Кадырова для пущего раздражения последнего.
Видимо, те же оперативники помогали автору многочисленных докладов Яшину сочинять доклад «Кадыров. Угроза национальной безопасности». Разбор ФСБ-шного содержания этого доклада см. у А.Пионтковского в «Допросах Яшина».
Наверное, те же оперативники подсказали Яшину дать на заседании суда показания, что Немцов якобы «не опасался московских политиков, что всерьез Немцов опасался только одного человека, всерьез угрозы он ожидал от Рамзана Кадырова», тем самым полностью противореча не только тому, что неоднократно говорил об угрозах себе со стороны Путина Борис Немцов, но и то, о чем сам Яшин заявлял неоднократно, в том числе и ночью 28 февраля 2015 г. Но о возможной роли Путина Яшин предусмотрительно говорил не на суде, поэтому эти его слова не стали юридически оформленными показаниями.
А теперь, похоже, те же оперативники бережно прикрывают популярного автора ФБ, задолго до вынесения судебного вердикта столь бесстрашно разбрасывающегося по просторам родного интернета такими обвинениями, как «кадыровские убийцы».

*                         *                                *
Пока, увы, мы еще не знаем имен тех, кто на самом деле убил Бориса Немцова.
Но сегодня у нас есть серьезные основания полагать, кто заказал и организовал это преступление.
И мы уже точно знаем, кто осуществлял и продолжает энергично осуществлять операцию прикрытия этого убийства.

Оригинал
На поставленный в предыдущем постинге вопрос «Кто автор этой лживой версии?» лица, активно распространявшие ее 28 февраля 2015 года, пока не дали вразумительного ответа.

В то же время появилось несколько существенных деталей, характеризующих как саму эту версию, так и лиц, настаивавших на ней тогда и, кстати, придерживающихся ее даже сегодня. Тем не менее данный постинг посвящен не столько самой этой версии, сколько одному из самых известных каналов ее распространения — Илье Яшину — и времени, когда он оказался на месте убийства.

Как известно, многие граждане узнали о том, что Борис Немцов погиб в результате стрельбы из открытого окна остановившегося автомобиля, прежде всего именно от Яшина. Естественно, возник вопрос, откуда тот узнал об этой версии. Согласно пояснениям самого Яшина, эту информацию он получил от Анны Дурицкой:

Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра.
https://tvrain.ru/teleshow/sobchak_zhivem/ilja_jashin_ksenii_sobchak_druzja_predlagali_nemtsovu_nanjat_ohranu_no_on_otkazyvalsja_govorja_chto_esli_zahotjat_to_vse_ravno_ubjut-383131/

Казалось бы, все более или менее ясно: Яшин успел поговорить с Дурицкой до того, как ее увезли на допрос, когда она и сообщила Яшину, что случилось. Однако среди того, что в этой истории осталось неясным, есть несколько деталей. Например, непонятно, когда именно Яшин говорил с Дурицкой? Дело в том, что относительно времени их (состоявшегося ли?) разговора существуют две версии. Какие друг с другом не совпадают. И даже, строго говоря, противоречат друг другу. Особую пикантность обеим версиям доставляет то, что обе они имеют один и тот же источник — Илью Яшина.

Первая версия
Одна из этих версий в наиболее подробном виде изложена Яшиным на 22-м заседании Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:
Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту», и ей Аня позвонила. Я сначала приехал на Большой Каменный мост, потому что не понял. А потом на Большой Москворецкий...
...когда я приехал, там еще не было никого, кроме нескольких полицейских…
...Семененко интересуется, что говорила Дурицкая после убийства Немцова.
— Не помню точно, что она говорила. Она плакала, вроде говорила, что ей страшно. Ну, в общем, женская такая, извините, реакция…
Прокурор Семененко показывает Яшину фотографии гильз и трупа Немцова из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия. «Ко мне уже подбежала Дурицкая, гильзы я не рассматривал», — комментирует фотографии Яшин…
— Когда вы приехали и увидели Дурицкую, она подбежала к вам. Вы ее спрашивали, кто совершил преступление, кто стрелял, откуда, сколько людей было?
— У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили и задавать какие-то вопросы…>
https://zona.media/online/2016/30/11/nemtsov_22

Детализированный вариант временной реконструкции этой первой версии изложен ниже.

Согласно детализации номера телефона Анны Дурицкой за 27 февраля она позвонила по телефону 112 в 23.39.
В 23.50 Дурицкая позвонила помощнице Бориса Немцова Ирине Львовне. Разговор длился недолго — возможно, 2-3 минуты.
Примерно в 23.55 Ирина Львовна позвонила другой помощнице Немцова — Ольге Шориной. Очевидно, что этот разговор также длился недолго.
Около полуночи с 27 на 28 февраля О.Шорина позвонила И.Яшину.
Яшину, находившемуся, по его собственым словам, в ресторане Artefaq (ул. Б. Дмитровка, д. 32, стр. 1) потребовалось примерно 20 минут, чтобы доехать до места убийства (с учетом промежуточного заезда на Большой Каменный мост).
Можно предположить, что Яшин приехал на Большой Москворецкий мост примерно в 00.20-00.25.
В это время (в течение примерно минуты) он успел поговорить с Анной Дурицкой.
В 00.27 28 февраля Яшин послал свой твит с сообщением о гибели Немцова.

Вторая версия
Вторая версия событий также изложена Яшиным во время 22-го заседания Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:

Об убийстве ему сообщила помощница Немцова Ольга Шорина — она позвонила и сказала, что Бориса убили «на большом мосту».
— Сначала я не понял, о каком мосте идет речь, — говорил Яшин. — Поэтому приехал на Большой Каменный, и только потом на Большой Москворецкий, но это было быстро. Чуть раньше полуночи я был там. Увидел тело Бориса: он лежал на спине с открытыми глазами, неподалеку лежала гильза. Рядом были несколько сотрудников полиции и полицейская машина, из нее выбежала Дурицкая и повисла у меня на плечах в истерике. Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение.
https://openrussia.org/mobile/notes/702976/

Нетрудно видеть, что вторая версия практически полностью совпадает с первой. За одним небольшим исключением — Яшин почти точно указывает время своего прибытия на место убийства — чуть раньше полуночи.

Однако в этом случае временная реконструкция событий получается немного другой.
Если Яшин оказался на месте убийства Бориса Немцова чуть раньше полуночи, то есть, например, в 23.55, то это значит, что из ресторана Artefaq он должен был выехать, как минимум, за 20 минут до этого, то есть в 23.35. Следовательно, сообщение об убийстве Бориса Немцова он должен был получить не позже 23.32-23.34.

Но тогда возникают некоторые нестыковки, а также новые вопросы.
Во-первых, получается, что тогда, когда Шорина позвонила Яшину (примерно в полночь), Яшин, по его собственным словам, уже был на месте убийства (чуть ранее полуночи). Тогда сообщение Шориной об убийстве Немцова для Яшина не могло быть какой-либо новостью, потому что тот уже сам находился на месте преступления.

Во-вторых, если Яшин оказался на месте преступления еще до звонка Шориной, то, значит, об убийстве ему сообщила не Шорина, а кто-то другой. Кто же?

В-третьих, этот кто-то должен был сообщить Яшину об убийстве Немцова самое позднее в 23.32-23.34, т.е. тогда, когда было совершенно первое нападение на Немцова, в самом крайнем случае — в то самое время, когда к упавшему Немцову приблизился второй «чистильщик», произведший контрольные выстрелы. Поскольку первый звонок, какой смогла сделать Дурицкая, был звонком в службу 112 (в 23.39), то совершенно ясно, что она никак не могла звонить Яшину в 23.32-23.34. Тогда получается, что Яшину сообщили об убийстве Немцова не только одному из первых, и даже не просто самому первому, а тогда, когда само убийство еще не было завершено. И кто бы мог быть таким информатором? И почему Яшина так срочно информировали об убийстве Немцова?

Конечно, можно предположить, что, сообщая о времени, когда он оказался на месте убийства (чуть раньше полуночи), Яшин мог ошибиться, забыть, перепутать, что на самом деле он появился на мосту не в 23.55 27 февраля, а, например, на полчаса позже, в 00.25 28 февраля.

Но тогда возникают следующие проблемы.
Во-первых, время прибытия на место преступления названо Яшиным в ходе судебного заседания, то есть под присягой. Следовательно, если он ошибся, забыл, перепутал, то, получается, что он лжесвидетельствовал на суде.

Во-вторых, если Яшин оказался на месте убийства на самом деле не в 23.55, а в 00.25, то он физически не мог встретиться с Дурицкой и разговаривать с ней в течение даже одной минуты. Дело в том, что Дурицкую увезли с места преступления примерно в 23.50-23.55, так как через десять минут после ее звонка по номеру 112 (в 23.39) приехала полиция, практически сразу же ее посадили в полицейскую машину, которая ее тут же увезла:

— Что произошло, когда приехала полиция, и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.
https://tvrain.ru/teleshow/here_and_now/_mne_ne_objasnjajut_pochemu_menja_do_sih_por_derzhat_v_rossii_anna_duritskaja_ob_ubijstve_borisa_nemtsova_i_rabote_sledstvija_ekskljuziv_dozhdja-383219/

В-третьих, по словам Яшина, Дурицкая «выбежала из полицейской машины»:
Рядом были несколько сотрудников полиции и полицейская машина, из нее выбежала Дурицкая и повисла у меня на плечах в истерике. Мы успели перекинуться только парой слов, после этого ее почти сразу увезли в отделение.
https://openrussia.org/mobile/notes/702976/

Однако, по словам Дурицкой, из полицейской машины она не выходила:
И.Воробьева―И, соответственно, потом приехала полиция, но  она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая Достаточно быстро.
И.Воробьева ―Скорая помощь прибыла тоже на  место, я  правильно понимаю?
А.Дурицкая Я  не помню, я  потом села в  автомобиль полиции и  ничего после этого не  видела и  не помню.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1503470-echo/
Я поняла, что он мертв. Через какое-то время приехали полицейские, я села в их машину, и больше не выходила оттуда.
http://www.spb.kp.ru/daily/26546/3562786/

Наконец, если Яшин ошибся со временем своего появления на месте убийства, забыл, перепутал его и оказался там не в 23.55, а в 00.25, то тогда получается, что с Дурицкой он не говорил, а Дурицкая не рассказывала и в принципе не могла рассказывать ему какой-либо версии нападения на Немцова. Тогда ему рассказал эту версию кто-то другой. Кто?

В результате из показаний Яшина получаются две разные версии времени его появления на месте убийства Бориса Немцова.

Либо Яшин:
1) получил звонок об убийстве Немцова от Шориной около 00.00 в ночь с 27 на 28 февраля,
2) приехал на место преступления примерно в 00.25 28 февраля,
3) с А.Дурицкой на месте не виделся и не общался.

Но тогда рассказы Яшина о его встрече с Дурицкой и о стрельбе из открытого окна остановившегося автомобиля являются выдумками. Спрашивается:
— А кто же автор этих лживых историй?
— И зачем Яшину потребовалось их распространять?

Либо же Яшин:
1) получил звонок об убийстве Немцова в 23.32-23.34 27 февраля,
2) приехал (пришел, оказался) на место преступления «чуть ранее полуночи», примерно в 23.55,
3) успел пообщаться (в течение минуты) с Дурицкой.

Но тогда возникают вопросы:
— Кто позвонил Яшину и сообщил ему об убийстве Немоцова?
— Почему Яшина проинформировали об убийстве Немцова одним из первых, самым первым, когда убийство еще не было завершено, а смерть Бориса Немцова не была подтверждена?
— Почему Яшин стал распространять такую версию об убийстве Немцова, какую ему Дурицкая не рассказывала, и какая не соответствует действительности?

П.С.
В комментах к предыдущему постингу и в обсуждении его на других ресурсах меня спрашивают — а зачем «копаться» в показаниях Яшина?
Отвечаю — по меньшей мере по трем причинам:
— Прежде всего потому, что нам надо разобраться в том, кто и как совершил убийство Б.Немцова.
— Во-вторых, потому, что нам надо понять, насколько можно доверять показаниям главного свидетеля преступления — А.Дурицкой.
— В-третьих, потому что тем, кто воспринимает И.Яшина в качестве «одного из лидеров оппозиции», надо понять, в какой из этих двух версий он ошибся, забыл, перепутал.

Оригинал
Сегодня — вторая годовщина убийства Бориса Немцова.

Наши мысленные взоры вновь и вновь устремляются в ту февральскую ночь 2015 года, и мы в очередной раз пытаемся понять, что и как тогда произошло. В этом деле мы особенно расчитываем на помощь тех, кто может пролить свет на обстоятельства убийства, кто был там тогда, кто оказался там вскоре, кто участвует в ныне идущем судебном процессе в качестве свидетеля. Особенно, если этот кто-то еще и был близким соратником погибшего. Как, например, Илья Яшин.

Судя по тому, что он рассказывал ночью и днем 28 февраля 2015 г., Яшин оказался на месте убийства одним из первых. Если считать из круга коллег, друзей, товарищей, близких Б.Немцова (не считая А.Дурицкую), то самым первым:

Собчак: Мы поговорим еще сегодня о версиях, но я вначале хотела задать тебе вопрос. Ты — один из немногих людей, кто после вчерашней ночи и долгого допроса говорил с девушкой, которая в ту ночь оказалась с Борисом на мосту, с Анной. Расскажи, в каком она состоянии?
Яшин: Я говорил с ней до допроса. Я приехал одним из первых на место событий, потому что я с ней созвонился, она сообщила мне о том, что случилось. Я успел приехать на мост до того, как ее увезли сотрудники полиции. Мы обменялись с ней несколькими фразами, после чего ее увезли на допрос и допрашивали до 5 утра.>
https://tvrain.ru/teleshow/sobchak_zhivem/ilja_jashin_ksenii_sobchak_druzja_predlagali_nemtsovu_nanjat_ohranu_no_on_otkazyvalsja_govorja_chto_esli_zahotjat_to_vse_ravno_ubjut-383131/

А.Плющев― ...по поводу гибели Бориса Немцова. Как ты узнал об этом? И что тебе известно вообще о случившемся?
И.Яшин― Мне позвонила подруга, которая с ним была. И, собственно, сообщила. Я был недалеко в центре Москвы, подъехал к Большому Москворецкому мосту, где, к сожалению, увидел труп моего товарища, Бориса Немцова.>
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1501830-echo/

Поскольку И.Яшину позвонила сама А.Дурицкая, поскольку он оказался на месте преступления первым из коллег, соратников, товарищей погибшего, поскольку именно ему удалось переговорить с А.Дурицкой сразу же на месте преступления, еще до того, как полиция увезла ее на допрос, и поскольку именно ему «она сообщила о том, что случилось», то особенно ценен рассказ Яшина об обстоятельствах этого убийства. Вот, что говорил он ночью и днем 28 февраля 2015 года:
Илья Яшин: «Убийство Бориса Немцова носит политический характер» (с 13-й сек.)


Эхо Москвы, 28 февраля 2015 г., 01:53:
А.Плющев― То есть Борис Немцов шел в сопровождении девушки, когда на него напали?
И.Яшин― Да, он был с подругой на Большом Москворецком мосту буквально в 100 метрах от кремлевских стен. Остановилась машина на мосту, из нее было произведено несколько выстрелов, как минимум 4, которые, к сожалению, стали смертельными.
А.Плющев― Девушка при этом не пострадала?
И.Яшин― Нет, девушку я видел. Мы успели перекинуться с ней парой фраз перед тем, как ее увезли на допрос. Она физически в порядке.>

Дождь, 28 февраля 2015 г.:
Собчак: А что она тебе сказала?
Яшин: Она не сказала ничего нового. Она мне сказала все то, что мы знаем. Я ее не допытывал, я пытался ее утешить, потому что она была в жутком состоянии. Конечно, ей очень сильно повезло, потому что те 7 выстрелов, которые были произведены в Бориса, вы знаете, что только 4 выстрела попали в него, 3 пули пролетели мимо…
Собчак: Но ты склоняешься на сегодняшний момент из того объема информации, который есть у тебя, ты склоняешься к какой версии?
Яшин: ...Борис был убит четырьмя пулями: одна пуля пробила ему голову, вторая попала в сердце, третья пуля прошла в печень, четвертая пуля прошла в желудок. Судя по всему, это работа очень профессионального убийцы. Он не выходил из машины.
Представьте: человек идет рядом с девушкой, машина останавливается, открывается окно и из пистолета «Макарова» производится несколько выстрелов, 4 выстрела попадают точно, ему даже не пришлось делать контрольный выстрел, подходить добивать. Он с расстояния попал в голову. При этом девушку не задели. Судя по всему, человек очень профессионально стреляет.>

Таким образом, картина убийства Яшиным была воспроизведена совершенно определенно:
1. Около идущих Немцова и Дурицкой останавливается автомобиль.
2. В автомобиле открывается окно.
3. Из этого окна из пистолета «Макарова» производится от 4 до 7 выстрелов, 4 пули попадают в Немцова, одна из них попадает ему в голову.
4. Автомобиль уезжает.

Поскольку Яшин сообщил, что ему звонила Дурицкая, поскольку он успел поговорить с ней до того, как ее увезли на допрос, поскольку в его рассказе она постоянно появляется, поскольку Яшин говорит, что это «она сообщила о том, что случилось», то понятно, что описание убийства, представленное Яшиным, — это передача им слов самой Дурицкой.

Однако полтора года спустя, 30 ноября 2016 года, на 22-м заседании Московского окружного военного суда по делу об убийстве Б.Немцова показания И.Яшина об обстоятельствах преступления оказались другими:

13:15
Семененко интересуется, что говорила Дурицкая после убийства Немцова.
— Не помню точно, что она говорила. Она плакала, вроде говорила, что ей страшно. Ну, в общем, женская такая, извините, реакция…
...
Адвокат Каверзин спрашивает…:
— Когда вы приехали и увидели Дурицкую, она подбежала к вам. Вы ее спрашивали, кто совершил преступление, кто стрелял, откуда, сколько людей было?
— У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы…
Между Каверзиным и судьей завязалась перепалка, поскольку Житников попросил не задавать повторные вопросы.
...
13:51
Теперь вопрос задает адвокат Садаханов:
— Вам известно, при каких обстоятельствах был убит Немцов. Не касаясь материалов дела, СМИ. Непосредственно у вас была информация?
— Я все на следствии сказал. Что вас конкретно интересует?
— Известно ли вам, каким способом, при каких обстоятельствах?
— Я сказал на следствии. Другой информации у меня нет.>
https://zona.media/online/2016/30/11/nemtsov_22

Пока общественности неизвестно, что именно Яшин сказал на следствии, но в зале суда он заявил, что не знает никаких особенных обстоятельств и подробностей убийства. То есть 28 февраля 2015 года он их знал и воспроизвел их, как минимум, трижды публично. А 22 ноября 2016 года он уже ничего о них не знал и не помнил.

Более того, если 28 февраля 2015 г. Яшин постоянно подчеркивал, что успел переговорить с Дурицкой, и ему «она сообщила, что произошло», то 22 ноября 2016 г. он уже «ничего не помнил», а у Дурицкой «была такая женская реакция».

Понятно, что ключевое событие, заставившие Яшина радикально изменить свои показания, произошло вечером 28 февраля 2015 г. Именно тогда появилась видеозапись ТВЦ, на которой, пусть и с невысоким качеством, пусть на расстоянии, пусть прикрытое уборочной машиной, все же оказалось запечатленным убийство Немцова. После появления этой пленки стало ясно, что описание, предложенное миру Яшиным, как минимум, трижды, затем широко растиражированное СМИ, не имеет ничего общего с действительностью. Иными словами, если бы не появилась эта видеозапись, то, возможно, до сегодняшнего дня отрабатывалась бы (а в суде доказывалась бы) версия об убийстве Немцова в результате стрельбы из окна остановившегося автомобиля.

Спрашивается, а почему же ночью и днем 28 февраля 2015 г. Яшин столь уверенно и столь определенно рассказывал версию, которая была заведомо ложной? Может быть, потому что ее ему рассказала Дурицкая? Но Дурицкая, судя по всему, эту историю ему не рассказывала.

Во-первых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, тогда, когда он приехал на мост, Дурицкая ему ничего содержательного не сказала, а он сам ее ни о чем не спрашивал: «У меня не было возможности задать такие вопросы, потому что наше общение длилось около минуты и она была в истерике. Было понятно, что человека убили, и задавать какие-то вопросы...»

Во-вторых, по показаниям самого Яшина в Московском окружном военном суде, на самом деле Дурицкая ему не звонила, ему звонила Ольга Шорина:
«— А на месте убийства были?
— Да, я его видел уже убитым. Мне позвонила Ольга Шорина, пресс-секретарь ПАРНАС. Я был в кафе Artefaq, она мне позвонила и сказала, что Немцова убили на «Большом мосту», и ей Аня позвонила».

То есть это означает, что, рассказывая общественности 28 февраля 2015 г. о звонке Дурицкой ему, Яшину, сам Яшин отдавал отчет, что тем самым вводит общественность, мягко говоря, в заблуждение. Кроме того, похоже, что отношения между Дурицкой и Яшиным были, возможно, не столь доверительными, как об этом могло сложиться впечатление из рассказов Яшина о якобы ее звонке ему и об обстоятельствах убийства, якобы полученных им от Дурицкой.

В-третьих, и самой встречи Дурицкой с Яшиным в ночь убийства, возможно, вообще не было.
По крайней мере, сама Дурицкая ни разу о такой встрече не говорила.

Кроме того, реконструкция последовательности событий той ночи делает физическую возможность такой встречи крайне маловероятной.
Дурицкая позвонила помощнице Немцова в 23.50 27 февраля.
Помощница Немцова позвонила О.Шориной приблизительно в 23.55.
Шорина позвонила Яшину около полуночи.
Яшину потребовалось примерно 20 минут, чтобы доехать до места убийства.
В 00.27 28 февраля он послал свой твит с сообщением о гибели Немцова, находясь уже на мосту:
«Немцова застрелили. Он мертв».
Учитывая все эти факты, Яшин, очевидно, приехал на место убийства Бориса Немцова не ранее чем в 00.20, скорее всего, около 00.25 28 февраля.

В момент приезда Яшина на место гибели Немцова Дурицкая в течение уже не менее получаса находилась в полном окружении полицейских и ни с кем кроме них ни в какие разговоры уже не вступала. По ее словам, полиция приехала на место убийства «достаточно быстро», «через десять минут» после ее звонка по номеру 112 (звонок был сделан в 23.40), то есть примерно в 23.50 27 февраля. Полиция сразу же посадила Дурицкую в полицейский автомобиль и затем увезла ее для допроса, который без перерыва продолжался до 5 часов утра:

— Что произошло, когда приехала полиция, и через сколько она кстати приехала?
— Приблизительно через 10 минут приехала.
— Что произошло — вы сразу сказали, что убит Немцов? Как все происходило после приезда полиции?
— Я не помню, что было дальше.
— Вас забрали на допрос сразу же или вы оставались еще на месте преступления?
— Сразу же.
— Вас сразу же увезли? Куда вас увезли и долго ли вас допрашивали?
— Меня допрашивали до утра.>
https://tvrain.ru/teleshow/here_and_now/_mne_ne_objasnjajut_pochemu_menja_do_sih_por_derzhat_v_rossii_anna_duritskaja_ob_ubijstve_borisa_nemtsova_i_rabote_sledstvija_ekskljuziv_dozhdja-383219/

И.ВоробьеваИ, соответственно, потом приехала полиция, но она приехала через какое-то длительное время или достаточно быстро?
А.Дурицкая Достаточно быстро.
И.ВоробьеваСкорая помощь прибыла тоже на место, я правильно понимаю?
А.Дурицкая Я не помню, я потом села в автомобиль полиции и ничего после этого не видела и 
не помню.
http://echo.msk.ru/programs/beseda/1503470-echo/

Наконец, и это самое главное, судя по рассказам Дурицкой, описание убийства, распространенное Яшиным, не соответствовало тому, что видела она сама, и потому оно в принципе не могло исходить от нее.

Телеканал «Дождь», 2 марта 2015 г.:
— Откуда появился убийца?
— Я не знаю. Я не видела, потому что это происходило за моей спиной.
— За вашей спиной, то есть киллер был сзади? Он не вышел с лестницы?
— Я не знаю, откуда он вышел, но он был за спиной, сзади.
— А что произошло — вы обернулись, увидели человека в маске или без маски?
— Я не увидела человека. Обернувшись, я только увидела автомобиль светлого цвета, но я не увидела ни марку, ни номеров автомобиля, который уезжал.
— Вы увидели, как убийца садится в машину?
— Нет, я не видела этого.
— То есть просто стартующий резко автомобиль?
— Да.
— Анна, а какие-то звуки, крики, какие-то слова, может быть угрозы в ваш адрес, что-то еще было?
— Ничего не было.
— А какая марка машины была?
— Я не знаю, какая марка машины была.>

Эхо Москвы, 2 марта 2015 г.:
И.Воробьева Если я правильно поняла, Анна, вы не видели этого человека?
А.Дурицкая Нет.
И.Воробьева То есть он был у вас где-то за спиной?
А.Дурицкая Да.
И.Воробьева Анна, скажите, пожалуйста, что вы увидели, что вы смогли увидеть там?
А.Дурицкая Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет — я точно сказать ничего не могу. >

Таким образом, объяснения Дурицкой прямо противоречат рассказам Яшина.
Во-первых, выясняется, что Дурицкая не звонила Яшину и не сообщала ему о гибели Немцова.
Во-вторых, она ничего содержательного об убийстве Яшину не сообщала.
В-третьих, на месте убийства она с Яшиным, возможно, вообще не виделась.
Наконец, она не могла рассказать Яшину про стрельбу из открытого окна остановившейся машины, поскольку не видела ни того, кто стрелял, ни того, откуда стреляли.
Значит, источником рассказов Яшина об остановившейся машине, из окна которой стреляли в Бориса Немцова, была не Дурицкая, а кто-то другой? Кто?

Но, может быть, Дурицкая со временем изменила свои показания? Может быть, вначале, то есть 28 февраля, она действительно говорила про выстрелы из окна остановившегося автомобиля, а затем, после появления записи ТВЦ, сказала, что ничего не видела?

Вот материалы допроса А.Дурицкой днем 28 февраля (проведенного еще до появления видеозаписи ТВЦ), обнародованные на заседании Московского окружного военного суда 30 ноября 2016 г.:

Пройдя около моста, я услышала некие хлопки, подумала, что это какие-то петарды под ногами, начала смотреть под ноги, увидела, что он падает. После 5-6 выстрелов увидела автомобиль светло-серого цвета, который уехал неизвестно куда.
Следующая запись 17:32 — участники следственных действий едут на машине по маршруту, которым шли Немцов и Дурицкая: мимо храма Василия Блаженного, затем заезжая на Большой Москворецкий мост. На записи видна толпа людей, растянувшаяся по тротуару. Машина замедляет ход, приближаясь к месту убийства. «Дальше, — говорит Дурицкая. — Вот, где цветы». Автомобиль останавливается. Дурицкая смотрит на мост, пока следователь описывает для протокола место, где они остановились.
— Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?
— Я не знаю, я не видела машину.
— Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров.
— Я не помню, — отвечает Дурицкая, добавляя, что шла ближе к проезжей части.>

То есть днем 28 февраля участникам следственных действий — следователям и адвокату — Дурицкая говорила в принципе то же самое, что и 2 марта в эфирах «Дождя» и «Эха Москвы», — что она не видела машины даже в тот момент, когда та отъезжала.

Правда, двумя днями спустя, 2 марта, в эфире «Дождя» в присутствии невидимых зрителям людей она вынуждена была немного подкорректировать свои слова, «вспомнив цвет машины»: «увидела автомобиль светлого цвета».

Правда, полчаса спустя, в эфире «Эха Москвы», по дороге, по ее словам, на допрос, она вновь вернулась к своим первоначальным показаниям: « Я увидела автомобиль, который уезжал уже с места преступления, но ни номеров, ни марки, ни даже цвет — я точно сказать ничего не могу «.

Как бы то ни было, но «стрельбы 4-7 выстрелами из открытого окна остановившегося автомобиля», про которую рассказывал Яшин, приехавший на место преступления примерно через 50 минут после нападения на Немцова, Дурицкая, бывшая с Немцовым в момент атаки, не видела.

Тогда один из следователей, проводивших с ней следственные действия 28 февраля, делает ей «незаметную подсказку» про «необходимую машину»:
«Машина, из которой стреляли, ехала по какой полосе?»
Однако Анна Дурицкая твердо отвечает ему:
«Я не знаю, я не видела машину».

Тогда на помощь «злому следователю» приходит «добрый адвокат» Прохоров и «поясняет»:
«Ну, когда она отъезжала, — говорит Прохоров».
Несмотря на двойное давление — и со стороны следователя, а теперь еще и со стороны адвоката погибшего — девушка не поддается:
«Я не помню, — отвечает Дурицкая».
И добавляет, что «шла ближе к проезжей части», тем самым своими показаниями затрудняя утверждение Яшина и следователя, будто бы стрельба велась из окна автомобиля, находившегося на проезжей части моста.

Обратим внимание на то, что свидетель убийства Дурицкая настойчиво говорит о том, что не видела машины, а ее собственное положение в момент атаки в большой степени закрывало линию обстрела со стороны проезжей части. В то же время отсутствовавшие на месте преступления Яшин и следователь утверждают, что такая машина была, и что именно из нее раздались выстрелы. Адвокат Прохоров, похоже, помогает им в этом.

Следует заметить, что версию об остановившейся машине, из окна которой велся огонь, до вечера 28 февраля 2015 г. поддерживали не только они. Активное участие в ее распространении приняла Елена Алексеева, официальный представитель МВД РФ (2’15″ — 2’25″ видеозаписи):
«Внезапно подъехавший автомобиль. Из него было произведено несколько выстрелов. В результате четыре из них попали в спину..


Как видим, вопреки показаниям свидетеля А.Дурицкой, данным ею сразу же после убийства и затем несколько раз ею повторенным, как минимум, трое (а с учетом адвоката Прохорова четверо) граждан — соратник погибшего И.Яшин, официальный представитель МВД Е.Алексеева, неназванный следователь Следственного комитета, а также, похоже, адвокат убитого В.Прохоров — с полуночи до вечера 28 февраля придерживались другой версии преступления, согласно которой убийство Бориса Немцова произошло в результате выстрелов из открытого окна автомобиля, остановившегося рядом с шедшими Немцовым и Дурицкой. Первые двое из указанных четырех граждан сообщили эту версию общественности и СМИ, а третий и четвертый попытались заставить Дурицкую дать показания в подтверждение этой версии.

Вечером 28 февраля (т.е. в момент появления видеозаписи ТВЦ в открытом доступе), мир узнал, что версия убийства, распространенная Яшиным и Алексеевой и поддержанная неназванным следователем Следственного комитета и адвокатом Прохоровым, с самого начала была ложной.

Меня не очень интересует, каким словам И.Яшина рекомендуется верить — его первоначальным заявлениям 28 февраля 2015 г. или же его показаниям на судебном заседании 30 ноября 2016 г.
Меня не очень интересует, почему ночью 28 февраля 2015 г. официальный представитель МВД Е.Алексеева сделала ложное заявление об обстоятельствах убийства, слово в слово совпавшее с заявлениями Яшина, прозвучавшее за полчаса до этого.
Меня не очень интересует, почему следователь Следственного комитета пытался заставить А.Дурицкую дать ложные показания об обстоятельствах убийства Немцова.
Меня даже не очень интересует, почему адвокат погибшего Б.Немцова В.Прохоров помогал следователю Следственного комитета оказывать психологическое давление на А.Дурицкую с целью получения от нее желаемых для следствия показаний.
И меня даже не очень интересует, почему у таких четырех, на первый взгляд, разных людей оказались столь совпадающие позиции.

По большому счету меня интересует лишь одно — кто главный автор этой лживой версии, поддержанной этими четырьмя гражданами и запущенной городу и миру менее чем через час с момента убийства Бориса Немцова? То есть тогда, когда следствие по большому счету даже еще не приступило к своей работе? То есть тогда, когда в принципе еще нельзя было знать всех обстоятельств того, как на самом деле произошло убийство, но кому-то уже точно было известно, в какую сторону надо было направлять ход следствия и внимание общественности?

Когда будет названо имя главного автора этой лживой версии, прояснятся ключевые детали ответа на интересующий наше общество вопрос — кто именно убил Бориса Немцова.

Оригинал
В обсуждении несколько комментаторов обратили внимание на то, что несвободные политические режимы, несмотря на их одинаковый статус («несвободный» в терминологии Фридом Хауса) и одинаковое у них значение уровня политических прав (7 по индексу ФХ), все же имеют некоторые различия.

Для того, чтобы получить более полную картину сходства и различий таких режимов, в таблицу «Рейтинг несвободных политических режимов в 2016 г.» включены все страны и непризнанные территории, политический режим которых отвечает, как минимум, одному из следующих трех критериев:
— страны и территории, политический режим которых характеризуется Фридом Хаусом как «несвободный»;
— страны и территории, уровень политических прав в которых равен 7 по данным ФХ;
— страны и территории, суммарный рейтинг по компонентам политических прав и гражданских свобод в которых по данным ФХ равен 35 и ниже.

Таблица дает некоторое представление об оттенках автократического правления в 60 странах мира и предоставляет детализированную картину того места, какое среди этих несвободных стран занимает нынешняя Россия.

Рейтинг несвободных политических режимов в 2016 г.




Пояснения:
NF — несвободный политический режим
PF — частично свободный политический режим
Источник: Фридом Хаус.

Данные таблицы показывают, что российский политический режим по состоянию на 2016 г. является более несвободным, чем многие режимы, традиционно воспринимаемые в качестве мировых символов несвободы и авторитаризма, как, например, режимы Уганды, Габона, Мьянмы, Зимбабве, Мавритании, Венесуэлы, Ирака, Египта, Омана, Афганистана, Анголы, Руанды.

Что касается объема только политических прав (без гражданских свобод), то у российских граждан их меньше, в частности, чем у жителей таких стран и непризнанных территорий, как Джибути, ОАЭ, Иран, Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье.

Самой важной характеристикой, являющейся общей для тех 35 стран мира, уровень политических прав в которых равен 7, заключается в том, что смена власти и тем более политического режима в них не происходит в результате т.н. «выборов» — президентских или парламентских.

Поэтому участие в такого рода «выборных представлениях» сторонников настоящей оппозиции способствует только дальнейшему укреплению таких режимов. Граждане, искренне желающие сменить такую авторитарную власть и заменить такого рода несвободный политический режим, обязаны отдавать себе отчет в том, что смена власти и политических режимов в таких странах если и происходит, то не в результате т.н. «выборов».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире