abyzov

Михаил Абызов

09 декабря 2016

F

На днях эксперты Открытого правительства совместно с ВЦИОМ представили ежегодный независимый Рейтинг открытости федеральных министерств и ведомств. Традиционно результаты стали неожиданными даже для некоторых руководителей госорганов. Главный вывод, к которому пришли участники заседания Правкомиссии Открытого правительства, обсуждая лидеров и аутсайдеров открытости, — власть должна говорить с обществом на одном языке и не «через забор». Если чиновники могут доходчиво рассказать и показать, чем они занимаются и почему принимают те или иные решения, то нареканий со стороны общественности к их работе становится меньше. Для этого можно и нужно использовать все доступные форматы — от большей информационной открытости и использования современных информационных систем коммуникации до налаживания эффективной обратной связи и качественной работы с обращениями граждан. Сайты министерств и ведомств также должны стать более понятными и информативными не только для бизнеса и экспертов, но и для простых граждан. Ведомственные решения не должны закапываться в недрах ведомственного портала, а сложные бюрократические формулировки нужно переводить на язык понятных и наглядных презентаций, даже комиксов и мультиков при необходимости.

Первые строчки рейтинга заняли МЧС и Минобороны. Разумеется, не последнюю роль в восприятии гражданами работы этих ведомств сыграла международная и социальная повестка, а также общий информационный фон и публичность их руководителей. Тем не менее работу этих федеральных министерств по внедрению всевозможных механизмов открытости нельзя недооценивать. МЧС, например, активно привлекает к решению вопросов общественность не только на федеральном, но и на региональном уровне, плотно сотрудничает с ветеранскими организациями, оперативно информирует граждан о своей деятельности, придумывает удобные сервисы оповещения граждан.

«Прорывом года» стал Россельхознадзор, поднявшись в рейтинге сразу на 18 позиций и попав в первую тройку лидеров. Хорошие результаты продемонстрировали и ряд других ведомств. Так, существенно понятнее для населения, чиновников и экспертов за последний год стала работа Минпромторга, в том числе благодаря работе с регионами. Минэнерго, которое два года назад не слишком хорошо выстраивало отношения со своими клиентами, заметно улучшило показатели в этой части. Как результат — позитивная оценка бизнеса и экспертов.

Надо отметить, что большинство министерств и ведомств — «отличников» по открытости выстроили эффективную и плодотворную работу со своими общественными советами, что, безусловно, повышает качество принимаемых решений и обеспечивает поддержку проводимой политики со стороны основных референтных групп. Чиновники должны слушать и слышать запрос общества, в том числе реагировать на актуальную повестку дня, а не отмалчиваться и «прятаться в кусты», как это было в ситуации с введением системы «Платон». Показательный результат игнорирования общественного мнения продемонстрировал Роспотребнадзор, который всячески сопротивлялся созданию общественного совета, в результате стал главным «падением года», опустившись в рейтинге сразу на 19 пунктов. Общество не остаётся в долгу, когда от него прячутся в кабинетах. Следующий этап — наладить взаимодействие общественных советов между собой для решения смежных вопросов.

Проведённая внешняя оценка даёт понимание, насколько основные клиенты министерств и ведомств, обычные граждане, бизнес и эксперты оценивают открытость и прозрачность их работы. Такое экспертное мнение имеет крайне важное прикладное значение. С одной стороны, мы можем зафиксировать лучшие практики, с другой — обратить внимание на «слабые точки», то есть неудовлетворённые запросы к ведомствам со стороны бизнеса, граждан и экспертного сообщества. Такая независимая экспертная оценка открытости федеральных госорганов должна быть ежегодной и после 2018 года, и это нужно закрепить соответствующим решением Правительства РФ. Повышение открытости министерств и ведомств должно стать неотъемлемой частью государственного управления, вне зависимости от состава и конституционных сроков полномочий кабинета министров.

Презентацию рейтинга.

На этой неделе Открытое правительство совместно с ВЦИОМ представило результаты первого полномасштабного и всеобъемлющего исследования наших федеральных органов власти на открытость, прозрачность и понятность их работы для общества. Впервые в ходе исследования было опрошено 36 тысяч граждан, 6 тысяч представителей бизнеса, 6 тысяч представителей госаппарата и более 500 экспертов. Опрос получился более чем репрезентативным и заслуживает самых высоких оценок как с точки зрения методологии, так и с точки зрения качества. А вот результаты оказались местами неожиданными, по крайней мере, для меня. В топ-3 самых открытых вошли ведомства силового и экономического блока — Минобороны, МЧС и Минэкономразвития. Из чего смело можно делать вывод, что на восприятие гражданами уровня открытости наших министерств и ведомств влияет много факторов, начиная от общесоциальной и экономической повестки, которая в данный момент является приоритетной, и заканчивая персональной известностью руководителей, о чем свидетельствует первая строчка рейтинга. Но все же ключевую роль в оценке открытости играет работа ведомств по предоставлению информации о своей деятельности и получению обратной связи.

Отмечу, что если прошлогоднее пилотное исследование охватывало лишь 10 социальных ведомств, то в этом году в рейтинг вошло уже 41 ведомство. Теперь, получив более полную картину, можно сопоставить результаты независимой внешней оценки с теми оценками, которые ранее ведомства сами себе поставили за реализацию в своей работе принципов и механизмов открытости, предусмотренных в Стандарте открытости, утвержденном Правительством в 2014 году. Основной вывод — далеко не все ведомства объективно подходят к оценке собственной открытости. Так, лидеры самообследования — Минэнерго, Минфин и Минобрнауки — попали в разряд догоняющих, а, например, Минстрой, который уделяет большое внимание вопросам открытости, и вовсе оказался в хвосте рейтинга. Поэтому теперь ведомствам-аутсайдерам предстоит провести детальную работу над ошибками, а Экспертному совету при Правительстве — провести комплексный анализ результатов внешней и внутренней оценки ведомств, по итогам которого подготовить методические рекомендации по лучшим практикам открытого госуправления для их распространения и применения другими ведомствами.

Помимо общего уровня открытости министерств и ведомств исследование показало, как эту открытость оценивают отдельные группы населения: рядовые граждане, представители бизнеса, госслужащие, эксперты. Для населения важно, прежде всего, наличие горячей линии и возможность получения быстрой реакции на свое обращение, доступность информации о текущей деятельности ведомства и возможность получения госуслуги через интернет. По мнению госслужащих, открытость — это возможность получения оперативной информации о планах, результатах и текущей деятельности органа власти, а также доступность нормативно-правовой базы. Представители бизнес-сообщества понимают открытость как наличие оперативной реакции и учет поступивших обращений в текущей деятельности ведомства, прозрачность и объективность конкурсных процедур. Для экспертного сообщества это информационная открытость, взаимодействие с общественными советами по реализуемой политике ведомства, качество работы с их замечаниями и предложениями.

В целом же на заседании Правительственной комиссии по формированию системы Открытого правительства эксперты сошлись во мнении, что в России реализована наиболее методологически совершенная и полная по сравнению с мировыми аналогами модель открытого госуправления. Изначально, формируя Стандарт открытости и методические указания по его реализации, мы ставили перед собой задачу собрать весь лучший международный опыт, лучший федеральный и региональный опыт и построить модель, при которой эти базовые принципы совершенствовались бы и могли обновляться на основании лучших практик. На мой взгляд, за три года существования проекта ОП нам это удалось.

Теперь экспертное сообщество готовит предложения по приоритетам работы системы Открытого правительства на следующую «трехлетку». Но уже сейчас могу сказать, что искать какие-то кардинально новые механизмы открытости не нужно, мы уже имеем весь арсенал, — лучше сосредоточиться на качестве их применения.

Ни одной стране в мире не удалось победить коррупцию, но борьба с ней была и остается важнейшим государственным приоритетом. Особенно в ситуации экономического кризиса, когда весь потенциал экономического роста заложен в оптимизации расходования бюджетных средств, повышении эффективности госуправления и усилении общественного контроля. И здесь ведущая роль — у федеральных органов исполнительной власти. Именно министерства и ведомства должны стать основными драйверами противодействия коррупции. Однако сейчас они скорее выполняют отдельные разрозненные поручения, руководствуясь логикой чиновника «чтоб закрыться», а не комплексно подходят к решению проблемы.

Напомню, что в апреле 2014 года Президент РФ Владимир Путин утвердил Национальный план противодействия коррупции на 2014–2015 годы. В соответствии с ним госорганы должны были в срок до 1 июля 2014 года внести в свои антикоррупционные планы изменения, направленные на достижение конкретных результатов, свои КПЭ борьбы с коррупцией. И конечно, обеспечить контроль за проведением мероприятий плана. Смеркалось…

Анализ, проведенный членами Экспертного совета при Правительстве РФ, показал, что большинство госорганов формально подходят к подготовке таких планов. В документах как не было, так и нет четко сформулированных целей, мероприятий, сроков исполнения, понятных и измеримых результатов, а также персонально ответственных лиц. Зачастую ведомственные планы пишутся «под копирку» и не отражают основных отраслевых коррупционных рисков. Получается, что эта работа ведется «для галочки», а не для достижения реального результата.

Также, по оценкам экспертов Открытого правительства, в полный рост встала проблема профессиональных компетенций госслужащих, отвечающих в министерствах за антикоррупционную работу. Безусловно, здесь не обойтись без регулярного и качественного антикоррупционного просвещения чиновников. Например, когда я пришёл на работу в Администрацию советником Президента, то одним из первых документов, с которым меня попросили ознакомиться, был приказ о порядке уведомления руководства о фактах склонения к коррупционным проявлениям. Отличный документ — простой, понятный и технологичный, а главное — действенный. Именно такими должны быть антикоррупционные планы наших ведомств.
При этом важно, чтобы планы не оставались только планами. Необходимо обеспечить своевременный контроль их исполнения, причем не самими чиновниками, а обществом. Путем активного вовлечения в эту работу общественных советов при министерствах и ведомствах. Основа профилактики коррупции — в открытости и прозрачности. Антикоррупционные планы и промежуточные итоги должны в обязательном порядке обсуждаться на заседаниях общественных советов, чтобы представители основных референтных групп могли оценить, а при необходимости совместно скорректировать работу ведомства.

Важно формировать в обществе антикоррупционную культуру и повышать доверие граждан к действиям власти, направленным на борьбу с этим злом. По данным ВЦИОМ, за последние 2 года количество людей, констатирующих мздоимство в федеральных органах власти, значительно уменьшилось. А число граждан, отмечающих, что борьба с коррупцией в России идет достаточно активно, выросло до 50%. Эти цифры наглядно показывают, что государство стало более эффективно работать в этом направлении. Отрадно отмечать положительную динамику, но нельзя останавливаться на достигнутом. Борьба с коррупцией не разовая акция, а совместная системная работа в плотном сотрудничестве власти и общества, от результатов которой зависит и эффективность госуправления, и качество жизни граждан, и наличие комфортных условий для ведения бизнеса.

2014 год завершился, время подводить итоги работы органов власти. В ближайшее время министерства и ведомства будут отчитываться о результатах своей работы и планах на текущий год. Впервые итоговые коллегии пройдут в новом, открытом формате.

Помимо масштабных тяжеловесных отчетов, направляемых в Правительство, работу министерств и ведомств будет оценивать общество. Мало ведомству оценить само себя и опубликовать красивый стостраничный фолиант. Важно получить внешнюю независимую оценку достигнутых результатов или их отсутствия. Для этого Правительственная комиссия по координации деятельности Открытого правительства одобрила новый формат проведения самых значимых отчетных мероприятий для органов власти — итоговых коллегий.

По поручению премьер-министра Экспертный совет при Правительстве проанализировал практику проведения таких коллегий. Эксперты спросили и общественные советы, и Общественную палату и выяснили — формата, задающего минимальные рамки вовлечения общества в оценку результатов работы ведомства, нет. А вовлеченность — один из принципов Стандарта открытости, который внедряют в свою работу все подотчетные Правительству ведомства. Выходит, что, к примеру, общественный совет есть, а его оценки социально-экономических результатов министерства нет.

Чтобы изменить эту практику, саму логику «о себе либо хорошо, либо никак» разработаны методические указания по проведению итоговых коллегий. Это не жесткий свод правил. Это путеводитель по открытости коллегий.

Во-первых, это участие и представление оценки работы ведомства общественным советом, Общественной палатой, Экспертным советом при Правительстве и Счетной палатой. Такое представительство не позволит «замылить» острые вопросы. Если мы действительно развиваем институт общественного контроля, то обойтись без выступления на коллегии главы общественного совета — главного рупора и защитника интересов основных референтных групп — нельзя. Так же как и нельзя ссылаясь на «рабочие» вопросы уходить в так называемый закрытый режим. Поэтому члены Правкомиссии предложили руководителям ведомств в закрытую часть выносить только информацию с ограниченным доступом, относящуюся к гостайне. А для более детальной оценки отправлять итоговые доклады в профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации, представителям Российской академии наук — ведь именно она сейчас экспертно оценивает госпрограммы, целевые программы и даже программы региональные.

Во-вторых, сами коллегии должны проводиться в начале года, а не в летний сезон, когда уже бессмысленно планировать текущий год с учетом прозвучавшей критики, а впору составлять следующий фолиант.

В-третьих, итоговые отчеты нельзя придерживать до последнего, их следует публиковать заранее, чтобы и общественный совет обсудил, и регионы сделали выводы, и граждане оставили отзывы, а проблемные вопросы — выносить на обсуждение коллегии.

В-четвертых, зачастую годовой отчет ведомства представляет собой сложный документ с большим объемом цифр и замысловатых формулировок. Порой даже экспертам сложно разобраться в языке канцеляризмов, что уж говорить о простых гражданах, чья жизнь, здоровье, образование, безопасность зависят от работы того или иного ведомства. Поэтому эксперты рекомендуют в дополнение к сложным отчетам приводить простые и понятные презентации, графики, короткие записки, а руководителям министерства также делать публичную декларацию целей и задач — то есть выбирать значимые для общества приоритеты из множества подконтрольных ведомству тем. Свежий пример — антикризисный план Минкомсвязи. Пять слайдов — просто, понятно, доходчиво.

Еще один принцип Стандарта открытости — информационная открытость. Поэтому в методических указаниях рекомендуется вести онлайн-трансляцию коллегии, публиковать на сайте ведомства стенограмму, отчеты (в том числе общественного совета), сопроводительные материалы, визуализированные и сжатые пояснения. А по итогам проводить брифинг или пресс-подход для разъяснения оставшихся у журналистов вопросов.

Конечно, не стоит ждать, что завтра все откроются и заживут по-новому. Какие-то ведомства уже обкатали подобные форматы, другим это только предстоит. Главная задача — изменить вектор органов власти с закрытости, а чиновникам освоить психологию открытости.

Уважаемый Евгений Григорьевич!
Дорогой учитель!

Хорошо помню 98 год, когда счастливый случай представил мне возможность познакомиться и работать с Вами.
Тогда Вы работали в российском Правительстве министром по особым поручениям — министром без портфеля. А для нас, молодых и начинающих, были выдающимся экономистом, ученым, реформатором или просто «Глыбой». Поразительно, но для большинства сталкивающихся с Вами людей Вы органически становитесь партнером, соратником или учителем. Многие, зараженные вашим примером, пошли по вашим стопам в служении науке и государству. Вы показываете всем нам, как человек красит место, а не наоборот.

Для нас, Ваших учеников, Ваши порядочность, честность и неравнодушие являются морально-нравственным камертоном, служат примером того, как в самых сложных ситуациях просто определять грань между добром и злом.

В Ваши молодые 80 лет для всех без исключения членов Экспертного совета при Правительстве Вы являетесь источником неиссякаемой энергии, примером профессионализма и трудолюбия и, самое главное, — всегда добродушным, улыбающимся и жизнелюбивым одесситом, заряжающим позитивом друзей и соратников даже в самых грустных ситуациях.
Принципиальным служением своему делу Вы показываете, что значит быть настоящим патриотом России, радуясь ее достижениям и критикуя только во благо.

Дорогой Евгений Григорьевич, с юбилеем!
Желаю добра и здоровья Вам и Вашим близким, всегда «возобновляемой энергии»!

Всегда Ваш, М. Абызов.
Сегодня в Государственной думе в ходе отчета о работе Правительства Дмитрий Медведев отметил важность обеспечения открытости органов власти для граждан и бизнеса. Это действительно одно из приоритетных направлений в рамках совершенствования всей системы госуправления. Именно поэтому мы внедряем Стандарт открытости, задача которого — комплексно перестроить работу министерств и ведомств, «повернуть их лицом» к людям, обеспечить их подотчетность. Эта работа не будет проводиться в бюрократической логике: при оценке открытости будут проводиться опросы граждан, экспертов и референтных групп министерств. Причем круг респондентов будут определять социологи и эксперты, что обеспечит объективность, а для ведомств это станет серьезным дисциплинирующим фактором.

Информационная открытость, открытые данные, понятность, публичная декларация целей и задач и отчет об их исполнении, привлечение граждан и экспертов — все это базовые принципы и механизмы, повышающие эффективность доверие к власти. Экспертный совет при Правительстве стал важнейшей площадкой повышения качества принимаемых кабмином решений, заработал механизм прямой связи граждан и государства — «Российская общественная инициатива», на новых принципах заработали и показывают свою эффективность целый ряд общественных советов при органах власти.

Важным аспектом, который также затронул Дмитрий Медведев, является улучшение делового климата, а также обеспечение прозрачности и эффективности госрасходов и инвестиций. Под эгидой Открытого правительства внедряется система общественного контроля за инвестпрограммами естественных монополий, обязательным стал независимый публичный технологический и ценовой аудит крупных инвестпроектов с государственным участием. Так мы воплощаем в жизнь решения по обеспечению конкуренции, прозрачности и оптимизации бюджетных расходов. Крупнейшие госкомпании — ОАО «РЖД», «Русгидро», ФСК ЕЭС, ГК «Автодор» и другие проходят через эти процедуры, что само по себе является революционным шагом вперед. Такая работа при постоянном взаимодействии с отраслевым сообществом, с потребителями в открытом режиме — становится абсолютной нормой. Все это, включая также работу по обеспечению открытости и общественного контроля госзакупок — в рамках Контрактной системы, работы Экспертного совета при Правительстве как по этому направлению, так и предложений и аудита со стороны экспертов в сфере развития конкуренции, оптимизации контрольно-надзорных функций — являются важнейшими элементами улучшения бизнес климата в нашей стране.
Александр Петрович был одним из самых активных членов Экспертного совета при Правительстве, сердцем рабочей группы по социальной политике. Яркий и жизнерадостный человек, высочайший профессионал и замечательный друг — таким он был для близких и коллег.

Абсолютный трудоголик, он до последнего отдавал себя экономической науке и государственной службе. Будучи верным сторонником либеральных ценностей, он умел слушать и, главное, слышать людей самых разных взглядов. Его высочайшая квалификация как экономиста, многолетний опыт госслужбы, неоценимый вклад в проведенные реформы и непримиримая позиция «за все хорошее — против всего плохого» всегда задавали высокую планку для людей, работавших с ним.

Незаменимые люди есть, и таким был для нас Саша!

Самые искренние соболезнования родным и близким Александра Петровича.
Возможности Федеральной контрактной системы

На днях состоялась встреча Дмитрия Медведева с членами Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации по совершенствованию общественного контроля за государственными расходами, закупками и инвестициями. Что важно: всесторонний анализ нового механизма госзакупок – Федеральной контрактной системы – стал первым масштабным проектом, разработка и внедрение которого проходят при непосредственном участии экспертов. Усиление антикоррупционной составляющей, прозрачность ценообразования, контроль закупок на всех стадиях, поддержка малого и среднего бизнеса, подача информации о закупках в формате открытых данных – такие возможности дает новый закон. Он вступит в силу уже 1 января 2014 года.

Еще в конце 2012 года члены Экспертного совета, обсуждая основные направления Открытого правительства, определили одним из приоритетов повышение прозрачности в сфере госрасходов и, в частности, госзакупок. Была создана экспертная рабочая группа, в которую вошли представители бизнеса, гражданского общества, профильных общественных организаций, органов власти. В течение года она сопровождала разработку как самого закона о ФКС, так и нормативно-правовой базу для обеспечения эффективной работы новой системы.

Одной из ключевых задач здесь является синхронизация законодательства на федеральном и региональном уровнях, а также разработка административных регламентов и процедур закупок для федеральных органов исполнительной власти с учетом положений ФКС. Закупочные процедуры должны быть едиными и прозрачными в каждом субъекте Российской Федерации, а поставщикам будут обеспечены равные условия участия в аукционах при полной информационной открытости.

Напомню, запущен пилотный проект по апробации новой системы закупок в госкорпорации «Росатом», а также в шести регионах: Калужской, Вологодской, Новосибирскойобластях, в Татарстане, Башкирии и Красноярском крае.

Правительству предстоит принять 37 нормативно-правовых актов только на федеральном уровне. Еще больший пласт работы – доработка законодательства в регионах, чтобы ФКС с 1 января стартовала во всех субъектах федерации.

Для быстрого реагирования на проблемы в ходе реализации ФКС принято решение ежегодно проводить широкое экспертное обсуждение возникающих проблем с привлечением всех участников рынка. Здесь же будет учитываться успешный опыт по выявлению таких видов мошенничества как «слепые закупки». Напомню, весной под эгидой Открытого правительства был подготовлен доклад «Слепые закупки», где эксперты дали оценку ограничений конкуренции и доступа к участию в процедурах госзакупок, связанных с умышленным искажением информации. В ходе исследования на сайте госзакупок за 2012 год было обнаружено около 12 тыс. нарушений. Из них 662 закупки с признаками умышленного сокрытия информации и около 2,5 тыс. – искажения информации. Выявлено, что прямые нарушения составляют почти 900 млн рублей. Для предотвращения случаев искажения информации эксперты предложили принять серьезные меры по обеспечению доступности и корректного размещения информации о заказах, а также механизмы мониторинга и оповещения о нарушениях. Был опубликован антирейтинг заказчиков – лидеров по количествам «слепых» закупок, в том числе среди органов власти субъектов Российской Федерации, в которые в свою очередь был направлен официальный запрос о необходимости принять меры по выявленным нарушениям.

Именно поэтому особое внимание при разработке новой системы госзакупок эксперты уделили повышению информационной открытости закупок. Первое и основное условие -— раскрывается все: от планов закупок на год и обоснования цены до разбора жалоб поставщиков и просто наблюдателей. Без своевременного предоставления объективной информации невозможен эффективный общественный контроль и равные условия для участников рынка. Данное требование, в частности, заложено в Стандарте открытости для министерств и ведомств, который будет принят на правительственном уровне и обязателен к исполнению.

Второе — стандартизация всех процессов. Члены рабочей группы уже проделали большую работу в этом направлении: разработаны детальные положения о формировании планов закупок, о процедурах общественного обсуждения, об особенностях некоторых закупок (например, в случае ЧС или покупки предметов искусства музеями), о ведении реестра недобросовестных поставщиков и так далее.

Третье – максимальная автоматизация процессов и минимизация «человеческого фактора». В этом контексте немаловажное значение приобретает публикация министерствами и ведомствами открытых данных – то есть реестров, отчетов и другой информации в удобном машиночитаемом виде.

ФКС будет более комплексной, что одновременно означает — более сложной системой госзакупок. Наряду с внедрением механизмов государственно-частного партнерства, она позволит повсеместно заключать контракты жизненного цикла. Частный бизнес должен прийти на крупные стройки – точки роста национальной, а также региональных и муниципальных экономик. Закон дает новые возможности для антикоррупционного контроля, но вместе с ними, конечно, возникают риски появления новых «лазеек» для мошенничества.

Именно поэтому на первый план выходит общественный контроль, для осуществления которого новый закон дает беспрецедентные возможности. С внедрением ФКС и раскрытием массивов информации в сфере госзакупок требуется большая вовлеченность гражданского общества. Уже объединились и профессионально работают и органы власти, и эксперты, и представители заказчиков, и общественные организации --от Национальной ассоциации института закупок до «Роспила». По результатам исследований ВЦИОМ иSuperJOB проводимых под эгидой Открытого правительства более 80% россиян считают госзакупки так или иначе непрозрачными. Но более важно, что 55% готовы их контролировать. Именно поэтому эксперты предложили, а участники прошедшего совещания у премьера согласились разработать предложения по развитию системы институтов общественного контроля и экспертного сопровождения госзакупок, госрасходов и госинвестиций. Вплоть до материального стимулирования – грантов для НКО на ведение качественного мониторинга.

А закупки свыше 1 млрд рублей должны рассматриваться, что называется, под лупой. По данным Счетной палаты, 70% объектов таких заказов закупаются у единственного поставщика!

Подрядчики таких контрактов (а на региональном уровне порог – 100 млн рублей) будут обязаны раскрывать своих бенефициаров. Для закупок свыше 1 млрд рублей публичное общественное обсуждение обязательно.

Впрочем, стоимость заказов – не единственный критерий. В действующих и готовящихся к принятию нормативно-правовых актах будет реализованы возможности для учета всех замечаний, жалоб, мнений о закупках -— то есть предусмотрена эффективная обратная связь.

И, конечно, крайне необходимо повышение квалификации кадрового состава и разработка стандартов работы закупщиков. Кстати, речь идет не только о стандартах для органов власти, но и для компаний с госучастием. Поэтому государству на данном этапе важно обеспечить мониторинг закупок независимыми экспертами и гражданским сообществом, а также прозрачность госрасходов на всех уровнях.


Более того, будет разработана система показателей эффективности госзакупок министерств и ведомств. По результатам анализа уже в следующем году будет составлен рейтинг лучших и худших, в том числе и по уровню конкуренции.


Подобная масштабная работа, возможно, потребует появления специализированного ведомственного органа, который будет заниматься разработкой регламентов, администрированием процедур госзакупок, оценкой адекватности стоимости, а также иметь контрольные функции по реализации системы закупок. Еще одна его потенциальная задача – проведение наиболее крупных и сложных закупок. Необходимость создания такого госоргана эксперты обсудят на площадке Открытого правительства до конца года. Подчеркну, создание единого органа -— это не разрастание бюрократии, а, наоборот, ее оптимизация. Повышение качества закупок, допуск со стороны расширенного числа поставщиков, информационная открытость, общественный контроль – эти меры, по оценкам экспертов Высшей школы экономики, только в первый год могут сэкономить государству до 700 млрдрублей – это около 1 % ВВП России. А в дальнейшем эта цифра может достигнуть 1 трлн.

Очевидно, модернизация системы госзакупок – длительный процесс. С вступлением в силу ФКС моментальных результатов не будет. Важно, что государство фактически дает максимальные возможности для общественного контроля за госзакупками. И на встрече с Экспертным советом Председатель Правительства Дмитрий Медведев этот запрос от имени государства к обществу четко сформулировал.
Председатель Правительства Дмитрий Медведев и я как министр, ответственный за работу системы «Открытое правительство», высоко оцениваем вклад Сергея Гуриева в работу и Экспертного совета при Правительстве РФ, и Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства, членом которой он также является. Его высоко профессиональная экспертная поддержка и активная, неравнодушная гражданская позиция всегда помогают вырабатывать сбалансированные решения по самым сложным вопросам, обсуждаемым в формате Открытого правительства.

Именно такая работа представителей экспертного сообщества крайне важна и необходима Правительству РФ. Я уверен в продолжении нашего сотрудничества с Сергеем Гуриевым несмотря на решение, будет ли он формально оставаться членом Экспертного совета и Правительственной комиссии, или нет. Мы обсудим с ним это в ближайшее время. Для меня лично он остается близким товарищем и единомышленником, что гораздо важнее, чем формальные статусы.
Уважаемый Алексей Алексеевич,

С интересом прочитал Ваш пост на сайте «Эхо Москвы». Хорошо, что тематика открытых данных вызывает большое внимание и интерес, особенно учитывая, что потенциал реализации концепции открытых государственных данных действительно огромен как для бизнеса, так и для общества. Концепция открытых данных — это фундамент построения системы Открытого правительства.

Хотел бы ответить на высказанный Вами скепсис, отметив ряд важных обстоятельств и шагов, демонстрирующих практическое воплощение того, о чем я говорил, в том числе в эфире Вашей радиостанции.

На прошлой неделе (6 марта) состоялось первое заседание Совета по открытым данным, созданного при Правительственной комиссии по координации деятельности открытого правительства. На заседании были рассмотрены первые пакеты данных для раскрытия федеральными органами исполнительной власти, с учетом результатов их рейтингового голосования, проводимого на сайте «Эхо Москвы». Пятерка лидеров голосования определена Советом как первоочередная к раскрытию, запросы на предоставление этих баз данных направлены в соответствующие министерства и ведомства. Все желающие могут ознакомиться с протоколом того заседания.

Хочу отметить, что я и мои коллеги по кабинету министров руководствуются в своей работе принципами открытости и активно взаимодействуют с экспертами и представителями гражданского общества. Деятельность в формате Открытого правительства рассматривается ими в качестве одного из приоритетов, и уверен, что они качественно исполнят решения Совета при Правительственной комиссии. Также напомню, что необходимость предоставления информации органами власти в формате открытых данных является важной составляющей Указа Президента России, Поручений Председателя Правительства России, а также одним из ключевых приоритетов в рамках недавно утвержденных Основных направлениях деятельности Правительства России на период до 2018 года.

Безусловно, будет подготовительный этап — ведомства сначала должны проанализировать процедуры сбора и обработки запрошенных данных, их наличие в машиночитаемом виде, соблюдение законодательства о защите персональных данных и государственной тайне перед их раскрытием. При этом, формат Открытого правительства подразумевает, что результаты раскрытия информации будут публично обсуждаться на Правительственной комиссии, членами которой являются не только министры, но и члены Экспертного совета при Правительстве, представители общественных организаций и бизнеса, что обеспечивает объективность дискуссии.

Уважаемый Алексей Алексеевич! Хотел бы еще обратить Ваше внимание, что возможностью и правом запроса обладают члены Общественных советов при министерствах и ведомствах, но не пользуются им. Вы являетесь членом нескольких Общественных советов: при Министерстве образования и науки России, Министерстве культуры России, ГУВД Москвы. Вы могли бы отправить запрос, к примеру, Минобрнауки на предоставление данных о результатах ЕГЭ — это очень эффективный механизм в действительности.

В этой связи хочу подчеркнуть, что в рамках всей деятельности по раскрытию государственных данных, контролю за их качеством и своевременностью предоставления, мы не получим желаемого результата без активной позиции и запроса на это со стороны гражданского общества.

Призываю Вас и дальше выдвигать претензии и критиковать власть — объективно и обоснованно, давать советы, рекомендации и предложения — это действительно важно. Но, одновременно, запасайтесь терпением. Работа по построению системы Открытого правительства и раскрытию государственных данных, в том числе в высокотехнологичном, машиночитаемом виде — это длинный и сложный путь, который мы сможем пройти только вместе.

Всегда готовый к открытому диалогу,
Михаил Абызов

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире