aillar

Андрей Илларионов

25 сентября 2016

F

Крещатик был взорван большевиками

Инженерные части Красной армии и отряды НКГБ перед отступлением в сентябре 1941 года заминировали Крещатик и стратегические объекты столицы. Впервые во Второй мировой войне были массово использованы радиоуправляемые (на расстоянии до 400 км) фугасы. 24 сентября после обеда раздался первый взрыв. Пятьдесят тысяч киевлян осталось тогда без крова и имущества. Количество жертв среди мирного населения и оккупантов до сих пор неизвестно.

Инженерные части 37-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Андрей Власов, (будущий защитник Москвы, а потом — коллаборационист) и соответствующие подразделения войск НКГБ начали широкомасштабные работы по минированию столицы, когда ход боевых действий приобрел угрожающие для позиций советских войск характер. Руководствовались указанием Сталина: создавать невыносимые условия врагу.

Впервые в практике Второй мировой войны были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства (фугасы, взрываемые по радио с большого расстояния — до 400 км.). Подготовительные работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали в чем дело. Правда они и не подозревали о далеко идущих намерениях военных и о своем, фактически, заложничестве. Так, по воспоминаниям старожилов, в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18 (теперь на этом месте находится гостиница «Україна» (недавно еще «Москва» — Ред.) взрывчатку в деревянных ящиках носили энкаведисты из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец, Международный центр культуры и искусств, а теперь Кинопалац — Ред.), объясняя, что это они как будто перепрятывают архивы. Руководил операцией по минированию полковник Александр Голдович (начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев. После войны генерал-лейтенант, проживал в Москве — Ред.).

Взрывчатка была заложена под все электростанции, водопровод, объекты железнодорожного транспорта, связи (почтамт, телеграф, АТС), мосты через Днепр и подступы к ним, все важные административные здания: Совнарком (ныне — улица Грушевского, 12), Верховная Рада, ЦК КП/б/У (ныне — улица Десятинная, 2), штаб КОВО (улица Банковская, 11), НКГБ (Владимирская, 33). А также Успенский собор, оперный театр, музей Ленина (ныне — Дом учителя), отдельные большие жилые дома. «Софийский собор спас от разрушения тогдашний директор заповедника архитектор Олекса Повстенко, — рассказывает Дмитрий Малаков, заместитель директора Музея истории Киева. — Минерам, которые приехали со взрывчаткой в «подвалы Софии», он сказал, что таких подвалов не существует».

17 сентября из Киева начали отходить части Красной армии. В тот же день вышли из строя электростанции и водопровод. Настало безвластие. 19 сентября позади отступающих советских войск подразделения НКГБ подорвали металлические фермы обоих железнодорожных и автогужевого (имени Евгении Бош) мостов через Днепр, подпалили деревянный Наводницкий мост, рядом с которым тогда уже торчали из воды быки недостроенного будущего моста имени Патона. Не все красноармейцы даже успели перейти на левый берег. В тот же день передовые подразделения немецкой шестой армии вошли в Киев. Зная о минировании и прислушавшись к пущенному подпольщиками слуху о том, что как только электрика будет включена, весь город взорвется, немецкие саперы принялись разминировать те объекты, о которых узнали от собственной агентуры и населения. Так, в частности, были спасены Оперный театр, музей Ленина, правительственные здания. Вытащив из здания музея Ленина три тонны тринитротолуола вместе с радиоуправляемыми устройствами, немцы выставили свою добычу на всенародное обозрение, иронизируя, что мол, большевики даже собственную «святыню» заминировали!

Однако 24 сентября после обеда произошел мощный взрыв в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, 28/2, куда население, по приказу оккупационных властей, сдавало радиоприемники. В этом доме разместилась немецкая комендатура. От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, в частности, в гостинице «Спартак» (Крещатик, 30/1). Началась катастрофический пожар главной улицы Киева.

В городе действовала диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.

Последствия взрывов и пожаров были ужасающими: исторического центра Киева, составлявшего славу города, больше не существовало. В горы битого кирпича, обожженные скелеты зданий превращены Крещатик и еще три километра прилегающих к нему улиц: Николаевская (ныне Городецкого), Меринговская (Заньковецкой), Ольгинская, часть Институтской, Лютеранской, Прорезной, Пушкинской, Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого), бульвара Шевченко, Большой Васильковской, Думская площадь (Майдан Незалежности) — всего 940 крупных жилых и административных зданий, среди них пять лучших кинотеатров, театр, консерватория, цирк.

21 октября 1941 года газета «Українське слово» писала:
«Первый взрыв облаком дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин «Дитячий свит». С этого все и началось. Взрыв за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика. Ночью киевляне наблюдали большую зарницу, которая постоянно разрасталась. Большевики разрушили водопровод. Потушить пожар было невозможно. В то время огонь был хозяином — он пожирал и уничтожал дом за домом. Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральна городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!»

В первые же дни бедствия, вызванного взрывами, когда более 50 тыс. киевлян остались без жилья и имущества, гитлеровцы тщетно попытались «раскачать» население на погром в городе, и его руками выполнить «грязную работу» по расправе над евреями.

Ситуацию, сложившуюся в Киеве, отражает датированный 7 октября 1941 г. германский документ «Сообщение о событиях в СССР», подготовленный полицией безопасности и СД: «Еще ранее из-за занятия евреями лучших рабочих мест при господстве большевиков и из-за их службы в НКВД как агентов и доносчиков, а также из-за происшедших в Киеве взрывов и возникших крупных пожаров, возмущение населения против евреев было чрезвычайно большим» (Война Германии против Советского Союза, с. 124).

Но ни тогда, ни позже ни одного конкретного факта погромов или фамилии не было приведено даже в немецких документах. Нелепость попыток представить евреев как виновников большой беды киевского населения была очевидна даже для сбитой с толку охваченной паникой толпы. Их несостоятельность подтвердилась и позднее, в октябре и даже в ноябре 1941 г., когда взрывы и пожары продолжались в уже «очищенном» от евреев городе.

Боевой операцией советских спецслужб воспользовались оккупационные власти, использовав ее как повод для акции по «окончательному решению» еврейского вопроса в Киеве. Взрывы, пожары, хаос, обстановка беды, страха, возмущения и подозрения дали нацистам повод для проведения однократной крупномасштабной истребительной операции по уничтожению евреев в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года.

Гестаповский отчет № 6, подписанный Генрихом Мюллером, уточнял: «Недостача жилья, особенно в Киеве, в результате больших пожаров и взрывов была ощутимой, однако после ликвидации евреев ее удалось устранить благодаря поселению в квартиры, которые освободились».

Ниже следует часть главы «Крещатик» из книги Анатолия Кузнецова «Бабий Яр». Она была написана автором в 1967-69 годах, когда в свет уже вышел кастрированный цензурой журнальный вариант рукописи его книги (целиком рукопись была опубликована в нью-йоркском издательстве «Посев» в 1986 году и переиздана в 1991 в издательстве «Радянський письменник»).

А.Кузнецов. Глава «Крещатик» из книги «Бабий Яр»

«… — Евреи, встать!! — повторил шеф громче и покраснел.

Опять никто не поднялся.

— Жиды, встать!!! — закричал шеф, хватаясь за пистолет.

Тогда в разных местах зала стали подниматься музыканты — скрипачи, виолончелисты, — некоторые техники, редакторы. Наклоняя головы, гуськом побрели к выходу.

Шеф дождался, пока за последним закрылась дверь. Затем на ломаном русском языке он объявил оставшимся, что мир должен услышать голос свободного Киева. Что в считанные дни нужно восстановить радиостанцию и с завтрашнего дня — все за работу. Кто уклонится, будет рассматриваться как саботажник. Начинается мирная созидательная работа.

Притихшие, озадаченные люди поднялись, чтобы расходиться.

И тут раздался первый взрыв.

Это было 24 сентября, в четвертом часу дня.

Дом немецкой комендатуры с «Детским миром» на первом этаже взорвался. Взрыв был такой силы, что вылетели стекла не только на самом Крещатике, но и на параллельных ему улицах Пушкинской и Меринга. Стекла рухнули со всех этажей на головы немцев и прохожих, и многие сразу же были поранены.

На углу Прорезной поднялся столб огня и дыма. Толпы побежали — кто прочь от взрыва, кто, наоборот, к месту взрыва, смотреть.

В первый момент немцы несколько растерялись, но потом стали строить цепь, окружили горящий дом и хватали всех, кто оказался в этот момент перед домом или во дворе.

Волокли какого-то долговязого рыжего парня, зверски его били, и разнесся слух, что это партизан, который принес в «Детский мир» радиоприемник — якобы сдавать, но в приемнике была адская машина.

Всех арестованных вталкивали в кинотеатр здесь же рядом, и скоро он оказался битком набитым израненными, избитыми и окровавленными людьми.

В этот момент в развалинах того же самого дома грянул второй, такой же силы, взрыв. Теперь рухнули стены, и комендатура превратилась в гору кирпича. Крещатик засыпало пылью и затянуло дымом.

Третий взрыв поднял на воздух дом напротив — с кафе-кондитерской, забитой противогазами, и с немецкими учреждениями.

Немцы оставили кинотеатр и с криками: «Спасайтесь, Крещатик взрывается!» — бросились бежать кто куда, а за ними арестованные, в том числе и рыжий парень.

Поднялась невероятная паника. Крещатик действительно взрывался.

Взрывы раздавались через неравные промежутки в самых неожиданных и разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять.

Взрывы продолжались всю ночь, распространяясь на прилегающие улицы. Взлетело на воздух великолепное здание цирка, и его искореженный купол перекинуло волной через улицу. Рядом с цирком горела занятая немцами гостиница «Континенталь».

Никто никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов, а также мирных жителей и имущества, так как никогда ничего на этот счет не сообщалось [ни большевиками, ни фашистами].

Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно сравнить, пожалуй, лишь со знаменитым пожаром Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 году.

На верхних этажах и чердаках зданий было заготовлено множество ящиков боеприпасов и противотанковых бутылок с горючей смесью, ибо советское военное командование собиралось драться в Киеве за каждую улицу, для чего весь город был изрыт рвами и застроен баррикадами. Теперь, когда к ним подбирался огонь, эти ящики ухали с тяжким характерным взрывом-вздохом, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик.

Немцы, которые так торжественно сюда вошли, так удобно расположились, теперь метались по Крещатику, как в мышеловке. Они ничего не понимали, не знали, куда кидаться, что спасать.

Надо отдать им должное: они выделили команды, которые побежали по домам всего центра Киева, убеждая жителей выходить на улицу, эвакуируя детей и больных. Много уговаривать не приходилось.

Жители — кто успел схватить узел, а кто в чем стоял — бежали в парки над Днепром, на Владимирскую горку, на бульвар Шевченко, на стадион. Было много обгоревших и раненых.

Немцы оцепили весь центр города. Пожар расширялся: горели уже и параллельные Пушкинская и Меринга, поперечные улицы Прорезная, Институтская, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Пассаж. Было впечатление, что взрывается весь город.

До войны в Киеве начинали строить метро, и теперь поползли слухи, что то было не метро, а закладка чудовищных мин под всем Киевом. Но более правдоподобными были запоздалые воспоминания, что по ночам во дворы приезжали грузовики, и люди в форме НКВД что-то сгружали в подвалы. Но куда в те времена не приезжали по ночам машины НКВД и чем только они ни занимались! Кто и видел из-за занавески — предпочитал не видеть и забыть. И никто понятия не имел, где произойдет следующий взрыв, поэтому бежали из домов далеко от Крещатика.

Откуда-то немцы срочно доставили на самолете длинные шланги, протянули их от самого Днепра через Пионерский парк и стали качать воду мощными насосами. Но до Крещатика вода не дошла: среди зарослей парка кто-то шланги перерезал.

Над чудовищным костром, каким стал центр Киева, образовались мощные воздушные потоки, в которых, как в трубе, высоко взлетали горящие щепки, бумаги, головни, посыпая то Бессарабку, то Печерск. Поэтому на все крыши повзбирались немцы, полицейские, дворники, добровольцы, засыпали головни песком, затаптывали угли. Погорельцы ночевали в противовоздушных щелях, в кустах бульваров и парков.

Немцы не могли даже достать трупы своих погибших или жителей, они сгорали дотла. Горело все, что награбили немцы, горели шестикомнатные квартиры, набитые роялями, горели радиокомитет, кинотеатры, универмаги.

После нескольких отчаянных дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла, в котором, кажется, уже не оставалось ничего живого, и только наблюдали пожар издали.

Крещатик продолжал гореть в полном безлюдье, только время от времени в каком-нибудь доме с глухим грохотом рушились перекрытия или падала стена, и тогда в небо взлетало особенно много углей и факелов.

Город насквозь пропитался гарью; по ночам он был залит красным светом, и это зарево, как потом говорили, было видно за сотни километров и служило ориентиром для самолетов.

Сами взрывы закончились 28 сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков.

А когда оно было снято и немцы туда пошли, то улиц, собственно, не было: падавшие с двух сторон здания образовали завалы. Примерно месяц шли работы по прокладке проездов. Раскаленные развалины дымились еще долго; даже в декабре я своими глазами видел упрямо выбивающиеся из-под кирпича струи дыма.

Взрыв и пожар Крещатика, нигде и никем до сего момента толком не описанные, должны, по-моему, войти в историю войны принципиальной вехой.

Во-первых, это была первая в истории скрупулезно подготовленная акция такого порядка и масштаба. Нужно уяснить, что значил Крещатик для Киева. При соответствующем масштабе это все равно, как если бы взорвался центр Москвы в пределах Бульварного кольца, Невский проспект в Ленинграде с окружающими улицами или, скажем, сердце Парижа до Больших бульваров. До этой варварской акции такое и вообразить было трудно, а вот НКВД вообразил и, так сказать, открыло в войнах новую страницу. Только после Крещатика и у немцев, и у советских родилось это правило: обследовать каждое занятое здание и писать «Проверено. Мин нет». Понятным было уничтожение при отступлении мостов, военных и промышленных объектов. Но здесь взрывалось сердце города сугубо мирное, с магазинами и театрами.

Во-вторых, многие приняли акцию с Крещатиком как первое такого размаха проявление народного патриотизма. Ни одна столица Европы не встретила Гитлера так, как Киев. Город Киев не мог больше обороняться, армия оставила его, и он, казалось, распластался под врагом. Но он сжег себя сам у врагов на глазах и унес многих из них в могилу.

С другой стороны, уничтожать древний и великолепный центр столицы ради одной патриотической пощечины врагу, губя при этом и множество мирных жителей — не слишком ли это? И вот тут начинаются вещи странные.

Никогда, ни в то время, ни после советские власти не признались во взрыве Крещатика, а наоборот, приписали этот взрыв… немцам. Они кричали в печати о варварстве фашистов, а потом после войны обтыкали развалины плакатами и писали во всех газетах: «Восстановим гордость Украины Крещатик, зверски разрушенный фашистскими захватчиками».

Хотя весь Киев прекрасно знал, что Крещатик разрушен советскими, населению вдалбливалось, что это сделали проклятые немцы. Только в 1963 году КГБ выдал для публикации небольшую «Справку КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И. Д. Кудри». Справка эта не говорит об уничтожении Крещатика, но лишь о «взрывах», совершенно обходя само слово «Крещатик».

Из нее выясняется, что И. Д. Кудря, под кличкой «Максим», был работником органов безопасности, по их заданию был оставлен в городе вместе с группой, в которую входили Д. Соболев, А. Печенев, Р. Окипная, Е. Бремер и другие. Цитирую:

«В городе… не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года, в числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. И хотя утвердительно никто не может сказать, кто конкретно осуществлял подобные взрывы, уносившие в могилу сотни «завоевателей», нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима». Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они».

Далее сообщается, что Д. Соболев погиб при одной из своих многочисленных операций, А. Печенев застрелился раненый в постели, когда его пришли арестовывать гестаповцы. Кудря-«Максим», Р. Окипная и Е. Бремер были схвачены в Киеве в июле 1942 года, но где они умерли, достоверно неизвестно.

В 1965 году в «Правде» был опубликован без всяких комментариев указ о присвоении И. Д. Кудре посмертно звания Героя Советского Союза. Более двадцати лет для колебаний по поводу такого решения, видимо, понадобилось, чтобы убедиться, что Кудря действительно погиб.

Подробности уничтожения Крещатика мог бы осветить только КГБ, но он хранил тайну. И остается масса неясного, непроверенного. Существует много слухов и легенд; о каком-то чекисте-смертнике, который ворвался в вестибюль «Континенталя», включил взрыватели и погиб при этом сам. О том, что другой смертник взорвал во время сеанса кинотеатр Шанцера, когда он был набит немцами и прочее. Все это трудно проверить. Несомненно одно: мины закладывались основательно, обдуманно, задолго до взятия немцами Киева, и, по крайней мере, в основной своей части имели систему взрывания, позволявшую их взрывать выборочно и в намеченное время.

Живы свидетели, видевшие доставку взрывчатки на грузовиках НКВД за месяц-полтора до взрывов. Им тогда и в голову не приходило, что это закладываются мины, потому что немцы были далеко от Киева, а газеты и радио захлебывались, заявляя, что Киев ни за что не будет отдан врагу. Но, видимо, органы безопасности лучше отдавали себе отчет в ситуации.

Взрывая мирный Крещатик, диверсанты Красной армии действительно нанесли немцам ощутимый военный урон, а то, что при этом погибнет втрое больше мирных жителей, это советскую власть никогда не волновало. Тем более, что по советским понятиям люди, оставшиеся на оккупированной территории, — не патриоты, значит, и не люди.

Но был еще один, самый зловещий аспект этих событий шестидесятилетней давности. Немцы словно участвовали в жутком соревновании с Советами по уничтожению мирных ни в чем неповинных людей: 29 сентября 1941 года произошла ужасная трагедия Бабьего Яра».

https://www.interesniy.kiev.ua/kreshhatik-byil-vzorvan-bolshevikami/

Оригинал

Недавно несколько постингов Е.Ясина на сайте ЭМ и несколько выпусков передачи «Выбор ясен» оказались посвящены сравнению (отождествлению) реформ Л.Эрхарда в Германии и Е.Гайдара в России:

http://echo.msk.ru/blog/yasin/1824540-echo/
http://echo.msk.ru/blog/yasin/1829130-echo/
http://echo.msk.ru/blog/yasin/1832726-echo/

http://echo.msk.ru/programs/vyboryasen/1824524-echo/
http://echo.msk.ru/programs/vyboryasen/1828760-echo/
http://echo.msk.ru/programs/vyboryasen/1832802-echo/

И в опубликованных текстах и в прозвучавших интервью оказались косвенные и прямые ссылки на постинг в этом блоге от 14 ноября 2011 г. «Почему Гайдар – не Эрхард». Полагаю полезным еще раз вернуться к этому тексту.





Свою статью, подготовленную к циклу лекций «Реформы 90-х. Как это было», А.Нечаев завершает сравнением Е.Гайдара с Л.Эрхардом:
«Что касается общественного сознания, то оно устроено очень специфическим образом… Многие люди старшего и среднего поколения забыли страшные реалии конца СССР, а молодежь, к счастью, не знает их на личном опыте вовсе. Дарованные нам рыночной экономикой обыденные вещи – возможность купить любые товары и услуги в пределах своих доходов или в кредит, открыть собственное дело, поехать отдыхать или учиться за границу, свободно купив для этого валюту, право свободно перемещаться по стране и миру для поиска лучшей работы и многое многое другое, кажутся ныне абсолютно естественными и само собой разумеющимися. И это замечательно. Просто нелишне вспомнить, что в начале 90-х Е.Гайдару и его товарищам пришлось за создание этих возможностей серьезно бороться.
Людвиг Эрхард ныне в Германии фигура каноническая, почти святой, отец немецкого экономического чуда. А когда он был министром экономики и начинал реформы в разоренной войной Германии, его не клеймил только ленивый. В глазах профсоюзов он был врагом нации номер один. На Эрхарда даже покушения были. История расставляет свои оценки по прошествии времени, иногда очень долгого».

Чувства А.Нечаева, пытающегося выдать характер восприятия Е.Гайдара российскими гражданами за общественное восприятие Л.Эрхарда жителями Германии и мечтающего – вослед В.Новодворской и К.Боровому («Ну, святой человек! И Вы это прекрасно знаете, Егор Тимурович – святой») – убедить российскую аудиторию в необходимости «канонизации» «почти святого» Е.Гайдара, понять можно. Однако это не очень получается.

Почему?

Прежде всего потому, что те свободы, какие в своей статье А.Нечаев назвал «обыденными вещами» – от возможности открыть собственное дело до права свободно перемещаться по стране и миру, поехать отдыхать или учиться, – появились у российских граждан не благодаря Е.Гайдару. Они были предоставлены советским гражданам раньше, до Гайдара, – еще в СССР, в 1987-91 гг. в рамках проводившхся администрацией М.Горбачева – Н.Рыжкова политики перестройки и экономической реформы.

Конечно, в таком искажении исторической правды есть доля и проблем общественного сознания, и историческая забывчивость. Но главная причина заключается в другом:

Егор Гайдар никогда не был российским Людвигом Эрхардом.

В сопоставимых условиях тяжелых экономических кризисов в Германии в 1948-49 гг. и в России в 1991-92 гг. Л.Эрхард и Е.Гайдар поступили принципиально по-разному.

Следует подчеркнуть, что экономическое положение Германии после Второй мировой войны было много тяжелее, чем экономическое положение России в ходе и после роспуска СССР:
«Экономические последствия Второй мировой войны оказались для Германии катастрофическими: объем промышленного производства в 1946 г. составлял 33% от довоенного уровня, сельское хозяйство было отброшено на 30 лет назад, производство стали сократилось в 7 раз, добыча угля упала более чем в 2 раза. В ходе войны Германия потеряла около 7 млн человек, лишилась 25% своей территории (в границах 1937 г.), около 12 млн человек было выселено. Было разрушено около 20–25% жилья (25% повреждено), 20% промышленных строений и оборудования, 40% транспортных сооружений. Помимо этого немцам предстояло выплатить около 14 млрд долл. по репарациям, в том числе путем изъятия и вывоза промышленного оборудования».

Ситуация в России 1991 г. хотя и была непростой, но все же не столь тяжелой, как в Германии 1948 г.
В 1991 г. ВВП России был меньше своего пикового значения 1989 г. на 5,1%. В 1948 г. в трех западных зонах оккупации Германии ВВП был меньше своего пикового значения в 1944 г. примерно на 44%, своего значения в предвоенном 1938 г. – примерно на 30% (расчеты проведены по данным А.Мэддисона).

Абсолютный объем ВВП, произведенного на той территории, какая через год стала называться ФРГ, был равен приблизительно 152 млрд. дол. (международные доллары Гэри-Камиса). ВВП России в 1991 г. в тех же международных долларах Гэри-Камиса был более чем 7 раз большим и составлял 1093 млрд. дол.

ВВП на душу населения на территории Западной Германии в 1948 г. составлял 2834 дол., в России в 1991 г. – в 2,6 раза больше, или 7374 дол. (оба показателя – в международных долларах Гэри-Камиса).

Внешний долг России на конец 1991 г. был значительным – 67,8 млрд.дол. (база данных по внешнему долгу Мирового банка). Однако по покупательной способности он был меньше, чем объем репараций Западной Германии – 14 млрд. дол. в ценах 1948 г., или примерно 76 млрд. дол. в ценах 1991 г. Нетрудно посчитать, что бремя внешних обязательств относительно размеров экономики в случае России в 1991 г. было примерно в 8 раз меньше, чем в случае Западной Германии в 1948 г.

Общий объем помощи, какую Германия получила по плану Маршалла за 4 года (1948-1951 гг.), составил 1,5 млрд.дол. по текущим ценам, или примерно 8 млрд. дол. в ценах 1991 г. По данным российского Минфина за 4 года 1992-1995 гг. Россия получила внешней помощи в 2,5 раза больше – на сумму в 22 млрд. дол. (не считая гуманитарной помощи и средств, переданных по благотворительным каналам).

Несмотря на более благоприятные условия в России в 1991 г., чем это было в Германии в 1948 г., Е.Гайдар не сделал и малой части того, что сделал тогда Л.Эрхард.

Эрхард освободил цены.
Гайдар был непричастен к российской либерализации цен, решение о которой было принято и публично объявлено Б.Ельциным на V Съезде народных депутатов России 28 октября 1991 г. – до назначения Гайдара в российское правительство.

Эрхард дал экономическую свободу гражданам Германии.
Гайдар не имел отношения к написанию российского Указа о свободе торговли, его подготовил питерский экономист М.Киселев, а дорабатывал С.Васильев.

Эрхард резко сократил налоговое бремя в Германии, по низкому удельному весу налогов в ВВП Германия надолго стала лидером в Западной Европе.
Гайдар ввел НДС по запредельной для российской промышленности ставке – 28%, да еще и пытался повысить ее до 32%.

Эрхард сократил удельный вес государственных расходов в ВВП, находившийся в 1945 г. на уровне 117%, до 28% в 1948 г. и удерживал их на уровне 28-32% ВВП в течение первого десятилетия своего руководства министерством экономики.
Гайдар увеличил удельный вес государственных расходов в ВВП с примерно 50% до 69% ВВП, так что это последующие российские правительства были вынуждены уменьшать размеры государства, раздутые Гайдаром.

Коллега Эрхарда, министр финансов Германии Ф.Шеффер, с самого начала проводил жесточайшую бюджетную политику – немецкий бюджет был фактически сбалансирован.
Итогом бюджетной политики правительства Гайдара стал рост бюджетного дефицита до 23% ВВП в 1992 г.

Эрхард провел денежную реформу и ввел новую валюту – бундесмарку.
Гайдар не стал вводить российскую валюту и не отрезал Россию от рублевой зоны. Это было сделано только в июле 1993 г., когда Гайдара уже не было в российском правительстве.

Эрхард обеспечил полное прекращение необеспеченного кредитования со стороны германских денежных властей, благодаря чему кумулятивный прирост цен в Германии за первые семь лет составил менее 11%, а дойчемарка стала мировым эталоном надежности и стабильности.
Только за один 1992 г. Гайдар увеличил кредитование бюджета со стороны российского Центробанка (не считая квазибюджетные кредиты на закупку хлопка, конверсию, северный завоз и т.д., а также кредиты странам рублевой зоны) почти в 41 раз. В результате этого потребительские цены в одном 1992 г. выросли в 26 раз, оптовые цены – в 62 раза; даже с устранением воздействия первоначального инфляционного шока, вызванного ликвидацией накопленного в течение предыдущих десятилетий денежного навеса, потребительские цены только в результате действий непосредственно гайдаровского правительства выросли в 17 раз; рубль же стал символом необеспеченности и ненадежности.

В отличие от Эрхарда среди целей Гайдара не было финансовой стабилизации, позже Гайдар открыто признавался: «У нас, кстати, не было в тот момент цели затормозить инфляцию».

Эрхард не создавал преференций для узкого круга компаний, не национализировал производство шпал, не устанавливал административные поручения немецким землям по поставкам мяса, не субсидировал с помощью спецопераций осколки германского рейха в Латинской Америке, не спасал от банкротства немецкие банки, крышевавшие операции абвера и гестапо в Европе и других регионах мира, – то есть не делал того, чем с таким увлечением занимался Гайдар – от выделения валюты заводам по производству черепицы и поручений Центробанку для финансирования предприятий ТЭКа до финансирования разведцентра КГБ/ГРУ в кубинском Лурдесе и спасения от банкротства кгбэшного Евробанка в Париже.

Важнейшими принципами Эрхарда были экономическая свобода, твердая марка, стабильные цены.
Действия Гайдара привели к подавлению свободного предпринимательства, падающему рублю, галопирующим ценам.

В целом Эрхард проводил либеральную экономическую политику с элементами социальной поддержки.
Гайдар проводил в целом интервенционистскую политику в целях номенклатуры, спецслужб и олигархов.

Несмотря на жесточайшее сопротивление со стороны весьма влиятельных в послевоенной Германии социал-демократов, к тому же контролировавших значительную часть бундестага, Эрхард постоянно работал с парламентом, объясняя свою позицию, уговаривая оппонентов, не допуская конфронтации правительства с законодателями.
По отношению к депутатам Съезда народных депутатов и Верховного Совета России, поначалу настроенных к нему и к новому российскому правительству нейтрально-позитивно, Гайдар с самого начала пошел на циничный обман (утверждение президентского Указа о ваучерной приватизации во время депутатских каникул), а затем и на конфронтацию с ними. Конфронтация между исполнительной и законодательной ветвями власти в России привела к гражданской войне на улицах Москвы в октябре 1993 г. и проложила путь к нынешнему авторитарному политическому режиму.

Несмотря на свои принципиальные разногласия с влиятельными оппонентами Эрхард оставался последовательным демократом, идя с политическими оппонентами на обоснованные компромиссы и отдавая должное тем, кто пользовался поддержкой немецких избирателей.
Гайдар с пренебрежением относился к депутатам российского парламента, свысока – к тем, кто их избрал, с ненавистью – к самим институтам представительной власти; по своему происхождению и характеру он был представителем номенклатурной бюрократии, считавшим ниже своего достоинства подчиняться законодателям, избранным российским народом.

Ни лично предельно скромный Эрхард, ни его коллеги никогда никому не говорили, что он (они) спасли Германию от голода, распада и гражданской войны.
Гайдар и его сторонники не постеснялись развернуть бесстыдную пропагандистскую кампанию о том, что он якобы спас Россию от голода, распада и гражданской войны.

Эрхард был в течение 15 лет директором Управления хозяйства объединенных западных зон Германии и министром экономики Западной Германии, затем еще три года – бундесканцлером. Гайдар не провел столько времени во власти. Тем не менее его воздействие на проводившуюся в России экономическую политику было весьма значимым в течение не менее 7 лет: определяющим – в 1991-92 гг., когда он был последовательно министром экономики и финансов и вице-премьером, первым вице-премьером, и.о. премьера; решающим – в сентябре 1993 г. – январе 1994 г., когда он вновь был первым вице-премьером правительства; значительным – в 1994-1998 гг., когда он был руководителем крупнейшей фракции в Государственной Думе, и когда его ближайший друг и коллега А.Чубайс занимал ключевые позиции в российской исполнительной власти и проводил политику, согласованную с Гайдаром. Поэтому сопоставление результатов деятельности Л.Эрхарда и Е.Гайдара в первые семь лет работы каждого во власти – в Германии в 1948-55 гг. и в России в 1991-98 гг. – вполне приемлемо.

Итоги деятельности двух столь разных фигур очевидны:
— с начала реформ Людвига Эрхарда в последующие 7 лет германский ВВП вырос более чем в 2,1 раза,
— со времени первого прихода Егора Гайдара в российское правительство в последующие 7 лет российский ВВП упал на 39,5%.
За те же годы кумулятивный прирост цен в Германии составил менее 11%, в России – 4475 раз.

Полученные результаты говорят сами за себя:
— реформы Людвига Эрхарда создали «немецкое экономическое чудо», во многом укрепившее верховенство права и демократический политический строй в новой Германии;
— деятельность Егора Гайдара привела к крупнейшей экономической катастрофе в истории России, проложившей путь к разгулу бандитизма, господству олигархии, появлению и закреплению политической авторитарной системы во главе с корпорацией сотрудников спецслужб.

Результаты проведения двух принципиально различных, разнонаправленных типов экономической политики красноречивы.
В отличие от ритуальных заклинаний, лишенных каких-либо оснований, они говорят сами за себя – почему Егор Гайдар ни в чем не был российским Людвигом Эрхардом.
И почему он никогда не станет таковым в памяти российских граждан.

Оригинал

Взорванная НКВД ДнепроГЭС, 1941 год

Подрыв Днепрогэса 18 августа 1941 года

https://www.youtube.com/watch?v=9cjItPTmgf4

Станция была заминирована заранее (до начала августа) 157 полком НКВД. Использовалось более 20 тонн взрывчатки – аммонала, руководил операцией инженер-полковник Эпов Борис Александрович.

18 августа 1941 две дивизии Вермахта (9-я и 14-я) подошли к Запорожью, красная армия (18-я, 9-я армия с прикрепленными отдельными частями) была полностью деморализована и после первых стычек начала отступление, командование дало приказ на подрыв ДнепроГЭСа.

Около 20:15 прозвучал взрыв на станции и был образован пролом свыше 165 м, который спровоцировал волну высотой около 30 метров, которая смыла прибрежную городскую полосу, волна докатилась до о. Хортицы и дошла до соседних городов – Никополя и Марганца. Волны унесли свыше тысячи жизней мирного населения, уничтожили Запорожскую флотилию, бесчисленное количество людей оставили без крыш над головой, части германского Вермахта лишь наблюдали в бинокли за разыгравшейся драмой гибели сотен тысяч людей. Армейское командование, про подрыв не было предупреждено. В результате взрыва плотины погибли те советские солдаты, которые в этот момент переправлялись по плотине, плюс было затоплено еще занятое в тот момент советскими войсками Запорожье, были затоплены значительные части советских войск, которые находились ниже по течению, отрезаные водой войска вынуждены были сдаться в плен.



Оценка количества жертв различными исследователями колеблется от 20 000 человек (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо).

В  плавневой зоне острова Хортицы и Днепровских плавнях на десятки километров к Никополю и дальше стояли на позициях военные части. Взрыв плотины резко поднял уровень воды в нижнем течении Днепра, где в это время началась переправа отходивших под Николаевом войск 2-го кавалерийского корпуса, 18-й и 9-й армий. Эти войска были «отрезаны» при переправе, частью пополнили число группировки войск, попавших в окружение и плен, а частью сумели переправиться в неимоверно тяжелых условиях, бросив артиллерию и военное снаряжение.
Рассказывали, что погибло в плавнях тогда приблизительно 20000 красноармейцев — сколько именно никто и не думал считать[5]. Кроме войск, погибло в плавнях десятки тысяч голов  скота и много людей, которые на тот момент были там на работе.

Вот как описывают это событие очевидцы:
«И вдруг дрогнула земля. Мишка посмотрел на запад и ахнул: там, где-то у Днепра беззвучно вырастал, поднимался огромный, агромаднейший чёрный гриб… Плотина! Взорвали плотину!
— Мама, открой шире рот!!
— Что?
— Открой! Шире! Рот!
И рвануло! Ох, как рвануло! Гордость наша, любовь наша, красавец наш Днепрогэс, Днiпрельстан ти наш рiдний, какой же болью в наших сердцах отозвалась твоя боль, твоя смертельная рана, что ой как не скоро зарубцуется! А сколько же ещё впереди таких ран?»[6]

«…18-го августа….когда я добиралась до пристани, то видела, что вся Дубовая Роща и прибрежные дома были залиты днепровской водой, потому что в ночь под 17-е наши взорвали плотину (перемычку) ДнепроГЭСа, и вода хлынула сильным валом и снесла все на своем пути. А в плавнях ниже города оставалось много скота и людей. В городе стояла зловещая тишина и опустение, с часу на час ждали немцев – народ по случаю устроил грабеж мельниц и магазинов. Власть опомнилась и через пару дней в городе был восстановлен порядок» [7].
Марк Трояновский [8]: «Неожиданно 17-го утром в районе Днепрогэса появились немцы. Почти все работники политуправления были брошены на помощь в части, охраняющие подступы к плотине. Разрывы мин и снарядов. У въезда на плотину установлен броневик и полковые пушки. Через плотину отправляют пополнение, причем без винтовок…

Вскоре мы были свидетелями, как это пополнение побежало обратно. Выстрелами его начали гнать в бой снова. А еще через час всем без винтовок разрешено было уйти. Такая неразбериха расслабляла и стойкие части. Мы немного поснимали все эти безобразия у плотины. Сняли вспыхнувший на том берегу громадный пожар у военного завода.

Все под обстрелом, никто точно не знает где что. Пока мы решали, куда ехать, улицы города начали подвергаться интенсивному обстрелу. Мины и артиллерия. Неприятель рядом, на том берегу. Было жутко смотреть, как метались женщины, не зная как быть. Они живут на том берегу, работая на этом. Утром, как ни в чем не бывало, пошли на работу. Все было нормально, ходили трамваи. А теперь на той стороне градом сыплются снаряды. Пылают большие жилые дома. Люди в отчаянии.

Наступила тревожная ночь с 17 на 18 августа. На том берегу пылали пожары. Политотдел готовил машины для эвакуации. Штаб переезжает ночью. Ждали ночью прихода наших танков. А вдруг что-нибудь будет интересное!!!

Ночь провели у машин на улице. Раздалось несколько больших взрывов. Не знали, что это. Думали разрывы тяжелых снарядов. Ночью часов в 12 узнаем жуткую новость – плотина Днепрогэса и ж.д. мост взорваны. Взорваны без особой нужды, преждевременно, когда на том берегу остались наши части. Говорят, что сейчас ищут виновников. А сделали это как будто работники НКВД, спаниковали» [9].

В течение дня [30] я несколько раз по телефону проверял положение дела на Днепрогэсе. Вечером, примерно часов в пять, я позвонил секретарю обкома. Он мне сообщил, что на правом берегу у плотины появились немецкие танки и плотину взорвали… Поздно ночью я был в ЦК и доложил И. В. Сталину, что плотина Днепрогэса взорвана. Он ответил, что вовремя сделали и тем самым остановили продвижение немцев на этом участке фронта" [31].

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-полковник А.В.Хрулёв [32] позже также подтвердил, что санкцию на взрыв ДнепроГЭСа давали в Москве: «В период с 2 по 4 августа 1941 года непосредственно штабу тыла поручили доставку самолетами саперов и взрывчатки в Запорожье»[33].

Немцы впоследствии также подтвердили разрушение машинного зала работниками станции. В мемуарах Шпеера, который с сентября 1930 года  был руководителем военного строительства Рейха, а с февраля 1942-го – имперским министром вооружения, сообщается: «…Посетил я и взорванную русскими электростанцию в Запорожье. В ней, после того, как крупная строительная часть сумела заделать брешь в плотине, были установлены немецкие турбины. При своем отступлении русские вывели из строя оборудование очень простым и примечательным образом: переключением распределителя смазки при полном режиме работы турбин. Лишенные смазки, машины раскалились и буквально пожрали сами себя, превратившись в груду непригодного металлолома. Весьма эффективное средство разрушения и всего — простым поворотом рукоятки одним человеком!»[4].



Но турбины не были главной целью уничтожения. Следовало взорвать саму плотину. Немецкие войска были еще на правом берегу Днепра, в районе Никополя и Кривого Рога. О планируемом взрыве Днепровской дамбы никто не был предупрежден ни на самой дамбе, по которой в том времени двигались военные транспорты и войска, которые отходили на левый берег Днепра, ни населения и учреждения города Запорожье – километров 10-12 от гидроэлектростанции вниз по течению Днепра. Так же не были предупреждены военные части, расположенные вниз от Запорожья в днепровских плавнях, хотя телефонное соединение в то время на Левобережье функционировало нормально.

Изучение имеющихся документов 157-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, охранявшего и оборонявшего Днепрогэс до последней минуты, позволяет с точностью до часов установить время подрыва плотины: 20.00-20.30 18 августа 1941 года.
Именно в это время Днепрогэс, Днепровские плотины, железнодорожный мост через Днепр были взорваны.


ДнепроГЭС, 1942

РАССЕКРЕЧЕННЫЕ СОВЕТСКИЕ ДАННЫЕ:
В ответ на Ваше письмо No. 19760/09-38 от 17.08.2011 г. о предоставлении информации сообщаем следующее.

1. «Подрыв ДнепроГЭСа организован органами НКВД, что привело к гибели 100 тысяч человек». Согласно боевым донесением от 19 августа штаба Южного фронта Верховному Главнокомандующему подрыв плотины ДнепроГЭСа был осуществлен начальником Отдела военно-инженерного управления штаба Южного фронта подполковником О.Петровським и представителем Генштаба, начальником отдельного научно-исследовательского военно-инженерного института (г. Москва) военным инженером 1-го ранга Б.Еповым [Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. – Ф.228. – Оп.754. – Спр.60. – Арк.95]. Они действовали согласно распоряжениям Генштаба Красной армии, получив разрешение в случае крайней необходимости взорвать плотину.

Определить точное число погибших практически невозможно, имеющиеся источники позволяют оценить лишь приблизительные потери воюющих сторон. Известно о вероятной гибели 1500 немецких солдат [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941 / / Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. – М.: ЗНУ, 2010. – Вип.XXИХ. – С.200].

С советской стороны в зоне поражения наводнением находилась большая часть из 200 тыс. ополченцев области, стрелковая дивизия (один из ее полков оставался на о. Хортица), полк НКВД, два артиллерийских полка, а также более мелкие подразделения. Личный состав этих частей суммарно насчитывает более 20 тыс. бойцов. Кроме того, в ночь на 18 августа в широкой полосе от Никополя до Каховки и Херсона начался отход на левый берег двух общевойсковых армий и кавалерийского корпуса. Это еще 12 дивизий (150-170 тыс. солдат и офицеров). Кроме военных, от внезапного наводнения пострадали жители низинных улиц Запорожья, сел на обоих берегах Днепра, беженцы. Ориентировочная цифра людей в зоне поражения – 450 тыс. человек. Исходя из этих данных, численность погибших красноармейцев, ополченцев и гражданского населения с советской стороны в исторических исследованиях оценивается от 20-30 тысяч (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо) [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941//Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. — М.: ЗНУ, 2010. — Вип.XXИХ. – С.201; Руммо А.В. Скажите людям правду // Социологические исследования. — Москва, 1990. – No.9. – С.128]. Кстати, толчком к исследованию вопроса для А. Руммо был и личный мотив: его дед был среди советских граждан, погибших тогда на о. Хортица. Итак, подрыв ДнепроГЭСа было осуществлено уполномоченными Генштабом Красной Армии военными инженерами. Оценка количества жертв различными исследователями колеблется от 20 000 человек (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо).

ЭПОВ Борис Александрович
Родился 31 октября 1900 года. Инженер-полковник. Окончил Казанские Военно-Инженерные Курсы (последующем 4-я Инженерная школа) в 1919 году,  Военно-Инженерную Академию — в 1937 году. Кандидат технических наук. Автор многих научных работ по взрывному делу. Лауреат Сталинской (впоследствии Государственной) премии за 1942-1943 годы (вместе с П.Г. Радевич и Н.И. Ивановым). В Красной Армии с 1919 года (командир взвода прожекторной роты Запасного Инженерного батальона, затем служил в инженерном батальоне 13 стрелковой дивизии Южного фронта, в 1-м учебном Инженерный батальон в минно-подрывной роте). С 1927 года старший техник минно-подрывной лаборатории Научно-Испытательного Инженерно-Технического (НИИТ) Полигона в Нахабино. С 1939 года по 1941 год – на преподавательской работе в Военно-Инженерной Академии. Участник Советско-Финской войны 1939-1940 годов. В первые дни Великой Отечественной войны выехал в Ленинград с целью испытания дистанционного управления противотанковых миннозаградительных средств. С середины июля 1941 года участвовал в рекогносцировке и проектировании системы инженерных заграждений на подступах к Москве. С 1946 по 1950  руководитель спецлаборатории Удара и взрыва. С 1950 по 1955 — начальник кафедры взрывного дела и заграждений Военно-Инженерной Академии.


Вот что вспоминает об этих днях Борис Александрович:
«14 августа меня вызвал начальник инженерных войск генерал Л.З. Котляр и предложил дать соображения о выводе из строя Днепровской ГЭС путем разрушения плотины, моста через аванкамеру и машинного зала и необходимых для этого материалах, а также приказал вылететь утром специальным самолетом в Запорожье для подготовки намеченных разрушений, придав мне двух младших лейтенантов и дав необходимые указания начальнику инженерных войск Южного фронта полковнику Шифрину [34]. Прибыв в Запорожье и убедившись, что другим самолетом необходимые материалы доставлены и находятся на аэродроме, я явился к начинжу фронта и находившемуся в Запорожье члену военного совета фронта Т. Коломийцу, а затем приступил с помощью упомянутых младших лейтенантов и выделенного одного батальона к подготовке выполнения полученного задания. Начальник ДнепроЭнерго в это время занимался подготовкой и эвакуацией генераторов станции. Охрану подготовительных работ вел полк НКВД.Прибывший вместе с начинжем Шифриным начальник штаба фронта генерал Харитонов дал указание выполнить разрушение после того, как немцы выйдут на правый берег Днепра. Правом на выполнение задания будет отход охранного полка НКВД и специально выделенного для связи подполковника А.Ф.Петровского [35].К концу дня 18 августа немцы вышли на правый берег Днепра и начали обстрел левого берега; полк НКВД также отошел на левый берег и командир полка, отходя вместе со связным подполковником Петровским, дали команду на приведение в исполнение разрушения, что мною совместно с приданными младшими лейтенантами и было выполнено. В результате взрыва в теле плотины было вырвано около 100 метров по ее длине (из общей длины плотины равной 600м).Докладывать об исполнении разрушения пришлось начальнику политотдела фронта генералу Запорожец, так как весь состав Военного Совета фронта находился в войсках и в штабе фронта.Запорожец был старшим из офицерского состава; но он находился в паническом настроении, так как располагался со штабом фронта на левом берегу, тогда как немцы уже достигли правого берега, и, кроме того, он не был в курсе постановления ГОКО о выводе Днепрогэса из строя. Поэтому его реакцией было: «Сдать оружие». Досужий адъютант, отобрав у меня револьвер и не зная, что со мной делать, ввиду поступившего уже распоряжения о передислокации штаба вглубь обороны, передал меня в ведение фронтового СМЕРШ’а (органы ОГПУ в войсках во время войны). СМЕРШ, конечно, также не зная о распоряжении ГОКО, предъявил мне обвинение в измене Родине и в течение десяти дней допытывался у меня – чье вредительское задание я выполнял; а затем, поняв истинное положение дела, не знал, как ему выйти из создавшегося казуса. В это время генерал Котляр попал на прием к товарищу Сталину и доложил ему об этом случае; Сталин тут же вечером дал указание НКВД, а утром в 6 часов я уже был освобожден из-под ареста; начальник фронтового СМЕРШ’а принес мне извинения и принял меры к приведению меня в порядок и передаче в штаб инженерных войск фронта, а оттуда я самолетом вернулся 20 сентября в Москву [36].


Немцы у плотины ДнепроГЭС. 1941

Восстановление немцами ДнепроГЭС

https://www.youtube.com/watch?v=N_cA-3FTYxY


Восстановленная немцами плотина ДнепроГЭС. Авг. 1942


Восстановленная немцами плотина ДнепроГЭС. 1943 г.
http://bessmertnybarak.ru/article/podryv_dneproges/
http://holocaustrevisionism.blogspot.ru/2013/05/100-000.html

Оригинал

А.Горский. Когда Москва освободилась от власти Орды?
Время правления Ивана III – с 1462 г. по 1505 г. – стало эпохой, в которую московские владения выросли в несколько раз. Первым приобретением Ивана Васильевича было Ярославское княжество, присоединенное уже в 1463 г..[1046] В 1474 г. у ростовских князей была куплена остававшаяся номинально суверенной часть их княжества,[1047] а в 1478 г. под непосредственную власть московского князя перешла огромная Новгородская земля.[1048] К первой половине княжения Ивана III относится и ликвидация зависимости от Орды.

Вопрос о том, когда Москва освободилась от ордынской власти, может показаться парадоксальным, даже странным. Считается общепризнанным, что это случилось в 1480 г., в результате неудачного похода на Московское великое княжество хана Большой Орды Ахмата и т. н. «стояния на Угре». [1049] Однако если обратиться к историческим источникам, вышедшим из—под перьев современников событий – людей конца XV в., там такой трактовки происшедшего в 1480 г. не обнаружится.[1050] Более того – она отсутствует и у книжников XVII в. и даже у историков XVIII столетия! Первым, кто четко связал падение зависимости с событиями на Угре осенью 1480 г., был Н. М. Карамзин, заключивший рассказ о «стоянии» словами: «Здесь конец нашему рабству». [1051]

Правда, отражение похода Ахмата упоминается в связи с рассуждениями об  избавлении от иноземной власти в двух памятниках середины – второй половины XVI в. – послании Ивану Грозному его духовника Сильвестра и «Казанской истории». Но у Сильвестра о походе Ахмата на Русь говорится в самых общих выражениях: «Гордый царь Ахматъ Болшия Орды воздвигъ по—мыслъ лукавъ на  Рускую землю, со многими орды, съ великими похвалами во многихъ силахъ вооружився, пришелъ на Рускую землю со множствомъ многимъ воинствомъ, великою гордостию дышюще, помысливъ высокоумиемъ своимъ и рече: избию вси Князи Руские, и буду единъ властецъ на лицы всея земля, а не вѣдый, яко мечъ Божий острица на нь. И восхотѣ пленити всю Рускую землю…».[1052] Здесь нет ни одной конкретной детали, указывающей на то, что речь идет именно и только о походе 1480 г. Далее упоминаются (также в общих выражениях) бегство и гибель Ахмата (имевшая место в начале 1481 г.) и последующее полное уничтожение Орды – «безъ памяти разсыпашася и погибоша» (в действительности происшедшее только в 1502 г.). Лишь затем констатируется: «А православныхъ великихъ князей Господь Богъ рогъ возвыси и отъ нечестивыхъ царей свободи».[1053]

В «Казанской истории» события излагаются в следующей последовательности: Ахмат вступает на престол, посылает к Ивану III послов с требованием дани за прошлые годы, великий князь отказывается и  царь выступает в поход. В рассказе о походе упоминаются Угра и ряд конкретных деталей событий 1480 г. (включая дату), но кроме того, говорится о разорении «Орды» (в смысле оставленных Ахматом без защиты степных становищ) «служилым царем» (касимовским ханом) великого князя Нурдовлатом и князем Василием Ноздреватым.[1054] В 1480 г. ничего подобного не происходило: возникновению такой легенды могли способствовать события, имевшие место в другие годы. В 1471 г. вятчане (жители тогда еще самостоятельной Вятской земли), спустившись, как и Нурдовлат с Василием Ноздреватым по «Казанской истории», в судах по Волге, разорили Сарай – древнюю столицу Орды;[1055] в 1472 г. отступление Ахмата от Оки (в ходе его первого похода на Москву, о  котором речь пойдет ниже) на Руси связывали, в частности, с боязнью, что служилые «царевичи» великого князя Данияр и Муртоза «возьмут Орду» (оставшуюся без прикрытия степную ставку хана);[1056] в 1487 г. Иван III посылал Нурдовлата, а в 1490 и 1491 гг. его сына Сатылгана «под Орду»;[1057] в 1501 г. на Орду ходил Василий Ноздреватый;[1058] наконец, в 1502 г. с Ордой покончил брат Нурдовлата крымский хан Менгли—Гирей.[1059] Далее в «Казанской истории» говорится об отступлении и гибели Ахмата и  подводится итог: «И тако скончашася цари ординстии, и таковым Божиим промыслом погибе царство и власть великия Орды Златыя. И тако великая наша Руская земля освободися от ярма и покорения бусурманского».[1060] Очевидно, что в послании Сильвестра и «Казанской истории» события московско—ордынских отношений при Иване III (от вступления Ахмата на ордынский престол во второй половине 60–х гг. XV в. до гибели Орды в 1502 г.) не расчленены во времени, и освобождение от ига связывается с их совокупностью.

Если же обратиться к источникам конца XV столетия, обнаруживаются известия, не согласующиеся с тезисом о «ликвидации ига» в 1480 г.

Польский хронист Ян Длугош, умерший в мае 1480 г. (т. е. до событий на Угре, имевших место осенью), под 1479 г. поместил (в связи с темой отношений Польско—Литовского государства с Москвой) панегирическую характеристику Ивана III. Начинается она с утверждения, что московский князь, «свергнув варварское иго, освободился со всеми своими княжествами и землями, и иго рабства, которое на всю Московию в  течение долгого времени… давило, сбросил» (excusso iugo barbaro, vendicaverat se in libertatem cum omnibus suis principatibus et terris, et iugum servitutis, quo universa Moskwa a temporibus diuturnis. premebatur, rejecit).[1061] Итак, «стояния на Угре» еще не было, а в Польше уже существовало представление, что Иван III покончил с властью Орды…

В 1474 г. Иван III провел переговоры с правителем Крымского ханства (одного из наследников былой единой Орды, враждовавшего с наследником главным – Большой Ордой во главе с Ахматом) Менгли—Гиреем. В проекте договора о  московско—крымском союзе не только нет намека на зависимость Москвы от  Большой Орды, но Ахмат фигурирует как «вопчий недруг» Ивана и  Менгли—Гирея. При этом московская сторона не соглашалась прекратить обмен послами с Ахматом, но примечательно, с каким обоснованием: «Осподарю моему пословъ своихъ къ Ахмату царю какъ не посылати? – должен был сказать Менгли—Гирею посол Ивана III Никита Беклемишев, – или его посломъ к моему государю как не ходити? Осподаря моего отчина съ нимъ на одномъ поле, а кочюетъ подле отчину осподаря моего ежелетъ; ино тому не мощно быть, чтобы межи ихъ посломъ не ходити».[1062] Обмен посольствами не может быть прекращен, поскольку волею судеб Ахмат – сосед великого князя московского; никакой ссылки на многолетнюю зависимость.[1063] Поскольку для правящих кругов Крымского ханства факт реальности таковой не мог быть секретом, следует полагать, что московская сторона во время переговоров дала понять, что более не признает отношений такого рода с  Большой Ордой.

Наконец, в Вологодско—Пермской летописи (созданной современниками событий) говорится, что в 1480 г. Ахмат в ходе переговоров упрекал Ивана III в неуплате «выхода» девятый год.[1064]Это означает, что дань перестала выплачиваться в 1472 г..[1065] Здесь пора вспомнить, что поход Ахмата 1480 г. был вовсе не первым походом хана Большой Орды на Ивана III. До этого имели место два такого рода предприятия – в 1465 и как раз в 1472 г.

Поход на Москву, возглавляемый самим правящим ханом Орды («самим царем», по выражению русских источников), – явление не просто редкое, но исключительное. Ранее был всего один такой поход – Тохтамыша в 1382 г. (Мамай и Едигей, ходившие на Москву в 1380 и 1408 гг., не являлись ханами, а Улуг—Мухаммед, воевавший с Василием II в конце 30–х – первой половине 40–х гг. XV в., был ханом—изгнанником из Орды). Итак, один поход «самого царя» за 220 лет, прошедших между основанием Орды и вокняжением Ивана III, и три за 18 первых лет его правления! Выше (см. Часть V, Очерк 2) говорилось, что походы на Русь, санкционированные правителями Орды, всегда имели под собой конкретные причины, связанные с теми или иными нарушениями русскими князьями вассальных обязательств. Что уж  говорить о случаях, когда сам хан возглавлял поход, – для этого нужны были более чем веские основания.

Поэтому факт выступления в 1465 г. на Москву хана Махмуда (брата Ахмата, правившего тогда Большой Ордой) может объясняться либо неуплатой Иваном III дани за первые годы его правления, с 1462 г.,[1066] либо присоединением Ярославского княжества (1463 г.) без ордынской санкции. Этот поход был сорван из—за нападения на Махмуда тогдашнего крымского хана Хаджи—Гирея.[1067] В  последующие годы, когда к власти в Большой Орде пришел Ахмат, дань выплачивалась (коль скоро начало ее неуплаты датируется 1472 г.). Поход Ахмата на Москву 1472 г. следует связывать с другими причинами.[1068]

В конце 60–х гг. XV в. Казимир IV, король польский и великий князь литовский, стал активно претендовать на  сюзеренитет над Великим Новгородом (традиционно признававшим своим верховным правителем великого князя московского). В Новгороде было немало сторонников перехода под «руку» Литвы, в частности кричавших на  вече: «Не хотим за великого князя московского, ни зватися вотчиною его; волные есмя люди Великии Новгородъ, а московъскии князь великии многи обиды и неправду над нами чинит».[1069] В 1470–1471 гг. Казимир через своего посла, татарина Кирея Кривого, добивался у Ахмата союза против Ивана III.[1070] Немного позже, в 1472 г., Казимир получил от крымского хана Менгли—Гирея ярлык, в котором (как и в ярлыке Хаджи—Гирея 1461 г.) помимо реально принадлежавших Великому княжеству Литовскому русских земель королю жаловался и Новгород.[1071] Скорее всего, в 1470–1471 гг. Казимир добивался от Ахмата, помимо военного союза против Москвы, того же – признания его прав на Новгород. Ярлыки, выданные крымскими ханами, более способствовали самоутверждению Гиреев в борьбе с Большой Ордой за  «наследие» былой единой ордынской державы, чем имели реальную политическую значимость. Иное дело, если бы Новгород был пожалован Казимиру не крымским ханом, а ханом Большой Орды – это являлось бы волей правителя, традиционно признававшегося в Москве сюзереном. В августе 1471 г. посольство Ахмата прибыло в Краков,[1072] по—видимому, с положительным ответом. Но было поздно: Иван III, о реакции хана на претензии короля не знавший, 14 июля 1471 г. (т. е. когда ордынское посольство было на пути в Польшу) разбил новгородцев на р. Шелони и вынудил их признать его власть.[1073] Воля хана оказалась пустым звуком. Тогда Ахмат и решил наказать своевольного вассала.

Согласно великокняжескому летописанию, хан пошел на Русь «со многими силами», «со всею Ордою».[1074] Другой летописный источник указывает, что Ахмат двинулся «со всеми силами своими», оставив дома только «старыхъ, и болныхъ, и малыхъ детеи», и  подошел к московским владениям с «литовского рубежа»,[1075] т. е. с территории, принадлежавшей Великому княжеству Литовскому (владения которого тогда включали верхнее течение Оки). 29 июля Ахмат подошел к городу Алексину на правом берегу Оки. На следующий день татарам удалось сжечь упорно сопротивлявшийся город. Но их попытка переправиться на левый берег реки была отбита подоспевшими московскими войсками. В ночь на 1 августа Ахмат поспешно отступил («побеже») и в шесть дней достиг своих зимних становищ.[1076] Летописцы 70–х гг. XV в. связывали отход хана с его страхом перед русскими войсками, вид которых описывался в выражениях, напоминающих поэтическую образность «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище»: «И се и сам царь прииде на  берегъ и видевъ многые полкы великого князя, аки море колеблющися, доспеси же на них бяху чисты велми, яко сребро блистающи, и въоружены зело, и начат от брега отступати по малу в нощи тое, страх и трепет нападе на нь»;[1077] «и бѣ видѣти татаромъ велми страшно, такоже и самому царю, множество воа русского. А лучися тогды день солнечныи: якоже море колиблющеся или яко езеро синеющися, все в голыхъ доспесех и в шеломцехъ сь аловци».[1078] Причиной не самого отступления, но его небывалой поспешности великокняжеская летопись называет распространившуюся в татарском войске смертельную болезнь.[1079]

Результат конфликта оценивался великокняжеской летописью как «победа» и  «избавление»: «Сице бысть милосердие Господа нашего Исуса Христа на нас грешных, и толика побѣда на противных сыроядець. избави Господь род христианскы от нахожениа безбожных Агаренъ. и раззидошася кииждо въ свояси, благодаряше Господа Бога, подавшего имъ побѣду бес крове на безбожных Агарян».[1080] Он получил даже более высокую оценку, чем итог конфликта 1480 г.: тогда происшедшее расценили как «избавление»,[1081] а в отношении событий 1472 г. говорилось не только об «избавлении», но о «победе».[1082]

Именно после отражения похода 1472 г. Иван III перестал выплачивать дань (и уже окончательно) и начал переговоры с  Крымом о союзе против Казимира и Ахмата. Это означало фактически прекращение отношений зависимости с Большой Ордой. Решение далось трудно – есть сведения о наличии в окружении великого князя лиц, выступавших за сохранение прежнего положения дел;[1083] сломать более чем двухвековую традицию признания хана Орды верховным владыкой Руси было делом непростым. Но явился хороший повод – действия хана выглядели как несправедливые, предпринятые при отсутствии какой—либо вины со стороны великого князя. Ведь поход Ивана III на Новгород московская сторона не могла рассматривать в качестве вины перед «царем», поскольку Новгородская земля издавна считалась «отчиной» великих князей, и Орда всегда это признавала. Вспомним теперь резоны, выдвигавшиеся в Новгороде в качестве оснований непризнания власти Ивана III: если носитель верховной власти чинит неправду и обиду, отношения с ним могут быть разорваны.

Однако фактически прекратив отношения зависимости и заявляя об этом в  контактах с третьими странами (Крымом, и, судя по приведенной выше характеристике Я. Длугоша, Польско—Литовским государством[1084]), Иван III стремился не делать резких движений в отношениях с самой Большой Ордой, рассчитывая оттянуть новое столкновение. В 1473–1475 гг. продолжался обмен послами с Ахматом.[1085] Но в 1476 г., когда пошел уже пятый год неуплаты дани, а Ахмат стал приводить в  зависимость отпавшие ранее от Орды земли (ему удалось тогда подчинить Крым и Астрахань[1086]), посол хана приехал в Москву, «зовя великого князя ко царю в Орду»[1087] (вызова великого князя московского в Орду не было со времен Тохтамыша). Иван III не поехал, и конфликт стал неизбежным. Ахмат не выступал во второй поход до 1480 г., когда договорился с Литвой об антимосковском союзе. Но в Москве после отъезда в сентябре 1476 г.[1088] ордынского посла о предстоящей отсрочке, естественно, знать не могли и должны были ожидать нового похода хана в ближайшее удобное для этого время. По  аналогии с предшествующими татарскими походами и набегами таким временем было лето.[1089]Следовательно, летом следующего года, 1477 г., в Москве ждали ордынского нападения. И именно накануне, весной 1477 г., создавался Московский великокняжеский летописный свод, ставший источником дошедших до нас летописей – Московского свода 1479 г. и Ермолинской.[1090]

В  этом своде последовательно проводилась «антиордынская» тенденция. Были опущены имевшиеся в более ранних летописях – его источниках – места, указывающие на зависимость Руси от Орды: о том, что Александр Невский получил в Орде «старейшинство во всей братьи его», о посылке (после восстания горожан Северо—Восточной Руси против сборщиков дани в 1262 г.) татарских войск «попленити християны» и принуждении их «с собой воинствовати»,[1091]о  службе татарам князя Глеба Ростовского, о татарской политике возбуждения вражды между русскими князьями, о «царевых ярлыках», зачитанных на княжеском съезде в Переяславле в 1303 г..[1092] В Повести о нашествии Тохтамыша 1382 г. были пропущены слова, мотивировавшие отъезд Дмитрия Донского в Кострому нежеланием противостоять «самому царю» («не хотя стати противу самого царя»), а определения «мятежники и крамольники» оказались перенесены с  затеявших в Москве волнения горожан на тех, кто хотел бежать из города в  преддверии осады.[1093] Кроме того, появились уничижительные эпитеты по отношению к основателю Орды Батыю («безбожный», «окаянный»), чего прежде в литературе Северо—Восточной Руси не было, к Тохтамышу (ранее также не встречаются) и  к современному, ныне находящемуся у власти «царю» (что прежде также не  допускалось) – Ахмату («злочестивый»).[1094] Наконец, в свод были включены две специальные повести, повествующие об отражении нашествий могущественных восточных «царей».

Одна из них – «Повесть о Темир—Аксаке», рассказывающая о подходе к русским пределам в 1395 г. монгольского правителя Средней Азии Тимура и его отступлении благодаря заступничеству чудотворной Владимирской иконы Божьей Матери.[1095] Другая – «Повесть о убиении Батыя». В ней рассказывается (под 1247 г.) о походе Батыя на Венгрию, где правил король Владислав, тайно (благодаря влиянию сербского архиепископа Саввы) исповедовавший православие. Будучи не в состоянии отразить татар, он пребывал в городе Варадине на столпе, проводя время в молитвах. Голос свыше предсказал королю победу над неприятелем, Владислав вместе с находившимися в городе венграми вступил в бой, разбил противника и своей рукой убил Батыя.[1096]

От реальной действительности «Повесть…» очень далека: на самом деле Батый совершил поход в Венгрию в 1241 г.; поход этот был успешным, противостоял Батыю король Бела IV, а умер основатель Золотой Орды своей смертью, в зените могущества, в 50–х гг. XIII в. Исследование «Повести о убиении Батыя» показало справедливость предположения, что она написана Пахомием Сербом (Логофетом) – наиболее видным русским писателем той поры, выходцем из Сербии. Фактической основой сюжета послужили события татарского похода на  Венгрию 80–х гг. XIII в.; но под пером Пахомия предводителем неудачного похода стал Батый. Преследовалась вполне определенная цель: показать, что при условии крепости веры можно нанести поражение непобедимому «царю», даже самому Батыю – завоевателю Руси, основателю Орды, правителю, установившему «иго» (эта тенденция к «дискредитации» Батыя продолжилась во время похода Ахмата 1480 г.: тогда архиепископ Вассиан Рыло в своем «Послании на Угру», стремясь убедить заколебавшегося было Ивана III, что он вправе вести активные действия против хана, доказывал, что предок Ахмата Батый не был «царем» и не принадлежал к царскому роду[1097]). Есть основания полагать, что не только «Повесть о убиении Батыя», но и вся указанная выше «антиордынская правка» в своде 1477 г. связана с работой Пахомия.[1098]

К 1470–м гг. относится и подъем интереса к Куликовской битве 1380 г., выразившийся в создании двух новых редакций «Задонщины» – Пространной и Краткой.[1099]

Таким образом, фактическое прекращение отношений зависимости с Ордой произошло в 1472 г., после первого похода Ахмата на Москву. В последующие годы шла интенсивная идеологическая подготовка к отражению нового нашествия хана. В 1480 г. имела место попытка Ахмата восстановить власть над Московским великим княжеством. Поход хана на сей раз был основательнее подготовлен, чем в 1472 г., и во время «стояния на Угре» в окружении Ивана III вновь поднялись голоса за признание верховенства ордынского «царя». Но  возобладать им не удалось, а после отступления Ахмата и его скорой (январь 1481 г.) гибели в результате нападения сибирских татар и ногаев Большая Орда была уже не в силах претендовать на сюзеренитет.[1100]

Непризнание ордынской власти произошло в условиях, когда уже начала действовать идея перехода к московскому великому князю из павшей Византийской империи царского достоинства, несовместимого с подчинением ордынскому «царю».[1101] Мнение о необходимости прекратить отношения зависимости возобладало после «несправедливого» с московской точки зрения и удачно отраженного похода Ахмата 1472 г. Таким образом, освобождение совершилось тогда, когда начала преодолеваться прочно укоренившаяся «ментальная установка» о законности верховной власти хана Орды над Русью, и совершилось почти бескровно (несмотря на то, что Орда в  70–х гг. XV в. переживала последний всплеск своего военного могущества).

В  мировой практике обретение страной независимости принято относить ко  времени, когда освобождающаяся от иноземной власти страна начинает считать себя независимой, а не ко времени, когда эту независимость признает «угнетающая сторона» (так, в США годом обретения независимости считается 1776, хотя война за освобождение продолжалась после этого еще 7 лет, причем с переменным успехом, и Англия признала независимость своих североамериканских колоний только в 1783 г.). Поэтому если ставить вопрос, какую из двух дат – 1472 или 1480 г. – считать датой начала независимого существования Московского государства, предпочтение следует отдать 1472 году. Российскому суверенитету не 13 лет (сколько прошло с принятия «Декларации о  суверенитете» 12 июня 1990 г.), и не 423 года (523 года. А.И.) (сколько прошло со «стояния на Угре»), а 431 год (531 год. А.И.). 1 августа 1472 г. (дата отступления Ахмата от Оки) должно занимать среди памятных дат истории Отечества достойное место.[1102]
http://statehistory.ru/books/Anton-Gorskiy_Rus-Ot-slavyanskogo-Rasseleniya-do-Moskovskogo-tsarstva/20

Сражение под Алексином – Википедия
Л.Гайдукова. Оборона Алексина 1472 г. Князь Юрий Васильевич Дмитровский

П.С.
Завтра, 1 августа 2016 г., независимому существованию Московского государства исполняется 544 года.
Через шесть лет, 1 августа 2022 г., – 550 лет.

Оригинал

Ниже следует подборка результатов соцопросов, почерпнутых из ежегодников Левада-центра «Общественное мнение – 2014» и «Общественное  мнение – 2015». Обращают на себя внимание и сами значения показателей и их динамика в последние годы.

Таблица 1. Согласны ли Вы с тем, что российские федеральные СМИ ведут информационную войну против Украины и искажают картину происходящего в Украине?
Ответы Июль 2014 Август 2014 Октябрь 2014 Ноябрь 2014
Согласен, что российские федеральные средства массовой информации искажают картину происходящего в Украине, и считаю, что это правильно и обосновано ситуацией в Украине и вокруг Украины 15 17 13 12

Таблица 2. Как Вы считаете, имеет ли Россия право присоединять к себе территории бывших республик СССР на основании заявлений о том, что проживающие там русские могут испытывать или уже испытывают ущемления своих прав?
Ответы Март 2014 Апрель 2014 Май* 2014 Июнь 2014 Июль 2014
Вообще-то Россия не имеет на это права, но в случае присоединения Крыма Россия ведет себя достойно и законно, в соответствии с нормами международного права 28 34 42 41 41
* — «…со стороны власти или этнического нерусского большинства?»
Таблица 3. С каким из мнений по поводу поддержки Россией ополченцев Донбасса вы скорее бы согласились?
Ответы Апрель 2015
Пусть даже на Украине есть российские войска или военная техника, но при сложившейся международной обстановке отрицать эти факты – правильная политика для России 28

Таблица 4. Кто, на Ваш взгляд, прежде всего, несет ответственность за гибель людей, летевших на сбитом в районе боевых действий в Украине малайзийском «Боинге»? (в % от тех, кто слышал о катастрофе)
Ответы Июль 2014 Сентябрь 2014 Июль 2015
Сумма ответов «Ополченцы ДНР» и «Россия, помогающая ополченцам вооружением и обученными военными кадрами» 3 5 5
США 20 22 17

Таблица 5. Как вы относитесь к участию российских военных в тайных операциях за рубежом?
Ответы Октябрь 2015
Сумма ответов «Целиком положительно» и «Скорее положительно» 47
Сумма ответов «Скорее отрицательно» и «Резко отрицательно» 29

Таблица 6. Как вы относитесь к предложениям запретить государственные закупки в странах Запада высокотехнологичной медицинской техники: рентгеновских аппаратов, ультразвуковых сканнеров, аппаратов искусственной вентиляции легких, инкубаторов для новорожденных и т.п.?
Ответы Август 2015
Сумма ответов «Целиком положительно» и «Скорее положительно» 26

Таблица 7. На сотрудничество с какими странами, по вашему мнению, России прежде всего следует ориентироваться в своей внешней политике? (сумма ответов может превышать 100 процентов)
Ответы 2004 2006 2008 2012 2014 2015
Сумма ответов «США», «Япония», «Германия, Франция, Великобритания, другие страны Западной Европы» 110 97 91 87 66 59
Сумма ответов «Индия, Китай», «Куба, Венесуэла, Сирия, Иран, Северная Корея»* 28 31 40 47 50 70
* — до 2012 года использовалась формулировка «арабские страны, Куба, Северная Корея»

Таблица 8. Кто, на ваш взгляд, прежде всего виноват в том, что участвующий в военной операции в Сирии российский самолет был сбит турецкими истребителями?
Ответы Декабрь 2015
Российские летчики, нарушившие воздушное пространство Турции 3
Руководства США и НАТО, противостоящие России в Сирии 25

Таблица 9. Какие страны, кроме Германии, были нашими противниками в Великой Отечественной войне?
Ответы Май 2005 Май
 2014
Май
 2015
Сумма ответов «США, Великобритания, Франция, Польша, Чехословакия, Югославия» 13 30 28

Таблица 10. Какое из следующих утверждений ближе всего к лично вашей точке зрения?
Ответы Май 1998 Март 2014 Октябрь 2015
Россия никогда не была агрессором или инициатором конфликтов с другими странами 37 55 59

Таблица 11. Существует ли в сегодняшней России демократия?
Ответы Февраль 2010 Март 2013 Март 2014 Ноябрь 2015
Сумма ответов «Несомненно да» и «Отчасти да» 36 37 46 62
Сумма ответов «Пока не утвердилась» и «В последнее время ее становится все меньше» 56 54 45 30

Таблица 12. Назовите, пожалуйста, качества, по вашему мнению, характеризующие нынешнюю власть
Ответы Январь 2001 Ноябрь 2005 Август 2008 Март 2015
Законная 8 9 21 41
Криминальная, коррумпированная 57 62 30 27

Таблица 13. Русские – это такой же народ, как другие, или совершенно особый народ?
Ответы Март 2008 Октябрь 2008 Август 2015
Такой же народ, как другие 63 63 57
Совершенно особый народ 33 34 40


Оригинал

На недавней встрече в Кремле обращаясь к одному из участников Общероссийского исторического собрания А.Шнееру, В.Путин, в частности, сказал:
«Вы сравнили Израиль с Латвией территориально. Все сравнения, конечно, возможны, но, несмотря на то, что Израиль поменьше, опираясь как раз и развивая и свою идентичность, воспитывая людей на этих примерах, в том числе на исторических примерах, Израиль добивается того, что население растёт. А в такой стране, как Латвия, сокращается, причём катастрофически, где‑то в среднем, по‑моему, около 40 процентов за последние годы потеряно населения в стране. Представьте себе, почти полнаселения страны уехало. Для любой страны это катастрофа».

Прежде всего следует отметить, что, вопреки утверждению Путина, население Латвии за последние годы не сократилось на величину «около 40%». Своего пикового значения население республики достигло в 1990 г. (2668 тыс.чел.), а последние опубликованные для Латвии данные относятся к 2016 г. (1969 тыс.чел.). Несложные расчеты показывают, что за 1990-2016 гг. население балтийской республики уменьшилось на 26,2%. Это, конечно, много, но все же это не объявленные в Кремле 40%. При этом сокращение всего насления Латвии произошло в большой степени за счет представителей нелатышских национальностей, многие из которых вернулись на свою родину или на родину своих предков. Численность же этнических латышей в Латвии за это время уменьшилась на 7,5%.

Однако самое главное – это то, что Путин выдвинул по сути дела новые законы демографической динамики – демографического процветания и демографической катастрофы:
 — если страна (вар.: руководство страны) опирается (на) свою идентичность и развивает ее, в том числе путем воспитания людей на исторических примерах, то население такой страны растет;
 — если же страна не опирается на свою идентичность, не развивает ее, не воспитывает людей на исторических примерах, то ее население не растет. Оно уезжает. Такую ситуацию следует назвать демографической катастрофой.

Даже беглый взгляд на современный мир без труда выявляет страны, население которых быстро растет, что происходит, по мысли Путина, в результате их опоры на свою идентичность, как итог развития их идентичности, в ходе воспитания людей на исторических примерах.

Согласно этой логике, правильную политику опоры на свою идентичность, ее развития, воспитания людей на исторических примерах проводит не только Израиль (за последнюю четверть века прирост населения в нем составил 69%), но и не столь любимые в нынешнем Кремле англосаксонские страны: США (прирост населения – на 27%), Великобритания (на 15%), Канада (на 29%), Австралия (на 42%), Новая Зеландия (на 33%), другие западные государства – Швейцария (на 23%), Швеция (на 17%), Франция (на 14%), Ирландия (на 33%).

Правда, еще успешнее с политикой опоры на свою идентичность и воспитанием на исторических примерах получается, судя по всему, у таких стран, как Ангола, Бенин, Буркина Фасо, Чад, Кот д’Ивуар, Эритрея, Экваториальная Гвинея, Кения, Гамбия, Мадагаскар, Мали, Мозамбик, Нигер, Сенегал, Того, Уганда, Йемен, Замбия, в каждой из которых численность населения за последние 25 лет более чем удвоилась.

Высшую же лигу по темпам роста численности населения (и, в рамках этой логики, по опоре на свою идентичность, ее развитию, историческому воспитанию) занимают небольшие, но богатые энергоресурсами, государства Персидского залива: Бахрейн (прирост населения – более чем в 2,6 раза), Кувейт (в 3 раза), ОАЭ (более чем в 5 раз), Катар (в 5,5 раз). Правда, относительно того, что происходит в этих странах с опорой на их идентичность, с самой идентичностью, с историческим воспитаниемна самом деле, не совсем ясно, так как коренное население этих стран находится на своей родине в абсолютном меньшинстве. Например, в Катаре число автохтонов сейчас не превышает и десятой доли от всего населения страны.

С другой стороны, обнаруживается, что в России, согласно упомянутой формулировке Путина, политика опоры на свою идентичность, развития идентичности, воспитания на исторических примерах проводится не очень удачно, поскольку численность населения страны в последнее время вовсе не росла, а уменьшалась. Например, с конца 1999 г. она сократилась примерно на один миллион человек с учетом добавки населения аннексированных Крыма и Севастополя и приблизительно на три с лишним миллиона человек без учета результатов этой аннексии.

Еще хуже дела обстоят с политикой опоры на идентичность и историческим воспитанием в квазигосударственных образованиях на территории бывшего СССР, поддерживаемых Кремлем и российскими войсками. За последнюю четверть века численность населения Приднестровья сократилась на 36,6%, Южной Осетии – на 45,6%, Абхазии – на 53,9%.

2515356

Такое сокращение населения этих квазигосударственных образований выглядит особенно выпукло на фоне уменьшения всего населения Латвии на 26,2%, объявленного Путиным катастрофическим. Если, по его мнению, демографическая катастрофа произошла в Латвии, то она точно также произошла и в поддерживаемых Кремлем Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, причем, судя по цифрам, в гораздо большей степени, чем в Латвии. Поэтому получается, что как минимум часть вины за демографические катастрофы на этих территориях надо тогда принимать и Кремлю.

Однако демографические катастрофы (в соответствии с количественным критерием, предложенным Путиным на примере Латвии) не остались только за пределами России. Они произошли также и в некоторых российских регионах, в том числе и в тех, какие не были затронуты какими-либо насильственными конфликтами или масштабными военными действиями (как это было в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии).

2515358

Получается, что ответственность за демографические катастрофы в этих российских регионах (а, следовательно, и во всей России), по Путину, несут российские власти во главе с их нынешним лидером, которые не проводили политику опоры на свою идентичность, не развивали ее, не воспитывали людей на исторических примерах.

Далее возникает вопрос: если население Латвии на самом деле сократилось чуть более чем на 26%, то откуда взялась путинская оценка «около 40%»? Возможное объяснение заключается в том, что почти на 40% снизилась численность не всего населения Латвии, а этнических русских в Латвии. Действительно, по переписи 1989 г. число русских в ней составляло 906 тыс.чел., а по последней переписи 2011 г. – 556 тыс.чел. Получается, что за эти годы произошло сокращение числа русских на 38,6%, что может быть представлено как «около 40%».

Как уже отмечалось выше, это много. И такое снижение численности русских в Латвии действительно можно назвать демографической катастрофой. Но тогда снижение численности этнических русских и в других постсоветских республиках, где оно во всех других случаях (кроме одного – Эстонии) оказалось еще более глубоким, чем в Латвии, тем более должно быть названо демографическими катастрофами. Однако ни об одной другой демографической катастрофе ни в одном другом постсоветском государстве (кроме Латвии) Путин почему-то ничего не говорил.

2515360

Любопытная картина складывается. Все постсоветские годы именно демократические республики Балтии, в особенности Эстония и Латвия, подвергались жесточайшей критике Кремля за то, что в кремлевской терминологии называлось проведением дискриминационной политики в отношении русских национальных меньшинств. Ничего подобного такой критике не адресовалось другим постсоветским государствам, в особенности авторитарным союзникам Кремля. Но именно в республиках Балтии сокращение численности русского населения оказалось наименьшим среди 14 республик бывшего СССР (за исключением самой России). В то же время в других постсоветских государствах, включая и кремлевских союзников, сокращение численности русского населения оказалось намного более драматическим, а, например, в Армении, Таджикистане, Грузии русские национальные меньшинства практически перестали существовать.

В целом же за последнюю четверть века численность этнических русских на территории всего бывшего СССР уменьшилась на величину, сопоставимую с потерями в германо-советской войне, – не менее чем на 20 млн.чел., или почти на 15%.

2515362

Какая-то часть этих колоссальных демографических потерь может быть объяснена массовой эмиграцией с территории постсоветского пространства. Например, по данным официального статистического учета, в 1991-2015 гг. с территории только России на постоянное жительство за рубеж выехало не менее 5,2 млн.чел. Но, во-первых, из России выезжали не только русские, но и представители других этнических групп. А, во-вторых, в Россию на постоянное место жительства за те же годы въехало, прежде всего из бывших союзных республик, 11,3 млн.чел., многие из которых являлись этническими русскими. Несмотря на то, что нетто-миграционный приток населения в Россию составил не менее 6,1 млн.чел., общая численность населения страны за этот период все же уменьшилась на 5,4 млн.чел. (без учета населения аннексированных Крыма и Севастополя), а численность этнических русских на территории России сократилась (также без учета Крыма и Севастополя) не менее чем на 9 млн.чел.

Однако даже на таком драматическом фоне обращает на себя внимание настоящая (по любым меркам) демографическая катастрофа, произошедшая на территории России с некоторыми нерусскими этническими группами.

2515364

За два с небольшим десятилетия численность евреев в России упала более чем на 70%, белорусов, украинцев, немцев – более чем наполовину, коми и мордвы – почти на треть. Причем, если снижение численности евреев, белорусов, украинцев, немцев можно хотя бы частично объяснить их эмиграцией в Израиль, Беларусь, Украину, Германию, то значительное сокращение численности коми и мордвы эмиграцией объяснить труднее. Нет никакого сомнения, что в годы, последовавшие за российской переписью 2010 г., отмеченные выше тенденции как минимум сохранились, и к сегодняшнему дню представителей этих национальностей в России осталось еще меньше, чем было шесть лет тому назад. В том же Израиле появившаяся в последние два с лишним года (после Крыма) новая иммиграционная волна состоявшихся профессионалов и предпринимателей из России получила как раз именно такое название – «путинская».

Таким образом, в последнюю четверть века на постсоветском пространстве действительно произошло несколько тяжелейших демографических катастроф. Но они произошли не только в Латвии и не только с латышами. Численность латышей в Латвии сократилась на 7,5%, а всего населения Латвии – на 26,2%. В то же время численность этнических русских в России снизилась на 7,4%, численность этнических русских на территории всего бывшего СССР – почти на 15%, численность населения ряда регионов России упала на 23-68%, численность нескольких крупных нерусских этнических групп на территории России – на 30-70%, численность этнических русских в ряде постсоветских государств – на 41-92%.

В такой ситуации о каких демографических катастрофах, в первую очередь, должен думать и говорить руководитель России?

На упомянутой выше встрече с участниками Общероссийского исторического совещания Путин напомнил о стихах, отнесенных им к периоду германо-советской войны:
«Вот здесь вспоминали Твардовского, кто не помнит: «Переправа, переправа, берег левый, берег правый. Снег шершавый, кромка льда…» И понимаете, когда доходит до тёмной воды: «А кому то тёмная вода…» – вот это вот берёт за душу. Такие вещи нужны. А чего там больше, чего меньше… Военная тематика очень важна, мы сегодня много об этом говорим, потому что сегодня 22 июня – день начала Великой Отечественной войны».

Однако свое знаменитое стихотворение «Переправа» Александр Трифонович Твардовский написал под впечатлением не германо-советской, а советско-финской войны, будучи свидетелем кровавых безуспешных попыток Красной Армии форсировать бурные протоки Кивиниеминкоски – рукава реки Вуоксы, хорошо известного теперь сотням тысяч петербуржцев (а также членам кооператива «Озеро», любителям сортавальских дач и паломничества на остров Валаам) как «Лосевский порог». Среди художественных напоминаний о советско-финской войне, пожалуй, самыми пронзительными стали другие стихи Твардовского – «Две строчки»:

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.
Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал…
Среди большой войны жестокой,
С чего – ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

В этих стихах Твардовский, возможно, точнее всего сформулировал суть отношения безответственной власти и к одному убитому солдату и к миллионам погибших и умерших людей – и во время войны и во время мира – принцип, неотъемлемо сопровождающий всех авторитарно-тоталитарных правителей, фактически в неизменном виде доживший до наших дней, – абсолютное презрение к жизни обычного человека, тотальное пренебрежение здоровьем и жизнями миллионов сограждан – от Кивиниеминкоски до улицы Гурьянова, от Суомуссалми до Беслана, от Грозного до Алеппо: «На той войне незнаменитой –забытый, маленький, лежу».

Тотальное пренебрежение к жизни обычного человека и есть настоящий закон демографических катастроф, унесший в прошлом и по-прежнему уносящий в могилы миллионы и наших соотечественников и граждан других государств.

Оригинал

М.Ходорковский дал большое, можно сказать, установочное (программное) интервью «Слону» «Нам необходимы примерно 40 млн человек», в котором довольно подробно осветил свои подходы к решению ряда политических, правовых, экономических, социальных задач. Мое внимание привлекла, в частности, возможная реализация на практике его политической программы, в том числе в части создания органа, которого он называет одновременно и «Круглым столом» и «Конституционным совещанием». Чтобы не было эффекта испорченного телефона, воспроизведу соответствующие цитаты из указанного интервью:

«– У вас написана подробная программа на этот счет?

– Да, программа есть. Возможно, не слишком детально прописанная, но я не вижу необходимости в том, чтобы все прописывать подробно. Когда начнется обсуждение за круглым столом, никакая готовая модель не пройдет. Только принципы…

Когда за круглый стол сядет семь, девять, пятнадцать человек, невозможно будет обсуждать проект до 118-го пункта. Главное – договориться по принципиальным вопросам. А дальше эксперты уже будут описывать их юридическим языком…

Правительство переходного периода по форме – это мягкая диктатура?

– Я бы не назвал это диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

А что с парламентом в это время?

– Лучше, чтобы парламент в этом участвовал, но я допускаю его роспуск. Важно понимать вот что: говорить, что сегодняшний парламент избран всеми людьми, – это вранье. Парламент избран одним человеком. И если вместо одного человека будет круглый стол из пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами, то это лучше, чем один, хотя хуже, чем сто миллионов избирателей.

А кто будет утверждать изменения в Конституции?

– Круглый стол. Никуда не денешься.

Нет ли в этом мины замедленного действия? Ведь потом можно будет придраться, мол, новая Конституция принята каким-то там круглым столом, практически стихийно сформированным.

– Когда мы говорим о круглом столе, мы подразумеваем конституционное совещание. На самом деле Конституция – это не кем-то утвержденная бумажка, это договор между людьми, которые готовы отстаивать свои интересы. Боюсь, это плохо сейчас прозвучит, но есть хорошее определение: Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин. Если у тебя есть право сесть за круглый стол (его дают люди, которые стоят за тобой), предъяви его и садись. Если предъявить нечего, тогда для тебя там места нет. Только такой договор и является Конституцией.

Да, в Америке тоже отцы-основатели сели и написали Конституцию, страна прекрасно по ней живет.

– Совершенно верно. В конце концов, если после честных выборов возникнет необходимость ее пересмотреть, то можно это сделать. Совещание политически значимых сил – это и есть основа власти в стране. Правила устанавливают те люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках.

Формула логичная, но мы живем в России, у нас нет «вооруженных мужчин и женщин».

– Я на это вам скажу, что они не обязательно должны быть вооружены автоматами. В Индии был человек, с которым Путин так хотел побеседовать, я думаю, в итоге побеседует. Он предложил форму ненасильственного протеста. Это страшная форма для тех, кто ее применяет, но действенная. Правильно говорят, что самое страшное – быть лишенным горькой человеческой радости убить в ответ, когда убивают тебя. Ненасильственный протест – это как раз тот случай, когда ты даешь себя убить. Наша страна в чем-то похожа на Индию, у нас люди в определенной ситуации готовы встать, упереться и стоять. И надо понимать, что по-другому конституции не принимаются.

И все же мне кажется, что революционной риторикой вы отталкиваете потенциальных сторонников. Может быть, нужны другие слова? Перемены, смена власти… Слово «революция» очень плохо звучит на русском языке.

– Существует несколько сценариев развития страны. Среди них есть вариант перемен, инициированных этой властью. В конце концов, был Горбачев, который привел к реформе Советского Союза. Не скажу, что это было бескровно, погибли сотни тысяч людей, как мы знаем, пусть не в Москве…

Ну да, Грузия, Прибалтика…

– Армения, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан. Это все Советский Союз. Тем не менее это была относительно бескровная смена власти. Нельзя исключать, что такая смена произойдет и сейчас. Тогда мое участие будет скромным. Есть Кудрин, Медведев и другие. Но, к моему глубокому сожалению, каждый лишний день Путина у власти делает этот вариант менее возможным. Более вероятным становится сценарий, когда холодильник победит телевизор и этим ребятам скажут: а кто вы такие? Тогда смена власти пойдет по более жесткому сценарию. Я, собственно говоря, или Навальный нужны, если смена будет жесткой. Это не значит, что мне это нравится. Я был бы рад, если бы Путин завтра встал и, как Дэн Сяопин, сказал: «Знаете, я ухожу…». Но я не верю в такой вариант. Значит, в какой-то момент его не станет, на его место придет какой-нибудь близстоящий отморозок – вряд ли кто-нибудь из более умеренных людей сможет захватить власть в этой ситуации – а вот после этого начнется…

То есть переходное правительство необходимо только в условиях революционной ситуации.

– Оно необходимо в любом случае. Но его может собрать, например, Медведев. У него есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов. Мы просто разбираем гораздо более неприятный сценарий, когда неясно, как это делать.

Возвращаясь к круглому столу или конституционному совещанию, у вас есть понимание, как распределятся голоса?

– За круглый стол сядут люди, за которыми стоят сторонники, вышедшие на улицу. Сейчас многие не понимают, но в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли.

То есть судьбу отечества будет вершить активная часть населения. Очевидно, она будет разбита на неравные группы интересов. За одним лидером окажется 3 млн человек, а за другим 500 тысяч.

– Но это не значит, что у первого будет шесть голосов, а у второго – один. Потому что если 500 тысяч готовы…

…умереть под стенами Кремля.

– Даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги. Вот почему на этапе революционной ситуации не важны голоса тех, кто останется сидеть на диване. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти. А революционная ситуация неизбежна, потому что этот президент тупо к ней ведет. Мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны, только когда дело дойдет до честных выборов».


Иными словами, политическая программа Ходорковского выглядит, похоже, следующим образом:

 — Путин уходит (как Дэн Сяопин);

 — переходное правительство собирает Медведев;

 — парламент может быть распущен;

 — вместо нынешнего парламента, избранного одним человеком, будет круглый стол из семи, девяти, пятнадцати человек, делегированных значимыми общественными силами;

 — Круглый стол устанавливает правила политической жизни в стране: правила устанавливают люди, за которыми стоят сторонники, готовые защищать эти правила жизни с оружием в руках. Это совещание политически значимых сил является основой власти в стране. Право сесть за круглый стол дают люди, стоящие за спиной делегатов. Если сторонников нет, то таким делегатам места за Круглым столом нет;

 — Круглый стол (он же: Конституционное совещание) утверждает изменения в Конституцию (новую Конституцию);

 — новая Конституция – это договор вооруженных мужчин и женщин;

 — членами Круглого стола являются люди, за спиной которых находится меньшинство населения: даже 50 тысяч хватит, чтобы перевернуть страну с головы на ноги…. Выйдут на улицу 500 тысяч, они и решат вопрос о власти;

 — большинство населения участия в Круглом столе не принимает: в этот момент мнение пассивного большинства не будет играть никакой роли;

 — мнение большинства и каждый отдельный голос будут важны только тогда, когда дело дойдет до честных выборов, до проведения которых будет действовать Круглый стол, основа власти в стране;

 — новые (честные) выборы организует и проводит Медведев: «У него (Медведева в качестве руководителя переходного правительства. – А.И.) есть все инструменты, чтобы осуществить перемены для проведения честных выборов» (видимо, такие же, какие были у него в декабре 2011 года. – А.И.);

 — возможные члены Круглого стола/Конституционного совещания, рекомендуемые Ходорковским:

«Есть Кудрин, Медведев и другие», «Я, собственно говоря, или Навальный нужны»;

 — переходное правительство не стоит называть диктатурой. Это просто другая форма полномочий.

Кажется, ничего из главного в политической программе Ходорковского не упустил… Может быть, добавить лишь его собственную оценку самого себя и своих коллег и соратников:

«– Евгений Чичваркин в фейсбуке выражает свое презрение «нищебродам», от высказываний Марии Бароновой, выдвижение которой в Думу вы поддержали, тоже подчас дух захватывает. Эти люди воспринимаются как члены вашей команды, и их взгляды ассоциируются с «Открытой Россией» и лично с вами. Вас это не беспокоит?

– Меня это, несомненно, беспокоит. Я не хочу, чтобы люди ассоциировали со мной те взгляды, которые я не разделяю. Но мне трудно себе представить, чтобы нормальные люди ассоциировали с ректором института то, что происходит в общежитии.

Но они ассоциируют…

– Я могу только сказать – имейте совесть. Я на это смотрю более спокойно, чем другие. Если мы хотим построить самолет, если мы готовим для этого специалистов, то должны где-то собрать молодежь. А она будет говорить о революции и о бикини… В общем, в общежитии будут происходить разные чудеса».


П.С.

Судя по кандидатам, рекомендуемым Ходорковским в Круглый стол/Конституционное совещание, и предлагаемым им принципам его формирования (вооруженные мужчины и женщины, за которыми стоят тысячи вооруженных сторонников), 7-9-15-членный состав Круглого стола/Конституционного совещания по Ходорковскому (при условии, что В.Путин уходит как Дэн Сяопин) может выглядеть так:

1. М.Ходорковский 2. Д.Медведев 3. А.Кудрин 4. А.Навальный 5. С.Иванов 6. С.Шойгу 7. А.Бортников 8. В.Колокольцев 9. А.Бастрыкин 10. В.Золотов, 11. Р.Кадыров 12. С.Собянин 13. Г.Зюганов 14. В.Жириновский 15. И.Стрелков

Это и будет тот самый желаемый Ходорковским Круглый стол/Конституционное совещание политически значимых сил, являющихся основой власти в стране, которое изменит нынешнюю Конституцию и тем самым установит в России новые правила жизни, которые их вооруженные сторонники будут готовы защищать с оружием в руках.

Оригинал



Как известно, на днях в Петербурге была открыта мемориальная доска Карлу Густаву Эмилю Маннергейму. Размещенная на ней надпись вызывает вопросы:

«Генерал-лейтенант
Русской Армии
Густав Карлович
Маннергейм
служил с 1887 по 1918 гг.
»

Во-первых, официальное название вооруженных сил России, в которых действительно служил Карл Маннергейм, — это «Русская Императорская Армия». Название «Русская Армия» относится к вооруженным силам, сформированным в ходе российской Гражданской войны адмиралом А.Колчаком в конце 1918 г. — начале 1919 г. , а затем — к частям, созданным генералом П.Врангелем в 1920 г. Ни в Русской Армии Колчака, ни в Русской Армии Врангеля генерал-лейтенант К.Г.Маннергейм не служил. Ко времени появления Русской Армии и воинское звание Маннергейма уже десять месяцев (с 7 марта 1918 г.) было другим — генерал от кавалерии. И это звание было присвоену ему не в русской, а в финской армии.

Во-вторых, беглый просмотр надгробий и памятников другим российским военачальникам начала прошлого века не обнаруживает частого упоминания Русской Армии (за исключением памятника ее Главнокомандующему П.Врангелю) — обычно упоминаются воинские звания, дворянские титулы, выборные должности:











В-третьих, Маннергейм завершил действительную службу в вооруженных силах России еще 3 октября 1917 г., когда по его собственной просьбе Временное правительство перевело его в резерв. В сопроводительном документе высказывалось сожаление, что Маннергейм не понял сложившихся в России «демократических преобразований и неправильно отнёсся к комиссарам Временного правительства».

18 декабря 1917 г. генерал вернулся в Финляндию. Первого января 1918 года из Хельсинки он отправил начальнику российского Генерального штаба письмо, в котором просил об отставке с российской службы на том основании, что Финляндия получила независимость, а он является финским подданным . Таким образом, самое позднее с 1 января 1918 г. сам Маннергейм никоим образом не считал себя связанным ни с российскими вооруженными силами, ни с самой Россией.

16 января 1918 г. сенат Финляндской Республики назначил Маннергейма Главнокомандующим финской армии, которая на тот момент состояла лишь из нескольких отрядов шюцкора, находившихся в процессе формирования. Дальнейшее хорошо известно — скоротечная, но, очевидно, самая кровопролитная (по числу убитых в единицу времени по отношению к численности населения) Гражданская (Освободительная — фин.) война, закончившаяся к маю 1918 г. полным разгромом российских частей в Финляндии и отрядов финской Красной Гвардии.

Как бы то ни было, начиная с 3 октября 1917 г., в крайнем случае — с 1 января 1918 г., Маннергейм не находился на действительной военной службе:
— ни в Русской Императорской армии (которой к тому времени уже не было);
— ни в армии Временного правительства (Революционной армии свободной России ), которое отправило его в резерв, и которое (Временное правительство) к тому времени уже тоже перестало существовать;
— ни в Рабоче-крестьянской Красной армии, созданной 15 января 1918 г. (против которой, а также против ее финских союзников Маннергейм воевал во время гражданской войны в Финляндии);
— ни в Русской Армии, созданной приказом адмирала А.Колчака через год — 3 января 1919 г.

Более того, с конца 1917 г. Г.Маннергейм ни дня физически не находился на территории России — ни советской, ни антисоветской, а с 1 января 1918 г. он официально объявил себя финским подданным.

Спрашивается: а почему же тогда на мемориальной доске последним годом службы Маннергейма, да еще и в некой «Русской Армии» , указан 1918-й год?

Упоминание «Русской Армии» на мемориальной доске, естественно, нелепо. Правда, его можно еще как-то понять — как неловкую попытку властей (в церемонии по ее открытию участвовали, в частности, руководитель президентской администрации С.Иванов и министр-историк В.Мединский) предъявить претензии на «русскость» этнического шведа с германскими и шотландскими корнями, родившегося на территории Великого Княжества Финляндского, ставшего затем фельдмаршалом и маршалом Финляндии, ее Главнокомандующим и Президентом, отстоявшего независимость своей страны в трех агрессиях, исходивших с российской территории).

Но как понять отлитое в металле утверждение нынешних властей о службе Маннергейма в «Русской Армии» в 1918 году?

Как попытку намекнуть на то, что, возглавляя финскую армию, Маннергейм на самом деле служил в «Русской Армии», которая была создана годом спустя?

Или как намек на то, что Маннергейм якобы тайно находился на службе большевистского правительства?

Или же как подготовку (в рамках идейного неприятия нынешним режимом коммунистического наследия) возможного отказа от признания предоставленной большевиками независимости Финляндии 31 декабря 1917 г. и, следовательно, как попытку рассмотрения финской гражданской войны января-мая 1918 г. в качестве военных действий, происходивших не на территории независимого государства, а на территории именно бывшей Российской Империи с участием «генерал-лейтенанта Русской Армии»? И, следовательно, как возможную претензию на территорию нынешнего соседнего государства как места проживания потомков «соотечественников» (согласно ныне действующему российскому закону о соотечествнниках)?

Или же есть еще какие-то объяснения?

П.С.
Мое внимание обратили на слова С.Иванова на церемонии открытия мемориальной доски, дающие, очевидно, ответ нынешней власти на сформулированный выше вопрос:
Иванов сообщил, что принес с собой на мероприятия два документа, связанных с Маннергеймом. Первый документ является рапортом-прошением фельдмаршала об увольнении с военной службы, написанным 1 января 1918 года. Маннергейм в документе просил предоставить ему пенсию. Во втором документе, который принес Иванов, содержалось распоряжение советского правительства о назначении пенсии Маннергейму в размере 3761 руб. «То есть, если называть вещи своими именами, генерал Маннергейм был советским военным пенсионером», — отметил глава администрации Кремля.

Во-первых, воинское звание Маннергейма на 1 января 1918 г. — не фельдмаршал, а генерал-лейтенант. Звание фельдмаршала ему будет присвоено 15 лет спустя, в 1933 г., причем ни в СССР, а в Финляндии, в знак благодарности за одержанную победу в Освободительной войне против в том числе и интервенции из Советской России.

Во-вторых, оригинальный ответ бывшего министра обороны России, генерала армии С.Иванова означает, что, с его точки зрения, быть военным пенсионером и находиться на действительной военной службе — это одно и тоже.

В-третьих, к моменту назначения Маннергейму в конце марта 1918 г. советской пенсии (безотносительно к тому, выплачивалась ли она ему на самом деле или нет) он уже служил Финляндии, причем на посту Главнокомандующего финской армией, уже в течение двух с лишним месяцев (с 16 января 1918 г.):
«В Генеральном штабе Петербурга письмо было зарегистрировано под номером 14/27.1, — за день до того, как началось разоружение русских в Похьянмаа. Дело Маннергейма начало свой долгий путь в бюрократической машине военного ведомства. Тогдашний руководитель военного министерства 21 февраля 1918 года принял решение об отправке Маннергейма на пенсию, к концу марта было получено решение и из министерства финансов. Размер пенсии составлял 3761 рублей в год, ещё 859 рублей в год из эмеритальной кассы. Всего Маннергейм прослужил в России 30 лет».

В-четвертых, у нас появился новый пример «логики мышления» нынешней власти, пытающейся использовать даже бюрократическую ошибку военного министерства в далеком 1918 г. (в условиях развала государства и хаоса, вызванного революцией) в качестве, так сказать, «аргумента» в лихорадочно склеиваемой столетие спустя идеологической концепции «русского мира». Оказывается, ошибочное назначение пенсии генералу в отставке перевешивает для С.Иванова бесспорную службу Маннергейма на посту Главнокомандующего финской армии, под руководством которого были уничтожены тысячи наших соотечественников, волею судеб оказавшиеся в Финляндии в 1918 г.

Оригинал

2502336

Вот лишь некоторые сообщения последних дней:

Резервный фонд за май снизился на 13,4% — до 2,551 трлн руб.

http://www.kommersant.ru/doc/3002148

Е. Альбац― Правильно я понимаю, что резервный фонд он истекает в начале 2017 года. А вопрос ФНБ зависит от того, поменяют закон осенью или нет. Просто Олег Вьюгин мне давал интервью для журнала «The New Times», и он ровно об этом говорит. Правильно я понимаю, что кубышка практически истекает в начале 2017 года.
Е. Гурвич― Если цены на нефть не поднимутся вдруг до прежних высот, то да. Резервный фонд в начале будущего года закончится.

http://echo.msk.ru/programs/albac/1778558-echo/

Средства в Резервном фонде могут закончиться уже в следующем году, полагают экономисты, опрошенные РБК… 14 из 32 экономистов и аналитиков, опрошенных РБК, полагают, что средства Резервного фонда закончатся в 2017 году. На начало 2016 года в нем было 3,6 трлн руб., к 1 июня уже только 2,6 трлн руб.

http://www.rbc.ru/finances/07/06/2016/5756b4d49a79477b03b63913?from=newsfeed

Как уже отмечалось, т.н. «исчерпание Резервного фонда» не представляет какой-либо серьезной экономической проблемы. Резервный фонд – это лишь часть международных резервов страны (наряду с Фондом национального благосостояния, а также с другими резервами, не относящимися ни к РФ, ни к ФНБ). Конкретное распределение всех золотовалютных резервов страны между их отдельными частями (счетами, фондами) есть результат субъективных бюрократических решений суверена, существенных для причастных к этому чиновников Минфина и Центрального банка, но по большому счету неважных ни для граждан страны, ни для профессионального экономического сообщества. Более того, Резервный фонд – это лишь относительно небольшая часть всех международных резервов России (на 1 июня 2016 г. – менее 10% от их общего объема). Даже в том случае, если Резервный фонд будет разделен на части, будет полностью использован (исчерпан), закрыт, объединен с Фондом национального благосостояния, влит в другие фонды, вновь включен во все международные резервы, никакого особого экономического смысла (ни кризиса, ни катастрофы, ни великой победы) в этом не будет.
http://aillarionov.livejournal.com/930762.html

Показатель, какой действительно имеет существенный смысл для понимания степени стабильности валютно-финансовой системы, – это общий объем международных резервов, а также его динамика. Международные резервы России за последние 13 месяцев выросли на 38,5 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. В случае увеличения бюджетного дефицита до 5% ВВП и финансирования его исключительно за счет международных резервов (без дальнейшего пополнения) их хватит примерно на 7 лет.

С 1 мая 2015 г. по 1 июня 2016 г. основные элементы золотовалютных резервов денежных властей России изменились следующим образом:
 — объем Резервного фонда уменьшился на 37,8 млрд.дол.;
 — объем Фонда национального благосостояния уменьшился на 3,3 млрд.дол.;
 — объем монетарного золота увеличился на 9,6 млрд.дол.;
 — объем валютных резервов, не включаемых в РФ и ФНБ, увеличился на 63,2 млрд.дол.;
 — объем всех международных резервов увеличился на 31,7 млрд.дол.

Трудно избавиться от ощущения, что кампания «Резервный фонд близок к исчерпанию» ведется в целях переключения общественного внимания на несуществующую «проблему» от реальных вызовов для нашей страны экономического, правового, политического характера: катастрофического падения доходов граждан, объема потребительских покупок, уровня жизни в ходе нынешней российской рецессии; от тотального разрушения в нашей стране правопорядка; от беспрецедентного наращивания Кремлем военных расходов, трат на спецслужбы и пропагандистскую машину; от нарастающей конфронтации с окружающим миром, чреватой новыми военными конфликтами.

П.С.
Дополнительным, хотя и несколько неожиданным, подтверждением несостоятельности популяризируемого сейчас утверждения «Денег нет» стало подписание на днях В.Путиным и Б.Нетаньяху соглашения о выплате пенсий тем нынешним гражданам Израиля, кто уехал из РСФСР до 1992 года и кто никогда не имел российского гражданства. На эти цели из государственного бюджета России предусмотрено выделение 5,4 млрд.руб.

Особую пикантность данной истории придают два факта:
 — для пенсионеров, являющихся гражданами России и проживающими на территории России, денег, как известно, не нашлось, а для пенсионеров – граждан Израиля, никогда не являвшихся гражданами России и не проживающими на территории России по крайней мере в последние 24 года, деньги были найдены;
 — для пенсионеров, являющихся гражданами России, не нашлось около 1000 рублей в месяц на одного человека (что составляет 8%-ную индексацию средней российской пенсии); для пенсионеров-граждан Израиля обнаружились около 6 тыс.руб. в месяц на одного человека.

Понятно, что указанное соглашение было одобрено В.Путиным не потому, что он особенно тронут благосостоянием бывших соотечественников, не менее четверти века проживающих за границей. Причиной подписания соглашения стали новые договоренности о геополитическом сотрудничестве с Израилем, за которые Кремлю пришлось расплачиваться в том числе и дополнительным пенсионным обеспечением для израильтян российско-советского происхождения.

Таким образом, в разгар проведения кампании «Денег нет» было получено новое подтверждение того, что в российском бюджете деньги есть, но их расходование происходит в соответствии не с гуманитарно-социальными, а с военно-геополитическими приоритетами Кремля.

Оригинал

Меня спрашивают: «А стоило ли вообще обращать внимание на заявление С.Гуриева про «близость Резервного фонда к исчерпанию»? Мол, это мелкий вопрос, не заслуживающий внимания».
Попробую пояснить, почему полагаю, что внимания вопрос заслуживает.

Как известно, 24 мая во время поездки Дмитрия Анатольевича в Крым одна из пенсионерок обратилась к нему с криком-мольбой: «Невозможно прожить, цены бешеные, неправильную индексацию нам рассчитывают! Что ж  такое восемь тысяч, это мизер, ноги об нас будут вытирать! Вы же обещали индексацию, где она?!» На что последовала облетевшая мир фраза: «Просто денег нет сейчас. Найдем деньги – сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья», – бодро произнес Дмитрий Медведев, засунув руку в карман, и на этой оптимистичной ноте общение с народом поспешил закруглить».

Три дня спустя, 27 мая, позицию Дмитрия Анатольевича с академической солидностью поддержал Сергей Маратович: «...возможности Министерства финансов и Центрального банка ограничены. Резервный фонд близок к исчерпанию».

«Эхо Москвы», разместившее ответы Сергея Маратовича на вопросы читателей, точно выделило главный месседж его выступления в виде кричащего заголовка: «Резервный фонд близок к исчерпанию», вынеся именно это утверждение на верхнюю рекламную полосу своего сайта.

Через несколько дней, 31 мая, в ответе автору этих строк Сергей Маратович так обосновывал правоту Дмитрия Анатольевича и свою: «При этом дефицит бюджета 2016 года (рассчитанного в предположении, что средняя цена на нефть в течение 2016 года составит 50 долларов за баррель)... ...простая экстраполяция текущих тенденций подсказывает, что если расходы не будут сокращены, а цены на нефть не повысятся, то Резервный фонд будет исчерпан летом 2017 года».

Несколько часов спустя в поддержку Дмитрия Анатольевича выступила Евгения Марковна, воспользовавшаяся «подсказкой» Сергея Маратовича, накануне появившейся на сайте ЭМ:
«Слушайте, вот, обрушились все на Медведева – мне его искренне жалко. Он честно сказал: «Денег нет». Он-то хорошо знает, что в Фонде национального благосостояния и в Резервном фонде там что-то такое там, примерно 8 триллионов рублей. Что для покрытия дефицита бюджета (что неизбежно)... Дефицит бюджета, даже если цена на нефть будет… Бюджет сверстан на цену нефти 50 долларов за баррель, да? Даже если средняя погода будет 50 долларов за баррель… Но выборы, поэтому всё равно дефицит будет. Там половину или около того придется отдать на покрытие дефицита бюджета.
Он понимает, денег нету никаких, да?»

Мы видим, как на наших глазах была проведена молниеносная, эффектная и, судя по числу лайков и репостов, вполне успешная кампания по убеждению миллионной аудитории «Эха Москвы» в том, что:
— у государства нет денег,
— а Дмитрий Анатольевич – честный человек.

Однако… у российского государства есть деньги.

Пока внимание либеральной общественности совместными усилиями Дмитрия Анатольевича, Сергея Маратовича, Евгении Марковны небезуспешно привлекали к несуществующей проблеме «близости исчерпания Резервного фонда» (составляющего сейчас менее одной десятой всех международных резервов) они, эти резервы, продолжали расти. За пять месяцев 2016 г. они увеличились на 21 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. О величине, структуре, динамике международных резервов более подробно сказано в тексте Десять небольших проблем.

Кроме того, имеющиеся у государства немалые деньги Кремль продолжал успешно тратить.
В частности, на военные цели.



Государственные расходы по статье «Национальная оборона» в 2010-2016 гг.

2495824
Источник: Минфин России и расчеты ИЭА по данным Минфина России.

По данным таблицы видно, что за последние годы военные расходы (в годовом измерении) были увеличены:
— с 1,3 до 3,7 трлн. руб.;
— с 12,6% до 23,8% от всех государственных расходов;
— с 2,8% до 4,6% ВВП;
— на 75% в постоянных ценах.
Для сравнения: за то же время российский ВВП в постоянных ценах вырос лишь на 5,4%.

То есть у нынешних кремлевских руководителей не нашлось нескольких сот рублей для индексации ничтожных пенсий.
Зато у них нашлись (например, в 2015 г.) три триллиона сто восемьдесят один миллиард триста шестьдесят семь миллионов рублей на войну. А в 2016 году военные расходы составят более 25 тысяч рублей на каждого российского жителя.

И с такими гигантскими ресурсами Путин и Медведев не смогли найти средств на повышение пенсий?
Обещанная восьмипроцентная индексация пенсий (около полутриллиона рублей) составляет для бюджета примерно такую же сумму, на сколько в этом году были фактически увеличены военные расходы.
То есть индексацию пенсий можно было безболезненно провести при неувеличении прошлогодних (уже огромных) военных расходов и без каких-либо нарушений макроэкономических показателей.

Иными словами, проблема не в том, что у российского государства нет денег, а резервный фонд близок к исчерпанию.
У российского государства есть деньги. И у него есть резервы.
Причем и те и другие продолжают увеличиваться.
Проблема в том, на какие именно приоритеты бодрые кремлевские руководители хотят тратить и на самом деле тратят общенациональные финансовые ресурсы.
Не на индексацию пенсий сорока с лишним миллионов пожилых российских граждан.
А на рост расходов на войну.
Мы знаем, какой выбор сделали бодрые лидеры.
И кто их в этом поддерживает. И кто пытается их оправдать.

Сейчас у Кремля есть почти четыре триллиона рублей на войну.
Шестнадцать триллионов в федеральном бюджете.
Почти тридцать триллионов рублей в бюджете расширенного правительства.
И еще 389 млрд.дол. золотовалютных резервов.

Но при этом у него не нашлось полутриллиона рублей на ничтожную индексацию крошечных пенсий нищих соотечественников.

Зато у него есть Сергей Маратович, рассказывающий доверчивым читателям, что «Резервный фонд близок к исчерпанию».
И Евгения Марковна, убеждающая слушателей ЭМ, что Медведев, заявивший несчастной пенсионерке: «Денег нет», – это честный человек.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире